регистрация / вход

История смертной казни как высшей меры наказания в России

Место и значение смертной казни как высшей меры в истории уголовных наказаний на разных этапах развития России; анализ факторов, обусловливающих ее происхождение. Современное понятие и правовые основы ее применения, назначения, исполнения и помилования.

Красноярский филиал негосударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский Гуманитарный университет профсоюзов»

Специальность 030501.65

«Юриспруденция»

Дисциплина: История отечественного государства и права

Контрольная работа

Тема: История смертной казни как высшей меры наказания в России

Красноярск 2010


Содержание

Введение

Происхождение и понятие смертной казни

Признаки смертной казни

Русская Правда и смертная казнь

Правовые акты в период феодальной раздробленности

Смертная казнь в период формирования централизованного государства и сословно-представительной монархии в России

Смертная казнь в период становления абсолютизма

Смертная казнь в период расцвета абсолютизма

Высшая мера наказания в условиях кризиса феодально-крепостнической системы

Высшая мера наказания в условиях перехода к буржуазной монархии и буржуазно-демократической республике

Смертная казнь в истории советского государства и права

Позиции применения смертной казни после распада СССР

Отмена смертной казни. «За» и «против»

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Актуальность темы исследования, представленной в контрольной работе. Лишение жизни человека, преступившего определенные нормы (например, обычай кровной мести), известно задолго до возникновения государства. Вместе с тем вся история уголовного права, за исключением отдельных периодов, свидетельствует о тенденции к ограничению его применения. В настоящий период есть государства, отказавшиеся от смертной казни, и есть страны, довольно активно ее применяющие. В тех и других не утихают споры между ее противниками и сторонниками.

Особенно остро данный вопрос стоит в современной России. Растет уровень преступности, в том числе и тяжкой насильственной. Однако смертная казнь, сохраняя свои законодательные (уголовно-правовые) позиции, тем не менее, не применяется.

Имея объективную основу своего происхождении, смертная казнь уже на ранних этапах эволюции государственных систем стала наиболее целесообразной мерой наказания преступников со стороны власти, действовавшей с позиции права силы. Поэтому отмена смертной казни, также как ее возникновение и применение, имеет объективную, закономерную основу и связана не только с уровнем развития правового мышления, но и с общим уровнем развития культуры общества в целом, формирующегося на всем протяжении истории государства.

Цель исследования - научно определить место и значение смертной казни как высшей меры в истории уголовных наказаний на каждом этапе развития нашей страны, разобраться в вопросе отмены или применения смертной казни.

В соответствии с названной целью ставились и решались следующие задачи:

- проанализировать факторы, обусловливающие происхождение смертной казни;

- исследовать эволюцию смертной казни в России;

- определить современное понятие смертной казни и возможности ее использования в качестве средства достижения целей уголовного наказания;

- установить пределы применения смертной казни;

- исследовать правовые основы применения смертной казни, включая вопросы ее назначения и исполнения, а также помилования осужденных;

- дать оценку основным аргументам дискуссии о смертной казни;

Объект и предмет исследования. Объектом исследования, представленного в контрольной работе выступает собственно смертная казнь как высшая мера наказания в истории России.

Предметом исследования являются нормы уголовного и уголовно-исполнительного законодательства о смертной казни, их содержание и тенденции развития, а также направления совершенствования.

В контрольной работе были использованы самые разнообразные источники. Среди них акты российского законодательства: Русская Правда, Псковская Судная грамота, Судебники 1497 и 1950 гг., Соборное Уложение 1649 г., Уголовные кодексы 1933, 1926, 1960, 1997, 2010 гг., постановления и декреты высших органов Советского и Российского государства, и многие другие важнейшие нормативные акты.

Теоретическую базу исследования составили труды, содержащие концептуальные положения общей теории уголовного наказания (СИ. Дементьев, С.Н. Викторский, М.А. Ефимов, И.И. Карпец, М.Н. Гернет, Н.П. Загоскин, А.С. Михлин, С.Г. Келина, А.Ф. Кистяковский, А. Малиновский, З.М. Черниловский и другие).


Происхождение и понятие смертной казни

Происхождение смертной казни тесно связано с происхождением уголовного наказания как такового, которое, по справедливому замечанию А. Принса, «... при самом своем возникновении не носит теоретического характера; оно не есть искусственное создание ума, даже не включает в себя какого-либо презрения к осужденному; в существе своем оно объективно»[1] . Сама же смертная казнь при этом понимается как наказание, «...состоящее в отнятии различными способами жизни у лица, совершившего преступление»[2] . Изначально уголовное наказание олицетворялось именно со смертной казнью. Поэтому возникновение наказания и возникновение смертной казни как государственных институтов по сути своей - один и тот же вопрос. А.Ф. Кистяковский писал о том, что общегосударственная власть получила смертную казнь в качестве готового и вполне выработанного учреждения, в виде кровной мести («убийства в отмщение»)[3] . Возможно, именно исходя из данной позиции рассмотрение обычая кровной мести как истока смертной казни стало аксиомой, и вопрос в последующем переключился в плоскость доказывания повсеместной распространенности данного обычая в эпоху господства родовых отношений[4]

Длительное существование кровной мести, а также ее повсеместное распространение «объясняется необходимостью защищать свободу, жизнь и имущество»[5] . Другого способа защиты от преступных посягательств не существовало достаточно долго. При этом такого рода месть длительное время «стояла на страже» выполнения высокого нравственного и религиозного долга, «забвение которого порождало изгнание из рода, и, наоборот, месть влекла за собой общий почет»[6]

Изначально причинение смерти лицу, виновному в совершении преступления, находилось в полном ведении непосредственно потерпевшего, а кровная месть вполне обоснованно сегодня отождествляется со смертной казнью как видом уголовного наказания. Правовая регламентация смертной казни в российском государстве, назначение которой становилось полной прерогативой власти, связывается с развитием всей правовой системы Древней Руси в целом. Так, в одном из начальных законодательных актов нашего государства, Русской Правде, содержится первое упоминание об отмене кровной мести. «После смерти Ярослава съехались сыновья его Изяслав, Святослав, Всеволод и мужи их... и отменили мщение смертью за убийство, и установили выкуп»[7] . С этого момента причинение смерти в рамках возмещения ущерба за совершенное преступление принимало все более «цивилизованный» вид, в дальнейшем приобретя статус смертной казни, как не только одного из самостоятельных, но и наиболее часто применяемых видов уголовного наказания. Более того, как показывает анализ литературы юридического и исторического характера, смертная казнь и наказание фактически обозначали одно и то же явление, длительное время оставаясь тождественными понятиями.

Признаки смертной казни

Первым признаком смертной казни является то, что она является наказанием. Сущностью любого наказания является кара. Кара представляет собой либо лишение или уменьшение прав или интересов человека, либо введение особого порядка их осуществления, либо установление обязанностей, которые обусловлены наказанием и которые не возлагаются на других граждан. А.С. Михлин пишет, что в «смертной казни кара проявляется в максимальной степени. У осужденного отнимается самое дорогое, что есть у человека, — жизнь»[8] . Это верно. Однако наказание, следуя простому здравому смыслу, должно предполагать последующее исправление преступника. Но смертная казнь как раз и лишает человека последнего шанса на исправление. В этом коренное отличие смертной казни от обычного наказания. Поэтому в случае применения смертной казни надо говорить не о применении наказания, а о каре, лишении человека жизни с точки зрения существующего права. В связи с этим в смертной казни можно различить два элемента кары: физический элемент — лишение человека жизни путем насилия над ним и психический элемент — лишение человека надежды, мрачное и безвыходное положение его судьбы, причем нравственная пытка несравнима с самим актом физического насилия, совершаемого ради лишения жизни.

Однако право не развивается из первоначальных инстинктов и природы чувств. Государство должно исходить из объективных потребностей общества и искать равновесный подход к проблеме преступления и наказания, чтобы обеспечить безопасное проживание своих граждан, которые должны быть уверены, что их жизнь и достоинство будут защищены государством. Нередко сторонники полной отмены смертной казни в РФ говорят о праве на жизнь приговоренного к смерти преступника, забывая о таком же праве их жертвы. В юридической терминологии данная особенность смертной казни выражается термином «высшая мера наказания», т. е. самая суровая.

Второй отличительный признак смертной казни заключается в том, что смертная казнь, как и всякое наказание, является принуждением и применяется, как правило, вопреки желанию осужденного и только от имени государства.

Третий отличительный признак смертной казни — она применяется только по приговору суда.

Четвертый признак — смертная казнь может быть назначена только за преступление, предусмотренное уголовным кодексом[9] .. Современный Уголовный кодекс РФ приблизился к истинному пониманию преступления, за которое может назначаться смертная казнь, а именно: за умышленное убийство и преступления, связанные с посягательством на жизнь человека. Господство «государственной школы» в уголовном праве России приводило к тому, что смертная казнь выносилась прежде всего за государственные преступления, высшая мера наказания защищала государственные интересы, но не жизнь человека, тогда как объективным свойством высшей меры наказания, согласно ее происхождению, является защита жизни человека путем кары преступника за совершение убийства.

Пятый признак смертной казни применительно не только к современному, но и к советскому законодательству — временная мера[10] . Смертная казнь всегда рассматривалась как временная мера до ее окончательной отмены в законодательстве. Это проявлялось в том, что высшая мера наказания не включалась в общий перечень уголовных наказаний и выделялась отдельно, тем самым подчеркивалась исключительность и временность этого наказания. В Конституции РФ (ч. 2 ст. 20) подчеркивается, что «смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни...»[11] .

Шестой признак — исключительность этой меры наказания. Исключительность смертной казни определяется прежде всего тем, что она является временной мерой, но самым суровым наказанием, связанным с лишением жизни преступника.

Седьмой признак связан с целями, которые преследует данное наказание. Единственный смысл, который можно усмотреть в применении смертной казни — это кара преступника и устрашение от совершения преступлений. Эффективность превенции находится в непосредственной зависимости от основной цели введения смертной казни в законодательстве — защиты жизни человека.

Русская Правда и смертная казнь

Русская Правда — нормативно-правовой акт, принятый Ярославом (1016—1054) и его сыновьями, в какой-то мере отразил отношение русских князей к смертной казни. Прежде всего, узаконивается обычай кровной мести — древнейшая форма смертной казни. Это указывает на силу и распространенность обычаев кровной мести у восточных славян в этот период времени. Поэтому законодатели, безусловно, не могли игнорировать этот факт. По Русской Правде (краткая редакция), статья 1 санкционирует обычай кровной мести, и он становится нормой обычного права. Вместе с тем эта статья строго ограничивает круг родственников, имеющих право мстить:

«Убъеть мужъ мужа, то мьстить брату брата, или сынови отца, либо отцю сына, или брату чаду, любо сестрину сынови»[12]

Окончательная отмена кровной мести была совершена сыновьями Ярослава Владимировича на межкняжеском съезде при участии старших дружинников их. Они отменили смертную казнь, установив денежный выкуп. Денежные выкупы за убийство — виры устанавливались двух размеров: одинарная — 40 гривен и двойная — 80 гривен, смотря по общественному положению убитого.

Укрепление великокняжеской власти в раннефеодальном государстве Киевская Русь, закрепление основ феодального права в Русской Правде привело и к дифференцированной защищенности. Величина штрафа зависела от статуса убитого. За убийство высших представителей великокняжеской администрации — княжьего мужа, княжеского тиуна, огнищанина или конюшего платилась двойная вира (80 гривен — ст. 1, 12 Пространной редакции).

Высшей мерой наказания по Русской Правде (Пространной редакции) был «поток и разграбление». Такое наказание следовало по статье 7 за совершение умышленного убийства в разбое, по статье 35 за конокрадство и по статье 83 за поджог[13] . Как видно, высшая мера наказания защищала имущество или назначалась по совокупности преступлений — разбой, сопряженный с убийством.

Таким образом, отсутствие смертной казни в перечне наказаний по Русской Правде юридически означает ее законодательную отмену. Об этом пишет и профессор Р.Л. Хачатуров[14] . Однако это вовсе не означало, что смертную казнь не применяли.Во-первых, она применялась князьями по Градским законам. Об этом свидетельствуют многочисленные факты. Например, под 1069 г. в летописи указано, что Изяслав, овладев Киевом, послал туда сына своего Мстислава, который предал смерти 70 человек[15] . В 1071 г. в Новгороде был казнен волхв (зарублен без суда князем Глебом Святославичем на глазах всего народа) за публичное порицание веры Христовой и за причинение мятежа[16] . Правда, Н.П. Загоскин считает, что эти случаи нельзя рассматривать как наказание в юридическом смысле[17] .


Правовые акты в период феодальной раздробленности

Двинская уставная грамота является первым отечественным правовым актом, содержащим норму о смертной казни, текст которой сохранился и дошел до нас. Смертная казнь была введена князем Владимиром в 996 г. за разбой, о чем свидетельствует Повесть временных лет. Поэтому правильнее было бы говорить, что Двинская уставная грамота скорее законодательно установила смертную казнь за новый состав преступления, а именно за кражу, причем был указан и конкретный способ ее совершения (через повешение). Следует также упомянуть, что единой датировки у исследователей Двинской уставной грамоты (ДУГ) не существует.

Смертная казнь вводилась за совершение кражи в третий раз. Это дало повод многим исследователям смертной казни в истории Древнерусского государства и права говорить о том, что смертная казнь противна русскому правосознанию, что законодатель исходил из повышенной общественной опасности преступника (татя), который может совершить кражу и в четвертый раз, не придавая должного значения такому опасному преступному деянию, каким является разбой.

Например, С.К. Викторский пишет: «...Применение смертной казни к виновным именно в повторных кражах, к лихим людям, а не к иным преступникам имело, кажется, еще одно печальное последствие: оно способствовало постепенному примирению населения со смертной казнью, до того времени противной его правосознанию»[18]

Действительно, даже в Псковской Судной грамоте, которая, значительно расширяет случаи применения смертной казни по сравнению с Двинской уставной грамотой, смертная казнь за разбой не предусматривается. Псковская Судная грамота считает наиболее опасными преступлениями и устанавливает смертную казнь за воровство в церкви, конокрадство, государственную измену, поджоги (ст. 7), кражу, совершенную в посаде в третий раз (ст. 8)[19] .

Смертная казнь в период формирования централизованного государства и сословно-представительной монархии в России

В конце XV — начале XVI в. Русское государство вступает в пору своей централизации. Центром объединения русских земель и княжеств была Москва. Поэтому одна из первоочередных задач, стоявших перед центральной властью в этот период, — распространение юрисдикции Великого князя на всю территорию централизованного государства. В этой связи в Судебнике 1497 г. особое внимание законодателем уделяется государственным преступлениям, могущим подорвать единство государственной власти и государственную безопасность. В Судебнике впервые в русском уголовном праве вводится специальное обозначение - «ведомый лихой человек», т. е. человек, совершивший повторное преступление, наиболее опасное с точки зрения государственной власти (лихое дело). Это понятие становится важнейшим при определении наказания в виде смертной казни.

Судебник 1497 г., наряду с подтверждением смертной казни «кромьскому татю» (церковному вору) и зажигальнику, вводит смертный приговор «государственному убойце» и «коромольнику» (ст. 9). Смертная казнь предусматривается по статье 11 за повторную кражу. Статья 13 подтверждает, что ведомому лихому грозит смертная казнь, если свидетели докажут (5—6 человек), что он «ведомый лихой».

Особенно усилилась репрессивная уголовная политика во второй половине XVI в. Общепринято рассматривать этот непростой для русской государственности период под углом зрения личных качеств И. Грозного.

Часть исследователей (особенно досоветского периода) ограничивались лишь констатацией наличия смертной казни в Судебнике 1550 г. и последующих указах царя, другие же ученые основной фактор «мрачной эпохи» видели в личностных качествах И. Грозного, его стремлении к единовластию. Например, О. Ф. Шишов, характеризуя правление И. Грозного, приводит высказывание С.М. Степняка-Кравчинского, что «этот бешеный зверь, И. Грозный превратил свое царствование в подлинную оргию жестокости, убийств и похоти»[20] . В.А. Рогов отмечает, что, «получив согласие на опричное понимание закона, Иван IV по-своему стал трактовать и уголовно-правовую теорию. И вновь мы отмечаем влияние личных качеств царя»[21] .

Воцарение на престол Ивана IV, который впервые торжественно венчался в 1547 г. в Успенском соборе, ознаменовало важные изменения в правовых институтах. Формально основные нормы, предусматривающие смертную казнь, остались почти без изменений. По Судебнику 1550 г. смертная казнь назначалась в следующих случаях: за первую кражу, если вор пойман с поличным или под пыткой признается в содеянном; за вторую кражу и второе мошенничество, если опять-таки преступник признается; за душегубство, разбой, ябедничество или иное «лихое дело», если преступник «ведомый лихой»; за государственную измену, церковную кражу, поджог, если преступник «ведомый лихой»[22]

Для организации розыскного процесса по распоряжению Ивана Грозного был учрежден Разбойный Приказ, который представлял собой высшую инстанцию уголовного суда и следствия и которому были подведомственны в производстве наиболее тяжкие, с точки зрения законодателя, преступления.

Толкование статей, регламентирующих пытку и предусматривающих казнь разбойника, позволяет сделать следующие выводы:

1. Однозначно следовала смертная казнь в случае признания с пытки или без пытки в совершении разбоя или обликованных по обыску.

2. Основанием применения смертной казни по обыску являлось: поличное или устное обвинение по обыску в разбое или если по обыску их назовут лихими людьми.

3. По основаниям осуждения на смертную казнь лицо, совершившее разбой, впервые приравнивалось к «ведомому лихому человеку» (профессиональному преступнику).

Таким образом, при Грозном завершилось оформление инквизиционной системы судопроизводства, которая носит еще название розыска или сыска. В последующих указах он продолжает политику развития инквизиционного процесса в деятельность судебных органов власти и вводит применение смертной казни за посул должностным лицам.

Борис Годунов (1598-1605) при восшествии на престол обещал царствовать без казней. Даже в самые критические моменты своего царствования Борис не прибегал к погромам, кровопролитию и казням. Например, братьев Романовых обвинили в тягчайшем государственном преступлении – покушении на жизнь царя. За такое преступление предусматривалась только одна мера наказания – смертная казнь. Однако по решению Годунова их всего лишь заточили в отдаленный монастырь.

В царствование Алексея Михайловича в 1649 г. был принят первый в истории России систематизированный свод законов. У исследователей Соборного Уложения сложилось стойкое мнение, что смертная казнь по Уложению стоит во главе всех наказаний.

Смертная казнь в период становления абсолютизма

Уголовная политика Петра I (1696—1725) продолжала традиции самодержавной власти царя Алексея Михайловича по защите основ абсолютизма в России. Укрепление государства — становится основной целью монарха.

Законодательные акты Петровской эпохи, как правило, ужесточали, расширяли и конкретизировали уголовные репрессии, предусмотренные Соборным Уложением 1649 г. По подсчетам исследователей, за время царствования Петра I было издано 392 законодательных акта уголовно-правового характера. Среди них крупнейшим нормативным уголовно-правовым актив был «Артикул воинской с кратким толкованием» 1715 г., который в основном определил дальнейшее оформление уголовного права в качестве самостоятельной отрасли. Этот нормативно-правовой акт содержит наибольшее количество санкций с указанием на смертную казнь в истории отечественного государства и права.

Смертная казнь в период расцвета абсолютизма

В начальный период царствования Елизаветы существовала смертная казнь, подтвержденная указами, за ряд государственных преступлений. По указу от 13 марта 1742 г. смертная казнь угрожала «перебежчикам в Швецию»[23] ; по именному указу от 11 декабря 1742 г. — взяточникам, «ежели кто хотя в малом в чем обличен будет, тот бы не надеялся ни на какие свои заслуги, ибо, яко вредитель Государственных правъ и народной разоритель, по суду казнен будет смертию»[24]

Приостановление исполнения смертной казни Елизаветой Петровной, по сути дела, объявление моратория, исследователи называют с сенатским указом от 7 мая 1744 г. Данный указ утверждение смертных приговоров ставил в зависимость от усмотрения Сената, но не отменял исполнение смертной казни.

При Екатерине, в противоположность елизаветинскому времени, приведение смертных приговоров в исполнение стояло в прямой зависимости не от продолжения действия елизаветинского указа, а от усмотрения Екатерины, от ее взгляда на современное преступление.

При Александре I (1801—1825) была предпринята еще одна попытка создания Уголовного уложения. Проект 1813 г., который и не был утвержден, был очень щедр на казни. Он предусматривал смертную казнь за следующие преступления:

1) против веры — богохуление (повешение); 2) за государственные преступления, а именно: а) различные злоумышления против жизни и здравия государя и особы его фамилии (повешение, а для пособников — отсечение головы), б) злоумышления на ниспровержение верховной власти, против целости государства и поднятие оружия против отечества (повешение), в) измену в виде сдачи неприятелю города, запасов (обезглавливание), г) сообщение государственных тайн (обезглавливание); 3) против порядка управления 4 освобождение преступников из тюрьмы при посредстве взлома (обезглавливание); 4) против жизни — отцеубийство (казнь без определения степени); 5) против собственности: а) поджог, осложненный опустошением, убийством или намерением произвести бунт и б) разбой, соединенный с поджогом или убийством[25] . Законопроект был представлен в 1824 г. на утверждение Государственного Совета и был провален. Предрешило судьбу проекта то, что возрождение смертной казни в том виде, в каком она была представлена в Уложении, означало бы отход от заветов его бабки, Екатерины П (после восшествия на престол Александр I обещал править по ее заветам). Однако смертная казнь в царствование Александра I оставалась по указу от 27 января 1812 г. за тяжкие преступления, совершенные во время войны, но только воинским чинам.


Высшая мера наказания в условиях кризиса феодально-крепостнической системы

Начало царствования Николая I (1825-1855) ознаменовалось новыми казнями.

Николай I пытался выставить себя убежденным противников смертной казни, чем ввел в заблуждение общественность и относительно ее применения к декабристам. И.А. Кошелев отмечал, что «никто не ожидал смертной казни. Во все царствование Александра I не было ни одной смертной казни, и ее считали вполне отмененною»[26] .

Власть в лице Николая I проводила разграничение ответственности для лиц, причастных к преступлению, караемому смертной казнью, и, в частности, родственников декабристов, не участвовавших в тайных организациях. Объективное вменение, как и заложничество – эти элементы системы российского права были неизбежными спутниками правоприменительной практики. Особенно часто такая мера применялась в отношении родственников приговоренных к смертной казни. Не случайно Николай I, желая показать, что его гнев на родственников осужденных декабристов не распространяется уже на второй день после казни П.И. Пестеля его младшему брату В.И. Пестелю присвоил чин флигель-адъютанта.

Согласно ст. 17 Свода законов смертная казнь была определена в 3-ех случаях: 1) за злоупотребления против императора и членов его семьи. 2) за карантинные преступления – по приговору воинских судов 3) за воинские преступления – по Полевому Уголовному уложению. За иные преступления – смертная казнь сохранялась в закамуфлированном виде – т.к. не были отменены телесные наказания.


Высшая мера наказания в условиях перехода к буржуазной монархии и буржуазно-демократической республике

В царствование Александра II (1855-1881) и Александра III (1881-1896) отмечается увеличение числа совершаемых государственных преступлений и, соответственно, смертных казней. Ужесточение уголовно-правовой политики было связано с деятельностью народнических организаций.

Смертная казнь в отношении политических преступников обыкновенно совершалась через повешение. Казнь совершалась публично.

В годы первой русской революции действовал Свод законов Российской империи, изданный (15 томов) в 1832 г., и с некоторыми изменениями его нормы действовали до Февральской революции 1917 г. На основании Свода законов разрабатывались уголовные Уложения – 1845 г. И 1903 г. Согласно Уголовному уложению 1903 г. смертная казнь устанавливалась преимущественно за совершение особо опасных государственных преступлений (ст.99-101, 105, 108)[27] . Важнейшими государственными преступлениями считались злоумышления на жизнь, свободу и верховные права императора, императрицы и других особ императорского дома (ст.99), та же кара грозила и за посягательство на жизнь членов императорского дома (ст.105); бунт, т.е. восстание скопом и заговором против верховной власти. Если же по каким-либо причинам они их не реализовывали, то смертная казнь должна была заменяться другими наказаниями (ст.102). По ст. 108 предусматривалась смертная казнь за государственную измену, т.е. «способствование или благоприятствование неприятелю в его военных или иных враждебных против России действиях».

Законодательство начала XX в. было более-менее цивилизованным и не могло служить применению репрессий и террора. Основанием для злоупотреблений государственной власти, массового террора и смертных казней стала последующая политика правительства. К июлю 1905 г., когда революционная обстановка в некоторых регионах стала накаляться, правительство прибегло к использованию чрезвычайного законодательства. Со времени объявления военного положения военным судом автоматически стали подсудны политические преступления. Кроме того, высшая административная власть получила право передавать на рассмотрение военного суда отдельные дела о любых уголовных преступлениях для осуждения виновных по законам военного времени.

Приговоренных к смертной казни в период с 1905 по 1908 г. Было так много, что органы исполнения наказания не справлялись с такой «нагрузкой» и приговоренных к смерти далеко не всегда расстреливали в положенный срок, что увеличивало их страдания.

Военно-полевые суды активно работали до 20 апреля 1907 г. После этого волна приговоренных к высшей мере наказания несколько спала. Это давало возможность властям вновь вернуться к законному исполнению смертной казни через повешение, без замены на расстрел.

В прекращении деятельности военных судов была заслуга и второй Государственной думы. Когда оттуда правительству был подан запрос о законе 20 августа 1906 г., было понятно, что если этот указ будет внесен на рассмотрение думы – он будет отменен. Поэтому указ не был внесен и автоматически потерял юридическую силу. Это, однако, не означало, что казни прекратились. По-прежнему действовали военно-окружные суды. По официальным данным обоими этими установлениями в период с 1095 по март 1909 г. Было приговорено к смертной казни 4797, а повешено и расстреляно 2353 человека[28] . По данным Г. Филатова, с 1905 по 1908 г. Количество приговоренных к смертной казни достигло 2239 человек.[29] Если даже использовать официальную статистику, то получается в среднем 995 казней в год. До этого число казненных за 80 лет с 1826 по 1906 г. (как на то указывает А.И. Солженицын) составляло 984 человека, т.е. по 11 казней в год. Таким образом, столыпинский режим приучал общество к массовым казням.

Смертная казнь в истории советского государства и права

В результате Октябрьской революции 1917 г. в Петрограде к власти в России пришли большевики. Применение новой властью репрессивных мер, в том числе и смертной казни, органично вытекало из идеи большевистской теории — образования принципиально иного пролетарского государства. Эта идея разрабатывалась и последовательно отстаивалась В. И. Лениным.

16 (3) июня 1918 г. Наркомюст РСФСР принял постановление, наделявшее революционные трибуналы чрезвычайными полномочиями. Смертная казнь вводилась по приговорам ревтрибуналов. Трибуналам (согласно декрету СНК РСФСР от 4 мая 1918 г.)[30] были подсудны дела о контрреволюционных преступлениях.

Большевики отстаивали свою позицию о введении смертной казни на V Всероссийском съезде Советов, проходившем с 4 по 10 июля 1918 г. Оппонентами большевиков выступили левые эсеры по главе с М.А. Спиридоновой. От представителей власти в защиту смертной казни выступили большевики – Председатель ВЦИК Я.М. Свердлов и Председатель СНК В.И. Ленин. Разногласия между большевиками и левыми эсерами заключались в том, что эсеры не возражали против расстрелов ВЧК, но были против введения смертной казни.

Заработали две системы расправы – органы ВЧК, которые по-прежнему занимались террором, и система ревтрибуналов, которые могли приговаривать к смертной казни после судебного разбирательства. Но деятельность трибуналов по своей репрессивности не шла ни в какое сравнение с широкомасштабным террором ВЧК.

За девять месяцев (июнь 1918 – февраль 1919 гг.), по данным Л.М. Спирина, на территории 23 губерний чрезвычайные комиссии расстреляли 5496 человек, в том числе 800 уголовников[31] .

В двадцатые годы, после разгрома внутренней организованной оппозиции, введения нэпа опосредованно способствовало и укреплению основ законности, в то же время отход от основных принципов нэпа приводил к введению командно-административных методов управления и усилению репрессий. Это наглядно видно по официальным данным о количестве осужденных, в том числе и к высшей мере наказания:

1924 г. – осужденных – 12425,

к высшей мере наказания – 2550

1925 г. – осужденных – 15995

к высшей мере наказания - 2433

1926 г. – осужденных – 17804,

к высшей мере наказания - 990

1927 г. – осужденных – 26036,

к высшей мере наказания - 2363

1928 г. – осужденных – 33757,

к высшей мере наказания – 869

1929 г. – осужденных – 56220,

к высшей мере наказания - 2109

Из приведенных данных видно, что количество осужденных росло ежегодно, но количество приговоренных к высшей мере наказания менялось каждый год. Это в большей мере объясняется тем, что в 1926 г. была разгромлена правотроцкистская оппозиция и Сталин занял лидирующее положение в партии.

Смертная казнь в период сталинского террора, как высшая мера наказания, потеряла свои правовые свойства, истинное правовое значение и предназначение - применение ее за особо опасные для личности и государства преступления в строгом соответствии с законом, по суду. Расстрелы в этот период служили прежде всего политическим интересам – уничтожению политической оппозиции Сталину и укреплению личной власти в государстве. В результате был развязан террор против народа.

С началом Великой Отечественной войны в репрессивной политике Сталина мало что изменилось. Главная причина увеличения количества расстрелов в 1941 г. – это борьба со шпионской деятельностью со стороны Германии, а также попытка установления дисциплины в армии при помощи скороспелых расстрелов. В начальный период Великой Отечественной войны появляется ряд актов, регламентировавших назначение и порядок приведения в исполнение высшей меры наказания – расстрела.

Вскоре после окончания Великой Отечественной войны Сталин пошел на отмену смертной казни. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 г. было постановлено:

«1. Отменить в мирное время смертную казнь, установленную за преступления действующими в СССР законами.

2. За преступления, наказуемые по действующим законам смертной казнью, применять в мирное время заключение в исправительно-трудовые лагеря сроком на 25 лет.

3. По приговорам к смертной казни, не приведенным к исполнение до издания настоящего Указа, заменить смертную казнь, по определению вышестоящего суда, наказанием, предусмотренным в ст. 2 настоящего Указа».[32]

На самом деле, следует признать, что этот шаг, предпринятый Сталиным, был политически расчетливым мероприятием, которое должно был показать, с одной стороны, что неслыханные жертвы, понесенные советским народом в борьбе за независимость СССР, оценены правительством (необходимо было успокоить общественное мнение), а с другой – продемонстрировать перед всем миром приверженность большевистской партии к отмене смертной казни, ввиду разгрома политической оппозиции и единства советского народа под руководством товарища Сталина. Политическая направленность этой акции была очевидна и потому, что смертная казнь могла на самом деле (так же как и после ее отмены в 1920 г.) применяться специальными судами МГБ по делам о кнтрреволюционных преступлениях.

После введения смертной казни в период с 1950 по первую половину 1953 г. – год смерти Сталина, к высшей мере наказания (по официальным данным) было приговорено 3892 человека[33] .

Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. не включили смертную казнь в систему наказаний, а выделили ее в самостоятельную статью «в виде исключительной меры наказания, впредь до ее полной отмены...» (ст. 22)[34] . Но такое выделение реально ничего не давало. Был установлен исчерпывающий перечень преступлений, за которые допускалось применение смертной казни. Это: измена Родине, шпионаж, диверсия, террористический акт, бандитизм и умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. Не могли «быть приговорены к смертной казни лица, не достигшие совершеннолетия, лет, женщины, находившиеся в состоянии беременности во время совершения преступления или к моменту вынесения приговора, также и «находящейся в состоянии беременности к моменту исполнения приговора»[35] .

Основы допустили возможность применения смертной казни в условиях военного времени или в боевой обстановке и за другие особо тяжкие преступления в случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР, которые были закреплены в Законе «Об уголовной ответственности за воинские преступления» от 25 декабря 1958 года.[36]

Несмотря на то, что на протяжении семидесяти с лишним лет существования Советского государства неоднократно подчеркивался «временный» и «исключительный» характер смертной казни, она санкционировалась в 33 статьях Уголовного кодекса РСФСР и уголовных кодексов других союзных республик. Всего смертная казнь предусматривалась за 33 состава преступления, из них 11 — за государственные преступления и 16 — за воинские. Другими словами, исключение из правила превратилось в само правило.

Позиции применения смертной казни после распада СССР

После распада СССР в 1991 г. и демократизации российского общества произошли важные изменения в позиции применения смертной казни. Это прежде всего касается широкого применения помилования к осужденным к смертной казни. Впервые это право было изъято у высших представительных органов власти и передано Президенту РФ.

Работа судов по рассмотрению преступлений и вынесению наказания в виде смертной казни за особо тяжкие преступления была сведена на нет. По сути дела, квалифицированная оценка преступных деяний судами подменялась юридически некомпетентным органом - комиссией по вопросам помилования при Президенте. По официальным данным, фактически в этот период приведены в исполнение лишь немногие из смертных приговоров: в 1992 г. исполнено 18 смертных приговоров; в 1993 г. — 10; в 1994 г. — 10. Процент помилованных в период с 1992 по март 1995 г. составлял 90—92%. Такое отношение к применению смертной казни, я считаю, не оправданно. Ситуация в стране свидетельствовала о том, что возросло количество особо опасных преступлений, и прежде всего убийств. Я согласна с мнением А. С. Михлина, «что помилование не может быть правилом, иначе наказание теряет смысл. А смертная казнь — основную цель — общепревентивное воздействие»[37] .

По-новому институт смертной казни стал рассматривать новый Уголовный кодекс РФ, вступивший в действие с 1 января 1997 г.

Высшая мера наказания включена в систему наказаний, а не вынесена в отдельную статью, как раньше. Уголовный кодекс в соответствии с Конституцией назначает высшую меру наказания за 5 составов преступления. Это: убийство (ч. 2 ст. 105 УК), посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК), посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295 УК), посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК) и геноцид (ст. 357 УК). Все эти составы преступлений связаны с посягательством на жизнь человека и являются по своему характеру особо тяжкими преступлениями. Однако кодекс ничего не говорит о временности этого вида наказания.

Отмена смертной казни. «За» и «против»

В Интернете 19 ноября 2009 года появилась новость, цитирую:

Конституционный суд РФ постановил, что смертная казнь в России после наступления первого января 2010 г. применяться не может, поставив точку в споре о дальнейшей судьбе данного вида наказания.

Конституционный суд (КС) РФ в четверг поставил точку в давней дискуссии о том, может ли применяться смертная казнь в России после 1 января 2010 года. Вердикт суда – казни в России в следующем году не будет. «Речь идет не о продлении моратория на смертную казнь, а о запрете применения этой меры наказания вообще», - подчеркнули в пресс-службе суда. Конституционный суд РФ заявил, что российские суды не могут применять смертную казнь и после 1 января 2010 года - введения суда присяжных в последнем субъекте России - Чеченской республике.

Докладывая соответствующее постановление, председатель КС РФ Валерий Зорькин сослался, в том числе на ряд международных норм, под которыми подписалась Россия и которые запрещают или рекомендуют запретить применение смертной казни. Зорькин напомнил, что, только дав обязательство отменить смертную казнь, Россия была приглашена в члены Совета Европы[38] .

В связи с вышесказанным, считаю бессмысленным развивать дискуссию на тему – «за» и «против» применения или отмены смертной казни – все уже решено – смертная казнь с января 2010 года в России не применяется.


Заключение

Основная цель, поставленная в начале данной контрольной работы – научно определить место и значение смертной казни как высшей меры в истории уголовных наказаний на каждом этапе развития нашей страны.

В контрольной работе проанализированы факторы, обусловливающие происхождение смертной казни; исследована эволюция смертной казни в России; определено современное понятие смертной казни; исследованы правовые основы применения смертной казни, включая вопросы ее назначения и исполнения.

Основными тенденциями развития смертной казни в истории отечественного и зарубежного уголовного законодательства являются: во-первых, сокращение количества составов преступлений, за совершение которых возможно применение данного вида наказания, во-вторых, постепенное «вытеснение» смертной казни другими видами наказаний, не связанными с лишением виновного жизни.

Как уголовно-правовое явление, смертная казнь на сегодняшний день в России изжила себя. С января 2010 года применение смертной казни как вида уголовного наказания в России запрещено. Поэтому дальнейшую дискуссию на тему дальнейшего развития смертной казни, как высшей меры наказания в России считаю бессмысленной.

Таким образом, задачи, поставленные в начале работы, были выполнены, цель работы – достигнута. Тема раскрыта.


Список использованной литературы

Чистяков О.И. Воспоминания Е.П. Оболенского [Текст]: / Мемуары декабристов. Северное общество. - М., 1981. – 203с.

Кистяковский А.Ф. Некоторые черты из истории смертной казни в России. - Киев, 1879.-С. 2.

Малъко А.В. Политико-правовые проблемы смертной казни [Текст]: / Политология для юристов: курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малъко. - М., 1999. -730c.

Принс А. Преступность и репрессия. [Текст]: уголовно-юридический очерк / А. Принс - М., 1998. – 303с.

Филатов Г. Военные суды в цифрах [Текст]: / Каторга и ссылка. 1930. № 7 С. 100

Хачатуров Р.Л. Отказ от смертной казни в праве Древней Руси [Текст]: / Смертная казнь: за и против. / Р.Л. Хачатуров. - М., 1989. -407с.

Хачатуров Р.Л. Становление права (на материале Киевской Руси). [Текст]: учеб.пособие / Р.Л. Хачатуров - Тбилиси, 1988. – 307с.

Нормативно-правовые акты:

Российское законодательство X-XX веков / Под общ ред. Т. 9. М., 1994. -. 307с.

СУ РСФСР. 1918. № 35. Ст. 471 Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. С. 430. : сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1953—1991 гг.). С. 59—63, 65—66. Михлин А.С. Понятие смертной казни // Государство ц право. 1995. № 10. С. 110. Черниловский 3. М. Указ. соч. С. 135.


[1] Принс А. Преступность и репрессия. - М., 1998. - С. 81.

[2] Кистяковский А. Ф. Некоторые черты из истории смертной казни в России. - Киев, 1879.-С. 2.

[3] См.: Кистяковский А.Ф. Исследование о смертной казни. - Тула, 2000. - С. 77.

[4] См., напр.: Ковалевский М. Первобытное право. — М.; 1886; Малиновский А. Кровавая месть и смертные казни. - Томск, 1908; Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции. Часть Общая. - Т. 2. - М., 1994; Шаргородский М.Д. Наказание по уголовному праву эксплуататорского общества. — М., 1957

[5] Малъко А.В., Жильцов СВ. Указ. соч. - С. 7.

[6] Хачатуров Р.Л. Становление права (на материале Киевской Руси). - Тбилиси, 1988. - С. 172.

[7] Памятники Русского права / Под ред. СВ. Юшкова. - Вып. 1. - М, 1952. - С. 78.

[8] Там же.

[9] См.: Михлин А. С. Высшая мера наказания. История, современность, будущее. М., 2000. С. 14.

[10] См. там же. С. 15.

[11] Конституция Российской Федерации. М., 1999. С. 11.

[12] Памятники русского права. Вып. 1. С. 77.

[13] См.: Памятники русского права. Вып. 1. С. 109, 111, 117.

[14] См.: Хачатуров Р. Л. Отказ от смертной казни в праве Древней Руси // Смертная казнь: за и против. М., 1989. С. 388.

[15] См.: ПВЛ. Ч. 1. С. 316.

[16] См. там же. С. 108.

[17] См.: Загоскин Н. П. Указ. соч. С. 27

[18] Викторский С.К. Указ. соч. С. 25.

[19] См.: Памятники русского права. XII—XV века. Вып. 2 / Сост. Л. А. Зимин. М., 1953. С. 287.

[20] Шитое О. Ф. Указ. соч. С. 20.

[21] Рогов В. А. Уголовные наказания и репрессии в России (середина XV — середина XVII вв. М., 1992. С. 46

[22] Российское законодательство X—XX веков / Под общ. ред. О. И. Чистякова. Т. 2. М., 1985. Ст. 52, 59, 60, 61. С. 106—107, 108.

[23] ПСЗ. Т. XI. № 8526.

[24] ПСЗ. Т. XI. № 8682

[25] См.: Гернет М. Н. Указ. соч. Т. 1. С. 254.

[26] Воспоминания Е.П. Оболенского // Мемуары декабристов. Северное общество. М., 1981. С. 94

[27] Российское законодательство X-XX веков / Под общ ред. О.И. Чистякова Т. 9. М., 1994. С. 300-303.

[28] Русское богатство. 1909. № 4. С. 80-81

[29] Филатов Г. Военные суды в цифрах // Каторга и ссылка. 1930. № 7 С. 100

[30] СУ РСФСР. 1918. № 35. Ст. 471

[31] Спирин Л.М. Классы и партии в гражданской войне. С. 216

[32] Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. С. 430.

[33] См.: ГАРФ. Ф. 9401. Оф. 1. Д. 4157. Л. 201

[34] Там же. С. 43.

[35] Там же.

[36] См.: сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1953—1991 гг.). С. 59—63, 65—66.

[37] Михлин А.С. Понятие смертной казни // Государство ц право. 1995. № 10. С. 110.

[38] http://www.interfax.ru/society/txt.asp?id=110748

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий