регистрация / вход

Конституционный суд РФ

История возникновения и развития Конституционного Суда Российской Федерации, его полномочия, состав и порядок образования. Организация работы Конституционного Суда РФ. Аппарат Конституционного Суда. Виды, содержание, форма и юридическое значение решений.

Ми­ни­стер­ст­во об­ра­зо­ва­ния и нау­ки Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции

ПЕН­ЗЕН­СКИЙ ГО­СУ­ДАР­СТ­ВЕН­НЫЙ УНИ­ВЕР­СИ­ТЕТ

ЮРИ­ДИ­ЧЕ­СКИЙ ФА­КУЛЬ­ТЕТ

КА­ФЕД­РА УГО­ЛОВ­НО­ГО ПРА­ВА И ПРО­ЦЕС­СА

Дис­ци­п­ли­на: ПРА­ВО­ОХ­РА­НИ­ТЕЛЬ­НЫЕ ОР­ГА­НЫ РФ

Кур­со­вая ра­бо­та на те­му:

«КОН­СТИ­ТУ­ЦИ­ОН­НЫЙ СУД РОС­СИЙ­СКОЙ ФЕ­ДЕ­РА­ЦИИ,

ЕГО ПОЛ­НО­МО­ЧИЯ И МЕ­СТО В РОС­СИЙ­СКОЙ

СУ­ДЕБ­НОЙ СИС­ТЕ­МЕ».

Вы­пол­ни­ла:

сту­дент­ка груп­пы 05Ю1

Му­рае­ва Д.Ю.

Про­ве­рил:

Ро­ма­нов­ский Г.Б.

Пен­за 2005


План:

I. Вве­де­ние.

II. Ос­нов­ная часть.

1. Ис­то­рия воз­ник­но­ве­ния и раз­ви­тия Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ.

2. Пол­но­мо­чия Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ.

3. Со­став и по­ря­док об­ра­зо­ва­ния Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ.

4. Ор­га­ни­за­ция ра­бо­ты Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ.

5. Ап­па­рат Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ.

6. Ви­ды, со­дер­жа­ние, фор­ма и юри­ди­че­ское зна­че­ние ре­ше­ний Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ.

III. За­клю­че­ние.


ВВЕ­ДЕ­НИЕ

Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд РФ яв­ля­ет­ся су­деб­ным ор­га­ном кон­сти­ту­ци­он­но­го кон­тро­ля, са­мо­стоя­тель­но и не­за­ви­си­мо осу­ще­ст­в­ляю­щим су­деб­ную власть по­сред­ст­вом кон­сти­ту­ци­он­но­го су­до­про­из­вод­ст­ва.[1]

Кон­сти­ту­ци­он­ный кон­троль от­но­сит­ся к чис­лу эф­фек­тив­ных средств обес­пе­че­ния вер­хо­вен­ст­ва кон­сти­ту­ци­он­ных пред­пи­са­ний, ко­то­рое яв­ля­ет­ся глав­ным ат­ри­бу­том лю­бо­го де­мо­кра­ти­че­ско­го го­су­дар­ст­ва. Ос­нов­ное на­зна­че­ние кон­сти­ту­ци­он­но­го кон­тро­ля со­сто­ит пре­ж­де все­го в вы­яв­ле­нии пра­во­вых ак­тов и дей­ст­вий го­су­дар­ст­вен­ных ор­га­нов или долж­но­ст­ных лиц, про­ти­во­ре­ча­щих кон­сти­ту­ци­он­ным пред­пи­са­ни­ям, а так­же в при­ня­тии мер по уст­ра­не­нию вы­яв­лен­ных от­кло­не­ний. Прак­ти­че­ски кон­сти­ту­ци­он­ный кон­троль воз­ник там и то­гда, где и ко­гда на­ча­ли по­яв­лять­ся за­ко­ны, име­нуе­мые кон­сти­ту­ция­ми. Как и дру­гие за­ко­ны, кон­сти­ту­ции ну­ж­да­лись в га­ран­ти­ях их ре­аль­но­го ис­пол­не­ния все­ми в ус­ло­ви­ях кон­крет­ных го­су­дарств. [2]

В ре­фор­ми­рую­щей­ся Рос­сии про­бле­мы кон­сти­ту­ци­он­но­го кон­тро­ля ока­за­лись в сфе­ре по­вы­шен­но­го на­уч­но­го вни­ма­ния. В те­че­ние не­сколь­ких по­след­них лет по этой те­ме пе­ре­ве­де­ны кни­ги, от­ра­жаю­щие за­ру­беж­ный опыт, про­ве­де­ны срав­ни­тель­но-пра­во­вые ис­сле­до­ва­ния, вы­шли ра­бо­ты с ана­ли­зом оте­че­ст­вен­но­го опы­та кон­сти­ту­ци­он­но­го кон­тро­ля и над­зо­ра. Та­кая ак­тив­ность впол­не объ­яс­ни­ма: этот ин­сти­тут яв­ля­ет­ся важ­ней­шим эле­мен­том по­строе­ния пра­во­во­го го­су­дар­ст­ва, и в со­вре­мен­ной Рос­сии он стал наи­бо­лее зри­мым его во­пло­ще­ни­ем. [3]

Прак­ти­че­ски во всех со­вре­мен­ных го­су­дар­ст­вах су­ще­ст­ву­ют кон­сти­ту­ции. Но на­ли­чие в го­су­дар­ст­ве кон­сти­ту­ции еще не по­зво­ля­ет ото­жде­ст­в­лять его с “кон­сти­ту­ци­он­ным го­су­дар­ст­вом” в со­вре­мен­ном смыс­ле. Кон­сти­ту­ци­он­ность го­су­дар­ст­ва от­нюдь не ис­чер­пы­ва­ет­ся тем, что в нем су­ще­ст­ву­ет не­кий ос­нов­ной за­кон, воз­мож­но, за­кре­п­ляю­щий оп­ре­де­лен­ный ком­про­мисс со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ских сил, ус­та­нав­ли­ваю­щий то или иное го­су­дар­ст­вен­ное уст­рой­ст­во и ком­пе­тен­цию ор­га­нов вла­сти. Кон­сти­ту­ци­он­ность не ис­чер­пы­ва­ет­ся и тем, что этот ос­нов­ной за­кон об­ла­да­ет ре­аль­ным прак­ти­че­ским дей­ст­ви­ем, вер­хо­вен­ст­вом по от­но­ше­нию к ос­таль­ным за­ко­нам и мо­жет быть из­ме­нен лишь пу­тем осо­бой за­ко­но­твор­че­ской про­це­ду­ры. Это не­об­хо­ди­мые, но не дос­та­точ­ные при­зна­ки кон­сти­ту­ци­он­ной го­су­дар­ст­вен­но­сти.

Судь­ба кон­сти­ту­ци­он­но­го кон­тро­ля, осу­ще­ст­в­ляе­мо­го ор­га­на­ми су­деб­ной вла­сти, в на­шей стра­не не бы­ла про­стой. По­вы­шен­ный ин­те­рес к этой про­бле­ме воз­ник, ко­гда по­сле об­ра­зо­ва­ния СССР по­тре­бо­ва­лось пре­одо­ле­вать "раз­но­бой и пе­ст­ро­ту" в за­ко­но­да­тель­ст­ве со­юз­ных рес­пуб­лик. Ра­зу­ме­ет­ся, юри­ди­че­ской ба­зой для это­го мог­ла стать Кон­сти­ту­ция СССР: ори­ен­та­ция на ее пред­пи­са­ния соз­да­ва­ла ус­ло­вия для при­да­ния еди­но­об­ра­зия фор­ми­ро­вав­ше­му­ся в то вре­мя за­ко­но­да­тель­ст­ву. Ор­га­ном, на ко­то­рый бы­ла воз­ло­же­на функ­ция кон­тро­ли­ро­ва­ния со­блю­де­ния Кон­сти­ту­ции СССР, стал об­ра­зо­ван­ный в 1924 го­ду Вер­хов­ный Суд СССР. С на­ча­ла 30-х го­дов ак­тив­ность Вер­хов­но­го Су­да СССР в об­лас­ти Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да, кон­сти­ту­ци­он­но­го кон­тро­ля зна­чи­тель­но упа­ла, а за­тем и во­все "ис­чез­ла". В Кон­сти­ту­ции 1936 г. уже не бы­ло упо­ми­на­ния о кон­сти­ту­ци­он­ном кон­тро­ле, осу­ще­ст­в­ляе­мом су­да­ми.

Со­вет­ские кон­сти­ту­ции не иг­ра­ли су­ще­ст­вен­ной ро­ли в жиз­ни об­ще­ст­ва, т.е. в те­че­ние поч­ти всех 75 лет Со­вет­ской вла­сти, они лег­ко мог­ли быть обой­де­ны. Пом­пез­ные ме­ро­прия­тия по слу­чаю их при­ня­тия (осо­бен­но в 1936 и 1977 гг.) бы­ли ор­ке­ст­ро­ван­ны­ми ри­туа­ла­ми, кон­тро­ли­ро­вав­ши­ми­ся по­ли­ти­че­ской вер­хуш­кой, стре­мив­шей­ся, по­ми­мо про­че­го, про­де­мон­ст­ри­ро­вать си­лу сво­его кон­тро­ля. И ес­ли от­дель­ные по­ло­же­ния этих кон­сти­ту­ций мог­ли быть ин­тер­пре­ти­ро­ва­ны как уг­ро­жаю­щие ин­сти­ту­там су­ще­ст­вую­ще­го ре­жи­ма (на­при­мер, нор­ма, про­воз­гла­шаю­щая пра­во сво­бод­но­го вы­хо­да рес­пуб­лик из Сою­за), то по не­пи­са­ным пра­ви­лам со­вет­ской по­ли­ти­ки по­доб­ные "уг­ро­зы" не толь­ко не име­ли воз­мож­но­сти быть реа­ли­зо­ван­ны­ми, но да­же не мог­ли от­кры­то об­су­ж­дать­ся.[4] Ин­те­рес к про­бле­мам кон­сти­ту­ци­он­но­го кон­тро­ля воз­ник вновь толь­ко во вто­рой по­ло­ви­не 80-х гг., ко­гда на­ча­лись по­ис­ки пу­тей соз­да­ния то­го, что при­ня­то име­но­вать пра­во­вым го­су­дар­ст­вом.[5]

М.Гор­ба­че­вым и его спод­виж­ни­ка­ми бы­ла сде­ла­на по­пыт­ка при­дать ря­ду кон­сти­ту­ци­он­ных по­ло­же­ний долж­ное по­ли­ти­че­ское зна­че­ние. Убе­ж­ден­ный в том, что мно­гие ста­рые го­су­дар­ст­вен­ные струк­ту­ры не слу­жат пе­ре­строй­ке, Гор­ба­чев стал пла­ни­ро­вать за­ме­ну их но­вы­ми, в боль­шей сте­пе­ни пред­став­ляю­щи­ми на­се­ле­ние и от­вет­ст­вен­ны­ми пе­ред ним. Он на­де­ял­ся, что ши­ро­кие слои на­ро­да под­дер­жат его уси­лия сде­лать со­вет­скую сис­те­му бо­лее эф­фек­тив­ной и в сфе­ре эко­но­ми­ки и в об­лас­ти по­ли­ти­ки. Ко­гда же де­ло дош­ло до прак­ти­ки, то пла­ни­руе­мый уро­вень кон­тро­ля со сто­ро­ны цен­тра был сни­жен, что при­ве­ло к оп­ре­де­лен­ным уг­ро­зам по­зи­ции Гор­ба­че­ва и ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии. Так, ко­гда в 1988 г. ХIХ пар­тий­ная кон­фе­рен­ция при­ня­ла ре­ше­ние о це­ле­со­об­раз­но­сти соз­да­ния съез­да на­род­ных де­пу­та­тов, пред­по­ла­га­лось, что ме­ст­ные пар­тий­ные ор­га­ни­за­ции бу­дут кон­тро­ли­ро­вать вы­дви­же­ние кан­ди­да­тов в про­цес­се са­мих вы­бо­ров. На прак­ти­ке, од­на­ко, во мно­гих слу­ча­ях это­го не по­лу­чи­лось. Дру­гой при­мер. Схе­ма но­вых го­су­дар­ст­вен­ных струк­тур на рес­пуб­ли­кан­ском уров­не пред­по­ла­га­ла, что ка­ж­дая со­юз­ная рес­пуб­ли­ка бу­дет иметь так же, как и на уров­не Сою­за ССР, двух­сту­пен­ча­тую ле­гис­ла­ту­ру (Съезд и Вер­хов­ный Со­вет) и оп­ре­де­лен­ное чис­ло де­пу­та­тов бу­дет из­бра­но об­ще­ст­вен­ны­ми ор­га­ни­за­ция­ми. Од­на­ко эти на­ме­ре­ния бы­ли встре­че­ны та­ки­ми воз­ра­же­ния­ми, что Со­юз­ный центр был вы­ну­ж­ден по­зво­лить ка­ж­дой рес­пуб­ли­ке ре­шать эти во­про­сы са­мо­стоя­тель­но. В ито­ге все рес­пуб­ли­ки, за ис­клю­че­ни­ем Рос­сии, пред­по­чли од­но­сту­пен­ча­тую сис­те­му пред­ста­ви­тель­ных ор­га­нов. Прак­ти­ка из­бра­ния де­пу­та­тов об­ще­ст­вен­ны­ми ор­га­ни­за­ция­ми в рес­пуб­ли­ках так­же прак­ти­че­ски не при­ме­ня­лась.

Та­ким об­ра­зом, ес­ли рань­ше Кон­сти­ту­ция не иг­ра­ла поч­ти ни­ка­кой ро­ли в ус­та­нов­ле­нии и рас­пре­де­ле­нии по­ли­ти­че­ской вла­сти, то те­перь кон­сти­ту­ци­он­ные нор­мы ста­ли од­ним из ос­нов­ных объ­ек­тов про­ти­во­ре­чий, воз­ни­каю­щих в кон­це 80-х гг.. Кон­сти­ту­ция соз­да­ла но­вые струк­ту­ры, ко­то­рые по­лу­чи­ли су­ще­ст­вен­ную власть и ста­ли соз­да­вать уг­ро­зу для тра­ди­ци­он­но­го пу­ти про­ве­де­ния со­вет­ской по­ли­ти­ки. Зна­че­ние кон­сти­ту­ци­он­ных струк­тур еще боль­ше воз­рос­ло в свя­зи с соз­да­ни­ем в СССР (1990г.) ин­сти­ту­та пре­зи­дент­ской вла­сти. Бла­го­да­ря то­му же са­мо­му на­бо­ру кон­сти­ту­ци­он­ных по­пра­вок, ко­то­рые вве­ли ин­сти­тут пре­зи­дент­ской вла­сти, ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия ут­ра­ти­ла свою офи­ци­аль­ную мо­но­по­лию на по­ли­ти­че­скую власть. Те­перь на­стоя­щая кон­сти­ту­ци­он­ная по­ли­ти­ка поя­ви­лась на со­вет­ской по­ли­ти­че­ской аре­не уже не столь­ко фор­маль­но.

Еще в 70-х гг. со­вет­ские юри­сты ос­то­рож­но вы­дви­ну­ли идею не­за­ви­си­мо­го ор­га­на кон­сти­ту­ци­он­но­го кон­тро­ля . Но толь­ко в пе­ри­од пе­ре­строй­ки воз­ник­ли ус­ло­вия, при ко­то­рых пред­ло­же­ния по­доб­но­го ро­да мог­ли встре­тить по­ло­жи­тель­ный от­клик.[6]

23 де­каб­ря 1989 г. со­стоя­лось при­ня­тие за­ко­на " О кон­сти­ту­ци­он­ном над­зо­ре в СССР' В со­от­вет­ст­вии с ним был об­ра­зо­ван Ко­ми­тет кон­сти­ту­ци­он­но­го над­зо­ра - ква­зи­су­деб­ный ор­ган, час­тич­но при­кре­п­лен­ный к пар­ла­мен­ту.[7]

Ко­ми­тет функ­цио­ни­ро­вал ме­нее двух лет. С са­мо­го на­ча­ла его юрис­дик­ция бы­ла ог­ра­ни­че­на, а сфе­ра его дей­ст­вия бы­ла еще боль­ше су­же­на в ре­зуль­та­те про­тес­тов со сто­ро­ны рес­пуб­лик. Не­смот­ря на эти ог­ра­ни­че­ния но­вый ин­сти­тут при­влек к се­бе зна­чи­тель­ное вни­ма­ние как в Сою­зе, так и за ру­бе­жом. Дан­ный ин­сти­тут за­слу­жи­ва­ет вы­со­кой оцен­ки за свои ре­ше­ния от­но­си­тель­но за­щи­ты ин­ди­ви­ду­аль­ных и по­ли­ти­че­ских прав. Сре­ди су­ще­ст­вен­ных ре­ше­ний в этой об­лас­ти сле­ду­ет от­ме­тить, что Ко­ми­тет пре­кра­тил прак­ти­ку из­да­ния сек­рет­ных за­ко­но­да­тель­ных ак­тов, влияю­щих на пра­ва гра­ж­дан; по­ста­но­вил, что ог­ра­ни­че­ния сво­бо­ды пе­ре­дви­же­ния и вы­бо­ра мес­та жи­тель­ст­ва, вы­те­каю­щие из по­ло­же­ний за­ко­на, рег­ла­мен­ти­рую­щих про­пис­ку, на­ру­ша­ли Кон­сти­ту­цию и ме­ж­ду­на­род­ные со­гла­ше­ния о пра­вах че­ло­ве­ка; от­ме­нил указ пре­зи­ден­та СССР, за­пре­щав­ший про­ве­де­ние де­мон­ст­ра­ций в цен­тре Мо­ск­вы, как про­ти­во­ре­ча­щий Кон­сти­ту­ции; при­знал что при­ну­ди­тель­ное ле­че­ние лиц, стра­даю­щих ал­ко­го­лиз­мом и нар­ко­ма­ни­ей, на­ру­ша­ло Кон­сти­ту­цию и ме­ж­ду­на­род­ные со­гла­ше­ния о пра­вах че­ло­ве­ка. Ко­ми­тет так­же ус­та­но­вил, что ми­ни­стер­ские по­ста­нов­ле­ния, ог­ра­ни­чи­ваю­щие от­вет­ст­вен­ность ми­ни­стерств за вы­пуск не­стан­дарт­ной про­дук­ции, на­ру­ша­ли пра­ва по­тре­би­те­лей.

Вверг­ну­тый в во­до­во­рот чрез­вы­чай­но важ­ных во­про­сов, свя­зан­ных с по­пыт­ка­ми цен­тра со­хра­нить свои по­зи­ции в от­но­ше­нии рес­пуб­лик, стре­мив­ших­ся к боль­шей ав­то­ном­но­сти, ес­ли не к пол­ной не­за­ви­си­мо­сти, Ко­ми­тет за­нял сто­ро­ну цен­тра, что без­ус­лов­но на­нес­ло урон его ре­пу­та­ции в оп­ре­де­лен­ных кру­гах. Но, при­ни­мая во вни­ма­ние ус­ло­вия то­го вре­ме­ни, воз­мож­но, из­лиш­ним бы­ло ожи­дать, что Ко­ми­тет ста­нет дей­ст­во­вать по-ино­му. Ведь Кон­сти­ту­ция СССР не бы­ла от­ме­не­на.

Даль­ней­шая кри­ти­ка Ко­ми­те­та кон­сти­ту­ци­он­но­го над­зо­ра фо­ку­си­ро­ва­лась на не­дос­тат­ках в тща­тель­ном обос­но­ва­нии мне­ний и том фак­те, что не­ко­то­рые ре­ше­ния Ко­ми­те­та в сущ­но­сти ос­та­лись не­вы­пол­нен­ны­ми и, ко­неч­но же, по­пыт­ка Ко­ми­те­та про­де­мон­ст­ри­ро­вать свою ней­траль­ность по­тер­пе­ла крах, ко­гда его чле­ны ста­ли вы­ска­зы­вать­ся по важ­ным по­ли­ти­че­ским во­про­сам за пре­де­ла­ми Ко­ми­те­та. В ито­ге чле­ны Ко­ми­те­та не су­ме­ли за­нять проч­ную по­зи­цию в за­яв­ле­нии от 19 ав­гу­ста 1991 г.

Ме­ж­ду тем цен­но уже то, что Ко­ми­тет кон­сти­ту­ци­он­но­го над­зо­ра был пер­вой по­пыт­кой соз­да­ния уч­ре­ж­де­ния по­доб­но­го ро­да по­сле 70 лет по­сто­ян­но­го вну­ше­ния, что не­за­ви­си­мый ор­ган кон­сти­ту­ци­он­но­го кон­тро­ля не толь­ко не был не­об­хо­дим, но да­же пред­став­лял бы со­бой ре­аль­ную уг­ро­зу прин­ци­пам Со­вет­ской сис­те­мы. Уяс­нив эту ат­мо­сфе­ру, уже не уди­вишь­ся то­му, что ра­бо­та Ко­ми­те­та не ста­ла пред­ме­том все­об­ще­го про­слав­ле­ния.

Не­сколь­ко про­ек­тов до­го­во­ров о соз­да­нии об­нов­лен­но­го Сою­за уч­ре­ж­де­ние Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да как пре­ем­ни­ка Ко­ми­те­та кон­сти­ту­ци­он­но­го над­зо­ра. Этот во­прос при­об­рел дис­кус­си­он­ный ха­рак­тер, но еще до раз­ва­ла Сою­за ССР и РСФСР бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о соз­да­нии в РСФСР сво­его Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да.

Пра­во­вой ба­зой ор­га­ни­за­ции и дея­тель­но­сти Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ по­слу­жи­ло не­боль­шое кон­сти­ту­ци­он­ное по­ло­же­ние (при­ня­тое в ви­де по­прав­ки к Кон­сти­ту­ции от 15 де­каб­ря 1990 г.) и дос­та­точ­но под­роб­ный (89 ста­тей) За­кон о Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де от 12 ию­ля 1991г.

Этот за­кон не яв­лял­ся об­раз­цо­вым ак­том. Длин­ный и не­бреж­но со­став­лен­ный, он со­дер­жит ряд дей­ст­ви­тель­но важ­ных по­ло­же­ний, рег­ла­мен­ти­рую­щих внут­рен­ний рас­по­ря­док и ор­га­ни­за­цию дея­тель­но­сти су­да ( в ча­ст­но­сти, как обес­пе­чи­ва­ет­ся безо­пас­ность по­ме­ще­ний су­да, ох­ра­на су­дей и чле­нов их се­мей - ст.86). В это же вре­мя в нем есть нор­мы, ко­то­рые,по край­ней ме­ре, в дру­гих стра­нах пред­став­ля­ют­ся на­столь­ко оче­вид­ны­ми, что не ну­ж­да­ют­ся в за­ко­но­да­тель­ном за­кре­п­ле­нии (на­при­мер, по­ло­же­ние о том, что все рас­хо­ды су­да по­кры­ва­ют­ся из рес­пуб­ли­кан­ско­го бюд­же­та - ст.85), что сви­де­тель­ст­ву­ет об от­сут­ст­вии у ав­то­ров его про­ек­та опы­та в соз­да­нии ак­тов по­доб­но­го ро­да, хо­тя бо­лее ве­ро­ят­но, что это сде­ла­но с це­лью пре­ду­смот­реть и пре­одо­леть воз­мож­ные по­пыт­ки ос­ла­бить кон­троль Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да.

На­ча­ло дея­тель­но­сти Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да не бы­ло стре­ми­тель­ным. В ав­гу­сте 1991 г. бы­ли из­бра­ны 13 из 15 су­дей. Съезд не мог прий­ти к еди­но­му мне­нию от­но­си­тель­но двух ос­тав­ших­ся кан­ди­да­тов; они долж­ны бы­ли быть из­бра­ны на сле­дую­щем Съез­де. По про­ше­ст­вии двух лет две ва­кан­сии так и ос­та­лись сво­бод­ны­ми. Од­на­ко за­кон по­зво­ля­ет су­ду на­чать ра­бо­ту при на­ли­чии 2/3 его со­ста­ва, и в кон­це ав­гу­ста 1991 г., т.е. год спус­тя по­сле при­ня­тия по­прав­ки к Кон­сти­ту­ции, про­воз­гла­сив­шей соз­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да, 13 су­дей при­нес­ли при­ся­гу и из­бра­ли В.Д.Зорь­ки­на сво­им пред­се­да­те­лем.

24 де­каб­ря 1993 г. Ука­зом Пре­зи­ден­та РФ N 2288 За­кон от 12 ию­ля 1991 г. от­ме­нен и ра­бо­та над про­ек­том но­во­го За­ко­на о Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де РФ зна­чи­тель­но ак­ти­ви­зи­ро­ва­лась. 21 ию­ля 1994 г. этот про­ект по­сле одоб­ре­ния Фе­де­раль­ным Со­б­ра­ни­ем и под­пи­са­ния Пре­зи­ден­том РФ стал фе­де­раль­ным кон­сти­ту­ци­он­ным за­ко­ном, в ко­то­ром ре­ше­ны все ос­нов­ные во­про­сы ор­га­ни­за­ции и дея­тель­но­сти дан­но­го су­да в це­лом он со­сто­ит из 115 ста­тей, пе­ре­ход­ных по­ло­же­ний и по­ло­же­ний, ка­саю­щих­ся всту­п­ле­ния за­ко­на в си­лу.[8]

Пол­но­мо­чия, по­ря­док об­ра­зо­ва­ния и дея­тель­но­сти Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ оп­ре­де­ля­ют­ся Кон­сти­ту­ци­ей РФ (ст. 125, 128, и Фе­де­раль­ным Кон­сти­ту­ци­он­ным за­ко­ном о Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де РФ от 21 ию­ля 1994г.)

В це­лях за­щи­ты ос­нов кон­сти­ту­ци­он­но­го строя, ос­нов­ных прав и сво­бод че­ло­ве­ка и гра­ж­да­ни­на, обес­пе­че­ния вер­хо­вен­ст­ва и пря­мо­го дей­ст­вия Кон­сти­ту­ции РФ на всей тер­ри­то­рии Кон­сти­ту­ци­он­ный суд РФ:

1) раз­ре­ша­ет де­ла о со­от­вет­ст­вии Кон­сти­ту­ции РФ:

а) фе­де­раль­ных за­ко­нов, нор­ма­тив­ных ак­тов Пре­зи­ден­та РФ, Со­ве­та Фе­де­ра­ции, Го­су­дар­ст­вен­ной Ду­мы, Пра­ви­тель­ст­ва РФ;

б) кон­сти­ту­ций рес­пуб­лик, ус­та­вов, а так­же за­ко­нов и иных нор­ма­тив­ных ак­тов субъ­ек­тов РФ, из­дан­ных по во­про­сам, от­но­ся­щим­ся к ве­де­нию ор­га­нов го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти РФ и со­вме­ст­но­му ве­де­нию ор­га­нов го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти РФ и ор­га­нов го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти субъ­ек­тов РФ;

в) до­го­во­ров ме­ж­ду ор­га­на­ми го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти РФ и ор­га­на­ми го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти субъ­ек­тов РФ, до­го­во­ров ме­ж­ду ор­га­на­ми го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти субъ­ек­тов РФ;

г) не всту­пив­ших в си­лу ме­ж­ду­на­род­ных до­го­во­ров РФ;

2) раз­ре­ша­ет спо­ры о ком­пе­тен­ции:

а) ме­ж­ду фе­де­раль­ны­ми ор­га­на­ми го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти;

б) ме­ж­ду ор­га­на­ми го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти РФ и ор­га­на­ми го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти РФ;

в) ме­ж­ду выс­ши­ми го­су­дар­ст­вен­ны­ми ор­га­на­ми субъ­ек­тов РФ;

3) по жа­ло­бам на на­ру­ше­ния кон­сти­ту­ци­он­ных прав и сво­бод гра­ж­дан и по за­про­сам су­дов про­ве­ря­ет кон­сти­ту­ци­он­ность за­ко­на, при­ме­нен­но­го или под­ле­жа­ще­го при­ме­не­нию в кон­крет­ном де­ле;

4) да­ет тол­ко­ва­ние Кон­сти­ту­ции РФ;

5) да­ет за­клю­че­ние о со­блю­де­нии ус­та­нов­лен­но­го по­ряд­ка вы­дви­же­ния об­ви­не­ния Пре­зи­ден­та РФ в го­су­дар­ст­вен­ной из­ме­не или со­вер­ше­нии ино­го тяж­ко­го пре­сту­п­ле­ния;

6) вы­сту­па­ет с за­ко­но­да­тель­ной ини­циа­ти­вой по во­про­сам сво­его ве­де­ния;

7) осу­ще­ст­в­ля­ет иные пол­но­мо­чия, пре­дос­тав­ляе­мые ему Кон­сти­ту­ци­ей РФ, Фе­де­ра­тив­ным до­го­во­ром и фе­де­раль­ны­ми кон­сти­ту­ци­он­ны­ми за­ко­на­ми; мо­жет так­же поль­зо­вать­ся пра­ва­ми, пре­дос­тав­ляе­мы­ми ему за­клю­чен­ны­ми в со­от­вет­ст­вии со стать­ей 11 Кон­сти­ту­ции РФ до­го­во­ра­ми о раз­гра­ни­че­нии пред­ме­тов ве­де­ния и пол­но­мо­чий ме­ж­ду ор­га­на­ми го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти РФ и ор­га­на­ми го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти субъ­ек­тов РФ, ес­ли эти пра­ва не про­ти­во­ре­чат его юри­ди­че­ской при­ро­де и пред­на­зна­че­нию в ка­че­ст­ве су­деб­но­го ор­га­на кон­сти­ту­ци­он­но­го кон­тро­ля.

Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд РФ ре­ша­ет ис­клю­чи­тель­но во­про­сы пра­ва. Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд РФ при осу­ще­ст­в­ле­нии кон­сти­ту­ци­он­но­го су­до­про­из­вод­ст­ва воз­дер­жи­ва­ет­ся от ус­та­нов­ле­ния и ис­сле­до­ва­ния фак­ти­че­ских об­стоя­тельств во всех слу­ча­ях, ко­гда это вхо­дит в ком­пе­тен­цию дру­гих су­дов или иных ор­га­нов.[9]

Пол­но­мо­чия Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ не ог­ра­ни­че­ны оп­ре­де­лен­ным сро­ком.[10]

Ес­ли про­вес­ти срав­ни­тель­ный ана­лиз пол­но­мо­чий Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ по за­ко­но­да­тель­ст­ву 1991 г. и его пол­но­мо­чий по Фе­де­раль­но­му за­ко­ну 1994 г. мож­но сде­лать вы­вод, что су­зи­лась сфе­ра кон­тро­ля Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да за ак­та­ми ис­пол­ни­тель­ной вла­сти. Изъ­я­та, со­дер­жав­шая­ся в ст.165 Кон­сти­ту­ции РФ (ред. 21.04.92) нор­ма о раз­ре­ше­нии Кон­сти­ту­ци­он­ным Су­дом РФ дел о кон­сти­ту­ци­он­но­сти не толь­ко ак­тов Пре­зи­ден­та, пра­ви­тель­ст­ва и т.д., но на­ря­ду с ни­ми и ак­тов "фе­де­раль­ных ор­га­нов ис­пол­ни­тель­ной вла­сти", что да­ва­ло ос­но­ва­ния го­во­рить об ори­ен­та­ции су­деб­но­го кон­сти­ту­ци­он­но­го кон­тро­ля и на ак­ты ми­ни­стерств, ве­домств, и т.д. В то же вре­мя это ог­ра­ни­че­ние сфе­ры юрис­дик­ции Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да мо­жет быть оце­не­но как "ра­бо­таю­щее" не толь­ко на его де­по­ли­ти­за­цию, но пре­ж­де все­го - его раз­груз­ку с це­лью эф­фек­тив­ной ра­бо­ты по иным ос­нов­ным на­прав­ле­ни­ям. Во-вто­рых кон­сти­ту­ци­он­ный кон­троль ак­тов фе­де­раль­ных ор­га­нов ог­ра­ни­чен ак­та­ми выс­ших звень­ев за­ко­но­да­тель­ной и ис­пол­ни­тель­ной вет­вей вла­сти и ак­тов гла­вы го­су­дар­ст­ва. В от­ли­чие от уни­тар­ных ев­ро­пей­ских стран сфе­ра юрис­дик­ции Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ не рас­про­стра­ня­ет­ся на ак­ты ме­ст­но­го са­мо­управ­ле­ния. В том чис­ле и в про­ек­те За­ко­на РФ "Об об­щих прин­ци­пах ор­га­ни­за­ции ме­ст­но­го са­мо­управ­ле­ния в РФ " со­от­вет­ст­вую­щие во­про­сы от­не­се­ны к об­ще­му су­деб­но­му по­ряд­ку (ст.46.2 про­ек­та). Ак­ты субъ­ек­тов фе­де­ра­ции тре­бу­ют осо­бо­го ана­ли­за. Го­во­ря о пе­реч­не ак­тов, хо­те­лось бы об­ра­тить вни­ма­ние на не­ре­шен­ность во­про­са о фе­де­раль­ных кон­сти­ту­ци­он­ных за­ко­нах - но­вой раз­но­вид­но­сти за­ко­нов в РФ, впер­вые пре­ду­смот­рен­ной Кон­сти­ту­ци­ей 1993 г. Яв­ля­ют­ся ли они объ­ек­та­ми ох­ра­ны Кон­сти­ту­ци­он­ным Су­дом ли­бо объ­ек­та­ми про­вер­ки в Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де, т.е. кон­сти­ту­ци­он­но-кон­троль­ной экс­пер­ти­зы? Как из­вест­но, по сво­ей юри­ди­че­ской си­ле (про­це­ду­ре при­ня­тия) они весь­ма близ­ки, но пол­но­стью не сов­па­да­ют с за­ко­на­ми об из­ме­не­нии и до­пол­не­нии Кон­сти­ту­ции. За­тра­ги­вая те­му о пе­реч­не ак­тов хо­те­лось бы ос­та­но­вить­ся и на про­бле­ме пред­ва­ри­тель­но­го кон­сти­ту­ци­он­но­го кон­тро­ля. Спе­ци­фи­ка Рос­сии не про­сто в сдер­жан­ном, но и в от­ри­ца­тель­ном от­но­ше­нии к про­ек­там нор­ма­тив­ных ак­тов. В но­вом За­ко­не о Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де про­ек­ты ак­тов не упо­ми­на­ют­ся в пе­реч­не под­ле­жа­щих про­вер­ке в Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де. А в преж­нем за­ко­не 1991 г. со­дер­жал­ся пря­мой за­прет на та­кое пол­но­мо­чие. В ст.32.6 го­во­ри­лось, что Кон­сти­ту­ци­он­ный суд не впра­ве осу­ще­ст­в­лять пред­ва­ри­тель­ный кон­троль и ре­цен­зи­ро­ва­ние про­ек­тов до­го­во­ров и нор­ма­тив­ных ак­тов, вы­ска­зы­вать су­ж­де­ния о кон­сти­ту­ци­он­но­сти не­под­пи­сан­ных до­го­во­ров, не­при­ня­тых нор­ма­тив­ных ак­тов и т.д. Это од­но из не­мно­гих свое­об­ра­зий, ко­то­рые долж­ны быть уч­те­ны как кор­рек­ти­рую­щие к об­ще­му вы­во­ду о пре­дель­но ши­ро­ком кру­ге ак­тов, мо­гу­щих стать объ­ек­та­ми про­ве­рок в Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де РФ.[11]

За­кон о Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де РФ бо­лее яс­но и де­таль­но уре­гу­ли­ро­вал во­про­сы ка­саю­щие­ся дел о кон­сти­ту­ци­он­но­сти за­ко­нов по жа­ло­бам на на­ру­ше­ния кон­сти­ту­ци­он­ных прав и сво­бод гра­ж­дан. Дан­ное пол­но­мо­чие су­да име­ет важ­ней­шее зна­че­ние в де­ле пра­во­вой за­щи­ты лич­но­сти. По­ло­же­ния пре­ды­ду­ще­го ак­та, ка­саю­щие­ся кон­сти­ту­ци­он­но­сти пра­во­при­ме­ни­тель­ной прак­ти­ки, свя­зан­ной с дея­тель­но­стью су­да по ох­ра­не кон­сти­ту­ци­он­ных прав и сво­бод гра­ж­дан бы­ли весь­ма слож­ны и за­юри­ди­зи­ро­ва­ны. Зна­чи­тель­но уп­ро­ще­на ны­не и про­це­ду­ра воз­бу­ж­де­ния та­ко­го ро­да дел. Жа­ло­бы на на­ру­ше­ния кон­сти­ту­ци­он­ных прав и сво­бод гра­ж­дан мо­гут быть ин­ди­ви­ду­аль­ны­ми или кол­лек­тив­ны­ми. Они до­пус­ка­ют­ся при двух ус­ло­ви­ях: ес­ли за­кон за­тра­ги­ва­ет кон­сти­ту­ци­он­ные пра­ва и сво­бо­ды гра­ж­дан: ес­ли за­кон при­ме­нен или под­ле­жит при­ме­не­нию в кон­крет­ном де­ле, рас­смот­ре­ние ко­то­ро­го за­вер­ше­но или на­ча­то в су­де, или ином ор­га­не, при­ме­няю­щем та­кой За­кон. На­ли­цо пре­одо­ле­ние ра­нее су­ще­ст­во­вав­ше­го по­ло­же­ния, ко­гда гра­ж­да­нин, чьи пра­ва на­ру­ше­ны, пе­ред об­ра­ще­ни­ем в Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд дол­жен был прой­ти мно­же­ст­во ин­стан­ций. Важ­ное зна­че­ние име­ют и пре­ду­смот­рен­ные по­след­ст­вия при­ня­тия жа­ло­бы к рас­смот­ре­нию. Пре­ж­де все­го Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд уве­дом­ля­ет об этом рас­смат­ри­ваю­щий де­ло суд или иной ор­ган, в ко­то­ром при­ме­нен или под­ле­жит при­ме­не­нию об­жа­луе­мый за­кон. Это не обя­зы­ва­ет при­ос­та­но­вить про­из­вод­ст­во по де­лу, но вме­сте с тем суд или иной ор­ган,рас­смат­ри­ваю­щие де­ло, впра­ве при­ос­та­но­вить про­из­вод­ст­во до при­ня­тия ре­ше­ния Кон­сти­ту­ци­он­ным Су­дом. Ус­та­нов­ле­но, что ес­ли по­след­ний при­зна­ет за­кон, при­ме­нен­ный в кон­крет­ном де­ле, не со­от­вет­ст­вую­щим Кон­сти­ту­ции РФ, де­ло во вся­ком слу­чае под­ле­жит пе­ре­смот­ру ком­пе­тент­ным ор­га­ном в обыч­ном по­ряд­ке.

Из­ме­не­ны пол­но­мо­чия Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да , свя­зан­ные с про­це­ду­рой от­ре­ше­ния Пре­зи­ден­та от долж­но­сти. Те­перь Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд да­ет лишь за­клю­че­ние о со­блю­де­нии ус­та­нов­лен­но­го по­ряд­ка вы­дви­же­ния об­ви­не­ния Пре­зи­ден­ту в го­су­дар­ст­вен­ной из­ме­не или со­вер­ше­нии ино­го тяж­ко­го пре­сту­п­ле­ния, а не о на­ли­чии ос­но­ва­ний для от­ре­ше­ния от долж­но­сти, как это бы­ло ра­нее. Та­кие дей­ст­вия Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд при­ни­ма­ет по за­про­су Со­ве­та Фе­де­ра­ции. Ес­ли Суд при­ни­ма­ет ре­ше­ние о не­со­блю­де­нии ус­та­нов­лен­но­го по­ряд­ка вы­дви­же­ния об­ви­не­ния Пре­зи­ден­ту РФ в го­су­дар­ст­вен­ной из­ме­не или со­вер­ше­нии ино­го тяж­ко­го пре­сту­п­ле­ния, то пре­ду­смот­рен­ное Кон­сти­ту­ци­ей рас­смот­ре­ние об­ви­не­ния пре­кра­ща­ет­ся. Во всех ос­таль­ных слу­ча­ях окон­ча­тель­ное ре­ше­ние об от­ре­ше­нии Пре­зи­ден­та РФ от долж­но­сти при­ни­ма­ет Со­вет Фе­де­ра­ции.

Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд РФ со­глас­но но­во­му за­ко­но­да­тель­ст­ву ут­ра­тил ряд пол­но­мо­чий, имев­ших­ся у не­го ра­нее. Из ком­пе­тен­ции это­го ор­га­на ис­клю­че­но рас­смот­ре­ние дел о кон­сти­ту­ци­он­но­сти пар­тий, об­ще­ст­вен­ных объ­е­ди­не­ний, дей­ст­вий и ре­ше­ний всех выс­ших долж­но­ст­ных лиц РФ и ее субъ­ек­тов, о да­че за­клю­че­ний о на­ли­чии ос­но­ва­ний для их от­ре­че­ния от долж­но­сти. Те­перь нет у Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да и пра­ва да­вать за­клю­че­ния о на­ли­чии у со­от­вет­ст­вую­щих долж­но­ст­ных лиц стой­кой не­спо­соб­но­сти по со­стоя­нию здо­ро­вья осу­ще­ст­в­лять свя­зан­ные с их дея­тель­но­стью пол­но­мо­чия. По-но­во­му ре­шен ряд во­про­сов, свя­зан­ных с субъ­ек­та­ми, ко­то­рые впра­ве воз­бу­ж­дать де­ла в Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де. Ра­нее дей­ст­во­вав­шее за­ко­но­да­тель­ст­во пре­дос­тав­ля­ло Су­ду пра­во рас­смот­ре­ния во­про­сов по соб­ст­вен­ной ини­циа­ти­ве. Та­кая прак­ти­ка име­ет ме­сто и в не­ко­то­рых за­ру­беж­ных го­су­дар­ст­вах, но­вое за­ко­но­да­тель­ст­во не пре­дос­тав­ля­ет Кон­сти­ту­ци­он­но­му Су­ду пра­ва рас­смот­ре­ния во­про­сов по соб­ст­вен­ной ини­циа­ти­ве. Та­ким об­ра­зом, обес­пе­чи­ва­ет­ся прин­цип объ­ек­тив­но­сти и бес­при­стра­ст­но­сти в дея­тель­но­сти это­го ор­га­на. Ра­нее с за­про­са­ми в Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд РФ о про­вер­ке кон­сти­ту­ци­он­но­сти мог об­ра­тить­ся лю­бой де­пу­тат пар­ла­мен­та, те­перь - пя­тая часть со­ста­ва ка­ж­дой из па­лат пар­ла­мен­та. Пра­во воз­бу­ж­де­ния дел в Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де об­ще­ст­вен­ны­ми ор­га­ни­за­ция­ми ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся в на­стоя­щее вре­мя лишь воз­мож­но­стью по­да­чи жа­лоб на на­ру­ше­ния кон­сти­ту­ци­он­ных прав и сво­бод гра­ж­дан. Все это при­зва­но пре­дот­вра­тить пе­ре­не­се­ние по­ли­ти­че­ских во­про­сов и де­ба­тов в зал Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да.[12]

Про­ве­ден­ный ана­лиз сви­де­тель­ст­ву­ет о том, что но­вое за­ко­но­да­тель­ст­во рас­ши­ри­ло пол­но­мо­чия Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да пу­тем пре­дос­тав­ле­ния ему но­вых прав. Речь идет о про­вер­ке кон­сти­ту­ци­он­но­сти за­ко­нов по за­про­сам су­дов и пра­ве тол­ко­ва­ния Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. В ар­се­на­ле Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ две фор­мы тол­ко­ва­ния кон­сти­ту­ци­он­ных норм.

Од­на из них свой­ст­вен­на всем кон­сти­ту­ци­он­ным су­дам и со­став­ля­ет ос­нов­ное со­дер­жа­ние их дея­тель­но­сти: это - тол­ко­ва­ние кон­сти­ту­ци­он­ных норм и по­ло­же­ний в свя­зи с рас­смот­ре­ни­ем кон­крет­ных спо­ров, будь то во­прос о со­от­вет­ст­вии нор­ма­тив­но­го ак­та кон­сти­ту­ции, спор о ком­пе­тен­ции ме­ж­ду го­су­дар­ст­вен­ны­ми ор­га­на­ми, ме­ж­ду фе­де­ра­ци­ей и ее субъ­ек­та­ми или, на­ко­нец, во­прос о со­от­вет­ст­вии ме­ж­ду­на­род­но­го до­го­во­ра Кон­сти­ту­ции стра­ны.

Вто­рая фор­ма - это так на­зы­вае­мый пря­мой за­прос о тол­ко­ва­нии, ко­то­рое не свя­за­но с ре­ше­ни­ем во­про­сов, от­не­сен­ных к ком­пе­тен­ции Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да. Воз­мож­ность та­ко­го пря­мо­го за­про­са - дос­та­точ­но ред­кое яв­ле­ние. В за­ру­беж­ной прак­ти­ке су­деб­но­го кон­сти­ту­ци­он­но­го кон­тро­ля встре­ча­ет­ся (как это бы­ло, на­при­мер, в ФРГ) в пер­вые го­ды дей­ст­вия но­вой Кон­сти­ту­ции. Та­ко­ва си­туа­ция в Рос­сии, где но­вая Кон­сти­ту­ция 1993 г. от­ли­ча­ет­ся во мно­гих от­но­ше­ни­ях от пре­ды­ду­щих и к то­му же яв­ля­ет­ся Кон­сти­ту­ци­ей же­ст­кой: вно­сить в нее по­прав­ки дос­та­точ­но слож­но. От­сю­да и пре­дос­тав­лен­ная оп­ре­де­лен­ной ка­те­го­рии субъ­ек­тов кон­сти­ту­ци­он­но­го пра­ва воз­мож­ность об­ра­тить­ся с пря­мым за­про­сом о тол­ко­ва­нии в Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд РФ и обя­зан­ность Су­да дать тол­ко­ва­ние той или иной нор­мы Кон­сти­ту­ции, со­от­но­ше­ния норм, пра­во­во­го со­дер­жа­ния ис­поль­зо­ван­ных в тек­сте по­ня­тий и т.п. Кон­сти­ту­ци­он­ный пе­ре­чень пра­во­моч­ных на то субъ­ек­тов вклю­ча­ет: Пре­зи­ден­та РФ, ка­ж­дую из па­лат Фе­де­раль­но­го Со­б­ра­ния,

Пра­ви­тель­ст­ва РФ, ор­ган за­ко­но­да­тель­ной вла­сти ка­ж­до­го из субъ­ек­тов РФ (ч.5 ст.125)

Та­ким об­ра­зом, Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд име­ет две воз­мож­но­сти тол­ко­ва­ния Кон­сти­ту­ции: пря­мо пре­ду­смот­рен­ную Кон­сти­ту­ци­ей (ч.5 ст.125), по за­про­сам пе­ре­чис­лен­ных вы­ше субъ­ек­тов (ра­нее та­ко­го пра­во­мо­чия Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд не имел) и им­пли­цит­но при­су­щую при ре­ше­нии спо­ров о кон­сти­ту­ци­он­но­сти нор­ма­тив­ных ак­тов, спо­ров о ком­пе­тен­ции и иных во­про­сов, от­не­сен­ных Кон­сти­ту­ци­ей к ве­де­нию Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ.

Со­глас­но дей­ст­вую­ще­му за­ко­но­да­тель­ст­ву Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд РФ со­сто­ит из 19 су­дей, на­зна­чае­мых на долж­ность Со­ве­том Фе­де­ра­ции по пред­став­ле­нию Пре­зи­ден­та РФ. Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд РФ впра­ве осу­ще­ст­в­лять свою дея­тель­ность при на­ли­чии в его со­ста­ве не ме­нее 3/4 от об­ще­го чис­ла су­дей. Пред­став­ле­ние Пре­зи­ден­та РФ го­то­вит­ся и вно­сит­ся с со­блю­де­ни­ем ус­та­нов­лен­но­го по­ряд­ка. Ос­нов­ные по­ло­же­ния та­ко­го по­ряд­ка оп­ре­де­ле­ны в ст. 9 За­ко­на о Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де. Пред­ло­же­ния о кан­ди­да­тах на долж­но­сти су­дей Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ мо­гут вно­сить­ся Пре­зи­ден­ту РФ чле­на­ми (де­пу­та­та­ми) Со­ве­та Фе­де­ра­ции и де­пу­та­та­ми Го­су­дар­ст­вен­ной Ду­мы, а так­же за­ко­но­да­тель­ны­ми (пред­ста­ви­тель­ны­ми) ор­га­на­ми субъ­ек­тов РФ, выс­ши­ми су­деб­ны­ми ор­га­на­ми и фе­де­раль­ны­ми юри­ди­че­ски­ми ве­дом­ст­ва­ми, все­рос­сий­ски­ми юри­ди­че­ски­ми со­об­ще­ст­ва­ми, юри­ди­че­ски­ми на­уч­ны­ми и учеб­ны­ми за­ве­де­ния­ми.

Со­вет Фе­де­ра­ции рас­смат­ри­ва­ет во­прос о на­зна­че­нии на долж­ность су­дьи Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ в срок не позд­нее че­тыр­на­дца­ти дней с мо­мен­та по­лу­че­ния пред­став­ле­ния Пре­зи­ден­та РФ. Ка­ж­дый су­дья Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ на­зна­ча­ет­ся на долж­ность в ин­ди­ви­ду­аль­ном по­ряд­ке тай­ным го­ло­со­ва­ни­ем. На­зна­чен­ным на долж­ность су­дьи Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ счи­та­ет­ся ли­цо, по­лу­чив­шее при го­ло­со­ва­нии боль­шин­ст­во от об­ще­го чис­ла чле­нов (де­пу­та­тов) Со­ве­та Фе­де­ра­ции.

В слу­чае вы­бы­тия су­дьи из со­ста­ва Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ пред­став­ле­ние о на­зна­че­нии дру­го­го ли­ца на ва­кант­ное ме­сто су­дьи вно­сит­ся Пре­зи­ден­том РФ не позд­нее ме­ся­ца со дня от­кры­тия ва­кан­сии.

Су­дья Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ, срок пол­но­мо­чий ко­то­ро­го ис­тек, про­дол­жа­ет ис­пол­нять обя­зан­но­сти су­дьи до на­зна­че­ния на долж­ность но­во­го су­дьи или до при­ня­тия ито­го­во­го ре­ше­ния по де­лу, на­ча­то­му с его уча­сти­ем.

Фе­де­раль­ным кон­сти­ту­ци­он­ным за­ко­ном о Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де ус­та­нав­ли­ва­ет­ся, что судь­ей Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да мо­жет быть ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный юрист с безу­преч­ной ре­пу­та­ци­ей в воз­рас­те не мо­ло­же 40 лет и со ста­жем ра­бо­ты по юри­ди­че­ской про­фес­сии не ме­нее 15 лет. Су­дья Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да на­зна­ча­ет­ся на срок 12 лет. На­зна­че­ние на эту долж­ность на вто­рой срок не до­пус­ка­ет­ся. Пре­дель­ный воз­раст пре­бы­ва­ния в долж­но­сти су­дьи - 70 лет. Су­дья Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ счи­та­ет­ся всту­пив­шим в долж­ность с мо­мен­та при­не­се­ния им при­ся­ги. Его пол­но­мо­чия пре­кра­ща­ют­ся в по­след­ний день ме­ся­ца, в ко­то­рый ис­те­ка­ет срок его пол­но­мо­чий или в ко­то­ром ему ис­пол­ня­ет­ся семь­де­сят лет. Су­дью ни­кто не впра­ве сме­нить, ни­кто не впра­ве пре­рвать его пол­но­мо­чия ина­че как в по­ряд­ке и по ос­но­ва­ни­ям, ус­та­нов­лен­ным этим за­ко­ном. Кон­сти­ту­ци­он­ный фе­де­раль­ный за­кон пре­ду­смат­ри­ва­ет пол­ные га­ран­тии не­за­ви­си­мо­сти су­дей.

Су­дья счи­та­ет­ся ушед­шим или уда­лен­ным в от­став­ку, ес­ли его пол­но­мо­чия пре­кра­ще­ны по ос­но­ва­ни­ям, пре­ду­смот­рен­ным пунк­та­ми 2, 3 и 9 час­ти 1 и ча­стью 2 ст. 18 Фе­де­раль­но­го за­ко­на о Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де РФ. На пре­бы­ваю­ще­го в от­став­ке су­дью Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ рас­про­стра­ня­ют­ся так­же иные по­ло­же­ния ста­ту­са су­дьи, пре­бы­ваю­ще­го в от­став­ке, ус­та­нов­лен­ные Фе­де­раль­ным за­ко­ном о Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де РФ.[13]

Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд РФ рас­смат­ри­ва­ет и раз­ре­ша­ет де­ла в пле­нар­ных за­се­да­ни­ях и за­се­да­ни­ях па­лат Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да. Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд со­сто­ит из двух па­лат, вклю­чаю­щих в се­бя со­от­вет­ст­вен­но де­сять и де­вять су­дей Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да. Пер­со­наль­ный со­став па­лат оп­ре­де­ля­ет­ся пу­тем же­ребь­ев­ки, по­ря­док про­ве­де­ния ко­то­рой ус­та­нав­ли­ва­ет­ся Рег­ла­мен­том Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да.

В пле­нар­ных за­се­да­ни­ях уча­ст­ву­ют все су­дьи Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да, в за­се­да­ни­ях па­лат - су­дьи, вхо­дя­щие в со­став со­от­вет­ст­вую­щей па­ла­ты.

Пер­со­наль­ный со­став па­лат не дол­жен ос­та­вать­ся не­из­мен­ным бо­лее чем три го­да под­ряд. В со­став од­ной и той же па­ла­ты не мо­гут вхо­дить пред­се­да­тель и за­мес­ти­тель пред­се­да­те­ля Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да.

Оче­ред­ность ис­пол­не­ния судь­я­ми, вхо­дя­щи­ми в со­став па­ла­ты, пол­но­мо­чий пред­се­да­тель­ст­вую­ще­го в ее за­се­да­ни­ях оп­ре­де­ля­ет­ся на за­се­да­нии па­ла­ты.

Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд впра­ве рас­смот­реть в пле­нар­ном за­се­да­нии лю­бой во­прос, вхо­дя­щий в его ком­пе­тен­цию. Ис­клю­чи­тель­но в пле­нар­ных за­се­да­ни­ях Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд: раз­ре­ша­ет де­ла о со­от­вет­ст­вии Кон­сти­ту­ции РФ кон­сти­ту­ций рес­пуб­лик ус­та­вов субъ­ек­тов РФ; да­ет тол­ко­ва­ние Кон­сти­ту­ции РФ; да­ет за­клю­че­ние о со­блю­де­нии ус­та­нов­лен­но­го по­ряд­ка вы­дви­же­ния об­ви­не­ния Пре­зи­ден­та РФ в го­су­дар­ст­вен­ной из­ме­не или со­вер­ше­нии ино­го тяж­ко­го пре­сту­п­ле­ния; при­ни­ма­ет по­сла­ния Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да; ре­ша­ет во­прос о вы­сту­п­ле­нии с за­ко­но­да­тель­ной ини­циа­ти­вой по во­про­сам сво­его ве­де­ния.

Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд на пле­нар­ных за­се­да­ни­ях так­же из­би­ра­ет Пред­се­да­те­ля, за­мес­ти­те­лей Пред­се­да­те­ля, су­дью-сек­ре­та­ря Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да; при­ни­ма­ет Рег­ла­мент Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да и вно­сит в не­го из­ме­не­ния и до­пол­не­ния; ус­та­нав­ли­ва­ет оче­ред­ность рас­смот­ре­ния дел в пле­нар­ных за­се­да­ни­ях, а так­же рас­пре­де­ля­ет де­ла ме­ж­ду па­ла­та­ми; при­ни­ма­ет ре­ше­ния о при­ос­та­нов­ле­нии или пре­кра­ще­нии пол­но­мо­чий су­дьи Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да, а так­же о дос­роч­ном ос­во­бо­ж­де­нии от долж­но­сти пред­се­да­те­ля, за­мес­ти­те­ля Пред­се­да­те­ля и су­дьи-сек­ре­та­ря Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да.

В за­се­да­ни­ях па­лат Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд раз­ре­ша­ет де­ла, от­не­сен­ные к ве­де­нию Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да и не под­ле­жа­щие рас­смот­ре­нию в пле­нар­ных за­се­да­ни­ях. В их чис­ло вхо­дят де­ла о со­от­вет­ст­вии Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции:

а) фе­де­раль­ных за­ко­нов, нор­ма­тив­ных ак­тов Пре­зи­ден­та РФ, Со­ве­та Фе­де­ра­ции, Го­су­дар­ст­вен­ной Ду­мы, Пра­ви­тель­ст­ва РФ;

б) за­ко­нов и иных нор­ма­тив­ных ак­тов субъ­ек­тов РФ, из­дан­ных по во­про­сам, от­но­ся­щим­ся к ве­де­нию ор­га­нов го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти РФ и ор­га­нов го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти субъ­ек­тов Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции;

в) до­го­во­ров ме­ж­ду ор­га­на­ми го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти РФ и ор­га­на­ми го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти субъ­ек­тов РФ;

г) не всту­пив­ших в си­лу ме­ж­ду­на­род­ных до­го­во­ров РФ.

Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд в за­се­да­ни­ях па­лат раз­ре­ша­ет так­же спо­ры о ком­пе­тен­ции:

а) ме­ж­ду фе­де­раль­ны­ми ор­га­на­ми го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти;

б) ме­ж­ду ор­га­на­ми го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти РФ и ор­га­на­ми го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти субъ­ек­тов РФ;

в) ме­ж­ду выс­ши­ми го­су­дар­ст­вен­ны­ми ор­га­на­ми субъ­ек­тов РФ.

Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд в за­се­да­ни­ях па­лат по жа­ло­бам на на­ру­ше­ние кон­сти­ту­ци­он­ных прав и сво­бод гра­ж­дан и по за­про­сам су­дов про­ве­ря­ет кон­сти­ту­ци­он­ность за­ко­на, при­ме­нен­но­го или под­ле­жа­ще­го при­ме­не­нию в кон­крет­ном де­ле.

Пра­ви­ла про­ве­де­ния за­се­да­ний су­да (пле­нар­ных и в со­ста­ве па­лат) в со­от­вет­ст­вии с за­ко­ном о Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де в ос­нов­ном оди­на­ко­вы.

Как в пле­нар­ных за­се­да­ни­ях, так и в за­се­да­ни­ях в со­ста­ве па­лат цен­траль­ной фи­гу­рой яв­ля­ет­ся су­дья дан­но­го Су­да. Он на­рав­не с дру­ги­ми судь­я­ми ак­тив­но уча­ст­ву­ет в раз­би­ра­тель­ст­ве де­ла: впра­ве пред­ва­ри­тель­но зна­ко­мить­ся со все­ми ма­те­риа­ла­ми, под­ле­жа­щи­ми об­су­ж­де­нию при рас­смот­ре­нии кон­крет­но­го де­ла, за­да­вать во вре­мя за­се­да­ния во­про­сы сто­ро­нам, сви­де­те­лям, экс­пер­там, сво­бод­но из­ла­гать свою по­зи­цию при об­су­ж­де­нии всех во­про­сов, воз­ни­каю­щих по хо­ду за­се­да­ния, в том чис­ле при вы­не­се­нии ито­го­во­го ре­ше­ния. Ему, как и дру­гим судь­ям, пре­дос­тав­ле­но пра­во ре­шаю­ще­го го­ло­са по всем рас­смат­ри­вае­мым во­про­сам. От уча­стия в раз­би­ра­тель­ст­ве кон­крет­но­го де­ла су­дья мо­жет быть от­стра­нен толь­ко в слу­ча­ях, чет­ко ука­зан­ных в за­ко­не. К при­ме­ру, это воз­мож­но, ко­гда объ­ек­тив­ность су­дьи в раз­ре­ше­нии де­ла мо­жет быть по­став­ле­на под со­мне­ние вви­ду его род­ст­вен­ных или суп­ру­же­ских от­но­ше­ний с пред­ста­ви­те­ля­ми сто­рон. Ре­ше­ние об от­стра­не­нии долж­но быть мо­ти­ви­ро­ван­ным и под­дер­жан­ным боль­шин­ст­вом уча­ст­вую­щих в за­се­да­нии су­дей. Пе­ред при­ня­ти­ем та­ко­го ре­ше­ния от­стра­няе­мый су­дья впра­ве из­ло­жить свои со­об­ра­же­ния. На за­се­да­ни­ях при­сут­ст­ву­ют ли­ца, име­нуе­мые уча­ст­ни­ка­ми про­цес­са. К ним по за­ко­ну от­но­сят­ся сто­ро­ны, их пред­ста­ви­те­ли, сви­де­те­ли, экс­пер­ты и пе­ре­во­дчи­ки. Сто­ро­на­ми счи­та­ют­ся зая­ви­те­ли (ор­га­ны, ли­ца, на­пра­вив­шие в Суд об­ра­ще­ние, по­слу­жив­шее по­во­дом для рас­смот­ре­ния дан­но­го де­ла), ор­га­ны и долж­но­ст­ные ли­ца, из­дав­шие или под­пи­сав­шие акт, кон­сти­ту­ци­он­ность ко­то­ро­го под­ле­жит про­вер­ке, а так­же го­су­дар­ст­вен­ные ор­га­ны, ком­пе­тен­ция ко­то­рых ос­па­ри­ва­ет­ся. Им, ес­те­ст­вен­но, пре­дос­тав­ля­ют­ся пра­ва, не­об­хо­ди­мые для ак­тив­но­го от­стаи­ва­ния их по­зи­ций (на­при­мер, пра­во зна­ко­мить­ся с ма­те­риа­ла­ми, ко­то­рые вы­но­сят­ся на об­су­ж­де­ние, из­ла­гать свое мне­ние по воз­ни­каю­щим во­про­сам, за­яв­лять хо­да­тай­ст­ва). При этом нуж­но под­черк­нуть, что они на­де­ля­ют­ся рав­ны­ми про­цес­су­аль­ны­ми пра­ва­ми. Ка­кие бы то ни бы­ло при­ви­ле­гии, в том чис­ле за­ви­ся­щие от долж­но­ст­но­го по­ло­же­ния сто­рон или их пред­ста­ви­те­лей, не­до­пус­ти­мы. Этим обес­пе­чи­ва­ет­ся со­стя­за­тель­ность про­из­вод­ст­ва в Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де РФ. В су­деб­ных за­се­да­ни­ях не­за­ви­си­мо от со­дер­жа­ния рас­смат­ри­вае­мо­го де­ла мо­гут уча­ст­во­вать Пре­зи­дент РФ, Пред­се­да­тель Со­ве­та Фе­де­ра­ции, Пред­се­да­тель Го­су­дар­ст­вен­ной Ду­мы, Пред­се­да­тель Пра­ви­тель­ст­ва РФ, Пред­се­да­тель Вер­хов­но­го су­да РФ, Пред­се­да­тель Выс­ше­го Ар­бит­раж­но­го Су­да РФ, Упол­но­мо­чен­ный по пра­вам че­ло­ве­ка, Ге­не­раль­ный про­ку­рор РФ, ми­нистр юс­ти­ции РФ. Им пре­дос­тав­ле­но пра­во из­ла­гать свою по­зи­цию по де­лу не­за­ви­си­мо от то­го, яв­ля­ют­ся они или не яв­ля­ют­ся сто­ро­на­ми.

Ак­тив­ная роль в су­деб­ных за­се­да­ни­ях от­ве­де­на и ли­цам, вы­пол­няю­щим функ­ции пред­се­да­те­лей (пред­се­да­тель­ст­вую­щим). Как от­ме­ча­лось, в этой ро­ли на пле­нар­ных за­се­да­ни­ях долж­ны вы­сту­пать: Пред­се­да­тель Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ, а в слу­чае его от­сут­ст­вия - за­мес­ти­тель Пред­се­да­те­ля; на за­се­да­ни­ях в со­ста­ве па­лат - один из су­дей дан­ной па­ла­ты в по­ряд­ке оче­ред­но­сти. В со­от­вет­ст­вии со ст.58 За­ко­на о Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де пред­се­да­тель­ст­вую­щий на­де­лен ря­дом пол­но­мо­чий, ко­то­рые не­об­хо­ди­мы для обес­пе­че­ния нор­маль­но­го хо­да за­се­да­ния. Он, в ча­ст­но­сти, во вре­мя за­се­да­ния при­ни­ма­ет ме­ры к обес­пе­че­нию ус­та­нов­лен­но­го по­ряд­ка раз­би­ра­тель­ст­ва, его пол­но­ты и все­сто­рон­но­сти, фик­са­ции его хо­да и ре­зуль­та­тов; пре­дос­тав­ля­ет сло­во судь­ям и уча­ст­ни­кам про­цес­са, мо­жет пре­ры­вать их вы­сту­п­ле­ния, ес­ли они от­хо­дят от су­ще­ст­ва рас­смат­ри­вае­мо­го де­ла, ли­бо при оп­ре­де­лен­ных ус­ло­ви­ях ли­шить сло­ва. Ли­ца, на­ру­шаю­щие по­ря­док в за­се­да­нии и не под­чи­няю­щие­ся рас­по­ря­же­ни­ям пред­се­да­тель­ст­вую­ще­го, мо­гут быть ре­ше­ни­ем Су­да под­верг­ну­ты штра­фу в раз­ме­ре до де­ся­ти ми­ни­маль­ных ме­сяч­ных раз­ме­ров оп­ла­ты тру­да.

При ха­рак­те­ри­сти­ке ор­га­ни­за­ции Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ не­об­хо­ди­мо осо­бо под­черк­нуть то от­вет­ст­вен­ное по­ло­же­ние, ко­то­рое за­ни­ма­ет Пред­се­да­тель это­го Су­да.

В пле­нар­ном за­се­да­нии Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да су­дьи тай­ным го­ло­со­ва­ни­ем боль­шин­ст­вом от об­ще­го чис­ла су­дей из­би­ра­ют из сво­его со­ста­ва в ин­ди­ви­ду­аль­ном по­ряд­ке сро­ком на три го­да Пред­се­да­те­ля, за­мес­ти­те­ля Пред­се­да­те­ля и су­дью-сек­ре­та­ря Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да.

Пред­се­да­тель Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ:

-ру­ко­во­дит под­го­тов­кой пле­нар­ных за­се­да­ний Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да, со­зы­ва­ет их и пред­се­да­тель­ст­ву­ет на них;

-вно­сит на об­су­ж­де­ние Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да во­про­сы, под­ле­жа­щие рас­смот­ре­нию в пле­нар­ных за­се­да­ни­ях и за­се­да­ни­ях па­лат;

-пред­став­ля­ет Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд в от­но­ше­ни­ях с го­су­дар­ст­вен­ны­ми ор­га­на­ми и ор­га­ни­за­ция­ми, об­ще­ст­вен­ны­ми объ­е­ди­не­ния­ми, по упол­но­мо­чию Су­да вы­сту­па­ет с за­яв­ле­ния­ми от его име­ни;

-осу­ще­ст­в­ля­ет об­щее ру­ко­во­дство ап­па­ра­том Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да, пред­став­ля­ет на ут­вер­жде­ние Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да кан­ди­да­ту­ры ру­ко­во­ди­те­лей Сек­ре­та­риа­та Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да и дру­гих под­раз­де­ле­ний ап­па­ра­та, иных служб Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да, а так­же По­ло­же­ние о Сек­ре­та­риа­те Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да и штат­ное рас­пи­са­ние ап­па­ра­та;

-осу­ще­ст­в­ля­ет дру­гие пол­но­мо­чия в со­от­вет­ст­вии с дей­ст­вую­щим за­ко­но­да­тель­ст­вом и Рег­ла­мен­том Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да.

Пред­се­да­тель Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да из­да­ет при­ка­зы и рас­по­ря­же­ния.

За­мес­ти­тель Пред­се­да­те­ля Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да осу­ще­ст­в­ля­ет по упол­но­мо­чию Пред­се­да­те­ля Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да от­дель­ные его функ­ции, а так­же вы­пол­ня­ет свои обя­зан­но­сти, воз­ло­жен­ные на не­го Кон­сти­ту­ци­он­ным Су­дом.

Су­дья-сек­ре­тарь Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да осу­ще­ст­в­ля­ет не­по­сред­ст­вен­ное ру­ко­во­дство ра­бо­той ап­па­ра­та Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да; ор­га­ни­за­ци­он­но обес­пе­чи­ва­ет под­го­тов­ку и про­ве­де­ние за­се­да­ний Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да; до­во­дит до све­де­ния со­от­вет­ст­вую­щих ор­га­нов, ор­га­ни­за­ций и лиц ре­ше­ния, при­ня­тые Кон­сти­ту­ци­он­ным Су­дом, и ин­фор­ми­ру­ет Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд об их ис­пол­не­нии; ор­га­ни­зу­ет ин­фор­ма­ци­он­ное обес­пе­че­ние су­дей; осу­ще­ст­в­ля­ет дру­гие пол­но­мо­чия в со­от­вет­ст­вии с дей­ст­вую­щим за­ко­но­да­тель­ст­вом и Рег­ла­мен­том Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да.

Пред­се­да­тель, за­мес­ти­тель пред­се­да­те­ля, су­дья-сек­ре­тарь Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да по ис­те­че­нии сро­ка их пол­но­мо­чий мо­гут быть из­бра­ны на но­вый срок.

Важ­ную роль в ор­га­ни­за­ции дея­тель­но­сти Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ при­зван иг­рать раз­ра­ба­ты­вае­мый и при­ни­мае­мый этим Су­дом Рег­ла­мент, в ко­то­ром ус­та­нав­ли­ва­ют­ся: по­ря­док оп­ре­де­ле­ния пер­со­наль­но­го со­ста­ва па­лат Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ; по­ря­док рас­пре­де­ле­ния дел ме­ж­ду ни­ми; по­ря­док оп­ре­де­ле­ния оче­ред­но­сти рас­смот­ре­ния дел в пле­нар­ных за­се­да­ни­ях и в за­се­да­ни­ях па­лат; не­ко­то­рые пра­ви­ла про­це­ду­ры и эти­ке­та в за­се­да­ни­ях; тре­бо­ва­ния к ра­бот­ни­кам ап­па­ра­та су­да; осо­бен­но­сти де­ло­про­из­вод­ст­ва в су­де, иные во­про­сы внут­рен­ней дея­тель­но­сти.[14]

По­сле во­зоб­нов­ле­ния дея­тель­но­сти Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да в 1995г. бы­ла усо­вер­шен­ст­во­ва­на струк­ту­ра его ап­па­ра­та, ут­вер­жде­но но­вое штат­ное рас­пи­са­ние. Ес­ли ос­та­вить в сто­ро­не су­ще­ст­вую­щие в ка­ж­дой круп­ной ор­га­ни­за­ции хо­зяй­ст­вен­но-ад­ми­ни­ст­ра­тив­ные под­раз­де­ле­ния, в ап­па­ра­те Су­да мож­но вы­де­лить две со­став­ные час­ти.

Од­на из них - это так на­зы­вае­мый ап­па­рат су­дей. При ка­ж­дом су­дье со­сто­ят три ра­бот­ни­ка, при­зван­ных по­мо­гать не­по­сред­ст­вен­но ему и ему под­чи­нен­ных (ап­па­рат Пред­се­да­те­ля Су­да, его за­мес­ти­те­ля и су­дьи-сек­ре­та­ря по чис­лен­но­сти не­сколь­ко боль­ше).

Вто­рая часть - это сек­ре­та­ри­ат, со­стоя­щий из ря­да управ­ле­ний, на­зва­ния ко­то­рых го­во­рят са­ми за се­бя (на­при­мер, Управ­ле­ние Кон­сти­ту­ци­он­но­го пра­ва, Управ­ле­ние кон­сти­ту­ци­он­ных про­блем ча­ст­но­го пра­ва, Управ­ле­ние кон­сти­ту­ци­он­ных ос­нов фе­де­ра­тив­но­го уст­рой­ст­ва и са­мо­управ­ле­ния тер­ри­то­рии, Управ­ле­ние ме­ж­ду­на­род­но­го пра­ва и др.). В за­да­чи этих управ­ле­ний вхо­дят пер­вич­ное оз­на­ком­ле­ние с по­сту­пив­ши­ми об­ра­ще­ния­ми, под­го­тов­ка экс­перт­ных за­клю­че­ний по при­ня­тым к рас­смот­ре­нию де­лам, под­го­тов­ка ана­ли­ти­че­ских ма­те­риа­лов по со­от­вет­ст­вую­щей про­бле­ма­ти­ке. В сек­ре­та­риа­те име­ют­ся так­же под­раз­де­ле­ния, за­ни­маю­щие­ся ор­га­ни­за­ци­ей су­деб­ных за­се­да­ний, кон­тро­лем за ис­пол­не­ни­ем ре­ше­ний Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да, обес­пе­че­ни­ем Су­да не­об­хо­ди­мой пра­во­вой ин­фор­ма­ци­ей. Об­щая чис­лен­ность сек­ре­та­риа­та - око­ло 150 штат­ных еди­ниц.

Сек­ре­та­ри­ат, осу­ще­ст­в­ля­ет ор­га­ни­за­ци­он­ное, на­уч­но-ана­ли­ти­че­ское, ин­фор­ма­ци­он­но-спра­воч­ное и иное обес­пе­че­ние Су­да. Он про­во­дит при­ем по­се­ти­те­лей, рас­смат­ри­ва­ет в пред­ва­ри­тель­ном по­ряд­ке по­сту­паю­щие в Суд об­ра­ще­ния, да­ет на них от­ве­ты, ес­ли они не за­тра­ги­ва­ют во­про­сов, тре­бую­щих изу­че­ния судь­я­ми, со­дей­ст­ву­ет судь­ям в под­го­тов­ке дел и иных во­про­сов к рас­смот­ре­нию на за­се­да­ни­ях и со­ве­ща­ни­ях, изу­ча­ет и обоб­ща­ет прак­ти­ку ис­пол­не­ния ре­ше­ний Су­да.

Ру­ко­во­ди­те­ли Сек­ре­та­риа­та и его под­раз­де­ле­ний ут­вер­жда­ют­ся по пред­став­ле­нию Пред­се­да­те­ля Су­да на пле­нар­ных за­се­да­ни­ях. Дей­ст­ву­ет Сек­ре­та­ри­ат под об­щим ру­ко­во­дством Пред­се­да­те­ля Су­да и не­по­сред­ст­вен­ным ру­ко­во­дством су­дьи-сек­ре­та­ря.

В со­ста­ве ап­па­ра­та Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ воз­ро­ж­ден су­ще­ст­во­вав­ший до 1917 г. ин­сти­тут су­деб­ных при­ста­вов. На них воз­ла­га­ет­ся под­дер­жа­ние по­ряд­ка в за­се­да­ни­ях Су­да. Их тре­бо­ва­ния о со­блю­де­нии пра­вил, ус­та­нов­лен­ных для по­се­ти­те­лей Су­да и уча­ст­ни­ков про­цес­са, яв­ля­ют­ся обя­за­тель­ны­ми. От­каз от их вы­пол­не­ния мо­жет по­влечь при­ме­не­ние су­дом санк­ций, в том чис­ле при оп­ре­де­лен­ных об­стоя­тель­ст­вах - штра­фа.

В це­лом ап­па­рат Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ уком­плек­то­ван спе­циа­ли­ста­ми вы­со­кой ква­ли­фи­ка­ции. В нем тру­дит­ся не­ма­ло пра­во­ве­дов, хо­ро­шо за­ре­ко­мен­до­вав­ших се­бя на на­уч­ном и прак­ти­че­ском по­при­ще.

Как и при Вер­хов­ном Су­де РФ и Выс­шем Ар­бит­раж­ном Су­де РФ, при Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де РФ об­ра­зу­ет­ся На­уч­но-кон­суль­та­тив­ный со­вет из чис­ла уче­ных и прак­ти­кую­щих спе­циа­ли­стов в об­лас­ти пра­ва. Его пер­со­наль­ный со­став и по­ло­же­ние о нем ут­вер­жда­ет­ся Су­дом. Ос­нов­ная за­да­ча это­го Со­ве­та - об­су­ж­де­ние слож­ных про­блем, воз­ни­каю­щих пе­ред Су­дом, и да­ча ре­ко­мен­да­ций.

Решение, принятое как в пленарном заседании, так и в заседании палаты Конституционного Суда РФ является решением Конституционного Суда РФ.

Ре­ше­ния, при­ни­мае­мые Кон­сти­ту­ци­он­ным Су­дом РФ, мож­но под­раз­де­лить на два ви­да: ито­го­вые ре­ше­ния и иные ре­ше­ния. К ито­го­вым от­но­сят­ся те, в ко­то­рых Суд фор­му­ли­ру­ет свои вы­во­ды по ре­зуль­та­там (по ито­гам) раз­би­ра­тель­ст­ва кон­крет­но­го де­ла. В них Суд под­во­дит итог та­ко­го раз­би­ра­тель­ст­ва и оп­ре­де­ля­ет юри­ди­че­ские по­след­ст­вия. В иных ре­ше­ни­ях кон­ста­ти­ру­ют­ся ка­кие-то об­стоя­тель­ст­ва и оп­ре­де­ля­ют­ся по­след­ст­вия, имею­щие от­но­ше­ние не к со­дер­жа­нию рас­смат­ри­вае­мо­го де­ла, а, как пра­ви­ло, к ор­га­ни­за­ции ра­бо­ты Су­да в це­лом или про­ве­де­нию его за­се­да­ний. Ито­го­вые ре­ше­ния вы­но­сят­ся по ре­зуль­та­там раз­би­ра­тель­ст­ва дел о со­от­вет­ст­вии Кон­сти­ту­ции РФ за­ко­нов и дру­гих пра­во­вых ак­тов, на­зван­ных в ст. 125 Кон­сти­ту­ции РФ, о раз­гра­ни­че­нии ком­пе­тен­ции упо­мя­ну­тых там же ор­га­нов го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти, а так­же дел, воз­ник­ших в свя­зи с не­об­хо­ди­мо­стью тол­ко­ва­ния кон­сти­ту­ци­он­ных по­ло­же­ний. Ито­го­вые ре­ше­ния по этим во­про­сам оформ­ля­ют­ся до­ку­мен­та­ми, име­нуе­мы­ми по­ста­нов­ле­ния­ми Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ.

В слу­ча­ях, ко­гда мо­жет по­тре­бо­вать­ся про­вер­ка со­блю­де­ния ус­та­нов­лен­но­го по­ряд­ка вы­дви­же­ния об­ви­не­ния Пре­зи­ден­та РФ в го­су­дар­ст­вен­ной из­ме­не или ином тяж­ком пре­сту­п­ле­нии, ито­го­вое ре­ше­ние оформ­ля­ет­ся до­ку­мен­том, ко­то­ро­му да­но дру­гое на­зва­ние - за­клю­че­ние Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ.

Для при­ня­тия по­ста­нов­ле­ний и за­клю­че­ний ус­та­нов­ле­ны свои пра­ви­ла. При­ни­мать­ся та­кие ито­го­вые ре­ше­ния долж­ны в за­кры­тых со­ве­ща­ни­ях (пле­нар­ных или в со­ста­ве па­лат), на ко­то­рых впра­ве при­сут­ст­во­вать толь­ко при­ни­мав­шие уча­стие в раз­би­ра­тель­ст­ве дан­но­го де­ла су­дьи. На со­ве­ща­ния мо­гут быть до­пу­ще­ны лишь ра­бот­ни­ки Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ, обес­пе­чи­ваю­щие про­то­ко­ли­ро­ва­ние и нор­маль­ный ход со­ве­ща­ния. Ка­ж­до­му су­дье при об­су­ж­де­нии то­го ре­ше­ния, ко­то­рое долж­но быть при­ня­то, пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ность вы­сту­пать не­ог­ра­ни­чен­ное ко­ли­че­ст­во раз и без ли­ми­ти­ро­ва­ния про­дол­жи­тель­но­сти вы­сту­п­ле­ний. Го­ло­со­ва­ние про­во­дит­ся от­кры­то пу­тем по­имен­но­го оп­ро­са су­дей. Пред­се­да­тель­ст­вую­щий во всех слу­ча­ях го­ло­су­ет по­след­ним.

Для при­ня­тия ре­ше­ний тре­бу­ет­ся боль­шин­ст­во го­ло­сов уча­ст­во­вав­ших в го­ло­со­ва­нии су­дей. Су­дья не впра­ве воз­дер­жи­вать­ся при го­ло­со­ва­нии или ук­ло­нять­ся от го­ло­со­ва­ния. Ес­ли он не со­гла­сен с при­ня­тым ре­ше­ни­ем, то мо­жет вос­поль­зо­вать­ся дан­ным ему пра­вом пись­мен­но из­ло­жить свое осо­бое мне­ние, и оно долж­но быть опуб­ли­ко­ва­но вме­сте с при­ня­тым ре­ше­ни­ем. В слу­чае, ко­гда су­дья в це­лом под­дер­жи­ва­ет ре­ше­ние, но не со­гла­ша­ет­ся, ска­жем, с ка­ки­ми-то до­во­да­ми в мо­ти­ви­ро­воч­ной час­ти, ему то­же пре­дос­тав­ле­но пра­во из­ло­жить пись­мен­но свое не­со­гла­сие, и это не­со­гла­сие долж­но быть опуб­ли­ко­ва­но вме­сте с тек­стом ре­ше­ния. Ре­ше­ние (по­ста­нов­ле­ние или за­клю­че­ние) под­пи­сы­ва­ет­ся все­ми уча­ст­во­вав­ши­ми в го­ло­со­ва­нии судь­я­ми, в том чис­ле и те­ми, ко­то­рые не со­гла­си­лись с ним. Со­ве­ща­ние про­то­ко­ли­ру­ет­ся. Про­то­кол под­пи­сы­ва­ет­ся то­же все­ми судь­я­ми, уча­ст­во­вав­ши­ми в со­ве­ща­нии. Ог­ла­ше­нию он не под­ле­жит.

Ре­ше­ние Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ про­воз­гла­ша­ет­ся в пол­ном объ­е­ме в от­кры­том за­се­да­нии Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ не­мед­лен­но по­сле его под­пи­са­ния.

Ре­ше­ние Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да окон­ча­тель­но, не под­ле­жит об­жа­ло­ва­нию и всту­па­ет в си­лу не­мед­лен­но по­сле его про­воз­гла­ше­ния. Ре­ше­ние Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да дей­ст­ву­ет не­по­сред­ст­вен­но и не тре­бу­ет под­твер­жде­ния дру­ги­ми ор­га­на­ми или долж­но­ст­ны­ми ли­ца­ми.

В со­от­вет­ст­вии со ст.6 за­ко­на ре­ше­ния Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да "обя­за­тель­ны на всей тер­ри­то­рии РФ для всех пред­ста­ви­тель­ных, ис­пол­ни­тель­ных и су­деб­ных ор­га­нов го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти, ор­га­нов ме­ст­но­го са­мо­управ­ле­ния, пред­при­ятий, уч­ре­ж­де­ний, ор­га­ни­за­ций, долж­но­ст­ных лиц, гра­ж­дан и их объ­е­ди­не­ний". Это об­щее по­ло­же­ние о юри­ди­че­ской си­ле ре­ше­ний Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ уточ­ня­ет­ся и до­пол­ня­ет­ся ря­дом дру­гих. Ус­та­нов­ле­но, в ча­ст­но­сти, что ак­ты ли­бо их от­дель­ные час­ти, при­знан­ные про­ти­во­ре­ча­щи­ми Кон­сти­ту­ции РФ, ут­ра­чи­ва­ют си­лу, а та­кие ме­ж­ду­на­род­ные до­го­во­ры не мо­гут быть вве­де­ны в дей­ст­вие и при­ме­нять­ся. Ес­ли ка­кой-то суд ли­бо иной ор­ган все же вы­не­сет ре­ше­ние, ссы­ла­ясь на пра­во­вой акт, при­знан­ный не­кон­сти­ту­ци­он­ным, то это ре­ше­ние ис­пол­не­нию не под­ле­жит и долж­но быть пе­ре­смот­ре­но в ус­та­нов­лен­ном за­ко­ном по­ряд­ке. Под­чер­ки­вая юри­ди­че­скую си­лу ре­ше­ний, при­ни­мае­мых Кон­сти­ту­ци­он­ным Су­дом РФ, ч.2 ст.79 За­ко­на пре­ду­смат­ри­ва­ет: "Юри­ди­че­ская си­ла по­ста­нов­ле­ния Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ о при­зна­нии ак­та не­кон­сти­ту­ци­он­ным не мо­жет быть пре­одо­ле­на по­втор­ным при­ня­ти­ем это­го же ак­та.

Вы­со­кие тре­бо­ва­ния предъ­яв­ля­ют­ся и к ито­го­во­му ре­ше­нию, на­зы­вае­мо­му за­клю­че­ни­ем. Оно мо­жет быть по­ста­нов­ле­но в слу­чае, ко­гда в Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд по­сту­пит за­прос о да­че за­клю­че­ния о со­блю­де­нии ус­та­нов­лен­но­го по­ряд­ка вы­дви­же­ния об­ви­не­ния Пре­зи­ден­та РФ в го­су­дар­ст­вен­ной из­ме­не или ином тяж­ком пре­сту­п­ле­нии. Та­кой за­прос мо­жет ис­хо­дить толь­ко от Го­су­дар­ст­вен­ной Ду­мы, и к не­му долж­ны при­ла­гать­ся про­то­кол (сте­но­грам­ма) об­су­ж­де­ния дан­но­го во­про­са на ее за­се­да­ни­ях, тек­сты всех свя­зан­ных с этим до­ку­мен­тов и за­клю­че­ние Вер­хов­но­го Су­да РФ. Ес­ли Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд РФ при­дет к вы­во­ду о не­со­блю­де­нии ус­та­нов­лен­но­го по­ряд­ка вы­дви­же­ния об­ви­не­ния Пре­зи­ден­та РФ в го­су­дар­ст­вен­ной из­ме­не или ином тяж­ком пре­сту­п­ле­нии, то да­ет­ся от­ри­ца­тель­ное за­клю­че­ние. Оно так же, как и по­ста­нов­ле­ния по ука­зан­ным вы­ше во­про­сам, яв­ля­ет­ся обя­за­тель­ным и вле­чет за со­бой пре­кра­ще­ние об­ви­ни­тель­но­го про­цес­са.

Иные ре­ше­ния, как от­ме­че­но в на­ча­ле дан­но­го па­ра­гра­фа учеб­ни­ка, вы­но­сят­ся в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев по во­про­сам, свя­зан­ным с ор­га­ни­за­ци­ей ра­бо­ты в Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де РФ или обес­пе­че­ни­ем ус­пеш­но­го про­ве­де­ния его за­се­да­ний (пле­нар­ных или в со­ста­ве па­лат). К чис­лу та­ких во­про­сов мож­но от­не­сти, на­при­мер, во­про­сы об из­бра­нии Пред­се­да­те­ля Су­да, его за­мес­ти­те­ля и су­дьи-сек­ре­та­ря, об ут­вер­жде­нии в долж­но­сти ру­ко­во­ди­те­лей под­раз­де­ле­ний Сек­ре­та­риа­та Су­да, об одоб­ре­нии Рег­ла­мен­та, о фор­ми­ро­ва­нии па­лат Су­да, о при­ня­тии к сво­ему про­из­вод­ст­ву кон­крет­ных дел, о на­зна­че­нии су­дей-док­лад­чи­ков, о при­ос­та­нов­ле­нии или пре­кра­ще­нии пол­но­мо­чий су­дьи, о на­ло­же­нии штра­фа на лиц, на­ру­шаю­щих ус­та­нов­лен­ный по­ря­док.

Ре­ше­ния по этим во­про­сам на­зы­ва­ют­ся оп­ре­де­ле­ния­ми Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ. Они, как пра­ви­ло, не оформ­ля­ют­ся в ви­де от­дель­ных до­ку­мен­тов. Их из­ла­га­ют в про­то­ко­лах пле­нар­ных за­се­да­ний или за­се­да­ний па­лат. Лишь по не­ко­то­рым во­про­сам, раз­ре­шае­мым оп­ре­де­ле­ния­ми, тре­бу­ет­ся, что­бы та­кое оп­ре­де­ле­ние бы­ло оформ­ле­но в ви­де от­дель­но­го пись­мен­но­го до­ку­мен­та. Это тре­бу­ет­ся, к при­ме­ру, при вы­не­се­нии су­дом ре­ше­ния, ко­то­рым да­ет­ся тол­ко­ва­ние ра­нее при­ня­то­го им ре­ше­ния.

Важ­ней­шее зна­че­ние для ре­зуль­та­тив­ной дея­тель­но­сти Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да име­ют по­след­ст­вия, ко­то­рые на­сту­па­ют в слу­чае не­вы­пол­не­ния его ре­ше­ний. Преж­нее за­ко­но­да­тель­ст­во по это­му во­про­су не вы­ска­зы­ва­лось. За­кон 1994 г. за­кре­пил ряд га­ран­тий в дан­ной ста­дии про­цес­са в Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де, в со­от­вет­ст­вии с его ст.81 "не­ис­пол­не­ние, не­над­ле­жа­щее ис­пол­не­ние, ли­бо вос­пре­пят­ст­во­ва­ние ис­пол­не­нию ре­ше­ния Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд РФ вле­чет от­вет­ст­вен­ность ус­та­нов­лен­ную фе­де­раль­ным за­ко­ном".

Ус­пех мо­ло­дой Рос­сий­ской де­мо­кра­тии не бу­дет за­ви­сеть от на­ли­чия или от­сут­ст­вия Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да. В Рос­сии по­ка нет мно­гих дру­гих эле­мен­тов де­мо­кра­ти­че­ской сис­те­мы, ко­то­рые име­ют важ­ное зна­че­ние. Тем не ме­нее, сре­ди не­пре­мен­ных ус­ло­вий функ­цио­ни­ро­ва­ния де­мо­кра­ти­че­ской сис­те­мы впер­вые поя­вил­ся ме­ха­низм, обес­пе­чи­ваю­щий эф­фек­тив­ную за­щи­ту кон­сти­ту­ци­он­ных прав и сво­бод, в то вре­мя как за­мо­ро­жен­ная в те­че­ние 70 лет ав­то­ри­тар­ность Со­вет­ской вла­сти пре­пят­ст­во­ва­ла раз­ви­тию ин­сти­ту­тов, спо­соб­ных вы­пол­нять по­доб­ную за­да­чу. Рос­сий­ский Кон­сти­ту­ци­он­ный суд яв­ля­ет­ся ис­тин­но юрисдик­ци­он­ным ор­га­ном, спо­соб­ным вы­но­сить окон­ча­тель­ные и не под­ле­жа­щие ос­па­ри­ва­нию ре­ше­ния. Ес­ли в пер­вые го­ды дея­тель­ность су­да бы­ла че­рес­чур ос­то­рож­ной, то сей­час на­ли­цо ряд по­ло­жи­тель­ных ито­гов. Суд по­ка­зал, что он в со­стоя­нии и за­щи­щать ин­ди­ви­ду­аль­ные пра­ва, и ог­ра­ни­чи­вать пре­вы­ше­ние вла­сти на го­су­дар­ст­вен­ном уров­не, что уже са­мо по се­бе яв­ля­ет­ся су­ще­ст­вен­ным дос­ти­же­ни­ем.

Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд - важ­ный эле­мент по­ли­ти­че­ской сис­те­мы. Он слу­жит обес­пе­че­нию по­ли­ти­че­ской ста­биль­но­сти, раз­ви­тию по­ли­ти­че­ских про­цес­сов в ус­та­нов­лен­ных Кон­сти­ту­ци­ей рам­ках. При этом, од­на­ко, по­ли­ти­че­ская функ­ция Су­да мо­жет и долж­на осу­ще­ст­в­лять­ся толь­ко в фор­ме су­деб­но­го раз­би­ра­тель­ст­ва. Имен­но в этом слу­чае по­зи­ция Су­да в ка­че­ст­ве ар­бит­ра, по­сред­ни­ка или ми­ро­твор­ца име­ет пра­во­вое зна­че­ние и вле­чет юри­ди­че­ские по­след­ст­вия, обя­за­тель­ные для сто­рон кон­сти­ту­ци­он­но­го спо­ра.

Глав­ная осо­бен­ность и важ­ное от­ли­чие Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да РФ от су­дов об­щей юрис­дик­ции и ар­бит­раж­ных су­дов в том, что

Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд РФ - это не толь­ко су­деб­ный ор­ган, но и та­кой кон­сти­ту­ци­он­ный ор­ган, ко­то­ро­му пре­дос­тав­ле­но пра­во в ус­та­нов­лен­ных Кон­сти­ту­ци­ей и за­ко­ном фор­ме и пре­де­лах осу­ще­ст­в­лять кон­троль над ор­га­на­ми за­ко­но­да­тель­ной и ис­пол­ни­тель­ной вла­сти, а в опо­сре­до­ван­ном ви­де - и над ины­ми су­деб­ны­ми ор­га­на­ми, и в дан­ном смыс­ле он сам пред­став­ля­ет выс­шую го­су­дар­ст­вен­ную власть. Этим ка­че­ст­вом обу­слов­ле­на ин­тег­ри­рую­щая роль Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да как га­ран­та по­ли­ти­че­ско­го ми­ра в об­ще­ст­ве и го­су­дар­ст­ве и хра­ни­те­ля дол­го­сроч­ных кон­сти­ту­ци­он­ных цен­но­стей.


Список использованной литературы:

1. Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 24 июня 1994 года

2. Конституция Российской Федерации. М. 2004.

3. Комментарий к Конституции Российской Федерации. М. Издательство БЕК, 2000.

4. Козлова Е.И. Кутафин О.Е. Конституционное право России. М. Юрист, 1995.

5. Гуценко К.Ф. Ковалев М.А. Правоохранительные органы. М. Издательство БЕК, 1995.

6. Овсепян Ж.И. Судебный конституционный контроль в Российской Федерации // Государство и право. 1996. N 1.

7. Ершов В.В. Суд в системе органов государственной власти// Государство и право. 1998. N 8.

8. Шульженко Ю.Л. Закон о Конституционном Суде Российской Федерации 1994г.// Государство и право. 1995. N 7.

9. Кряжков В.А. Ю.Л.Шульженко Конституционный контроль в России// Государство и право. 1995. N 10.

10. Барри Д. Конституционный Суд глазами американского юриста// Государство и право. 1993. N 10.


[1] Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации"// Российская газета. 23 июля. 1994. ст.1

[2] Гуценко К.Ф. Ковалев М.А. Правоохранительные органы. М. Издательство БЕК, 1995. С. 158-170.

[3] Кряжков В.А. Ю.Л.Шульженко Конституционный контроль в России// Государство и право. 1995. N 10. С.157.

[4] Барри Д. Конституционный Суд глазами американского юриста// Государство и право. 1993. N 10. С.77

[5] Гаджиев Г.А. Кряжков В.А. Конституционная юстиция в Российской Федерации//Государство и право. 1993. N 7. С.3.

[6] Барри Д. Конституционный Суд глазами американского юриста// Государство и право. 1993. N 10. С.77-79

[7] Гуценко К.Ф. Ковалев М.А. Правоохранительные органы. М. Издательство БЕК, 1995. С. 158-170.

[8] Гуценко К.Ф. Ковалев М.А. Правоохранительные органы. Тексты законов и иных правовых актов. М. Издательство БЕК, 1994. С. 115

[9] Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации"// Российская газета. 23 июля. 1994. ст. 3

[10] Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации"// Российская газета. 23 июля. 1994. ст. 4

[11] Овсепян Ж.И. Судебный конституционный контроль в Российской Федерации// Государство и право. 1996. N 1. С.41-42.

[12] Шульженко Ю.Л. Закон о Конституционном Суде Российской Федерации 1994г.// Государство и право. 1995. N 7. С.5-6

[13] Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации"// Российская газета. 23 июля. 1994. ст. 19

[14] Гуценко К.Ф. Ковалев М.А. Правоохранительные органы. Тексты законов и иных правовых актов. М. Издательство БЕК, 1994. С. 116.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему