регистрация / вход

Образование государства Израиль

Создание национальной администрации. Заседание 12 мая – трудное решение. Торжественная церемония и Декларация Независимости. Вопрос о Конституции государства Израиль. Отличительные особенности системы государственной власти государства Израиль.

Содержание

Введение. 3

1. Предыстория и создание национальной администрации. 6

2. Заседание 12 мая – трудное решение. 9

3. Торжественная церемония и Декларация Независимости. 13

4. Вопрос о Конституции государства Израиль. 22

5. Отличительные особенности системы государственной власти государства Израиль 26

Заключение. 37

Библиография. 40

Введение

С момента создания 14 мая 1948 года Государство Израиль не прекращает оставаться неординарным и даже интригующим государственно-правовым образованием. Для некоторых появление этого государства на Ближнем Востоке представляется исторической несправедливостью, для других факт его существования варьирует — от безмерного обожания до полного отрицания. Как бы то ни было, изучение этого государства представляет несомненный научный и практический интерес.

Израиль (официальное название - Государство Израиль) расположен на юго-западе Азии, в восточном Средиземноморье. Граничит с Египтом, Иорданией, Сирией и Ливаном. Израиль как независимое еврейское государство появился 14 мая 1948 на части подмандатной территории Палестины. Столица и резиденция правительства - Иерусалим, посольства многих стран, не признающих Иерусалим столицей Израиля, находятся в Тель-Авиве.

Израиль - небольшая страна, сухопутные границы которой часто менялись со времени провозглашения независимости. Первоначально они были определены резолюцией ООН от 29 ноября 1947 года об отмене английского мандата на Палестину и о создании на ее территории двух независимых государств - еврейского и арабского, с сохранением международного статуса Иерусалима. После арабо-израильской войны 1948-1949 годов, в соответствии с условиями перемирия между Израилем и каждым из его соседей (Египтом, Трансиорданией, Сирией и Ливаном), возникли новые границы, которые сохранялись вплоть до "Шестидневной" войны 1967 года. В их пределах площадь Израиля составляет около 20,7 тыс. кв. км, при протяженности с севера на юг 470 км и максимальной ширине 135 км. На севере страна граничит с Ливаном, на северо-востоке - с Сирией, на востоке - с Иорданией, на юго-западе - с Египтом, на западе омывается Средиземным морем, на востоке - Мертвым морем.

В 1948 году, ко времени провозглашения независимости, на территории Израиля проживали 806 тыс. человек, включая 650 тыс. евреев и 156 тыс. лиц других национальностей. В середине 1998 население страны достигло 6,1 млн. человек, из которых 81% были евреи и 17% арабы. По сравнению с 1948 численность еврейского населения в стране увеличилась в 5 раз, в первую очередь в результате иммиграции, а нееврейского - в 6 раз, главным образом благодаря высокой рождаемости.

Государство. Израиль - многопартийная парламентская республика. Учредительное собрание в феврале 1949 своим первым актом провозгласило введение т.н. "Переходного закона", часто называемого Малой конституцией, который стал правовой основой государства. Со временем предполагалось заменить его постоянно действующим сводом юридических правил

Местопребывание президента, парламента и правительства - Иерусалим.

Президент - глава государства, который избирается кнессетом на пять лет и может баллотироваться повторно. Его власть и полномочия носят в основном формальный и церемониальный характер, а фактическое влияние на политику ограничено. Президент назначает судей, послов и других официальных лиц после одобрения их кандидатур правительством и кнессетом.

Правительство, возглавляемое премьер-министром, - высший орган исполнительной власти, подчиняется кнессету. Когда после парламентских выборов формируется новый кабинет министров, его состав представляется на утверждение кнессета, где обсуждается и политический курс. Затем проводится тайное голосование. В случае положительного результата правительство считается сформированным, и его члены принимают присягу

Кнессет (однопалатный парламент) состоит из 120 депутатов, избираемых всеобщим тайным голосованием по системе пропорционального представительства и партийным спискам на четырехлетний срок. С 1996 избирателям (гражданам Израиля, достигшим 18 лет) предоставлено также право выбирать премьер-министра.

Экономика. Созданию экономики Израиля помогли средства, полученные от еврейских общин за рубежом, от дружественных стран (особенно США) и западногерманские репарации.

В мае 1948 г. руководство ишува (Ишув - еврейское население Эрец-Исраэль до образования государства) стремилось как можно скорее провозгласить независимость страны, однако, на первый взгляд, казалось совершенно к этому неподготовленным. Известно, например, что даже решение о названии нового государства было принято только в последнюю минуту и что окончательный вариант Декларации независимости утвердили только за час до ее оглашения. Тем не менее, первое израильское правительство вовсе не выглядело случайным собранием политических деятелей — оно было организовано в соответствии с подробно разработанной программой.

1. Предыстория и создание национальной администрации

На тихом, тенистом бульваре Ротшильда в центре Тель-Авива, среди построенных в начале века особняков, стоит невзрачное здание, которое большинство израильтян никогда не посещало и вряд ли замечало. Раньше в нем размешался городской музей. Незадолго до 4 часов пополудни в пятницу 14 мая 1948 года сюда пришел Давид Бен Гурион. Он постучал по столу председательским молотком из каштанового дерева, открыл заседание немногочисленного Национального совета и зачитал Декларацию Независимости Государства Израиль. Первое за девятнадцать веков независимое еврейское государство было провозглашено в спешке, без фанфар, не по заранее продуманному плану, а в силу необходимости. Пришлось обойтись без торжественной церемонии подъема флага и военного парада, без фейерверков и оркестров. Поскольку враг стоял у порога и угроза новорожденному государству была вполне реальной, самое значительное событие в современной еврейской истории явно не стало самым памятным.[1]

Для большинства евреев создание государства было уже свершившимся фактом. Теодор Герцль, в конце 19-го века ставший глашатаем современного еврейского национализма, в 1897 году провозгласил грядущее государство на первом сионистском конгрессе в швейцарском городе Базеле, а в 1917 году декларация Бальфура подтвердила право еврейского народа на национальный очаг в Эрец-Исраэль (Палестине).

Еще в октябре 1947 г. объединенная комиссия Национального комитета (Ваада леумми) и исполкома Еврейского агентства составила проект конституции. В марте 1948 г. были созданы временные законодательные и исполни тельные органы: Народный совет (Моэцет хаам), состоявший из 37 представителей всех партий и группировок ишува — согласно их реальному политическому весу, — и Народное правление (Минхелет хаам).

Народный совет, в свою очередь, утвердил тщательно сформулированное положение о Временном правительстве, которое должно было начать функционировать после окончания действия английского мандата. Законодательным органом стал Временный государственный совет. В него вошли все 37 членов Народного совета и 13 членов Народного правления. 14 мая совет принял постановление, формально узаконивающее его полномочия. Прежде всего, он отменил ряд наиболее враждебных ишуву британских законов, включая Белую книгу 1939 г. (см т. 2, с. 123 - 131) и последующие декреты 1941 — 1945 гг., накладывавшие дополнительные ограничения на еврейскую иммиграцию, на приобретение евреями земли и на свободу передвижения. 16 мая совет избрал своим председателем (но еще не президентом Израиля) Хаима Вейцмана и приступил к управлению государством в условиях военного положения. За редким исключением, министерства были образованы из бюро и отделов, существовавших при Национальном комитете, Еврейском агентстве или мандатной администрации.

Для евреев же в Эрец-Исраэль Государство Израиль стало реальностью еще 29 ноября 1947 года, когда Генеральная ассамблея Объединенных наций двумя третями голосов утвердила план раздела Палестины на два государства: еврейское и арабское. В тот день толпы людей заполнили улицы Иерусалима, Тель-Авива, Хайфы и поселений, по всему ишуву, выражая ликование в песнях и плясках. Евреи получали свое государство, пусть маленькое, и британские мандатные власти должны были покинуть страну к 1 августа 1948 года.

Но в ноябре ничего еще по сути не изменилось. Отвергнутое арабским блоком и, разумеется, не поддержанное британским правительством, Государство Израиль было провозглашено лишь через пять с половиной месяцев в условиях нарастающего террора и дипломатических перепалок, совсем не так, как предполагалось на берегах озера Лейк Саксесс. Руководство ишува несколько месяцев целиком занималось борьбой с британцами и было застигнуто врасплох их поспешным уходом из страны (дату эвакуации Англия в одностороннем порядке перенесла на 15 мая). Поэтому руководство недооценило серьезность военной угрозы со стороны арабских государств.

Евреи Палестины отчаянно нуждались в оружии, к тому же ударом стало предложение Соединенных Штатов отложить раздел страны и учредить временную опеку ООН над ней (это была инициатива государственного департамента США, противоречившая позиции президента Гарри Трумэна).

Исполнительный комитет Еврейского агентства, который возглавлял Бен-Гурион, в ответ немедленно известил Вашингтон, что сионисты воспротивятся любой отсрочке еврейской независимости. Предложение о временной опеке ООН было выдвинуто на обсуждение заседания Совета безопасности 19 марта. Но международная поддержка этого предложения оказалась незначительной: его расценили как принижение авторитета ООН. Первого апреля Совет безопасности принял значительно более умеренное решение, призвав евреев и арабов заключить перемирие. В этот день Бен-Гурион по рекомендации командовавшего Хаганой (Хагана - подпольная военная организация до образования государства, ставшая ядром Армии Обороны Израиля после его образования.) Игала Ядина принял решение преобразовать Хагану в армию, способную вести наступательные операции. Поскольку Иерусалим и большая часть Галилеи были отрезаны, перед новой армией была поставлена задача взять под контроль все дороги страны и высоты над ними. К концу апреля Хагане удалось пробиться в осажденный Иерусалим с большим количеством грузов и овладеть Хайфой, а в начале мая - Цфатом, восстановив тем самым связь с еврейскими поселениями в Восточной Галилее. Тем временем интерес ООН к событиям в Палестине заметно остыл, и евреи активно взялись за изменение военной обстановки в стране.[2]

Одновременно сионистское руководство занялось созданием новой политической обстановки. К концу апреля британцы ускорили свою эвакуацию, и в условиях безвластия в стране практически перестали работать почта, железная дорога, телефон и другие службы. Чтобы в таких условиях заложить основы еврейского государства, Центральный сионистский совет сформировал Национальный совет (Моэцет-ха-ам) из 37 представителей всех партий и движений под председательством Бен-Гуриона. Совет стал временным законодательным органом. Была также создана Национальная администрация из 13 человек. Она стала фактическим правительством, на которое возложили ответственность за оборону страны. Американские настояния отложить провозглашение независимости государства усилились, но создание Национальной администрации уже было практически первым шагом к его основанию.

2. Заседание 12 мая – трудное решение.

Лишь 12 мая после обсуждения, которое длилось целых 11 часов, Национальная администрация окончательно решила провозгласить государство через два дня. Такое решение не было ни лёгким, ни единогласным. Командиры Хаганы Игал Ядин и Исраэль Галили изложили членам администрации сильные и слабые стороны вооруженных сил ишува. Они не стали предугадывать исход войны в случае массированного арабского вторжения, считая победу и поражение равновероятными. Больше всего они беспокоились о моральном духе своих 30-ти тысячах плохо вооружённых бойцов. Бен-Гурион предупредил, что ишув должен быть готов к значительным терририальным потерям и к жертвам среди населения. "Тем не менее, - продолжал он, - благодаря нашим моральным ценностям, если мы наиболее полно используем наши людские силы и улучшим оснащение наших бойцов, у нас будут все шансы на успех". Многие члены администрации согласились с Бен-Гурионом и высказали мнение, что провозглашение независимости укрепит растущее в народе чувство солидарности, а отсрочка может подорвать воодушевление народа и боевой дух армии.[3]

На том же заседании директор политического отдела Еврейского агентства Голда Меир (Мейерсон) сообщила о провале ее переговоров с эмиром Трансиордании (ныне Иордания) Абдаллой - последней попытки предотвратить вторжение арабских армий. Моше Шарет (Шерток), который исполнял в администрации обязанности министра иностранных дел, и только что вернулся из Америки, сообщил об американских предложениях прекратить огонь и отложить провозглашение независимости. Государственный секретарь США Джордж Маршалл посоветовал Шарету не возлагать больших надежд ни на мощь Хаганы, ни на американскую помощь в случае вторжения арабских армий. Шарет ответил ему: "Мы и раньше воевали сами и сейчас не просим помощи. Мы только просим вас не вмешиваться".

После дискуссии, затянувшейся далеко за полночь, шестью голосами против четырех было решено отклонить американское предложение о перемирии и провозгласить государство. О принятом решении сообщили по телефону в Нью-Йорк председателю Всемирной сионистской организации Хаиму Вейцману, который поддержал его, воскликнув при этом на идише: "Чего они ждут там, идиоты?" Вскоре Вейцман призвал президента Трумэна признать еще безымянное еврейское государство, сказав: "Господин президент, наш народ стоит перед выбором: государственность или истребление. Я убежден, что Вы примете решение по велению нравственного долга".

Итак, жребий был брошен. На подготовку текста Декларации Независимости и подобающей церемонии оставалось двое суток. Тем временем поступали тревожные военные сводки из Иерусалима и прилегающих к нему поселений Гуш-Эциона. Чтобы не нарушить субботу, решено было провозгласить независимость в 4 часа в пятницу, за восемь часов до официального завершения британского правления. Начался настоящий бег наперегонки со временем.

На заседании 12 мая обсуждался проект Декларации. Он был не первым и оказался, несмотря на цейтнот, не последним. Тремя неделями раньше Пинхас Розен (Феликс Розенблют), занимавшийся в администрации правовыми вопросами и ставший первым министром юстиции Государства Израиль, поставил перед руководством ряд вопросов, на которые следовало ответить, прежде чем провозглашать независимость: как будет называться новое государство, каковы будут его герб, флаг, официальный язык? Он же предложил в качестве государственного языка иврит, при предоставлении арабоязычным гражданам права пользоваться их языком в законодательном органе, в судах и в государственных учреждениях. Далее. Будет ли Декларация соответствовать резолюции ООН о разделе Палестины, и будут ли границы государства очерчены в момент его провозглашения? Если да, то, какие будут границы, предписанные резолюцией ООН или иные?

Розен попросил юридического советника профсоюзной организации Хистадрут, позже члена Верховного суда Цви Беренсона подготовить черновой вариант Декларации. Веренсон включил в проект четыре основных пункта: историческую связь еврейского народа с Эрец-Исраэль; перечень событий, подготовивших создание государства, со ссылками на мировое мнение и на декларацию Бальфура; значение суверенного демократического строя; и, наконец, провозглашение личных, социальных и юридических прав. Проект Беренсона датирован 9 мая.

Второй проект, вернее, пересмотренный вариант первого, подготовили юристы А. Вехам, А. Хинцхаймер и 3. Э. Бекер. Он был готов 10 мая. Новое государство в нем никак не называлось. Именно этот проект рассматривался на заседании 12 мая, тогда же, когда и меморандум юридического советника Еврейского агентства Якова Робинсона, позже ставшего юридическим советником израильской делегации в ООН. В меморандуме говорилось о юридических последствиях отклонения от решений ООН. По мнению Робинсона, право еврейского народа на государственность было Организацией объединенных наций не дано лишь подтверждено. Поскольку обладавшая мандатом на Палестину Британия уже начала выводить свои войска, а предусмотренное планом раздела Палестины агентство ООН по наблюдению за осуществлением плана так и не было создано, Робинсон не нашел юридических препятствий к провозглашению государства. Такое же заключение дал специалист по международному праву сэр Герш Лаутерпахт, впоследствии член Международного суда в Гааге.

Юридические проблемы на заседании 12 мая обсуждали недолго, а о границах государства спорили горячо. Розен доказывал, что в Декларации следует упомянуть о границах, но Бен-Гурион и левый профсоюзный деятель Аарон Цизлинг резко возражали ему. Бен-Гурион сослался, на что в американской Декларации независимотерриториальные границы не упомянуты. Он не собирался заранее налагать территориальные ограничения на государство, стоящее на грани войны, и заявил: "Мы приняли резолюцию ООН, а арабы - нет. Они готовятся к войне с нами. Если мы победим в ней и займем Западную Галилею или земли вдоль дороги на Иерусалим, эти территории войдут в состав государства. С какой стати нам связывать себе руки, обязуясь принять гpaницы, которых арабы в любом случае не примут?"

Позиция Бен-Гуриона была одобрена пятью голосами против четырех. Это был единственный вопрос, по которому 12 мая провели голосование. Обсуждалось также название государства. Подкомитет по арабскому варианту названия не выдвинул возражений против названия "Израиль" арабском звучании. Предлагались и другие названия, среди них "Сион", "Эрец-Исраэль", "Йехуда" "Эвер" (от корня иври - "еврейский"). Так ничего и не решив, поручили выработать окончательный текст Декларации комитету в составе пяти человек: Давида Ремеза, Розена, Моше Шапиро, Щарета и Цизлинга.

Было также решено провести церемонию провозглашения государства в главной галерее Тельавивского музея. Предлагались и другие помещения, в том числе зал театра "Габима" или одна из больших синагог, но Национальная администрация учла опасность воздушной бомбардировки, при которой все руководство новорожденного государства могло быть уничтожено одним ударом. Поэтому место и время исторического события были засекречены, и пышной церемонии предпочли скромный акт в неприметном здании музея. Учли и то, что музей в политическом и религиозном отношении нейтрален, и к тому же его главная галерея располагалась в полуподвальном помещении с высокими окнами.[4]

3. Торжественная церемония и Декларация Независимости

Вряд ли тогда предвидели, что выбор места для провозглашения независимости окажется на редкость удачным с точки зрения исторической перспективы: музей занимал один из первых домов в первом еврейском городе нашего времени. Рождение Государства Израиль произошло на прежнем участке № 43, который был первым разыгран в лотерее, проведенной Обществом земельных участков (Ахузат байит) на винограднике Джибали, на пустынной песчаной дюне, 11 апреля 1909 года, и эта дата считается днем основания города Тель-Авива. Достался участок № 43 Меиру Дизенгофу, ставшему первым мэром Тель-Авива, и его жене Зине, прекрасной пианистке. Их одноэтажный домик, построенный на этом участке в 1910 году, стал культурным и духовным центром молодого города. Дом четы Дизенгоф часто посещали такие светила искусства и литературы, как Хаим-Нахман Бялик, Ш.-Й. Агнон и Нахум Гутман, а среди зарубежных гостей были Уинстон Черчилль и Альберт Эйнштейн. Домик стал тесен, и в 1926 году Дизенгоф надстроил второй этаж. После смерти жены в 1932 году он отдал дом под художественный музей, без которого, по его мнению, не может обойтись ни один уважающий себя город. Тельавивский музей открылся в перестроенном трехэтажном доме 23 февраля 1936 года, всего за несколько месяцев до кончины Дизенгофа.

Бен-Гурион сам не занимался подготовкой торжественной церемонии - она была поручена секретарю Национальной администрации Зеэву Шарефу, ставшему затем секретарем кабинета министров. Он распорядился повесить на стенах зала картины только еврейских художников или на еврейские темы. В экспозицию попали такие картины, как "Еврей со свитком" Шагала, "Погром" Молдовского, "Изгнание" Гиршенберга. Шареф попросил тельавивского графика Отто Валлиша оформить зал и каллиграфически написать текст Декларации на свитке.

Галерея стала походить на театр накануне генеральной репетиции. Два плотника целые сутки сколачивали невысокий подиум, стулья самых разных стилей принесли из соседних кафе, микрофоны - из музыкального магазина, ковер взяли напрокат в какой-то лавке. Валлиш купил новые люстры. Стену за подиумом покрыли голубой тканью, купленной в универсальном магазине "Хамашбир", и украсили большим портретом Герцля, принесенным из здания Еврейского национального фонда, где обычно заседал Национальный совет. По обе стороны портрета висели выстиранные и отутюженные флаги.

За рассылку приглашений отвечал член национального комитета "Керен Хайесод" (Фонда основания) Арье Рифкинд. В лаконичных приглашениях с подписью "Секретариат" адресатов предупреждали о необходимости сохранять в тайне время и место акта. Прессу тоже обязали сохранять тайну. Телеграммы в зарубежные агентства печати прошли цензуру. Гостей просили прийти в торжественной одежде темного цвета. Поскольку зал вмещал не более 350 человек, перед Рифкиндом встала нелегкая задача отбора. Кроме членов Национального совета и администрации приглашения получили видные сионистские и религиозные деятели, руководители политических партий, мэры городов и командиры Хаганы. Многие из тех, кого не пригласили, обиделись, сочтя себя обойденными вниманием.

В числе приглашенных был и секретарь Герцля Й. Шалит. На Первом сионистском конгрессе в Базеле именно он развернул флаг, ставший знаменем сионистского движения. Теперь, спустя полвека, он попросил доверить ему развернуть на сей раз государственный флаг, но из-за нехватки времени ему отказали. Через год, накануне первой годовщины Независимости, тот же флаг прислали Шалиту, и он вывесил его на своем балконе. Как пояснил Шареф, таким образом, было принесено "молчаливое извинение за то, что мы не смогли тогда уважить его просьбу".

Приглашения были разосланы 13 мая. В 6 часов вечера Национальная администрация собралась для последнего обсуждения текста Декларации. На заседание прилетел из Иерусалима раввин Й.-Л. Фишман (Маймон). Тот же самолет с единственным пассажирским местом должен был доставить Голду Меир в Иерусалим для официального прощания с британским верховным комиссаром генералом Аланом Каннингхэмом, а потом вернуться в Тель-Авив с Ицхаком Грюнбаумом. Однако на полпути у самолета забарахлил мотор, и пилот, не рискнув пересекать Иудейские горы, вернулся в Тель-Авив, так что Голда Меир присутствовала на церемонии, а Грюнбаум остался в осажденном Иерусалиме.[5]

Заседание Национальной администрации началось с сообщения Бен-Гуриона о падении Кфар-Эциона и о капитуляции арабов в Хайфе. Затем Шарет от имени подкомитета по подготовке текста Декларации внес на рассмотрение проект из 22 статей, который он практически составил заново, а его дочь Яэль каллиграфически переписала. Документ был объемистый и изобиловал юридическими терминами. Бен-Гурион возразил против слова "поскольку", которым начиналась каждая статья, сочтя это отступлением от норм иврита. Критиковал он и некоторые риторические изыски в проекте. Были еще замечания и по содержанию, но больше всего споров вызвало слово "Бог" в заключительной статье Декларации. Цизлинг был решительно против предложенной формулировки "с верой во Всевышнего", так как ни ему, ни кому-либо другому нельзя навязывать веру. Двое верующих, Фишман и Шапиро, возразили ему, что в документе, провозглашаемом от имени всех евреев, нельзя не упомянуть Бога. Поэтому следует, как предложил Шапиро, либо оставить "Бог Израиля", либо пойти на компромисс и написать вместо этого "Всемогущий Спаситель Израиля".

Одно из наименований Бога в иврите - Цур Исраэль. Цур - "скала, оплот", и "Цур Исраэль" понимается как "Оплот Израиля". Бен-Гурион, предложил собрать небольшой подкомитет в составе его самого, Фишмана, Шарета и Цизлинга для окончательной доработки текста с условием, что все примут вариант "Цур Исраэль", который каждый волен, понимать в зависимости от личных убеждений С этим предложением согласились без голосования.

В тот же вечер в своем доме на улице Керен Кайемет Бен-Гурион переработал текст Декларации. Он значительно сократил его, убрал много таких цветистых выражений не в его духе, как "защищаясь, смело и бесстрашно", вычеркнул все "поскольку" (Шарет продолжал утверждать потом, что без них документ стал юридически слабее) и опустил все ссылки на решение ООН о разделе Палестины. Учтя выдвинутое раньше предложение начать Декларацию не с изгнания евреев из страны, а с констатации постоянного присутствия еврейского народа в ней, Бен-Гурион так сформулировал первое предложение: "Эрец-Исраэль была родиной еврейского народа". В пятницу утром у себя дома Бен-Гурион представил свой проект подкомитету.

Днем Декларацию обсудил на своем заключительном заседании Национальный совет. Попытка вернуться к дискуссии об упоминании Бога в Декларации успеха не имела. Приверженцы ревизионистского крыла сионизма подняли вопрос о границах государства. Поскольку ревизионисты всегда требовали для еврейского государства территорию по обоим берегам реки Иордан, они настаивали на внесении в Декларацию формулировки «в своих исторических границах». Стремясь заручиться единодушной поддержкой Национального совета перед торжественным провозглашением государства, Бен-Гурион предложил вернуться к обсуждению всех возражений и оговорок в тексте Декларации на первом же заседании будущего правительства, которое уже было назначено на ближайшее воскресенье. Единственное принятое изменение в тексте свелось к тому, что к гарантиям свобод вероисповедания, совести, образования и культуры добавили свободу языка. Бен-Гурион остановился на названии нового государства - "Израиль". Наконец при повторном голосовании текст Декларации был единогласно утвержден за час до провозглашения государства.

Члены Национального совета поспешили домой переодеться. Шареф остался в здании Еврейского национального фонда, ожидая, пока секретарши перепечатают окончательный текст. Времени на подготовку каллиграфически написанного свитка, разумеется, уже не оставалось.

Несмотря на секретность, слухи о предстоящем событии разнеслись по Тель-Авиву, и толпы людей заполнили улицы по соседству с музеем.

Вокруг здания расставили охрану, а у входа в него застыл почетный караул. За несколько минут до 4 часов, когда сэр Алан Каннингхэм уже вступил на борт британского военного корабля "Эвралиус", отплывавшего из Хайфского порта ровно в полночь, к музею подъехал автомобиль, и Бен-Гурион проследовал в здание. Народ восторженно приветствовал его, а караульные отдали ему честь.

Когда до исторического события оставались уже считанные минуты, возникла неожиданная угроза его срыва: Декларация была еще в руках у Шарефа в здании Еврейского национального фонда, а автомашины для своевременной ее доставки к месту церемонии у Шарефа не оказалось. Блестящий организатор обеспечил транспортом всех, кроме себя самого. Не найдя такси, Шареф остановил проезжавший автомобиль. Но юноша за рулем отказался подвезти его, так как торопился домой, чтобы услышать провозглашение государства по радио. Пришлось ему сказать: "Если ты тотчас же не поедешь к зданию музея, то ничего не услышишь, потому что Декларация у меня в руках". Но тут возникла новая трудность: у юноши, вероятно, не было шоферских прав. По рассказу сопровождавшего Шарефа Нахума Нира, ставшего позже председателем Кнессета, автомашину остановил полицейский за превышение скорости. Нир бъяснил полицейскому, что ввиду прекращения британского мандата у него больше нет полномочий, а если он задержит автомашину, то не появится еврейское государство. "Задерживать он нас не стал, - вспоминает Нир, - и кивком показал: езжайте".

Когда запыхавшийся Шареф вбежал в здание музея и вручил документ Бен-Гуриону, было без одной минуты четыре. Зал, явно не рассчитанный на такое количество гостей, местных и зарубежных репортеров, кинооператоров и фотографов, был переполнен. Филармонический оркестр, который должен был исполнить государственный гимн "Хатиква" ("Надежда"), пришлось отправить на второй этаж. Одному мальчику велено было звонком подать оркестру сигнал, но звонок вовремя не раздался (злые языки утверждают, будто мальчик застрял в уборной), и аккомпанемент исполнявшему гимн хору чуточку запоздал. Главной радиостанции Хаганы "Кол Исраэль" ("Голос Израиля") отвели уголок зала, откуда подиум не всегда был виден из-за толпы, и ей пришлось вести свой первый репортаж уже как государственной радиостанции по торопливо набросанным пересказам тех, кому повезло видеть все.[6]

Одиннадцать членов Национальной администрации (двое отсутствовали) сидели за столом на подиуме, Бен-Гурион - посредине. Ряд кресел у подиума заняли четырнадцать членов Национального совета (десять членов отсутствовали).

Ровно в 4 часа Бен-Гурион встал и ударил председательским молотком по столу. Собравшиеся поднялись и запели "Хатикву". Затем Бен-Гурион объявил: "Сейчас я зачитаю вам Декларацию о создании Государства Израиль, утвержденную в первом чтении Национальным советом". Он нарочито монотонно изложил основания Декларации, после чего, чуть повысив голос, произнес: "Настоящим мы провозглашаем создание в Палестине еврейского государства под названием Государство Израиль". Собравшиеся встали и бурно аплодировали.

Бен-Гурион зачитал статьи Декларации об учреждении выборных государственных органов, социальных и политических правах всех граждан; об охране всех святынь; о призыве к ООН принять Израиль в семью Объединенных наций; о призыве к арабским жителям участвовать в работе всех государственных органов и учреждений. Он также призвал еврейский народ во всем мире сплотиться вокруг новорожденного государства.

Наконец прозвучала заключительная статья: "С верой в Оплот Израиля мы ставим свои подписи под настоящей Декларацией на нынешнем заседании Временного государственного совета, на земле Отчизны, в городе Тель-Авиве, в канун субботы, 5 ияра 5708 года от Сотворения мира - мая 1948 года".

Чтение Декларации Независимости заняло 17 минут.
Затем раввин Фишман прерывающимся от волнения голосом произнес традиционное благословение: "Благословен Ты, Господь Бог наш, Царь Вселенной, кто хранил нас и поддерживал нас и сподобил нас дожить до времени сего". Зал дружно откликнулся восторженным "Аминь!"

Далее Бен-Гурион огласил утвержденное несколькими часами ранее "Положение об образовании Государства Израиль", наделявшее Временный государственный совет высшей законодательной властью и отменявшее все британские законы 1939 года. Услышав о формальной отмене ненавистных положений, жестко ограничивавших еврейскую иммиграцию в Палестину, собравшиеся снова разразились аплодисментами.

Оставалось подписать Декларацию Независимости. Зеэв Шареф приглашал для этого каждого члена Национального совета поименно. Первым скрепил ее своей подписью Бен-Гурион, за ним остальные в алфавитном порядке. Моше Шарет, сидевший рядом с Бен-Гурионом, держал в руках почти не заполненный пергаментный свиток, к которому был приколот скрепкой лист бумаги с машинописным текстом Декларации. В последующие недели члены Национального совета, находившиеся в тот день в Иерусалиме или за границей, добирались до Тель-Авива, чтобы поставить и свою подпись на свитке, который каждый раз приходилось доставать из сейфа в Англо-Палестинском банке, ныне Банк Леуми ("Народный").[7]

Перенести текст Декларации на свиток поручили профессиональному переписчику, но то ли чернила у него оказались плохие (говорят, что он оставил на пергаменте кляксы), то ли ему просто не хватило мастерства, поэтому работу его забраковали и вернули свиток в студию Валлиша. Подготовили новый свиток, а пергамент с подписями пришили к нему.

Бен-Гурион просил всех подписываться своими ивритскими фамилиями. Некоторые этой просьбе не вняли, в том числе Голда Меир и Моше Шарет. Редактор газеты "Едиот ахронот" ("Последние известия") Герцль Розенблюм, член ревизионистской партии, пожалел, что подписался Герцль Варди, и вскоре после церемонии вернулся к прежней фамилии. Мордехай Бен-Тов из скромности подписался крошечными буквами. Раввин Фишман выразил свой протест против того, что в Декларации не упомянуто имя Бога, приписав рядом со своей подписью: "С Божьей помощью". Говорят, что было оставлено место для подписи Хаима Вейцмана. Хотя он и не входил в состав Национального совета, невероятно, что под Декларацией нет подписи этого старейшего государственного деятеля Израиля, ставшего первым президентом еврейского государства. Сам он счел это личным оскорблением.

Последним подписался Моше Шарет. Собравшиеся снова встали, аплодируя, а филармонический оркестр исполнил "Хатикву". Когда музыка стихла, Бен-Гурион стукнул молотком по столу и объявил: "Государство Израиль создано. Заседание закрыто". Так за 32 минуты была восстановлена независимость народа, не имевшего своего государства два тысячелетия. В дневнике Бен-Гуриона есть описание этого дня: "В четыре - провозглашение независимости. Вся страна ликует, а я опять, как 29 ноября, чувствую себя осиротевшим среди ликующих".

На улице у музея многие плясали, некоторые плакали. Расхватывали экземпляры "Йом хамедина" ("День Государства") - специального выпуска, подготовленного совместно всеми крупнейшими газетами, которые на этот день отложили в сторону свои идеологические разногласия. Повсюду были расклеены объявления о том, что запись в армию будет продолжаться и в субботу. Хагана в своих объявлениях призывала граждан строить бомбоубежища и не собираться большими группами. Вечером Соединенные Штаты признали новое государство де-факто, и рано утром Бен-Гурион по радио обратился к народу Соединенных Штатов. Не успел он закончить обращение, как над Тель-Авивом появились египетские самолеты и начали бомбить город. После радиопередачи Бен-Гурион помчался на аэродром Сде-Дов, который пострадал от бомбежки. Бен-Гурион ехал в открытом джипе и смотрел на улицы города. В дневнике он записал: "Из всех окон выглядывали люди в пижамах. Они не были очень уж напуганы, и я почувствовал, что они выстоят".

Спустя полвека голос Бен-Гуриона все еще звучит в доме № 16 на бульваре Ротшильда. После Войны за Независимость Тельавивский музей процветал. В 1971 году он перешел в галерею Хелены Рубинштейн неподалеку от старого здания, которое передали исследовательскому институту "Дом Библии" - любимому детищу Бен-Гуриона. В конце 70-х годов муниципалитет Тель-Авива взял первый этаж здания в свое ведение, восстановил главную галерею в том виде, в каком она была 14 мая 1948 года, и в 1978 году здесь открылся Зал Независимости - филиал Музея Эрец-Исраэль. В прилегающих к главной галерее комнатах размещена экспозиция фотографий, карт, газетных вырезок и документов, в том числе все варианты текста Декларации.[8]

Хотя до недавнего времени Зал Независимости оставался почти неизвестным широкой публике (по некоторым оценкам, до 80 процентов израильтян не знают, где была провозглашена независимость), в последние годы он все больше заметен на исторической и культурной арене страны. В год золотой годовщины государства это национальное сокровище привлекает к себе тысячи школьников и туристов. Экскурсоводы рассказывают им о полной трудностей истории сионизма и о месяцах, предшествовавших дню 14 мая 1948 года, показывают документальный фильм, свидетельствующий об энтузиазме тех бурных дней.

4. Вопрос о Конституции государства Израиль

Во время своего пребывания у власти, с 14 мая 1948 г. по 10 марта 1949 г., когда было официально назначено первое конституционное правительство, Временное правительство пользовалось безоговорочной поддержкой самых широких слоев населения. Никто не оспаривал его законных полномочий или морального права утверждать кандидатуры членов Верховного суда, печатать израильские банкноты и почтовые марки, устанавливать налоги, разрабатывать инструкции по выборам в Учредительное собрание. Решающей проверкой его признания стала готовность общества следовать чрезвычайным правительственным декретам во время войны. В сущности, все израильтяне понимали, что в период войны невозможно создать что-то иное, кроме переходной, временной администрации. Тем не менее, в резолюции ООН о разделе Палестины указывалось, что "Учредительное собрание каждого из государств должно принять демократическую конституцию"; там же перечислялись ее основные принципы: всеобщее избирательное право, выборные органы законодательной власти, подчиненные им органы исполни тельной власти, гарантии равноправия в гражданской, политической, экономической и религиозной сферах. Обязательство принять конституцию было впоследствии подтверждено израильской Декларацией независимости, где говорилось, что Учредительное собрание должно быть созвано не позднее октября 1948 г. Несмотря на то, что из-за войны эта дата была перенесена, Временное правительство осталось верным своему обещанию. В июле 1948 г. оно распорядилось о проведении переписи населения, утвердило порядок выборов и назначило их на 25 января 1949 г.[9]

Примечательно, что избирательная система была разработана на основе опыта выборов в сионистские конгрессы и Собрание депутатов (Асефат ханивха рим) — представительство еврейского ишува во времена мандата. Согласно этой системе, избиратели голосовали за партийные списки, а не за определенных кандидатов. В Учредительном собрании было 120 мест. Страна не была разделена на избирательные округи. Правом голоса обладали все жители Израиля, достигшие 18 лет, без различия национальности, религии и пола. По результатам подсчета голосов, рабочие партии получили 57 мест, право центристские — 31 место, религиозные партии — 16 мест. Это соотношение, в общем, соответствовало расстановке политических сил в ишуве до создания государства. Среди делегатов было 117 евреев и 3 араба.

Первая сессия Учредительного собрания открылась 14 февраля 1949 г. На ней были назначены комиссии и выбраны председатель и его заместители. Два дня спустя собрание обсудило и приняло свой первый законопроект, разработанный партийными лидерами еще задолго до выборов: так называемый "переходный закон", который должен был служить временной конституцией. Однако, как мы увидим в дальнейшем, "малой конституции" суждено было стать основой израильского законодательства, действующего до сих пор. Она состояла из 15 коротких разделов и декларировала республиканскую форму правления, предусматривавшую (кроме всего прочего) наличие президента, кабинета министров и парламента. С принятием "переходного закона" Учредительное собрание формально избрало Хаима Вейцмана президентом государства, и с этого момента Временное правительство сложило с себя полномочия.

После нескольких дней консультаций с партийными лидерами Вейцман возложил на Бен Гуриона, главу партии Мапай, получившей на выборах большинство мест, формирование первого правительства. В ходе трехнедельных переговоров Бен Гурион заключил коалиционное соглашение с другими партиями: Мизрахи, Хапоэль хамизрахи (выступавших как единый блок) Прогрессивной партией и Сефардским списком. Министерские портфели должны были распределяться между ними. 8 марта сформированный кабинет и его программа были представлены на рассмотрение возобновленному Учредительному собранию (оно получило название Кнессет), и 10 марта первое израильское правительство было утверждено большинством голосов (73 против 45).

Первоначально не предполагалось, что Учредительное собрание станет парламентом, функционирующим в соответствии с нормативным законодательством. Считалось, что оно было созвано для разработки конституции. И действительно, накануне выборов 25 января 1948 года не было сомнения в том, что еврейское население Израиля в не меньшей степени, чем авторы резолюции ООН о разделе Палестины и Декларации независимости, ждет принятия конституции — хотя бы потому, что это стало правилом у народов, получивших независимость после 1945 г. Более того, деятельность самой Всемирной сионистской организации регулировалась конституцией. Даже в период британского мандата Учредительный закон Палестины служил своего рода конституцией. И, наконец, комитет под председательством доктора Лео Кона, юридического советника Еврейского агентства, потратил месяцы на составление проекта конституции, который Временное правительство передало Учредительному собранию. И все-таки, несмотря на все прецеденты и подготовительную работу, Бен Гурион и другие лидеры Мапай решили на данном этапе отказаться от принятия конституции.[10]

Существовало несколько причин для этого неожиданного решения. Премьер-министр утверждал, прежде всего, что было бы ошибкой оказаться сейчас в законодательных тисках. Он указывал на то, что даже Соединенным Штатам понадобилось одиннадцать лет для принятия конституции, а затем она была еще существенно изменена Биллем о правах. С другой стороны, английское правительство функционирует достаточно эффективно на протяжении столетий без какой бы то ни было формальной конституции. Бен-Гурион отметил так же, что израильское население все еще растет, что требуется время для абсорбции иммигрантов и для того, чтобы покончить с последствиями арабского вторжения. Таким образом, вопрос о принятии конституции только отвлечет Кнесет от решения других насущных проблем. Одной из таких проблем было, например, требование религиозных партнеров по коалиционному правительству Бен Гуриона, что бы Тора и Талмуд стали основой израильского законодательства. Понятно, что меньше всего нужна была тогда Израилю и Бен Гуриону "kulturkampf" ("война культур") между клерикалами и секуляристами. По этим и другим причинам после продолжи тельной дискуссии в июне 1950 г. было решено отказаться от принятия конституции. Вместо этого предполагалось, что конституция будет построена со временем на базе специальных законодательных актов, оформленных как Основные законы. В конечном итоге они и составят в совокупности израильскую конституцию

5. Отличительные особенности системы государственной власти государства Израиль

Для России, взявшей курс на построение демократической модели государства, до сих пор актуальна проблема определения концентрации властных полномочий в руках тех или иных государственных структур, в том числе и парламента. Имеют место многочисленные дискуссии о качественных характеристиках системы государственной власти, позволяющей, с одной стороны, обеспечить управляемость обществом, с другой стороны, гарантировать реализацию интересов большей части населения страны. Поэтому изучение конституционного права зарубежных государств представляет не только большой научный интерес, но и имеет весьма важное политико-прикладное значение для понимания происходящих в нашей стране процессов по совершенствованию конституционно-правовой системы. Обращение к политико-правовой системе Израиля, прежде всего, обусловливается особыми отношениями, установившимися между нашими странами и народами: почти миллион граждан Израиля являются выходцами из России и других республик бывшего СССР и многие из них сохранили теснейшие связи с российским обществом.

Государство Израиль следует определять как парламентскую республику, реализующую одну из форм либеральной демократии. В целом система государственной власти данного государства, так или иначе, напоминает другие западные страны. Все-таки можно говорить о специфичности и уникальности многих ее элементов. В рамках данной статьи мы попытаемся проанализировать особенности организации государственной власти в Израиле, показать самобытный стиль становления и развития его государственно-правовых институтов.[11]

Как и в любой парламентской республике, центральное место в системе органов государственной власти Израиля занимает парламент — однопалатный кнессет, состоящий из 120 депутатов. Исключительность данного института состоит в том, что он возник задолго до его аналогов в других странах. Первое упоминание о нем мы встречаем в Ветхом Завете в Книге Числа, главы 8—21. Когда евреи выходили из Египта, Моисей являлся единоличным руководителем народа. И хотя он пользовался неограниченным доверием, концентрация всей полноты власти в руках одной личности оказалась тяжким бременем. Поэтому пришлось учредить собрание представителей народа, которое, с одной стороны, давало бы евреям удовлетворительные ответы на их запросы, а с другой — было бы способно донести слова Всевышнего до народа.

Таким образом, возник первый «кнессет», который изначально состоял из 72 человек, по 6 от каждого из 12 колен, а позже это число было увеличено до 120, по 10 представителей от колена. Данная численность депутатов сохраняется и в нынешнем израильском парламенте, хотя и основана на иных принципах избрания народных представителей.

После образования 14 мая 1948 года государства Израиль в январе 1949 года избирается учредительное собрание, которому предоставляется право разработать конституцию. В своем первом законодательном акте (Transition Law, 1949 года) учредительное собрание изменило свое название на «кнессет» и объявило себя «законодательным органом Государства Израиль».

Возвращаясь к современной эпохе, отметим, что кнессет избирает из своего состава председателя кнессета и его заместителей. Во время отсутствия президента страны в Израиле председатель кнессета выполняет его функции, то есть номинально и протокольно является вторым человеком в государстве. Так же, как и во многих других странах, депутаты кнессета обладают парламентской неприкосновенностью; в случае рекомендации прокураторы о подаче в суд обвинения против депутата кнессета неприкосновенность может быть с него снята голосованием. Неприкосновенность не распространяется на нарушение правил уличного движения и т. п. Члену кнессета запрещено заниматься какой-либо оплачиваемой деятельностью (за исключением авторского гонорара за книгу и т. п.); ему нельзя быть главой муниципалитета (но можно быть членом муниципалитета) или занимать в муниципалитете должность за плату; даже на добровольную (неоплачиваемую) деятельность депутата существуют серьезные ограничения.

Именно кнессет принимает законы. Значение данной «парламентской» функции усиливается тем, что в Израиле нет единой писаной конституции — документа, обладающего высшей юридической силой по отношению к другим законам. Ее отсутствие, несомненно, повышает роль парламента в системе государственной власти. Тем не менее, в системе нормативных актов следует выделять так называемые «основные законы», именно они имеют характер конституционных актов. Таковыми являются: Закон о Кнессете; Закон о земельных участках; Закон о Президенте Государства; Закон о правительстве; Закон о «государственном хозяйстве»; Закон об армии; Закон «Иерусалим — столица Израиля»; Закон о судопроизводстве и т. д. Однако, как это ни покажется странным, для их принятия или изменения требуется не квалифицированное (как, например, в России), а только абсолютное большинство в 61 голос депутатов кнессета. Обычные же законы принимаются в еще более упрощенном порядке, что не соответствует ни практике большинства парламентов западных стран, ни России. В Израиле для принятия обычного закона не требуется кворум депутатов при голосовании — достаточно, чтобы за закон проголосовало большинство присутствующих депутатов (были случаи, когда закон принимался в присутствии двух членов кнессета). Хотя следует отметить, что законы не принимаются внезапно: для внесения законопроекта существует специальная процедура, и в повестке дня заседания кнессета появляется предварительное голосование по законопроекту. После этого законопроект может быть отправлен в одну из комиссий кнессета на доработку и обсуждение, а затем снова передан на обсуждение всего кнессета, где для его утверждения должен пройти три чтения (три голосования).

Подобная ситуация с принятием законов, на наш взгляд, согласуется с особенностями политической системы израильского общества (наличие большого количества достаточно влиятельных политических структур) и со спецификой избирательной системы Израиля. Кнессет избирается общеизраильскими прямыми, равными и тайными выборами раз в 4 года (возможны досрочные выборы в случае самороспуска кнессета) по пропорциональной избирательной системе. При этом предвыборные списки, за которые голосуют граждане, должны представлять партию или блок партий. Особенностью Израиля можно назвать также низкий «заградительный барьер» — 1,5% от общего числа проголосовавших избирателей, чей бюллетень признан заполненным правильно. Подобная избирательная система дает возможность быть представленными в кнессете большому количеству партий. Так, например, на выборах в 1992 году в кнессет прошли 10 списков, в 1996 году — 11, на следующих выборах — 15. Подобный расклад политических сил в парламенте почти всегда предполагает формирование коалиционных правительств, а также возможные трудности при достижении каких-либо кардинальных политических решений. В таком «разнополюсном» парламенте не всегда просто набрать абсолютное большинство в поддержку того или иного решения, не говоря уже о квалифицированном.[12]

Большое значение для деятельности кнессета имеют парламентские запросы, которые адресуются правительству или конкретному министерству. Ответы на запросы, как правило, — функция министра. В случае необходимости обсуждение запроса переносится на заседание одной из комиссий кнессета. При этом правительство и правительственные структуры обязаны отчитываться перед кнессетом по предъявляемым запросам.

Дополнительный вид активности членов кнессета — это участие в многочисленных общественных лоббистских и парламентских группах: например, «сельскохозяйственное лобби», «парламентская группа по связям с Россией» и т. д.

Следующая функция кнессета — формирование исполнительной власти. По результатам парламентских выборов кнессет назначает премьер-министра (главу правительства), который является реальным главой исполнительной власти и политическим руководителем страны. Премьер-министром назначается либо лидер крупнейшей фракции в кнессете, либо тот, кто сможет заручиться поддержкой необходимого большинства депутатов кнессета для формирования правительственной коалиции. Правительство назначается премьер-министром и утверждается кнессетом простым большинством. Данный способ формирования правительства в целом соответствует практике государств с парламентской формой правления. Однако в 1992 году кнессетом был принят закон, предусматривавший выборы премьер-министра путем прямого голосования всех граждан Израиля, в 1996 году состоялись первые выборы главы правительства. Практику выборов гражданами премьер-министра можно назвать уникальной для всего мирового сообщества. Произошел «уход» от традиционной парламентской демократии в сторону «гибридной» формы правления с элементами президентской республики. Безусловно, прямые выборы премьер-министра гражданами можно рассматривать как усиление демократических начал израильского государства. Но, на наш взгляд, данная практика несла скрытую угрозу системе государственной власти страны. Известно, что одним из основных элементов парламентской формы правления является обязательное согласие между политикой правительства и политическими желаниями парламента. Невозможно пребывание у власти правительства (премьер-министра), лишенного доверия парламента. Выборы же главы правительства гражданами фактически значительно уменьшали политическую ответственность премьер-министра и правительства в целом перед кнессетом. В этих условиях можно было прогнозировать возможные конфликтные ситуации между законодательной и исполнительной ветвями власти. Данная опасность была реальна, учитывая широкое представительство в израильском парламенте различных политических сил, когда ни одна политическая партия не имеет абсолютного большинства в кнессете. Поэтому мы рассматриваем отмену прямых выборов премьер-министра, возврат к традиционному «парламентскому» способу формирования правительства как положительный шаг конституционно-правовой реформы, не ущемляющий демократических начал израильского общества.[13]

Как уже отмечалось, в Израиле нет политической силы, доминирующей в обществе, что делает необходимым формирование коалиционных правительств. Как правило, размер фракции в кнессете определяет число министерских портфелей, которые получает эта фракция. Закон не оговаривает, какие именно министерства могут существовать в правительстве, — это решает премьер-министр. Правительство — коллегиальный орган власти, решения принимаются большинством голосов. В Израиле распространена практика, при которой во главе нескольких министерств может стоять один и тот же человек. Например, в 1999 году премьер-министр Э. Барак являлся одновременно и министром обороны. К тому же премьер-министр имеет свое министерство, называемое «Министерство главы правительства». Тем не менее, совмещение министерских постов не дает дополнительного голоса в правительстве. Так же, как и в Великобритании, в Израиле существует понятие «министр без портфеля» — это член правительства, не возглавляющий никакого министерства, но ответственный за какое-либо направление в правительственной деятельности, например, за социальные вопросы. Министр без портфеля участвует в заседаниях и голосованиях правительства наряду с другими его членами.

В качестве отличительной черты состава правительства следует отметить правовой статус заместителей министра — в Израиле это политическая должность. В соответствии с законом в отличие от министра заместитель министра обязан быть депутатом кнессета (в парламентских государствах такое требование может распространяться на министров). Назначение и смещение с должности заместителя министра является прерогативой не министра, а правительства в целом. Данный «высокий» статус заместителей министров также, на наш взгляд, обуславливается особенностями политической системы Израиля — наличием большого количества влиятельных политических сил. Такая практика упрощает задачу премьер-министра при формировании коалиционного правительства. Возможна ситуация, когда министром правительства будет назначен представитель одной партии, заместителем министра другой. Очень часто, при совмещении премьер-министром должности какого-либо министра, функции руководителя реально выполняются заместителем министра. На заместителей министров, так же как и на министров, распространяются все «парламентские ограничения»: они не могут подавать парламентские запросы, вносить свои законопроекты, голосовать за вотум недоверия правительству, состоять членами комиссий кнессета. Вероятно, именно из-за «политического» статуса у большинства министров нет заместителей.

Другая отличительная черта Израиля, подтверждающая его характеристику как государства с парламентской формой правления, является правовой статус президента. Президент Израиля является лишь номинальным главой государства. Он избирается членами кнессета путем тайного голосования на пятилетний срок. Для выдвижения кандидата в президенты необходима поддержка не менее 10 членов кнессета. Один и тот же гражданин не может избираться более чем на два срока (10 лет). Особенность Израиля в том, что касается правового статуса президента, — это чрезвычайно низкий объем полномочий главы государства даже по сравнению с другими парламентскими государствами. Данное обстоятельство становится понятным при изучении происхождения института главы государства.

С момента избрания первого главы государства была установлена именно ограниченная монархия, созданная двенадцатью коленами Израиля примерно в 1000 г. до н.э. Еврейская идея монархии существенно отличалась от других. Иудейский царь нес такую же ответственность перед законом, как и его подданные. Для него не существовало ни особых законов, ни особых исключений.

Книга Второзаконие содержит статьи, регулирующие некоторые аспекты его правового положения. Он должен быть рожден израильтянином; он должен руководствоваться Учением и законами и быть первым среди равных. Он представлял еврейский народ на внутригосударственном и международном уровне. Однако его основным назначением было объединение народа".

Тенденция к ограничению власти главы государства, проявлявшаяся на протяжении веков существования иудейской государственности, сохранилась и в настоящее время.

Рассмотрим полномочия президента Израиля: а) представительство государства на официальных церемониях; б) прием верительных грамот послов других стран в Израиле и вручение таковых отправляющимся на дипломатическую службу посланникам Израиля; в) открытие сессий кнессета и получение отчетов о его заседаниях; г) рекомендации по амнистии заключенных или ослаблению приговоров. Как видно, глава государства лишен даже такой традиционной «президентской» функции, как помилование заключенных. Тем не менее, несмотря на ограниченность президентских полномочий, его политическая роль огромна. Президента в Израиле можно охарактеризовать как «символ единства нации». Выдвигаемые на эту должность кандидатуры должны пользоваться всеобщим уважением, быть известными общественными деятелями, учеными, видными (в прошлом) политиками и т. д. На наш взгляд, глава государства при всех обстоятельствах будет оставаться необходимым участником наиважнейших государственных актов, у него всегда будет возможность влияния на развитие политической ситуации в стране. О значимости данного поста можно судить по ожесточенной борьбе между различными политическими группами — чей кандидат займет эту должность. Политический «вес» главы государства определяется и тем, что высказанное авторитетное мнение президента моментально доводится всеми средствами массовой информации до сведения общественности. И достаточно часто возникают в последнее время ситуации, когда позиция президента не совпадает с правительственной. Конечно же, глава государства в своей деятельности должен представлять интересы всего общества, а не отдельных его групп, но закон в Израиле прямо не ограничивает возможность президента оказывать влияние на политическую ситуацию в стране. В качестве примера следует назвать деятельность предпоследнего президента Израиля — Эзера Вейцмана, который достаточно часто своими действиями и высказываниями определял свою позицию (не всегда согласовывавшуюся с мнением правительства) по наиважнейшим вопросам политической жизни страны. Безусловно, подобные действия президента могут вызывать недовольство со стороны определенной части общества, имеющей другой взгляд на решение той или иной проблемы. Каждое высказывание главы государства должно быть взвешенным и политически корректным, так как президент должен представлять именно весь народ, а не его часть. «Политическая» деятельность президента Вейцмана явилась одной из причин его последующей отставки с должности.[14]

Раскрывая систему государственной власти Израиля, нельзя оставить без внимания его правовую систему, корни которой уходят в далекое прошлое. Она основывается на четырех источниках:

1) «еврейское право», сформулированное в Талмуде и еврейском религиозном законодательстве;

2) «оттоманское право», то есть система законов Оттоманской империи;

3) «английское право» (со времен британского мандата);

4) собственно «израильское право»: законы, установленные кнессетом, а также постановления Верховного суда, распоряжения муниципалитетов и т. д.

Зоны действия этих систем строго не разграничены, хотя и можно отметить, например, что в вопросах личного статуса еврейское право применяется чаще других, а оттоманские законы наиболее существенны при определении споров о владении земельными участками.

Судебная система в Израиле также неоднородна — есть разные судебные инстанции. Каждый суд можно отнести к одной из двух групп:

1. Обычные суды — занимаются как гражданскими, так и уголовными делами в случаях, если таковые не подлежат юрисдикции одного из специальных судов. К обычным судам относятся:

а) Мировые суды — занимаются имущественными исками, чья стоимость не превосходит определенной суммы; земельными вопросами; уголовными делами, срок наказания по которым не превосходит трех лет;

б) Окружные суды занимаются более тяжелыми вопросами и рассматривают апелляции на решения мировых судов;

в) Верховный суд — рассматривает апелляции на решения окружных судов и конфликты между гражданами страны и властью.

2. Специальные суды:

а) еврейский религиозный суд;

б) суд по трудовым конфликтам;

в) военный суд;

г) религиозные суды разных религиозных общин, представленных в Израиле;

д) некоторые другие специальные суды.

Как видно, данная система отражает, с одной стороны, сложную религиозно-этническую специфику Израиля; с другой стороны, в большинстве своих черт имеет британское происхождение — хотя и, разумеется, в израильском исполнении. В качестве примера можно привести ситуацию со смертной казнью. Израильский закон (израильское право) предусматривает такую меру наказания, как смертная казнь. Однако отрицательное отношение к ней иудаизма (еврейское право) привело к тому, что выработался прецедент неприменения этой меры наказания (на практике смертный приговор был приведен в исполнение лишь дважды: в 1962 г. был казнен А. Эйхман, ответственный за уничтожение 6 миллионов евреев в нацистской Германии, а во время Войны за Независимость — майор М, Турянский за предательство и шпионаж в пользу врага). В данном случае мы можем наблюдать степень влияния еврейского и английского прецедентного права на деятельность судов в Израиле.

Несмотря на отсутствие в Израиле писаной конституции, верховный суд можно определить как орган конституционного надзора. Верховный суд не вмешивается в деятельность кнессета, пока решения последнего не затрагивают основных принципов демократической системы или основополагающих конституционных ценностей. О характере конституционного контроля следует судить на основании решения верховного суда, который в ноябре 1995 года объявил, что он вправе осуществлять пересмотр актов кнессета, не соответствующих основным законам, независимо от наличия или отсутствия в них ограничительных статей. Этим, фактически, установлено, что любой закон, входящий в противоречие с основным законом, имеющим ограничительную статью, должен быть пересмотрен с учетом этой статьи. Таким образом, верховным судом было утверждено нормативное превосходство основных законов над обычными законодательными актами.[15]

Заключение

В мае 1998 г. Израиль праздновал свое 50-летие. Осмысление пройденного пути и анализ стоящих перед обществом проблем - естественная потребность и людей, и государства в юбилейный год.

С чисто геополитической точки зрения Государство Израиль, созданное в 1948 году, имеет две характерных черты. Оно было задумано, как государство евреев, иностранный анклав западного типа в Палестине, в окружении арабского мира. Кроме того, этот регион Ближнего Востока, где расположены также Ливан, Сирия и Иордания, имеет богатейшую историю и ограниченную территорию и очень плотно заселён.

Какие же проблемы можно поставить в качестве приоритетных в современном израильском обществе?

Конечно же, широко обсуждаются все аспекты ситуации на Ближнем Востоке, мирный процесс, взаимоотношение Израиля с арабскими странами, вопросы национальной безопасности, военного потенциала.

Однако центр общественного внимания все больше и больше концентрируется на внутренних проблемах страны.

Основным фактором, воздействующим на жизнь общества, является, прежде всего, проблема обеспечения безопасности страны в целом и личной безопасности ее граждан. Последний аспект проблемы обострился по мере продвижения мирного процесса из-за усиления арабского терроризма.

В настоящее время по вопросам безопасности в израильском обществе сохраняется разделение между основными подходами ее обеспечения. Это в первую очередь связано с двумя основными моделями продвижения мирного процесса и определения дальнейшей судьбы, оккупированных территорий, выдвигаемыми основными партиями Ликудом и Аводой. Взлет арабского терроризма, наблюдающийся с конца 1994, г. породил массовое недовольство израильтян, обвинявших тогдашнее правительство Рабина в неспособности обеспечить как национальную безопасность страны, так и "личное выживание" ее граждан. Именно из-за этого Авода потеряла накануне выборов 1996 г. много своих сторонников, склонившихся к отказу от поддержки этой партии в деле реализации мирных соглашений с палестинцами.

Становилось ясно, что арабо-израильские переговоры, мирный процесс не только не решают, а во многом обостряют внутриполитические трудности, способствуют обострению противоречий в обществе. Усиливались позиции сторонников торможения мирного процесса и усиления оборонного потенциала государства.

Параллельно с этим нарастающую обеспокоенность вызывали процессы, напрямую не связанные с арабо-израильским конфликтом. Все большую тревогу вызывают у политиков проблемы, связанные с перспективами развития гражданского общества. Они считают, что наращивание военной мощи может оказаться бессмысленным, если в результате политических, культурных, этических и иных разногласий будет подорвано внутренне единство израильского общества.

Поэтому сегодня израильтяне яростно спорят не только о выводе израильских войск с территорий, но и современном состоянии сионизма, о роли религии, образовании, развитии этнических культур и о многом другом, что может служить как объединяющим, так и разъединяющим факторами жизни общества. "Какими бы ни были ожидающие Израиль внешние трудности, - подчеркнул в своей юбилейной статье известный израильский журналист Д.Конторер, - будущее страны зависит в первую очередь от того, сумеют ли ее граждане сохранить чувство общей судьбы".

Итак, динамично развивающееся современное израильское общество вступает в новую полосу своего развития. Идет быстрый процесс его деидеологизации, "нащупывание" новых плюралистических моделей во всех сферах жизни гражданского общества. Условия успеха становятся все более жесткими. Растет конкуренция в экономике, убыстряются темпы экономического роста, требующие новых подходов к социальным и межличностным отношениям. Одновременно растет напряжение, связанное с "неотвратимостью" дальнейших уступок в ходе реализации мирного процесса. Все эти объективные процессы тревожат простых израильтян, рождают в них ностальгию по "добрым старым временам". Общество очутилось как бы между двух огней: с одной стороны, оно ощущает на себе давление тех сил, которые ведут его к "нормализации" и дальнейшей вестернизации образа жизни. С другой стороны, усиливаются попытки наиболее консервативных сил (в том числе и ультраортодоксов) испугать израильтян новыми процессами, навязать им отжившие нормы как в области внутренней, так и внешней политики. Израиль ищет новые ориентиры, постепенно справляясь с трудностями переходного периода.

Библиография

1. Воробьев В.П. Государство Израиль: правовые основы возникновения и статус личности. 2002.

2. Карасова Т.А. Некоторые особенности внутриполитического развития современного Израиля // Ближний Восток и современность №6 1999.

3. Клайман Ш. Государство Израиль провозглашает свою независимость // Журнал «Ариэль», Февраль 1999.

4. Конторер Д. 50 лет государству Израиль // "Вести", Юбилейное приложение, Май, 1998.

5. Моро-Дефарж Ф. Введение в геополитику. М., 1996.

6. Нойбергер Бениамин, «Что такое сионизм?», Издание Дипломатической академии МИД РФ, 1995.

7. Сакер Говард. История Израиля, том 2 Иерусалим, 1994.

8. Эвен Аба, Рождение Израиля // Время и мы: Международный журнал литературы и общественных проблем, №100 1988.

9. Эттингер Шмуэль Очерк истории Еврейского народа, том 2 Иерусалим 1972.

10. Даймонт М. Евреи, Бог и история / Иерусалим: Библиотека – Алия, 1989.

11. Дьяконов Р.С. «История Древнего Мира». - М., 1998.

12. О.А. Омельченко «Всеобщая история государства и права», Учебник в 2 т., Издание 4-е, доп. Том 1, Эксмо, Москва, 2005. (Российское юридическое образование).

13. Всемирная история: В 2 т. Т. 2: Учебник. / Под ред. С.П. Карпова. – М.: Изд-во МГУ: ИНФРА-М, 2000.

14. Краткая всемирная история. Книга первая. Под ред. А.З. Манфреда, М., “Наука”, 1997г.

15. Грановский Т.Н. Лекции по всемирной истории. – М., 1996.

16. К.И. Батыр «История государства и права зарубежных стран», Проспект, М., 2005.

17. Барановский А.А. «История государства и права зарубежных стран», М., 2006.

18. Жуков С.В. Курс всемирной истории. Саратов. 2005.

19. Андрейченко П.В. Всемирная история. Учебник. М., 2004.

20. Пушканов Л.Н. История и Мир. М., 2006.


[1] Воробьев В. П. Государство Израиль: правовые основы возникновения и статус личности. 2002.

[2] Сакер Говард. История Израиля, том 2 Иерусалим, 1994.

[3] Эттингер Шмуэль Очерк истории Еврейского народа, том 2 Иерусалим 1972.

[4] Эттингер Шмуэль Очерк истории Еврейского народа, том 2 Иерусалим 1972.

[5] О.А. Омельченко «Всеобщая история государства и права», Учебник в 2 т., Издание 4-е, доп. Том 1, Эксмо, Москва, 2005. (Российское юридическое образование).

[6] О.А. Омельченко «Всеобщая история государства и права», Учебник в 2 т., Издание 4-е, доп. Том 1, Эксмо, Москва, 2005. (Российское юридическое образование).

[7] Всемирная история: В 2 т. Т. 2: Учебник. / Под ред. С.П. Карпова. – М.: Изд-во МГУ: ИНФРА-М, 2000

[8] Краткая всемирная история. Книга первая. Под ред. А.З. Манфреда, М., “Наука”, 1997г.

[9] Грановский Т.Н. Лекции по всемирной истории. – М., 1996.

[10] Грановский Т.Н. Лекции по всемирной истории. – М., 1996.

[11] К.И. Батыр «История государства и права зарубежных стран», Проспект, М., 2005.

[12] К.И. Батыр «История государства и права зарубежных стран», Проспект, М., 2005.

[13] Барановский А.А. «История государства и права зарубежных стран», М., 2006.

[14] Барановский А.А. «История государства и права зарубежных стран», М., 2006.

[15] Жуков С.В. Курс всемирной истории. Саратов. 2005.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему