регистрация / вход

Общество с ограниченной ответственностью

Признаки общества с ограниченной ответственностью (ООО), его место в ряду других хозяйственных обществ. Проблемы в процессе создания и управления ООО. Содержание субъективных прав участников общества: управленческие, имущественные и неимущественные.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ КАК ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО

1.1 Общество с ограниченной ответственностью как субъект гражданского права

1.2 Признаки общества с ограниченной ответственностью

1.3 Создание, реорганизация, ликвидация общества с ограниченной ответственностью

ГЛАВА 2. СОДЕРЖАНИЕ ОСНОВНЫХ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРАВ УЧАСТНИКОВ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ

2.1 Управленческие права участников общества

2.2 Неимущественные права участников общества

2.3 Имущественные права участников общества

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Общество с ограниченной ответственностью является одной из самых распространенных организационно-правовых форм юридического лица. Эта форма организации юридических лиц широко используется практически во всех государствах - товарищество с ограниченной ответственностью в Германии и Франции, в модифицированном виде -частная компания в Великобритании и закрытая корпорация в США. На данный момент это самая распространенная организационно-правовая форма коммерческих организаций в Российской Федерации. Это обстоятельство говорит о предпочтительности данной организационно-правовой формы для участников предпринимательской деятельности в Российской Федерации, что соответственно влечет необходимость более детального рассмотрения и изучения правового положения и сущности общества с ограниченной ответственностью по сравнению с другими видами юридических лиц.

Многие вопросы деятельности обществ с ограниченной ответственностью не урегулированы новым ГК РФ с достаточной степенью четкости. Необходим специальный закон об обществах с ограниченной ответственностью. Некоторые проблемы правового регулирования обществ с ограниченной ответственностью никогда не ставились и не разрешались юридической наукой и законодателем. Данные обстоятельства определили актуальность выбранной темы дипломного исследования в теоретическом, правоприменительном и правотворческом аспектах.

Степень научной разработанности исследования составляют труды таких ученых-юристов как Аскназий СИ., Агарков М.М., Венедиктов А.В., Красавчиков О.А., Пугинский Б.И., Райхер В.К. В работе автор опирался на труды ученых-правоведов в области учения о юридических лицах и хозяйственных обществах как Брагинский М.И., Братусь С.Н., Витрянский В.В., Вольф В.Ю., Гойхбарг А.Г., Данилова Е.М., Долинская В.В., Козлова Н.В., Краснокутский В.А., Кулагин М.И., Ландкоф С.Н., Лаптев В.В., Суханов Е.А., Сыродоева О.Н., Тимохов Ю.А., Якушев B.C. и другие.

Объектом исследования являются корпоративные отношения в обществе с ограниченной ответственностью, а также само общество, как участник предпринимательских отношений.

Предметом исследования является комплекс проблем, связанных с регулированием отношений возникающих в процессе создания и деятельности обществ с ограниченной ответственностью.

Целью настоящего исследования является выявление особенностей правового регулирования обществ с ограниченной ответственностью.

В ходе исследования были поставлены следующие задачи: а) исследовать историю возникновения обществ с ограниченной ответственностью и экономическую основу данного процесса; б) дать понятие и признаки общества с ограниченной ответственностью, позволяющие определить его место в ряду других хозяйственных товариществ и обществ; в) выявить специфику правового регулирования отношений между участниками общества с ограниченной ответственностью и особенности защиты прав участников; г) рассмотреть проблемы, возникающие в процессе создания общества с ограниченной ответственностью; д) исследовать проблемы управления обществом с ограниченной ответственностью; е) разработать предложения по совершенствованию действующего законодательства об обществах с ограниченной ответственностью и практики его применения.

Методы исследования. В качестве методологической основы дипломного исследования применялись общенаучные методы познания, а также некоторые частнонаучные методы: исторически, сравнительно-правовой, технико-юридический, системного анализа, формально-логический.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, бибилиографического списка.


ГЛАВА 1. ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ КАК ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО

1.1 Общество с ограниченной ответственностью как субъект гражданского права

Хозяйственные общества, к которым относятся общества (товарищества) с ограниченной ответственностью и акционерные общества, являются наиболее популярными организационно-правовыми формами как в России, так и в зарубежных странах. В Англии и США действуют компании (аналог континентального акционерного общества) и закрытые корпорации (аналог общества (товарищества) с ограниченной ответственностью). В дореволюционной России рассматриваемые хозяйственные общества именовались торговыми товариществами, поскольку торговля обычно ассоциировалась с коммерческой деятельностью.

Как правило, акционерные общества — это правовая форма объединения крупного капитала, а общество (товарищество) с ограниченной ответственностью ориентировано на субъекты малого предпринимательства.

Например, "в конце 80-х годов в ФРГ насчитывалось свыше 400 тыс. товариществ с ограниченной ответственностью, из них около 80% обладали капиталом менее 100 тыс., марок и лишь 4% имели капитал свыше 1 млн. марок. При этом средний размер номинального капитала акционерного общества превышал 50 млн. марок. Во Франции число товариществ с ограниченной ответственностью в те же годы чуть-чуть не дотянуло до той же цифры – 400 тыс[1] .

Несмотря на то, что число акционерных обществ намного меньше, чем товариществ с ограниченной ответственностью, оборот последних в шесть раз меньше, чем оборот акционерных обществ.

Как известно, организационно-правовая форма общества с ограниченной ответственностью родилась в Германии в конце прошлого века (Закон 1892 года, действующий с известными изменениями и дополнениями и в настоящее время). В континентальном европейском праве она получила распространение после первой мировой войны, а в англо-американском праве вместо нее используется правовая конструкция "закрытой компании" (closedcorporation). Влиянием последнего и объясняется решение российского законодателя.

Данный вид корпораций - это изобретение, вызванное самостоятельными требованиями практики, показавшей недостаточную эластичность акционерных компаний, с одной стороны, и ограниченные возможности полных товариществ, препятствующих их широкому распространению, с другой.

Общество с ограниченной ответственностью относится к числу так называемых «объединений капиталов» и, в отличие от товариществ, личный элемент в нем играет подчиненную роль. Однако в сравнении с акционерными обществами общество с ограниченной ответственностью отличают более тесные отношения участников, более закрытый характер членства.

Позаимствовала этот институт и Австрия, сохранив все существенные черты германского закона. Несколько позднее общества получили распространение и в России.

Англо-американский правопорядок не воспринял её, применяя для данной цели конструкцию «закрытой компании». В США, Англии, Голландии, Бельгии уже давно укоренились акционерные общества, которых становилось больше. Германия и Россия в силу своих географических особенностей опоздали в территориальном переделе мира. Они практически не имели колоний, которые позволили бы накопить богатство. Концентрация капитала в этих странах уступала сосредоточению материальной мощи в Англии и подобных ей странах. Вот почему акционерные общества, пригодные для использования довольно большой массы капитала, в странах континентальной Европы возникли позднее, да и, возникнув, они первоначально были экзотическим явлением. Да и сейчас в Германии, Франции число обществ с ограниченной ответственностью значительно превышает число акционерных обществ[2] .

В первом российском Гражданском кодексе 1922 года "товарищества с ограниченной ответственностью" рассматривались как товарищества, по обязательствам которых их участники отвечают "личным имуществом в одинаковом для всех товарищей кратном (напр., трехкратном, пятикратном, десятикратном) отношении к сумме вклада каждого товарища" (ст.318). В новейшем законодательстве такая конструкция была возрождена п.5 ст. 19 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 года, а затем ст.95 ГК РФ под названием "общества с дополнительной ответственностью". Закон и сейчас предполагает распространение на такие общества правил об обществах с ограниченной ответственностью (п.З. ст.95 ГК), по сути, рассматривая их в качестве разновидности последних. В связи с этим в первоначальных вариантах Закона об обществах с ограниченной ответственностью предполагалось наличие нескольких специальных правил и о таких обществах, однако после первого чтения законопроекта в Государственной Думе они были исключены как не относящиеся к предмету данного закона.

В своем традиционном виде общества с ограниченной ответственностью впервые упоминаются в Положении об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью, утвержденном постановлением Совета Министров СССР от 19 июня 1990 года № 590. Однако действие названного союзного подзаконного акта вскоре было парализовано принятым 25 декабря 1990 года российским Законом "О предприятиях и предпринимательской деятельности", который отождествил общества ("товарищества") с ограниченной ответственностью и акционерные общества закрытого типа (ст. 11). (Оно не возобновлялось и после отмены данного закона в связи с принятием части первой нового ГК РФ.)

В современной России начало возрождения хозяйственных обществ пришлось на 90-е годы. Однако первые законодательные акты, призванные заложить базу для развития хозяйственных обществ (товариществ), были не только недостаточно юридически грамотными, но в ряде случае противоречили друг другу.

Во-первых, общество с ограниченной ответственностью, неправомерно именуемое в Законе РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности (1990 г.) "товариществом с ограниченной ответственностью", определялось как объединение граждан и (или) юридических лиц для хозяйственной совместной деятельности. Таким образом, закладывалась правовая база для понимания этой организационно-правовой формы как "объединения лиц", что, в свою очередь, приводило к неправильному пониманию сути этого вида юридического лица и нарушениям прав его участников. Ведь "объединение лиц" означает, что товарищество может быть создано не менее чем двумя лицами, члены товарищества должны лично участвовать в его деятельности и, следовательно, могут быть участниками только одного товарищества. Вместе с тем по своей сути "товарищество с ограниченной ответственностью" было не чем иным, как хозяйственным обществом - правовой формой объединения не лиц, а капиталов, где его участники объединяют только имущество, следовательно, могут одновременно участвовать имущественными взносами в нескольких обществах.

Во-вторых, Закон РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" неправомерно отождествлял товарищества с ограниченной ответственностью и акционерные общества закрытого типа, хотя каждое из названных юридических лиц представляет собой совершенно самостоятельную организационно-правовую форму: акционерное общество и товарищество (правильнее – общество) с ограниченной ответственностью.

В-третьих, Законом РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" было установлено, что имущество товарищества с ограниченной ответственностью формируется за счет вкладов участников, полученных доходов и других законных источников и принадлежит его участникам на праве общей долевой собственности (ст. 11 Закона). Вместе с тем в Законе РСФСР "О собственности в РСФСР" этот вопрос решался иначе: хозяйственное общество, товарищество обладают правом собственности на имущество, переданное им в форме вкладов и других взносов их участниками, а также на имущество, которое получено в результате своей предпринимательской деятельности и приобретено по иным основаниям, допускаемым законом (ст. 14 Закона). Следовательно, субъектом права собственности на имущество товарищества является само товарищество как юридическое лицо. При этом судебная (арбитражная) практика исходила из того, что имущество акционерного и иного хозяйственного общества, товарищества принадлежит ему на праве собственности (п.1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 17 сентября 1992 г. № 13).

Необходимо отметить, что несколько позже, в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик (1991 г.), были заложены нормы, определяющие понятие и статус обществ с ограниченной ответственностью, которые выгодно отличались от норм Закона РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности", но в силу приоритета в тот период жизни нашего общества политики нал правом реализованы были не в полной мере, хотя и создали правовую базу и предпосылки для ее совершенствования в Гражданском кодексе РФ 1994 г., а затем в Федеральном законе РФ "Об обществах с ограниченной ответственностью".

1 марта 1998 года введен в действие Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью"[3] . Наряду с Федеральным законом "Об акционерных обществах" он стал одним из центральных законодательных актов, определивших на базе соответствующих общих правил Гражданского кодекса РФ статус одной из двух основных разновидностей хозяйственных обществ - главных субъектов современного имущественного оборота[4] .

В Гражданском кодексе РФ обществам с ограниченной ответственностью как самостоятельной разновидности юридических лиц - коммерческих организаций посвящен ряд специальных правил (ст.87-94), а также общие нормы о статусе хозяйственных обществ и товариществ (ст.66-68). Однако их явно недостаточно для четкой регламентации всех сторон деятельности таких обществ (Кодекс и не ставил перед собой этой задачи, ограничившись лишь общими нормами о статусе данных обществ), поэтому принятие специального закона стало насущно необходимым.

Но в течение более чем трех лет (с 8 декабря 1994 года по 1 марта 1998 года) перечисленные правила оставались единственной законодательной основой деятельности обществ с ограниченной ответственностью.

Таким образом, Закон об обществах с ограниченной ответственностью, по сути, впервые в российском праве дал развернутую, отвечающую современным потребностям регламентацию правового статуса этих хозяйственных обществ. Вместе с тем следует иметь в виду, что сфера действия данного Закона в соответствии с п.2 ст.1 ограничена: из нее в значительной мере изъяты общества с ограниченной ответственностью, занимающиеся банковской, страховой и инвестиционной деятельностью (поскольку на них в первую очередь распространяется действие специального законодательства - законов о банках и банковской деятельности, о страховании и т.д.), а также общества, осуществляющие производство сельскохозяйственной продукции.

Юридическая конструкция общества с ограниченной ответственностью в рассматриваемом Законе в целом построена на базе правил Гражданского кодекса об этих хозяйственных обществах и соответствует им в гораздо большей мере, чем аналогичные правила Закона об акционерных обществах (как известно, в ряде случаев принципиально расходящиеся с нормами ГК). Тем самым законодательная "модель" такого общества в значительной мере приближена к европейскому континентальному (германскому) образцу и почти не содержит свойственных Закону об акционерных обществах заимствований из англо-американского правопорядка (делающих последний Закон довольно странным "симбиозом" континентального и американского подхода).

По смыслу определения, содержащегося в п.1 ст.2 Закона (и текстуально воспроизводящего аналогичное определение, данное в п.1 ст.87 ГК), общество с ограниченной ответственностью является разновидностью коммерческой организации - объединения капиталов, характеризующейся, во-первых, делением уставного капитала на доли и, во-вторых, отсутствием ответственности участников по долгам общества личным имуществом. Общество с ограниченной ответственностью, как правило, имеет двухзвенную структуру управления: общее собрание как высший орган с исключительной компетенцией (ни при каких условиях не передаваемой исполнительному органу) и исполнительный орган (единоличный - генеральный директор, президент и др., либо также и коллегиальный - правление, дирекция и т.п.) (ст.91 ГК, ст.32 Закона).

1.2 Признаки общества с ограниченной ответственностью

В п. 1 ст. 2 Закона об обществах дано определение Общества с ограниченной ответственностью, совпадающее с содержащимся в п. 1 ст. 81 ГК. В нем указаны основные признаки Общества с ограниченной ответственностью. Вместе с тем ряд положений, дополняющих правовую характеристику общества с ограниченной ответственностью, содержится в других нормах ГК и Закона. Общество обладает рядом признаков, позволяющих установить его место в ряду других хозяйственных Товариществ и Обществ.

Во-первых, общество с ограниченной ответственностью, как и все хозяйственные товарищества и общества, является юридическим лицом. Признаки, содержащиеся в легальном определении юридического лица (ст. 48 ГК РФ), - организационное единство, наличие вещных прав на имущество, самостоятельная ответственность, выступление в обороте, от своего имени, процессуальная правосубъектность, предполагают различную конкретизацию для разных форм юридического лица.

Во-вторых, отсутствие ответственности участников Общества по обязательствам общества с ограниченной ответственностью. Само наименование "общество с ограниченной ответственностью" не совсем точное. Общество несет полную ответственность по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом (ст. 3 Закона), участники не несут никакой ответственности по обязательствам общества, кроме случаев, предусмотренных законом.

Однако из принципа отсутствия ответственности участников Общества по обязательствам последнего есть исключения, обусловленные требованиями к состоянию имущества Общества либо фактом экономической зависимости от другого субъекта, при формальной юридической самостоятельности.

1. Участники Общества, внесшие вклады не полностью, несут солидарную ответственность по его обязательствам в пределах стоимости неоплаченной части вклада каждого из участников (п. 1 ст. 87 ГК РФ; п. 1 ст.2 Закона об обществах)[5] .

2. В соответствии с п. 3. Ст. 56 ГК РФ и п. 3 ст. 3 Закона, если несостоятельность юридического лица вызвана его участниками или иными лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц, в случае недостаточности имущества юридического лица, может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

3. В соответствии с п. 2 ст. 105 ГК РФ и п. 3 ст. 6 Закона, основное общество, имеющее право давать дочернему Обществу обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний.

4. В случае внесения в уставный капитал общества не денежных вкладов, участники общества и независимый оценщик в течение трех лет с момента государственной регистрации общества или соответствующих изменений в уставе общества, солидарно несут при недостаточности имущества общества субсидиарную ответственность по его обязательствам в размере завышения стоимости не денежных вкладов (п. 2 ст. 15 Закона).

Общество, как и другие хозяйственные товарищества и общества, имеет обособленное имущество, переданное участниками и полученное в процессе деятельности, и учитываемое на самостоятельном балансе (п. 2 ст. 2 Закона). Уставный капитал общества разделен на определенное число частей (долей). Участник, внесший вклад, теряет какие-либо вещные права на внесенное имущество, приобретая права требования к обществу. Размер доли участника определяет размер (объем) обязательственно-правовых требований участника к обществу[6] . Характерным признаком является наличие обязательственных отношений между участниками общества. Внутренние отношения в обществе состоят из отношений участников между собой и участников с обществом.

Общество с ограниченной ответственностью, хотя и основано на объединении капиталов (как любое хозяйственное общество) и не предусматривает обязательного участия лиц, создающих его, в производственно-хозяйственной, коммерческой деятельности общества, предполагает, вместе с тем, установление более тесных корпоративных и экономических связей между его участниками и обществом, чем, скажем, в акционером. В то же время общества с ограниченной ответственностью довольно близки с закрытыми акционерными обществами.

Внутреннее строение общества подразумевает необходимость органов управления, действия которых являются действиями самого общества. Совокупность всех участников образует только высший орган общества, ограниченный в своих действиях условиями, содержащимися в учредительных документах.

Общество может быть учреждено одним или несколькими лицами. При этом, однако, число его учредителей не может быть более пятидесяти - предельного числа участников, установленного п. 3 ст. 7 Закона. Кроме того, общество не может иметь в качестве единственного учредителя (участника) другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица (п. 2 ст. 88 ГК, п. 2 ст. 7 Закона). Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ в Постановлении Пленумов № 6/8 разъяснили, что в качестве вклада не может быть передан непосредственно объект интеллектуальной собственности, но право пользования таким объектом, передаваемое обществу в соответствии с лицензионным договором, может быть принято как вклад[7] .

Общество несет обязанности, связанные с осуществлением им прав собственника, - заботы по содержанию принадлежащего ему имущества (ст. 209, 210 ГК), о выполнением обязательств по договорам и другим сделкам и пр. При этом свои права оно должно осуществлять без нарушения прав и законных интересов других лиц (ст. 10 ГК).

Являясь коммерческой организацией, общество в соответствии со ст. 49 ГК и п. 2 ст.2 Закона обладает общей правоспособностью, то есть может иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом. В ст.2 Закона наряду с этим отмечается, что деятельность общества не должна противоречить предмету и целям, определенно ограниченным в уставе общества. Такие ограничения могут устанавливаться в уставе по решению либо учредителей (при создании общества), либо общего собрания участников (путем внесения изменений и дополнений в Устав), исходя из целей, для реализации которых создается данное общество. Необходимо при этом, чтобы соответствующие ограничения видов деятельности были четко отражены в уставе - путем указания в нем исчерпывающего (законченного) перечня либо включения в устав оговорки, которая запрещает определенные виды деятельности, и т.д.

Общество с ограниченной ответственностью обладает рядом признаков, позволяющих установить его место в ряду других хозяйственных товариществ и обществ.

Общество с ограниченной ответственностью как и все хозяйственные товарищества и общества, является юридическим лицом. Очевидно, что разница между полным товариществом и акционерным обществом достаточно велика. Признаки, содержащиеся в легальном определении юридического лица (ст. 48 ГК РФ), – организационное единство, наличие вещных прав на имущество, самостоятельная ответственность, выступление в обороте от своего имени, процессуальная правосубъектность предполагают различную конкретизацию для разных форм юридического лица. Единственный момент, общий для всех юридических лиц, – это возможность выступления во вне от своего имени. Само понятие "организационно-правовая форма" юридического лица свидетельствует о том, что характеристика субъекта в качестве юридического лица означает только признание его субъектом гражданского права, так как содержание признаков, входящих в легальное определение юридического лица, не является одинаковым для всех организационно-правовых форм.

Общество является коммерческой организацией, т.е. создается участниками для достижения цели: извлечения прибыли и распределения ее среди участников. Как коммерческая организация ООО имеет общую правоспособность[8] .

Отсутствие ответственности участников общества по обязательствам общества с ограниченной ответственностью. Само наименование "общество с ограниченной ответственностью" не совсем точное. Общество несет полную ответственность по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом (ст. 3 Закона об обществах), а участники не несут никакой ответственности по обязательствам общества, кроме случаев, предусмотренных законом.

По российскому законодательству участники общества не отвечают по его обязательствам. Применительно ко всем юридическим лицам это правило сформулировано в п. 3 ст. 56 ГК РФ, согласно которому участник юридического лица отвечает по обязательствам последнего только в случаях, предусмотренных ГК РФ либо учредительными документами. В отличие от периода появления первых торговых товариществ в настоящее время ответственность участников рассматривается как исключение. Подобная особенность правоспособности юридического лица является обязательной для всех субъектов, не может определяться по воле последних и, в принципе, может быть предусмотрена только законом. Поэтому определение в учредительных документах возможности несения участником ответственности по обязательствам юридического лица может иметь место только в случаях, когда данная ответственность участников уже предусмотрена законом для данного вида юридических лиц, а учредительные документы определяют только размер ответственности (общества с дополнительной ответственностью, кооперативы).

Однако из принципа отсутствия ответственности участников общества по обязательствам последнего есть исключения, обусловленные требованиями к состоянию имущества общества либо фактом экономической зависимости от другого субъекта, при формальной юридической самостоятельности.

Во-первых, участники общества, внесшие вклады не полностью, несут солидарную ответственность по его обязательствам в пределах стоимости неоплаченной части вклада каждого из участников (п. 1 ст. 87 ГК РФ; п. 1 ст. 2 Закона об обществах). Данная норма носит императивный характер и не может быть изменена соглашением сторон. Субъектами ответственности являются все участники, не полностью внесшие вклады, предусмотренные учредительными документами. Под ответственностью в данном случае понимаются неблагоприятные имущественные последствия в виде лишения права или возложения дополнительной обязанности. Поэтому в данном случае мы имеем дело именно с ответственностью, так как участник принуждается не к исполнению своей договорной обязанности – внести вклад, а к возмещению части требований кредитора общества той частью своего личного имущества, которая соответствует стоимости неоплаченной части вклада[9] .

Участники несут ответственность перед кредиторами общества, а не перед обществом. В то же время и само общество имеет право требовать от участника выполнить свое обязательство – внести вклад в срок в установленном порядке и в том виде, в каком это предусмотрено в учредительном договоре. Однако порядок взыскания для кредиторов является не непосредственным, а опосредованным, поскольку ответственность является субсидиарной, требование к участнику может быть предъявлено только в случае невозможности исполнения обязательств самим обществом. Данная невозможность, очевидно, должна быть подтверждена судебным решением. Ответственность участников является солидарной, но солидарными должниками участники, не внесшие вклад, являются именно по отношению друг к другу, а не солидарно с обществом. Таким образом, к каждому из участников, внесшему вклад не полностью, требования кредиторов общества могут быть предъявлены в полном объеме, но участник обязан удовлетворить их только в сумме неоплаченной части вклада. В случае, если есть явные признаки, что уставный капитал полностью не сформирован, а имущество общества по стоимости меньше размера уставного капитала, то имеются основания предполагать, что участники не внесли вклады полностью.

Во-вторых, в соответствии с п. 3. ст. 56 ГК РФ и п. 3 ст. 3 Закона об обществах, если несостоятельность юридического лица вызвана его участниками или иными лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц, в случае недостаточности имущества юридического лица, может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам. Смысл нормы состоит в определенной компенсации кредиторам в случае, если обязательства приняты от имени общества, но участник или иные лица имели возможность давать обязательные указания или определять действия юридического лица. Для возложения субсидиарной ответственности требуются следующие условия:

несостоятельность (банкротство) общества, установленная решением суда;

использование участником или иными лицами права давать обязательные для общества указания или использование возможности определять действия общества;

то обстоятельство, что причиной наступившей несостоятельности общества явилось именно использование указанного права (возможности);

недостаточность имущества общества для удовлетворения требований кредиторов;

вина указанных лиц в любой ее форме.

Юридическим основанием для возможности определять действия общества является участие в капитале, обеспечивающее большинство голосов по сравнению с другими участниками, или наличие договора об обязательности указаний. Данные факты дают возможность лицам либо непосредственно выступать в качестве органов управления обществом, либо определять их волеизъявление. Однако сам факт потенциальной возможности определять действия общества не является основанием для возложения ответственности на участника. Данная возможность должна быть использована. Закон и судебная практика не дают перечня действий, способных вызвать несостоятельность. Очевидно, необходимо исходить из определения несостоятельности, данного в ст. 2 Федерального закона от 26 октября 2003 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"[10] , как признанной арбитражным судом или объявленной должником неспособности должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Можно предположить, что в обществе с одним участником участник всегда будет нести рассматриваемую субсидиарную ответственность, если он выступает в качестве исполнительного органа, так как участник всегда определяет действия общества.

Требования к участнику могут быть предъявлены как кредиторами, так и конкурсным управляющим общества. Взысканные суммы зачисляются в состав имущества должника, за счет которого удовлетворяются требования кредиторов, т. е. в конкурсную массу (п. 22 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ № 6/8)[11] .

В-третьих, в соответствии с п. 2 ст. 105 ГК РФ и п. 3 ст. 6 Закона об обществах, основное общество, имеющее право давать дочернему обществу обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний. Вообще смысл определения основного и дочернего общества состоит в юридической фиксации отношений экономически неравных субъектов, когда основное общество использует дочернее в качестве "фасада" и пользуется преимуществами статуса юридического лица дочернего общества для ухода от ответственности. Поэтому ответственность, предусмотренная ст. 105 ГК РФ и ст. 6 Закона об обществах, нацелена на устранение этого злоупотребления. И если общество, выступая в качестве основного, даст обязательные указания другому обществу заключить сделку, в силу преобладающего участия в капитале или в соответствии с договором или иным образом, то основное общество будет нести солидарную ответственность по данной сделке. Главным в данной ситуации является вопрос о том, как кредиторы узнают о подобных обязательных указаниях. В случае преобладающего участия в капитале существует обязанность публикации подобных сведений (п. 2 ст. 106 ГК РФ, п. 4 ст. 6 Закона об обществах).

Для данной ответственности требуются только активные действия: обязательное указание основного общества, в том числе правомерное, и неисполнение обязательств дочерним обществом, независимо от вины. В силу солидарности требования могут предъявляться как основному, так и дочернему обществу, при этом они привлекаются в качестве соответчиков.

В-четвертых, в случае внесения в уставный капитал общества не денежных вкладов участники общества и независимый оценщик в течение трех лет с момента государственной регистрации общества или соответствующих изменений в уставе общества солидарно несут при недостаточности имущества общества субсидиарную ответственность по его обязательствам в размере завышения стоимости не денежных вкладов (п. 2 ст. 15 Закона об обществах). Данными случаями исчерпывается возможность ответственности участника по обязательствам общества.

Такая привлекательная черта общества с ограниченной ответственностью имеет и отрицательные стороны. Общество может иметь ограниченные финансовые возможности вследствие недоверия ссудодателей по причине того, что участники не отвечают по обязательствам общества. В результате кредиторы требуют поручительства исполнительных органов, управляющего или главных участников, чем сводят на нет преимущества отсутствия ответственности участников.

Вместо ответственности участников по ст. 87 ГК РФ и ст. 2 Закона предусмотрен риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных вкладов, причем это правило понимается как риск утраты вкладов[12] . Но какой риск в действительности несут участники? Участники общества, организуя общество, понимают, что ведение любого коммерческого предприятия связано с риском не достижения результата и потери имущества. Поэтому с экономической точки зрения существует риск потери вложенных инвестиций либо неполучения ожидаемой прибыли.

Но очевидно, что с юридической точки зрения риска утраты вкладов нет. При внесении вклада участник теряет вещные права на это имущество и приобретает обязательственные права требования к обществу. Так как внесенное имущество становится объектом права собственности общества, участник не несет риска его утраты, поскольку уже утратил его. Если мы берем общий случай, когда имущество передается участником обществу в собственность, а не во временное пользование, то у участника теряется всякая связь с внесенным имуществом. Получить доступ к имуществу участник может только после ликвидации общества и получения ликвидационной квоты либо если при выходе участника (п. 2 ст. 26 Закона) или приобретении обществом доли участника (п. 2 ст. 23 Закона) общество, с согласия участника, выдаст ему имущество в натуре.

Действительный риск участника заключается в риске неисполнения обществом своих обязательств перед участником, в риске невозможности осуществления прав требования или вообще прекращения обязательства между обществом и участником. Можно предположить, что главным правом участника, ради которого и организуется общество, является право на часть прибыли. Если общество не имеет прибыли и не может осуществить свою обязанность по выплате части прибыли и удовлетворить право участника на ее получение, то участник изначально рискует невозможностью достижения определенного результата. Данный риск проявляется в отсутствии прибыли, подлежащей распределению между участниками, либо в несостоятельности или ликвидации общества и, соответственно, прекращении обязательства между участником и обществом[13] .

Трудно согласиться, что риск ограничен пределами стоимости внесенного вклада (п. 1 ст. 87 ГК РФ; п. 1 ст. 2 Закона об обществах). Размер ожидаемой, но неполученной прибыли или доля имущества после ликвидации могут по стоимости превосходить внесенный вклад. Кроме того, обязательственные права требования (доли участия) участника могут иметь денежную оценку выше, чем вклад, и риск невозможности передачи (продажи) права (например, вследствие банкротства общества) может быть больше стоимости вклада. Несмотря на существующие в обществе ограничения на передачу доли участия и не овеществление доли в ценной бумаге, а значит, и невозможности рыночной оценки доли участника, денежная оценка доли может быть дана в рамках конкретного договора, и эта оценка прав участника может намного превосходить стоимость первоначального вклада.

Участник добровольно вносит вклад во исполнение обязательств по договору. Поэтому, естественно, ни о каком реальном ущербе от потери вклада речь идти не может. Участвуя в обществе, участник не является заимодавцем и не может заранее претендовать на определенный размер прибыли. В случае неполучения прибыли мы не можем обозначить данную сумму как упущенную выгоду, так как обычные условия гражданского оборота предполагают риск ведения предпринимательской деятельности, возможное отсутствие прибыли. Таким образом, участники несут риск не убытков, а неполучения прибыли от деятельности общества и риск невозможности осуществления прав участника (включая право на передачу доли другому лицу).

Общество с ограниченной ответственностью является организацией, объединяющей имущество участников. Поэтому, естественно, следует обратиться к вопросу об особенностях уставного капитала, т. е. имущества. Наличие имущества обеспечивает имущественную обособленность общества от его участников и самостоятельную ответственность. Общество уже при своем возникновении должно обладать определенным уставным капиталом, размер которого указывается в учредительных документах.

Первоначальной функцией уставного капитала при появлении товариществ и обществ была концентрация имущества для ведения предпринимательской деятельности. С течением времени, в связи с изменением экономических потребностей, главной функцией стала гарантия интересов кредиторов, ибо в условиях отсутствия ответственности участников только имущество юридического лица может обеспечить требования третьих лиц. Особенно это проявляется в обществе с одним участником, создаваемом для юридического обособления определенного участка жизнедеятельности и введения в оборот части имущества одного лица, где требуется устранить ответственность единственного участника и одновременно защитить интересы кредиторов. Поэтому заботой законодателя явилось принятие мер по полному внесению вкладов в уставный капитал и сохранению определенного размера уставного капитала и в целом имущества.

Общество имеет обособленное имущество, переданное участниками и полученное в процессе деятельности, и учитываемое на самостоятельном балансе (п. 2 ст. 2 Закона об обществах). В самостоятельном балансе отражаются все имущественные права и обязательства, поступления и затраты. В самостоятельный баланс включается имущество филиалов, представительств и обособленных подразделений. По сравнению с обществом, где участники не несут ответственности по долгам общества и права кредиторов обеспечивает только имущество самого общества, в полном и коммандитном товариществе уставный капитал не играет гарантийной функции. Поскольку полные товарищи в указанных товариществах несут субсидиарную ответственность своим имуществом по долгам товарищества, для кредиторов важно, кто является полными товарищами и их имущественное положение. Соответственно, закон не устанавливает минимального размера складочного капитала и не содержит обязанности товарищества восстановить размер капитала (и вообще активов) в случае их уменьшения ниже определенного уровня. ГК РФ установлено два ограничения: полный товарищ обязан внести свой вклад и в случае не внесения обязан уплатить товариществу проценты с невнесенной части (п. 2 ст. 73); в случае уменьшения чистых активов по сравнению со складочным капиталом запрещено распределять прибыль (п. 2. ст. 74). Но эти меры касаются внутренних отношений товарищей и ни один орган или лицо, кроме самих участников, не может потребовать от товарищества осуществления таких действий. Поэтому полное и коммандитное товарищество может действовать, по существу, вообще без капитала.

Отличие общества с ограниченной ответственностью от акционерного общества в части имущественного положения проявляется в отсутствии в обществе с ограниченной ответственностью обязательной публичной отчетности — обязанности публикации основных данных о результатах хозяйственной деятельности (в том числе о состоянии имущества) для обеспечения интересов участников общества, его кредиторов и государства, кроме случаев размещения облигаций и иных случаев, предусмотренных федеральным законом (ст. 49 Закона).

Уставный капитал общества разделен на определенное число частей (долей). Доли могут быть равными или неравными. Уплатой или обязательством уплатить эти доли в определенном размере приобретается право членства в обществе, рам уставный капитал состоит из совокупности вкладов участников.

Участник, внесший вклад, теряет какие-либо вещные права на внесенное имущество, приобретая права требования к обществу. Размер доли участника определяет размер (объем) обязательственно-правовых требований участника к обществу. Но кроме прав доля определяет и размер обязанности участника перед обществом. Таким образом, доля участия – это совокупность прав и обязанностей в определенном размере каждого участника в отношениях с обществом, т. е. в широком значении доля – это комплекс юридических прав и обязанностей; в узком значении – доля участия участника в имуществе общества . Смысл выделения долей состоит в осуществлении участником своих прав на управление, часть прибыли, ликвидационную квоту, получение действительной стоимости доли, а также обязанностей по внесению вклада в объеме, определенном размером принадлежащей доли участия в капитале. Доля участия в виде совокупности прав есть своеобразное встречное представление, эквивалент, представляемый в обязательстве в обмен на вклад участника.

Уступка доли значительно затруднена и исключает возможность биржевого обращения долей участия: доли участия могут быть неравны, и их количество ограничено числом участников; существует преимущественное право участников на покупку доли; уставом общества может быть, в отличие от акционерного общества, запрещено отчуждение участником своей доли третьим лицам (п. 2 ст. 93 ГК РФ; п. 2 ст. 21 Закона); право участника в любой момент выйти из общества путем передачи доли самому обществу (ст. 94 ГК РФ; ст. 26 Закона). В акционерном обществе выход из общества осуществляется лишь путем продажи или иной передачи другому лицу принадлежащих акционеру акций; передачи акций самому акционерному обществу, по общему правилу, не происходит. Все эти ограничения еще раз свидетельствуют о влиянии личного элемента в обществе с ограниченной ответственностью.

Следующим стоит вопрос о возможности дробления, деления долей участия. В акционерном обществе, где право участия овеществлено в ценной бумаге, акция, по общему правилу, неделима. В обществе доля участия, т. е. совокупность прав и обязанностей, может делиться (п. 1 ст. 93 ГК РФ; п. 1 ст. 21 Закона). При этом, однако, при делении происходит уменьшение размера прав требования, но не уменьшение количества самих прав, т. е., например, невозможно участнику целиком передать право на часть прибыли, но оставить другие права в неизменном размере. Каждый участник обладает одинаковым перечнем прав, различающихся своим размером (объемом). Однако при дроблении доли есть ограничения: По Закону об обществах это не превышение максимально допустимого количества участников – пятидесяти (п. 3 ст. 7 Закона).

Доля участия в обществе, в отличие от акционерного общества, не выражена в ценной бумаге или ином документе. Могут существовать документы, лишь доказывающие наличие доли и ее размер, и передача подобного документа не означала бы передачи доли участия.

В акционерном обществе доли участия овеществлены в ценной бумаге – акции, посредством отчуждения которой переносится право собственности на акцию и право членства в акционерном обществе. Говоря об этом различии акционерного общества и общества, Ландкоф С.Н. писал:"Экономическая природа этих товариществ такова же, как и акционерных товариществ, с тем лишь существенным отличием, что вклады не превращаются в акции, в бумажные, легко передаваемые ценности"[14] . Очевидно, что акция является самостоятельным объектом гражданских прав и как объект отличается от права требования участника общества. В акции овеществляются права акционеров по отношению к акционерному обществу, и акция является объектом права собственности акционера. Акция, а вместе с ней и выраженное в ней право, передаются по сделкам, посредством которых передаются вещи, так как акция – это предмет материального мира. При передаче акции по двусторонней сделке это договор купли-продажи или мены (возмездная сделка) или договор дарения (безвозмездная сделка). Доля участия в обществе с ограниченной ответственностью как право может быть передана только посредством уступки прав (цессии). Независимо от возмездности или безвозмездности договора это всегда договор об уступке требования. Оформляется он в соответствии с нормами обязательственного права (ст. 382—392 ГК РФ). Поэтому вызывает сомнение правомерность практики передачи доли участия в обществе по договорам, посредством которых передаются вещи, например по договору купли-продажи. Правила договора купли-продажи о передаче предмета договора, о моменте перехода права собственности и риска случайной гибели едва ли могут быть применимы к передаче доли участия в обществе с ограниченной ответственностью.

Таким образом, отличия акционерного общества от общества, касающиеся характеристики долей участия, следующие:

в акционерном обществе доли участия равны и количество долей может быть больше числа акционеров. В обществе доли могут быть не равны и количество долей равно количеству участников;

в акционерном обществе доля выражена в акции. В обществе доля участия в ценной бумаге не овеществлена;

по общему правилу акция не дробится (здесь мы не берем предусмотренную ст. 74 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ "Об акционерных обществах"[15] возможность дробления акций с последующим их выкупом самим акционерным обществом, т.е. исключением из оборота). В обществе возможно дробление и передача части доли участия;

акция передается по возмездной сделке посредством договора купли-продажи (мены). Доля участия в обществе передается посредством цессии. Наличие обязательственных отношений между участниками общества. Сам факт существования отношений между участниками в течение срока существования общества связан с переходным, противоречивым характером общества, небольшой численностью участников, возможностью лично вести дела общества, усилением личного элемента по сравнению с акционерным обществом , проявляющимся в затруднении порядка передачи доли участия. Обязательственных отношений между участниками, разумеется, нет в обществе, созданном одним лицом.

Внутренние отношения в обществе состоят из отношений участников между собой и участников с обществом. Факт существования учредительного договора, подписанного участниками, подразумевает существование прав и обязанностей участников по отношению друг к другу на весь период функционирования общества. Права и обязанности участников носят длящийся характер, и учредительный договор не прекращает свое действие с момента регистрации общества.

Данные отношения возникают на основе гражданско-правового договора, которым является учредительный договор, связывают определенных лиц и имеют своим содержанием обязанность совершения активных действий, т. е. это типичные обязательственные правоотношения.

Внутреннее строение общества (как и акционерного общества) подразумевает необходимость органов управления, действия которых являются действиями самого общества. Совокупность всех участников образует только высший орган общества, ограниченный в своих действиях условиями, содержащимися в учредительных документах.

В полном и коммандитном товариществах управление осуществляется участниками как таковыми. При управлении и выступлении в обороте от имени товарищества полные товарищи не теряют свою правосубъектность, не выступают в качестве органов, и их действия – это действия не только товарищества как юридического лица, но и действия как его участников. При управлении по общему правилу все товарищи имеют один голос. Вследствие того, что их действия от имени товарищества являются и их личными действиями как самостоятельных субъектов права, существует правило о необходимости полным товарищам быть индивидуальными предпринимателями или коммерческими организациями (хотя это не способствует достаточно широкому распространению полных товариществ). Лица, не являющиеся участниками, не могут выступать от имени товарищества. Таким образом, мы видим, что в полном и коммандитном товариществе участник всегда имеет возможность лично участвовать в управлении делами.

Общество, как и акционерное общество, является формой коммерческой организации, где наличие статуса участника еще не означает обязательности и необходимости его участия в управлении обществом. В качестве исполнительного органа общества могут выступать лица, не являющиеся участниками общества, и функции единоличного исполнительного органа могут быть переданы управляющему коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю (ст. 42 Закона).

В обществе, как и в акционерном обществе – возможна ситуация, когда участник в силу небольшого размера доли участия не имеет возможности лично реально вести дела общества, вследствие чего возникает необходимость защиты прав меньшинства. Применяя сравнительные оценочные характеристики, можно сказать, что в полном и коммандитном товариществе, по сравнению с обществом с ограниченной ответственностью и акционерным обществом, более высокий удельный вес участника в управлении делами и более тесная связь участника с организацией[16] .

Отдельно необходимо указать на сходства и отличия общества с ограниченной ответственностью и закрытого акционерного общества. Главные общие черты состоят в следующем:

общество с ограниченной ответственностью и закрытое акционерное общество являются коммерческими организациями, созданными для извлечения прибыли, которая распределяется между участниками; максимальное количество участников – пятьдесят;

общество с ограниченной ответственностью и закрытое акционерное общество могут быть созданы одним лицом;

минимальный размер уставного капитала устанавливается законом – 100 минимальных размеров оплаты труда (ст. 26 Федерального закона «Об акционерных обществах» ст. 14 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»);

отсутствует обязанность публичной отчетности о результатах деятельности;

по общему правилу участники обществах с ограниченной ответственностью и акционеры закрытого акционерного общества не несут ответственности по обязательствам обществ.

Главные отличия:

наличие акций в закрытом акционерном обществе и отсутствие в обществе с ограниченной ответственностью;

в обществе с ограниченной ответственностью учредительными документами являются устав и учредительный договор (если общество с ограниченной ответственностью учреждается одним лицом, учредительным документом является только устав, при этом в случае увеличения числа участников до двух и более между ними должен быть заключен учредительный договор). В закрытом акционерном обществе учредительный документ всегда только устав;

в обществе с ограниченной ответственностью может быть уставом запрещена уступка доли третьим лицам и ограничен переход доли в порядке правопреемства юридических лиц и наследования. В уставе закрытого акционерного общества такого запрета быть не может, так как акционера нельзя ограничить в праве свободно распоряжаться принадлежащими ему акциями (кроме того, что акционер обязан предложить акции сначала другим акционерам закрытого акционерного общества);

в обществе с ограниченной ответственностью существует так называемое "право свободного выхода участника из общества", предусмотренное ст. 94 ГК РФ и ст. 26 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью, которого нет у акционера закрытого акционерного общества.

1.3 Создание, реорганизация, ликвидация общества с ограниченной ответственностью

В теории дореволюционного гражданского права можно встретить два противоположных мнения по поводу условий возникновения юридических лиц. Согласно одному из них кроме акта частной воли необходима санкция со стороны государства безусловно, необходима; она вызывается соображениями как теоретического, так и практического характера. В особенности на этом требовании настаивают представители теории фикции; гражданская правоспособность юридических лиц, говорят они, не есть нечто естественное, как правоспособность лиц физических; это нечто искусственное, что может быть даровано только государством. С другой стороны, возникновение юридического лица обозначает появление в составе гражданского общества нового члена этого последнего, и естественно, чтобы этот новый член был признан обществом (т.е. его выразителем - государством), был принят им в свою среду. Наконец, утверждение со стороны государства необходимо как средство для охраны этого последнего против таких союзных образований, которые могут быть для него опасны, а также для охраны публики против разнообразных «дутых» компаний, ставящих своей исключительной целью спекулятивную наживу[17] .

Другое направление все это решительно отрицало, причем главными сторонниками этого направления являлись представители теории реальности юридических лиц. Юридическое лицо отнюдь не есть нечто фиктивное, созданное искусственно нашим юридическим мышлением; оно - некоторая общественная реальность, и потому правоспособность его так же естественна, как правоспособность человека. В свободе частных лиц к совершению юридических актов заключается и свобода создавать союзы и учреждения. Эта свобода может быть ограничена только общими рамками гражданско-правовой деятельности, т.е. требованиями, чтобы возникающее юридическое лицо не противоречило закону, добрым нравам и т.д. Для каких-нибудь дальнейших ограничений нет никаких оснований[18] .

Каждому из этих двух воззрений соответствовали и две различные практические системы: первому - система утверждения или, правильнее, система концессионная, второму - система свободного образования.

Таким образом, уже из этого суммарного обзора можно усмотреть, что идея свободного образования юридических лиц все более и более завоевывала себе признание. Для нас имеет второстепенное значение вопрос о регистрации; быть может, в интересах третьих лиц такая официальная регистрация всех возникающих юридических лиц и желательна. Важно, во всяком случае, то, что в общественном правосознании и в законодательстве все более и более крепло убеждение в том, что юридическое лицо создается частной волей, а не концессией со стороны государства. Все ярче и ярче ощущалась тягота концессионной системы, превращающей всякое образование юридического лица в акт милости со стороны этого последнего, в испрошение некоторой особой привилегии. В противоположность этой идее милости все определеннее и ярче выдвигалась идея права по отношению к государству. В первом проекте Германского Уложения было закреплено, что союз имеет право на приобретение юридической личности; эта последняя не является уже, как раньше, привилегией[19] .

Внутренняя сторона отношений юридического лица определялась или законом, если это публичное соединение лиц или учреждение, или договором, выраженным в уставе, если это частное соединение лиц, наконец, волею учредителя, выраженную в завещании или особом акте, если это частное учреждение.

Порядок образования объединенных, производных и смешанных юридических лиц зависел от того, какими именно организациями они создавались[20] .

2 сентября 1982 г. были установлены специальным постановлением Совета Министров СССР определенные правила для возникновения и прекращения юридических лиц[21] . Решения о создании и прекращении государственных юридических лиц союзного подчинения принимались общесоюзными органами управления, а республиканского и местного подчинения – Советами Министров союзных республик или в устанавливаемом ими порядке. Кооперативные и другие общественные организации, способ образования которых специально законодательством не был установлен, создавались и прекращались в порядке, предусмотренном их уставами или положениями (ст. 27 ГК) и в соответствии с п. 2 постановления Совета Министров СССР от 2 сентября 1982 г. применительно к утвержденному им Положению.

Прекращение юридических лиц также происходило по предусмотренным законом правилам. Деятельность юридического лица обычно прекращалась либо в распорядительном, либо в добровольном порядке. Закон предусматривал и так называемый принудительный порядок ликвидации кооперативной организации по таким причинам, как уменьшение ее членов ниже установленного необходимого числа, истечения срока, на который она создана, а также в связи с уклонением ее деятельности от уставной цели в сторону, противоречащую интересам государства. Поскольку, однако, и такое прекращение происходило по распоряжению компетентного органа, то оно подпадало под признаки распорядительного порядка. Государственные юридические лица прекращались исключительно в распорядительном порядке, например, при длительной убыточности и неплатежеспособности предприятия. Кооперативные и другие общественные организации могли прекратить свою деятельность, как в распорядительном, так и в добровольном порядке. В первом случае основанием прекращения являлось постановление компетентного государственного органа либо наделенного таким полномочием органа кооперативной системы, либо системы иного общественного образования. Во втором случае основание прекращения составляло решение высшего органа данного юридического лица (общего собрания или собрания уполномоченных). Конечно, такое решение должно было иметь веские и правомерные мотивы, не могло быть вынесено в ущерб государственным и общественным интересам. Если это не так, то, несомненно, контролирующий государственный орган был вправе отменить подобное решение[22] .

Создание общества может быть осуществлено путем учреждения – создания вновь, либо путем реорганизации действующих юридических лиц.

На первом этапе создания общества учредители разрабатывают учредительные документы общества, открывают в банке или кредитном учреждении специальный накопительный счет для внесения вкладов в уставный капитал в виде денежных средств или оформляют эти вклады в кассу общества. На первом (учредительном) собрании участники общества утверждают учредительные документы, избирают исполнительные органы общества и (или) органы управления общества, утверждают денежную оценку имущества, вносимого как вклад в уставный капитал общества, а также рассматривают другие вопросы, касающиеся создания общества. Для учреждения общества учредители заключают учредительный договор, в котором обязуются создать общество и определяют порядок совместной деятельности по его созданию. Положение о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности в п. "в" п. 3 указывает, что договор учредителей должен содержать сведения о наименовании (имени) и юридическом статусе учредителей, их местонахождении (местожительстве), государственной регистрации (для юридических лиц) или личности (паспортные данные - для физических лиц). Другим учредительным документом наряду с учредительным договором общества является устав общества, утверждаемый всеми участниками. Положения устава общества имеют преимущественную силу для третьих лиц и участников общества, если положения учредительного договора не соответствуют положениям устава общества. Если общество учреждается одним лицом, учредительным договором является только устав, утверждённый этим лицом (п. 1 ст. 11 Закона).

В соответствии с установленным порядком для государственной регистрации необходимо представить следующие документы: заявление о регистрации общества, составленное в произвольной форме и подписанное всеми учредителями общества; учредительный договор; устав, утвержденный учредителями; документы, подтверждающие оплату не менее 50 процентов уставного капитала, указанного в учредительных документах; свидетельство об уплате государственной пошлины.

Законом установлен минимальный размер уставного капитала для общества с ограниченной ответственностью. Он не должен быть менее суммы, равной 100-кратному минимальному размеру оплаты труда, установленному федеральным законом на дату представления учредительных документов для регистрации (п. 1 ст. 14). Отказ в регистрации, в соответствии со ст. 51 ГК, допускается при нарушении установленного законом порядка образования юридического лица или несоответствие его учредительных документов закону, отказ в регистрации по мотивам нецелесообразности создания юридического лица не допускается. Для некоторых видов обществ в соответствии с законодательством установлена специальная регистрация.

Государственная регистрация юридических лиц носит сегодня явочно-нормативный характер, при котором регистрирующий орган вправе только проверить положения учредительных документов на соответствие законодательству и не уполномочен проверять целесообразность создания того или иного юридического лица.

По общему правилу участником общества может быть гражданин, обладающий гражданской дееспособностью в полном объеме, т.е. с момента совершеннолетия, кроме случаев вступления несовершеннолетнего в брак и эмансипации (ч.2 ст.ст. 21, 27 ГК РФ). Как и ГК РФ (п. 4 ст. 66), Закон (п. 1 ст. 7) указывает на возможность запрета на участие в обществах отдельных категорий граждан. Такой запрет может быть предусмотрен только федеральным законом.

По общему правилу юридические лица наряду с гражданами также могут быть участниками хозяйственных обществ (п. 4 ст. 66 ГК РФ). Однако некоторые виды юридических лиц вправе выступать участниками обществ с определенными особенностями. Так, финансируемые собственниками учреждения могут быть участниками обществ с разрешения собственника, если иное не установлено законом (абз. 4 п. 4 ст. 66 ГК РФ).

ГК РФ (п. 4 ст. 66) установлен общий запрет на участие государственных органов и органов местного самоуправления в обществах, с оговоркой о возможности их участия только в случаях, установленных законом. Для участия в обществе как муниципального образования, субъекта Российской Федерации или Российской Федерации (посредством органов государственной и муниципальной власти), так и указанных органов как самостоятельных субъектов права требуется прямое указание в федеральном законе, предоставляющее такую возможность.

Одним из способов прекращения и в определенных случаях – возникновения юридического лица является реорганизация. Основные положения о реорганизации юридических лиц, в том числе обществ с ограниченной ответственностью, содержатся в ст.57-60 ГК. При реорганизации общества (обществ) права и обязанности реорганизуемого общества переходят в порядке универсального правопреемства к другим обществам. К правопреемникам может перейти весь комплекс имущественных прав и обязанностей реорганизуемого общества либо часть их. Не допускается лишь такая реорганизация, в результате которой права реорганизуемого общества оказались бы отделены от его обязанностей. В большинстве случаев реорганизация происходит добровольно по решению самого общества. Приоритет добровольности подчеркивается формулировкой ч.1 п.1 ст. 51 Закона " Об обществах с ограниченной ответственностью".

Формы реорганизации определены ГК и ФЗ " Об обществах с ограниченной ответственностью" императивно: слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование. Другие формы законом не предусмотрены и не могут быть использованы, хотя теоретически мыслимы и в прошлом существовали (например, передача предприятий на основании Закона СССР от 29 апреля 1935 г.). Реорганизация признается состоявшейся с момента государственной регистрации обществ, выступающих в качестве правопреемников реорганизованного общества (обществ)[23] .

Реорганизация общества не должна ухудшать положение кредиторов общества, создавать для них дополнительные трудности в реализации прав, которые принадлежали им по отношению к реорганизованному обществу. В целях обеспечения интересов кредиторов решение о реорганизации, принятое обществом, в письменной форме сообщается всем известным обществу кредиторам в 30-дневный срок со дня его принятия; кроме того, сведения о реорганизации публикуются в органе печати, в котором помещаются данные о государственной регистрации юридических лиц.

При слиянии образуется общество, которое является универсальным правопреемником объединившихся (ранее существовавших) обществ. Слияние происходит по инициативе самих обществ, однако для ее реализации в определенных случаях требуется согласие государственного антимонопольного органа. Слияние обществ происходит на основе договора, заключаемого между ними[24] .

Общее собрание каждого из объединяющихся обществ принимает решение: 1) о слиянии; 2) об утверждении договора о слиянии; 3) об утверждении устава общества, образуемого в результате слияния; 4) об утверждении передаточного акта. Общее собрание каждого общества с ограниченной ответственностью утверждает передаточный акт. В соответствии с п.1 ст.59 ГК этот акт должен содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизуемых обществ. После утверждения документов наступает следующий этап в формировании нового общества - избрание исполнительных органов. Совершение действий, необходимых для государственной регистрации вновь образованного общества, возлагается на единоличный исполнительный орган общества. Ко вновь созданному в результате слияния обществу переходят только те права и обязанности, которые были зафиксированы передаточными актами[25] .

В случае присоединения одно общество прекращает свое существование, а объем деятельности другого увеличивается за счет прав и обязанностей, переданных присоединившимся обществом. Иногда изменяется и характер деятельности. Как и в случаях слияния, здесь имеет место универсальное правопреемство[26] .

При разделении общества оно прекращает свое существование, и его место в гражданском обороте занимают общества, образованные в результате разделения. Происходит передача всех прав и обязанностей прежнего общества ко вновь образованным. Разделение общества по решению собрания его участников происходит на добровольных началах. Но возможно и принудительное разделение. Согласно п.2 ст.57 ГК в случаях, предусмотренных законом, реорганизация в форме разделения или выделения из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц может быть произведена по решению уполномоченного государственного органа или по решению суда. В результате разделения создаются новые общества, каждое из которых должно иметь собственные учредительные документы. Если в случаях слияния и присоединения совокупность переходящих от одного общества к другому прав и обязанностей отражается в передаточном балансе, то при разделении и выделении составляется разделительный баланс. В нем следует четко определить объем прав и обязанностей, переходящих к каждому из вновь возникших обществ[27] .

По своей природе выделение близко к реорганизации в форме разделения. Но если при разделении все права и обязанности разделяемого общества переходят ко вновь возникшим, то при выделении из состава одного общества другого это последнее наделяется частью прав и обязанностей основного общества, которое при этом не прекращает своей деятельности. Процесс выделения общества (обществ) из существующего вызывает необходимость решить две группы вопросов: во-первых, о состоянии "материнского" общества, во-вторых, о правовом и имущественном положении выделившихся обществ. Решения по первой группе вопросов принимает общее собрание первоначального общества с ограниченной ответственностью. Формирование юридической личности выделяемого общества требует подписания всеми его участниками учредительного договора, а затем – принятия устава на общем собрании.[28]

Реорганизуемое общество с ограниченной ответственностью может быть единственным участником выделяемого общества. Это соответствует положению ст. 8 7 ГК, согласно которому общество с ограниченной ответственностью может быть создано одним лицом, в том числе другим обществом с ограниченной ответственностью.

В соответствии с п.2 ст. 104 ГК и п.1 комментируемой статьи общество с ограниченной ответственностью вправе преобразоваться в акционерное общество, общество с дополнительной ответственностью или производственный кооператив. Преобразование в хозяйственное товарищество (полное или коммандитное) либо в потребительский кооператив не допускается. Создание вместо общества с ограниченной ответственностью хозяйственного товарищества или потребительского кооператива возможно только после его прекращения с ликвидацией дел и имущества, но это уже не будет преобразованием.

Ликвидация общества является, наряду с реорганизацией, формой прекращения юридического лица, но такого, при котором правопреемство не происходит. Общество может быть ликвидировано добровольно – по решению его участников либо принудительно - по решению суда.

Основанием добровольной ликвидации общества может послужить нецелесообразность его дальнейшего существования, в частности явная недостижимость цели, поставленной при его создании. Решение о добровольной ликвидации принимается и в случае, когда стоимость чистых активов общества уменьшилась и стала ниже уровня минимального размера уставного капитала. Решение о ликвидации общества должно быть незамедлительно письменно сообщено органу государственной регистрации по месту регистрации общества ( п.1 ст.62 ГК). Приняв такое решение, общее собрание участников назначает ликвидационную комиссию. Пункт 2 ст.62 ГК допускает назначение одного ликвидатора, но для обществ с ограниченной ответственностью такая возможность Законом не установлена.

Принудительная ликвидация общества производится по решению суда в соответствии с основаниями, указанными в п.2 ст.62 ГК: осуществление деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) либо деятельности, запрещенной законом, либо с иными грубыми нарушениями закона или иных нормативных правовых актов. Согласно ст.65 ГК основанием принудительной ликвидации является также несостоятельность (банкротство) общества. Условия и порядок объявления общества несостоятельным (банкротом) определены Законом о банкротстве.

При добровольной ликвидации завершение дел общества возлагается на ликвидационную комиссию, которая после ее назначения становится единственным органом, имеющим право действовать от имени общества, в том числе выступать в суде. Субъектом правоотношений остается общество, находящееся в состоянии ликвидации, и потому все сделки, заключаемые в этот период от имени общества, должны содержать указание о том, что общество находится в состоянии ликвидации. Члены ликвидационной комиссии несут ответственность за вред, причиненный их действиями в процессе ликвидации общества.


ГЛАВА 2. СОДЕРЖАНИЕ ОСНОВНЫХ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРАВ УЧАСТНИКОВ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ

2.1 Управленческие права участников общества

Данное право основано как минимум на таких конкретизирующих правах, как:

- право вносить предложения в повестку дня общего собрания участников общества, включая предложения по кандидатам, избираемым в органы управления, в том числе и путем самовыдвижения (п.2 ст. 36);

- право присутствовать на общем собрании участников общества, принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня и голосовать при принятии решений (ст. 22).

Рассматриваемое право занимает первое место в перечне прав участников хозяйственных обществ и товариществ, содержащемся в п. 1 ст. 67 ГК. Свое дальнейшее закрепление оно получило в ст. 8 Закона об ООО. С.Д. Могилевский[29] отмечает, что указанное право слагается главным образом из правомочия на собственные действия, включающего целый ряд субправомочий, как-то: право требовать проведения годового собрания участников, право принимать участие в его подготовке и проведении, право голоса, право на контроль за деятельностью общества и т.д.

Закон об ООО устанавливает специальные сроки для созыва годового общего собрания участников, по истечении которого последним предоставляется право требовать проведения такого собрания. Это период от двух до четырех месяцев по окончании финансового года.

Возможность участвовать в подготовке общего собрания участников выражается, во-первых, в праве внесения предложений о включении в повестку дня подлежащего созыву собрания тех или иных вопросов.[30] В ООО любой участник, независимо от размера его доли, вправе вносить предложения о включении в повестку дня дополнительных вопросов (абз. 2 п. 2. ст. 36). Предложения могут быть внесены не менее чем за 15 дней до даты предполагаемого проведения общего собрания.

Во-вторых, возможность участвовать в подготовке общего собрания участников включает право требовать созыва и проведения внеочередных общих собраний. В обществе с ограниченной ответственностью это право принадлежит участнику (участникам), обладающему в совокупности не менее, чем 10 % долей участия в обществе.

В-третьих, возможность участвовать в подготовке общего собрания участников включает право внесения участниками предложений по кандидатурам в совет директоров, ревизионную комиссию, в коллегиальный исполнительный орган, счетную комиссию, а также по кандидатуре на должность единоличного исполнительного органа общества. Данное право характерно только для участников акционерных обществ и не

- предоставляется участникам обществ с ограниченной ответственностью.[31]

Еще одним правомочием, составляющим центр права участия в управлении хозяйственным обществом и относящимся к составляющим возможности участия в проведении общего собрания, является право голоса.

По общему правилу, участник общества с ограниченной ответственностью обладает количеством голосов, прямо пропорциональным размеру его доли в уставном капитале.

Следует отметить и возникновение института кумулятивного голосования в обществах с ограниченной ответственностью, применимое к данным юридическим лицам с принятием Закона об ООО. Возможности применения кумулятивного голосования в обществах с ограниченной ответственностью значительно шире, чем в акционерных обществах, ибо в последних оно используется только при выборе членов наблюдательного совета, в то время как в первых распространяется и на выборы коллегиального исполнительного органа.[32]

Участник ООО также имеет право быть избранным в органы управления обществом. В последнее время в литературе встречается точка зрения, в соответствии с которой данное правомочие, как и все права участия в управлении обществом, носит чисто номинальный характер и практически не используется участниками хозяйственных обществ.[33] Такая позиция основывается на анализе корпоративной практики и отчасти, конечно, справедлива. Тем не менее, нельзя забывать, что закон призван в первую очередь защищать интересы меньшинства и даже в том случае, если один из всех членов организации захочет воспользоваться законодательно закрепленным за ним правом, никто не вправе ему в этом отказать.

Также, в отношении участников общества с ограниченной ответственностью, в силу их малочисленности (максимум 50), а также большой «сплоченности», участие в управлении предприятием, равно как и возможность входить в состав органов управления, является для них достаточно значимым.

Участник ООО имеет возможность реализовать право голоса не только лично, но и через своего представителя. Осуществление подобных действий оформляется доверенностью (ст. 37 Закона об ООО), которая должна соответствовать общим правилам о доверенности, содержащимся в п. 4 и п. 5 ст. 185 ГК.

Судебная практика также свидетельствует о важности данного права. Так, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа[34] признал недействительным решение общего собрания участников ООО «Кетра», установив, что нарушение установленного законом порядка извещения истца - участника общества, владеющего 30% долей уставного капитала, о предстоящем общем собрании, является существенным и влечет за собой признание собрания неправомочным, а принятых на нем решений недействительными в силу ст. 36 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".

В силу того, что лица, созывавшие общее собрание, не осуществили уведомления участников общества заказным письмом о месте и времени проведения собрания и его повестке дня, последние были лишены возможности вносить предложения о включении в повестку дня дополнительных вопросов, получить информацию и материалы, подлежащие предоставлению участникам общества при подготовке общего собрания, и участвовать в собрании.

Согласно п.п. 1 и 3 ст. 43 Закона об ООО, решение общего собрания участников общества, а также решение совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличного или коллегиального исполнительного органа либо управляющего, принятое с нарушением указанного Закона, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества и нарушающее права и законные интересы участника общества, может быть признано судом недействительным по заявлению участника общества.[35]

Право обжаловать в судебном порядке решения органов управления общества следует считать управленческим, а не неимущественным правом, поскольку его объектом не являются непосредственно материальные либо нематериальные блага. Напротив, данное право имеет непосредственным объектом формирование воли общества с ограниченной ответственностью.

В отношении обжалуемых решений общего собрания участников установлена четкая процедура: такое решение может быть признано судом недействительным по заявлению участника общества, не принимавшего участия в голосовании или голосовавшего против оспариваемого решения, поданного в течение двух месяцев со дня, когда участник общества узнал или должен был узнать о принятом решении. В том случае, если участник общества принимал участие в общем собрании участников общества, принявшем обжалуемое решение, указанное заявление может быть подано в течение двух месяцев со дня принятия такого решения.[36]

В Законе оговаривается вариант, когда суд вправе оставить в силе обжалуемое решение. Такой вариант возможен, если голосование участника общества, подавшего заявление, не может повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинение убытков данному участнику общества.

Примерами успешной реализации данного права могут служить следующие случаи судебной практики: постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа,[37] согласно которому вследствие того, что оспариваемое участником решение было принято в отсутствие кворума, решение общего собрания участников общества о переизбрании генерального директора следует считать недействительным.

Далее, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа[38] удовлетворил иск участника ООО о признании недействительным решения общего собрания участников ООО в части отмены выплаты части прибыли общества, поскольку оспариваемое решение в данной части противоречит целям участия гражданина в коммерческой организации.

Суд проанализировал ч. 1 ст. 50 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой основной целью коммерческой организации является извлечение прибыли, а также статью 8 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" которая предусматривает, что участники общества вправе принимать участие в распределении прибыли. В соответствии со статьей 28 указанного Закона, часть прибыли общества, предназначенная для распределения между его участниками, распределяется пропорционально их долям в уставном капитале общества. Суд установил отсутствие оснований для ограничения распределения прибыли общества между участниками общества, и сделал правомерный вывод о том, что целью участия гражданина в качестве учредителя (участника) общества с ограниченной ответственностью является извлечение прибыли, в связи, с чем принятое решение об отмене выплаты дивидендов нарушает его право на участие в распределении и получении прибыли.

В дополнение следует отметить, что использование данного права может быть связано с реализацией, по крайней мере, следующих предусмотренных в Законе безусловных конкретизирующих прав:

1- права обращаться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных обществу членом совета директоров общества, единоличным исполнительным органом общества, членом коллегиального исполнительного органа общества или управляющим (п. 5 ст. 44); 2- права обращаться в суд с иском о признании недействительной крупной сделки (п. 5 ст. 46).

Отметим, что крупной сделкой является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо или косвенно имущества, стоимость которого составляет более двадцати пяти процентов стоимости имущества общества, определенного на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении таких сделок, если уставом общества не предусмотрен более высокий размер крупной сделки. Крупными сделками не признаются сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности общества.[39]

Закон предусматривает, что решение о совершении крупной сделки должно приниматься общим собранием участников общества (п. 3 ст. 46 Закона об ООО), если уставом общества не предусмотрено, что такого решения не требуется.

3- права требовать возмещения основным обществом убытков, причиненных по вине основного общества дочернему обществу (п. 3 ст. 6);

4- права обращаться с иском в суд о признании недействительной сделки, в совершении которой имеется заинтересованность и которая совершена с нарушением требованием Закона (п. 5 ст. 45).

2.2 Неимущественные права участников общества

Это право является очень важным, однако его реализация находится в зачаточном состоянии у большинства участников ООО.[40]

Можно выделить ряд конкретизирующих прав Закона об ООО, которые позволяют более объемно представить возможности участников общества: 1- право требовать от общества предоставления возможности в разумные сроки ознакомиться с учредительными документами общества, включая изменения и дополнения к ним. Общество обязано по требованию его участников предоставить им копии действующих учредительного договора и устава общества. Плата, взимаемая обществом за предоставление копий, не может превышать затрат на их изготовление (ст. 12).

Требование любого заинтересованного лица, как это следует из буквального толкования ст. 12 Закона, обязывает общество с ограниченной ответственностью предоставлять практически любому физическому или юридическому лицу возможность ознакомления с учредительными документами общества, поскольку уже само по себе обращение лица с такой просьбой может рассматриваться как проявление заинтересованности.

Разумными допустимо считать сроки, достаточные для того, чтобы в течение рабочего дня предоставить заинтересованному лицу копии учредительных документов и всех изменений и дополнений к ним. Тихомиров[41] предлагает, что поскольку затраты общества на изготовление копии вряд ли можно оперативно калькулировать в каждый конкретный период времени, когда такая копия изготавливается, целесообразно принимать за единицу расчета среднюю себестоимость копирования за предыдущий месяц, квартал и т.п. Естественно, такие расчеты весьма условны, но главное - плата за предоставленные копии не должна включать в себя прибыль общества.

2- право требовать предоставления для ознакомления информации и материалов (в том числе копий документов) при подготовке общего собрания участников. Информация включает: годовой отчет общества; заключение ревизионной комиссии (ревизора) общества и аудитора по результатам проверки годовых отчетов и годовых бухгалтерский балансов общества; сведения о кандидате (кандидатах) в исполнительные органы общества, совет директоров (наблюдательный совет) общества и ревизионную комиссию (ревизоры) общества; проект изменений и дополнений, вносимых в учредительные документы общества в новой редакции, проекты внутренних документов общества; иную информацию (материалы), предусмотренные уставом общества (п. 3 ст. 36).

В перечне, установленном указанной нормой, приводятся информация и материалы, которые следует, с одной стороны, рассматривать как минимально необходимые при проведении очередного общего собрания, например, ежегодного (первые три вида материалов), а с другой – как факультативные[42] в зависимости от вопросов, включенных в повестку дня очередного или внеочередного общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью (остальные виды информации и материалов, и, при необходимости, – первые три вида).

Порядок ознакомления участников общества с информацией и материалами, указанными в рассматриваемой норме, может быть определен в уставе общества. Если такого правила в уставе не установлено, применяются порядок, предусмотренный законом. А именно, орган или лица, созывающие собрание участников общества, обязаны направить участникам информацию и материалы вместе с уведомлением о проведении общего собрания, а в случае изменения повестки дня соответствующие информация и материалы направляются вместе с уведомлением о таком изменении.

При этом указанные информация и материалы в течение тридцати дней до проведения общего собрания должны быть предоставлены всем участникам общества для ознакомления в помещении исполнительного органа общества.[43]

Следовательно, за тридцать дней до начала общего собрания и в дальнейшем вплоть до даты его созыва указанные материалы и иная информация должны находиться в помещении исполнительного органа общества в месте, доступном для всех участников общества. 3- право требовать выписки из книги протоколов общего собрания общества, удостоверенные исполнительным органом общества (п. 6 ст. 37).

Обязанность организации ведения протокола очередного и внеочередного общего собрания участников общества возлагается законом на исполнительный орган общества. При наличии в обществе одновременно двух видов исполнительных органов в уставе следует определить, обязанностью которого из них, единоличного или коллегиального, является организация ведения протокола общего собрания участников общества.

В отличие от акционерного законодательства РФ, детально регулирующего требования к содержанию и правилам оформления протокола общего собрания акционеров, Закон об ООО предоставляет решение данных вопросов на усмотрение участников общества.

Протоколы общего собрания участников общества являются документами, имеющими юридическое значение. Поэтому к их надлежащему оформлению в соответствии с принятыми в конкретном обществе правилами.

Книга протоколов общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью относится к числу документов общества подлежащих обязательному хранению (ст. 50 Закона) по месту нахождения единоличного исполнительного органа общества или в ином месте, доступном или известном всем его участникам. Выписки из книги протоколов в обязательном порядке выдаются участникам общества на основании их требований. Исполнительный орган общества не вправе отказать в удостоверении выдаваемой выписки из книги протоколов.[44]

Указанный перечень прав не является исчерпывающим. С.Д. Могилевский[45] советует расширить данный список путем включения в него следующих видов информации:

-документы, подтверждающие права общества на имущество, находящееся на его балансе, и перечень этого имущества; - годовой финансовый отчет;

-документы финансовой отчетности, предоставляемые в соответствующие органы;

-положение о филиале и представительстве общества;

-протоколы заседаний совета директоров (наблюдательного совета) общества;

-списки аффилированных лиц общества с указанием размера принадлежащих им долей;

-заключение ревизионной комиссии (ревизора) общества, аудитора общества, государственных и муниципальных органов финансового контроля.

Право на информацию и право на ознакомление с документацией общества (право на контроль за деятельностью общества) весьма близки по содержанию.[46] Оговоримся, что Гражданский кодекс в п. 1 ст. 67 фактически противопоставляет право на получение информации и право на ознакомление с документацией. Право на информацию, как правило, выражается в таких действиях, как уведомление о созыве общего собрания, о выпуске дополнительных акций, и т.п. Что касается права на ознакомление с документацией, то оно может выражаться в активных действиях как общества, ежегодно публикующего документы, так и участника, требующего доступ к различным документам.

Иное наименование права на ознакомление с документацией общества — право на контроль. Под контролем в континентальной системе права традиционно понимают различные действия субъектов по проверке деятельности подконтрольных объектов. Право на контроль может осуществляться различными способами, главный из которых - ознакомление с документацией общества.

Определенное сходство прав на информацию и контроль не должно быть поводом для их смешения. Так, Д.В. Ломакин[47] предлагает три существенных различия между рассматриваемыми правами.

Во-первых, для их осуществления различны цели. Требуя доступа к документации, участник общества стремится выявить недостатки в деятельности юридического лица, которые могут иметь различные проявления (нарушение прав участников, нецелевое расходование средств и т.д.). Что касается права на информацию, то при его осуществлении нам не важна мотивация, интересы участника могут лежать даже вне сферы корпоративных правоотношений.

Во-вторых, право на контроль гораздо шире по содержанию, так как контроль, кроме ознакомления с документацией, предполагает осуществление специфических процедур, например проверки ревизионной комиссией финансово-хозяйственной деятельности общества.

В-третьих, сфера осуществления контроля несколько уже сферы осуществления права на информацию. Контроль осуществляется над финансово-хозяйственной деятельностью общества, а информация, предоставляемая участникам, может касаться и иных вопросов.

Права на информацию и ознакомление с документами занимают важное место в общей системе прав участников. Являясь, с одной стороны, своего рода гарантией против нарушения членских прав, возможность получения определенного рода информации и ознакомление с некоторыми видами документации, в то же время являются необходимым условием осуществления некоторых прав участия.[48] Например, не будучи надлежащим образом информированным, участник не сможет принимать участия в подготовке и проведении общего собрания.

Данный вопрос неоднократно освещался в современной юридической литературе, и к настоящему времени существует множество различных подходов к классификации права на информацию. В частности, Д.В. Ломакин[49] предложил различать права по механизму их осуществления – в зависимости от того, является ли участник общества в сложившихся правоотношениях пассивным или активным лицом. Изначально данная классификация была выделена применительно к акционерам, но также применима к обществам с ограниченной ответственностью, как будет показано ниже.

В первом случае обязанность довести определенные сведения до участника лежит на самом обществе и возникает в силу закона и юридического факта, отличного от запроса участника.

Во втором случае условием получения участником конкретной информации является совершение конкретных действий, непосредственно на это направленных, в частности направление запроса в общество.

1. Участник – пассивное лицо.

К информации данного блока, прежде всего, относится информация о проведении общего собрания, обязанность, по предоставлению которой лежит на самом обществе. Например, ст. 36 Закона об ООО предписывает уведомлять участников о проведении общего собрания путем направления им письменного уведомления либо опубликования соответствующих сведений.

Вторым видом информации, в отношении которой необходимы активные действия общества и не требуется совершения активных действий участниками, являются периодически публикуемые документы, содержащие преимущественно сведения, касающиеся финансового состояния общества, а также иных вопросов, указанных в законе. По правилу п. 1 ст. 49 Закона, общество с ограниченной ответственностью, в отличие от акционерного общества, не обязано вести указанную публичную отчетность[50] . Исключение из правила установлено для обществ, в соответствии со ст. 31 осуществляющих размещение облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг.

2. Участник - активен.

В данную группу входит возможность ознакомления с документами, которые общество обязано хранить в соответствии со ст. 50 Закона об ООО.

Судебная практика, подтверждающая или опровергающая данную трактовку права на ознакомление с документами, противоречива. С одной стороны, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа[51] обязал общество с ограниченной ответственностью «КоРТ» предоставить бывшему участнику для ознакомления документы общества, которые последнее обязано было хранить в период, когда первый являлся членом общества (в том числе договоры подряда и субподряда, и сметы и акты выполненных работ). Удовлетворяя исковые требования бывшего участника общества, суд исходил из того, что участники общества вправе участвовать в управлении делами общества, в том числе путем получения информации о деятельности Общества, ознакомления с бухгалтерскими и иными документами общества. Поскольку Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью" не содержит каких-либо ограничений в осуществлении данного права, бывший член общества имеет право на ознакомление с документами общества за период своего участия.

В то же время, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа[52] отказал в удовлетворении исковых требований учредителю ООО "Городской детский парк им. М. Горького" (требовавшему предоставить копии протоколов общих собраний участников общества; всех бухгалтерских балансов, годовых отчетов общества и список аффилированных лиц общества), мотивируя это тем, что Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью" не предусматривает обязанности общества предоставлять копии иных документов, кроме учредительного договора и устава.

Проанализировав несоответствия в судебной практике в части границ права па информацию, автор пришел к следующим выводам:

Право на информацию следует толковать расширительно, в частности, рассматривая Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью" как не содержащий каких-либо ограничений в осуществлении данного права.

Представляется целесообразным внести соответствующие изменения и дополнения в Закон об ООО:

- Абз. 3 п. 1 ст. 8 Закона изложить следующим образом: «получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией, предусмотренной в пункте I статьи 50 настоящего Закона»;

- Статью 50 Закона дополнить пунктом 3 следующего содержания: «Любой участник обладает правом требовать доступа к документации, указанной в пункте I настоящей статьи. Общество обязано по письменному требованию участника общества предоставить ему копии указанных документов в течение 3 рабочих дней со дня предъявления данного требования. Плата, взимаемая обществом за предоставление данных копий, не может превышать затраты на их изготовление».

Право требовать исключения из общества одного из его участников. Данное право уникально для участников рассматриваемого юридического лица. Наличие такого рода прав характерно для личных объединений. Поэтому совершенно очевидно, что данное право имеет своей целью предоставить участникам ООО возможность контролировать свой персональный состав, что чрезвычайно важно в условиях небольшого коллектива, совместно ведущего дела.

Однако реализация этого права таит в себе опасность ущемления прав исключаемого и произвола со стороны остальных участников. Учитывая, что состав общества немногочислен, вполне реальна такая ситуация, когда один из участников, обладающий достаточной долей в уставном капитале, может осложнить работу общества или даже блокировать тот или иной его шаг. Но не меньше и вероятность того, что исключение может быть использовано с целью избавления от нежелательного коллеги.[53]

Во избежание злоупотреблений Закон определяет те условия, при которых возможно исключение. Прежде всего, согласно ст. 10 Закона основанием для применения к участнику столь жестких мер является грубое нарушение им своих обязанностей либо совершение действий, делающих невозможной работу общества или существенно ее затрудняющих. Перечень этот исчерпывающий – он не может быть ни дополнен, ни изменен учредительными документами, что также препятствует проявлению произвола.

Ни ГК РФ, ни Закон РСФСР от 25 декабря 1990 г. № 455-1 "О предприятиях и предпринимательской деятельности", последовательно служившие нормативной базой существования ООО до принятия Закона 1998 г., не знают этого права. И, тем не менее, его наличие в конструкции данной организационно-правовой формы не ново для нашего законодателя. В соответствии с Положением "Об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью", утвержденным постановлением Совета Министров СССР от 19 июня 1990 г. № 590, участник ООО мог быть исключен по единогласному решению остальных. Согласно же Закону 1998 г. исключение возможно только на основании судебного решения.[54] Иными словами, у участников ООО есть не право исключения одного из них, а право обратиться в суд с соответствующим иском. Однако следует заметить, что основания для исключения, перечисленные в Законе, носят неопределенный и оценочный характер.

Так, право обратиться в суд с иском об исключении Закон предоставляет тем участникам, доля которых в совокупности составляет не менее 10% уставного капитала. Данная норма, как представляется, направлена на защиту интересов меньшинства – участники, обладающие незначительной долей, вправе обратиться в суд с просьбой об исключении того, чья максимальная доля может достигать 90 % (если устав общества не предусматривает никаких ограничений, то и размер доли, принадлежащей одному участнику, может быть сколь угодно велик или мал).[55] Но с другой стороны, закрепление за участником доли, размер которой превышает 90 % уставного капитала, делает невозможным его исключение.

Констатация и определение судом признаков основания для исключения в конкретной ситуации и в отношении поведения конкретного лица служит дополнительной и весьма существенной гарантией от злоупотреблений данным правом, особенно в противовес требованию единогласного решения по Положению № 590.

Таким образом, реализация данного права не означает обязательного исключения участника, поскольку предусмотрена судебная процедура решения данного вопроса.

Согласно подпункту "в" пункта 17 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 90/14 от 09.12.99 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" при решении вопроса о том, является ли допущенное участником общества нарушение грубым, необходимо, в частности, принимать во внимание степень его вины, наступление (возможность наступления) негативных для общества последствий.

Так, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа,[56] удовлетворяя исковые требования исключить из состава общества трех его участников, исходил из того, что ответчиками не исполнялись обязанности по доведению информации до иных участников общества, не были соблюдены требования к порядку совершения сделок с заинтересованностью в части законодательного запрета на голосование определенного круга лиц по вопросам совершения обществом сделок с заинтересованностью, имущество общества было реализовано по заниженной цене. Указанные обстоятельства, по мнению суда, свидетельствовали о грубых нарушениях ответчиками своих обязанностей как участников ООО, затрудняющих деятельность товарищества, что, согласно ст. 10 Закона об ООО, являлось основанием для их исключения из числа участников общества.

Согласно п. 4 ст. 23 Закона доля участника общества, исключенного из его состава, переходит к обществу. Дата такого перехода, вероятнее всего, напрямую связана с моментом вступления в законную силу судебного решения об исключении.[57]

При этом общество обязано выплатить исключенному участнику действительную стоимость его доли, которая определяется по данным бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дате вступления в законную силу решения суда об исключении, или с согласия исключенного участника общества выдать ему в натуре имущество такой же стоимости.

2.3 Имущественные права участников общества

Согласно ст. 28 Закона РФ «Об обществах с ограниченной ответственностью» в случае принятия участниками общества решения о распределении чистой прибыли общества каждый его участник имеет право на получение части этой прибыли.

Решение о распределение прибыли может приниматься ежеквартально, раз в полгода и раз в год. Вопрос о размерах той части прибыли, которая подлежит распределению, решается участниками общества на общем собрании.

Требует объяснения механизм распределения этой прибыли.

В том случае, если в уставе общества отсутствуют какие-либо положения, определяющие такой механизм, действует правило: часть прибыли общества, предназначенная для распределения между его участниками, распределятся пропорционально их долям в уставном капитале.

Возможны и другие варианты. Они должны быть определены в уставе общества при его учреждении либо внесены в устав как изменения, устанавливающие иной порядок распределения прибыли между участниками. Подчеркивая важность такого решения, Закон устанавливает, что оно может быть принято исключительно единогласно, т.е. всеми участниками общества. Таким образом, ситуация, когда условия распределения прибыли изменяются без согласия того или иного участника общества, исключена.

Право на участие в распределении прибыли представляет собой возможность получения каждым участником хозяйственного общества части прибыли от деятельности данного хозяйственного общества и опосредует имущественное участие членов в его деятельности. Изначально такое участие выражается в том, что лицо вносит определенное количество собственного имущества оплату приобретаемой доли участия.[58] В дальнейшем, как правило, имущественное участие сводится к получению части прибыли общества. По общему правилу, общество с ограниченной ответственностью не может гарантировать своим участникам получение заранее определенного стабильного дохода, что является естественной особенностью коммерческого оборота. Следовательно, распределение прибыли может быть только правом ООО, однако выплата уже распределенной прибыли - это обязанность общества. Данное положение закреплено законодателем в п. 1 ст. 28 Закона об ООО, устанавливающим, что общество вправе принимать решение о распределении своей чистой прибыли между участниками общества.

Многие авторы[59] придерживаются мнения, что для возникновения обязательственного права на получение части прибыли от деятельности хозяйственного общества недостаточно факта участия в обществе. Участник ООО не вправе требовать выплаты ему дохода до тех пор, пока решение о таких выплатах, и их размер, не утверждены общим собранием. Таким образом, до указанного момента обязательственное право у участников отсутствует. Данное положение также нашло отражение в судебной практике. Например, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа[60] отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании прибыли ООО "Строительная компания "Газпромдорстрой", причитающейся вышедшим из общества участникам, разъяснив, что решение вопроса о распределении прибыли общества относится к исключительной компетенции общего собрания участников.

В соответствии с п.1 ст.28 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" принятие решения о распределении чистой прибыли между участниками является правом, а не обязанностью общества. При этом согласно п. 1 ст. 28, п. 2 ст. 33 названного Закона решение об определении части прибыли общества, распределяемой между участниками общества, принимается общим собранием участников большинством голосов от общего числа голосов участников общества. Данные нормы носят императивный характер. Общим собранием участников ООО "СК "Газпромдорстрой" не принималось решений о распределении прибыли общества с 1998 года, поэтому у участников отсутствовало право требовать выплаты части прибыли общества.

На основании изложенного можно сделать вывод о наличии у участников ООО двух своеобразных «разновидностей» рассматриваемого права, а именно: корпоративного и обязательственного. Если первое возникает одновременно с самим правом членства с момента регистрации лица в качестве участника общества, то для возникновения второго необходимо наличие специального юридического факта – решения общего собрания, Корпоративное право участия в распределении прибыли – это возможность участвовать в получении прибыли от деятельности общества, при условии, что 1) такая прибыль будет получена и 2) по крайней мере, часть этой прибыли будет определена как подлежащая распределению между участниками.

Обязательственное право участия в прибыли – это требование к обществу о выплате определенной денежной суммы или предоставлении иного имущества в качестве дохода.

Следует отметить недостаток законодательства об обществах с ограниченной ответственностью: в отличие от акционера, участник ООО в случае задержки выплат объявленной прибыли не наделен правом обращения в суд с иском о взыскании с общества причитающихся ему сумм с начисленными на них процентами за время просрочки выплаты.

Возникновение и существование обязательственного права требования части распределенной прибыли не погашает корпоративного права, а продолжает существовать наряду с ним вплоть до получения объявленного по дохода.[61]

Вопрос о периодичности распределения прибыли общество решает самостоятельно, исходя из императивной нормы законодательства о том, что обществами с ограниченной ответственностью такое решение может приниматься ежеквартально, раз в полгода и раз в год (п. 1 ст. 28 Закона об ООО). Решение о распределении прибыли принимается исключительно общим собранием участников. Поскольку Закон об ООО, выделяя ежеквартальные, полугодовые и годовые распределении прибыли, не разделяет их на окончательные и промежуточные, то при отсутствии специального указания на этот счет в уставе общества, участники вправе требовать постановки и рассмотрения вопроса о распределении прибыли не чаще, чем один раз в квартал.

И корпоративное, и обязательственное права участия в распределении прибыли, как и всякое субъективное гражданское право, слагаются из правомочий на активные собственные действия носителя данного права и на требование совершения действий или воздержания от таковых обязанного субъекта. В свою очередь, каждое правомочие слагается из так называемых субправомочий - характеристик, описывающих действия, меру которых предназначено определять субъективное право.

Корпоративное право участия в распределении прибыли слагается, по общему правилу, из следующих субправомочий:[62]

1) требования созыва и проведения общего собрания участников, имеющего право рассматривать вопрос о распределении прибыли, с включением в его повестку дня данного вопроса;

2) требования включения в повестку дня компетентного общего собрания участников данного вопроса;

3) участия в обсуждении данного вопроса на общем собрании участников;

4) требования распределения прибыли в соответствии с единым для всех участников принципом.

Субправомочие (I) принадлежит только участникам ООО, обладающим в совокупности не менее, чем 10 % голосов от общего числа участников. Вопрос о распределении прибыли в обществе с ограниченной ответственностью вправе рассматривать как очередное (годовое), так и внеочередное общее собрание. Созыв годовых общих собраний составляет обязанность исполнительных органов общества.

В то же время, субправомочие (2) принадлежит всем без исключения участникам общества. Единственное условие его реализации - это заявление требования не позднее, чем за 15 дней до проведения общего собрания (п.2 ст. 36 Закона об ООО).

В обществах с ограниченной ответственностью, в отличие от акционерных обществ, рекомендация совета директоров о распределении прибыли не имеет принципиального значения. Общее собрание участников должно принять решение только о размере части прибыли общества, которая подлежит распределению между участниками. Все остальные вопросы (о форме, времени и месте выплаты причитающейся участникам частей прибыли) должны быть решены в учредительном договоре (п.1 ст. 12 Закона об ООО).

В отношении субправомочия (4) – требовать распределения прибыли в соответствии с единым принципом – прямо пропорциональным распределением прибыли в зависимости от размера участия в уставном капитале общества, следует отметить, что данный принцип может быть заменен иным (п.2 ст. 28 Закона об ООО), Закон не предлагает примерного перечня иных принципов, которыми может быть заменен принцип прямой пропорциональности в распределении прибыли. Таким образом, участники вправе своим единогласным решением избрать любой принцип распределения прибыли.[63] Например:

а) принцип равного распределения, в соответствии с которым прибыль, подлежащая распределению между участниками, делится поровну;

б) принцип равного обязательного минимуму, в соответствии с которым прибыль часть прибыли, подлежащей выплате по итогам распределения, например 40 %, делится между участниками поровну, а оставшаяся часть (60%) - в соответствии с принципом прямой пропорциональности;

в) принцип продолжительности участия, в соответствии с которым прибыль, подлежащая выплате участникам, разделяется на несколько частей различных размеров - признаку длительности участия отдельных лиц в обществе. Так, в обществе с десятью участниками, шестеро из которых участвуют в обществе три года, а четверо участвовали лишь в течение одного года, прибыль, подлежащая выплате участникам, разделяется на две части: 80 % прибыли распределяется между шестью первыми участниками, а 20 % - менаду четырьмя, вступившими в общество позднее.

Вместе с тем, Закон об ООО предусматривает два вида ограничений (ст. 29): на распределение прибыли и на выплату уже распределенной прибыли. Очевидно, что частично данные основания совпадают, а именно; основания запрета распределения прибыли одновременно являются и основаниями к запрету для выплаты распределенной прибыли.[64]

Положения ст. 29 Закона об ООО сформулированы императивно и не подлежат изменению решением участников общества.

Итак, основаниями для запрета распределения прибыли являются:

- неполная оплата уставного капитала;

- невыплата действительной стоимости доли (части доли) участника общества;

- общество отвечает признакам несостоятельности (банкротства);

- потенциальная возможность того, что признаки несостоятельности (банкротства) появятся у общества в результате принятия решения о распределении прибыли;

- ситуация, при которой стоимость чистых активов общества меньше его уставного капитала и резервного фонда или станет меньше их размера в результате принятия решения о распределении прибыли.

Данный перечень не является исчерпывающим и может дополняться федеральными законами.

Все предусмотренные п.1 ст. 29 Закона случаи, перечисленные выше, при наступлении которых общество не имеет права принимать решения о распределении прибыли, связаны с финансовым положением общества, которое ухудшится либо обусловит ликвидацию общества в случае, если участники примут решение о распределении прибыли. Законодатель установил данные ограничения, руководствуясь интересами не только общества, но всех заинтересованных лиц (кредиторов).[65]

Безусловно, неполная оплата уставного капитала общества не способствует укреплению его финансовой устойчивости, и запрещение принимать решение о распределении прибыли, с одной стороны, является мерой, защищающей интересы кредиторов, а с другой — выступает дисциплинирующим фактором, направленным на понуждение участников скорее выплатить свои доли в уставном капитале общества.

Выплата участнику действительной стоимости его доли в уставном капитале общества может повлечь нарушение установленного баланса чистых активов и уставного капитала общества, что потребует времени для восстановления нормального положения, и, естественно, в таком случае распределение прибыли общества было бы крайне неразумно.

В.А. Белов[66] отмечает, что трудно представить себе ситуацию, когда общество, имея чистую прибыль, отвечает признакам несостоятельности. В такой ситуации любая выплата, отчуждение имущества или распределение прибыли будут признаны судом недействительными, как только начнется конкурсное производство или будут назначены процедуры по восстановлению платежеспособности общества.

Далее, основаниями запрета выплаты прибыли, решение о распределении которой принято, являются (п. 2 ст. 29):

наличие у общества признаков несостоятельности (банкротства) либо возможность возникновения данных признаков в результате выплаты распределенной прибыли;

ситуация, при которой стоимость чистых активов общества меньше его уставного капитала и резервного фонда либо станет меньше их размера в результате выплаты распределенной прибыли;

а также иные случаи, предусмотренные федеральными законами.

Таким образом, если решение о распределении прибыли уже принято участниками общества, но к назначенному сроку выплаты сложилась одна из тех ситуаций, при которой такое решение участники не вправе были принять (п. 1 ст. 29 Закона об ООО), то выплата, следовательно, не производится.

Принятое решение участников о выплате прибыли остается в силе, и лишь его исполнение откладывается до прекращения обстоятельств, препятствующих выплате прибыли. Данное положение представляется спорным, так как нераспределенная прибыль, скорее всего, пойдет на устранение неблагоприятных обстоятельств, а после восстановления нормального финансового состояния у общества может не остаться достаточно чистой прибыли, чтобы распределить ее.

Обязательственное право участия в распределении прибыли включает единственное субправомочие - требование выплаты причитающейся части распределенной прибыли.

Согласно п. 1 ст. 21 Закона об ООО, участник общества вправе продать или иным образом уступить свою долю в уставном капитале общества либо ее часть одному или нескольким участникам общества без согласия общества или других участников, если получение такого согласия не предусмотрено уставом общества.

Следует отметить, что понятие уступки включает в себя, помимо продажи, и такие действия, как мена и дарение. Уступка имущества является ничем иным, как отчуждением лица по своему усмотрению и в своем интересе этого имущества. Не относятся к уступке передача доли в доверительное управление и залог. Поскольку порядок передачи доли в уставном капитале сформулирован в диспозитивной норме, то устав общества может внести в него свои коррективы.

Из всех перечисленных в данной работе безусловных прав право продать или иным образом уступить свою долю в уставном капитале общества или ее часть одному или нескольким участникам общества имеет очень сложный характер. Это связано, во-первых, с тем, что безусловность такого права не является абсолютной (согласно п. 1 ст. 21 Закона). Реализация этого права может быть ограничена согласием других участников общества или самого общества, хотя по смыслу ст. 21, казалось бы, этого не требуется (если иное не предусмотрено уставом).

Таким образом, если уставом предусмотрено получение согласия других участников или самого общества на продажу или уступку иным образом участником своей доли (ее части), то тогда это право переходит в категорию прав с условием, где условием является получение согласия общества или других участников общества на реализацию этого права.[67]

Во-вторых, как только возникает необходимость получения согласия от других участников общества или самого общества, реализация права продажи или уступки иным образом участником своей доли в уставном капитале одному или нескольким участникам общества выступает всего лишь частью сложного и крайне важного механизма перехода доли (части доли) в уставном капитале общества другому лицу (как участнику, так и к третьим лицам) и рассмотрение лишь этой части механизма применительно к уступке доли только другим участникам не создаст цельности в восприятии всего механизма. Кроме того, переход доли к третьему лицу связан с возникновением у участника таких важных безусловных прав, как:

1. Право реализовать преимущественное право покупки доли (части доли) участника общества по цене предложения третьему лицу.

Пункт 4 ст. 21 закрепляет преимущественное право покупки доли за участниками общества. Если участник предполагает передать свою долю третьему лицу посредством продажи, то он сначала обязан предложить всем участникам общества купить свою долю по назначенной участником, продающим свою долю, цене, которую он намеревался получить от третьего лица. Важно, что предложение должно быть сделано всем участникам общества, а не определенным участникам или одному из участников.

Устав общества может также содержать положение, согласно которому в случае отказа участников от покупки доли, предложенной им участником, желающим продать свою долю, само общество, обладая преимущественным правом покупки второй очереди, вправе купить эту долю по назначенной цене. Таким образом, участник, продающий свою долю в уставном капитале, обязан сначала сделать предложение о покупке всем участникам общества, затем, если это предусмотрено уставом, самому обществу, и только после отказа участников и общества приобрести продаваемую долю предложить ее третьим лицам.[68]

Устав общества может предусмотреть иной (нежели определенный в п. 4 ст. 21 30-дневный) срок, в течение которого участник обязан воздержаться от предложения своей доли третьим лицам. Если устав не содержит подобного положения, а срок, установленный указанной нормой, не устраивает участников общества, они вправе определить своим соглашением иной срок. Представляется, что это соглашение участников должно содержаться в решении общего собрания участников.

Предусмотренное Законом право участников на преимущественную покупку доли участника пропорционально размерам их долей может быть изменено, если все участники общества на общем собрании единогласно проголосовали за предложение установить порядок преимущественной покупки доли непропорционально размерам долей участников.

Отметим, что преимущественное право распространяется только на покупку доли. Участники не могут претендовать на преимущественное право получения доли, если участник передает ее иным образом, чем продажа.

Нарушением преимущественного права при продаже доли считается не только продажа доли до истечения установленного срока реализации преимущественного права, неоповещение участников о предполагаемой продаже, но и продажа третьему лицу доли на иных, более льготных, условиях и по более низкой цене, чем предложение, сделанное участникам общества. Участники общества, получив извещение о продаже доли, должны отреагировать на это извещение, если они намериваются участвовать в покупке доли, таким образом, чтобы их намерения были понятны.

Уступка доли иным образом, чем продажа, не ограничена преимущественным правом участников, но устав общества может предусмотреть обязанность его участника получить согласие общества или всех остальных участников на передачу доли названными способами (дарение, мена).

Данное положение является новым для законодательства, но не для положений уставов общества. Практике российских корпораций меры ограничения перехода доли в уставном капитале уже известны. Если в уставе предусматривается необходимость получения согласия участников на передачу доли в уставном капитале иным, чем продажа, образом, то следует определить и то, как будет разрешаться вопрос в случае согласия (или несогласия) только части участников на такую передачу.[69]

Возникает вопрос: необходимо ли согласие всех участников или достаточно согласия какой-либо их части на уступку доли? При буквальном толковании п. 5 ст. 21 можно заключить, что согласие должны дать все участники общества единогласно.

В данной связи отметим постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа,[70] согласно которому под получением согласия участников общества предполагается свободное и сугубо индивидуальное волеизъявление каждого участника общества, в то время как повелительный акт руководящих органов общества нельзя считать надлежащим свидетельством получения от участников ООО согласия на уступку доли, 2. Право требовать в судебном порядке перевода на себя прав и обязанностей покупателя при продаже доли (части доли) с нарушением преимущественного права покупки в течение трех месяцев с момента, когда участник общества узнал либо должен узнать о таком нарушении (п. 4 ст. 21). Срок, определенный в указанной норме, является специальным сроком исковой давности, и на него распространяются правила о приостановлении, перерыве и восстановлении сроков исковой давности (ст. 200, 202-205 ГК РФ).

Данное право опосредует имущественное участие членов хозяйственного общества в его деятельности и представляет собой возможность получения каждым участником общества части имущества данного общества, оставшегося после удовлетворения обществом в стадии ликвидации всех требований кредиторов (части ликвидационного остатка).

Важно отметить, что возможность осуществления права на ликвидационную стоимость связано именно с ликвидацией общества. Касательно различных вариантов реорганизации юридического лица, предусмотренных российским законодательством, в этих случаях все имущество реорганизуемого общества либо его часть переходит к его правопреемнику (правопреемникам).[71] В то же время, права участников правопредшественника сохраняются в прежнем объеме, но в ином качестве — они превращаются в членские права по отношению к делам и капиталам правопреемника (правопреемников).

Право на ликвидационную стоимость во многом сходно с правом на участие в распределении прибыли. В связи с этим, отметим специфические характеристики рассматриваемого права в сравнении с последним.

Как и право на участие в распределении прибыли, право на ликвидационную стоимость существует в двух формах – корпоративной и обязательственной. Корпоративное право, возникая у лица с момента приобретения им статуса участника общества, реализуется лишь при наличии дополнительных юридических фактов, а именно:

1) решении общего собрания о ликвидации общества,

2) удовлетворении требований всех кредиторов общества,

3) наличии ликвидационного остатка.

Обязательственное право на получение ликвидационной стоимости имеет своим предметом не часть чистой прибыли хозяйственного общества, как это бывает в праве на распределение прибыли, а часть имущества всего общества. Осуществление обязательственного права на ликвидационную стоимость прекращает не только данное обязательственное право, но и право корпоративное (в отличие от права на получение части прибыли).[72] Корпоративное право на ликвидационную стоимость слагается, по общему правилу, из следующих субправомочий:

1) требования созыва и проведения общего собрания участников с включением в его повестку дня вопроса о ликвидации общества;

2) требования включения в повестку дня общего собрания участников вопроса о ликвидации общества;

3) участия в обсуждении вопроса о ликвидации хозяйственного общества на общем собрании участников;

4) требования распределения ликвидационного остатка в соответствии с едиными для всех участников принципами.

Обязательственное право участия в распределении ликвидационного остатка (на ликвидационную стоимость) может включать, в зависимости от случая, одно либо два субправомочия:

1) требование выплаты причитающейся части распределенной, но не выплаченной прибыли;

2) требование выдачи имущества, соответствующего размеру ликвидационной квоты, либо выплаты стоимости причитающейся ликвидационной квоты.

Обязательственное право на ликвидационную квоту, согласно ст. 67 ГК, может иметь своим объектом, как часть самого имущества хозяйственного общества, так и стоимость данной части. Последняя ситуация будет иметь место, если предоставление такого имущества (или его части) в натуре невозможно, - например, при неделимости имущества. Этот вопрос решается участниками на общем собрании с учетом предложений ликвидационной комиссии, Норма абз. б п. 1 ст. 8 Закона об ООО с точностью воспроизводит данное положение.

Статья 58 Закона об ООО регламентирует порядок распределения имущества ликвидируемого общества между его участниками.

Право на ликвидационную квоту имеет ряд общих черт с правом на дивиденды. Поскольку ликвидация означает прекращение юридического лица без перехода прав и обязанностей к другим лицам, то данное право является последним из реализуемых участником прав, ибо после (но не вследствие) его применения само правоотношение, которое основано на участии в юридическом лице, прекращается, так как ликвидируется само общество.

Как и в случае с правом на получение части прибыли, право участника на ликвидационную квоту нельзя понимать как обязанность общества – лица, которое в конечном итоге станет обязанным. Возможность реализации этого права зависит от определенных условий, в данном случае это ликвидация общества. Процесс этот может привести к выплате участникам части имущества. Решение о ликвидации общества, в результате которой происходит выплата, так же как и решение о распределении дивидендов, принимается общим собранием. И в том, и в другом случае размер получаемого каждым участником имущества по общему правилу определяется пропорционально его доле. Имущество, полученное в результате ликвидации, так же как и дивиденды, не является формой возврата участнику его первоначального вклада.

Несмотря на ряд сходных черт, получение дивидендов и ликвидационной квоты – два разных правомочия участника, которые возникают при различных условиях и имеют принципиально разные источники выплаты.[73] В первом случае – это исключительно чистая прибыль, а во втором – все имущество, оставшееся после расчетов с кредиторами.

Участники ликвидированного общества могут претендовать только на то имущество, которое осталось после расчета с кредиторами общества. Тем самым гарантируются права последних как контрагентов ликвидируемого общества, имеющих к нему права требования, которые удовлетворяются в первую очередь. Только после полного их удовлетворения наступает очередь участников. Первоочередными здесь считаются требования по выплате распределенной, но не выплаченной прибыли. Это обязательственные права участников, возникшие до начала процесса ликвидации общества, а потому они приоритетны. И только потом все оставшееся имущество распределяется между участниками. Таким образом, право на ликвидационную квоту становится обязательственным лишь после выполнения всех перечисленных условий.

Согласно ст. 58 Закона об ООО, имущество ликвидируемого общества, оставшееся после завершения расчетов с кредиторами, распределяется ликвидационной комиссией между участниками общества в следующей очередности:[74]

В первую очередь осуществляется выплата участникам общества распределенной, но не выплаченной части прибыли.

Во вторую очередь осуществляется распределение имущества ликвидируемого общества между участниками общества пропорционально их долям в уставном капитале.

Требования второй очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований первой очереди. Если имеющегося у общества имущества недостаточно для выплаты распределенной, но не выплаченной части прибыли, имущество общества распределяется между его участниками пропорционально их долям в уставном капитале.

Как отмечает С.Д. Могилевский,[75] следует также обратить внимание, что выбор варианта расчетов с участниками (выплата стоимости части имущества в денежном выражении, либо выплата самого имущества) является прерогативой ликвидационной комиссии. Однако при выборе второго варианта согласие самого участника на получение своей части имущества обязательно.

Преимущественное право приобретения права (доли) участия в уставном капитале хозяйственного общества, в зависимости от условий своего существования и осуществления, может приобретать различные юридические формы,[76] а именно:

1) форму преимущественного права участника на покупку продаваемой другим участником третьему лицу доли участия в уставном капитале (п. 2 ст. 93 ГК; п. 4 ст. 21 Закона об ООО),

2) форму права участника на внесение дополнительных вкладов (абз. 2 п. 1 ст. 19 Закона об ООО).

В первом случае (приобретение прав участия за счет других участников общества) право возникает, если другой участник захочет продать свою долю третьему лицу. Под третьими лицами понимаются любые лица, которые на момент принятия решения о продаже не являются участниками данного общества, т.е. не состоят с данным обществом в корпоративных правоотношениях. Иными словами, если участник захочет продать свою долю участия другому участнику или самому обществу, данного преимущественного права у других участников не возникает.

Не возникает преимущественного права приобретения и в том случае, когда отчуждение планируется совершить иным способом, чем продажа.

Нормой п. 5 ст. 21 Закона об ООО установлено, что уставом общества с ограниченной ответственностью может быть предусмотрена необходимость получить согласие общества или остальных участников общества на уступку доли (части доли) участника общества третьим лицам иным образом, чем продажа. Следует отметить, что установлением данной нормы Закон предусмотрел возможность возникновения отнюдь не преимущественного права покупки по новому основанию, а возможность участников соглашаться или не соглашаться на переход доли к третьему лицу, например, по договору мены, дарения, завещанию, или другим основаниям. Требовать же преимущественной передачи им этой доли по указанным основаниям участники не вправе.[77]

В связи с этим рассуждения отдельных авторов о том, что преимущественное право приобретения доли участия возникает также и при намерении произвести отчуждение доли по договору мены,[78] должны быть расценены как неправильные. Без прямого указания об этом в уставе преимущественного права приобретения обмениваемой доли не возникает.

Путем признания преимущественного права приобретения доли участниками общества с ограниченной ответственностью за счет других участников общества законодатель стремится оградить существующих участников от рисков, связанных с появлением в числе участников новых (ранее «третьих») лиц.

На первый взгляд, такая цель противоречит понятию хозяйственного общества как объединения капиталов. Однако, это не так» поскольку достигать данную цель участникам общества предлагается за свой собственный счет либо (в крайнем случае) - за счет средств общества. Если участники (общество) согласны пойти на эти расходы (осуществить предоставленное им преимущественное право покупки отчуждаемого права участия), то почему бы и не позволить обществу выглядеть в глазах третьих лиц не только объединением капиталов, но и организацией с закрытым членством, права которого являются своего рода «эксклюзивными».

Условием реализации преимущественного права покупки отчуждаемого права участия является обязанность лица, вознамерившегося продать свое право участия, уведомить всех остальных участников общества о планируемой сделке. Для участников общества с ограниченной ответственностью предусмотрена обязательная письменная форма уведомления (абз. 2 п. 4 ст. 21 Закона об ООО).

Содержание уведомления о предполагаемой продаже регламентируется законодательством весьма лаконично: в уведомлении должны быть указаны «цена и другие условия продажи». Законодатель не определил, какие именно условия необходимо включать в уведомление, однако В.А. Белов[79] интерпретирует данное положение как условия предполагаемой продажи, которые могут существенно повлиять на решение других участников пользоваться своим преимущественным правом покупки.

Для осуществления преимущественного права приобретения доли участия в капитале общества с ограниченной ответственностью законом установлен 30-дневный срок с момента направления уведомления. Он может быть как сокращен, так и увеличен уставом общества, причем без соблюдения каких-либо ограничений.

Если преимущественным правом приобретения уступаемой доли пожелали воспользоваться несколько участников, причем суммарный объем доли, которую они пожелали бы приобрести, превышает размер доли, планируемой к продаже, участники пользуются своим преимущественными правами в объеме, прямо пропорциональном их долям в уставном капитале. Закон об ООО (абз. 3 гг. 4 ст. 21) позволяет заменить данный принцип прямо пропорционального распределения иным, хотя и не уточняет, каким именно.

Закон также умалчивает о правовых последствиях ситуации, в которой участник общества отказывается принять извещение о продаже доли, и впоследствии пытается в судебном порядке оспорить акт купли-продажи (уступки) доли. Из судебной практики[80] следует, что в данном случае, при наличии в деле доказательств о соблюдении предусмотренных законом и уставом указаний по уведомлению всех участников общества о преимущественном праве покупки их долей, суд придет к выводу об отказе истца от использования преимущественного права.

Продажа доли участия в уставном капитале ООО с нарушением преимущественного права покупки влечет возникновение у участников общества права требовать в течение трех месяцев с момента, когда соответствующий участник общества узнал либо должен был узнать о таком нарушении, в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя (абз. 5 п. 4 ст. 21 Закона об ООО).

Права на приобретение прав участия за счет внесения дополнительных вкладов в уставной капитал (2) служат той же цели, что и рассмотренные выше преимущественные права (не пустить в число участников третьих лиц в процессе увеличения уставного капитала общества), и возникают при условии принятия общим собранием участников решения об увеличении уставного капитала общества за счет привлечения дополнительных вкладов (осуществления дополнительного выпуска акций). Кроме того, они позволяют увеличить уставной капитал хозяйственного общества без изменения соотношения долей участия в нем.

Для принятия от третьих лиц вкладов в уставной капитал общества с ограниченной ответственностью требуется специальное разрешение общего собрания участников такого общества, принятое единогласно.[81] При отсутствии такого решения правом внесения дополнительных вкладов обладают только участники общества с ограниченной ответственностью.

Поэтому, по мнению П.В. Степанова,[82] данное право, принадлежащее участникам, следует именовать не преимущественным, а скорее, «исключающим правом».

Исключающее право участников ООО на внесение дополнительных вкладов в его уставной капитал предусмотрено п. 2 ст. 17 Закона об ООО. Условия возникновения этого права и порядок его осуществления регламентируются п. 1 ст. 19 указанного документа.

Обязательным условием возникновения рассматриваемого исключающего права является решение общего собрания участников общества об увеличении уставного капитала общества за счет внесения дополнительных вкладов участниками общества. Таким решением должна быть определена общая стоимость дополнительных вкладов и установлено единое для всех участников общество соотношение между стоимостью дополнительного вклада участника общества и суммой, на которую увеличивается номинальная стоимость его доли (абз.1 п. 1 ст. 19 Закона). Умножение общей стоимости дополнительных вкладов на коэффициент, показывающий соотношение между стоимостью вклада и суммой увеличения доли, приводит к исчислению суммы, на которую будет увеличен (при условии внесения вкладов всеми участниками) уставной капитал общества.

Следует подчеркнуть, что внесение дополнительных вкладов — право, но не обязанность участников общества с ограниченной ответственностью. Возможность осуществления этого права законодатель ограничивает пресекательным сроком продолжительностью в два месяца со дня принятия общим собранием участников общества решения об увеличении уставного капитала за счет принятия дополнительных вкладов от участников, если только иной срок не установлен уставом или решением общего собрания участников общества.

Если кто-либо из участников общества не воспользовался в течение этого срока своим правом внесения дополнительного вклада или воспользовался им только частично, с истечением данного срока неиспользованное право полностью или в соответствующей части утрачивается. Доля такого участника в уставном капитале либо не увеличивается вовсе, либо увеличивается на сумму меньшую, чем максимально для него возможная. Поскольку законодательство не содержит указания на возможность восстановления упомянутого двухмесячного срока, следует считать, что его восстановление (равно, как и приостановление и перерыв) невозможны.[83]

Законодательством (п. 3 ст. 19 Закона об ООО) предусмотрено возникновение у участников в случае, если увеличение уставного капитала посредством внесения дополнительных вкладов не состоялось, прав требовать от общества возврата денежных вкладов; уплаты на сумму денежных вкладов процентов в порядке и в сроки, предусмотренные ст. 395 ГК; возврата не денежных вкладов либо (при невозможности их возврата) выплаты стоимости вклада; возмещения выгоды, упущенной вследствие невозможности использовать имущество, составляющее неденежный вклад.

Право преимущественной покупки может принадлежать как участникам, так и самому обществу. Таким образом, законодатель в императивном порядке предоставляет участникам ООО возможность при определенных обстоятельствах не допустить вхождения в их ряды нежелательного лица, даже тогда, когда они сами не предусмотрели средств защиты. Интересно отметить, что в случае реализации преимущественного права покупки самим обществом происходит, по существу, принуждение участника к осуществлению им права выхода (при этом доля выходящего переходит к обществу).[84] Отличие состоит лишь в том, что в этом случае участнику выплачивается действительная стоимость его доли (равная части стоимости чистых активов пропорционально размеру доли). Если же при реализации обществом права преимущественной покупки к обществу переходит доля, то выходящему участнику выплачивается цена, по которой эта доля была предложена для продажи третьему лицу.

Рассматриваемое право занимает особое положение в системе прав участников общества с ограниченной ответственностью.

Его затруднительно причислить к имущественным либо неимущественным. С одной стороны, являясь актом волеизъявления участника, выход из общества призван разорвать членские правоотношения между организацией и участником и с этой точки зрения носит неимущественный характер.

С другой стороны выход из ООО изначально предполагает эквивалентно-возмездный характер, и поэтому может быть отнесен к имущественным правам.

По мнению многих авторов,[85] второй аспект данного права является все же доминантным, так как, выходя из состава общества, участник в первую очередь стремится сохранить свое имущество либо оградить его от возможных потерь

При выходе участника из общества с ограниченной ответственностью из его состава юридическое лицо обязано выплатить ему действительную стоимость доли. Согласно абз. 2 п. 2 ст. 14 Закона об ООО, «действительная стоимость доли» участника общества соответствует части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру его доли.

Данное право подчеркивает особенность общества с ограниченной ответственностью как юридического лица, для которого свойственна тесная связь его членов и зависимость от этого обстоятельства всего его имущества.

Реализация данного права может не только изменить положение самого выходящего из общества участника, но и оказать влияние на положение остающихся участников, а также самого общества.

Т.Г. Петрухина[86] отмечает, что именно по этой причине правовые нормы, определяющие данное право, отнесены в юридической литературе к числу наиболее спорных положений российского законодательства о хозяйственных обществах, которые в такой форме неизвестны ни одному развитому рыночному законодательству.

Отметим существенные характеристики рассматриваемого права. 1. Положение о праве участника общества с ограниченной ответственностью в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников является императивной нормой. Поэтому в постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 было специально отмечено, что условия учредительных документов обществ с ограниченной ответственностью, лишающие участника этого права либо ограничивающие его, должны рассматриваться как ничтожные, иными словами, не порождающие правовых последствий.

Императивная норма также гарантирует безусловную свободу участника в определении времени выходы из общества, а также независимость решения участника о выходе от мнения (согласия или его отсутствия) других участников.

2. В случае выхода участника из общества его доля переходит к ООО с момента подачи заявления об уходе. Таким образом, участник с момента подачи заявления о выходе из общества лишается всего объема прав и обязанностей, которые были присущи ему как участнику этого общества. Исключением из правила является сохранение за таким участником обязанностей перед обществом по внесению вклада в имущество общества, возникшей до подачи заявления о выходе из общества (п. 4 ст. 26 Закона об ООО).

Важно обратить внимание на временной разрыв между тем, когда участник перестает быть носителем прав и обязанностей, и получением им действительной стоимости его доли в обществе. В практике обществ с ограниченной ответственностью нередки ситуации, когда участник, заявивший о своем выходе, полностью утрачивает возможность получения информации о деятельности общества, в том числе информации о стоимости чистых активов по результатам года.[87] В связи с этим он не мог определить действительную стоимость своей доли.

На практике в таких случаях бывшему участнику общества следует обратиться в суд, проведенная в рамках которого экспертиза определит действительную стоимость доли, подлежащей выплате.[88]

3. У общества возникает обязанность по совершению одного из двух действий:

-Выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли, которая должна соответствовать части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру доли участника и определяемой на основании данных бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого было подано заявление о выходе из общества;

- выдать с согласия участника общества в натуре имущество по стоимости, соответствующей действительной стоимости его доли. Важно, что выходящий из общества участник не имеет права выбора имущества, а лишь может дать согласие на предлагаемое ему имущество.

Безусловно, в случае неполной оплаты вклада участника в уставной капитал общество обязано выплатить участнику только действительную стоимость его доли, пропорционально оплаченной части вклада, или на эту сумму выдать имущество (при согласии участника).

Отметим, что согласно постановлению Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ,[89] размер доли бывшего участника общества с ограниченной ответственностью, используемый в расчете подлежащей выплате ему действительной стоимости доли, не может быть изменен с учетом изменившегося после его выхода уставного капитала общества, влияющего на размеры долей оставшихся и вновь принятых участников общества.

4. Общество обязано совершить перечисленные действия в четко установленный законодательством период времени, который равен шести месяцам с момента окончания финансового года, в течение которого подано заявление о выходе из общества.

Допускается, что этот срок может быть меньше, если соответствующее положение предусмотрено уставом общества.[90] Однако в юридической литературе уже была высказана точка зрения в отношении того, что реализация ст. 15 Федерального закона Российской Федерации «О бухгалтерском учете», обязывающей все организации представлять бухгалтерскую отчетность за год в течение 90 дней по окончании года, ограничивает возможность сокращения срока выплаты действительной стоимости доли участника именно этим периодом.

Следовательно, представляется правильной точка зрения, что, несмотря на отсутствие каких-либо ограничений в Законе об ООО по установлению минимального срока выплаты действительной стоимости доли участнику, подавшему заявление о выходе из общества, реальный минимальный срок, который могут установить участники в уставе общества – 90 дней по окончании финансового года.

5. Действительная стоимость доли участника общества должна выплачиваться за счет разницы между стоимостью чистых активов общества и размером уставного капитала общества. В том случае, если таких средств недостаточно, общество обязано уменьшить свой уставной капитал на недостающую сумму.

Отметим двойственность этих положений.

С одной стороны, несомненно, данные нормы направлены на защиту имущественных интересов самого общества, поскольку за базу средств, из которой должны осуществляться выплаты, принимается не стоимость чистых активов, а сумма, уменьшенная на размер уставного капитала. Для выхода из общества участников с небольшим размером долей это ограничение существенной роли не играет, оно в первую очередь касается участников, которые имеют преобладающие доли. В этой ситуации приведенная выше норма является реальной защитой от развала общества,

С другой стороны, учитывая законодательное закрепление минимального размера уставного капитала и последствий, связанных с его уменьшением ниже этого минимального размера, у каждого участника возникает возможность создать ситуацию принудительной ликвидации общества.[91]

Таким образом, реализация права свободного выхода участника из общества с получением им действительной стоимости его доли делает общество с ограниченной ответственностью одной из самых рискованных организационно-правовых форм юридических лиц, предусмотренных российским законодательством. Основной риск заключается в том, что общество может понести невосполнимый урон в результате вывода из него либо значительной части финансовых средств, либо значительной части имущества. При этом могут пострадать не только общество и его участники, но и его кредиторы.

Практика хозяйственной деятельности обществ с ограниченной ответственностью последних лет показала, что рассматриваемое право может быть использовано любым участником общества для решения таких задач, как, вывод части имущества общества с его баланса на баланс нового юридического лица, передача контроля за собственностью нового юридического лица ограниченному кругу лиц- участников общества, «разрыв связи» по обязательствам и долгам между обществом и новым юридическим лицом.[92] В связи с появлением в Законе об ООО понятия «общество с одним участником» (абз. 4 п. 2 ст. 7) закономерен вопрос о возможности выхода участника из такого общества. Ответ на этот вопрос может быть только отрицательным. Залесский,[93] в частности, придерживается следующей точки зрения: «Исходя из общего правила о том, что положения Закона распространяются на общества с одним участником постольку, поскольку это не противоречит существу рассматриваемых отношений (абз. 4 п.2 ст. 7), следует сделать вывод о невозможности выхода из общества его единственного участника, так как общество без участников – полный абсурд. Такое общество не смогло бы ни функционировать, ни даже самоликвидироваться. Допущение выхода единственного участника означало бы возможность фактической ликвидации общества в обход установленной ст. 64 ГК РФ очередности удовлетворения требований». Немаловажно отметить, что в разработанной Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации.

Представленное право имеет сложный двойственный состав и включает самостоятельные права участника:

- заложить принадлежащую ему долю (часть доли) в уставном капитале общества другому участнику общества;

- заложить принадлежащую ему долю (часть доли) в уставном капитале общества третьему лицу.

Первое из них является безусловным правом каждого участника: абз. 1 ст. 22 Закона об ООО определяет императивный характер нормы применительно к залогу доли другому участнику общества.

Право же заложить принадлежащую участнику долю (часть доли) в уставном капитале общества третьему лицу является правом с условием.[94] Во-первых, для реализации данного права необходимо, чтобы устав общества не содержал запрета на залог доли (части доли) третьим лицам. Во-вторых, при отсутствии запрета в уставе на залог доли третьим лицам это право может быть реализовано участником только с согласия общества по решению общего собрания, принятого большинством голосов всех участников общества (если необходимость большего числа голосов для принятия такого решения не предусмотрена уставом общества). При этом голоса участника общества, который намерен заложить свою долю (часть доли), при определении результатов голосования не учитываются.

При невозможности созыва общего собрания участников согласие общества на залог доли участника может быть получено опросным путем (ст. 38 Закона), если это прямо не запрещено уставом общества.[95]

На практике возможны случаи, когда участник общества намерен заложить свою долю, но устав общества не допускает ее залога третьему лицу, а другие участники общества не желают принять эту долю в обеспечение обязательства. В этом случае не применяются правила о выплате участнику действительной стоимости его доли или выдачи ему в натуре имущества, соответствующего стоимости доли, поскольку передача доли в залог не является ее уступкой в контексте ст. 21 Закона об ООО.

Данная норма является новеллой, поскольку Гражданский кодекс Российской Федерации прямо не предусматривает права участника ООО заложить свою долю (часть доли) в уставном капитале общества.[96] В то же время, в ст. 22 Закона об ООО получили развитие некоторые общие принципы, установленные ст. 93 ГК РФ. В целом рассматриваемая норма носит диспозитивный характер, однако отдельные ее правила сформулированы в императивной форме.

Следует также отметить, что поскольку ст. 22 Закона об ООО допускает возможность залога не только всей совокупной доли, но и ее части, участник общества вправе заложить как всю свою долю в совокупности, так и одну или несколько составляющих ее элементарных долей. При этом дробление элементарных долей невозможно.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данной работе был произведен комплексный анализ норм действующего законодательства, судебной практики и доктрины по вопросу права участников с ограниченной ответственностью и основных гарантий их защиты.

Было рассмотрено понятие субъективного права участника ООО, его юридическая природа, специфика, субъектный состав, а также способы осуществления и защиты. Также было выделено несколько способов классификации указанных прав.

В работе исследовано содержание основных управленческих, имущественных и неимущественных корпоративных прав участника ООО, а также произведен анализ применения данных прав в хозяйственной практике.

Представляется целесообразным внести соответствующие изменения и дополнения в Закон об ООО:

1. На наш взгляд, следует в законодательном порядке повысить, причем не менее чем в несколько раз, минимально допустимую величину уставного капитала общества с ограниченной ответственностью в РФ. Это позволит решить целый ряд задач, связанных с:

- созданием более прочной материально-финансовой базы общества уже на стадии его учреждения,

- повышением степени обеспеченности интересов потенциальных кредиторов общества,

- стимулированием активности в деятельности участников общества в избранном ими направлении предпринимательской деятельности,

- обеспечением более высокой дисциплинированности участников общества (выражением которой будет уменьшение числа "фиктивно создаваемых" либо "мертвых" обществ).

2.Право на выход в настоящее время принадлежит любому участнику, в том числе и последнему. На практике это приводит к большому числу "брошенных" обществ, т.е. обществ, из которых вышли все участники. При отсутствии в обществе участников оно формально перестает отвечать требованиям, предъявляемым законом к обществу с ограниченной ответственностью: у него больше нет высшего органа - общего собрания участников. Нет у такого общества и имущества, ведь после выхода из общества все чистые активы должны быть распределены между вышедшими участниками. Такое общество числится в реестре, но фактически уже не существует. Представляется ст. 26 закона об ООО дополнить частью 5: следующего содержания «выход последнего участника из общества не допускается».

3. Закон сохранил ничем не ограниченную возможность выхода участника из общества в любой момент без согласия общества или других участников (ст. 94 ГК, п. 1 ст. 8, п. 1 ст. 26 Закона). Реализация такой возможности связана с необходимостью выплаты уходящему участнику действительной стоимости его доли (либо выдачи с его согласия соответствующего имущества в натуре), что может поставить общество в нелегкое положение. Согласно абз. 2 п. 3 ст. 26 Закона такая выплата должна осуществляться за счет разницы между стоимостью чистых активов общества и размером его уставного капитала (а при недостатке этого имущества - за счет уменьшения уставного капитала, что само по себе влечет крайне неблагоприятные для общества последствия). Из этого ясно, что выходящий участник в принципе может забрать лишь часть чистых активов общества, но не часть всего его имущества. При этом с момента подачи заявления о выходе доля участника переходит к обществу (с последствиями, определенными ст. 24 Закона), а сам он вследствие этого лишается права голоса. Хозяйственная практика также свидетельствует о неудачности такого законодательного решения, однако отказ от него требует изменения соответствующей нормы Гражданского кодекса. Вместе с тем своим выходом участник может поставить общество в тяжелое положение, что влечет нарушение прав других участников, следует п. 1 ст. 26 Закона об ООО изложить в следующей редакции: «Участник вправе выйти из общества в течении 6 месяце после полной оплаты доли в уставном капитале».

4. При возникновении ситуации, когда по прошествии установленного учредительными документами срока участниками не "сформирован" объявленный при учреждении общества уставный капитал, общество, с одной стороны, в соответствии с ч.2 ст.20 Закона обязано уменьшить свой уставный капитал, а с другой стороны - в соответствии со ст.24 обязано в течение года со дня перехода доли к обществу распределить ее между всеми участниками пропорционально их долям в уставном капитале либо продать всем или некоторым участникам общества и (или), если это не запрещено уставом общества, продать третьим лицам.Налицо противоречия в Законе.

Поэтому ч.2 ст.20 Закона об ООО целесообразно сформулировать так:

"2. В случае неполной оплаты уставного капитала общества в течение года с момента его государственной регистрации общество в течение одного года со дня перехода к нему доли участника общества, который при учреждении общества не внес в срок свой вклад в уставный капитал общества в полном размере, должно либо осуществить действия, предусмотренные ст.24 настоящего Закона, либо уменьшить уставный капитал или принять решение о ликвидации общества".

5.В Федеральном законе "Об обществах с ограниченной ответственностью" нет указаний, что должен представлять собой порядок предоставления информации нет. Абз. 3 п. 1 ст. 8 Закона необходимо изложить следующим образом: «получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией, предусмотренной в пункте I статьи 50 настоящего Закона», статью 50 Закона дополнить пунктом 3 следующего содержания: «Любой участник обладает правом требовать доступа к документации, указанной в пункте I настоящей статьи. Общество обязано по письменному требованию участника общества предоставить ему копии указанных документов в течение 3 рабочих дней со дня предъявления данного требования. Плата, взимаемая обществом за предоставление данных копий, не может превышать затраты на их изготовление».


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акт

1. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. // Российская газета. –1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г. по состоянию на 06.12.2007] // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.10.1996 г. по состоянию на 06.12.2007] // СЗ РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г. по состоянию на 29.11.2007] // СЗ РФ. –2001. – № 49. – Ст. 4552.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 138-ФЗ., принят 14.11.2002 г. по состоянию на 04.12.2007] // СЗ РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

6. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 95-ФЗ, от 24.07.2002 г., по состоянию на 25.03.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.

7. О несостоятельности (банкротстве) [Текст]: [федеральный закон № 127-ФЗ, от 26.10.2002 г., по состоянию на 01.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.

8. Об обществах с ограниченной ответственностью [Текст]: [федеральный закон № 14-ФЗ, принят 08.02.1998 г., по состоянию на 18.12.2006] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 7. – Ст. 785.

9. Об акционерных обществах [Текст]: [федеральный закон № 208-ФЗ, принят 26.12.1995 г., по состоянию на 01.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 1.

Специальная и учебная литература

10. Акционерное общество и товарищество с ограниченной ответственностью: Сб. зарубежного законодательства. [Текст] / Под ред. Туманова В.И. – М.: БКК. 1995. – 486 с.

11. Андреев В.К. Основы предпринимательской деятельности. [Текст] – М.: Изд-во МНИМП. 1995. – 516 с.

12. Бакшинскас В.О некоторых вопросах одобрения сделок с заинтересованностью [Текст] // Закон. – 2007. – № 3. – С. 15.

13. Белов В.А. Гражданское право: Общая часть: [Текст] Учебник. – Москва.: Центр ЮрИнфоР. 2002. – 638 с.

14. Белов В.А., Пестерева Е.В. Хозяйственные общества. [Текст] – Москва.: Центр ЮрИнфоР. 2002. – 496 с.

15. Беляев К.П., Горлов В.А., Захаров В.А. Общества с ограниченной ответственностью. [Текст] – М., Юристъ. 1999. – 462 с.

16. Беляев К.П. Общества с ограниченной ответственностью: правовое положение. [Текст] – М.: Инфра-М. 2001. – 430 с.

17. Бобков С.А. Уступка доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. [Текст] // Журнал российского права. – 2002. – № 7. – С. 16.

18. Братусь С.Н. Советское гражданское право. [Текст] – М.: Юрлитиздат. 1960. – 618 с.

19. Гаврилов А.Т. Общество с ограниченной экономические аспекты. [Текст] – М.: Юнити. 2000. – 418 с.

20. Глушецкий А. Акционерное общество. Общество с ограниченной ответственностью. [Текст] – М.: ЗАО Юстицинформ. 2001. – 478 с.

21. Гражданское право. Учебник. [Текст] / Под ред. Толстого Ю.К., Сергеева А.П. – М., Проспект. 2007. – 836 с.

22. Гражданское право: В 2 Т. Том I: учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М.: Волтерс Клувер. 2007. – 724 с.

23. Добровольский В.И. Защита корпоративной собственности в арбитражном суде [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2006. – 518 с.

24. Добровольский В.И. Проблемы корпоративного права в арбитражной практике [Текст] – М.: Волтерс Клувер. 2006. – 602 с.

25. 3алесский В.М. Общества с ограниченной ответственностью в системе хозяйственных товариществ и обществ. [Текст] // Право и экономика. – 2008. – № 3. – С. 15.

26. Иоффе О.С. Советское гражданское право. [Текст] – М.: Юридическая литература. 1989. – 634 с.

27. Кашанина В.Г. Хозяйственные товарищества и общества: правовые основы внутрифирменной деятельности. [Текст] – М.: ТЕИС. 2001. – 478с.

28. Клык Н. Можно ли получить имущество в натуре при выходе из общества с ограниченной ответственностью? [Текст] // Российская юстиция. – 2008. – № 3. – С. 17.

29. Комментарий к ч. 1 Гражданского Кодекса РФ для предпринимателей. [Текст] / Под общ. ред. Карповича В.Д. – М., Юрайт. 2001. – 608 с.

30. Комментарий к Закону "Об обществах с ограниченной ответственностью". [Текст] / Под ред. Тихомирова Ю.А. 2-е изд. – М.: Мир книги. 2006. – 246 с.

31. Комментарий к Закону "Об обществах с ограниченной ответственностью". [Текст] / Под ред. Тихомирова Ю.А. 2-е изд. – М.: ЗАО Юстицинформ. 2007. – 258 с.

32. Комментарий к Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью». [Текст] / Под ред. Игнатенко А.А., Мовчана С.Н. – М.: Филинъ. 2007. – 276 с.

33. Комментарий к Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» [Текст] / Под ред. Залесский В.В. – М.: Норма. 2007. – 228 с.

34. Кочергин П. Защита доли приобретателя. [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 1. – С. 7.

35. Ландкоф С.Н. Товарищества и акционерные общества. Теория и практика. [Текст] – М.: Статут. 2001. – 342 с.

36. Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. [Текст] – М.: Статут. 2005. – 468 с.

37. Мейер Д.И. Очерки русского гражданского права. [Текст] – М.: Статут. 2003. – 568 с.

38. Могилевский С.Д. Общества с ограниченной ответственностью. [Текст] – М., Дело. 2007. – 472 с.

39. Молотников А.Е. Ответственность в акционерных обществах [Текст] – М.: Волтерс Клувер. 2006. – 456 с.

40. Новоселова Л.А. Оборотоспособность доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Объекты гражданского оборота: Сборник статей / Отв. ред. Рожкова М.А. – М.: Статут. 2007. – 368 с.

41. Общества с ограниченной ответственностью: нормативная база. Комментарий. [Текст] / Автор-составитель Лавягина Е.А. – М.: Приор. 1998. – 452 с.

42. Общество с ограниченной ответственностью: современные правовые и финансово-экономические аспекты [Текст] / Под ред. Гаврилова А.Т. – М.: Юнити. 2004. – 478 с.

43. Общество с ограниченной ответственностью [Текст] / Под ред. Сафонова М.Н. – М.: Юрайт. 2002. – 482 с.

44. Общества с ограниченной ответственностью. [Текст] / Сост. Борисов Б.А. – М.: Омега-Л. 2007. – 470 с.

45. Пахомова Н.Н. Основы теории корпоративных отношений (правовой аспект). [Текст] // Налоги и финансовое право. – 2004. – № 7. – С. 16.

46. Перуновская Л. Выплата доли ликвидированному участнику общества. [Текст] // Юрист. – 2005. – №4. – С.16.

47. Петникова О.В. Специфика прав участников общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и экономика. – 2008. – № 3. – С. 45.

48. Петрухина Т.Г. Уступка доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и экономика. – 2007. – № 4. – С. 17.

49. Проничев К. Устав общества с ограниченной ответственностью на защите интересов его участников [Текст] // Гражданское право. – 2006. – № 1. – С. 12.

50. Семенкин Д.М. Исключение участника общества с ограниченной ответственностью. [Текст] // Право и жизнь. Независимый правовой журнал. – 2003. – № 4. – С. 17.

51. Степанов А. Ликвидация юридического лица. [Текст] // Право и экономика. – 2004. – № 8. – С. 23.

52. Степанов Д.М. Общества с ограниченной ответственностью: законодательство и практика. [Текст] // Хозяйство и право. – 2000. – № 12. – С. 16.

53. Степанов В.В. Советское гражданское право. [Текст] – М.: Юрлитиздат. 1980. – 648 с.

54. Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права: автореф. дис. к.ю.н. [Текст] – М.: 1999. – 38 с.

55. Строев М.С. Новый закон об обществах с ограниченной ответственностью - новые права. [Текст] // Юрист. – 2008. – № 2. –С. 16.

56. Тихомиров Ю.А. Общество с ограниченной ответственностью: органы и структура управления. [Текст] – М.: Юрайт. 2002. – 412 с.

57. Тузов Н.А. Основания исключения участника из общества с ограниченной ответственностью. [Текст] // 3аконодательство и экономика. – 2004. – № 8. – С. 23-25.

58. Урюжникова А.В. Правовая природа доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Гражданское право. – 2006. – № 1. – С. 14.

59. Утка В.М. Выход и исключение участника из общества с ограниченной ответственностью. [Текст] // Хозяйство и право. – 2000. – №2. – С. 10.

60. Файзутдинов И.Ш. Применение Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" в судебной практике. [Текст] // Вестник ВАС РФ. – 2000. – № 5. – С. 15.

61. Фархутдинов Р.С. Изменение устава общества с ограниченной ответственностью в связи с уступкой доли в уставном капитале [Текст] // Законодательство и экономика. – 2007. – № 10. – С. 16.

62. Филиппова С.Ю. Прекращение участия в обществе с ограниченной ответственностью путем выхода из общества: теоретические и практические проблемы [Текст] // Нотариус. – 2007. – № 4. – С. 17.

63. Филипова Л.В. Процессуальные особенности разрешения корпоративных споров. [Текст] // Арбитражная практика. – 2004. – № 12. – С. 12-14.

64. Цыганков В. Свободная доля [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2007. – № 50. – С. 11.

65. Шевченко С.М. Переход долей общества с ограниченной ответственностью. [Текст] // Законность. – 2004. – № 10. – С. 18.

66. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. [Текст] – М.: Статут. 2005. – 648 с.

Материалы юридической практики

67. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации [Текст]: [Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8 от 1 июля 1996 г.] // Вестник ВАС РФ. – 1996. – № 9. – С. 21.

68. Постановление ФАС Поволжского округа от 24 мая 2007 года по делу № А55/1493-07 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 11. – С. 21.

69. Постановление Президиума ВАС РФ от 16 апреля 2007 года по делу № А55/12263-07 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 10. – С. 28.

70. Постановление ФАС Поволжского округа от 26 марта 2007 года по делу № А55-2702-07 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 9. – С. 32.

71. Постановление ФАС Поволжского округа от 11 декабря 2006 года по делу № А55/2901-06 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 6. – С. 41.

72. Постановление ФАС Поволжского округа от 1 декабря 2006 года по делу № А55/3719-06 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 6. – С. 27.

73. Постановление ФАС Поволжского округа от 4 ноября 2006 года по делу № А55/8970-06 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 5. – С. 31.

74. Постановление ФАС Поволжского округа от 19 октября 2006 года по делу № А55/9595-06 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 4. – С. 19.

75. Постановление ФАС Поволжского округа от 6 августа 2006 года по делу № А55/2399-06 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 2. – С. 34.

76. Постановление ФАС Поволжского округа от 20 июня 2006 года по делу № А55/1472/06 // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 12. – С. 29.

77. Постановление ФАС Поволжского округа от 5 мая 2006 года по делу № А55-/1210-06 // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 11. – С. 21.

78. Постановление ФАС Поволжского округа от 12 апреля 2006 года по делу № А55/218/06. // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 10. – С. 27.


[1] Акционерное общество и товарищество с ограниченной ответственностью: Сб. зарубежного законодательства. [Текст] / Под ред. Туманова В.И. – М.: БКК. 1995. – С. 211.

[2] Андреев В.К. Основы предпринимательской деятельности. [Текст] – М.: Изд-во МНИМП. 1995. – С. 9.

[3] Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 7. – Ст. 785.

[4] Гражданское право. Учебник. [Текст] / Под ред. Толстого Ю.К., Сергеева А.П. – М., Проспект. 2007. – С. 19.

[5] Комментарий к ч. 1 Гражданского Кодекса РФ для предпринимателей. [Текст] / Под общ. ред. Карповича В.Д. – М., Юрайт. 2001. – С. 18.

[6] Кашанина В.Г. Хозяйственные товарищества и общества: правовые основы внутрифирменной деятельности. [Текст] – М.: ТЕИС. 2001. – С. 91.

[7] П. 17 О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации [Текст]: [Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8 от 1 июля 1996 г.] // Вестник ВАС РФ. – 1996. – № 9. – С. 21.

[8] Беляев К.П., Горлов В.А., Захаров В.А. Общества с ограниченной ответственностью. [Текст] – М., Юристъ. 1999. – С. 93-94.

[9] Комментарий к ч. 1 Гражданского Кодекса РФ для предпринимателей. [Текст] / Под общ. ред. Карповича В.Д. – М., Юрайт. 2001. – С. 123.

[10] Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.

[11] О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации [Текст]: [Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8 от 1 июля 1996 г.] // Вестник ВАС РФ. – 1996. – № 9. – С. 21.

[12] Молотников А.Е. Ответственность в акционерных обществах [Текст] – М.: Волтерс Клувер. 2006. – С. 123.

[13] Беляев К.П., Горлов В.А., Захаров В.А. Общества с ограниченной ответственностью. [Текст] – М., Юристъ. 1999. – С. 93-94.

[14] Ландкоф С.Н. Товарищества и акционерные общества. Теория и практика. [Текст] – М.: Статут. 2001. – С. 14.

[15] Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 1.

[16] Филиппова С.Ю. Прекращение участия в обществе с ограниченной ответственностью путем выхода из общества: теоретические и практические проблемы [Текст] // Нотариус. – 2007. – № 4. – С. 17.

[17] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. [Текст] – М.: Статут. 2003. – С. 18.

[18] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. [Текст] – М.: Статут. 2005. – С. 82.

[19] Мейер Д.И. Очерки русского гражданского права. [Текст] – М.: Статут. 2003. – С. 32.

[20] Степанов В.В. Советское гражданское право. [Текст] – М., Юрлитиздат. 1980. – С. 191.

[21] СП СССР. – 1982. – Отд. 1. № 25. – Ст. 130.

[22] Иоффе О.С. Советское гражданское право. [Текст] – М.: Юридическая литература. 1989. – С. 142.

[23] Тихомиров Ю.А. Общество с ограниченной ответственностью: органы и структура управления. [Текст] – М.: Юрайт. 2002. – С. 81.

[24] Беляев К.П. Общества с ограниченной ответственностью: правовое положение. [Текст] – М.: Инфра-М. 2001. – С. 319.

[25] Общество с ограниченной ответственностью: современные правовые и финансово-экономические аспекты [Текст] / Под ред. Гаврилова А.Т. – М.: Юнити. 2004. – С. 10.

[26] Общество с ограниченной ответственностью [Текст] / Под ред. Сафонова М.Н. – М.: Юрайт. 2002. – С. 59.

[27] Могилевский С.Д. Общества с ограниченной ответственностью. [Текст] – М., Дело. 2007. – С. 19.

[28] Общество с ограниченной ответственностью [Текст] / Под ред. Сафонова М.Н. – М.: Юрайт. 2002. – С.410.

[29] Могилевский С.Д. Указ. соч. – С. 68.

[30] Белов В.А. Гражданское право: Общая часть: [Текст] Учебник. – Москва.: Центр ЮрИнфоР. 2002. – С. 78.

[31] Петникова О.В. Специфика прав участников общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и экономика. – 2008. – № 3. – С. 45.

[32] 3алесский В.М. Общества с ограниченной ответственностью в системе хозяйственных товариществ и обществ. [Текст] // Право и экономика. – 2008. – № 3. – С. 15.

[33] Белов В.А., Пестерева Е.В. Хозяйственные общества. [Текст] – Москва.: Центр ЮрИнфоР. 2002. – С. 141.

[34] Постановление ФАС Поволжского округа от 19 октября 2006 г. по делу № А55/9595-06 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 4. – С. 19.

[35] Филипова Л.В. Процессуальные особенности разрешения корпоративных споров. [Текст] // Арбитражная практика. – 2004. – № 12. – С. 12-14.

[36] Кораблёва М.С. Защита гражданских прав: новые аспекты. [Текст] // Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей. – Москва.: Статут. 1998. – С. 98.

[37] Постановление ФАС Поволжского округа от 4 ноября 2006 года по делу № А55/8970-06 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 5. – С. 31.

[38] Постановление ФАС Поволжского округа от 1 декабря 2006 года по делу № А55/3719-06 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 6. – С. 27.

[39] Глушецкий А. Акционерное общество. Общество с ограниченной ответственностью. [Текст] – М.: ЗАО Юстицинформ. 2001. – С. 87.

[40] Степанов Д.М. Общества с ограниченной ответственностью: законодательство и практика. [Текст] // Хозяйство и право. – 2000. – № 12. – С. 16.

[41] Комментарий к Закону "Об обществах с ограниченной ответственностью". [Текст] / Под ред. Тихомирова Ю.А. 2-е изд. – М.: ЗАО Юстицинформ. 2007. – С. 86.

[42] Комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью". [Текст] / Под ред. Игнатенко А.А., Мовчана С.Н. – М.: Филинъ. 2007. – С. 42.

[43] Гаврилов А.Т. Общество с ограниченной экономические аспекты. [Текст] – М.: Юнити. 2000. – С. 23.

[44] Комментарий к Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» [Текст] / Под ред. Залесский В.В. – М.: Норма. 2007. – С. 43.

[45] Могилевский С.Д. Указ. соч. – С. 70.

[46] Добровольский В.И. Защита корпоративной собственности в арбитражном суде [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2006. – С. 132.

[47] Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. [Текст] – М.: Статут. 2005. – С. 136.

[48] Гражданское право: В 2 Т. Том I: учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М.: Волтерс Клувер. 2007. – С.317.

[49] Ломакин Д. В. Указ. соч. – С. 34.

[50] Добровольский В.И. Проблемы корпоративного права в арбитражной практике [Текст] – М.: Волтерс Клувер. 2006. – С. 102.

[51] Постановление ФАС Поволжского округа от 11 декабря 2006 года по делу № А55/2901-06 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 6. – С. 41.

[52] Постановление ФАС Поволжского округа от 24 мая 2007 года по делу № А55/1493-07 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 11. – С. 21.

[53] Утка В.М. Выход и исключение участника из общества с ограниченной ответственностью. [Текст] // Хозяйство и право. – 2000. – №2. – С. 10.

[54] Семенкин Д.М. Исключение участника общества с ограниченной ответственностью. [Текст] // Право и жизнь. Независимый правовой журнал. – 2003. – № 4. – С. 17.

[55] Проничев К. Устав общества с ограниченной ответственностью на защите интересов его участников [Текст] // Гражданское право. – 2006. – № 1. – С. 12.

[56] Постановление ФАС Поволжского округа от 5 мая 2006 года по делу № А55-/1210-06 // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 11. – С. 21.

[57] Тузов Н.А. Основания исключения участника из общества с ограниченной ответственностью. [Текст] // 3аконодательство и экономика. – 2004. – № 8. – С. 23-25.

[58] Общества с ограниченной ответственностью. [Текст] / Сост. Борисов Б.А. – М.: Омега-Л. 2007. – С. 12.

[59] Ломакин Д.В. Указ. соч. – С. 25, Белов В.А. Указ. соч. – С. 156.

[60] Постановление ФАС Поволжского округа от 20 июня 2006 года по делу № А55/1472/06 // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 12. – С. 29.

[61] Общества с ограниченной ответственностью: нормативная база. Комментарий. [Текст] / Автор-составитель Лавягина Е.А. – М.: Приор. 1998. – С. 64.

[62] Белов В.А. Указ. соч. – С. 132.

[63] Общества с ограниченной ответственностью: нормативная база. Комментарий. [Текст] / Автор-составитель Лавягина Е.А. – М.: Приор. 1998. – С. 45.

[64] Гаврилов А.Т. Общество с ограниченной экономические аспекты. [Текст] – М.: Юнити. 2000. – С. 32.

[65] Бакшинскас В. О некоторых вопросах одобрения сделок с заинтересованностью [Текст] // Закон. – 2007. – № 3. – С. 15.

[66] Белов В.А. Указ. соч. – С. 144.

[67] Бобков С.А. Уступка доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. [Текст] // Журнал российского права. – 2002. – № 7. – С. 16.

[68] Шевченко С.М. Переход долей общества с ограниченной ответственностью. [Текст] // Законность. – 2004. – № 10. – С. 18.

[69] Шевченко С.М. Переход долей общества с ограниченной ответственностью. [Текст] // Законность. – 2004. – № 10. – С. 18.

[70] Постановление ФАС Поволжского округа от 26 марта 2007 года по делу № А55-2702-07 // Вестник ВАС РФ. – № 9. – С. 32.

[71] Кочергин П. Защита доли приобретателя. [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 1. – С. 7.

[72] Степанов А. Ликвидация юридического лица. [Текст] // Право и экономика. – 2004. – № 8. – С. 23.

[73] Пахомова Н.Н. Основы теории корпоративных отношений (правовой аспект). [Текст] // Налоги и финансовое право. – 2004. – № 7. – С. 16.

[74] Комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью". [Текст] / Под ред. Игнатенко А.А., Мовчана С.Н. – М.: Филинъ. 2007. – С. 65.

[75] Могилевский С.Д. Указ. соч. – С. 77.

[76] Белов В.А. Пестерева Е.В. Указ. соч. – С. 175.

[77] Цыганков В. Свободная доля [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2007. – № 50. – С. 11.

[78] Фархутдинов Р.С. Изменение устава общества с ограниченной ответственностью в связи с уступкой доли в уставном капитале [Текст] // Законодательство и экономика. – 2007. – № 10. – С. 16.

[79] Белов В.А.Указ. соч. – С. 160.

[80] Постановление ФАС Поволжского округа от 6 августа 2006 года по делу № А55/2399-06 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 2. – С. 34.

[81] Файзутдинов И.Ш. Применение Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" в судебной практике. [Текст] // Вестник ВАС РФ. – 2000. – № 5. – С. 15.

[82] Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права: автореф. дис. к.ю.н. [Текст] – М.: 1999. – С. 14.

[83] Новоселова Л.А. Оборотоспособность доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Объекты гражданского оборота: Сборник статей / Отв. ред. Рожкова М.А. – М.: Статут. 2007. – С. 75.

[84] Урюжникова А.В. Правовая природа доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Гражданское право. – 2006. – № 1. – С. 14.

[85] Перуновская Л. Выплата доли ликвидированному участнику общества. [Текст] // Юрист. – 2005. – №4. – С.16.

[86] Петрухина Т.Г. Уступка доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и экономика. – 2007. – № 4. – С. 17.

[87] Утка В.М. Выход и исключение участника из общества с ограниченной ответственностью. [Текст] // Хозяйство и право. – 2000. – № 2. – С. 10.

[88] Постановление ФАС Поволжского округа от 12 апреля 2006 года по делу № А55/218/06. // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 10. – С. 27.

[89] Постановление Президиума ВАС РФ от 16 апреля 2007 года по делу № А55/12263-07 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 10. – С. 28.

[90] Строев М.С. Новый закон об обществах с ограниченной ответственностью - новые права. [Текст] // Юрист. – 2008. – № 2. –С. 16.

[91] Клык Н. Можно ли получить имущество в натуре при выходе из общества с ограниченной ответственностью? [Текст] // Российская юстиция. – 2008. – № 3. – С. 17.

[92] Могилевский С.Д. Указ. соч. – С. 138.

[93] Залесский В.А. Указ. соч. – С. 120.

[94] Петникова О.В. Специфика прав участников общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и экономика. – 2008. – № 3. – С. 45.

[95] Файзутдинов И.Ш Применение Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" в судебной практике. [Текст] // Вестник ВАС РФ. – 2000. – № 5. – С. 15.

[96] Комментарий к Закону "Об обществах с ограниченной ответственностью". [Текст] / Под ред. Тихомирова Ю.А. 2-е изд. – М.: Мир книги. 2006. – С. 141.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий