регистрация / вход

Право как формообразующий концепт в управлении социальным дискурсом

Право как социальный институт и предмет философской науки. История становления и развития идей правового государства. Судьба идеи правового государства в России. Влияние философии Канта на государственно-правовое строительство цивилизованного общества.

Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского

Кафедра философии

РЕФЕРАТ

Право как формообразующий концепт в управлении социальным дискурсом:

Правовое государство.

Работу выполнила:

Научный руководитель

Омск 2006


ПЛАН

Введение.

1. Право как социальный институт и предмет философской науки

2. История становления и развития идей правового государства

3. Судьба идеи правового государства в России

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Право как социальный институт является неотъемлемым предметом философской науки. Философия права начинается с возникновения идей об объективной, независимой от официально–властного усмотрения и произвола, природе и смысле права. В призме философских воззрений право предстает как сильный механизм воздействия на общество, в ее рамках данный феномен раскрывается как сложный формообразующий концепт в управлении не менее сложным и многогранным социальным дискурсом.

Эти идеи стали зародышем всех последующих, включая и современные, представлений и концепций о внутренней взаимосвязи и единстве права, свободы и справедливости, о правах и свободах человека, о господстве права, о правовом законе и правовом государстве. И в том, что сегодня эти правовые идеи стали общепризнанными современным мировым сообществом ценностями и императивами - великая и неоспоримая заслуга также и философии права.

В современных условиях политических, экономических и социальных преобразований в стране и становления начал права и правовой государственности существенно возрастает роль философии права в системе гуманитарных наук, а также значение ее во всем процессе формирования и утверждения в нашем обществе ценностей права, свободы и справедливости.

1. Право как социальный институт и предмет философской науки

Философия - это наука, предмет которой чрезвычайно широк и многогранен, и неотъемлемой частью которого является институт права. Чем же объясняется интерес философии к праву и существование философии права как самостоятельной науки? Аристотель писал: «Задача философии в постижении всеобщего». Изучение же философией права и тесное взаимодействие этих двух дисциплин друг с другом обусловлено прежде всего внутренней потребностью самой философии удостовериться в том, что ее всеобщность действительно всеобща, что она распространяется и на такую особую сферу, как право. Также и у юриспруденции (в ее движении к философии права) есть внутренняя потребность самоудостовериться, что ее особенность (предметная, познавательная и т. д.) – это действительная особенность всеобщего, его необходимая составная часть, т. е. нечто необходимое, а не произвольное и не случайное в контексте всеобщего. Конечно же сказанное трудно соотнести с понятием права в самой его строго юридической характеристике, с точки зрения которой оно представляет собой критерий «юридической правомерности», основание и свидетельство того, что каждый из нас вправе или не вправе что-то делать, как-то поступать. При таком определении право предстает перед нами как, пожалуй, одним из самых прагматических участков жизни общества – явление практической, деловой жизни людей. В свете такого «узкого» понимания существуют в нескольких смыслах, плоскостях, подчас довольно отдаленных друг от друга, многочисленные явления: право как закон, моральное право, обычное право, право как правомочие и т. д. И, казалось бы, если свести эти терминологические обозначения с разноплоскостным содержанием в некую единую формулу, то результатом такого сведения окажется весьма банальное, бедное, малосодержательное понятие. Если это так, то почему же правовые явления рассматриваются философской наукой в качестве глобальных, сущностных, всеобщих? Это можно объяснить тем, что несмотря на разнообразие, отдаленность областей жизни, где используется слово «право», то общее, что характерно для данного слова, выявляет нечто глубинное, существенно важное, сокровенное для права – то, что таится в самой его сути. Это глубинное, сокровенное (весьма близкое к глубинному, сокровенному для философии в целом) и нашло свое выражение в рамках данной науки.

Философия рассматривает право прежде всего как сильный механизм воздействия на общество, в ее рамках данный феномен раскрывается как сложный формообразующий концепт в управлении не менее сложным и многогранным социальным дискурсом. Право, как известно,по своей сути является одной из разновидностью так называемых социальных норм, представляющих собой те основные формы и средства, с помощью которых осуществляется регуляция поведения и общественных отношений людей. Социальные нормы в концентрированном виде выражают объективную потребность любого общества в упорядочении действий и взаимоотношений его членов, в подчинении их поведения социально необходимым правилам. Тем самым социальные нормы выступают в качестве мощного фактора сознательного и целенаправленного воздействия социальной общности на образ, способ и формы жизнедеятельности людей.

Историческое развитие и смена различных типов и форм общественной жизни сопровождались существенными изменениями и в системе социальной регуляции. Отмирали одни, возникали другие виды социальных норм, изменялись соотношение, взаимосвязи и формы взаимодействия социальных норм (моральных, религиозных, правовых, политических, эстетических и т.д.), их реальное содержание, место, роль и значение в системе социальных регуляторов, механизмы их функционирования, способы и средства их защиты и т.д.

Важную роль в системе социальной регуляции с момента его появления стало играть право. При всей своей относительной самостоятельности право, как и другие виды социальных норм, осуществляло свои специфические регулятивные функции не изолированно и обособленно, а в едином комплексе и тесном взаимодействии с другими социальными регуляторами. Оно возникло не только лишь для того, чтобы, как уже говорилось ранее, упорядочить резко усложнившиеся общественные отношения, но главным образом для того, чтобы упорядочить свободу, не дав ей обернуться произволом и своеволием, и тем более – насилием, грозящим самоистреблением людей. Теперь недостаточно оказалось уже тех мононорм – обычаев, которые существовали в первобытном обществе и поддерживались общественной властью. И именно в этот период, когда стали появляться государство и письменность, настало время формирования позитивного права – права, выраженного в юридических источниках (законах, обычном праве, юридических прецедентах) и поддерживаемое предельно могучей властью – властью политической, государственной. Однако и тогда, в период зарождения и формирования правового института, и даже сейчас, когда общество и государство достигли, казалось бы, наивысшей точки своего развития неизбежен такой парадокс: власть, особенно власть политическая, которая и делает «право правом», в то же время выступает как явление, в какой то мере с ним несовместимое, выступающее по отношению к праву в виде противоборствующего, а порой чуждого, остро враждебного фактора. Истоки такой парадоксальности кроются в глубокой противоречивости власти, в том, что, являясь (в своих социально оправданных величинах) необходимым и конститутивным элементом оптимальной организации жизни людей, управления общественными делами, она обладает такими имманентными качествами, которые в процессе утверждения и упрочения власти, когда она переступает порог социально оправданных величин, превращают власть в самодовлеющую, самовозрастающую, авторитарную по своим качествам силу. На этом пути самовозрастания власти основным препятствием для нее становятся не только лишь право, но и такие факторы как мораль, духовность и нравственность. Причины таких противоречий кроются в двух моментах. Во-первых, в том, что хотя и законы, юрисдикционная деятельность крайне необходимы, незаменимы для власти, но имеют свою логику, свое предназначение, что не всегда совпадает с притязаниями власти. Так, по мнению Штерна: «Даже современное демократическое государство гарантирует и защищает права людей и одновременно является силой, олицетворяющей противопоставление именно этого государства основным правам». Во-вторых, право относится к числу тех немногих факторов, которые способны умерить власть, ограничить ее разрушительные свойства. Однако следует подчеркнуть, что не только власть в процессе своей деятельности встречается с весьма своенравной правовой материей, но и право со своей стороны выступает в качестве противоборствующего фактора, направленного на обуздание государственной власти и на решение своих, вытекающих непосредственно из его природы, задач. Таким образом перед нами встает сложная ситуация соотношения государства и права в обществе. Существует множество теорий на этот счет, но наилучшим образом эта проблема решается в условиях правового государства, когда государство, ограниченное правом, только усиливает свою мощь и более эффективно воздействует на общество, упорядочивая существующие в нем отношения, а также активно способствуя развитию новых, а право, в свою очередь делает государственную власть легитимной, проводит границы вмешательства государства в частную жизнь граждан, вводит в рамки юридических требований деятельность государства.

2. История становления и развития идей правового государства

Право человека должно считаться священным, каких бы жертв не стоило это господствующей власти. (Иммануил Кант)

Уже с древнейших времен начинаются поиски принципов, форм и конструкций для установления надлежащих взаимосвязей и согласованного взаимодействия права и власти как социального института, оптимального соотношения личности (как представителя и «элементарной единицы» всего общества) и государства, сочетания их интересов. В идеале интересы личности должны стоять на первом месте перед интересами публичными. Еще древние римляне говорили: «Saluspopulisupremalexest» (благо народа пусть будет высшим законом). Однако так было далеко не всегда. Это связано с тем, что само государство как социальный институт может быть использовано двояким образом: либо оно направляет свою энергию на служение некоторым политическим группировкам, элитам, партиям, классам (выступать в роли «хозяина»), либо действует в интересах всего народа (выступает в роли «слуги»). Термин «слуга» используется мной вовсе не для того, чтобы «унизить» институт государственности, а для того, чтобы показать его служебную роль, ведь само государство существует не ради самого себя, а ради общества, обеспечения наиболее благоприятных условий его развития. Государство выступает лишь политической частью общества, которая обязана в силу своей специфики его организовывать. Общеизвестно, что государство способно вносить в жизнь общества как негативный, так и позитивный момент: может быть источником как бюрократии, произвола, тирании, коррупции, так и упорядоченности общества, его стабильности, гарантированности прав. Пожалуй, не найдется во всем мире государства, никогда не примерявшего на себя грозные одежды тирании и деспотизма. В таких случаях государство всегда превращалось из «слуги» в его «хозяина», навязывало обществу свою волю, подавляя его, чинило произвол. Все это связано с тем, что власть, в особенности государственная, постоянно стремиться, как я уже упоминала, к неограниченности, подчинению себе правовых институтов, чтобы они стали «послушной игрушкой» в ее руках, поскольку именно это и позволит ей оправдать и даже возвеличить эти стремления. Рассел писал: «Каждый человек изначально наделен двумя связанными, но нетождественными страстями – стремлением к власти и славе. Обе страсти ненасытны и бесконечны». Возникает законный вопрос: Как же быть? Неужели нельзя ничего противопоставить такой силе как власть?

В процессе углублявшихся представлений о праве и государстве как о социальных институтах довольно рано начинают выдвигаться предположения насчет реального существования такого ограничительного механизма. Это было время формирования идей о разумности такой общественно – политической формы жизни и деятельности людей как правовое государство.

Символом единения силы и права стал в Древности образ Богини Правосудия, которую не зря изображают с повязкой на глазах, с мечом и весами правосудия: охраняемый ею порядок обязателен для всех. Этот символ, и сейчас олицетворяющий правовое государство, по представлениям древних, выражал не только лишь идею справедливого суда, но и идею справедливой государственности вообще. Таким образом, мы видим, что представления о государстве, основанном на господстве закона, сложились еще в эпоху древности, а точнее в Древней Греции. Данного мнения придерживается и В.С. Нерсесянц, который, раскрывая историю становления идеи правового государства, подчеркивает тот факт, что «в содержательном смысле ряд таких идей появился уже в античности и в Средневековой Европе, а теоретически развитые концепции правового государства были сформулированы в период перехода от феодальной к капиталистической формации и возникновения новой социально – политической действительности».

Проследим путь развития наиболее известных и признаваемых концепций правового государства от теоретически – обобщенных и абстрактных до более сложных и детально разработанных.

Один из величайших мыслителей античности Платон (427 – 347 гг. до н. э.) пытался внедрить идеи идеального в контексте понимания социального (общественного). Отсюда и появляется модель идеального государства Платона. Философ говорил, что идеальное государство – это не выдуманная социальная организация, но это есть воплощение замысла абсолютной идеи». Вообще само понятие «государственное» он мыслил в таком способе социального бытия, который включает в себя тип власти, наличие Демиурга (Властелина), а также определенные законы и иерархии. Платон различал два вида государственного устройства: в первом над всеми возвышаются правители как личности, а во втором – законы (идеальное государство). Все блага, которые боги сильны даровать государству, - учил Платон, - бывают только там, где «закон – владыка над правителями, а они его рабы». Подразделяя все общество на касты (социальные слои): философов, воинов, ремесленников и рабов, Платон подчеркивал, что у власти в идеальном государстве должны стоять именно философы как люди, посвященные в космические тайны и способные видеть идеальное и воплощать его в земное бытие. Таким образом, Платон нарисовал идеал «справедливого» государства, которым руководят одаренные, хорошо подготовленные и высоконравственные люди, подчиняющиеся прежде всего закону. Основным принципом идеального государства он считал Справедливость. Руководствуясь справедливостью (законом), государство решает самые важные задачи: защиты людей, обеспечения их материальными благами, создания условий их творческой деятельности и духовного развития. В представлениях Платона индивидуальное должно быть подчинено всеобщему: не государство существует ради человека, а человек живет ради государства.

Точка зрения о государственной власти, признающей право и одновременно ограниченной им, поддерживалась и другими древними мыслителями.

«Там, где отсутствует власть закона, - писал ученик Платона Аристотель (384 – 322 гг. до н. э.), - нет места и какой – либо форме государственного строя». Знаменитый философ древности полагал, что в наиболее правильно устроенном государстве – оным правят не люди, а законы, поскольку и самым талантливым правителям не чужды страсти, закон же представляет собой уравновешенный разум».

Цицерон говорил о государстве как о «деле народа», как о правовом общении и «общем правопорядке».

Другие мыслители античности также пытались выявить некие связи и взаимодействия между правом и государственной властью, которые обеспечили бы гармоничное функционирование общества. Основываясь на все том же представлении о разумности и справедливости лишь той политической формы организации людей, где закон обязателен как для граждан, так и для государства, ими был разработан целый комплекс положений, также значимых для развития последующих представлений о правовом государстве: о соотношении естественного и волеустановленного права (Демокрит, софисты); о равенстве людей по естественному праву (некоторые софисты, римские юристы).

В эпоху перехода от феодализма к капитализму возникает проблема правовой организации политической власти, которая носила бы формально равный для всех правовой характер и представляла бы собой соответствующую новой социально – политической реальности упорядоченную систему разделения властей. Это было время, когда общество, поднявшись на качественно новую ступень своего развития, осознало необходимость пересмотра устаревших представлений о свободе человека путем установления режима господства права в частных и публичных отношениях. Данные преобразования требовал прежде всего новый для тех времен класс.

В период начавшегося разложения феодализма идеи правовой государственности с позиции историзма изложили прогрессивные мыслители того времени Н. Макиавелли и Ж. Боден. В своей теории Макиавелли на основе многовекового опыта существования государств прошлого и настоящего предпринял попытку объяснить принцип политики, осмыслить движущие развития политической жизни с тем, чтобы изобразить контуры идеального государства, наилучшим образом отвечающего потребностям его времени. Цель государства он видел в возможности свободного пользования имуществом и обеспечения безопасности для каждого. При рассмотрении вопроса о государственных формах предпочтение отдавалось республике, так как именно республика в большей мере отвечает требованиям равенства и свободы.

Боден же определяет государство как правовое управление многими семействами и тем, что им принадлежит. Задача государства, по его мнению, состоит в том, чтобы обеспечить права и свободы.

В период ранних буржуазных революций в разработку концепции правового государства значительный вклад внесли философы-мыслители и просветители, такие как Г. Гроций, Б. Спиноза, т. Гоббс, Ш. Монтескье, Д. Дидро, П. Гольбах, Т. Джефферсон и многие другие.

Из этих учений мы выделим наиболее важные положения в правовом государстве.

Гроций был первым выдающимся теоретиком школы естественного права. Правовые институты феодализма Гроций считал противоречащими природе человека, поэтому он выдвинул требования нового права, "отвечающего законам разума". Целью государства он считал охрану частной собственности, посредством таких правоустановлений, которые обеспечивали бы каждому человеку свободное пользование своим достоянием с согласия всех. Источником любой формы государства по учению Гроция является общественный договор, поэтому при создании государства народ может избрать любую форму правления, но, избрав её, народ обязан повиноваться правителям.

Так же как и у Гроция, у Дидро государственная власть возникает как продукт общественного договора, который придает обществу организованную политическую форму. Люди лишь частично передают государству свою естественную независимость, с целью обеспечения интересов и объединения воли и силы всех. Государственная власть, следовательно, основана на воле народа, который является сувереном. "Лишь нация есть истинный суверен; истинным законодателем может быть лишь народ, лишь воля народа является источником политической власти". Главная цель государства, по Дидро, есть обеспечение неотъемлемых прав граждан и их счастья. Идеи Дидро продолжил и обосновал Кант в своей теории правового государства. Одним из первых, кто дал теоретическое обоснование демократического государства, был Спиноза. Будучи связано законами, государство обеспечивает действительные права и свободы человека. Он утверждал, что государство могущественное только тогда, когда оно гарантирует каждому гражданину не только сохранение жизни, но и удовлетворение его интересов, и предостерегал правителей от посягательств на собственность, безопасность, честь, свободу и иные блага подданных.

Т. Гоббс был защитником абсолютной монархии в Англии, но тем не менее он разработал ряд прогрессивных положений о господстве права в общественной жизни, которые впоследствии были развиты революционными буржуазными мыслителями. К их числу относится обоснование формального равенства перед законом, незыблемость договоров. Свободу человека Гоббс рассматривал как право делать все то, что не запрещено законом, и тем самым закончил теоретические основы наиболее эффективного принципа правового регулирования общественных отношений.

В трактовке Д. Локка, который, по словам К. Маркса, был "классическим выразителем правовых представлений буржуазного общества в противоположность феодальному". Идея господства права воплощается в государстве, где верховенствует закон, соответствующий естественному праву и признающий неотчуждаемые естественные права и свободы индивида, и осуществлено разделение властей. Такое государство с господством права он противопоставляет деспотизму. "Свобода людей, находящихся под властью правительства, - отмечал он, - заключается в том, чтобы иметь постоянное правило для жизни, общее для каждого в этом обществе и установленное законодательной властью, созданной в нем; это - свобода следовать моему собственному желанию во всех случаях, когда этого не защищает закон, и не быть зависимым от постоянной, неопределенной, неизвестной, самовластной воли другого человека." Обоснованный здесь Локком правовой принцип, как и у Гоббса, индивидуальной свободы лишь словесно несколько расходится с последующей, ставшей актуальной и для нас, формулой: "разрешено все, что не запрещено законом".

Новые представления о разделении властей получили систематическую разработку в творчестве Монтескье. Различая в каждом государстве три рода власти - законодательную, исполнительную, судебную, он отмечает, что для предотвращения злоупотреблений властью необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга. Разделение и взаимное сдерживание властей являются, согласно Монтескье, главным условием для обеспечения политической свободы в её отношениях к государственному устройству. Идеи Локка и Монтескье оказали заметное влияние не только на последующие теоретические представления о правовой государственности, но и на раннебуржуазное конституционное законодательство и государственную практику.

Это влияние отчетливо проявилось, например, в Конституции США 1787 года. Она практически воплощает идею правового государства на американском континенте. Автор "Декларации Независимости США" Джефферсон подвергает критике монархическую форму правления с позиции теории общественного договора и естественных неотчуждаемых прав человека, и отстаивает принцип народного суверенитета. Декларация Независимости провозглашает, что существуют неотчуждаемые права человека, для обеспечения которых создается государство. Путем включения в Декларацию естественных прав человека, превратившихся в субъективные права отдельных индивидов по отношению к государству в целом. С философским обоснованием теории правового государства выступил И. Кант. Центральное место в ней занимает человек, личность. Важнейшим принципом публичного права философ считал прерогативу народа требовать своего участия в установлении правопорядка путем принятия конституции, выражающей его волю. Верховенство народа обуславливает свободу, равенство и независимость всех граждан в государстве, которое выступает как "объединение множества людей, подчиненных правовым законам". Там, где государство действует на основе конституционного права, отвечает общей воле народа, там государство правовое, там не может быть ограничения прав граждан в области личной свободы, совести, мысли, хозяйственной деятельности. В правовом государстве гражданин должен обладать той же возможностью принуждения властвующих к точному исполнению закона, какой обладает властвующий в его отношении к гражданину. Правовую организацию Кант, так же как и Локк связывает с разделением властей на законодательную, принадлежащую парламенту, исполнительную - правительству, и судебную, осуществляемую судом присяжных, избранных народом.

Философская концепция Канта оказала значительное влияние на дальнейшее развитие политико-правовой мысли и практику государственно-правового строительства цивилизованного общества.

Государство, согласно Гегелю, это тоже право, а именно конкретное право, так как оно включает в себя признание "всех остальных прав личности, семьи и общества" Возводя государство в абсолют, стоящий над личностью и обществом, Гегель доказывает, что такие государства предшествуют развитию гражданского общества. В этом утверждении Маркс видел главный порок гегелевской концепции государства, поскольку в реальной жизни общество возникает раньше государства, а последнее является его продуктом и результатом развития общества. "Государство, по Гегелю, это наиболее совершенная организация общественной жизни, в которой все строится на правовой основе, представляющей царство реальной жизни".

Ценность гегелевских воззрений на государство состоит в том, что принудительная, насильственная функция в нем играет не столь важную роль. В целом вся гегелевская концепция правового государства прямо и однозначно направлена против произвола, бесправия и вообще всех неправовых форм применения силы со стороны частных лиц, политических объединений и государственной власти.

Маркс и Энгельс поддержали и на материалистической основе развили дальше идею Гегеля о разграничении гражданского общества и государства (у философов 17-18 веков гражданское общество и государство нередко выступали как нечто единое). Маркс и Энгельс показали, что именно гражданское общество составляет первооснову здания человеческого общежития, а жизнедеятельность гражданского общества есть главная движущая сила исторического прогресса, или дословно "истинный очаг и арена всей истории". Маркс рассматривал государство и право исходя из открытой или классовой теории общественного развития. Согласно данной теории государство и право исчезнут вместе с исчезновением классов в результате установления диктатуры пролетариата в процессе перехода к бесклассовому обществу. Примечательным является утверждение Маркса, в котором он выразил идею правового государства "Свобода состоит, чтобы превратить государство, стоящее над обществом, в орган, всецело этому обществу подчиненный".

Прогрессивная политико-правовая мысль Западной Европы в лице Исринга, Паунда, Спекира и других оттачивали элементы теории правового государства с позиции своего времени и опыта прошлого. Большинство авторов сходилось во мнении, что правовым можно считать лишь такое государство, где законодатель так же подзаконен, как и гражданин. В концепции Еллинека государство определяется как представитель общих интересов своего народа, удовлетворяющий индивидуальным и общечеловеческим солидарным интересам в направлении прогрессивного развития общества.

Идеи правового государства были отражены и в трудах русских мыслителей, которые не только развили уже существующие концепции правового государства, но и попытались создать свои собственные теории, хотя уже в рамках нашей российской правовой парадигмы. Правовое государство в истории нашей страны прошло длинный и нелегкий путь, где жажда неограниченной власти лицом к лицу сталкивалась с естественной потребностью общества в справедливости, выраженной в законах, и в то же время законы требовали поддержки их принудительной силой государства, без которой и существовать как таковые они не могли. Остановимся поподробнее на историческом пути модели правового государства в России.

3. Судьба идеи правового государства в России

В научных кругах говорят, что «поиск модели согласованности взаимодействия права и государства, придание праву качества основного средства осуществления государственной власти всегда было актуальной проблемой в мировой истории». Россия не была исключением. Сам термин «правовое государство» впервые появился в России в 1864 году, в период судебной реформы, но не получил дальнейшего развития. Позже он снова начал употребляться в ходе перестройки, однако, Россия ещё не была правовым государством. Этот термин был официально закреплён лишь Конституцией, принятой в декабре 1993 года.

Идеи правового государства начинают активно просачиваться в Российскую действительность в 1870-1880 г.г., в период, когда вокруг вопроса о государственном строе России шла самая ожесточённая борьба трёх общественно-политических лагерей: консерваторов, революционеров, а также либералов, пытающихся путём разработки реформ подтолкнуть самодержавную власть на очередной (после 1861 года) шаг по пути мирной трансформации его в буржуазную конституционную монархию. Полемика развернулась по поводу способа достижения желаемой либеральными и революционными силами цели: путь реформ или путь революций. Осуждая революционные средства борьбы, первые с горечью признавали: «радикальная реформа сверху невозможна без давления снизу»[1] . Они понимали, что если монарх и дарует по доброй воле конституцию, то он может затем и отнять её не менее легко, чем дал. Их упрекали в неуважении к «самобытности» русского народа, в преклонении перед западом. Революционеры пренебрежительно отзывались об их идеях, говоря, что либералы «рабски просят конституцию, обязуясь и на свободе по-прежнему пресмыкаться». И на высшем этапе кризиса самодержавия (с 1 марта до конца апреля 1881 года) они сделали первый шаг, исчерпав все свои силы цареубийством.

Алафаев А.А. видит выход в следующем. «Первые террористические акты были ничем иным, как эхом грядущих потрясений»[2] – считает он. Если бы государство, прислушавшись к инстинкту самосохранения, пошло бы по пути уступок, не состоялась бы революция и, возможно, совершенно по другому сложилась историческая судьба нашей страны.

События революции 1917 года характеризуются торжеством принципиально иных взглядов. Идея правового государства не стала руководящей, так как К. Маркс и В.И. Ленин говорили о неизбежности диктатуры пролетариата. Ленин характеризовал диктатуру пролетариата как «никакими законами неограниченную власть». Ф. Энгельс считал, что «когда не будет господства одного класса над другим, не надо будет никого сдерживать». Следовательно, не нужны будут законы. Однако, это вовсе не означает прямого отказа от такого социального института, как государство. «Государство не отменяется, оно отмирает»- считали марксисты. А вместе с государством должно было отмереть и право. Эта концепция считалась достоянием социалистической мысли. Идеи правового государства отвергались не только государственно-правовой теорией, но и практикой. Юридическая практика советского государства являлась открытым выражением презрения к состязательному суду, игнорированием презумпции невиновности, искоренением сущности адвокатуры и прочего. Тоталитаризм, утвердившийся с конца 20-х г.г. в нашей стране, был отмечен культом личности Сталина, огосударствлением всех сфер общественной жизни.

После смерти Сталина делаются попытки на возрождение идей правового государства. Но официально курс на построение правового государства был взят на XIX Конференции КПСС в 1988 году. Провозглашалась большая важность формирования социалистического правового государства, однако это было скорее декларативным жестом, нежели конкретными практическими намерениями. Алексеев С.С. говорит, что такая перемена во взглядах была вызвана «жаждой права». Этот период называют еще периодом перестройки. Произошли существенные сдвиги в правосознании, в отношении к правовому государству. Начинается поиск путей построения правового государства. Одним из таких путей признается совершенствование борьбы с преступностью, в свете чего отмечается необходимость межгосударственного сотрудничества. Отмечается также необходимость не только лишь издания справедливых законов, но и обеспечение их исполнения, пресечение нарушений. Подчеркивается целесообразность перестройки правоохранительных органов, достижению чего и послужит реформа системы юридического образования. Право теперь стало пониматься как система общепринятых принципов и демократических ценностей, что было воспринято и отражено в работах Котляревского, Кистяковского, Новгородцева, Чичерина, Бердяева и других правоведов послеоктябрьского периода, которые в своих произведениях теоретически завершили русскую концепцию правового государства.

В наше время также пройдены немалые шаги по превращению России в правовое государство. Конституция 1993 года закрепила важнейшие положения правового государства в главе 1.

Закрепив данные принципы, Россия сделала огромный шаг по пути построения правового государства. Однако не так легко воплотить их на практике. Так, не приняты еще законы, предусматривающие юридическую ответственность президента РФ в случае неисполнения им обязанностей как гаранта Конституции РФ. Отсутствует конституционное регулирование ответственности субъекта РФ, в случае, когда он не справляется с возложенными на него полномочиями. Можно привести еще массу примеров в подтверждение тому, что Россия еще не стала правовым государством. Пока присутствует в нашей стране преступность, коррупция и прочие чуждые праву вещи. Мало только создавать законы, необходимо и действенное их применение. Однако нельзя сказать, что наша страна пассивно плывет по течению своей истории – мы стремимся к тому, чтобы правовое государство было не просто лозунгом для России. Многое, к примеру, сделано на субъектном уровне. Так, в некоторых субъектах РФ сложилась хорошая привычка направления на предварительную юридическую экспертизу в Минюст РФ и другие юридические институты страны проектов законов, в части их уже созданы органы конституционной юстиции, которые, дополняя федеральное конституционное законодательство, на уровне регионов способствуют укреплению конституционной законности и сохранению единого правового поля в РФ.


Заключение

В начале данной работы мы рассмотрели сущность права как социального института, а также основания включения права в предмет философии. «Задача философии в постижении всеобщего» - сказал Аристотель. Изучение же философией права и тесное взаимодействие этих двух дисциплин друг с другом обусловлено прежде всего внутренней потребностью самой философии удостовериться в том, что ее всеобщность действительно всеобща, что она распространяется и на такую особую сферу, как право.

В истории общества известен такой парадокс: власть, особенно власть политическая, которая и делает «право правом», в то же время выступает как явление, в какой то мере с ним несовместимое, выступающее по отношению к праву в виде противоборствующего, а порой чуждого, остро враждебного фактора. Таким образом перед нами встает сложная ситуация соотношения государства и права в обществе. Существует множество теорий на этот счет, но наилучшим образом эта проблема решается в условиях правового государства, когда государство, ограниченное правом, только усиливает свою мощь и более эффективно воздействует на общество, упорядочивая существующие в нем отношения, а также активно способствуя развитию новых, а право, в свою очередь делает государственную власть легитимной, проводит границы вмешательства государства в частную жизнь граждан, вводит в рамки юридических требований деятельность государства.

Однако изложенное выше позволяет сделать вывод о том, что правовое государство в России строилось и строится на западных концепциях, однако механическое перенесение на российскую действительность должно быть исключено. Здесь необходимо учесть отношение россиян к праву в целом, т. е. исторически сложившуюся правовую культуру. Вместе с тем нужно подчеркнуть, что правовое государство и его становление – явление общечеловеческое и оно изначально едино как мера свободы и поведения человека. Правовое государство есть наивысшая степень соответствия государства как социального института нуждам общества и личности, поскольку обеспечивает режим господства права и создает надежные гарантии от административного вмешательства в саморегулирующуюся жизнь общества, обеспечивает неприкосновенность, самостоятельность и равную меру свободы людей, плюрализм собственности, а также способствует соблюдению правопорядка в государстве.


Список используемой литературы

1. Е.Н. Трубецкой “Энциклопедия права”, М. 1907.

2. В.С.Нерсесянц “Философия права”, М.1998.

3. С.С. Алексеев "Философия права", М. 1998.

4. "История политических учений", ч.1; М.1971.

5. Ф.М. Раянов “Юриспруденция: курс лекций”, Уфа, 2000.

6. “Власть. Очерки современной политической философии Запада”, М. 1989.


[1] Алафаев А.А. Идея правового государства в русской либеральной мысли на рубеже 1870-880г.г.// Государство и право.2005. № 1.с.74.

[2] Там же.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий