регистрация / вход

Правовое государство и гражданское общество

Определение, историческая типология и общие признаки государства, классические теории его происхождения и сущности. Формы правления и типы государственного устройства. Власть как результат взаимодействия элиты и массы. Государственное устройство России.

ГОУ ВПО «Курский Государственный медицинский университет»

Реферат

«Правовое государство и гражданское общество»

Выполнила: Кабанова О.В.

Проверил Ахметов А.А.

Курск, 2010


Для современного человека государство является средоточием политического в чистом виде, вне государства нет общественной солидарности, нет патриотизма, нет национальных интересов. Поэтому важно понять смысл, который вкладывается научным и политическим сообществом в это понятие, обозначить его границы, причины и формы. В самом первом приближении государство состоит как бы из трех элементов, выступающих в тоже время его синонимами. Об этом писал русский ученый и политический деятель Н.Устрялов: «Государство… есть явление сложное, как сама жизнь. Бывает, что оно обращено к нам какой-либо одной стороной, одним из своих элементов. Слово народ обозначает государство, рассматриваемое преимущественно с точки зрения составляющих его людей; слово страна или земля — государство, главным образом, в аспекте территории; держава — государство под углом зрения власти и властных отношений».

Государство в пространственном понимании есть в первую очередь граница, внутри которой действуют его законы. Контроль над территорией составлял всегда и составляет сейчас важнейшую функцию любого государства. Расширение границ — экспансия, на протяжении всей истории было зримым свидетельством силы и возможностей государства. Владение пространством не сводимо к только рациональным причинам: контролю над ресурсами или транспортными сообщениями. В нем всегда присутствовало иррациональное и сакральное начало, связанное с престижем, религией, «землей предков». В силу этого государства никогда охотно не расставались со своей территорией, что программировало неизбежность войн, сопровождавших всю историю человечества. Символизм границы, подчеркивал высшую миссию государства: сохранение «порядка» по одну сторону и противостояние натиску хаоса извне, будь то другие государства или дикие орды. Сюжет границы миров, охраняемой от случайных переходов, характерен практически для всех религий, достаточно вспомнить песьеголового бога Терминуса, стража границы загробного мира в римской мифологии.

Государство как власть — результат взаимодействия элиты и массы. Господство элиты над массой приводит к выстраиванию вертикальной цепочки подчинения, воплощенной в бюрократическом аппарате. Государство-власть и государство-пространство порождают понятие суверенитета, т.е верховной власти над определенной территорией. Частичный контроль над территорией и неполное осуществление властных полномочий суть проявления ограниченного суверенитета, характерного для слабых или оккупированных государств.

Наконец в понятии народ, зафиксировано государство, как совокупность людей. Народ — содержательная сторона государства, основа его экономической, культурной и военной мощи. Верным будет утверждение, что есть народ без государства, но нет государства без народа. Количественный и качественный состав населения определяет место государства в мировой иерархии. Поддержание положительного демографического баланса залог сохранения государства. Влияние на возможности государства качественных характеристик населения, в первую очередь образовательного уровня, резко возросло на рубеже XIX–XX веков в связи с всеобщим переходом к индустриальной фазе развития, а в современной нам постиндустриальной фазе образование вообще становится решающим конкурентным преимуществом.

Государство представляется современному человеку единственной возможной формой организации общества, естественной как сама жизнь. Между тем государству предшествовали и длительное время с ним сосуществовали (а в некоторых регионах существуют и сейчас) родоплеменные структуры. Формальные признаки государства строго противоположны таковым при родовом строе, одно отрицает другое. К числу главных признаков государства относят монополию на физическое насилие . Согласно определению М. Вебера: «Государство есть организация обладающая монополией на легитимное использование физического насилия». Возникновение данной монополии отделяет государство от родоплеменной традиции «кровной мести». Второй важное свойство государства — отделение публичной власти от общества . Управление становится профессией, а так же особым ресурсом, производимым государственным аппаратом. Принадлежность к обособленной, не являющейся органической частью общества организации — государственному аппарату отличает положение чиновника от власти племенного вождя, старейшины или аристократа. Третья особенность государства: наличие юридически закрепленной и формализованной системы права . Напротив, родоплеменные общности знают только обычное право, то есть систему неписанных правил, норм и запретов опирающуюся на традиции и целесообразность. Так, например, известная арабская традиция многоженства, восходит вовсе не к исламскому религиозному праву — шариату, а к гораздо более древней, доисламской традиции обычного права — адату. Другим проявлением обычного права была распространенная традиция судебных поединков, которая заменяла сложную и дорогостоящую систему судебных и карательных органов современного государства. Отголоском традиции судебных поединков в среде европейского дворянства долгое время была дуэль, пока, наконец, в XVII веке усиливавшееся государство не поставило ее вне закона. Таким образом, была восстановлена, поколебленная в эпоху феодализма, монополия государства на физическое насилие.

Функции государства разделяются по характеру взаимодействия на внутренние и внешние .

Внутренние:

· защита правопорядка;

· хозяйственная функция;

· идеологическая функция;

· социальная функция.

Внешние:

· поддержание внешних отношений (дипломатическая);

· внешнеэкономическая функция;

· военная функция.

Отдельного рассмотрения заслуживает интересовавший многих философов и политических мыслителей вопрос о происхождении государства. И дело здесь не столько в историческом интересе, сколько во вполне очевидной связи между генезисом государства и его современным состоянием, целями и задачами, пределами государственных полномочий, легитимностью переворотов и революций и многими другими злободневными вопросами. Большая часть теорий рассматривала происхождение государства как процесс самоорганизации общества, исходя из чего, все они могут быть обозначены как социологические. В первую очередь это контрактная теория, сформулированная Т. Гоббсом, Дж. Локком и Ж.Ж. Руссо. Согласно Т. Гоббсу человечество в «естественном» (природном, догосударственном) состоянии пребывает в состоянии войны «всех против всех». Причиной этого является естественный эгоизм людей, заставляющий их конкурировать и бороться за власть и общественные блага. Не ограниченная ни чем, эта конкуренция разрушительна для общества. Государство учреждается обществом как арбитр и посредник, вводящий конкуренцию в законные рамки, и заменяющий произвольное физическое насилие на благотворную и полезную экономическую конкуренцию. Сам Гоббс объяснял природу главного политического института так: «Государство есть единое лицо, ответственным за действия которого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей, с тем чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их так, как сочтет необходимым для их мира и общей защиты». Английский мыслитель писал о «войне всех против всех», как о догосударственном, то есть родоплеменном строе, опираясь преимущественно на рассказы поселенцев из Нового света об индейских племенах. Однако, по сути, он зафиксировал последствия распада сословного общества в своей родной Англии (и в целом Европе), а также предложил новую концепцию власти нарождавшимся буржуазным государствам, взамен старой идеи монархий о ее божественном происхождении.

Ж.Ж. Руссо ввел собственно термин социальный контракт (общественный договор) и обосновал с его помощью право народа на восстание, как силовое расторжение договора с узурпаторской властью. Современный конституционализм (а конституция есть не что иное, как формальное выражение договора между властью и обществом) обязан своим существование разработчикам контрактной теории. Идеал современного демократического режима так же основывается на представления о взаимодействии гражданского общества , как совокупности частных интересов и негосударственных объединений граждан и правового государства (ограниченного в своих действиях правами человека).

Появившаяся на 200 лет позднее марксистская теория государства предложила альтернативный вариант происхождения и природы государства. Государство появилось вследствие нарастания имущественного неравенства в родоплеменных структурах. Разделение на богатых и бедных породило «систематическое насилие одних классов над другими», а государство стало специфической «машиной в руках господствующих классов для подавления своих классовых противников». К. Маркс, указывал на то, что рост классового самосознания подвергаемых эксплуатации наемных работников должен был в перспективе привести к революционной смене социально-экономического строя, уничтожению частной собственности и установлению общественных отношений основанных не на эксплуатации человеком человека, а на личностном росте. В переходный период, когда действует режим «диктатуры пролетариата», неимущие классы используют государство для уничтожения господствующих классов прежнего строя. В итоге устанавливается всеобщая социальная однородность и государство, как орудие подавления за ненадобностью отмирает. Однако в ходе осуществления советского проекта было показано, что общество с высокой степенью социальной однородности может существовать только при условии поддержки со стороны сильного государства, жестко регулирующего процессы обмена и контролирующего все наличные ресурсы.

С марксистским взглядом на природу государства, как аппарата насилия, перекликается теория завоевания Л. Гумпловича. Согласно ей в основе государства лежит военное завоевание одной общностью другой. В результате образуется социальная структура, в которой элита рекрутируется из потомков завоевателей, а массы есть не что иное, как покоренные народы. С точки зрения данной теории государственный аппарат зарождается как переход от набегов и сопровождавших их грабежей, а также нерегулярных выплат дани к институциональным и упорядоченным формам господства. Теория завоевания хорошо иллюстрируется такими известными историческими фактами как возникновение варварских королевств на руинах Римской империи, походы викингов и их влияние на возникновение государственных образований на Британских островах (Англия после Вильгельма Завоевателя) и у восточных славян (Киевская Русь).

Социально-психологические причины происхождения государств проясняет теория «мужских союзов» Ганса Блюхера. По его мнению, специфический «ген государственности» зародился в среде изгнанных из племени за несоблюдение традиций и отказ подчинятся авторитету рода, молодых мужчин, которые образовывали разбойничьи шайки и, в конце концов, подчиняли себе окрестные племена.

Односторонность многих концепций (в первую очередь контрактной) объясняется их механическими воззрениями на сущность государства, как искусственно сконструированного объекта. Следовательно, такое государство, созданное по рациональному плану могло быть свободно перестроено. Более правильным представляется органический подход, рассматривающий государство в его историческом развитии, как коллективный организм. Ни одна из перечисленных теорий не могла описать всех причин и факторов, повлиявших на переход человечества от родоплеменной к государственной форме общежития. Однако все они указывали на те или иные стороны процесса. Полезным будет представить государство в его исторической эволюции.

Историческая типология государств исходит из существования трех его разновидностей: государство-этнос (племя), государство-империя, государство-нация. Государство-этнос, как следует из названия, выстраивается на базе господствующей культурно-языковой идентичности — этноса (племени), в процессе его социального расслоения (так как это описывают марксисты). Таковы государства древности. Завоевательные походы приводят к объединению нескольких этносов под властью единого политического центра, и, как следствие, возникает полиэтническое государство-империя. Характерные черты империи:

· наличие политического ядра, в виде господствующего этноса;

· вошедшие в состав империи племена-этносы сохраняют значительную культурную и языковую самобытность, а по мере удаления от ядра и политическую, в связи, с чем пространство империи очень разнородно;

· главное требование имперских элит к завоеванным народам, подчинение единой имперской политической власти;

· имперское пространство объединяется не по принципу племенной однородности, а под властью универсальной идеи, снимающей племенные ограничения в рамках имперского проекта; в этой роли могут выступать религиозные, мифологические или идеологические концепты.

Перечисленные признаки прослеживаются у всех классических империй от Римской до Британской и Российской.

На рубеже Нового времени в Европе возникают государства-нации . Нация, т.е. общность, осознающая единство своих политических интересов, формируется как результат возросшей просвещенности народных масс. К образованию национальных государств Европы вполне применимы основные положения контрактной теории, так как в ходе буржуазных революций народы европейских стран, осознавшие себя как политические нации, сначала свергли правительства, основанные на режиме личной власти (монархии), а затем заменили их конституционным правлением. Принадлежность к нации определяется гражданством (формально), и вовлеченностью в политическую жизнь страны (неформально). Существенным признаком государства-нации является требование политической и культурно-языковой однородности его пространства. Поскольку в реальности такая однородность недостижима, в национальных государствах с неизбежностью возникают национальные (религиозные, этнические) меньшинства, которые могут являться оплотом сепаратистских движений.

Историческая типология государств не является системой чистых типов (которые возможны лишь как абстракции и модели) или схемой линейного прогресса. В одно и тоже время могут существовать все перечисленные типы государств, более того одно государство может сочетать в себе признаки этнического и национального и имперского типов. Все современные развитые страны выстроены по европейской модели государства-нации. В то же время, если страны Европы, такие как Франция или Германия соответствуют критериям государства-нации, то Российская Федерация несет в себе определенные черты империи, унаследованные от предшествующих эпох, а, например, США, претендующие на глобальное лидерство в современном мире, трансформируются из государства-нации, в модернизированный аналог классических империй (со всем набором признаков, включая универсализм либеральной идеологии). Авторы левого и антиглобалистского толка, такие как А. Негри и М. Хардт, вообще рассматривают современный миропорядок как своего рода глобальную империю во главе с Соединенными Штатами и международными финансовыми структурами.

При описании современных государств используется такое понятие как форма правления . Форма государственного правления есть внешняя, «формальная» сторона политического режима. Если под политическим режимом понимаются характер организации и использования власти (вытекающий из ее природы), то форма правления отражает закрепление сущностных, неформальных характеристик режима в правовой системе государства. Выделяют две крупных модели: монархию и республику . Монархия, как форма правления, образуется единоличным и наследственным характером верховной власти. Республика (от лат. общее дело) — коллегиальное и сменяемое правление. В свою очередь они распадаются на подвиды. Так монархия варьируется от абсолютной , исключающей ответственность верховной власти, в лице монарха, перед народом, и разделение властей, до парламентской , сводящей власть наследственного правителя к представительским функциям (Великобритания, Нидерланды, Япония, Бельгия). Переходный вид — дуалистическая монархия характеризуется разделением полномочий между монархом и парламентом (Марокко, Иордания). Абсолютная монархия, как тип власти целиком и полностью основывается на религиозной традиции, и вне ее существовать не может, что видно из списка современных абсолютистских государств — Саудовская Аравия, Катар, Бахрейн.

Республиканское правление насчитывает так же три типа. Парламентская республика , исторически первый тип современных республик, восходит к британской парламентской традиции. Противостояние короля и парламента в ходе революции 1649 года привело к длительному сосредоточению всех властных функций в руках представительного органа. Отсюда проистекает первая черта парламентских республик — отсутствие жесткого разделения властей и преобладание парламента. Парламент (нижняя палата) избирается на всеобщих выборах (по пропорциональной системе). На основе парламентского большинства формируется правительство, а глава правительства — премьер-министр (как правило, это лидер победившей партии) сочетает функции главы исполнительной власти и главы государства. Еще один существенный признак сочетание парламентского мандата и правительственной должности. Премьер-министр наделен широкими полномочиями по роспуску нижней палаты парламента, а возглавляемое им правительство обладает законодательной инициативой. Резюмируя систему власти в парламентской республике, можно утверждать, что правительство выступает инструментом парламента. В Европе этот тип республики, наряду с парламентской монархией является преобладающим (Италия, ФРГ, Ирландия), из азиатских стран можно назвать Индию.

Президентская республика воспроизводитсистему разделения властей исторически сложившуюся в США. Это в первую очередь жесткое разграничение законодательной и исполнительной власти. Президент ответственен перед народом, правительство перед президентом — такова формула президентской республики. Нижняя палата и президент избираются на всеобщих выборах (в самих США, согласно традиции президента выбирает коллегия выборщиков). К прерогативам парламента кроме собственно законодательства относится утверждение бюджета и контроль над системой исполнительной власти (через парламентские комиссии). Президент, контролирующий правительство, и в первую очередь его силовой блок, не может распустить парламент, но и сам не может быть отрешен (кроме случаев попадающих под процедуру импичмента ). Главная черта «американской республики» — система сдержек и противовесов, не дающая ни одной из ветвей власти усилиться в ущерб другим. Периодическое противостояние парламента и президента — родовой признак президентской модели республики, а ее главным достоинством выступает устойчивость и стабильность исполнительной власти (что особенно необходимо для территориально протяженных, и национально разнородных стран). Президентская республика характерна для многих соседей США по Американскому континенту — Аргентины, Бразилии и других.

Стремление политических элит Франции избежать главного недостатка «чистой» парламентской модели, неустойчивости и частой смены правительств, в результате распада парламентских коалиций, привело к возникновению смешанной , или полупрезидентской республики. Широкие полномочия нижней палаты парламента дополняются институтом сильной президентской власти. Правительство формируется президентом на основе парламентского большинства, и может быть отозвано парламентом («вотум недоверия»). В свою очередь президент получает возможность роспуска парламента (кроме ситуации, когда до истечения срока полномочий парламента остался один год) и назначения новых выборов, а также право «отлагательного вето» в отношении законодательных актов нижней палаты (преодолеваемого двумя третями голосов). Примером данной формы правления, кроме Франции, выступают так же Португалия, Финляндия, Шри Ланка.

Политика государства в сфере здравоохранения , всегда отражала ряд основополагающих характеристик любого политического режима. В первую очередь — культурный и экономический уровень. Развитие медицины как социального феномена имело два вектора: это ее объективный прогресс, связанный с расширением знаний о человеке и соответственно возможностей помочь ему, и доступность медицинских услуг для широких слоев населения. Именно второй вектор имеет политическое значение. С конца XIX века социалистические движения и партии поставили вопрос о неотъемлемых социальных обязательствах государства, в число которых должна была войти и медицинская помощь. Упорная политическая борьба привела к тому, что в большинстве развитых стран Запада восторжествовала модель «социального государства» взявшего на себя бремя развития системы здравоохранения. С тех пор развитая медицина и здравоохранение стали признаком процветающего и цивилизованного государства, благополучного общества и, что особенно важно, некоррумпированной и ответственной власти, реализующей на практике принцип общественного блага.

Неоспоримым является тот факт, что система здравоохранения жестко привязана к социальной структуре государства, к господствующей схеме распределения национального богатства и не может быть произвольно «загадана». Чтобы понять современное положение системы здравоохранения необходимо помнить, что после Второй мировой войны сформировалось три крупных «блока» стран: условно называемые «первый», «второй» и третий» мир, состояние и механизм реализации системы здравоохранения в которых существенно различался. Для стран первого мира, а это наиболее развитые капиталистические государства мира, характерным способом сделать медицину доступной стало построение «общества благополучия» (по названию доктрины провозглашенной в 60-е годы XX века в США). При этом появлялся многочисленный и обеспеченный средний класс, способный оплатить услуги «дорогой медицины», что позволяло в свою очередь привлекать в здравоохранение инвестиции и поддерживать его качество. При этом, разумеется, определенная часть общества, а именно его беднейшие слои, оставалась вне сферы медицинских услуг (по некоторым данным в США в 90-е годы прошлого века таких насчитывалось 35 миллионов человек). Это была оборотная сторона медали платной медицины. Страны третьего мира, то есть беднейшая часть человечества, отличались от приведенной модели только одним, в них не было среднего класса. В лучшем случае это просто страны с очень ограниченными финансовыми возможностями (как, например, Афганистан), а в худшем — возглавляемые тотально коррумпированными режимами, способными лишь эффективно разворовывать международную гуманитарную помощь (Гаити при президенте Дювалье, Филиппины при Маркосе).

Альтернативная модель здравоохранения была представлена Советским Союзом и его сателлитами (условно второй мир). Человек там не рассматривался как индивид, забота о здоровье которого является его личным делом (в отличие от западных стран). Напротив он понимался как часть более высокого целого — народа, государства. Исходя из этого, система здравоохранения выстраивалась, как важный фактор воспроизводства народа и общества (истоки подобного подхода лежат отчасти в переходе европейских армий в конце XIX века к системе призыва, когда каждый гражданин — потенциальный солдат, и его сохранение важнейшая задача государства). Черты советской системы — массовость, бесплатность, общедоступность, обязательность. Платой за массовый характер медицины было неизбежное «проседание» среднего уровня и падение качества. Но, тем не менее, некий возраставший со временем минимум качества и услуг был доступен практически каждому. Реформы, произошедшие в России за последние 15 лет, изменили характер государства и общества, были намечены этапы перехода к платной, «страховой» медицине. Старая советская массовая медицина продолжала функционировать в инерционном режиме, становясь все менее эффективной. Но полный отказ от нее означал признание того факта, что значительные группы населения окажутся вообще без медицинской помощи. К этому российское общество было не готово, в результате обе системы развивались и существовали как бы параллельно. Дополнительную сложность привносил тот факт, что началась стремительная депопуляция главного государствообразующего этноса — русских. Ликвидация массового и общедоступного здравоохранения, несомненно, ускорила бы этот процесс. Можно утверждать, что в ходе реформ в России возникло трудно снимаемое противоречие, между заявленной целью перехода к западным стандартам свободного общества и потребностями долгосрочного развития страны, сбережения российского народа, как политической и культурной общности. Один из ключевых разломов прошел через систему здравоохранения.


Список литературы

1. Санистебан Л.С. Основы политической науки. / Перевод с испанского В.Л. Заболотного. — М., 1992.

2. Магут Л.С. Государство: полюсы представлений // Общественные науки и современность. 1996, №4.

3. Тихомиров Л.А. Единоличная власть как принцип государственного строения. — М., 1993.

4. Сахаров И.А. Институт президентства в современном мире. — М., 1996.

5. Страны мира. Справочник. — М., 1996.

6. Тарасов Е.Н. Государство как институт политической системы // Социально-полит. Науки. 1994. №1-2.

7. Кинг П. Классифицирование федераций // Полис. 2000. № 5.

8. Зубов А.Б. Унитаризм или федерализм (к вопросу о будущей организации государственного пространства России) // Полис. 2000. № 5.

9. Авцинова Г.И. Социально-правовое государство: сущность и особенности становления / Социально-гуманитарные знания. №3. 2000.

10. Алексеев Н.Н. Русский народ и государство. — М., 1998.

11. Захаров А.А. «Исполнительный федерализм» в современной России // Полис. 2001. № 4.

12. Ильин И.А. О монархии и республике // Вопросы философии. 1991. №4.5.

13. Ильин И.А. Наши задачи //Собрание сочинений: в 10т. Т.2 Кн. 1,2.—М.,1996.

14. Грамши А. Избранные произведения: В 3 т. – Т.3. – М., 1959.

15. Новикова Г.В. Сильная стратегия слабых (террор в конце ХХ века) // Полис. 2000. № 1.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий