регистрация / вход

Правосубъектность несовершеннолетних граждан

Объемы и пределы дееспособности несовершеннолетних, механизмы их изменения, причины ограничения и лишения. Основные имущественные права и ответственность несовершеннолетних. Правоспособность несовершеннолетних в сфере предпринимательской деятельности.

Введение

Актуальность темы. Конституция РФ определяет человека, его права и свободы в качестве высшей ценности, закрепляя равенство всех перед законом и судом (статьи 2,19 Конституции РФ). При этом государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, на котором он разговаривает, происхождения, имущественного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Возраст человека не назван в статье 19 Конституции РФ, однако гарантированное равенство прав и свобод не должно зависеть от любых обстоятельств, в том числе и возраста. В то же время, возраст человека во многом определяет его жизненную позицию как субъекта права – активного участника различных правоотношений и обладателя всевозможных прав.

Правовое государство характеризуется не столько формальным закреплением тех или иных принципов (формальное равенство), сколько созданием конкретных правовых механизмов, обеспечивающих баланс публичного и частного интересов, приближающих человека, гражданина к фактической реализации максимума правовых возможностей наравне с другими индивидами, предоставляя менее защищенным категориям субъектов правовую и социальную защиту со стороны государства.

При этом указанные механизмы должны быть единообразно развиты и закреплены на уровне отраслевого законодательства, в нормах права каждой конкретной отрасли. В таких механизмах нуждаются, прежде всего, дети.

Необходимость защиты интересов несовершеннолетних обусловлена возрастом детей, который не позволяет последним в полную силу осуществлять принадлежащие им права, приводить в действие правовые средства их защиты. Согласно статье 60 Конституции РФ, гражданин РФ может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с восемнадцати лет. Человек до достижения восемнадцати лет и во многих случаях до более позднего возраста находится в стадии становления, формирования личности, осознания себя самостоятельным правомочным субъектом разнообразных правовых отношений.

Несмотря на то, что проблемы детей привлекают большое внимание общественности, в том числе и правовой общественности, существующие правовые механизмы реализации и защиты прав детей не совершенствуются, а даже регрессируют, и далеки от тех, которые провозглашены в качестве эталона в международных правовых актах. Это подтверждается современными российскими реформами, получающими прямое отражение в законодательстве и практике его применения.

Проблемы детей имеют федеральное, а не местное, на уровне органов опеки и попечительства (далее ООиП) или иных органов местного самоуправления значение. Однако в механизм реализации гражданских права детей включатся именно эти органы, не имеющие в своем составе необходимой юридической службы.

Существование и прогрессирование угрозы правам несовершеннолетних является следствием отсутствия единообразного и действенного правового механизма защиты и реализации их прав в Российской Федерации, учитывающего особенности правосубъектности несовершеннолетних и их проявление в конкретных правоотношениях.

Решение многих проблем детей, как граждан, субъектов права, можно осуществить с помощью последовательного и системного правового подхода, необходимого и в законотворческом процессе, и в правоприменении, и в процессе соблюдения законоположений. Актуальность темы определяется не только ее общецивили-зационным значением, угрожающей ситуацией с правами ребенка в России, но и интересом практического характера, который позволит определить и предложить конкретные правовые меры по унифицированному обеспечению реализации и защиты правовых возможностей несовершеннолетних как субъектов гражданского права.

Степень разработанности темы. Теоретической основой ддипломной работы явились научные работы по общей теории права, теории гражданского права, таких ученых, как М.М. Агарков, Н.Г. Александров, С.С. Алексеев, С.Н. Братусь, М.И. Брагинский, А.М. Белякова, Я.Р. Веберс, А.В. Венедиктов, Н.В. Витрук, И.С. Вишневская, В.В. Галов, В.П. Грибанов, С.А. Зинченко, Т.И. Илларионова, О.С. Иоффе, О.А. Красавчиков, П.В. Крашенинников, В.А. Лапач, В.Н. Литовкин, О.Г. Ломидзе, Н.И. Матузов, Д.И. Мейер, А.В. Мицкевич, К.И. Скловский, М.Ю. Тихомиров, Ю.К. Толстой, Р.О. Халфина, Г.Ф. Шершеневич.

Проблемы участия несовершеннолетних в гражданских правоотношениях исследованы в трудах Ю.Ф. Беспалова, Н.М. Ершовой, Л.Г. Кузнецовой, Н.С. Малеина, М.Н. Малеиной, А.И. Пергамент, Е.А. Чефрановой, Я.Н. Шевченко.

Однако научные труды и статьи по избранной тематике не отражают всех существующих проблем, затрагивают лишь некоторые особенности участия несовершеннолетних в гражданских правоотношениях. Многие фундаментальные работы были написаны по устаревшему сейчас законодательству и с учетом иной государственной политики и общественных подходов, выраженных в нормах объективного права, и поэтому не отвечают современным реалиям.

Объектом исследования являются правоотношения с участием несовершеннолетних.

Предмет исследования составляет механизм, обеспечивающий участие детей в гражданских правоотношениях и определяющий специфику и особенность таких субъектов права, как несовершеннолетние. Исследуется правосубъектность несовершеннолетних, ее особенности в отличие об общетеоретического подхода к указанной правовой категории; проявление правосубъектности несовершеннолетних в конкретных гражданских правоотношениях (собственности; жилищных; связанных с осуществлением предпринимательской деятельности; деликтных).

Основной целью работы является исследования и совершенствования механизма участия несовершеннолетних в гражданских правоотношениях, обеспечения защиты прав детей действенными правовыми средствами. Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи:

– определить правовую форму и структуру правосубъектности;

– выявить особенности правосубъектности несовершеннолетних (правоспособности, дееспособности и иных элементов, восполняющих дееспособность несовершеннолетних);

– исследовать механизм «содействия в реализации прав несовершеннолетних» в конкретных правоотношениях с участием детей;

– разработать и внести предложения по совершенствованию механизма участия детей в гражданских правоотношениях и защиты их прав и законных интересов путем реформирования нормативных правовых актов;

– выявить существующие проблемы участия несовершеннолетних в гражданских правоотношениях и перспективы их решения.

Методы исследования. Автором использованы следующие научно-практические методы исследования: формально-логические: анализ, синтез, абстрагирование, обобщение, индукция и дедукция, аналогия; сравнительно-правовой; метод толкования; эмпирический метод.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, семи параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.

1. Дееспособность несовершеннолетних по российскому гражданскому законодательству

1.1 Объемы и пределы дееспособности несовершеннолетних

Вопрос о сущности дееспособности как правовой категории до сих пор продолжает оставаться спорным в практике и в правовой теории.

Действующее законодательство определяет дееспособность как способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их.

В современное определение понятия дееспособности внесено существенное уточнение, подчеркнувшее динамику дееспособности.

Обладать дееспособностью – значит иметь способность совершать различные юридические действия: заключать договор, выдавать доверенности и т.п., а также отвечать за причиненный имущественный вред, за неисполнения договорных и иных обязательств. Из этого следует, что дееспособность рассматривается как собирательная категория, включающая в себя и способность к совершению правомерных юридических действий (сделкоспособность) и способность к ответственности за правонарушение (деликтоспособность), т.е. указанные две способности расцениваются как структурные подразделения единого понятия гражданской дееспособности.

Дееспособность установлена и представляется гражданами и другим субъектом права законодательством. Если бы дееспособность не была юридической способностью, то законодательство не могло бы ни представлять ее субъектом права, ни признавать ее за ними. Как естественная, психическая способность она существовала бы независимо от воли законодателя.

Обладать дееспособностью – значит иметь способность лично (через представителя) совершать различные юридические действия: заключать договоры, выдавать доверенности и т.п., а также отвечать за причиненный имущественный вред (повреждение или уничтожение чужого имущества, повреждение здоровья и т.п.), за неисполнение договорных и иных обязанностей. Исходя из этого, принято считать, что дееспособность включает, во-первых, способность к совершению сделок (сделкоспособность) и, во-вторых, способность нести ответственность за неправомерные действия (деликтоспособность).

В соответствии с законом несовершеннолетние разделены на две возрастные группы, для которых устанавливается разный объем ограничения дееспособности.

Одна группа это лица в возрасте до 14 лет (малолетние), другая от 14 до 18 лет (несовершеннолетние).

В пределах первой группы выделены дети в возрасте до 6 лет, которые являются полностью недееспособными. Действующий ГК РФ устанавливает, что определенные сделки малолетние могут самостоятельно совершать не с момента рождения (такой вывод вытекал из ст. 14 ГК РСФСР 1964 г.), а по достижении 6 лет (п. 2 ст. 28 ГК РФ). Следовательно, до достижения 6 лет дети не могут совершать никаких юридически значимых действий, т.е. признаются полностью недееспособными. Прямого указания на это в законе не содержится, но такой вывод вытекает из п. 2 ст. 28 ГК РФ.

Дееспособность детей в возрасте от 6 до 14 лет выражается в том, что они в праве самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки. Мелкие бытовые сделки – это сделки, которые направлены на удовлетворение обычных, каждодневных потребностей малолетнего или членов его семьи и незначительные по сумме. Из названных двух критериев, вероятно, меньше вопросов вызывает потребительский характер мелкой бытовой сделки.

Так, покупка хлеба, молока, других продуктов питания, которые приобретаются практически постоянно, тетрадей, других предметов, необходимых малолетнему каждый день, совершение некоторых других сделок имеют обычный для любого ребенка потребительский характер. Более сложен второй критерий – незначительность суммы сделки. Не говоря уже о таких явлениях, как инфляция, и в условиях устойчивой экономики, всегда возникает проблема оценки. Является ли та или иная сделка значительной или незначительной по сумме? Подчас высказываются предложения установить конкретную сумму в законе, либо определять ее как процент от уровня дохода родителей и т.п., однако не одно из этих предложении не имеют отношения к смыслу правила, положенного в основу законодательного решения: незначительность означает, что для данного малолетнего с учетом его уровня развития, степени осознания значимости совершаемого им действия суд в каждом конкретном случае должен вынести свое решение о том, является ли для конкретного малолетнего совершенная сделка мелкой, т.е. незначительной по сумме или нет. Оба критерия мелкой бытовой сделки имеют оценочный характер. Сравните сделки, которые может совершать 6-летний, и сделки, которые в состоянии осознать и совершить 13-летний. Очевидно, что характер и размер мелких бытовых сделок у того и другого будут различными.

Во-вторых, дети в возрасте от 6 до 14 лет вправе самостоятельно совершать сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации (пп. 2 п. 2 ст. 28 ГК РФ). В данном случае имеются ввиду в первую очередь сделки дарения, в соответствии с которыми малолетний получает какую-то ценность (вещь, деньги и т.п.) в дар, т.е. получает «безвозмездную выгоду». В законе прямо не указывается на предельную ценность подарка, передаваемого малолетнему, но по смыслу закона, она не должна превышать разумную стоимость с учетом возраста одаряемого.

Представляется, что в иных случаях дарение может быть совершено с согласия родителей, усыновителей, опекуна малолетнего.

Безвозмездное получение малолетним «выгоды» возможно и при получении им какой-либо вещи в безвозмездное пользование. Представляется, что с учетом возраста ребенка на данные отношения не могут распространятся все нормы, регулирующие безвозмездное пользование, например, правила о выполнении ссудополучателем капитального ремонта вещи, переданной ему в безвозмездное пользование (ст. 695 ГК РФ).

В-третьих, малолетние в возрасте от 6 до 14 лет вправе самостоятельно совершать сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения[1] . В данном случае речь идет о весьма значительном расширении дееспособности малолетних по сравнению с ранее действовавшим ГК РСФСР 1964 г. По смыслу пп. 3 п. 2 ст. 28 ГК РФ малолетнему могут быть предоставлены не только для определенной цели, но и для «свободного распоряжения» денежные средства или иное имущество любой ценности, причем закон не указывает, что свободно распоряжаться ими малолетний может только путем совершения мелких бытовых сделок. Следовательно, за ними признано право распоряжаться переданными ему средствами по своему усмотрению, «свободно», путем совершения любых сделок.

«Свободное распоряжение» малолетнего будет, как правило, осуществляться с одобрения родителей, усыновителей, опекуна. На это косвенно указывает и норма, содержащаяся в п. 3 ст. 28 ГК согласно которой имущественную ответственность по сделкам малолетних, в том числе по сделкам, совершенным им самостоятельно, несут его родители, усыновители, опекуны, если не докажут что обязательство было нарушено не по их вине[2] .

Следовательно, законные представители малолетнего осуществляют контроль за тем, как исполняются принятые им на себя обязательства, и отвечают перед контрагентом малолетнего, если этот контроль был недостаточным, т.е. при наличии их вины. Таким образом, понятие «свободное распоряжение малолетнего» не означает, что он выражает при совершении сделки и при ее исполнении только свою ничем не ограниченную волю. Его воля формируется под влиянием и при одобрении его действий родителями, усыновителями, опекунами.

Сделки, совершенные самими малолетними с нарушением объема предоставленной им дееспособности, считаются ничтожными. Последствиями ничтожности такой сделки является приведение сторон в первоначальное положение (двусторонняя реституция). Это означает, что каждая из сторон должна возвратить другой стороне все полученное по сделке, а при невозможности возврата в натуре возместить его стоимость. Причем в законе установлен ряд специальных правил, направленных на защиту интересов малолетних. Во-первых, это касается сроков исковой давности: требования о применении последствий такой сделки могут быть предъявлены в течение 10 лет со дня, когда началось ее исполнение; во-вторых, суд может признать такую сделку действительной, если установит, что она совершена к выгоде малолетнего.

Итак, малолетние самостоятельно могут совершать: мелкие бытовые сделки; сделки направленные не безвозмездное получение выгоды; распоряжаться средствами, предоставленными им их законными представителями или третьим лицом с их согласия для определенной цели[3] . Также по действующему законодательству малолетние не признаются деликтоспособными. В случае причинения вреда малолетним за этот вред отвечают его законные представители, если не докажут, что вред возник не по их вине.

Объем дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет достаточно широк. Они могут приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности либо самостоятельно (в указанных законом случаях), либо с согласия родителей (усыновителей, попечителя).

Помимо сделок, которые разрешено совершать малолетним, они также вправе самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами, осуществлять права автора любого результата интеллектуальной деятельности (произведений литературы, науки, искусства, изобретения и т.п.), вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими. По достижении 16 лет они могут стать членами кооперативов в соответствии с законами о кооперативах. Все остальные сделки несовершеннолетние вправе совершать только при наличии согласия своих родителей, усыновителей, попечителя (продать или купить имущество, принять или сделать подарок, заключить договор займа и т.п.). Волю в такого рода сделках и иных действиях выражает сам несовершеннолетний[4] .

Согласие родителей, усыновителей или попечителя, как предусмотрено п. 1 ст. 26 ГК РФ, должно быть выражено в письменной форме. При этом согласие в письменной форме может быть дано как до, так и после совершения сделки. Несоблюдение этого требования является основанием для признания сделки, совершенной несовершеннолетним, не действительной (ст. 175 ГК РФ). Допускается последующие письменное одобрение сделки указанными лицами.

С согласия родителей (усыновителей, попечителей) несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет может совершать иные юридические действия, в частности заниматься предпринимательской деятельностью (п. 1 ст. 27 ГК РФ).

Устанавливая, что несовершеннолетние могут совершать сделки с согласия родителей, закон не имеет в виду непременное согласие обоих родителей: достаточно согласия одного из них, поскольку российское семейное законодательство исходит из принципа полного равенства прав родителей по отношению к детям.

Тоже надо сказать об усыновителях: требуется согласие не обоих усыновителей (если их двое), а одного из них.

Несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно, т.е. независимо от согласия родителей (усыновителей, попечителей), распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами. Указанное право – наиболее существенное из входящих в объем частичной дееспособности лиц в возрасте от 14 до 18 лет. Поскольку несовершеннолетние согласно трудовому законодательству в праве вступать при определенных условиях в трудовые отношения, они должны иметь возможность распоряжаться вознаграждением, полученным за труд[5] . То же касается стипендии и иных доходов (например, доходов от предпринимательской деятельности, гонораров за использование произведений и т.п.). По смыслу закона несовершеннолетний вправе распорядиться и накопленным им заработком (независимо от суммы), а также вещами, приобретенными на заработок. Путем толкования закона (пп. 1, п. 2. ст. 26 ГК РФ) можно сделать вывод, что несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет может распоряжаться не только полученным заработком, стипендией или иными доходами, но и теми, на получение которых он имеет право, т.е. совершать сделки в кредит[6] .

Неполная (частичная) дееспособность несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет выражается также в их праве самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки. В данном случае имеются в виду сделки, совершаемые несовершеннолетним за счет средств родителей (усыновителей, попечителя), но не за счет своего заработка, стипендии, иных доходов, ибо заработок, стипендию, иные доходы он может расходовать самостоятельно, совершая любые, а не только «мелкие бытовые» сделки. Под бытовыми понимаются сделки, направленные на удовлетворение обычных потребностей несовершеннолетнего: приобретение продуктов питания, учебников, тетрадей, канцелярских принадлежностей, парфюмерных товаров, ремонт одежды или обуви и т.п. По характеру они должны соответствовать возрасту несовершеннолетнего. Устанавливая, что подобные сделки должны быть «мелкими», закон имеет в виду относительно небольшую стоимость приобретаемых несовершеннолетним вещей и иных затрат.

Вместе с тем возможна ситуация, когда несовершеннолетний неразумно расходует заработанные средства. В этом случае законные представители либо орган опеки и попечительства в праве вмешаться и ходатайствовать перед судом об ограничении или лишении несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться заработком или стипендией[7] . Например, свою зарплату несовершеннолетний тратит на приобретение компакт дисков с записями любимых им песен, ничего не оставляя на другие цели. Напротив, разумное расходование средств, обоснованное их вложение позволяют родителям, усыновителям, попечителям ставить перед органом опеки и попечительства вопрос о досрочном наделении несовершеннолетнего, при наличии предусмотренных в законе условий, дееспособности в полном объеме, т.е. об эмансипации.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет могут самостоятельно вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться вкладами. Указанное право несовершеннолетним, как сказано в п. 2 ст. 26 ГК РФ, осуществляется «в соответствии с законом». Что касается организации Сбербанка, то в них несовершеннолетние вправе самостоятельно сделать вклад и в полной мере распоряжаться вкладом, если лично внес его на свое имя. Если же вклад внесен другим лицом на имя несовершеннолетнего, достигшего 14 лет, или перешел к нему по наследству, то он вправе распоряжаться им только с письменного согласия родителей (усыновителей, попечителя).

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет имеют право быть членами кооперативов с 16 лет в соответствии с законами о кооперативах. Вступив в кооператив, несовершеннолетний приобретает все, в том числе имущественные права и обязанности в этой организации и может самостоятельно их осуществлять.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет считаются деликтоспособными, т.е. сами отвечают за имущественный вред, причиненный их действиями. Однако, если у несовершеннолетнего нет имущества или заработка, достаточного для возмещения вреда, вред в соответствующей части должен быть возмещен его родителями (усыновителем, попечителем), если они не докажут, что вред возник не по их вине (ст. 1073 ПС РФ).

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе составлять завещание. Завещание представляет собой распоряжение (сделку) гражданина о своем имуществе на случай смерти. Важно отметить, что закон не требует, чтобы завещатель обладал полной дееспособностью[8] . Поэтому при решении вопроса о праве несовершеннолетнего на распоряжение имуществом путем завещания следует руководствоваться общими положениями закона о дееспособности граждан в возрасте от 14 до 18 лет. Учитывая, что согласно пп. 1 п. 2 ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно без согласия родителей (усыновителей, попечителя) распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами, то они в праве распоряжаться заработком, стипендией и иными доходами путем завещания[9] .

Однако несовершеннолетние не могут завещать иное имущество, распоряжаться которым они могут только с согласия родителей, усыновителей, попечителя.

Вопрос о праве несовершеннолетних завещать имущество не получил единообразного решения в литературе. По мнению В.И. Серебровского, завещание как сделка, непосредственно связанная с личностью завещателя, может совершаться только лицами, полностью дееспособными[10] . Б.С. Антимонов и К.А. Граве допускают завещания несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, если завещание касается денежных средств, представляющих собой заработок несовершеннолетнего[11] .

Эта точка зрения больше соответствует и закону, и здравому смыслу. Если закон предусматривает право несовершеннолетних свободно распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами, то нет оснований лишать их права использовать один из способов распоряжения – путем завещания. Представляется правильным мнение и тех авторов, которые считают, что несовершеннолетние могут завещать не только денежные средства, полученные ими в виде заработной платы, стипендий или иных доходов, но также и имущество, приобретенное на эти средства. Как было отмечено, таким имуществом несовершеннолетние вправе распоряжаться свободно, без согласия родителей, усыновителей, попечителя[12] .

Таким образом, объем дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет достаточно широк. Они могут приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности либо самостоятельно (в указанных законом случаях), например, распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами; либо с согласия родителей (усыновителей, попечителя), например, заключить договор займа.

Сделки несовершеннолетних, совершенные за пределами предоставленной им дееспособности без согласия их законных представителей, являются оспоримыми, т.е. могут быть признаны недействительными только по решению суда. Заявлять требования о признании таких сделок недействительными вправе лишь законные представители несовершеннолетних и только в течение одного года с того момента, как стало известно о совершении сделки. Поскольку признание данной сделки недействительной право, но не обязанность суда, во всех случаях при решении этого вопроса суд должен исходить из интересов несовершеннолетнего[13] .

Вместе с тем несовершеннолетние данной возрастной группы сами несут имущественную ответственность по всем сделкам, как совершенным самостоятельно, так и с согласия своих законных представителей. Они также полностью деликтоспособны, т.е. на общих основаниях отвечают за причиненный ими вред. Поскольку имущественное положение несовершеннолетних зачастую не всегда позволяет им реально возместить вред, в установленных законом случаях их родители, усыновители, попечитель несут субсидиарную, т.е. дополнительную ответственность, которая прекращается с момента приобретения несовершеннолетним полной дееспособности[14] .

1.2 Механизмы изменения объема дееспособности несовершеннолетних

По общему правилу, полная дееспособность признается за совершеннолетними гражданами, т.е. гражданами достигшими 18-летнего возраста.

Допускаются два исключения из этого правила. Полная дееспособность может возникнуть у гражданина и до достижения 18 лет в случаях:

во-первых, при вступлении в брак лицом, не достигшим 18 лет, если ему в установленном законом порядке снижен брачный возраст;

во-вторых, если имеет место эмансипация.

Семейный кодекс РФ предусматривает право несовершеннолетнего, достигшего 16-ти лет и желающего вступить в брак, обратиться в органы местного самоуправления по месту государственной регистрации заключения брака с просьбой о снижении брачного возраста. Если брачный возраст снижен и брак зарегистрирован, несовершеннолетний приобретает гражданскую дееспособность в полном объеме (п. 2 ст. 21 ГК РФ; п. 2 ст. 13 СК РФ).

Дееспособность, приобретенная в результате заключения брака, сохраняется в полном объеме и в случае расторжения брака до достижения 18 лет. Иными словами, лицо, вступающее до совершеннолетия в брак, как бы перестает быть ребенком, оно теряет зависимость от родителей и не вправе требовать от них материальной поддержки. Более того, этот несовершеннолетний полностью отвечает за свои действия как полноправный участник гражданского оборота, поскольку наделяется полной дееспособностью. При таких обстоятельствах (за исключением случаев признания брака недействительным было бы сохранять за родителями несовершеннолетних, вступивших в брак, права граждан, имеющих детей (применительно к праву на государственные пособия).

Законодатель не предусматривает возможность приобретения полной дееспособности несовершеннолетними родителями, не состоящими в браке[15] . Поэтому факт рождения ребенка вне брака, признание или установление отцовства в отношении такого ребенка не влияет на объем гражданской правоспособности молодых родителей. Иначе говоря, они продолжают оставаться детьми для своих родителей, последние обязаны их содержать и поэтому вправе получать на них соответствующие пособия. Например, пятнадцатилетняя одинокая мать проживает с родителями и со своим грудным ребенком, на которого ей выплачивается ежемесячное пособие. Ежемесячное пособие вправе получать на саму несовершеннолетнюю мать и ее родители.

Приобретение гражданской дееспособности, по общему правилу, носит необратимый характер, несовершеннолетний не утратит дееспособности и при расторжении брака им до восемнадцати лет. Однако в случае признания брака, заключенного несовершеннолетним недействительным, суд может принять решение об утрате несовершеннолетним супругом полной дееспособности. Однако закон устанавливает лишь право суда вынести решение об утрате несовершеннолетним супругом полной дееспособности, но не предписывает суду обязательно это сделать. Решение суда об утрате несовершеннолетним супругом полной дееспособности вряд ли будет вынесено, если это принесет ущерб интересам несовершеннолетнего, например, при рождении ребенка несовершеннолетней супругой, даже при недействительности брака. Когда же регистрация брака была направлена исключительно на приобретение гражданской дееспособности, например, с целью продать недвижимость, суд, вероятнее всего, примет решение об утрате несовершеннолетним полной дееспособности[16] .

Гражданскому законодательству известен также институт объявления несовершеннолетних полностью дееспособными (эмансипация). Это возможно, если несовершеннолетний работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью[17] .

Цель эмансипации заключается в придании несовершеннолетнему полноценного гражданско-правового статуса.

Законом предусмотрены административный и судебный порядок эмансипации в зависимости от наличия согласия на эмансипацию законных представителей несовершеннолетнего. При наличии согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя эмансипация производится по решению органа опеки и попечительства, при отсутствии такого согласия – по решению суда. Получение согласия лишь одного родителя или усыновителя при несогласии второго делает возможной эмансипацию только в судебном порядке.

Эмансипация осуществляется по требованию самого несовершеннолетнего. Однако при отсутствии согласия родителей, усыновителей или попечителя либо по каким-то иным основаниям в объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным может быть отказано. Следовательно, если нет решения об эмансипации, родители таких несовершеннолетних (в частности, работающих либо занимающихся предпринимательской деятельностью) вправе получать причитающиеся им выплаты как граждане, имеющие детей (при наличии иных требуемых условий). Пример: несовершеннолетние 17-летние родители ребенка, не состоящие в браке, проживают в семье его бабушки по отцовской линии, занимаются предпринимательской деятельностью[18] . Кроме того, отец ребенка является учащимся общеобразовательной школы. При отсутствии решения об эмансипации мать молодого отца вправе получать на него ежемесячное пособие как на учащегося. Несовершеннолетние же родители вправе получать пособие на своего ребенка.

Эмансипированный несовершеннолетний, как указано в Постановлении Пленумов ВСРФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. №6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ»[19] , обладает в полном объеме гражданскими правами и несет обязанности, за исключением тех прав и обязанностей, для приобретения которых федеральным законом установлен возрастной ценз.

Весьма интересно дело по иску к Анне С. о взыскании более полутора тысяч рублей, причиненных недостачей товара, переданного на реализацию, и трехсот рублей в качестве процентов за пользование чужими денежными средствами. Суд отказал в иске, т. к. в момент возникновения правоотношения между истицей и Анной С, последняя была несовершеннолетней, истица не представила доказательств письменного согласия родителей Анны С. на совершение сделок. Истица мотивировала жалобу тем, что Анна С. имела свидетельство о праве на занятие предпринимательской деятельностью, несовершеннолетний может заниматься предпринимательством с согласия родителей в соответствии со ст. 27 ГК РФ, согласие матери Анны С, по мнению кассатора, в данном случае имелось.

Кассационная инстанция направила дело на новое рассмотрение, указав следующее. Согласно договору от 16 сентября 2006 г. между истицей и Анной С, последняя принимает на реализацию товар, в договоре есть условия о том, что продавец несет полную материальную ответственность за сохранность товара, ей устанавливается график работы, оклад и оплата производится за ' фактически отработанное время, исходя из установленного оклада. Не исследовался вопрос было ли выдано Анне С. свидетельство о праве на осуществление предпринимательской деятельности, а если и было выдано, то какими видами деятельности ей разрешено заниматься? В постановлении об отмене судебного решения отмечается, что в определении суда общей юрисдикции сказано, что с 30 августа 2006 г. истица стала передавать Анне С. товар, который та получала, расписываясь в специальной тетради. Арбитражный суд не исследовал данные отношения, констатировав факт, что размер ущерба не может считаться доказанным. При новом рассмотрении дела суду первой инстанции предложено дать оценку договору между индивидуальным предпринимателем и Анной С, установить имелось ли н согласие родителей, а также органа опеки и попечительства на объявление Анны С. полностью дееспособной, исследовать вопрос о причинах и наличии ущерба, причиненного индивидуальному предпринимателю – истцу.

Из постановления ФАС Поволжского округа усматривается, что кассационная инстанция суда полагает отношения между истицей и Анной С. трудовыми, поскольку договор между ними содержит условия, характерные для трудовых правоотношений полную материальную ответственность, являющуюся институтом трудового права; график работы, т.е. подчинение внутреннему трудовому распорядку, должностной оклад; повременную оплату труда. Кроме того, из процитированного акта следует, что ранее дело рассматривалось судом общей юрисдикции, который, по каким-то причинам, не принял решения по существу спора. В определении суда общей юрисдикции зафиксирован день, с которого правоотношения между Анной С. и истицей можно считать установленными 30 августа 2006 г., т.е. ранее момента заключения договора.

Однако из рассмотренного дела не ясно, счел ли суд Анну С. достигшей совершеннолетия ко дню возникновения недостачи?

Заслуживают внимания доводы истицы о том, что на осуществление предпринимательства имелось согласие матери несовершеннолетней, интересно указание кассационной инстанции на необходимость исследовать вопросы о видах предпринимательской деятельности, которыми вправе заниматься несовершеннолетняя Анна С, о согласии родителей, а также органов опеки и попечительства на объявление Анны полностью дееспособной.

Кассационная инстанция вполне обоснованно связывает возникновение у несовершеннолетнего права осуществлять предпринимательскую деятельность с объявлением подростка полностью дееспособным в порядке эмансипации, предписывая выяснить, имелось ли согласие родителей, а также органов опеки и попечительства на объявление Анны С. полностью дееспособной[20] .

Таким образом, несовершеннолетний, претендующий на эмансипацию, должен, во-первых, достичь 16 лет и, во-вторых, либо работать по трудовому договору, в том числе по контракту, либо с согласия законных представителей заниматься предпринимательской деятельностью. Указанные действия служат достаточным основанием того, что несовершеннолетний в состоянии самостоятельно принимать решения по имущественным и иным гражданско-правовым вопросам[21] .

В то же время наличие обоих перечисленных условий не решает вопрос о дееспособности автоматически, как это происходит при вступлении несовершеннолетнего в брак, когда с момента регистрации брака он становится полностью дееспособным автоматически.

1.3 Ограничение и лишение дееспособности несовершеннолетних

Все случаи ограничения дееспособности физических лиц предусмотрены законом, как того требует п. 1 ст. 22 ГК РФ, где сказано: «Никто не может быть ограничен в… дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом».

Ограничение дееспособности заключается в том, что гражданин лишается способности своими действиями осуществлять гражданские права и исполнять обязанности, которые в силу закона уже мог иметь. Речь идет об уменьшении объема имевшейся у лица дееспособности. Ограниченными в дееспособности могут быть как лицо, имеющее полную дееспособность, так и лицо, имеющее неполную дееспособность[22] .

Допустимые ограничения связаны либо с возрастом, либо с состоянием здоровья. Когда речь идет о возрасте, ограничение дееспособности наступает автоматически. Пределы такого ограничения расширяются по мере взросления несовершеннолетнего.

Ограничение неполной (частичной) дееспособности несовершеннолетних по ранее действовавшему законодательству допускалось по решению органов опеки и попечительства. ГК усилил в этой области охрану интересов несовершеннолетних[23] . Согласно п. 4 ст. 26 ГК ограничение дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет допускается только по решению суда. Ограничение дееспособности может выразиться в ограничении или даже в лишении несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться заработком, стипендией или иными доходами. После вынесения судом такого решения несовершеннолетний будет иметь возможность распоряжаться заработком, стипендией и иными доходами (в полной мере или частично) только с согласия родителей, усыновителей, попечителя.

Гражданский кодекс определяет круг лиц, которые могут обратиться в суд с ходатайством об ограничении или лишении несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться заработком, стипендией или иными доходами: к их числу отнесены родители, усыновители или попечители, а также орган опеки и попечительства. Ни общественные организации, ни какие-либо заинтересованные лица (как предусматривалось ГК РСФСР 1964 г.) выступать с таким ходатайством не вправе.

Решение об ограничении дееспособности несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет может быть принято судом «при наличии достаточных оснований». Такими основаниями следует признать расходование денег на цели, противоречащие закону и нормам морали (покупка спиртных напитков, наркотиков, азартные игры и т.п.), либо неразумное их расходование, без учета потребностей в питании, одежде и т. д[24] .

В зависимости от конкретных обстоятельств суд может либо ограничить несовершеннолетнего в праве свободно распоряжаться заработком, стипендией или иными доходами, либо вовсе лишить его этого права. Выбор решения зависит от того, насколько прочны плохие склонности несовершеннолетнего, серьезны его ошибки в распоряжении заработком, стипендией, иными доходами. На основании решения суда заработок, стипендия, иные доходы несовершеннолетнего полностью или частично должны выдаваться не ему, а его законным представителям – родителям, усыновителям, попечителю.

В ГК прямо не предусмотрена возможность ограничения дееспособности несовершеннолетнего на определенный срок. Представляется, что установить такой срок вправе суд в своем решении. В этом случае по истечении установленного судом срока частичная дееспособность несовершеннолетнего должна считаться восстановленной в том объеме, которую он имел до ее ограничения. Если срок, на который ограничивается дееспособность несовершеннолетнего, не был указан, то ограничение действует до достижения несовершеннолетним 18 лет либо до отмены ограничения судом по ходатайству тех лиц, которые ходатайствовали об ограничений.

Ограничение дееспособности несовершеннолетнего невозможно, если он приобрел полную дееспособность в связи с вступлением в брак до достижения 18 лет либо в порядке эмансипации. Следовательно, применительно к несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет имеется в виду ограничение их частичной дееспособности.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет по решению суда могут быть полностью лишены дееспособности (признаны недееспособными) в случае, если вследствие психического расстройства они не могут понимать значения своих Действий или руководить ими. Лицам, признанным недееспособными, назначается опекун, который от их имени совершает сделки, несет по ним ответственность, а также отвечает за причиненный ими вред.

Признание гражданина недееспособным не безвозвратно. Если отпадает основание, по которому гражданин был признан недееспособным, по решению суда его дееспособность восстанавливается.

В заключение рассмотрения вопроса можно сделать вывод, что закон в качестве критерия достижения гражданином возможности собственными действиями приобретать дня себя права и обязанности предусматривает возраст, так как это предполагает достижения определённого уровня психической зрелости. Полная деятельность признаётся за совершеннолетним гражданином, т.е. за гражданином, достигшим восемнадцатилетнего возраста. Но из этого правила существуют два изъятия. Первое, при вступлении в брак лицом, не достигшим восемнадцати лет, второе – эмансипация, т.е. объявление несовершеннолетнего, достигшего шестнадцати лет полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору или с согласия родителей заниматься предпринимательской деятельностью.

2. Особенности правового статуса несовершеннолетних

2.1 Основные имущественные права несовершеннолетних

Имущественные права несовершеннолетних регулируются нормами гражданского, семейного и жилищного законодательства. Особое место среди имущественных прав занимает право на недвижимое и движимое имущество. Рассмотрение этого вопроса затруднено тем, что нормы действующего законодательства не всегда достаточно четко корреспондируются по регулированию прав несовершеннолетних в имущественных правоотношениях. Например, неясно, какое содержание следует вкладывать в понятие «имущественные права несовершеннолетних» (ст. 60 СК) в контексте со ст. 128 ГК.

Попытаемся провести последовательный анализ имущественных прав лиц, не достигших 18 лет.

Несовершеннолетние обладают правом собственности на имущество и полученные им доходы от трудовой деятельности[25] .

В собственности несовершеннолетних граждан может находиться имущество, приобретенное ими по различным основаниям (наследование, дарение, покупка за счет собственных доходов, приобретательской давности и др.), в виде вещей (недвижимых и движимых), включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права.

Имущество, используемое в жизни несовершеннолетнего человека в качестве повседневных потребительских вещей, весьма разнохарактерно (жилье, дача, авто- и мотомоторные средства, продукция сельскохозяйственного производства, получаемая на принадлежащих гражданам участках, и т.п.). Данное имущество в любой его части может находиться в собственности несовершеннолетнего, и он им владеет и пользуется самостоятельно в объеме его дееспособности или совместно с родителями по взаимному с ними соглашению (п. 4 ст. 60 СК)[26] .

Несовершеннолетнему принадлежат право на приватизацию жилого помещения и иные жилищные права[27] .

При приватизации квартир в новом законодательстве особое место занимает обеспечение прав несовершеннолетних членов семьи. Однако в принятом 4 июля 1991 года Законе РФ «О приватизации жилищного фонда в РСФСР»[28] отсутствовала четкая правовая регламентация прав и интересов несовершеннолетних детей при передаче жилья в частную собственность граждан. Существовало несколько подходов к включению несовершеннолетних детей в число собственников жилых помещений. Но они сводились к тому, что поскольку в законодательных актах того периода этот вопрос не был регламентирован (необходимо было получение согласия на приватизацию только совершеннолетних членов семьи), то включение в число собственников несовершеннолетних проводилось по желанию их родителей. Что касается самих несовершеннолетних, то они, не являясь собственниками, имели, в определенных случаях, реальную перспективу лишиться жилья[29] . В связи с многочисленными фактами злоупотребления интересами несовершеннолетних и отсутствие должных правовых норм их защиты данный вопрос стал предметом рассмотрения Пленумом Верховного Суда РФ 24 августа 1993 года и вынесения соответствующего постановления. Верховный Суд РФ установил, что поскольку несовершеннолетние лица, проживающие совместно с нанимателями и являющиеся членами его семьи либо бывшими членами семьи, согласно ст. 53 Жилищного кодекса РСФСР имеют равные права, вытекающие из договора найма, они в случае бесплатной приватизации занимаемого помещения наравне с совершеннолетними пользователями вправе стать участниками общей собственности на это помещение.

Учитывая, что в соответствии со ст. 133 КоБС РСФСР опекун не вправе без предварительного разрешения органов опеки и попечительства совершать сделки, выходящие за пределы бытовых, в частности, отказа от принадлежащих подопечному прав, а попечитель давать согласие на совершение таких сделок, отказ от участия в приватизации мог быть осуществлен родителями и усыновителями несовершеннолетних, а также их опекунами и попечителями только при наличии разрешения указанных выше органов.

Федеральный закон от 11 августа 1994 года №26-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»[30] оказался крайне необходимым в обеспечении защиты несовершеннолетних граждан. Этим законом уравнены права совершеннолетних членов семьи с несовершеннолетними в возрасте от 15 до 18 лет на приобретение жилых помещений в совместную собственность в случае их бесплатной приватизации[31] .

Включение несовершеннолетнего в число собственников приватизируемой квартиры является не только правом, но и обязанностью родителей, несмотря на то, что несовершеннолетний проживает отдельно, но при этом сохраняет право пользования данным жилым помещением. Нарушение его прав при приватизации жилья влечет ее недействительность.

Жилые помещения, в которых проживают исключительно несовершеннолетние в возрасте до 15 лет, передаются им в собственность по заявлению родителей (усыновителей), опекунов с предварительного разрешения органов опеки и попечительства либо по инициативе указанных органов. Жилые помещения, в которых проживают исключительно несовершеннолетние в возрасте от 15 до 18 лет, передаются им в собственность по их заявлению с согласия родителей (усыновителей), попечителей и органов опеки и попечительства.

В случае помещения несовершеннолетнего в детское или иное воспитательное учреждение соответствующего назначения администрация указанного учреждения, родители (усыновители) либо опекун над его имуществом, если таковой назначен, обязаны в течении шести месяцев со дня помещения несовершеннолетнего в указанное учреждение оформить договор передачи жилого помещения в его собственность и принять меры по распоряжению жилым помещением в интересах несовершеннолетнего.

Оформление договора передачи в собственность жилых помещений, в которых проживают исключительно несовершеннолетние, проводится за счет местных бюджетов.

Ограждены законом права и интересы несовершеннолетних и при производстве сделок с приватизированным жильем. Теперь для совершения сделок в отношении приватизированных жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, независимо от того, являются ли они собственниками, сособственниками или членами семьи собственников, в том числе бывшими, имеющие право пользования данным жилым помещением, требуется предварительное разрешение органов опеки и попечительства. Это правило распространяется также на жилые помещения, в которых несовершеннолетние не проживают, однако на момент приватизации имели на это жилое помещение равные с собственником права.

В последствии правовая основа для такого порядка была установлена ст. 292 ГК, предусматривающей, что любое отчуждение жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника, допускается с согласия органа опеки и попечительства. Средства от сделок с приватизированными жилыми помещениями, в которых проживают (проживали) исключительно несовершеннолетние, зачисляются родителями (усыновителями), опекунами (попечителями), администрацией детских или иных воспитательных учреждений соответствующего назначения на счет по вкладу на имя несовершеннолетнего в местном отделении сберегательного банка.

Несовершеннолетние, ставшие собственниками занимаемого жилого помещения в порядке его приватизации, сохраняют право на однократную бесплатную приватизацию жилого помещения в домах государственного и муниципального жилого фонда после достижения ими совершеннолетия.

В соответствии со ст. 28 ГК сделки по распоряжению недвижимым имуществом несовершеннолетних, не достигших 14 лет (малолетних) могут совершать от их имени только их родители, усыновители или опекуны.

Например, ребенок в возрасте 13 лет сам не вправе совершать даже безвозмездные сделки с недвижимостью, в частности, принять в наследство по закону или завещанию или в дар жилой дом от бабушки, деда, других родственников, поскольку принятие в собственность такого наследства или дара требует государственной регистрации. Такого рода сделка в интересах малолетнего может быть совершена только, как отмечалось, через его законных представителей – родителей, усыновителей, опекуна[32] .

Несовершеннолетние в возрасте от 14 лет совершают сделки по распоряжению находящихся в их собственности квартирой, дачей, земельным участком, другой недвижимости только с письменного согласия своих законных представителей – родителей, усыновителей или попечителя.

Раньше закон не определял, в какой форме должно быть выражено согласие законных представителей на совершение сделки несовершеннолетним. Гражданский кодекс РФ восполнил этот пробел, установив, что такое согласие должно быть выражено в письменной форме. Несоблюдение этого правила является основанием признания сделки, совершенной несовершеннолетним, недействительной. Но она может быть признана действительной, если после ее свершения последует письменное одобрение законных представителей несовершеннолетнего.

Право ребенка на распоряжение принадлежащим ему имуществом определяется статьями 26 и 28 ГК, устанавливающими объем его дееспособности в зависимости от возраста до достижения им совершеннолетия.

При осуществлении родителями правомочий по управлению имуществом ребенка (например, доставшимся ему в наследство жилым домом, квартирой) на них распространяются правила, установленные ст. 27 ГК, направленные на охрану имущественных интересов подопечного.

Данной нормой объем родительских прав в отношении распоряжения недвижимым имуществом, принадлежащим их ребенку, ограничивается правами опекунов (попечителей).

Без предварительного согласия органов опеки и попечительства родители не вправе совершать или давать согласие на совершение сделок с имуществом своего ребенка, влекущих его уменьшение. Пункт 2 ст. 37 ГК относит к таким сделкам:

во-первых, отчуждение недвижимости (продажа, обмен, дарение жилого помещения ребенка, сдачу в наем или аренду, в безвозмездное пользование или в залог);

во-вторых, сделки, влекущие отказ от принадлежащих ребенку прав (например, отказ от наследства или дарения жилого помещения);

в-третьих, раздел жилого помещения или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного.

Важным требованием указанной статьи Гражданского кодекса РФ является правило: порядок управления имуществом ребенка для родителей, опекунов и попечителей определяется только законом.

В целях пресечения злоупотреблений со стороны законных представителей имущественных интересов закон запрещает опекунам совершать сделки от имени подопечных, а попечители не вправе давать разрешение на совершение сделок с жильем подопечного ребенка между ним и своим супругом и другими близкими родственниками (родителями, внуками, дедом, бабкой, родными сестрами и братьями).

Органы опеки и попечительства, проверяя законность сделки по отчуждению недвижимости, устанавливают, соответствует ли она интересам несовершеннолетних. Их разрешение на сделку выдается по заявлению законного представителя ребенка. В заявлении должен быть указан адрес жилого помещения, из которого выбывает ребенок, и какую жилплощадь он получает взамен.

В некоторых случаях органы опеки и попечительства выдают разрешение на отчуждение жилых помещений, принадлежащих детям, при условии приобретения для них другого жилого помещения равной площади. Обычно такое разрешение выдается с указанием срока приобретения для ребенка другой собственности (квартиры или дома). Если в течение указанного срока несовершеннолетнему не будет приобретена соответствующая жилая площадь, то такое разрешение считается недействительным.

Из числа несовершеннолетних Семейный кодекс РФ (ст. 121–123) особо выделяет права детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также детей, находящихся под опекой (попечительством). Для них установлены дополнительные гарантии прав на имущество и жилое помещение.

К данной категории несовершеннолетних граждан, согласно Федеральному закону от 21 декабря 1996 года №159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»[33] относятся:

дети-сироты – лица в возрасте до 18 лет, у которых умерли оба или единственный родитель;

дети, оставшиеся без попечения родителей, – лица в возрасте до 18 лет, которые остались без попечения единственного или обоих родителей в связи с отсутствием родителей или лишением их родительских прав, ограничением их в родительских правах, признанием родителей безвестно отсутствующими.

недееспособными (ограниченно дееспособными), пребыванием в лечебных учреждениях, объявлением их умершими, отбыванием наказания в виде лишения свободы, нахождением в местах содержания под стражей, подозрением и обвинением в совершении преступлений; уклонением родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, отказом родителей взять своих детей из воспитательных, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других аналогичных учреждений и в иных случаях признания ребенка оставшимся без попечения родителей в установленном законом порядке;

лица из числа детей-сирот, оставшиеся без попечения родителей, – лиц в возрасте от 18 до 23 лет, у которых, когда они находились в возрасте до 18 лет, умерли оба или единственный родитель, а также которые остались без попечения единственного или обоих родителей и имеют в соответствии с названным выше федеральным законом право на дополнительные гарантии по социальной защите.

Дети, оставшиеся без попечения родителей, имевшие закрепленное жилое помещение, сохраняют на него право на весь период пребывания в образовательном учреждении или в учреждении социального обслуживания, в учреждениях всех видов профобразования, на все время прохождения службы в рядах Вооруженных сил РФ, а также на период нахождения в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие затепленного жилого помещения, после пребывания в образовательном учреждении и учреждении социального обслуживания населения, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных сил РФ, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства в течение 3 месяцев равноценным ранее занимаемому ими (или их родителями) жилым помещением не ниже установленных социальных норм.

Регистрационный учет детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, осуществляется как по месту жительства (место закрепления за ними жилой площади), так и по месту временного пребывания (учреждение доя детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, общежитие, семья опекуна (попечителя), приемная семья).

Снятие этих детей с регистрационного учета по месту жительства или по месту пребывания осуществляется только с согласия органов опеки и попечительства.

Выпускникам образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, находящимся на территории Российской Федерации, не имеющим закрепленного жилого помещения, оно предоставляется вне очереди органами исполнительной власти однократно по месту вьшвденш и первичного устройства ребенка в семью или на воспитание в соответствующее учреждение или по месту регистрации его рождения или по месту последнего проживания на территории соответствующих районов и городов субъектов РФ, если место рождения находится за пределами территории Российской Федерации.

Требования законодательства о необходимости предварительного разрешения органов опеки и попечительства на совершение сделок в отношении жилых помещений, собственниками которых являются дети-сироты и дета, оставшиеся без попечения родителей, распространяются также на жилые помещения, в которых несовершеннолетние временно отсутствуют, однако на момент приватизации имеют на это жилое помещение равное с собственником либо нанимателем право.

В случае смерти родителей или принудительного размена жилой площади родителей, лишенных родительских прав, органы опеки и попечительства, руководители учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, опекуны (попечители), приемные родители обязаны в течение месяца приватизировать жилую площадь, оформить договор передачи жилого помещения (или части его) в собственность детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей. Приватизация осуществляется за счет средств бюджетов субъектов РФ.

Для обеспечения жилой площадью детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, могут создаваться специальные жилищные фонды за счет средств соответствующих бюджетов и других не запрещенных законом источников[34] .

В законодательных актах регионов РФ принимаются нормы по усилению защиты прав детей, оставшихся без попечения родителей, прежде всего, от различных незаконных действий со стороны корыстных элементов.

В Москве до недавнего времени практика была такой: получив комнату или квартиру, покинувший интернат совершеннолетний, но не сведущий в жизни гражданин попадал в сети криминала еще до выхода. Предприимчивые структуры имеют, как правило, четкое представление о своих потенциальных клиентах задолго до их взросления. Интерес этих дельцов заключается в получаемой ими квартире. Дело в том, что по достижении 18 лет или окончания срока обучения в государственном учреждении город предоставлял выпускникам жилье. Но скоро к новоселу приходили лица с «выгодным» предложением: купить эту недвижимость. В результате махинации доверчивый и беззащитный сирота оказывался бездомным.

К сожалению, наше законодательство пока еще не установило твердого закона, ограждающего от криминала жилищные права молодых лиц, вышедших из детдома. В соответствии с законодательством РФ после 18 лет гражданин вправе сам распоряжаться своим жильем, но вопрос, умело он это сделает, или его обманут, остается открытым.

На современном рынке недвижимости наибольшее количество сделок совершается путем заключения договоров купли-продажи и договоров инвестирования, иначе именуемых договорами долевого участия. Оба вида договоров являются возмездными: за исполнение обязанности по передаче недвижимости стороной договора другой стороне необходимо внести плату.

В Регистрационную палату Самарской области на государственную регистрацию часто поступают договоры купли-продажи и договоры долевого участия в строительстве жилья, заключаемые с несовершеннолетним в возрасте до 14 лет, от имени которого действуют его законные представители.

При этом несовершеннолетний именуется в зависимости от вида договора «Покупателем» либо «Долевиком», который согласно условиям договора должен оплатить определенную соглашением сторон сумму. Однако, учитывая то, что у несовершеннолетнего, как правило, отсутствуют собственные средства на приобретение жилья, в таких случаях целесообразнее заключать не двусторонний договор, а трехсторонний – между застройщиком (продавцом), родителями несовершеннолетнего и несовершеннолетним.

Тем более что гражданское законодательство Российской Федерации предусматривает возможность заключения договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ). В соответствии с указанной статьей договор в пользу третьего лица в отличие от всех других договоров, заключаемых в интересах самих сторон, во-первых, предусматривает обязанность должника исполнить свое обязательство не кредитору, а третьему лицу, прямо указанному в договоре, во-вторых, третье лицо наделяется правом требования в отношении должника по договорному обязательству. Применительно к рассматриваемым случаям это будет выглядеть следующим образом. При оформлении трехсторонних сделок, ее сторонами будут выступать продавец (застройщик), обязанный передать жилое помещение, родители несовершеннолетнего, оплачивающие сумму, установленную договором, несовершеннолетний выгодоприобретатель (покупатель), в чью пользу совершается сделка, в лице законных представителей.

Указанная схема более приемлема и отвечает требованиям закона, нежели схема, при которой несовершеннолетний, от имени которого действует законный представитель, приобретает имущество на якобы собственные средства.

Учитывая то, что в последнее время существует насущная потребность в том, чтобы права требования могли передаваться от одного лица к другому, возможен вариант, когда законный представитель несовершеннолетнего, имея определенное право требования по сделке, может уступить это право последнему.

ГК РФ предусматривает случаи, когда кредитор, в силу различных обстоятельств может выйти из обязательства, т.е. происходит ситуация, когда обязательство сохраняется в первоначальном виде, но меняются стороны обязательства.

В соответствии со ст. 382 ГК РФ при переходе прав кредитора другому лицу (уступке права) происходит перемена лиц в обязательстве, при этом кредитор выбывает из него. Например, один из родителей заключил договор долевого участия с застройщиком и в последующем пожелал свое право требования по такой сделке передать своему ребенку.

В случае переуступки малолетнему по договору долевого участия права требования, последний, как правило, не оплачивает стоимость доли, поскольку ребенок, являясь иждивенцем, находится на содержании законного представителя, каких-либо денежных сумм на покупку квартиры не имеет, и после сдачи объекта в эксплуатацию законный представитель будет принимать объект недвижимости по акту приема-передачи. Таким образом, произойдет передача законным представителем права требования в пользу третьего лица (малолетнего), при которой первый должен оставаться стороной в обязательстве путем заключения двухстороннего соглашения об уступке.

Несовершеннолетний имеет право на получение имущественного содержания (алиментные обязательства) и пособия.

Алиментным обязательствам членов семьи несовершеннолетнего Семейный кодекс РФ отводит целый ряд глав (13, 15, 16 и 17), устанавливающих порядок и формы предоставления членами семьи несовершеннолетнего, а это прежде всего его родители, а в установленных законом случаях его братья и сестры, дедушки и бабушки, необходимых средств на содержание несовершеннолетних детей, а также братьев, сестер, внуков. Конституцией РФ (ст. 38) установлено, что забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей. Основываясь на данной конституционной норме, законодательство, прежде всего семейное и гражданское, предоставляет родителям право самостоятельно определять порядок и формы имущественного обеспечения своих детей (определение места жительства, выделение средств на питание, одежду, культурно-бытовые и иные расходы соответственно возрасту детей).

Алиментные обязательства на содержание детей вытекают из прямого родства с их родителями. Взыскание алиментов, определение их размера и порядка выплаты может производиться как в период официального брака, так и после его расторжения.

В случае, если родители не предоставляют содержание своим несовершеннолетним детям, средства (алименты) для обеспечения детей взыскиваются с родителей в судебном порядке (ст. 80 СК).

Закон также предоставляет право родителям заключать между собой соглашения о содержании своих детей, определяя в них размеры, условия и порядок выплаты алиментов (ст. 99 СК).

Соглашение заключается на добровольных началах в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению. Оно приобретает силу исполнительного листа и в случае уклонения от уплаты алиментов может быть предъявлено в суд для принудительного исполнения. Не заверенное нотариально соглашение влечет за собой его недействительность.

Соглашение об уплате алиментов может быть расторгнуто по взаимному согласию сторон. Расторжение соглашения должно быть выражено в письменной форме и нотариально удостоверено, а при не согласии – по решению суда.

Соглашение об уплате алиментов может быть признано недействительным судом:

– по основаниям, предусматривающим недействительность сделок;

– при отсутствии письменного нотариального удостоверения заключенного родителями соглашения;

– в случае, если размер алиментов, установленный по соглашению на несовершеннолетних детей, ниже того, который они могли бы получить в судебном порядке: на одного ребенка – одной четверти; на двух – одной трети, на трех и более детей – половины заработка и (или) дохода родителей (ст. 81 СК)[35] .

В отличие от алиментов, взыскиваемых по решению суда, размер которых устанавливается в долях к заработку (доходу) или в твердой денежной сумме, подлежащих выплате ежемесячно, алименты по соглашению могут выплачиваться:

– в долях к заработку и иному доходу лица, обязанного выплачивать алименты;

– в твердой денежной сумме, уплачиваемой не ежемесячно, а периодически, например ежеквартально, но при этом совокупный размер алиментов не должен быть ниже размера, установленного ст. 81 СК, а также уплачиваемый единовременно;

– путем предоставления имущества и в сочетании иных способов уплаты алиментов.

Размер алиментов уплачиваемых по соглашению, может индексироваться, а в случае отсутствия в соглашении порядка индексации об уплате алиментов, индексация производится в порядке, предусмотренном ст. 117 СК, то есть пропорционально увеличению установленного законом минимального размера оплаты труда.

Алименты могут выплачиваться на основе добровольного волеизъявления родителя. Порядок удержания алиментов в этом случае, определяется указанием Федеральной службы занятости от 30 марта 1993 года №П-7–10–307 «О порядке удержания алиментов по исполнительным документам, переданным для производства взыскания органам государственной службы занятости», а также Федеральным законом «Об исполнительном производстве».

Размер алиментов может быть уменьшен или увеличен судом при отсутствии соглашения с учетом материального и семейного положения сторон, имея в виду, чтобы размер алиментов не превышал половины заработка (дохода). Удержание алиментов на содержание несовершеннолетних детей производится со всех видов заработной платы (денежного вознаграждения, содержания) и дополнительного вознаграждения, как по основному месту работы, так и за работу по совместительству, которые получают родители в денежной (национальной или иностранной валюте) и натуральной форме[36] .

Перечень видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, утвержден постановлением Правительства РФ от 18 июля 1996 года №841 «О перечне видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей».

Статья 86 СК устанавливает обязанность родителей принимать участие в дополнительных расходах на детей при наличии исключительных обстоятельств (тяжелой болезни, увечья несовершеннолетних детей, необходимости оплаты постороннего ухода за ними и др.). В случае, если между родителями не достигнуто соглашение о дополнительных расходах на детей, суд может привлечь родителей к участию в таких расходах, учитывая исключительные обстоятельства, семейное и материальное положение родителей и детей. Размер расходов определяется в твердой денежной сумме, подлежащей уплате ежемесячно.

В качестве имущественного права ребенка узаконено предоставление на его содержание государственных пособий. Право на ежемесячное пособие на ребенка имеет один из родителей (усыновителей, опекунов, попечителей) на каждого рожденного, усыновленного, принятого под опеку (попечительство) совместно проживающего с ним ребенка до достижения им возраста 16 лет (на учащегося общеобразовательного учреждения – до окончания им обучения, но не более чем до достижения им возраста 18 лет).

Ежемесячное пособие на ребенка выплачивается независимо от получения на него пенсии по случаю потери кормильца, социальной пенсии, алиментов, других социальных выплат, кроме денежных средств, выплачиваемых на содержание ребенка, находящегося под опекой (попечительством).

Таким образом, комплексно основные имущественные права несовершеннолетних сформулированы в Семейном кодексе РФ (ст. 60) и могут быть представлены в следующем виде:

ребенок имеет право на получение содержания от своих родителей и других членов семьи в порядке и в размерах, которые установлены в разделе V Семейного кодекса РФ – «Алиментные обязательства членов семьи». Суммы, причитающиеся ребенку в качестве алиментов, пенсий, пособий, поступают в распоряжение родителей (лиц, их заменяющих) и расходуются ими на содержание, воспитание и образование ребенка;

несовершеннолетний имеет право собственности на полученные им доходы, имущество, полученное им в дар или в порядке наследования, а также на любое другое имущество, приобретенное на средства ребенка. Право ребенка на распоряжение принадлежащим ему на праве собственности имуществом определяется ст. 26 и 28 ГК, т.е. в зависимости от объема его дееспособности.

При осуществлении родителями правомочий по управлению имуществом ребенка на них распространяются правила, установленные ст. 37 ГК в отношении распоряжения имуществом подопечного, т.е. полученные доходы расходуются в интересах несовершеннолетнего лица. Например, полученные в наследство от деда, бабки, других лиц жилое помещение или автомашина, которые родители сдают внаем и извлекают при этом доходы. Будет неправомерно, если в результате эти доходы никак не отражаются на улучшении благосостояния несовершеннолетнего собственника этого имущества, хотя его нужда в этом очевидна.

Однако поименованный в Семейном кодексе РФ перечень имущественных прав несовершеннолетних, которыми наделяется каждый гражданин с момента его рождения, не дает полного представления об их объеме (ст. 18 ГК РФ). На наш взгляд, это происходит от отождествления понятий «имущественные права» и «право собственности на имущество».

Согласно ст. 128 ГК, к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права.

Перечисленные в ст. 60 СК имущественные права несовершеннолетних очень часто остаются лишь правами без реального обладания имуществом (право на получение алиментов, которые взыскать не всегда удается, пособий на детей, не выплачиваемых многими месяцами, невыплата несовершеннолетним их заработков и т.п.)[37] .

Поэтому право собственности на конкретное имущество, которым несовершеннолетний фактически владеет, пользуется и распоряжается (самостоятельно или через своих законных представителей), существенно отличается от своего родственного имущественного права.

Приведем пример из практики судебных разбирательств имущественных споров. Несовершеннолетний получил по наследству автомашину, которой по доверенности наследодателя пользовалось другое лицо. Возникает вопрос: как воспользоваться этим наследством? Если доверенность на автомашину оформлена с правом доверенного лица на ее отчуждение (генеральная доверенность), то это будет не наследственное имущество, а фикция. Но может быть и так, что автомашина оформлена только на право управления, но пользователь не собирается ее возвращать и выставляет наследнику встречные требования имущественного характера, связанные с расходами по ремонту автомашины, которые он произвел для приведения ее в пригодное состояние после получения доверенности на управление.

В такой ситуации у несовершеннолетнего через его законных представителей остается имущественное право истребования вещи из незаконного владения, но оно может быть реализовано после решения суда в споре сторон о возмещении расходов, связанных с ремонтом автомашины, и полученной пользователем выгоды в процессе эксплуатации, если эти вопросы не были предварительно урегулированы договором.

В этом примере отчетливо определяется имущественное право несовершеннолетнего на полученную в наследство автомашину и невозможность распорядиться этим правом как элементом права собственности, поскольку объект не находится в его фактическом владении. Право истребования имущества в свою собственность у наследника имеется, а при каких условиях будет установлено право собственности на него, остается за решением суда.

2.2 Имущественная ответственность несовершеннолетних

Статьей 1064 ГК установлено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме причинителем вреда.

Под вредом понимается материальный ущерб, который выражается в уменьшении имущества потерпевшего в результате, например, его умышленного и неумышленного повреждения или нанесения ущерба здоровью, жизни, достоинству личности, ее неприкосновенности и т.п.

Указанной статьей одновременно устанавливается, что обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. В данном случае закон делает исключение из общего правила, когда непосредственный причинитель вреда и субъект ответственности не совпадают в одном лице, а это имеет прямое отношение к несовершеннолетним, причинившим вред, но ответственность за его возмещение возлагается на его законных представителей – родителей, усыновителей, попечителя.

Немалый урон имуществу граждан и юридическим лицам (жилым домам, дачам, объектам благоустройства и т.д.) наносят лица, не обладающие полной дееспособностью, – несовершеннолетние граждане в возрасте от 14 до 18 лет, подростки, родители которых лишены родительских прав, а также несовершеннолетние граждане, не способными понимать значение своих действий.

Чаще всего наносимый этими лицами ущерб имуществу граждан сопряжен с уголовно-наказуемыми действиями, но в силу их несовершеннолетия, закон во многих случаях освобождает их от уголовной ответственности. Однако через своих законных представителей (родителей, опекунов, попечителей) они привлекаются к возмещению вреда, чаще всего причиненного жилищному фонду (порча жилых помещений в результате пожара, взрывов газа, возгорания воспламеняющихся веществ, затопления жилья, выведения из строя лифтов; разрушение дачных помещений, придомовых оздоровительно-спортивных площадок, ломка зеленых насаждений и т.п.).

Порядок возмещения вреда, причиненного этой категорией граждан, определен в ст. 1073–1078 ГК.

Статья 1073 ГК устанавливает, что за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по его вине. Такая же степень ответственности за причиненный малолетним вред возлагается на соответствующее воспитательное, лечебное учреждение, учреждение социальной защиты населения или другое аналогичное учреждение, которое в силу закона является его опекуном, Ответственность за проступки малолетних с причинением вреда несут общеобразовательные, воспитательные, лечебные или иные учреждения, обязанные осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществляющие надзор на основании договора, в то время, когда малолетний находился под их надзором, если они не докажут, что вред возник не по вине в осуществлении надзора.

Родители ребенка несут ответственность за его противоправные действия совместно по принципу равной долевой ответственности независимо от того, живут ли родители вместе или раздельно. Однако родитель может быть освобожден от ответственности, если по вине другого родителя он был лишен возможности принимать участие в воспитании ребенка.

Для несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет закон устанавливает иную степень ответственности за причиненный вред. Согласно ст. 1074 ГК несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях. Закон признает их деликтоспособными, и они сами отвечают за причиненный ими вред.

Родители (усыновители), попечители и соответствующие учреждения несут ответственность за последствия противоправны поступков несовершеннолетних этой группы в двух случаях:

1) собственно виновного поведения;

2) отсутствия у несовершеннолетних доходов и иного имущества, достаточных для возмещения причиненного ущерба.

За причиненный вред потерпевший вправе предъявить иск непосредственно виновному несовершеннолетнему лицу указанного возраста. Если же возникает необходимость в дополнительной ответственности родителей (усыновителей) и попечителей, то соответчиками в суде выступают причинитель вреда и его законные представители. По достижении причинителем вреда 18 лет взыскание с законных представителей прекращается.

По правилам ст. 1078 ГК несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет, причинивший ущерб в таком состоянии, когда он не мог понимать значения своих действий или руководить ими, не отвечает за причиненный им вред.

Невменяемость, произошедшая с человеком вследствие сильного душевного расстройства, обморочного состояния и т.п., исключает виновность. Поскольку по общему правилу для возложения ответственности необходима вина (ст. 1064 ГК), невменяемый причинитель вреда не подлежит привлечению к гражданско-правовой ответственности.

При некоторых обстоятельствах ответственность за причинение вреда невменяемым лицом могут нести совместно проживающие с этим лицом его трудоспособный супруг, родители и совершеннолетние дети, которые, зная о расстройстве психики причинителя вреда, не приняли соответствующих мер для признания его недееспособным.

3. Актуальные проблемы правового статуса несовершеннолетних и современные тенденции развития гражданского законодательства

3.1 Проблемы правоспособности несовершеннолетних в сфере предпринимательской деятельности

В настоящее время проблемы правового статуса несовершеннолетних связаны с некоторой неопределенностью, которая присутствует в современном гражданском законодательстве относительно наличия правоспособности в сфере предпринимательской деятельности у несовершеннолетних. Гражданское правовое положение юных граждан как лиц частично дееспособных позволяет усомниться в допустимости их участия в гражданском обороте в качестве индивидуальных предпринимателей[38] .

Предпринимательство несовершеннолетнего есть одно из условий его эмансипации, регистрация ребенка в качестве предпринимателя непосредственно предшествует объявлению подростка полностью дееспособным до достижения возраста гражданского совершеннолетия. Ребенок не может вести бизнес, руководить им, не обладая полной дееспособностью.

Взаимосвязь предпринимательства и эмансипации несовершеннолетнего предопределила толкование ст. 27 ГК РФ, данное академиком РАН, профессором В.В. Лаптевым: «В соответствии со ст. 27 ГК РФ, гражданин, достигший шестнадцати лет, может заниматься предпринимательской деятельностью по решению органа опеки и попечительства с согласия обоих родителей или усыновителей. При отсутствии такого согласия вопрос решается судом. В подобных случаях, – указывает В.В. Лаптев, – наступает эмансипация»[39] .

С объявлением подростка полностью дееспособным (эмансипацией) или с моментом вступления в брак связывает возникновение у несовершеннолетнего способности к осуществлению предпринимательской деятельности и профессор В.Ф. Попондопуло[40] .

Что касается участия несовершеннолетних в предпринимательской деятельности до достижения совершеннолетия, то здесь возникает ряд организационно-правовых вопросов, на которые законодатель не дает четкого ответа.

Прежде всего, это касается порядка оформления статуса несовершеннолетнего как эмансипированного лица. Закон устанавливает, что гражданин, достигший 16 лет и занимающийся предпринимательской деятельностью, может быть объявлен полностью дееспособным[41] . Но до признания несовершеннолетнего эмансипированным лицом он не сможет на законных основаниях заниматься предпринимательской деятельностью. И одновременно несовершеннолетний, достигший 16 лет, не может быть объявлен эмансипированным, если он не прошел регистрации на право занятия предпринимательской деятельностью.

Такова коллизия, порожденная нормой, заложенной в ст. 27 ГК, регулирующей объявление эмансипации.

Практика в разрешении этой правовой коллизии находит следующий выход: местная администрация при решении вопроса о регистрации несовершеннолетнего в качестве предпринимателя требует от него обязательного предоставления акта об эмансипации, проведенной органом опеки и попечительства[42] . Юристы считают такую практику целесообразной, и, по их мнению, она должна быть признана законной. Справедлива их точка зрения и о том, что согласие родителей на эмансипацию следует расценивать как элемент процедуры эмансипации, но не как обязательный факт для органов опеки и попечительства для объявления несовершеннолетнего полностью дееспособным.

Не может быть абсолютно бесспорным возрастной минимум (16 лет) для объявления несовершеннолетнего эмансипированным, поскольку в согласии законных представителей не исключено присутствие личных корыстных интересов (избавление от обязательств по содержанию несовершеннолетнего, в том числе от уплаты алиментов). Но по формальным признакам он может быть статуирован как полностью дееспособный, хотя в силу его личностной характеристики (психологии, уровня интеллекта, объема знаний и т.п.) несовершеннолетний не готов к занятию предпринимательством и осознанию необходимости отвечать за свои действия. В этой связи представляется совершенно справедливым вывод С. Букшиной, что «институт эмансипации представляет собой лишь исключение из общего правила и не должен рассматриваться как всеобщее руководство к действию. Он предусмотрен законодательством для отдельных граждан, зрелость которых достигла требуемого уровня»[43] .

Если попробовать определить, в каком возрасте у физических лиц возникает способность заниматься предпринимательской деятельностью, и предположить, что интересующий нас элемент правоспособности возникает с момента рождения, тогда придется признать, что дети либо вправе осуществлять свою предпринимательскую деятельность через законных представителей, либо, обладая соответствующим элементом содержания правоспособности, они лишены возможности его реализовать. Ребенок, не достигший возраста 14 лет, может иметь имущество на праве собственности, следовательно, весьма вероятно формирование у него воли, направленной на извлечение прибыли путем использования этого имущества[44] . Дееспособностью же для совершения юридических действий он еще не обладает. А законный представитель практически не может восполнить недостающую дееспособность, так как значительно ограничен в своих действиях законом. В соответствии со ст. 37 ГК РФ опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать сделки по отчуждению, в том числе обмен или дарение имущества подопечного, сдачу его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделки, влекущие отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любые другие сделки, следствием которых является уменьшение имущества подопечного.

Теоретически существует возможность того, что законный представитель будет исполнять волю малолетнего, совершая от его имени сделки, связанные с использованием имущества подопечного, в целях извлечения прибыли и при этом всякий раз испрашивать разрешение органа опеки и попечительства на совершение таких сделок. Тогда можно было бы говорить, по крайней мере, об ограниченной способности малолетнего к осуществлению предпринимательской деятельности, если бы не тот факт, что в соответствии с ч. 3 ст. 28 ГК РФ риск ее осуществления в указанном случае несет законный представитель ребенка. Следовательно, деятельность несовершеннолетнего, направленная на извлечение прибыли и осуществляемая им через законного представителя, не может быть признана предпринимательской: субъектом такой деятельности является законный представитель малолетнего. Отсутствие одной лишь дееспособности означало бы невозможность осуществлять предпринимательскую деятельность самостоятельно.

Поскольку же предпринимательскую деятельность невозможно осуществлять вообще, то речь идет об отсутствии правоспособности, но не дееспособности.

Гражданский кодекс РФ исходит из того, что правоспособность и дееспособность в сфере предпринимательской деятельности возникают у физических лиц одновременно – в 14-летнем возрасте. В соответствии со ст. 27 ГК РФ несовершеннолетний, достигший 16 лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью. Данная статья не оставляет сомнений в том, что несовершеннолетний имеет право заниматься предпринимательской деятельностью до достижения им 16-летнего возраста независимо от того, признан он полностью дееспособным в установленном законом порядке или нет.

В юридической литературе высказано мнение, согласно которому регистрацию несовершеннолетнего в качестве индивидуального предпринимателя можно производить только на основании выданного органом опеки и попечительства постановления об эмансипации несовершеннолетнего. В обоснование данной позиции приводятся следующие аргументы.

Во-первых, предпринимательская деятельность несовершеннолетнего противоречит признаку систематичности, так как для совершения каждой отдельной сделки ему необходимо получить письменное согласие законного представителя.

Во-вторых, предпринимательская деятельность несовершеннолетнего не способствует устойчивости отношений с его участием, так как сделка, совершенная несовершеннолетним без согласия законных представителей, может быть оспорена.

В-третьих, субсидиарную ответственность за вред, причиненный индивидуальным предпринимателем, несут законные представители, что противоречит сущности предпринимательской деятельности.

На наш взгляд, оспоримость некоторых сделок несовершеннолетнего предпринимателя, дополнительная ответственность законных представителей за предпринимательские действия несовершеннолетних, повлекшие причинение вреда, и тем более необходимость получить письменное согласие законного представителя не являются достаточным основанием для лишения несовершеннолетних, достигших 14-летнего возраста, возможности заниматься предпринимательской деятельностью. Все перечисленные обстоятельства следует рассматривать как особенности правового положения несовершеннолетнего в сфере предпринимательской деятельности. Ведь если в данную сферу допущен субъект права, наделенный рядом индивидуальных черт, то его деятельность неизбежно будет иметь целый ряд отличий.

Мнение о том, что признать несовершеннолетнего субъектом предпринимательской деятельности невозможно, не в последнюю очередь базируется на ограничительном толковании ст. 26 ГК РФ, в соответствии с
которым юный гражданин вправе самостоятельно распоряжаться своим заработком или стипендией исключительно как денежной суммой, но не иным имуществом, которое приобретено за счет той же зарплаты или стипендии. Данный подход к пониманию ст. 26 ГК РФ подверг справедливой критике Я.Р. Веберс: «Ограничительное толкование закона по данному вопросу не соответствует смыслу закона, ибо оно без достаточных оснований сужает дееспособность несовершеннолетних. Смысл закона, отражающий реальные потребности жизни, состоит именно в том, чтобы определить объем деятельности несовершеннолетних по распоряжению имуществом в зависимости от источника приобретения этого имущества – своим личным трудом или иным способом (дарение, наследование). Указание на заработок и стипендию в законодательстве подчеркивает именно способ приобретения определенного вида имущества, а вовсе не ту вещественную форму, относительно которой допускается самостоятельное распоряжение несовершеннолетнего»[45] . Такого же мнения придерживается С.М. Корнеев. Действительно, нелогичной представляется ситуация, когда несовершеннолетний имеет право подарить часть заработанной им денежной суммы, но не может преподнести вещь, приобретенную на те же средства[46] .

Таким образом, сделки несовершеннолетних, состоящие в использовании имущества, приобретенного на свой заработок, стипендию или иные доходы, не требуют согласия родителей, а следовательно, не противоречат принципу самостоятельности предпринимательской деятельности. Согласно ст. 175 ГК РФ, сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет без согласия родителей, усыновителей или попечителя, может быть признана судом недействительной лишь в случаях, когда такое согласие требуется в соответствии со ст. 26 ГК РФ. Так как своим заработком, стипендией и иными доходами, независимо от того, какую форму (денежную или вещественную) они имеют, несовершеннолетний может распоряжаться без согласия родителей, то опасения, касающиеся неопределенного положения контрагентов по таким сделкам, беспочвенны.

Проблема заключается в том, что на практике не всегда легко определить, на чьи средства приобретено имущество, ставшее объектом сделки. Гражданское законодательство должно содержать презумпцию, в соответствии с которой имущество, ставшее объектом сделки, заключенной несовершеннолетним индивидуальным предпринимателем, должно считаться приобретенным на его личные доходы (зарплату, стипендию, доходы от предпринимательской деятельности), если сумма такой сделки не превышает их значительно.

Другое дело, когда в предпринимательской деятельности используется чужое имущество, в том числе принадлежащее, например, законным представителям несовершеннолетнего (с их согласия). В этом случае юный бизнесмен действительно должен осуществлять каждую сделку только с одобрения собственников имущества. То же касается предпринимательской деятельности несовершеннолетнего, состоящей в выполнении работ или оказании услуг. Любой подобный договор должен быть заключен непременно с согласия законных представителей, иначе сделка может быть оспорена ими.

Выражение согласия на совершение сделки не означает, что происходит восполнение правосубъектности несовершеннолетнего участника правоотношения. Последний, несмотря на ограниченную дееспособность, выступает как самостоятельный субъект права. Совершая сделку, несовершеннолетний осуществляет свою дееспособность, а родитель (попечитель), выражая согласие, участвует в формировании его воли, контролирует то, как несовершеннолетний осуществляет свою дееспособность[47] . При этом представители действуют с учетом объективных интересов несовершеннолетнего подопечного. Руководя начинающим предпринимателем, родители или попечители остаются вне субъектного состава правоотношения, возникшего на основании сделки.

Но при этом, если они возражают против заключения сделки, она может быть оспорена ими в судебном порядке. Следует ли признать в такой ситуации положение контрагентов несовершеннолетних предпринимателей неопределенным по причине того, что велик риск признания сделок недействительными? Пожалуй, да, если контрагенты заранее не знали об особенностях положения лица, с которым заключался договор[48] .

Чтобы избежать лишних недоразумений, в регистрационном свидетельстве необходимо указывать, что индивидуальный предприниматель является несовершеннолетним. Такую же информацию должна содержать печать юного предпринимателя. При заключении договора сведения о несовершеннолетии индивидуального предпринимателя следует включать в преамбулу наряду с указанием организационно-правовой формы юридического лица.

Очевидно, что в соответствии с действующим законодательством за несовершеннолетним, достигшим 14-летнего возраста, признается правоспособность в области предпринимательской деятельности. На практике это влечет появление ряда проблем, связанных прежде всего с тем, что заключать договоры с несовершеннолетними более рискованно, чем с полностью дееспособными индивидуальными предпринимателями. Поэтому законодатель должен решить, следует ли лишить граждан в возрасте от 14 до 16 лет (так как по достижении 16 лет эту проблему снимает процедура эмансипации) такого элемента их правоспособности, как способность заниматься предпринимательской деятельностью, или сохранить за ними эту способность, приняв меры в целях охраны прав и законных интересов их потенциальных контрагентов. Представляется, что второй путь более соответствует духу и принципам гражданского права, а также дозволительному режиму предпринимательской деятельности[49] .

Ранее было приведено мнение о том, что субсидиарная ответственность законных представителей за деликт, совершенный несовершеннолетним предпринимателем, противоречит сущности предпринимательской деятельности. Представляется, что это не так. Субсидиарная ответственность законного представителя несовершеннолетнего противоречит сущности предпринимательской деятельности не больше, чем субсидиарная ответственность Российской Федерации по обязательствам казенного предприятия (ч. 5 ст. 115 ГК РФ). Несовершеннолетний является самостоятельным субъектом деликтной ответственности и несет ее в полном объеме, отвечая по обязательствам всем своим имуществом. На законного представителя возложена самостоятельная ответственность: он будет отвечать за причиненный подопечным вред, если виновен в плохом воспитании и неосуществлении надзора за несовершеннолетним. Это справедливо, так как то обстоятельство, что несовершеннолетний занимается предпринимательской деятельностью, не освобождает законного представителя от его обязанностей по отношению к подопечному. В этом состоит одна из особенностей гражданско-правового положения несовершеннолетнего предпринимателя[50] .

Отметим также, что несовершеннолетний не может быть субъектом ряда гражданско-правовых договоров. Например, он не способен стать поверенным по договору поручения. Смысл этого договора заключается в том, что поверенный обязуется совершать от имени другой стороны определенные юридические действия.

Несовершеннолетний, который сам ограничен в дееспособности и может совершать сделки только с согласия родителя или попечителя, не вправе осуществлять юридические действия от имени других лиц. Заключение несовершеннолетним такой сделки с согласия родителя или попечителя в принципе было бы возможно, но оно бессмысленно, ибо несовершеннолетний как субъект этого договора не способен сам его исполнить. Кроме того, в некоторых сферах предпринимательской деятельности к индивидуальному предпринимателю предъявляются требования, которым несовершеннолетний просто не может соответствовать в силу своего возраста (они касаются квалификации, образования, стажа работы и т.д.). Поэтому следует признать, что правоспособность несовершеннолетнего индивидуального предпринимателя в сфере предпринимательской деятельности является ограниченной.

Обычно ограничения правоспособности устанавливаются законодателем в публичных интересах. В данном случае существует ограничение правоспособности в интересах самого несовершеннолетнего предпринимателя с целью оградить его от возможных неблагоприятных последствий предпринимательской деятельности.

3.2 Перспективы правовой защиты несовершеннолетних

Определяя основные направления правовой защиты несовершеннолетних граждан, остановимся на необходимости защиты их имущественных прав.

За годы продолжающегося экономического кризиса ответственность многих родителей за судьбу своих несовершеннолетних детей стала заметно падать из-за тяжелого материального положения семей и крайне низкого жизненного уровня большинства российских граждан. Невозможность материального обеспечения детей толкает родителей на совершение сделок с имуществом, прежде всего с квартирами, с причинением существенного ущерба своим детям. Не редкость, когда родители или один из них, формально не лишенные родительских прав, продают квартиру, оставляя ребенка без крова. Дети попадают в приюты и детдома и по достижении совершеннолетия не имеют своего постоянного места жительства.

Как попираются родителями права несовершеннолетних детей, можно проследить по одному из дел, рассмотренных Верховным Судом РФ.

Наниматель двухкомнатной квартиры в г. Ульяновске Мольников В. проживал вместе с женой Мольниковой Т. и тремя несовершеннолетними детьми. Все были прописаны в этом жилом помещении, но Мольникова Т. вместе с детьми выписалась из этой квартиры, а ее муж Мольников В. стал единственным собственником квартиры. После получения необходимых документов Мольников В. квартиру продал Веселовой Т.и с женой Мольниковой Т. за счет вырученных денег приобрели в сельской местности дом, не пригодный для проживания. Переехав на жительство в этот дом, Мольниковы стали злоупотреблять спиртными напитками, растратили деньги, полученные от продажи квартиры, распродали домашнее имущество.

Прокурор Заволжского района г. Ульяновска обратился в суд в интересах троих несовершеннолетних детей с иском к Мольникову В., Мольниковой Т., и Веселовой Т., комитету по управлению имуществом г. Ульяновска о признании за тремя детьми права на жилое помещение проданной родителями квартиры и о признании недействительными договоров приватизации и купли-продажи этой двухкомнатной квартиры и выселении покупателя из нее.

Решением Заволжского районного суда и Ульяновского областного суда в удовлетворении исковых требований прокурору было отказано.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений по мотиву их вынесения с нарушением норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 17 августа 2004 года протест удовлетворила, указав следующее.

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, суд исходил из того, что несовершеннолетние Мольников К.Х, Мольникова Е. и Калмыкова (дети ответчиков) не должны были быть включены в договор приватизации двухкомнатной квартиры, так как на момент приватизации уже не имели права на данное жилое помещение, поскольку еще в мае 1995 года мать детей Мольникова Т. выписала их из квартиры и выехала с ними в с. Поповка Майнского района[51] .

Однако данный вывод не основан на законе. В соответствии с ч. 2 ст. 7 Закона РФ от 4 июля 1991 года «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»[52] в договор передачи жилого помещения в собственность включаются несовершеннолетние, имеющие право пользования данным жилым помещением и проживающие совместно с лицами, которым это жилое помещение передается в общую с несовершеннолетними собственность, или несовершеннолетние, проживающие отдельно от указанных лиц, но не утратившие права пользования данным жилым помещением. Верховный Суд РФ восстановил нарушенные права несовершеннолетних.

Права несовершеннолетних при сделках с недвижимостью охраняются прежде всего нормой п. 4 ст. 292 ГК РФ. Установлено, что отчуждение жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние, недееспособные или ограниченно дееспособные члены семьи собственника, если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства. Однако формированию законченной законодательной среды применения этой нормы не способствовали другие правовые документы, касающиеся данного вопроса. Так, в документах федерального уровня не урегулировано, что именно может служить основанием для согласия органов опеки и попечительства на совершение сделки с недвижимостью. Федеральный закон от 21 июля 1997 г. №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»[53] в ст. 17 приводит перечень документов, являющихся основанием для государственной регистрации сделок с недвижимостью и оговаривает недопустимость истребования от заявителя каких-либо иных дополнительных документов, если представленные отвечают требованиям названного Закона и если иное не установлено российским законодательством. В то же время Методические рекомендации по порядку проведения государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним предусматривают, что в отдельных случаях (неуточняется, каких) на государственную регистрацию могут представляться дополнительные документы, в том числе согласие органа опеки и попечительства на отчуждение жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние, недееспособные или ограниченно дееспособные члены семьи собственника, если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц.

Основные проблемы, вытекающие из приведенных положений действующего законодательства, связаны с экономической нерациональностью того институционального устройства, которое это законодательство создает. И самая существенная из них – отсутствие каких бы то ни было критериев и правил, которые позволяли бы органам опеки и попечительства обосновывать свое решение относительно возможного нарушения прав детей при совершении той или иной сделки с недвижимостью. Как отмечается в Докладе о деятельности Уполномоченного по правам ребенка в Москве «отсутствуют единые критерии деятельности органов опеки и попечительства, единые подходы в принятии решений, дачи заключений в суды», в результате чего «органы опеки и попечительства дают согласие на сделки, не отвечающие интересам несовершеннолетних, без всестороннего и подробного изучения етуации, не выявляют противоречий между интересами детей и их родителей, которые приводят к нарушению прав несовершеннолетних, не устанавливают, вправе ли родители представлять интересы детей».

Отсутствие прозрачности в деятельности органов опеки и попечительства создает три крайне негативных момента:

во-первых, не позволяет оценивать результативность деятельности органов в области защиты имущественных прав детей;

во-вторых, создает стимулы для рентоориентированного поведения сотрудников (в упомянутом докладе отмечено: «некоторые граждане жалуются, что позиция органов опеки и попечительства может напрямую зависеть от давления, которое оказывают более влиятельные или состоятельные родители»);

в-третьих, затрудняет сам процесс выявления случаев, в которых сделка действительно нарушит права несовершеннолетних[54] .

Относящиеся к означенной проблеме примеры широко распространены в повседневной практике. Нередки ситуации, когда семья принимает решение обменять квартиру большей площади на меньшую по причине того, что это позволяет переехать в лучший с точки зрения экологии район или ближе к специализированной школе. С формальной точки зрения, т.е. исходя из количества квадратных метров права детей в этом случае нарушаются, однако непонятно, в каких показателях и единицах измерения могут органы опеки учесть те долгосрочные выгоды (более качественное образование или менее вредная окружающая среда), которые несет этот переезд. С другой стороны, неясно каким образом родители смогут убедительно доказать, что, например, ребенок действительно будет ходить в лучшую школу.

Последний вопрос подводит к следующей проблеме, которую условно можно назвать презумпцией виновности родителей по отношению к детям. Данная проблема является одним из проявлений унаследованного от советских времен патерналистского подхода к роли государства в жизни общества. Л.С. Ржаницына по этому поводу пишет: «Абсолютизация патерналистских подходов к населению, как и всякая монополия, неизбежно означает смерть всякого прогресса, играет дестимулирующую роль. Но это относится не к самой системе социальных гарантий, а к способам их реализаций в общем механизме государственного управления». В современной социальной и демографической политике гораздо разумнее заменить ничем не обоснованную презумпцию недобросовестности или виновности родителей принципом разделения ответственности и партнерства государственных структур и общества. В противном случае, как это имеет место в ситуации с обязательным контролем сделок органами опеки и попечительства, возникает очередной административный барьер, на преодоление которого средства бюджета и граждан расходуются в избыточном, по сравнению с наиболее эффективным вариантом, объеме. При этом альтернативные издержки для граждан (затраты времени на сбор документов, обращение в органы опеки, поиск доказательств в объективно недоказуемых ситуациях и т.п.) увеличивают риск срыва сделки в случае нахождения продавцом более «быстрого» покупателя. А следующая возможность может оказаться менее выгодной, в том числе и с точки зрения интересов ребенка.

Третья проблема состоит в том, что 100%-ный охват семей означает значительное удорожание деятельности органов опеки и попечительства для местных бюджетов, их финансирующих. В упомянутом ранее докладе Уполномоченного по правам ребенка отмечается: «Значимой является проблема наличия ничем не обоснованных нормативов штатной численности специалистов по охране прав детства органов опеки и попечительства в зависимости от количества детского и взрослого населения, проживающего на территории муниципального образования (например, город Москва) или отсутствие таких нормативов вовсе в большинстве субъектов Российской Федерации»[55] . Обратная сторона этой «медали» невозможность в условиях ограниченности бюджетных средств качественно и детально изучать особенности ситуации каждой семьи, участвующей в сделках с недвижимостью, привлекать достаточно квалифицированный персонал, проводить длительный социальный мониторинг, анализ положения семьи, ее патронаж. Иными словами, прохождение всех семей с несовершеннолетними детьми через «фильтр» органов опеки и попечительства при совершении сделок с жильем – это типичный пример безадресного распыления бюджетных средств, что не позволяет сосредоточить ограниченные ресурсы на потенциально проблемных случаях, группах социального риска, нуждающихся в помощи органов опеки и попечительства семьях.

Следствием этого являются и наблюдаемые проблемы, суть которых изложена в уже цитировавшемся докладе: «органы опеки и попечительства начинают принимать какие-то меры и помогать ребенку, нуждающемуся в их помощи, только тогда, когда ситуация уже выходит из-под контроля. Действия сотрудников носят формальный, фрагментарный и схематичный характер»; «контроль со стороны органов опеки и попечительства за соблюдением прав и законных интересов детей при совершении сделок с жилыми помещениями очень часто является неэффективным».

Несовершенство системы, регламентирующей деятельность органов опеки и попечительства при совершении сделок с недвижимостью, может быть смягчена и устранена двумя способами. Первый состоит в существенном увеличении бюджетных средств и штатов органов опеки и попечительства и в выработке прозрачных критериев принятия решений. Правда, надо оговориться, критерии принятия решений невозможно формализовать, а потому это предложение скорее гипотетическое.

Его аналогом является предложение Уполномоченного по правам ребенка в Москве передать решение вопроса о соблюдении или нарушении прав несовершеннолетних при совершении сделок с жильем суду с привлечением органов опеки и попечительства к участию в деле для дачи заключения о соответствии планируемой сделки интересам ребенка. Однако, учитывая уровень развития судебной системы в России и наблюдаемые сроки рассмотрения дел, нетрудно понять, что передача данного вопроса суду растянет процесс заключения сделок с жильем на месяцы, а то и годы, что затормозит развитие рынка жилья и лишит множество семей возможности решить свои жилищные проблемы.

Наконец, ключевым недостатком подобных предложений является несоответствие принципу бюджетной нейтральности, которого необходимо придерживаться на современном этапе развития страны для обеспечения финансово-экономической устойчивости проводимых преобразований. А кроме того, сохраняются уже отмеченные ранее проблемы нынешней ситуации безадресного расходования средств, патернализма, увеличения административных барьеров, препятствующих развитию рынка, и создания стимулов для рентоориентированного поведения.

Второй способ заключается в применении адресного подхода, т.е. концентрации бюджетных средств и усилий органов опеки и попечительства на выявлении, проведении углубленного мониторинга, анализа ситуации и социального патронажа семей, в которых существует реальный риск ущемления прав несовершеннолетних при осуществлении сделок с жильем.

Вместе с тем успешная реализация адресного подхода возможна только при условии введения обязательного общественного контроля за деятельностью органов опеки и попечительства (в том числе в области защиты прав несовершеннолетних при сделках с недвижимостью) и совершенствования кадрового потенциала работников. В последнем нельзя не согласиться с рекомендацией Уполномоченного по правам ребенка в Москве: «Для улучшения деятельности органов опеки и попечительства по защите прав детей необходимо повысить квалификацию специалистов, особенно в части правовых знаний, обобщать и распространять положительный опыт работы, сделать данный вид деятельности более престижным и высокооплачиваемым». Осуществление данных рекомендаций, особенно последней, ресурсоемко, что в условиях бюджетных ограничений еще раз подтверждает необходимость пересмотра законодательства в сторону концентрации ресурсов на проблеме.

На сегодняшний день в рамках пакета законопроектов по формированию рынка доступного жилья разработано два законопроекта, один из них вносит изменения в Гражданский кодекс, другой – в Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

Первый из них предлагает изложить п. 4 ст. 292 ГК РФ в следующей редакции: «Отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу опеки и попечительства), если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства».

Второй законопроект содержит два относящихся к проблеме положения:

Предлагается, во-первых, дополнить п. 6 ст. 12 указанного Федерального закона абзацем следующего содержания:

«При наличии у органа по регистрации прав сведений о признании граждан недееспособными или ограниченно дееспособными, а также сведений о проживающих в жилом помещении членах семьи собственника данного жилого помещения, находящихся под опекой или попечительством, либо несовершеннолетних членах семьи собственника данного жилого помещения, оставшихся без родительского попечения, записи об этом вносятся в графу «Особые отметки» Единого государственного реестра прав»;

во-вторых, ст. 28 Закона дополнить следующим пунктом:

«Копия вступившего в законную силу решения суда, которым гражданин ограничен в дееспособности или признан недееспособным, подлежит в трехдневный срок обязательному направлению судебными органами в орган по регистрации прав.

Сведения о проживающих в жилом помещении членах семьи собственника данного жилого помещения, находящихся под опекой или попечительством, либо несовершеннолетних членах семьи собственника данного жилого помещения, оставшихся без родительского попечения, направляются органом опеки и попечительства в орган по регистрации прав в трехдневный срок со дня установления опеки или попечительства либо со дня, когда органу опеки или попечительства стало известно об отсутствии родительского попечения».

В совокупности предлагаемые изменения сводятся к тому, чтобы, с одной стороны, усовершенствовать информационную систему и позволить отслеживать сигналы социального неблагополучия, в том числе в рамках государственной регистрации имущественных прав, а с другой стороны – ограничить круг семей, проходящих при совершении сделок с жильем через фильтр органов опеки и попечительства, неблагополучными или потенциально неблагополучными семьями. Это позволит сконцентрировать ресурсы органов опеки не на обработке заявлений, а на социальном патронаже и усилении профилактики социального неблагополучия семей. В ходе социального патронажа и работы по выявлению семей группы риска специалисты органов опеки в связке с органами социальной защиты могли бы идти в неблагополучные семьи, выявлять их на ранней стадии, работать с ними и в крайних случаях ограничивать родительские права либо решать вопрос об установлении опеки над детьми. Помимо того, это приведет российское законодательство к единому принципу, изложенному в Семейном кодексе (ст. 64): защита прав и интересов детей возлагается на их родителей, и только в случаях, если имеется расхождение интересов родителей и детей, государство в лице органов опеки должно встать на защиту интересов несовершеннолетних.

В заключение остановимся на особенностях защиты правоспособности несовершеннолетнего индивидуального предпринимателя в сфере предпринимательской деятельности. По своему назначению в механизме правового регулирования защита правоспособности отличается от защиты субъективного права. Нарушение правоспособности является препятствием для возникновения субъективного права, следовательно, защита правоспособности направлена на устранение этого нарушения.

Нарушение правоспособности в сфере предпринимательской деятельности возможно, например, при заключении сделки, направленной на ограничение правоспособности гражданина, в случаях неправомерного отказа в регистрации в качестве индивидуального предпринимателя или в выдаче лицензии на осуществление определенного вида предпринимательской деятельности.

Средством защиты правоспособности гражданина в сфере осуществления предпринимательской деятельности является установленная п. 1 ст. 22 ГК РФ принципиальная недопустимость ограничения правоспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом. Следовательно, издание подзаконных нормативных и административных актов, приказов и распоряжений различных министерств и ведомств, ограничивающих правоспособность граждан, в том числе в сфере предпринимательской деятельности, является неправомерным. Отказ в государственной регистрации, а также в выдаче лицензии индивидуальный предприниматель может обжаловать в суд.

Как было сказано выше, в большинстве своем имущественные прав несовершеннолетних детей регулируются гражданским законодательством (совершение сделок, имущественная ответственность за нарушение и др.) Семейное законодательство регулирует лишь некоторые имущественные права ребенка, возникающие в кругу семьи. Так, дети при жизни родителей не имеют права собственности на имущество ребенка. Но при этом, если дети и родители проживают совместного они владеют и пользуются имуществом друг друга по взаимному согласию. Совместное приобретение имущества родителями и детьми не влечет возникновения права общей совместной собственности[56] . Их отношения регулируются нормами об общей долевой собственности. Исключение составляет право общей собственности крестьянского (фермерского) хозяйства.

Защита интересов несовершеннолетних должна осуществляться органами опеки и попечительства. В октябре 2007 года был принят Закон Самарской области №93-ГД Об организации деятельности по осуществлению опеки и попечительства в самарской области[57] . В статье 2, данного закона говорится, что настоящий закон регулирует отношения, возникающие в сфере организации и деятельности государственных органов власти по опеке и попечительству, специализированных организаций, учреждений для реализации и защиты прав и законных интересов семьи и детей в Самарской области.

Организация деятельности по осуществлению опеки и попечительства является частью семейной политики Самарской области, признается приоритетной сферой деятельности органов государственной власти и основана на следующих принципах:

– государственной поддержке деятельности семьи, органов местного самоуправления, специализированных учреждений и организаций социальной реабилитации, иных юридических лиц независимо от организационно-правовых форм по реализации и защите прав и законных интересов семьи и детей;

– законодательного обеспечения прав детей и недопустимости ограничения уровня защиты этих прав;

– подготовка детей к самостоятельной реализации и защите своих прав и законных интересов;

– ответственности за нарушение прав и законных интересов детей, а также за причинение им вреда.

В соответствии с законодательством РФ и настоящим Законом, органы опеки и попечительства в соответствии со своей компетенцией для осуществления своей деятельности наделяются следующими полномочиями:

– принимают меры к защите жилищных прав подопечных и несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей, по обеспечению их жилой площадью в случаях, предусмотренных законодательством;

– дают письменное разрешение на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного и (или) несовершеннолетнего, сдаче его в наем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечным и (или) несовершеннолетним прав, раздел имущества подопечных и (или) несовершеннолетних или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечных и (или) несовершеннолетних;

– принимают решение об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным в порядке эмансипации;

– предъявляют в судах иски, связанные с защитой прав и законных интересов подопечных и несовершеннолетних, а также о признании граждан ограниченно дееспособными, недееспособными.

Полномочия органов опеки и попечительства в сфере защиты прав, законных интересов детей отражены в статье 11, настоящего закона. Органы опеки и попечительства в сфере защиты прав, законных интересов детей:

– участвуют в судебных заседаниях при рассмотрении дел, связанных с воспитанием детей, нуждающихся в государственной помощи и иных случаях, предусмотренных законодательством;

– участвуют в исполнении решений судов о передаче или отобрании детей;

– проводят обследование условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующего на его воспитание, представляют заключения в суд по спорам, связанным с содержанием, воспитанием и образованием детей. Органы опеки и попечительства в сфере социальной защиты: оказывают помощь дееспособным совершеннолетним лицам, которые по состоянию здоровья не могут самостоятельно осуществлять свои права и выполнять свои обязанности и нуждаются в попечительстве по состоянию здоровья (в том числе до установления попечительства);

– осуществляют патронаж лиц, которые по состоянию здоровья не могут самостоятельно реализовать и защищать свои права и выполнять свои обязанности.

Должностные лица органов государственной власти Самарской области несут ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение Закона Самарской области «Об организации деятельности по осуществлению опеки и попечительства в Самарской области»[58] в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Органы опеки и попечительства в отношении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей и передаваемых под опеку (попечительство):

1) определяют в необходимых случаях управляющего недвижимым и ценным имуществом подопечного, заключают и расторгают с ним договор о доверительном управлении этим имуществом[59] ;

2) оказывают необходимую социальную, правовую помощь опекунам по вопросам воспитания, обучения, охраны и защиты имущественных и неимущественных прав подопечных.

В Красноярском районе Самарской области осуществляют свою работу органы семьи, материнства и детства, и вот данные по их работе за 2006 и 2007 год.

В течении 2006 года в районе выявлено и учтено 37 детей из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в том числе 2 из них являются круглыми сиротами, что составляют 5% от общего числа выявленных. Таким образом, 95% выявленных и учтенных детей являются социальными сиротами, что превышает на 7% показатели 2005 года.

Служба семьи проводит профилактику социального сиротства по 2-м направлениям:

– реабилитация детей из кризисных семей на базе СРЦ;

– реабилитация родителей путем оздоровления и нормализации обстановки в семье.

В течении года в социально-реабилитационные центры района и области направлены 65 детей, нуждающихся в социально-психологической и медицинской реабилитации, по окончании которой 30 детей возвращены в родительские семьи, 3 переданы под опеку родственников, 11 в приемные семьи, 3 определены в государственные образовательные учреждения для детей-сирот и детей оставшихся без попечения родителей, 2-е определены в Красноярское ПУ-67 на полное государственное обеспечение, 1 в семейную группу.

На 01.01.2007 года 15 детей продолжают реабилитацию на базе Красноярского СРЦ.

В отчетном году определенная работа проводилась по предотвращению отказов от новорожденных детей. Отказничество как явление было характерно и для нашего района.

В результате успешной реабилитационной и профилактической работы службы семьи удалось снять 3 отказа от новорожденных детей, которые в настоящее время воспитываются в родных семьях. Это позволило снизить показания по «отказным» детям, определенным на воспитания в государственные учреждения, в 3 раза (2005 г. – 7, 2006 г. – 2).

В течении отчетного года службой семьи района планомерно проводилась работа по профилактике социального сиротства в кризисных семьях.

На 01.01.2007 года на учете состоит 136 неблагополучных семей, в которых воспитываются 217 детей. В течении года снято с учета 58 семей, 38 из которых реабилитировано. Вновь поставлено в течение отчетного года 47 семей.

Анализ причин социального сиротства показывает, что ими являются:

– злоупотребление родителей спиртными напитками. Так, из 47 семей, поставленных на учет как неблагополучные 37 родителей систеиатически злоупотребляют алкоголем;

– уклонение родителей от исполнения обязанностей по воспитанию детей, пренебрежительное отношение к их нуждам.

Установление правового статуса детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей – одно из направлений в работе отдела по делам семьи, материнства и детства.

В 2006 году рассмотрено 75 дел с участием органа опеки и попечительства, в т.ч. о лишении родительских прав 1 родителя – 17 дел, 3 дела о лишении родительских прав обоих родителей, 2 по ограничению в родительских правах одного родителя.

В результате 22 ребенка получили юридический статус оставшихся без попечения родителей, что в 2 раза меньше в сравнении с 2005 годом (45 детей).

За отчетный период ограничены в правах 2 родителя в отношении 4 детей, 1 из которых передан в приемную семью, 3-е проживают с матерью.

В течении года проводилась определенная работа по определению социально-правового статуса подопечных, в результате которой 9 подопечным детям назначено в соответствии с Приказом №199 от 19.08.1999 года Министерства образования РФ денежное пособие на их содержание[60] . Подопечный ребенок признан оставшимся без попечения родителей. Мать несовершеннолетней Новрузовой Э. признана безвестно отсутствующей и приемный родитель оформила пенсию по утере кормильца.

В целях комплектования личных дел необходимыми правоустанавливающими документами, отдел семьи постоянно взаимодействует с Администрациями сельских и городских поселений и школ, с судами и др. организациями района и области, а также с органами опеки и попечительства, ЗАГС, социальной защиты других регионов России и стран ближнего зарубежья (Казахстан, Узбекистан).

В течении 2007 в районе выявлено и учтено 43 ребенка из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в том числе 8 из них являются круглыми сиротами, что составляет 18% от общего числа выявленных. Таким образом, 82% выявленных и учтенных детей являются социальными сиротами, что ниже на 7% показателей 2006 года.

Служба семьи проводит профилактику социального сиротства по 2-м направлениям:

– реабилитация детей из кризисных семей на базе СРЦ.

– реабилитация родителей путем оздоровления и нормализации обстановки в семье.

В течении года в социально-реабилитационные центры района и области в центр усыновления, опеки и попечительства направлен 51 ребенок, нуждающийся в социально-психологической и медицинской реабилитации. Всего за год реабилитировано 75 детей, из них 36 возвращены в родительские семьи, 1 передан под опеку родственников, 12 в приемные семьи района и области, 3 определены в государственные образовательные учреждения для детей-сирот и детей оставшихся без попечения родителей, остальные продолжают находиться в СРЦ.

В отчетном году определенная работа проводилась по предотвращению отказов от новорожденных детей. В результате успешной реабилитационной и профилактической работы службы семьи удалось снять 3 отказа от новорожденных детей, которые в настоящее время воспитываются в родных семьях. Это позволило стабилизировать показатель по «отказным» детям (2006–2, 2007–2), причем на 01.01.2008 года малолетняя Пряхина А., 04.10.2007 года рождения, удочерена.

В течении отчетного года службой семьи рациона планомерно проводилась работа по профилактике социального сиротства в кризисных семьях.

На 01.01.2008 года на учете состоит 123 неблагополучные семьи, в которых воспитываются 209 детей. В течении года снято с учета 37 семей, 30 из которых реабилитировано. Вновь поставлено в течение отчетного года 24 семьи.

Анализ причин социального сиротства показывает, что ими являются:

– злоупотребление родителей спиртными напитками. Так, из 24 семей, поставленных на учет как неблагополучные 16 родителей сиситематически злоупотребляют алкоголем;

– уклонение родителей от исполнения обязанностей по воспитанию детей, пренебрежительное отношение к их нуждам.

Установление правового статуса детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей – одно из основных направлений в работе отдела по делам семьи, материнства и детства.

В 2007 году рассмотрено 127 дел с участием органа опеки и попечительства, в т.ч. о лишении родительских прав 1 родителя – 29 дел, 3 дела о лишении родительских прав обоих родителей, 1 по ограничению в родительских правах одного родителя. По искам органа опеки рассматривалось 9 дел о лишении родительских прав, по искам прокурора – 5, 18 дел – по искам родственников.

В результате 34 ребенка получили юридический статус оставшихся без попечения родителей, что в 1,5 раза больше в сравнении с 2006 годом (22 ребенка). Увеличение числа детей, оставшихся без попечения родителей по причине лишения родительских прав связанно с защитой имущественных прав детей, находящихся под опекой и попечительством. В их интересах действовали опекуны и попечители.

За отчетный период ограничен в правах 1 родитель в отношении 2 детей, оба ребенка переданы в приемную семью.

В течении года проводилась работа по определению социально-правового статуса подопечных, в результате которой 8 подопечным детям назначено пособие в соответствии с Законом Самарской области №152-ГД от 07.07.2005 года «Об отдельных мерах по социальной поддержке детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»[61] . Признано умершими 2 родителей несовершеннолетних, в результате оформлена пенсия по утере кормильца, один родитель объявлен в розыск.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ «Об утверждении Положения о назначении и выплате государственных пособий гражданам, имеющим детей» №865 от 30.12.2006 года, опекунам и приемным родителям выплачено пособие при передаче 39 насовершеннолетних в семью.

Принималось участие в судебных заседаниях по защите жилищных и имущественных прав несовершеннолетних, по установлению отцовства, усыновления.

В целях камплектования личных дел необходимыми правоустанавливающими документами, отдел семьи постоянно взаимодействует с администрациями сельских и городских поселений и школ, с судами и другими организациями района и области, а также с органами опеки и попечительства, ЗАГС, социальной защиты других регионов России и стран ближнего зарубежья (Казахстан, Узбекистан).

Заключение

Одним из показателей уровня культурного развития общества является отношение к детям. Элементом культуры является и правовая культура, заключающаяся в создании и применении специальных механизмов защиты и обеспечения прав лиц, особо нуждающихся в содействии.

Правосубъектность несовершеннолетних граждан имеет свои особенности, заключающиеся в том, что состояние ребенка как субъекта права обеспечивается специальным механизмом содействия в реализации и защите прав. Такой механизм призван восполнить недостающую дееспособность несовершеннолетних, поэтому должен быть включен в структуру правосубъектности несовершеннолетних. Механизм содействия в осуществлении и защите их прав обеспечивается действиями родителей, усыновителей, опекунов и попечителей несовершеннолетних, а также деятельностью органов опеки и попечительства. В результате, особенности правосубъектности несовершеннолетнего приводят к одинаковому состоянию правосубъектности взрослого человека и ребенка.

1. Предлагается более широкий подход к содержанию дееспособности граждан, который позволяет полностью раскрыть состояние дееспособности несовершеннолетних. Необходимо закрепить в нормах ст. ст. 26 и 28 Гражданского кодекса РФ (далее ГК РФ) способность ребенка к совершению правомерных юридических действий, помимо сделок (юридические поступки, иные, помимо сделок, правомерные юридические действия).

Определение в структуре дееспособности способности совершать правомерные юридические действия, не ограничивающиеся сделками, позволило прийти к выводу о невозможности применения к иным юридическим действиям несовершеннолетних правил о совершении сделок. Так, малолетние вправе самостоятельно совершать иные юридические действия, которые разрешены для них законом (создавать авторские произведения, давать согласие на изменение имени и фамилии, определение места жительства с одним из родителей и т.п.), напротив несовершеннолетние, достигшие возраста 14 лет, вправе совершать любые правомерные юридические действия, не относимые к сделкам, абсолютно самостоятельно, за исключением случаев предусмотренных законом.

2. В механизм реализации прав несовершеннолетних наряду с действиями законных представителей и содействующих лиц включается деятельность ООиП по контролю за сделками, влекущими уменьшение имущества несовершеннолетнего. Кроме того, ООиП непосредственно участвуют в осуществлении субъективных гражданских прав подопечных (права собственности, права на жилище, права на выбор места жительства и пр.).

Поэтому нормы, регулирующие отношения с участием ООиП, в соответствии со статьей 71 Конституции РФ не могут быть закреплены в законодательстве субъектов РФ. Статус указанных органов местного самоуправления противоречит характеру их деятельности по реализации гражданских прав несовершеннолетних. Для устранения отмеченного противоречия предлагается создать единую федеральную систему ООиП, обеспеченную единым финансированием, управляемую и подконтрольную одному федеральному органу исполнительной власти; установить единый порядок деятельности ООиП в федеральном законодательстве; определить ответственность ООиП за осуществление своей деятельности; закрепить в актах гражданского, семейного и жилищного законодательства согласованный механизм реализации прав несовершеннолетних с участием ООиП.

3. С целью обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних необходимо дополнить п. 3 ст. 37 ГК РФ следующим положением: «ООиП не вправе давать разрешение (согласие) на сделки с жилыми помещениями, влекущие уменьшение прав несовершеннолетнего, не сопровождающиеся встречным эквивалентным предоставлением в виде приобретения иного жилого помещения, обеспечивающего жилищные права несовершеннолетнего в прежнем объеме. При этом обеспечение жилищных прав несовершеннолетнего является условием получения разрешения ООиП и должно быть произведено до свершения сделки, на которую требуется разрешение ООиП». Органы опеки и попечительства отказывают в даче такого согласия в случае, если сделки с имуществом несовершеннолетних нарушают права или законные интересы указанных лиц. Сделки, совершенные в нарушение положений настоящей статьи, а также хотя и с разрешения ООиП, но с нарушением прав или законных интересов несовершеннолетних являются ничтожными и влекут последствия ничтожности сделки, которые распространяются и на добросовестного приобретателя».

4. Необходимо внести некоторые дополнения и изменения в законодательство в части обеспечения места жительства несовершеннолетнего, оставшегося без попечения родителей. Поскольку имеющееся в законе деление места жительства и места пребывания позволяет сделать вывод, что несовершеннолетний, оставшийся без попечения родителей и оказавшийся без закрепленного за ним жилья, является лицом без определенного места жительства. В п. 2 ст. 8 ФЗ №159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» «место жительства» следует определить таким образом: «жилое помещение, закрепленное за несовершеннолетним, в котором ребенок постоянно или преимущественно проживал до определения ему формы устройства, предусмотренной законодательством; в случае отсутствия такого помещения, местом жительства несовершеннолетнего является место его преимущественного проживания в соответствии с избранной формой устройства: у опекунa, попечителя, в приемной семье, в учреждении для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей и т.п.». Такое положение позволит обеспечить место жительства ребенка в целях реализации других связанных с ним прав, когда он длительное время находится под надзором назначенных ему законных представителей.

5. Механизм обеспечения несовершеннолетнего, члена семьи собственника, жилым помещением, предусмотренный ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, представляется неэффективным. Для практической реализации несовершеннолетним права на жилое помещение необходимо дополнить ч. 4 ст. 31 ЖК РФ следующими положениями: «В случае прекращения семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка право пользования жилым помещением собственника, являющегося одним из родителей, сохраняется за несовершеннолетним и вторым родителем до решения вопроса об обеспечении несовершеннолетнего иным жилым по-мегцением на постоянной основе. Такое право сохраняется за несовершеннолетним до решения вопроса об обеспечении его собственником жилым помещением в соответствии с настоящим кодексом в иных случаях. При этом имущественное положение несовершеннолетнего не влияет на обязанность собственника обеспечить его жилым помещением. Права пользования жилым помещением сохраняются за несовершеннолетним и вторым родителем до решения вопроса об обеспечении ребенка иным жилым помещением также в случае отчуждения собственником жилого помещения». Подобное дополнение, на мой взгляд, обеспечит действие механизма, заложенного в ч. 4 ст. 31 ЖК РФ на практике.

6. Для обеспечения не эмансипированному несовершеннолетнему свободы предпринимательской деятельности следует определить в ГК РФ режим доходов и имущества, получаемого в результате такой деятельности, а также распространить на все предпринимательские сделки несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет режим свободного, то есть самостоятельного заключения, не требующего получения на каждую сделку согласия содействующих лиц. Таким образом, юному предпринимателю следует разрешить не только свободно распоряжаться доходами от предпринимательской деятельности, но и иным имуществом, приобретенным в результате предпринимательских сделок. При этом, распоряжение имуществом, приобретенным на доходы от предпринимательской деятельности, должно осуществляться исключительно в целях предпринимательской деятельности несовершеннолетнего. Иные сделки ребенка должны отвечать установленному для них в ГК правилу. При этом следует ввести в ГК РФ статью 26.1. «Предпринимательская деятельность несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет» следующего содержания:

«1. Заниматься индивидуальной предпринимательской деятельностью с момента государственной регистрации в установленном законом порядке вправе несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет. Перечень видов деятельности, которыми несовершеннолетний заниматься не вправе, устанавливается законом или постановлениями Правительства РФ.

2. Согласие родителей, усыновителей или попечителя на занятие несовершеннолетним предпринимательской деятельностью выражается путем предоставления нотариально удостоверенного согласия указанных лиц в регистрирующий орган для государственной регистрации несовершеннолетнего в качестве индивидуального предпринимателя.

3. При соблюдении условий, предусмотренных п. I и п. 2 настоящей статьи, несовершеннолетний вправе совершать сделки, составляющие содержание предпринимательской деятельности, самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей или попечителя. Все остальные сделки несовершеннолетний совершает в соответствии со ст. 26 кодекса.

4. При наличии достаточных оснований суд по ходатайству родителей, усыновителей или попечителя либо органа опеки и попечительства может прекратить предпринимательскую деятельность несовершеннолетнего, отменив действие государственной регистрации несовершеннолетнего в качестве индивидуального предпринимателя».

Без предоставления ребенку относительно свободного режима предпринимательской деятельности, приближающего ее к общему режиму предпринимательства, такая деятельность не сможет быть условием эмансипации, поскольку не отвечает всем необходимым ее признакам и существенно ограничена контролем содействующих лиц.

7. При приобретении полной дееспособности в случае вступления в брак, следует точно установить нижний возрастной предел с 16 лет, внеся изменения в гражданское и семейное законодательство. Семейное законодательство говорит о возможности вступления в брак с более раннего возраста при исключительных условиях установленных законами субъектов. В данное время эта статья не отвечает интересам не только гражданско-правовой охраны несовершеннолетних, но и нередко уголовно-правовой.

8. До сих пор не принят так необходимый закон «Об органах ювенальной юстиции». Достаточно формализованный гражданский процесс не способствует достижения целей правосудия по делам несовершеннолетних. Необходимо регламентировать рассмотрение дел о нарушениях прав несовершеннолетних специальным законом с упрощенным порядком правосудия, ведь речь идет о детях.

Несмотря на реализацию в семейном и гражданском законодательстве РФ основных требований Конвенции о правах ребенка, существует настоятельная необходимость дальнейшего совершенствования правовых основ обеспечения защиты прав и безопасности детей.


Библиографический список

Нормативно-правовые акты

1. Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. [Текст] / Права человека. Основные международные документы. – М., Юридическая литература. 1995. – 288 с.

2. Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. [Текст] / Права человека. Основные международные документы. – М., Юридическая литература. 1995. – 288 с.

3. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. // Российская газета. –1993. – №237.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: офиц. текст: Принят 30.11.1994 г. по состоянию на 06.12.2007 // Собрание законодательства РФ. – 1994. – №32. – Ст. 3301.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: офиц. текст: Принят 26.01.1996 г. по состоянию на 06.12.2007 // Собрание законодательства РФ. – 1996. – №5. – Ст. 410.

6. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: офиц. текст: Принят 26.11.2001 г. по состоянию на 29.11.2007 // Собрание законодательства РФ. –2001. – №49. – Ст. 4552.

7. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: офиц. текст: Принят 14.11.2002 г. по состоянию на 04.12.2007 // Собрание законодательства РФ. – 2002. – №46. – Ст. 4532.

8. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: офиц. текст: Принят 24.06.2002 г., по состоянию на 02.10.2007 // СЗ РФ. – 2002. – №30. – Ст. 3012.

9. Семейный кодекс Российской Федерации [Текст]: офиц. текст: Принят 29.12.1995 г. по состоянию на 21.07.2007 // Собрание законодательства РФ. – 1996. – №1. – Ст. 16.

10. О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей [Текст]: [Федеральный закон №159-ФЗ, принят 21.12.1996 г., по состоянию на 22.08.2004] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – №52. – Ст. 5880.

11. О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним [Текст]: [Федеральный закон №122-ФЗ, принят 21.07.1997 г., по состоянию на от 23.11.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1997. – №30. – Ст. 3594.

12. Об актах гражданского состояния [Текст]: [Федеральный закон №143-ФЗ, принят 15.11.1997 г., по состоянию на 18.07.2006] // Собрание законодательства РФ. – 1997. – №47. – Ст. 5340.

13. О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним [Текст]: [Федеральный закон №122-ФЗ, принят 21.07.1997 г., по состоянию на 23.11.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1997. – №30. – Ст. 3594.

14. О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» [Текст]: [Федеральный закон №26-ФЗ, принят 11.08.1994 г., по состоянию на 29.12.2004] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – №16. – Ст. 1864.

15. О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации [Текст]: [Закон РФ №1541–1, принят 04.07.1991 г., по состоянию на 15.06.2006] // Ведомости СНД и ВС РСФСР. – 1991. – №28. – Ст. 959.

16. Об организации деятельности по осуществлению опеки и попечительства в Самарской области [Текст]: [Закон Самарской области №2-ГД, принят 02.04.1998 г., по состоянию на 08.10.2007] // Волжская коммуна. –1998. – №62–63. – С. 19.

17. О внесении изменений в закон Самарской области «Об организации деятельности по осуществлению опеки и попечительства в самарской области» [Текст]: [Закон Самарской области №93-ГД, принят 08.10.2007 г.] // Волжская коммуна. – 2007. – №190. – С. 21.

18. Об отдельных мерах по социальной поддержке детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей [Текст]: [Закон Самарской области №152-ГД, принят 07.07.2005 г., по состоянию на 01.11.2007] // Волжская коммуна. – 2005. – №125. – С. 31.

19. Об утверждении положения о порядке выплаты денежных средств на питание, приобретение одежды, обуви, мягкого инвентаря для детей, находящихся под опекой (попечительством) [Текст]: [Приказ Минобразования РФ №199, от 19.08.1999 г.] // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2000. – №10. – С. 31.

Научная и учебная литература

20. Аксенчук Л.A. Правоспособность несовершеннолетнего в сфере предпринимательской деятельности [Текст] // Законодательство. – 2004. – №12. – С. 12–13.

21. Александрова А.Л. Защита прав несовершеннолетних при сделках с недвижимым имуществом [Текст] // Адвокат. – 2004. – №10. – С. 17.

22. Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. [Текст] – М., Юридическая литература. 1955. – 714 с.

23. Батяев А.А. О правах несовершеннолетних при приватизации жилого фонда, совершении сделок с недвижимым имуществом [Текст] // Жилищное право. – 2007. – №4. – С. 12.

24. Безрук Н.П. Проблемы защиты прав и законных интересов несовершеннолетних членов семьи собственника жилого помещения [Текст] // Семейное и жилищное право. – 2007. – №1. – С. 21.

25. Беспалов Ю.Ф. Некоторые вопросы семейной дееспособности ребенка [Текст] // Нотариус. – 2008. – №2. – С. 14.

26. Беспалов Ю. Средства судебной защиты гражданских прав ребенка [Текст] // Российская юстиция. – 2007. – №3. – С. 21.

27. Беспалов Ю. Обеспечение права ребенка на жилище [Текст] // Российская юстиция. – 2007. – №6. – С. 17.

28. Бондаренко Э.Н. Трудовая правоспособность, дееспособность и юридические факты [Текст] // Журнал российского права. – 2008. – №1. – С. 20.

29. Брагинский М.И., Ярошенко К.В. Гражданский кодекс РФ с учетом изменений и новых законодательных актов [Текст] // Законодательство. – 2008. – №2. – С. 18.

30. Букшина С.В. Эмансипация несовершеннолетних граждан по законодательству Российской Федерации: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. [Текст] – Томск., 2003. – 36 с.

31. Булаевский Б.А. Правовое положение несовершеннолетних по российскому гражданскому законодательству: Автореф. диссертации канд. юрид. наук. [Текст] – М., 1998. – С. 12.

32. Васильев В.А. Представительство несовершеннолетних работников: теория и практика развития [Текст] // Трудовое право. – 2008. – №1. – С. 21.

33. Васьковский Е.А. Учебник гражданского права [Текст] – М., Статус. 2003. – 576 с.

34. Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в гражданском и семейном праве. [Текст] – Рига., Зинатне. 1976. – 462 с.

35. Величкова О.И. Проблемы законного представительства несовершеннолетних [Текст] // Цивилист. – 2007. – №3. – С. 13.

36. Гражданское право: Учебник. Т. 2. Полутом 1 [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2007. – 814 с.

37. Гражданское право: Часть 1. Учебник. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. Т 2. – М., Проспект. 2006. – 768 с.

38. Гражданское право. Ч. 1 [Текст] / Под ред. Илларионовой Т.Н., Гончало Б.М. – М., Юристь. 2004. – 756 с.

39. Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав [Текст] – М., Юрид. лит. 1972. – 114 с.

40. Ефремова А. Дети в сделках с недвижимостью (часть 1) [Текст] // Правовые вопросы недвижимости. – 2004. – №2. – С. 21.

41. Кирилловых А.А. Жилищный кодекс РФ и права несовершеннолетних на жилые помещения [Текст] // Адвокат. – 2007. – №9. – С. 16.

42. Комарова О.Д. Договор доверительного управления имуществом несовершеннолетних [Текст] // Современное право. – 2007. – №7. – С. 24.

43. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. – М., Юрайт-Издат. 2006. – 844 с.

44. Коммерческое право Учебник [Текст] / Под ред. Попондопуло В.Ф., Яковлевой В.Ф. – СПб., Изд-во С-Петербург ун-та. 2002. – 622 с.

45. Королева Г. Защита имущественных прав несовершеннолетних [Текст] // Законность. – 2006. – №7. – С. 21.

46. Костычева А.И. Наследование по завещанию [Текст] // Бюллетень нотариальной практики. – 2003. – №2. – С. 17.

47. Лаптев В.В. Предпринимательское право: понятие и субъекты [Текст] – М., Юристъ. 2003. – 688 с.

48. Лаптев В.В. Хозяйственное право предпринимательской деятельности [Текст] // Государство и право. – 2008. – №1. – С. 21.

49. Михайлова И.А. Актуальные проблемы совершенствования законодательства о гражданско-правовом статусе физических лиц [Текст] // Гражданское право. – 2005. – №1. – С. 12.

50. Михайлова И.А. Некоторые аспекты дееспособности несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет [Текст] // Нотариус. – 2006. – №4. – С. 12.

51. Михеева Л.Ю. Опека и попечительство: Теория и практика [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2004. – 286 с.

52. Нестолий ВТ. Правовые вопросы предпринимательства несовершеннолетних [Текст] // Российская юстиция. – 2008. – №2. – С. 25.

53. Никитина Е.М. Регулирование труда и занятости несовершеннолетних [Текст] // Вопросы ювенальной юстиции. – 2008. – №2. – С. 23.

54. Ништ Т.А. Учет интересов несовершеннолетних детей в имущественных отношениях супругов [Текст] // Юридический мир. – 2007. – №3. – С. 16.

55. Носенко Л.И. Некоторые аспекты защиты имущественных прав несовершеннолетних граждан в судебном порядке [Текст] // Адвокатская практика. – 2004. – №3. – С. 21.

56. Осокина Г. Гражданская процессуальная право- и дееспособность [Текст] // Российская юстиция. – 2007. – №5. – С. 31.

57. Осокина Г. Понятие, виды и основания законного представительства [Текст] // Российская юстиция. – 2008. – №1. – С. 16.

58. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права [Текст] – М., Юристъ. 2007. – 476 с.

59. Попондопуло В.Ф. Торговое право – институт гражданского (предпринимательского) права [Текст] // Арбитражные споры. – 2007. – №1. – С. 23.

60. Пятков Д.В. Формирование правосубъектности предпринимателя [Текст] // Журнал российского права. – 2006. – №1. – С. 16.

61. Раев Д. Пределы прав несовершеннолетних эмансипированных граждан [Текст] // Российская юстиция. – 2001. – №8. – С. 21.

62. Серебровский В.И. Очерки советского наследственного права. [Текст] – М., Юрилитиздат. 1953. – 632 с.

63. Сорокин С. Имущественные права ребенка в семье [Текст] // Российская юстиция. – 2000. – №2. – С. 21.

64. Тотьев К. Легитимация субъектов предпринимательской деятельности [Текст] // Законность. – 2002. – №12. – С. 12.

65. Фаршатов И. Охрана жилищных прав несовершеннолетних [Текст] // Российская юстиция. – 1999. – №8. – С. 21.

66. Шерстнева Н.С. Опека и попечительство как форма воспитания несовершеннолетних [Текст] // Семейное и жилищное право. – 2007. – №2. – С. 21.

67. Ювенальное право: учебник для вузов [Текст] // Под ред. Заряева А.В., Малкова В.Д. – М., ЗАО Юстицинформ. 2005. – 576 с.

Материалы юридической практики

68. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ №6, пленума ВАС РФ №8, от 01.07.1996 г.] // Вестник ВАС РФ. – 1996. – №9. – С. 32.

69. О некоторых вопросах применения судами Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ №8, от 24.08.1993 г.] //Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961–1993, М., Юридическая литература, 1994. - С. 415.

70. О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ №8, от 24.04.2006 г.] // Российская газета, №92, 03.05.2006 г.

71. Постановление Президиума ВАС РФ 21 февраля 2005 г. №3124/05 // Вестник ВАС РФ. – 2005. – №7. – С. 29.

72. Постановление ФАС Поволжского округа 1 марта 2007 г. по делу №А55–32124/07 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – №8. – С. 32.


[1] Осокина Г. Понятие, виды и основания законного представительства [Текст] // Российская юстиция. – 2008. – № 1. – С. 16.

[2] Михеева Л.Ю. Опека и попечительство: Теория и практика [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2004. – С. 73.

[3] Васильев В.А. Представительство несовершеннолетних работников: теория и практика развития [Текст] // Трудовое право. – 2008. – № 1. – С. 21.

[4] Булаевский Б.А. Правовое положение несовершеннолетних по российскому гражданскому законодательству: Автореф. диссертации канд. юрид. наук. [Текст] – М., 1998. – С. 12.

[5] Бондаренко Э.Н. Трудовая правоспособность, дееспособность и юридические факты [Текст] // Журнал российского права. – 2008. – № 1. – С. 20.

[6] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. – М., Юрайт-Издат. 2006. – С. 151.

[7] Шерстнева Н.С. Опека и попечительство как форма воспитания несовершеннолетних [Текст] // Семейное и жилищное право. – 2007. – № 2. – С. 21.

[8] Костычева А.И. Наследование по завещанию [Текст] // Бюллетень нотариальной практики. – 2003. – № 2. – С.17.

[9] Васьковский Е.А. Учебник гражданского права [Текст] – М., Статус. 2003. – С. 176.

[10] Серебровский В.И. Очерки советского наследственного права. [Текст] – М., Юрилитиздат. 1953. – С. 98 - 99.

[11] Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. [Текст] – М., Юридическая литература. 1955. – С. 148-149.

[12] Королева Г. Защита имущественных прав несовершеннолетних [Текст] // Законность. – 2006. – № 7. – С. 21.

[13] Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав [Текст] – М., Юрид. лит. 1972. – С. 52.

[14] Величкова О.И. Проблемы законного представительства несовершеннолетних [Текст] // Цивилист. – 2007. – № 3. – С. 13.

[15] Михайлова И.А. Некоторые аспекты дееспособности несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет [Текст] // Нотариус. – 2006. – № 4. – С. 12.

[16] Ништ Т.А. Учет интересов несовершеннолетних детей в имущественных отношениях супругов [Текст] // Юридический мир. – 2007. – № 3. – С. 16.

[17] Коммерческое право Учебник [Текст] / Под ред. Попондопуло В.Ф., Яковлевой В.Ф. – СПб., Изд-во С-Петербург ун-та. 2002. - С. 114.

[18] Аксенчук Л.A. Правоспособность несовершеннолетнего в сфере предпринимательской деятельности [Текст] // Законодательство. – 2004. – № 12. – С. 12-13.

[19] Вестник ВАС РФ. – 1996. – № 9. – С. 32.

[20] Постановление ФАС Поволжского округа 1 марта 2007 г. по делу № А55-32124/07 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 8. – С. 32.

[21] Нестолий ВТ. Правовые вопросы предпринимательства несовершеннолетних [Текст] // Российская юстиция. – 2008. – № 2. – С. 25.

[22] Гражданское право. Ч. 1 [Текст] / Под ред. Илларионовой Т.Н., Гончало Б.М. – М., Юристь. 2004. – С. 351.

[23] Брагинский М.И., Ярошенко К.В. Гражданский кодекс РФ с учетом изменений и новых законодательных актов [Текст] // Законодательство. – 2008. – № 2. – С. 18.

[24] Нечаева A.M. О правоспособности и дееспособности физических лиц [Текст] // Государство и право. – 2001. – № 2. – С. 13.

[25] Никитина Е.М. Регулирование труда и занятости несовершеннолетних [Текст] // Вопросы ювенальной юстиции. – 2008. – № 2. – С. 23.

[26] Безрук Н.П. Проблемы защиты прав и законных интересов несовершеннолетних членов семьи собственника жилого помещения [Текст] // Семейное и жилищное право. – 2007. – № 1. – С. 21.

[27] Фаршатов И. Охрана жилищных прав несовершеннолетних [Текст] // Российская юстиция. – 1999. – № 8. – С.21.

[28] Ведомости СНД и ВС РСФСР. – 1991. – № 28. – Ст. 959.

[29] Батяев А.А. О правах несовершеннолетних при приватизации жилого фонда, совершении сделок с недвижимым имуществом [Текст] // Жилищное право. – 2007. – № 4. – С. 12.

[30] Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 16. – Ст. 1864.

[31] Кирилловых А.А. Жилищный кодекс РФ и права несовершеннолетних на жилые помещения [Текст] // Адвокат. – 2007. – № 9. – С. 16.

[32] Александрова А.Л. Защита прав несовершеннолетних при сделках с недвижимым имуществом [Текст] // Адвокат. – 2004. – № 10. – С. 17.

[33] Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 52. – Ст. 5880.

[34] Беспалов Ю. Обеспечение права ребенка на жилище [Текст] // Российская юстиция. – 2007. – № 6. – С. 17.

[35] Носенко Л.И. Некоторые аспекты защиты имущественных прав несовершеннолетних граждан в судебном порядке [Текст] // Адвокатская практика. – 2004. – № 3. – С. 21.

[36] Беспалов Ю.Ф. Некоторые вопросы семейной дееспособности ребенка [Текст] // Нотариус. – 2008. – № 2. – С.14.

[37] Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 16.

[38] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права [Текст] – М., Юристъ. 2007. – С. 74.

[39] Лаптев В.В. Хозяйственное право предпринимательской деятельности [Текст] // Государство и право. – 2008. – № 1. – С. 21.

[40] Попондопуло В.Ф. Торговое право - институт гражданского (предпринимательского) права [Текст] // Арбитражные споры. – 2007. – № 1. – С. 23.

[41] Раев Д. Пределы прав несовершеннолетних эмансипированных граждан [Текст] // Российская юстиция. – 2001. – № 8. – С. 21.

[42] Лаптев В.В. Предпринимательское право: понятие и субъекты [Текст] – М., Юристъ. 2003. – С. 217.

[43] Букшина С.В. Эмансипация несовершеннолетних граждан по законодательству Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. [Текст] – Томск., 2003. – С. 17.

[44] Пятков Д.В. Формирование правосубъектности предпринимателя [Текст] // Журнал российского права. – 2006. – № 1. – С. 16.

[45] Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в гражданском и семейном праве. [Текст] – Рига., Зинатне. 1976. – С.8.

[46] Гражданское право: Учебник. Т. 2. Полутом 1 [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2007. – С. 231.

[47] Тотьев К. Легитимация субъектов предпринимательской деятельности [Текст] // Законность. – 2002. – № 12. – С. 12.

[48] Беспалов Ю. Средства судебной защиты гражданских прав ребенка [Текст] // Российская юстиция. – 2007. – № 3. – С. 21.

[49] Гражданское право: Часть 1. Учебник. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. Т 2. – М., Проспект. 2006. - С. 240.

[50] Ювенальное право: учебник для вузов [Текст] // Под ред. Заряева А.В., Малкова В.Д. – М., ЗАО Юстицинформ. 2005. – С. 78; Михайлова И.А. Актуальные проблемы совершенствования законодательства о гражданско-правовом статусе физических лиц [Текст] // Гражданское право. – 2005. – № 1. – С. 12.

[51] Постановление Президиума ВАС РФ 21 февраля 2005 г. № 3124/05 // Вестник ВАС РФ. – 2005. – № 7. – С. 29.

[52] Ведомости СНД и ВС РСФСР. – 1991. – № 28. – Ст. 959.

[53] Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 30. – Ст. 3594.

[54] Осокина Г. Гражданская процессуальная право- и дееспособность [Текст] // Российская юстиция. – 2007. – № 5. – С. 31.

[55] Ефремова А. Дети в сделках с недвижимостью (часть 1) [Текст] // Правовые вопросы недвижимости. – 2004. – № 2. – С. 21.

[56] Сорокин С. Имущественные права ребенка в семье [Текст] // Российская юстиция. – 2000. – № 2. – С. 21.

[57] Волжская коммуна. – 2007. – № 190. – С. 21.

[58] Об организации деятельности по осуществлению опеки и попечительства в Самарской области [Текст]: [Закон Самарской области № 2-ГД, принят 02.04.1998 г., по состоянию на 08.10.2007] // Волжская коммуна. –1998. – № 62-63. – С. 19.

[59] Комарова О.Д. Договор доверительного управления имуществом несовершеннолетних [Текст] // Современное право. – 2007. – № 7. – С. 24.

[60] Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2000. – № 10. – С. 31.

[61] Волжская коммуна. – 2005. – № 125. – С. 31.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий