Принципы уголовного процесса

Понятие и значение принципов уголовного процесса. Назначение уголовного судопроизводства. Законность при производстве по уголовному делу. Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Обеспечение подозреваемому право на защиту.

План

Введение

1. Понятие и значение принципов уголовного процесса

2. Система принципов уголовного судопроизводства

3. Характеристика отдельных принципов уголовного процесса

3.1 Назначение уголовного судопроизводства

3.2 Законность при производстве по уголовному делу

3.3 Осуществление правосудия только судом

3.4 Уважение чести и достоинства личности

3.5 Неприкосновенность личности

3.6 Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве

3.7 Неприкосновенность жилища

3.8 Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений

3.9 Презумпция невиновности

3.10 Состязательность сторон

3.11 Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту

3.12 Свобода оценки доказательств

3.13 Язык уголовного судопроизводства

3.14 Право на обжалование процессуальных действий и решений

Заключение

Литература


Введение

Тема моей курсовой работы – принципы уголовного процесса. Целями и задачами данной курсовой работы является рассмотрение и раскрытие понятия, значения и системы уголовного судопроизводства, а также характеристика отдельных принципов уголовного процесса.

На мой взгляд, принципы уголовного судопроизводства являются одной из актуальных тем уголовного процесса. Будучи основополагающими правовыми положениями, они олицетворяют собой фундаментальную и стержневую базу построения и функционирования уголовно-процессуального законодательства, демократическую направленность его содержания. Принципы отражают сущность и содержание уголовного процесса, характеризуют его исторический тип, определяют предмет и метод процессуального регулирования. Они характеризуют уровень защиты прав и свобод человека в уголовном судопроизводстве.

Принципы уголовного судопроизводства не могут произвольно определяться законодателем, они отражают тип государства и соответствующее ему право, уровень развития теоретической мысли, судебной практики, правосознания общества.

Принципы уголовного процесса представляют собой наиболее общие правовые положения, т.е. содержанием каждого из них является, достаточно общая, широкая правовая идея, которая находит свое конкретное выражение во множестве других процессуальных правил, институтов уголовно-процессуального права.

Реализуя исходные конституционные положения, УПК РФ формулирует и развивает 14 принципов, составляющих становой хребет обновленного уголовного судопроизводства.


1. Понятие и значение принципов уголовного судопроизводства

Уголовно-процессуальное законодательство и регулируемая им уголовно-процессуальная деятельность опираются на ряд руководящих, системообразующих положений, которые определяют характер всего уголовного процесса, его идеологическую и политическую направленность, играют в нем особую, главенствующую роль.

Эти основы уголовного процесса принято называть его принципами (от латинского « principium » - «основополагающее начало», «основа»).

Научное определение правовых понятий, к числу которых, несомненно, относится и понятие принципов уголовного процесса, необходимо как для определения концептуальных основ уголовно-процессуальной деятельности, степени цивилизованности судопроизводства, его типа (исторической формы), так и для правильного применения норм действующего права.

Вот почему исследование понятия, системы и содержания принципов уголовного процесса не может рассматриваться как абстрактно-теоретическое, далекое от повседневной деятельности органов дознания, следствия, прокуратуры и суда.

В юридической литературе были высказаны различные суждения по поводу определения принципов, но при всем различии они сходны в одном: принципы – это исходные, руководящие положения (начала), определяющие сущность и предназначение какой-либо теории, науки, мировоззрения, политической организации и т.д[1] . В целом такова общепризнанная в юридической литературе точка зрения на понятие принципов. Однако, сойдясь на этом, авторы резко расходятся в решении вопроса о том, с какого момента сформулированная руководящая идея может быть отнесена к категории принципов.

Должна ли она быть закреплена в законе или же она может стать принципом, оставаясь идеей, вытекающей из норм морали, этики или передовых научных разработок?

Согласно позиции, занимаемой одной группой авторов, эти руководящие идеи вначале материализуются в трудах классиков и идеологов, в программных документах различных организаций и поэтому значительно опережают по времени факт своего законодательного закрепления. По их мнению, большинство общесоциальных принципов либо совсем не закреплены в тексте законов в виде адекватных терминов и словесных формулировок, либо получили в них лишь частичное отражение[2] .

Другие утверждают, что никакие идеи сами по себе не могут регулировать общественные отношения до тех пор, пока они не станут правовыми актами и не обретут государственно-властного, поэтому и общеобязательного характера[3] .

Григорьев В.Н., Победкин А.В. и Яшин В.Н. считают, что в каждом подходе содержится рациональное зерно, в связи с чем, для решения данного вопроса необходим дифференцированный подход.

Однако любая правовая деятельность (в частности уголовный процесс) подробно регулируются нормами права. И даже самые мудрые и прогрессивные идеи могут регулировать данные правоотношения лишь тогда, когда они найдут воплощение в правовых нормах, т.е. приобретут общеобязательную силу.

Однако следует иметь в виду, что отдельные основополагающие, руководящие, стержневые идеи необязательно должны закрепляться в нормах права буквально. Формулировка принципа как минимум должна вытекать из содержания совокупности правовых норм.

Учитывая, что уголовное судопроизводство – это правоприменительная деятельность, имеющая под собой детальную нормативную основу, представляется, что соответствующие принципы должны носить императивный, властно-повелительный характер, содержать обязательные предписания, выполнение которых обеспечивается всем арсеналом правовых средств.

Таким образом, на основе изложенного можно прийти к выводу, что принципы уголовного процесса – это закрепленные в законе исходные, руководящие положения (идеи), определяющие его сущность, единство и построение и представляющие собой не что иное, как государственно-властные требования, обращенные к участникам уголовного судопроизводства[4] .

Принципы уголовного процесса составляют основу конкретного и детального правового регулирования уголовно-процессуальной деятельности на всех ее стадиях. Ни одна процессуальная норма не должна им противоречить. При пробеле в законе, несогласованности различных правовых норм или трудностях в их применении суд, органы следствия, дознания и прокуратуры обязаны руководствоваться принципами уголовного процесса. Сама практическая деятельность по расследованию, разбирательству в судах и разрешению уголовных дел должна быть строго согласована с процессуальными принципами[5] .


2. Система принципов уголовного процесса

Все принципы уголовного судопроизводства тесно взаимосвязаны и образуют некую совокупность правовых основ. Имея каждый собственное содержание, они тем не менее взаимно обуславливают действие друг друга и составляют систему [6] , которая определяет демократическое содержание и форму отечественного уголовного процесса.

Следует отметить, что вопрос о системе принципов уголовного судопроизводства России считается традиционно дискуссионным и в юридической литературе решается весьма неоднократно:

· одни процессуалисты разделяют принципы по месту их закрепления на конституционные и специальные (т.е. закрепленные в иных законодательных актах)[7] ;

· другие делят их по сфере влияния – судопроизводственные (функциональные) и судоустройственные (организационные)[8] ;

· третьи подразделяют их на общепроцессуальные (служащие основой для всей системы уголовного процесса) и специфические ( характерные для его подсистем – досудебное и судебное производство)[9] ;

· кроме того в литературе выделяют межотраслевые (общеправовые) и отраслевые принципы[10] , а также принципы отдельных стадий [11] .

Непродуктивной и ошибочной представляется точка зрения, в соответствии с которой выделяют принципы уголовно-процессуального права, принципы уголовно процессуальной деятельности и принципы науки уголовного процесса. Нет, и не может быть особых принципов уголовно-процессуальной деятельности, отличных от принципов уголовно-процессуального права, закрепленных в Конституции РФ и УПК РФ[12] .

Но, как справедливо отвечает В.В. Городилов, провозглашаемые различными авторами системы принципов уголовного процесса вместо того, чтобы отражать его сущность, отражают лишь взгляды того или иного процессуалиста на уголовный процесс.

Представляется, что правы те процессуалисты, которые утверждают, что в связи с одинаковой значимостью всех принципов уголовного процесса для надлежащего отправления правосудия и решения задач уголовного судопроизводства нельзя признать правомерными попытки деления принципов уголовного процесса на различные категории вообще[13] .

Поэтому целесообразнее придерживаться мнения большинства современных процессуалистов, полагающих, что принципы уголовного процесса действуют в рамках целостной системы, где сущность и значение каждого принципа обуславливается не только собственным содержанием, но и функционированием всей системы, где нарушение любого принципа приводит обычно к нарушению других принципов, однако благодаря все той же неделимости системы она обладает способностью к сохранению своей целостности, самовосстановлению, благодаря чему, нарушение какого-либо принципа процесса необязательно парализует систему, и не исключает возможность решения задач уголовного процесса. Например, нарушение принципа обеспечения обвиняемому права на защиту может быть устранено путем последовательного полного и объективного исследования обстоятельств дела, осуществление правосудия только судом и др[14] .

Нельзя не отметить, что система принципов уголовного судопроизводства постоянно совершенствовалась и дополнялась по мере развития государственной и политической системы в России. Следуя курсу гуманизации уголовного судопроизводства, законодатель включил в ее состав такие принципы, как уважение чести и достоинства личности, охрана прав и свобод человека и гражданина, состязательность сторон и некоторые другие принципы, которые ранее к таковым не относились; и наоборот, необоснованно упразднил принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств уголовного дела[15] .

В настоящее время, базируясь на положениях действующего уголовно-процессуального закона, в систему принципов российского уголовного процесса можно включить: назначение уголовного судопроизводства (ст.6); законность (ст.7); осуществление правосудия только судом (ст.8); уважение чести и достоинства личности (ст.9); неприкосновенность личности (ст.10); охрану прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст.11); неприкосновенность жилища (ст.12); тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст.13); презумпцию невиновности (ст.14); состязательность сторон (ст.15); обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст.16); свободу оценки доказательств (ст.17); язык уголовного судопроизводства (ст.18); право на обжалование процессуальных действий и решений (ст.19).

Указанные принципы уголовного процесса прямо предусмотрены в специализированной главе УПК РФ (гл. 2), которая так и называется – принципы уголовного судопроизводства.

Вместе с тем перечень принципов отечественного уголовного процесса этим далеко не исчерпывается. Анализ отдельных норм Конституции РФ и уголовно-процессуального законодательства России позволяет с полной уверенностью утверждать, что к основополагающим началам и идеям отечественного уголовного процесса следует отнести также: публичность (ст.21 УПК); независимость судей и присяжных заседателей и подчинение их только закону (ст.120 Конституции РФ, ст. 1 и 9 Закона РФ от 26июня 1992г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации»[16] ); гласность судебного разбирательства (ст.123 Конституции РФ, ст. 241 УПК); осуществление правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ, 244 УПК); непосредственность и устность разбирательства, неизменность состава суда (ст. 240, 242 УПК); всесторонность, полнота и объективность предварительного расследования.

Также следует сказать о том, что среди процессуалистов нет единого мнения о числе принципов, составляющих соответствующую систему, а поэтому приведенный перечень является условным.

Происходит это из-за того, что ученые по-разному понимают сущность уголовного процесса, неодинаково трактуют понятие и содержание его основных правовых положений, а также их системы.

Именно поэтому авторы, отстаивающие нормативно-правовой характер принципов уголовного процесса, указывают в своих работах, как правило, меньшее их количество, чем их оппоненты.

Другой причиной отсутствия единства в этом вопросе являются различные подходы процессуалистов к формулировке их наименований. Так, до принятия УПК РФ некоторые авторы в своих работах объединяли в единый принцип такие исходные положения, как неприкосновенность личности и неприкосновенность жилища[17] , другие, наоборот, разъединяли непосредственность и устность разбирательства, неизменность состава суда в самостоятельные принципы уголовного процесса[18] и т.п. Именно поэтому одни авторы в своих работах указывали, что оптимальное число принципов отечественного судопроизводства составляет двадцать[19] . Вторые полагали, что исходные положения уголовного процесса должны насчитывать четырнадцать принципов[20] , третьи – предлагали тринадцать основополагающих начал[21] . И, наконец, четвертые и в настоящее время насчитывают до двадцати двух принципов, функционирующих в уголовном процессе России[22] .

Сказанное свидетельствует как об имевшем место в теории необоснованном расширении системы принципов уголовного судопроизводства, так и его сужении. В настоящее время законодатель четко установил, что принципами уголовного судопроизводства являются именно те нормативные положения, которые установлены в гл. 2 УПК РФ[23]


3. Характеристика отдельных принципов уголовного процесса

3.1 Назначение уголовного судопроизводства

В статье 6 УПК записано, что уголовное судопроизводство имеет своим назначением:

1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления;

2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Изложив эти положения в гл. 2 УПК РФ, именуемой «Принципы уголовного судопроизводства», законодатель, определяя «назначение уголовного судопроизводства», придал ему основополагающий характер для определения типа уголовного процесса и реализации в нем тех основных правовых начал, которые именуются принципами уголовного судопроизводства.

Защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, обеспечивает реализацию положений ст.52 Конституции РФ, гарантирующей охрану прав потерпевших от преступлений и обеспечение им доступа к правосудию.

Защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, осуществляется посредством обнаружения и уголовного преследования лиц, совершивших преступление, их осуждения и справедливого наказания, устранение причин совершения преступлений. Средствами достижения этой цели уголовного судопроизводства выступают: процессуальные правила доказывания, возможность применения мер уголовно-процессуального принуждения и т.д. Хотя в ст.6 УПК раскрытие преступления и не названо задачей уголовного судопроизводства, очевидно, что без ее решения права потерпевших не будут обеспеченны в полной мере.

Назначение уголовно-процессуальной деятельности не может достигаться за счет необоснованного и незаконного ограничения прав граждан, нарушения их конституционных свобод. Охранительный тип уголовного процесса рассматривает задачу обеспечения защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод как равновеликую задаче раскрытия преступления и защиты прав потерпевшего и предусматривает неразрывную связь между этими задачами.

Положение о том, что уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию, является принципом уголовного судопроизводства по новому УПК (ч.2 ст.6).

Назначение уголовного судопроизводства с полной определенностью свидетельствует о том, что законные и обоснованные действия и решения, принятые в ходе и в результате этой деятельности, должны способствовать укреплению законности и правопорядка, обеспечению прав и свобод граждан.

Назначение уголовного судопроизводства в части защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, достигается тем эффективнее, чем быстрее раскрывается преступление, и обеспечивается неотвратимость ответственности для лиц, чья вина достоверно доказана[24] .


3.2 Законность при производстве по уголовному делу

Руководящим началом в деятельности всех государственных органов, общественных организаций, должностных лиц и большинства граждан является принцип неуклонного соблюдения законов.

Законность как особое общественное явление неразрывно связана с соответствием закону конкретных действий и актов, с неуклонным исполнением законов всеми участниками общественных отношений.

Принцип законности состоит в требовании точного и неуклонного соблюдения и исполнения Конституции РФ, УПК РФ судом, прокурором, следователем, органом дознания и дознавателем[25] .

Данный принцип получил свое закрепление в ст. 15, 49, 120, 123 и др. Конституции Российской Федерации и ст. 7 УПК РФ, а также развит в иных многочисленных нормах уголовно-процессуального права.

Так, в соответствии со ст. 7 УПК суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий уголовно-процессуальному закону Российской Федерации.

В тех случаях, когда указанными органами и должностными лицами в ходе производства по уголовному делу будет установлено несоответствие какого-либо федерального закона или иного нормативного правового акта нормам или положениям уголовно-процессуального закона, они должны принимать решение в соответствии с нормами действующего УПК.

Нарушение судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства отдельных предписаний уголовно-процессуального закона влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

В соответствии сданным принципом любые определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Следует помнить, что принцип законности детализируется во всех нормах уголовно-процессуального права, распространяет свое действие на всех стадиях уголовного процесса. С ним согласуются все принципы процесса, и не без основания в отдельных научных изданиях он именуется «принципом принципов».

Таким образом, законность можно определить как универсальный, всеохватывающий принцип, который находит свое выражение во всех принципах и нормах процессуального права, распространяется на все стадии уголовного процесса и заключает в себе точного и неуклонного соблюдения и исполнения законов, регламентирующих уголовное судопроизводство, всеми участниками этой сферы деятельности[26] .

3.3 Осуществление правосудия только судом

Правосудие – это осуществляемая в соответствии с уголовно-процессуальным законом деятельность судов по рассмотрению уголовных дел в судебном заседании и их законному и обоснованному и справедливому разрешению[27] .

Этот принцип, предусматривающий исключительное право суда осуществлять правосудие, не допускает переложения данной функции ни на один внесудебный орган государства.

Указанный принцип, сформулированный в ст. 118 Конституции РФ, получает свое развитие в ст. 49 Конституции, раскрывающий саму суть правосудия: признать лицо виновным в совершении преступления, а также подвергнуть его уголовному наказанию, полномочен только суд своим приговором. Лишь суд вправе принять решение о применении указанных в законе мер процессуального принуждения, ограничивающих права и свободы человека и гражданина. Только суд вправе принять решение о применении к лицу принудительной меры медицинского характера.

Аналогичное условие содержит и УПК РФ (ст. 8). В частности в этой статье сказано, что правосудие по уголовному делу в Российской Федерации осуществляется только судом. Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом.

Рассматриваемый принцип придает судебному разбирательству в суде первой инстанции значение важнейшей стадии уголовного процесса, а суд выделяет из всех иных органов, ведущих производство по делу, ставит в особое положение, обязывая выступать гарантом прав и свобод человека и гражданина.

Принцип осуществления правосудия только судом не ограничивается судебным разбирательством в суде первой инстанции, а характеризует все судебные стадии процесса. В каждой из них правосудие осуществляется в тех формах, которые соответствуют характеру и назначению разрешаемых в данной стадии задач.

Принцип определяет такой правовой режим, при котором отмена или изменение судебных решений допускается не иначе как вышестоящим судом и в порядке осуществления правосудия по уголовным делам. Ни одно судебное решение, не может быть отменено или изменено каким бы то ни было государственным органом, в том числе высшей государственной властью. В этом проявляется не только исключительность, но и полнота судебной власти: вступившие в законную силу решения суда обязательны для всех, не исключая и высшие органы власти.

Исключительное право суда осуществлять правосудие исходит из того, что деятельность суда протекает в особом правовом режиме, который создает такие преимущества в разрешении уголовных дел, какими не располагает ни одна иная форма государственной деятельности. Этот режим заключает в себе наибольшие гарантии для вынесения по уголовному делу законного, обоснованного и справедливого решения[28] .

3.4 Уважение чести и достоинства личности

Принцип уважения чести и достоинства личности состоит в обязанности суда, прокурора, следователя, дознавателя и органа дознания при выполнении своих процессуальных функций по уголовному делу не осуществлять действий и не принимать решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также в запрете обращения, унижающего человеческое достоинство участника уголовного судопроизводства либо создающего опасность для его жизни и здоровья[29] .

В уголовном процессе, где в интересах расследования уголовного дела приходится ограничивать права и свободы не только подозреваемого и обвиняемого, но и потерпевшего, свидетеля, а также других лиц, выяснять обстоятельства личной, а порой и интимной жизни граждан, необходим особенно прочный механизм гарантий от необоснованного и чрезмерного стеснения этих ценностных личных благ. Такую охранительную функцию призван выполнять принцип уважения чести и достоинства личности. Являясь конституционным положением (ст. 21 Конституции РФ), данный принцип нашел свое закрепление и в УПК РФ (ст. 9). В соответствии с этим принципом в ходе уголовного судопроизводства запрещается осуществление действий и принятия решений, унижающих честь участвующих в нем лиц, а также обращение, унижающее их человеческое достоинство либо создающее опасность их жизни и здоровью. Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Более того, данный принцип определяет взаимоотношения между органами или должностными лицами государства и участвующими в уголовном деле лицами таким образом, что первые обязаны оберегать честь и достоинство участвующих в деле лиц, вторые располагают широким комплексом средств защиты от унижающего их честь и достоинство обращения[30] .

Названный принцип служит преградой для выполнения действий, могущих причинить личности физический, моральный или иной вред.

Закрепленный в ст. 9 УПК РФ принцип уважения чести и достоинства проявляется и конкретизируется во многих процессуальных нормах, регулирующих производство по делу на всех стадиях процесса. Так, в ч. 3 ст. 161 УПК РФ содержится запрет на разглашение в ходе следствия данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства без их согласия. Согласно ч. 4 ст. 179 УПК при освидетельствовании лица другого пола следователь не присутствует, если освидетельствование сопровождается обнажением. Фотографирование, видеозапись и киносъемка такого следственного действия проводятся только с согласия свидетельствуемого лица и др.

Принцип уважения чести и достоинства в полной мере проявляется и на стадии судебного разбирательства. Так, судебное разбирательство может быть проведено в закрытой форме, если рассмотрение уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и других преступлениях может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства либо сведений, унижающих их честь и достоинство (п.3 ч.2 ст.241 УПК РФ).

Суд не вправе включать в оправдательный приговор формулировки, ставящие под сомнение невиновность оправданного или порочащие его честь и доброе имя.

Составной частью рассматриваемого принципа является запрет применения к участникам уголовного судопроизводства насилия, пыток, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения[31] .

3.5 Неприкосновенность личности

Данный принцип уголовного судопроизводства закреплен не только внутренними законами Российской Федерации, но и различными международными договорами, ратифицированными Россией. В частности, в Международном пакте о гражданских и политических правах указано, что каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. В ст. 9 этого документа сказано, что никто не должен быть лишен свободы иначе как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом.

Что касается Конституции РФ, то право каждого на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22) гарантируется в ней тем, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускается только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов (ч. 2 ст. 22 Конституции РФ, ст. 10 УПК)[32] .

Важнейшей гарантией неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве является предоставление права ограничения свободы гражданина только суду. Лишь для кратковременного задержания подозреваемого (на срок не более 48 часов) судебное решение не требуется[33] .

Рассматриваемый принцип обеспечивает также и надлежащие условия содержания лица под стражей. В ч.3 ст.11 УПК РФ говорится, что лица, задержанные по подозрению в совершении преступления, а также заключенные под стражу, должны содержаться в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью, иное противоречит международным нормам[34] .

Статья 10 УПК РФ (неприкосновенность личности) содержит правило, в соответствии с которым никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований, предусмотренных Кодексом.

В соответствии с данной статьей суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконного задержанного, лишенного свободы или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного уголовно-процессуальным законом.

Из сказанного можно сделать следующие выводы:

1.) неприкосновенность личности гарантируется не только отраслевым (т.е. уголовно-процессуальным), конституционным (Конституцией РФ), но и международным правом (Международный пакт о гражданских и политических правах и другие акты);

2.) ограничение свободы и личной неприкосновенности, как правило, возможно по решению судебных органов и только на сроки, предусмотренные уголовно-процессуальным законом.

3.6 Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве

В соответствии со ст.2 и ч.1 ст.45 Конституции РФ государство обязано признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, создавая при этом условия для их реализации и механизмы их защиты. В этом заключается основное содержание принципа охраны прав и свобод личности, действующего не только в уголовном судопроизводстве, но и в других сферах общественной деятельности[35] .

Содержание указанного принципа составляет ряд положений, закрепленных в ст.11 УПК РФ.

Первое заключается в том, что государственный орган или должностное лицо, осуществляющее уголовное судопроизводство (суд, прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель), обязано разъяснить всем иным участникам уголовного процесса (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и т. п.) их права и обязанности, а также обеспечивать возможность реализации этих прав. Следует иметь в виду, что правовой статус большинства участников уголовного судопроизводства меняется в зависимости от стадий процесса, разъяснение их прав и обязанностей осуществляется на каждой стадии[36] .

Второе положение предусматривает, что при наличии достаточных данных о том, что участникам уголовного судопроизводства, а также их родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают, в пределах своей компетенции, в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные законом.

И, наконец, третье положение данного принципа предусматривает, что вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном законом (гл. 18 УПК)[37] .

Принцип охраны прав и свобод человека и гражданина тесно связан с другими принципами уголовного судопроизводства такими как уважение чести и достоинства личности (ст.9 УПК), неприкосновенность личности (ст.10 УПК), неприкосновенность жилища (ст.12 УПК), тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст.13 УПК), презумпция невиновности (ст.14), обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст.16 УПК), язык судопроизводства (ст.18).

Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч.3 ст.17 Конституции РФ)[38] .

3.7 Неприкосновенность жилища

Содержание данного принципа вытекает из закрепленного в ст.25 Конституции РФ императива о неприкосновенности жилища, а также из положений ст.12 Всеобщей декларации прав человека, ст.17 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст.8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. В соответствии с этими актами и нормами комментируемой статьи никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как на основании судебного решения, а также в случаях и в порядке, предусмотренных действующим УПК РФ[39] .

Этот принцип обеспечивает право на неприкосновенность частной жизни, уважение личной и семейной тайны, уважение чести и достоинства личности в уголовном судопроизводстве, поскольку именно эти права ограничиваются в наибольшей степени в случае производства процессуальных действий, связанных с проникновением в жилище[40] .

Действие этого принципа в уголовном судопроизводстве проявляется в том, что:

·во-первых, закон устанавливает конкретные основания для проведения осмотра жилища, обыска и выемки в жилище (эти действия осуществляются исключительно для обнаружения следов преступления и выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, - ст.176, 182, 183 УПК);

·во-вторых, закон, как правило, разрешает производство указанных следственных действий на основании судебного решения (ст.12, 29, ч.5 ст.177, 182, 183 УПК);

·в-третьих, закон детально регламентирует порядок производства этих следственных действий и фиксации их результатов (ст.164, 177, 180, 182, 183 УПК).

Некоторым исключением из данного принципа являются указанные в законе случаи осуществления указанных следственных действий без судебного решения (ч.5 ст.165 УПК). В частности, эти действия могут быть произведены по постановлению следователя или дознавателя и без судебного решения в случаях, не терпящих отлагательства. В этих ситуациях судья и прокурор уведомляются о производстве действий в течение 24 часов, еще в течение 24 часов судья проверяет законность и обоснованность их производства, о чем выносит соответствующее постановление. Признание судьей незаконности производства какого-либо следственного действия вызывает признание доказательств, полученных в ходе этого следственного действия, недопустимыми.

Следует отметить, что за незаконное проникновение в жилище предусмотрена ответственность, вплоть до уголовной (ст.139 УК РФ)[41] .

3.8 Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений

Право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести, доброго имени, а также право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений предусмотрено Конституцией РФ (ст.23). Положения, гарантирующие данное право, закреплены также в некоторых международных актах. В частности, п.1 ст.8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусматривает, что «каждый человек имеет право на уважение… его корреспонденции».

Ограничение этого права допускается исключительно на основании судебного решения (ст.13, 29, 185, 186 УПК).

В соответствии с данным принципом для проведения таких следственных действий, как обыск, наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемки в учреждениях связи, а также контроль и запись телефонных и иных переговоров, должностное лицо, осуществляющее уголовное судопроизводство, должно получить соответствующее судебное решение (ч.2 ст.13 УПК).

Действующее уголовно – процессуальное законодательство предусматривает исключение из данного правила. Когда производство указанных следственных действий не терпит отлагательства, они могут быть проведены на основании постановления следователя без получения судебного решения (ч.5 ст.165 УПК). В данном случае следователь обязан в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомить об этом судью и прокурора.

Следует отметить, что принцип обеспечения права на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений не перестает действовать с момента ограничения этого права на основании судебного решения в указанных выше случаях. Закон обеспечивает сохранение в тайне полученных сведений на протяжении всего производства по уголовному делу. В ходе досудебного производства данные предварительного расследования могут быть преданы гласности лишь в том случае, если это не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, разглашение же данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства допускается только с их согласия (ч.3 ст.161 УПК).

В ходе судебного производства переписка, запись телефонных и иных переговоров, телеграфные, почтовые и иные сообщения лиц могут быть оглашены в открытом судебном заседании только с их согласия. В противном случае указанные материалы оглашаются и исследуются исключительно в закрытом судебном заседании (ч.4 ст.241 УПК)[42] .

3.9 Презумпция невиновности

Принцип презумпции невиновности (от лат. praesumptio предположение) закреплен в ст. 49 Конституции, ч. 1 которой гласит: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».

Презумпция невиновности является общепризнанной гарантией прав человека и закреплена во многих междyнародно-правовых актах, например, в ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

В УПК РФ этот принцип закреплен в ст. 14, однако этим его законодательная регламентация не исчерпывается. Многие положения как общей, так и особенной частей УПК РФ обусловлены действием именно этого принципа и представляют собой различные формы его проявления в уголовном судопроизводстве(например, ч.5 ст.348, ч.4 ст.302 УПК РФ и др.).

Презумпция невиновности действует не только в отношении обвиняемого, но также в отношении подозреваемого и любого иного лица.

Назначение презумпции невиновности состоит в процессуальном сдерживании субъектов уголовного судопроизводства, ведущих производство по делу, а также любых иных лиц в отношении обвиняемого (подозреваемого), что обеспечивает всестороннее и полное исследование обстоятельств дела, исключает обвинительный уклон, защищает права лица, привлеченного к уголовной ответственности.

Содержание презумпции невиновности состоит в том, что в силу прямого предписания Конституции РФ и уголовно-процессуального закона лицо, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, считается невиновным, вплоть до определенного законом момента, независимо от убеждения лиц, ведущих производство по делу[43] . Презумпция невиновности выражает не личное мнение того или иного лица, ведущего производство по уголовному делу, а объективное правовое положение. Тем самым обвиняемого невиновным считает закон, т.е. государство, общество считают гражданина добросовестным, добропорядочным до тех пор, пока иное не доказано и не установлено в предусмотренном законом порядке компетентной судебной властью.

В частности, в содержание принципа презумпции невиновности входят следующие положения:

1.Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения (п.2 ст.49 Конституции РФ и ч.3 ст.14 УПК);

2.Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого (п.3 ст.49 Конституции РФ и ч.3 ст.14 УПК);

3.Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях (ч.4 ст.14 УПК).

Таким образом, данный принцип служит гарантом от необоснованного обвинения и осуждения, а также нацеливает органы государства на объективное, беспристрастное установление обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, без чего невозможно обеспечить принятие законного, обоснованного и справедливого решения по делу в целом[44] .

3.10 Состязательность сторон

Принцип состязательности сторон, предусмотренный ч.3 ст.123 Конституции РФ и ст.15 УПК, определяет такое построение уголовного процесса, в котором функции обвинения (уголовного преследования) и защиты разграничены между собой, отделены от судебной деятельности и выполняются сторонами, пользующимися равными процессуальными правамидля отстаивания своей позиции, а суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав и разрешает уголовное дело по существу[45] .

Таким образом, в качестве основных элементов рассматриваемого принципа можно выделить: 1) отделение функций обвинения и защиты от функции правосудия и их размежевание между собой; 2) наделение сторон равными процессуальными правами для осуществления своих функций; 3) руководящее положение суда в уголовном процессе.

Выделение обвинения и защиты в качестве самостоятельных функций, их размежевание между собой и отделение от судебной деятельности составляют ту основу, на которой базируется и действует принцип состязательности.

По существу, состязательность подразумевает процессуальное равноправие сторон, отстаивающих перед судом свои интересы. Признание права на состязание – это и признание права за состязающимися сторонами использовать равные средства и возможности для обоснования своих утверждений и требований. Процессуальное равноправие означает, что все, что вправе делать обвинитель длядоказывания обвинения, вправе делать и защита для его опровержения; все, что вправе делать гражданский истец для поддержания иска, вправе делать и ответчик для возражения против него. Конституция провозглашает равенство сторон перед законом и судом, а ст.244 УПК конкретно указывает, что стороны обвинения и защиты пользуются в судебном разбирательстве равными правами по представлению и исследованию доказательств, выступлению в судебных прениях, заявлению ходатайств и по иным процессуальным вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства. Следует иметь в виду, что процессуальное равноправие сторон гораздо шире перечисленных прав и распространяется не только на фактическую, но и на юридическую сторону дела. Как обвинитель, так и подсудимый с защитником вправе излагать свои соображения и выводы по поводу всех вопросов, возникающих в судебном заседании и решаемых приговором, в том числе о квалификации преступления и применении наказания (ст. 246-250 УПК и др.).

При отсутствии прокурора и защитника судебное разбирательство не перестает быть состязательным. В этом случае как подсудимый, так и потерпевший в качестве сторон самостоятельно защищают свои права и интересы, используя при этом весь потенциал предоставляемых им прав.

Равенство сторон и состязательность – могучий метод познания истины, гарантия соблюдения прав и законных интересов сторон. Состязательное начало определяет лицо всего судебного процесса, весь егострой, придает приговору силу особой убедительности, повышает его правовую и социальную значимость.

На предварительном следствии, где следователь осуществляет функцию обвинения и сам же принимает процессуальные решения, принцип состязательности проявляется в рассмотрении судом жалоб на решение прокурора, следователя или дознавателя (ст. 125 УПК). Кроме того, наличие принципа состязательности не освобождает должностных лиц государственных органов – участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения от выполнения при расследовании преступлений и судебном разбирательстве уголовных дел конституционной обязанности по защите прав и свобод человека и гражданина, в том числе от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, иного ограничения прав и свобод.

3.11 Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту

Обобщенное законодательное закрепление принцип обеспечения обвиняемому права на защиту получил в ст.48, 49, 50 и 51 Конституции РФ, в которых закреплены гарантии права на получение квалифицированной юридической помощи при защите прав и свобод граждан.

Более детально содержание данного принципа закреплено в ст.16 УПК, где сказано, что подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

В тех случаях, когда законом предусмотрено обязательное участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого или обвиняемого, привлечение последнего к участию в уголовном деле обеспечивается должностными лицами судопроизводства[46] .

У данного принципа есть 5 составляющих:

1.Наличие у обвиняемого (подозреваемого) комплекса прав, позволяющих ему защитить свои интересы (ст.46 и 47 УПК).

2. Наличие у защитника обвиняемого (подозреваемого) определенного комплекса прав, позволяющих ему реализовать свою уголовно-процессуальную функцию (ст.49,53,248,438 УПК).

3. Наличие у законного представителя обвиняемого (подозреваемого) определенного комплекса прав, позволяющих ему защищать интересы представляемого (ст.48,426,428,437 УПК).

4. Обязанность компетентных органов обеспечить им возможность защищаться установленными законом средствами и способами, в том числе бесплатно (ч.2 ст.16, ст.49-51 УПК).

5. Обязанность компетентных органов обеспечить охрану их личных и имущественных прав (ст.160 УПК РФ)[47] .

Из содержания данной статьи следует, что право подозреваемого и обвиняемого на защиту не замыкается на предоставлении ему защитника. Оно охватывает всю совокупность принадлежащих лицам прав, осуществление которых дает возможность оспаривать выдвинутое против них подозрение или обвинение, доказывать свою непричастность к преступлению, невиновность или меньшую степень виновности, защищать другие законные интересы в деле (моральные, имущественные, трудовые и др.)[48] .

3.12 Свобода оценки доказательств

Основным содержанием принципа свободы оценки доказательств, закрепленного в ст. 17 УПК, является независимость судьи, присяжных заседателей, а также прокурора, следователя и дознавателя от чьего-либо влияния при оценке собранных по уголовному делу доказательств. В соответствии с указанным принципом лицо, оценивающее совокупность собранных по уголовному делу доказательств, руководствуется исключительно внутренним убеждением, законом и совестью.

Внутреннее убеждение представляет собой определенную уверенность лица в отношении допустимости, относимости, достоверности и достаточности собранных по уголовному делу доказательств для принятия определенного процессуального решения (ч. 1 ст. 88 УПК).

Оценка доказательств в соответствии со своей совестью подразумевает подчинение оценки не только профессиональному правосознанию, но и нравственному самоконтролю, основанному на известных общечеловеческих ценностях и истинах, представлениях о добре и зле, справедливости и порядочности[49] .

Следующим условием, исходящим от данного принципа, является то, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Тем самым законодатель исключает формальный (персонифицированный) подход к оценке доказательств в отечественном уголовном процессе.

Однако следует отметить, что некоторые элементы формальной теории оценки доказательств имеют место и в уголовном судопроизводстве России. Проявляется это в предписаниях закона об обязательном назначении судебной экспертизы для установления: причин смерти, характера и степени вреда, причиненного здоровью, психического или физического состояния подозреваемого, обвиняемого и потерпевшего и др. (ст. 196 УПК). Тем самым в данном случае законодатель изначально отдает предпочтение заключению эксперта при установлении указанных выше обстоятельств, по отношению к иным видам доказательств (показания свидетеля, потерпевшего или обвиняемого, вещественные доказательства и т.п.).

Данное положение следует рассматривать как незначительное исключение из общего правила свободы оценки доказательств, свойственного отечественному уголовному процессу[50] .

3.13 Язык уголовного судопроизводства

В многонациональных государствах решение вопроса о языке, на котором должно вестись судопроизводство, имеет принципиальное, и прежде всего политическое, значение, ибо представляет собой составную часть решения проблемы национальных отношений.

Конституция РФ (ч. 2 СТ. 26) устанавливает право каждого на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества.

Во исполнение данного конституционного положения уголовно-процессуальный закон не предусматривает единого государственного языка для осуществления уголовного судопроизводства на всей территории Российской Федерации. Этот вопрос решается конституциями и другими законами республик, входящих в состав Российской Федерации.

Применительно к уголовно-процессуальной деятельности законодатель в ст. 18 УПК установил, что уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке.

Участвующим в уголовном деле лицам, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, обеспечивается право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика.

Если в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, то указанные документы предоставляются им в переводе на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на иной язык, которым он владеет.

Любое ограничение прав подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, защитника, обусловленное незнанием ими языка, на котором ведется судопроизводство, и необеспечение этим лицам возможности пользоваться на каждой стадии процесса родным языком является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влечет отмену приговора и других процессуальных решений, принимаемых по делу (см. п.5 ч.2 ст.381 УПК)[51] .

3.14 Право на обжалование процессуальных действий и решений

Конституционное право каждого на обжалование решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц (ст. 46 Конституции РФ) в настоящее время возведено в ранг уголовно-процессуального принципа. Его реализация осуществляется посредством применения многочисленных статей УПК (ст. 19, 123-127,354-360,373-389,402-419 Кодекса и др.). Особое место среди них занимают статьи, расположенные в гл. 16 УПК, которая специально посвящена процедуре обжалования в уголовном процессе.

В соответствии с вышеназванными нормами уголовно-процессуального права действия (бездействие) и решения органов дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда могут быть обжалованы как участниками уголовного судопроизводства, так и иными лицами в той части, в которой эти действия или решения затрагивают их интересы (ст. 123 УПК).

Действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает три формы обжалования действий и решений вышеназванных органов и должностных лиц.

Первая форма предоставляет возможность принесения жалобы на действия или решения органа дознания, дознавателя и следователя прокурору (ст. 124 УПК). По результатам рассмотрения жалобы прокурор выносит постановление о ее полном или частичном удовлетворении либо об отказе в таковом.

Вторая форма предусматривает обращение с соответствующей жалобой в суд. Причем обжалованы могут быть не только действия или решения названных органов, но и действия и решения прокурора (ст. 125 УПК). Суд по результатам рассмотрения жалобы также выносит соответствующее постановление (об удовлетворении жалобы или об отказе в этом). Следует иметь в виду, что принесение данной жалобы в суд не лишает соответствующее лицо права одновременно обратиться с подобной жалобой и к прокурору (кроме жалобы на самого прокурора).

Третья форма предусматривает возможность обжалования приговоров, определений, постановлений суда, как не вступивших, так и вступивших в законную силу, а также его решений, принимаемых в ходе досудебного производства по уголовному делу (ст. 127 УПК). По результатам рассмотрения жалобы на решения суда, принимаемые в ходе до судебного производства, выносится определение, а в остальных случаях - приговор.

Немаловажной заслугой разработчиков действующего уголовно-процессуального законодательства России является то, что закон устанавливает не только саму процедуру подачи и рассмотрения данных жалоб, чего не было в старом законе, но и жесткие сроки рассмотрения этих жалоб прокурором и судом.

В частности, прокурор обязан рассмотреть принесенную ему жалобу в течение 3 суток (в исключительных случаях - в течение 10 суток) со дня ее получения (ч. 1 ст. 124 УПК). Суд обязан осуществить данные действия в отношении жалобы в течение 5 суток со дня ее поступления (ч. 3 СТ. 125 УПК). Несколько иные сроки предусмотрены лишь для рассмотрения жалоб на приговоры, постановления и определения судов первой и апелляционной инстанции.

Таким образом, из сказанного следует, что право на обжалование действий (бездействия) и решений органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, как прокурору, так и в суд является важным механизмом защиты своих прав и законных интересов всеми участниками уголовного процесса, а также эффективным средством осуществления прокурорского надзора и судебного контроля за законностью в сфере уголовного судопроизводства.


Заключение

Принципы уголовного судопроизводства определяют характер всего уголовного процесса, его идеологическую и политическую направленность, играют в нем особую, главенствующую роль.

На основании вышеизложенного, можно сделать следующие выводы:

1) принципы уголовного процесса представляют собой объективные правовые категории, отражающие политические, правовые и нравственные идеи, господствующие в обществе;

2) принципы представляют собой наиболее общие правовые положения;

3) все принципы уголовного судопроизводства имеют нормативное выражение, т.е. закреплены в законе;

4) принципы уголовного судопроизводства являются нормами руководящего значения, т.е. подлежат непосредственному применению и являются обязательными к исполнению всеми участниками уголовного судопроизводства;

5) все принципы уголовного судопроизводства образуют целостную систему, где содержание и значение каждого принципа обусловлено функционированием всей их системы.

Таким образом, на основе изложенного можно прийти к выводу, что принципы уголовного процесса – это закрепленные в законе исходные, руководящие положения (идеи), определяющие его сущность, единство и построение и представляющие собой не что иное, как государственно-властные требования, обращенные к участникам уголовного судопроизводства.


Список литературы

1. Конституция Российской Федерации. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003. – 32с.

2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. – 592 с.

3. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный. Издание второе, переработанное. Под ред. А.Я. Сухарева. Изд-во «Норма». 2004.

4. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М., 2002. С.50.

5. Алексеев С.С. Проблемы теории и права. Свердловск, 1972. С 105-160.

6. Алиев Т.Т., Громов Н.А. Основные начала уголовного судопроизводства. М., 2003. С 13-15.

7. Ахмадулин. А. Всесторонность, полнота и объективность предварительного расследования как принцип уголовного процесса.//Законность №8. С.43.

8. Басков В.И. Курс прокурорского надзора. М., 1998. С. 67.

9. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. М., 2003. С.48.

10. Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. Л., 1986. С. 32-34.

11. Быков В.М. Принципы уголовного процесса по Конституции РФ 1993 года.//Российская юстиция.1994.№8. С.8-9.

12. Вандышев В.В. Уголовный процесс: Конспект лекций. СПб., 2002. С.27.

13.Ведомости СНД и ВС РФ. №30. Ст. 1792.

14. Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс: Учебник – М.: Изд-во Эксмо, 2005. С.66.

15. Гриценко А.В. Система принципов и цель производства по уголовному делу//Правоведение. 2000. №6. С. 179-192.

16. Даньшина Л.И. Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование в уголовном процессе России. Учебное пособие для вузов. М., 2003. С.15.

17. Демидов И.Ф. Принципы предварительного следствия//Руководство для следователей. М., 1998. С.94.

18. Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса (вопросы теории и практики). М., 1971. С. 9.

19. Курс советского уголовного процесса: Общая часть/Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. М., 1989. С. 136.

20. Прокурорский надзор в Российской Федерации: Учебник/Под ред. В.И. Рохлина. СПб., 2000. С. 38-39.

21. Проценко В. Критерий систематизации принципов уголовного судопроизводства//Российская юстиция. №1 – 2. 2005. С. 87.

22. Рыжаков А.П. Краткий курс уголовного процесса (по новому УПК РФ): Учебное пособие. – 2-е изд., испр. и доп., 2003. – 288.с.

23. Советский уголовный процесс: Учебник 3-е издание, перераб. и доп. М., 1984. С. 34-36.

24. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. М., 1968. С. 125-126.

25. Тыричев И.В. Понятие и сущность уголовного процесса//Уголовный процесс/Под общ. ред. П.А. Лупинской. М., 1995. С.90-126.

26. Уголовный процесс: Учебник для вузов/Под ред. В.Т. Божьева. М., 1998. С.71-101.

27. Уголовный процесс. Учебник для вузов/Под общ. ред. Заслуженного юриста РСФСР, доктора юридических наук, профессора А.С. Кобликова. – М.: Издательство НОРМА. 2000. С.24.

28. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник/Отв. Ред. П.А. Лупинская – М.: Юристъ, 2003. 797 с.

29. Уголовный процесс. Учебник для юридических вузов/Под общ. ред. В.И. Радченко. М., 2003. С.45.

30. Химичева Г.П. Принципы Уголовного процесса: Лекция М., 1995. С 3-8.

31. Штеренберг М.И. Проблема Берталанфии и определение жизни//Вопросы философии. 1996. №2. С.51-66.

32. Явич Л.С. Право и социализм. М., 1982. С.42-43.

33. Якупов Р.Х. Уголовный процесс: Учебник для вузов/Под общ. ред. В.Н. Галузо. М., 1998 С.81.


[1] Басков В.И. Курс прокурорского надзора. М., 1998г. С.67.

[2] Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. Л., 1986. С.32 – 34; Курс советского уголовного процесса: Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. М., 1989. С.136; Явич Л.С. Право и социализм. М., 1982. С. 42 – 43 и др.

[3] Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса (вопросы теории и практики). М.,1971. С.9; Прокурорский надзор в Российской Федерации: Учебник / Под ред. В.И. Рохлина. СПб., 2000. С. 38 – 39; Химичева Г.П. Принципы уголовного процесса: Лекция. М., 1995. С 3 – 8; Алиев Т.Т., Громов Н.А. Основные начала уголовного судопроизводства. М., 2003. С. 15.

[4] Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Понятие, значение и признаки уголовного процесса. Уголовный процесс: Учебник. – М.: Изд-во Эксмо, 2005. С. 66 – 68.

[5] Уголовный процесс. Учебник для вузов/ Под общ. ред. Заслуженного юриста РСФСР, доктора юридических наук, профессора А.С. Кобликова. – М.: Издательство НОРМА. 2000. С.24.

[6] Штеренберг М.И. Проблема Берталанфи и определение жизни // Вопросы философии. 1996. №2. С. 51 – 66.

[7] Советский уголовный процесс: Учебник.3-е издание, перераб. и доп. М., 1984 С. 34 – 36; Уголовно-процессуальное право: Учебник/Под общ. ред. проф. П.А. Лупинской. М.,1997. С.94.

[8] Вандышев В.В. Уголовный процесс: Конспект лекций. СПб., 2002. С.27.

[9] Демидов И.Ф. Принципы предварительного следствия//Руководство для следователей. М.,1998. С.94.

[10] Якупов Р.Х. Уголовный процесс: Учебник для вузов/Под ред. В.Н. Галузо. М.,1998. С.81.

[11] Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М.,1968. С.125 – 126; Алексеев С.С. Проблемы теории права. Свердловск, 1972. С. 105 – 106; Уголовный процесс: Учебник для юридических высших учебных заведений/Под общ. ред. В.И. Радченко. М., 2003. С45.

[12] Проценко. В. Критерий систематизации принципов уголовного судопроизводства//Российская Юстиция. №1 – 2.2005. С.87.

[13] Алиев Т.Т., Громов Н.А. Основные начала уголовного судопроизводства. М., 2003. С. 13.

[14] Гриненко А.В. Система принципов и цель производства по уголовному делу. // Правоведение. 2000. №6. С. 179 – 192; Ахмадулин А. Всесторонность, полнота и объективность предварительного расследования как принцип уголовного процесса. // Законность.№8. С. 43.

[15] Григорьев В.Н., Победкин А.В, Яшин В.Н. Система принципов уголовного процесса. Уголовный процесс: Учебник. – М., Изд-во Эксмо, 2005. С.71.

[16] Ведомости СНД и ВС РФ. № 30. Ст. 1792.

[17] Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божьева. М.,1998. С. 71 – 101; Даньшина Л.И. Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование в уголовном процессе России: Учебное пособие для вузов. М., 2003. С. 15.

[18] Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. П.А. Лупинской. М., 1995. С. 123 – 126.

[19] Тыричев И.В. Понятие и сущность уголовного процесса // Уголовный процесс / Под общ. ред. П.А. Лупинской. М., 1995. С. 90 – 126.

[20] Быков В.М. Принципы уголовного процесса по Конституции РФ 1993г. // Российская Юстиция. 1994. №8. С. 8 – 9.

[21] Ульянова Л.Т. Принципы уголовного процесса // Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. М.,1997. С. 49 – 60.

[22] Алев Т.Т., Громов Н.А. Основные начала уголовного судопроизводства. М., 2003. С. 11 – 143.

[23] Григорьев В.Н., Победкин А.В, Яшин В.Н. Система принципов уголовного процесса. Уголовный процесс: Учебник. – М., Изд-во Эксмо, 2005. С.73.

[24] Назначение уголовного судопроизводства. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. Ред. П.А. Лупинская. – М.: Юристъ, 2003. С. 19-22.

[25] Законность при производстве по уголовному делу. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. Ред. П.А. Лупинская. – М.: Юристъ, 2003. С.177.

[26] Григорьев В.Н., Победкин А.В, Яшин В.Н. Принцип законности. Уголовный процесс: Учебник. – М., Изд-во Эксмо, 2005. С.73.

[27] Осуществление правосудия только судом. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. Ред. П.А. Лупинская. – М.: Юристъ, 2003. С.179.

[28] Григорьев В.Н., Победкин А.В, Яшин В.Н. Осуществление правосудия только судом. Уголовный процесс: Учебник. – М., Изд-во Эксмо, 2005. С.75.

[29] Уважение чести и достоинства личности. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. Ред. П.А. Лупинская. – М.: Юристъ, 2003. С.182.

[30] Григорьев В.Н., Победкин А.В, Яшин В.Н. Уважение чести и достоинства личности. Уголовный процесс: Учебник. – М., Изд-во Эксмо, 2005. С.76.

[31] Уважение чести и достоинства личности. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. Ред. П.А. Лупинская. – М.: Юристъ, 2003. С.182.

[32] Григорьев В.Н., Победкин А.В, Яшин В.Н.Неприкосновенность личности. Уголовный процесс: Учебник. – М., Изд-во Эксмо, 2005. С.78.

[33] Неприкосновенность личности. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. Ред. П.А. Лупинская. – М.: Юристъ, 2003. С.187.

[34] В. Калашников против России // Российская юстиция. 2000. №2. С. 68 – 74; Российская газета. 2002. 27 и 29 окт.

[35] Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. Ред. П.А. Лупинская. – М.: Юристъ, 2003. С.187.

[36] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М., 2002. С.50.

[37] Григорьев В.Н., Победкин А.В, Яшин В.Н. Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Уголовный процесс: Учебник. – М., Изд-во Эксмо, 2005. С.79 - 80.

[38] Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. Ред. П.А. Лупинская. – М.: Юристъ, 2003. С.196.

[39] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный. Издание второе, переработанное. Под ред. А.Я. Сухарева. Издательство «Норма», 2004.

[40] Неприкосновенность жилища. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. Ред. П.А. Лупинская. – М.: Юристъ, 2003. С.197.

[41] Григорьев В.Н., Победкин А.В, Яшин В.Н. Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Уголовный процесс: Учебник. – М., Изд-во Эксмо, 2005. С. 80.

[42] Григорьев В.Н., Победкин А.В, Яшин В.Н. Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Уголовный процесс: Учебник. – М., Изд-во Эксмо, 2005. С. 81 – 82.

[43] Презумпция невиновности. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. Ред. П.А. Лупинская. – М.: Юристъ, 2003. С.201 – 202.

[44] Григорьев В.Н., Победкин А.В, Яшин В.Н. Презумпция невиновности. Уголовный процесс: Учебник. – М., Изд-во Эксмо, 2005. С.82 – 83.

[45] Состязательность сторон. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. Ред. П.А. Лупинская. – М.: Юристъ, 2003. С.205.

[46] Григорьев В.Н., Победкин А.В, Яшин В.Н. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту. Уголовный процесс: Учебник. – М., Изд-во Эксмо, 2005. С.85 – 87.

[47] Рыжаков А.П. Краткий курс уголовного процесса (по новому УПК РФ): Учебное пособие. – 2-е изд., испр. и доп., 2003. – 288 с.

[48] Григорьев В.Н., Победкин А.В, Яшин В.Н. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту. Уголовный процесс: Учебник. – М., Изд-во Эксмо, 2005. С.85 – 87.

[49] Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. М., 2003. С.48.

[50] Григорьев В.Н., Победкин А.В, Яшин В.Н. Свобода оценки доказательств. Уголовный процесс: Учебник. – М., Изд-во Эксмо, 2005. С.82 – 83.

[51] Григорьев В.Н., Победкин А.В, Яшин В.Н. Язык уголовного судопроизводства. Уголовный процесс: Учебник. – М., Изд-во Эксмо, 2005. С.82 – 83.