регистрация / вход

Роль и место унитарных предприятий в российском законодательстве

Место унитарных предприятий в современном законодательстве, их создание, реорганизация и ликвидация. Возникновение и прекращение права хозяйственного ведения и управления ими. Полномочия и ответственность собственника имущества унитарного предприятия.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ УНИТАРНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ

1.1 Место унитарных предприятий в современном законодательстве

1.2 Характеристика унитарных предприятий, их создание и реорганизация

1.3 Ликвидация унитарных предприятий

ГЛАВА 2. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ УНИТАРНОГО ПРЕДПРИЯТИЯ

2.1 Возникновение и прекращение права хозяйственного ведения и оперативного управления

2.2 Распоряжение имуществом унитарного предприятия

ГЛАВА 3. ПОЛНОМОЧИЯ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПРЕДПРИЯТИЯ И СОБСТВЕННИКА ИМУЩЕСТВА УНИТАРНОГО ПРЕДПРИЯТИЯ

3.1 Права и обязанности собственника имущества унитарного предприятия

3.2 Ответственность унитарного предприятия и собственника имущества унитарного предприятия

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. На сегодняшний день можно сказать, что в России сложилась ситуация, когда судьба унитарных предприятий может быть решена по инициативе государственного органа без учета положительных сторон данного института и без решения негативных явлений, связанных с унитарными предприятиями.

Тем не менее, такой подход нельзя назвать правильным, поскольку остались нерешенными вопросы о том, какие задачи способны выполнять только унитарные предприятия, можно ли их возложить на юридические лица иных организационно-правовых форм, без решения которых ликвидировать унитарные предприятия как вид юридических лиц нельзя.

Поэтому необходимо определить, каким должно быть правовое регулирование унитарных предприятий в Российской Федерации с тем, чтобы собственник имущества предприятий получал наибольшую выгоды от их функционирования, а унитарные предприятия могли выполнять возложенные задачи.

Федеральный закон «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»[1] (далее - Закон), который должен был учесть все негативные явления, связанные с унитарными предприятиями, пошел по пути защиты интересов одной стороны - собственника, создав ситуацию, когда само унитарное предприятие стало неспособным эффективно функционировать.

Следует отметить, что при отсутствии четкой конструкции, при которой будут понятны роль собственника, объем прав унитарного предприятия, их соотношение с полномочиями собственника, достаточно сложно решить не только вопрос о судьбе унитарных предприятий, но и вопрос о том, что нужно сделать для их наилучшего функционирования.

Именно потому, что в Законе не были решены эти ключевые вопросы, проблема остается актуальной.

Кроме того, с принятием Закона появились новые проблемы, связанные с защитой интересов кредиторов, совершением сделок, ответственностью собственника и предприятия.

Такое положение не соответствует требованиям современного хозяйственного оборота и социальной значимости унитарных предприятий, что подтверждает актуальность исследования и необходимость изменения действующего законодательства в целях его совершенствования. Проблема, от решения которой зависит, будет ли государство иметь надежные механизмы управления собственностью и может ли такую роль играть унитарные предприятия, является актуальной.

Степень научной разработанности показывают исследования Андреева В.К., Артеменкова СВ., Бибикова А.И., Витрянского В.В., Власовой М.В., Гринкевича А., Грось Л.А., Дозорцева В.А., Дойникова И.В., Ершовой И. В., Козловой Н.В., Косяковой Н.И., Коршунова Н.М., Кряжевских К.П., Лаптева В.В., Леоновой Г.Б., Маттеи У., Петров Д.В., Плехова Е.В., Суханова Е.А., Скловского К.И., Степанова В.Г., Тараскина В.И., Тихомирова М.Ю., Толстого Ю.К., Трофимова К., Хохловой Г., Щенниковой Л.В. и других авторов.

Объект исследования. Объектом дипломного исследования избраны: полномочия собственника имущества унитарного предприятия и самого унитарного предприятия, их ответственность, правовое положение имущества предприятия, порядок совершения сделок, определение места унитарных предприятий в системе юридических лиц.

Предметом исследования является комплекс проблем теоретического и практического порядка, связанных с правовым положением унитарных предприятий в его современном виде и в процессе исторического развития.

В настоящей работе содержится попытка определить проблемы, мешающие нормальному функционированию унитарных предприятий.

Целью исследования является комплексный, теоретический анализ объема полномочий собственника и унитарного предприятия, основания их ответственности, выявление наиболее острых, спорных вопросов теории, практики и предложения различных подходов к их разрешению.

Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:

-выявить место государственных и муниципальных предприятий в современном законодательстве;

- дать характеристику нормам, касающихся создания, реорганизации и ликвидации унитарных предприятий, полномочий и ответственности руководителя, а также собственника имущества унитарного предприятия;

- разрешить проблемы, связанные с правовым положением имущества унитарных предприятий, в частности вопросы, касающиеся правоспособности государственных и муниципальных предприятий и порядка совершения ими сделок.

Методами исследования являются: общенаучный диалектический метод, а также системный, исторический, логический, сравнительно-правовой и иные частно-научные методы познания.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения и библиографического списка.


ГЛАВА 1. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ УНИТАРНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ

1.1 Место унитарных предприятий в современном законодательстве

В настоящее время вопрос о роле и месте унитарных предприятий можно назвать одним из сложных и принципиальных для России, поскольку необходимо решить, нужны ли унитарные предприятия как вид юридического лица[2] , способные эффективно управлять вверенным им имуществом, могут ли они решать поставленные перед ними задачи или есть более эффективные способы управления государственным и муниципальным имуществом, а также юридические лица, на которые можно возложить поставленные сейчас перед унитарными предприятиями задачи.

Данные о сравнительной эффективности государственных и частных предприятий в ведущих странах свидетельствуют, что в конкурентных отраслях серьезных различий между ними не наблюдается. Это может объясняться как большим внешним принуждением, так и меньшим объемом «общественных обязательств» (в силу невозможности их нести в условиях конкуренции с частными предприятиями, не обремененными таковыми)[3] .

По мнению И.В. Дойникова при наличии контроля со стороны собственника, так и при его отсутствии нет оснований априорно полагать, что частные предприятия всегда и везде более эффективны, чем государственные[4] .

М.В. Власова считает, что зависимость национального дохода от доли государственной собственности в экономике (в отношении Западной Европы) составляет 25%. Любое государство должно активно заниматься хозяйственной деятельностью. Государственная форма собственности необходима в тех сферах экономики, где объективно велика потребность в прямом централизованном управлении и нецелесообразно или невозможно развивать конкуренцию в целях соблюдения государственных интересов. Это естественные монополии (связь, трубопроводный транспорт, наукоемкое производство (космос). Государственная форма собственности возникает и при необходимости оказать помощь терпящим банкротство негосударственным предприятиям. Происходит это на основе национализации фактически убыточных предприятий, их санации с помощью государственных средств и последующей реприватизации[5] .

И.В. Ершова также отмечает, что использование государственного имущества в хозяйственном обороте осуществляется во всех развитых странах, а также тот факт, что основная цель в виде повышения эффективности деятельности предприятий путем их приватизации не была достигнута[6] . Таким образом, делает вывод И.В. Ершова «очевидной корреляции между формой собственности хозяйствующих субъектов и показателями финансовой стабилизации и экономической эффективности не наблюдается». Поэтому полный отказ от использования унитарных предприятий «противоречит не только историческим и национальным обычаям и традициям, но и потребностям современной экономики. Пужно думать не об искоренении государственных предприятий, а об эффективном управлении ими, что немыслимо без эффективного управления вверенным предприятиям имуществом)[7] .

В своей работе К.П. Кряжевских подчеркивает, что если необходимо сохранить какие-либо предприятия в государственной собственности, то следует установить жесткую централизованную иерархическую систему управления[8] .

По мнению В.А. Дозорцева государственные предприятия имеют право на существование как «уникальные, их создание может определяться только специальными единичными обстоятельствами, потому их статус подлежит определению не общим образом, а в каждом конкретном случае[9] »

И.В. Дойников отмечает, что сокращение унитарных предприятий является следствием постепенного освобождения государства от не свойственных ему функций в экономической сфере, сохраняя в своей собственности только те предприятия, имущество которых безусловно необходимо для осуществления конституционных функций и удовлетворения жизненно важных потребностей общества[10] .

Как правильно отмечает Ю.К. Толстой, делая выводы о необходимости ликвидации унитарных предприятий как неэффективных юридических лиц, юристы, политики сбрасывают со счетов издержки политического, социально-экономического, психологического и юридико-технического порядка[11] . Безусловно, многие проблемы в деятельности унитарных предприятий делали их неэффективными.

В связи с тем, что некоторые государственные предприятия представляют ценность в первую очередь находящимся в их ведении или перативном управлении имуществом, невольно соглашаешься с еще одним выводом Ю.К. Толстого: «под дымовой завесой акционирования удалось произвести перераспределение общенационального достояния в пользу тех, кто оказался у кормила власти - коррумпированного чиновничества, псевдодемократов, преступных и мафиозных кланов. Отказаться от политики акционирования означало бы власть предержащих не что иное, как лишиться поддержки тех социальных групп, которые составляют ее опору, хотя и достаточно шаткую[12] . Эти слова заставляют задуматься, когда речь идет о приватизации унитарных предприятий, имеющих потенциал для развития. На сегодняшний день в ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» основания создания государственных и муниципальных предприятий никоим образом не связаны с обязательностью получения прибыли от работы таких предприятий. Иными словами, этот фактор не учитывается при создании новых предприятий и ликвидации или приватизации старых.

Одной из основных причин убыточной деятельности унитарных предприятий ученые называют существовавший в период их развития экономический режим и неэффективность конструкции несобственника. А.Е. Суханов пишет, что такая организационно-правовая форма как несобственник является «порождением огосударствления экономики», когда государство как единый собственник огромного имущества создавало свои предприятия и руководило всей их деятельностью, не отвечая за ее результаты, а следовательно, и по долгам этих предприятий, но оставалось собственником всего их имущества[13] .

В.И. Тараскин отмечает, что появление категории хозяйственное ведение было связано с тем, что на первом этапе реформирования экономических отношений при отсутствии частной собственности и сохранении значительной роли государства в экономической жизни именно государство было призвано обеспечивать функционирование предприятий.

И.В. Дойников среди основных причин низкой рентабельности (убыточности) государственных предприятий называет:

специфическую отраслевую структуру государственного сектора. Государственные объекты сосредоточены, главным образом, в отраслях, невыгодных для частного капитала, таких, где прибыли нет совсем или она незначительна;

использование государственных предприятий в качестве рычага государственного регулирования экономики. Политика капиталовложений, цен, занятости задается здесь целями экономической политики в области отраслевой и региональной структуры и др., оттесняя соображения рентабельности на второй план;

взятие государственным сектором на себя значительных социальных расходов;

внешние факторы;

неэффективность управления;

нерациональное использование унитарными предприятиями ресурсов;

повышенный бюрократизм[14] .

В то же время, как отмечается рядом специалистов, установка законодателя на преобразование большинства государственных предприятий на праве хозяйственного ведения в казенные предприятия представляется спорной. Хозяйственная самостоятельность казенных предприятий настолько ограничена, что последние не способны быть активными субъектами экономических отношений[15] .

При этом роль казенных предприятий также остается неоднозначной.

По законодательству казенные предприятия относятся к коммерческим организациям. Однако, следует отметить, что казенные предприятия в соответствие с ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» могут осуществлять, в том числе, убыточную деятельность. В законе прямо говориться о возможности осуществления казенными предприятиями дотируемых видов деятельности и ведения убыточных производств. Возможность осуществления убыточной деятельности казенными предприятиями, причем в качестве основной, свидетельствует о том, что некоторые казенные предприятия по своей сути являются некоммерческими. Так, В.В. Лаптев[16] считает, что «предприятия убыточные и малорентабельные должны организоваться как казенные». Ряд других юристов также отмечают, что казенные предприятия по своей сути являются некоммерческими организациями [17] . Напротив, в отношении иных коммерческих организаций, имеющих убыточное хозяйство, может быть инициирована процедура банкротства.

Что касается вопроса о возможности осуществлять унитарными предприятиями, основанными на праве хозяйственного ведения, прибыльной деятельности, то здесь надо обратить внимание на следующее.

Унитарные предприятия по законодательству остаются коммерческими организациями. Однако такое, очевидное на первый взгляд, положение все чаще подвергается сомнению[18] и не в последнюю очередь в связи с принятием Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях, в статье 8 которого говорится об основаниях создания унитарных предприятий. Более подробно относительно статьи 8 Закона будет рассмотрен в разделе о правоспособности унитарных предприятий. Тем не менее, хотелось бы сделать вывод, касающийся выше обозначенного вопроса.

Вместе с тем В.В. Витрянский, критически относящийся к унитарным нреднриятиям, отмечает, что «коли хозяйствующие субъекты как унитарные предприятия донускаются к участию в гражданском обороте, их имущественный статус должен быть таким, чтобы обеспечивалась защита прав и законных интересов их кредиторов. В этих целях ГК РФ относит унитарные предприятия к категории коммерческих организаций и сохраняет в отношении них действие общего правила, устанавливающего ответственность коммерческой организации по своим обязательствам всем принадлежащим ей имуществом»[19] .

Тем не менее, по нашему мнению, должны быть сохранены как казенные предприятия, необходимые для решения социальных и иных государственных задач, так и унитарные предприятия, основанные на праве хозяйственного ведения, деятельность которых должна быть направлена на получение прибыли. В последнем случае собственник должен обеспечить такую возможность, включив в перечень выполняемых видов деятельности, деятельность, которая может приносить прибыль и покрывать убытки от убыточной деятельности. При этом, как показала практика, предоставление такой же самостоятельности как иным коммерческим организациям не совсем целесообразно, поскольку в этом случае происходит большое количество нарушений интересов собственника унитарными предприятиями.

В то же время, по мнению Н.И. Косяковой государственные предприятия в отличие от казенных должны стать активными субъектами рыночных отношений. «Необходимо обеспечить этим предприятиям широкую самостоятельность и практически те же права, что и иным коммерческим организациям. Только в таких условиях можно надеяться на конкурентоспособность этой категории принадлежащих государству унитарных предприятий»[20] .

Деятельность унитарных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, должна быть организована таким образом, чтобы они имели возможность получать прибыль и отвечать по обязательствам соразмерно объему полномочий. Казенные предприятия при сохранении нормы о запрете их банкротства должны решать социальные задачи и осуществлять иную убыточную деятельность.


1.2 Характеристика унитарных предприятий, их создание и реорганизация

Согласно ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» унитарным предприятием признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на имущество, закрепленное за ней собственником.

Предприятие может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде, должно иметь самостоятельный баланс, а также круглую печать, содержащую его полное фирменное наименование на русском языке и указание на место нахождения унитарного предприятия. Печать унитарного предприятия может содержать также его фирменное наименование на языках народов Российской Федерации и (или) иностранном языке. Кроме того, предприятие вправе иметь штампы и бланки со своим фирменным наименованием, собственную эмблему, а также зарегистрированный в установленном порядке товарный знак и другие средства индивидуализации. Оно вправе в установленном порядке открывать банковские счета на территории Российской Федерации и за ее пределами.

Отдельные виды деятельности, перечень которых определяется федеральным законом, унитарное предприятие может осуществлять как и другие организации только на основании лицензии. Причем особых правил лицензирования деятельности унитарного предприятия действующим законодательством не предусмотрено.

Закон о государственных и муниципальных унитарных предприятиях ввел более жесткие требования к полному наименованию унитарных предприятий. Если ранее наименование предприятия должно было содержать указание только на собственника его имущества, то теперь такое наименование должно содержать еще и указание на организационно-правовую форму предприятия (п.1 ст.54, п.3 ст.113 ГК РФ). В фирменное наименование предприятия, основанного на праве оперативного управления, следует также включать указание на то, что предприятие является казенным (п.3 ст.115 ГК РФ).

Унитарные предприятия не могут выступать в качестве покупателей государственного и муниципального имущества (ст.5 Федерального закона от 21 декабря 2001 г. № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества»[21] ) и быть доверительными управляющими по договору доверительного управления (ч.1 ст.1015 ГК РФ). Первое ограничение объясняется тем, что при покупке имущества указанными субъектами не происходит прекращения публичной собственности, т.е. цель приватизации не будет достигнута. Кроме того, предприятия не вправе создавать в качестве юридического лица другое унитарное предприятие путем передачи ему части своего имущества (дочернее предприятие), не могут выступать учредителями (участниками) кредитных организаций (ч.1 ст.2, ч.1 ст.6 Закона). Последнее ограничение, скорее всего, связано с необходимостью сохранения имущества собственника, поскольку кредитные организации осуществляют деятельность повышенного риска. В других случаях закон, наоборот, допускает участие в некоторых видах деятельности определенных субъектов гражданского права, в том числе унитарных предприятий[22] .

Деятельность казенного предприятия осуществляется на основании плана-заказа, который утверждается ежегодно уполномоченным органом на основании выявленной им потребности в производимой предприятием продукции и доводится до него (завода) за три месяца до начала планируемого года.

Казенное предприятие самостоятельно реализует произведенную им продукцию (работы, услуги), если иное не установлено федеральными законами или иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Законодательством предусмотрена обязанность собственника финансировать деятельность казенных предприятий при недостаточности доходов, полученных от реализации продукции (работ, услуг). Средства из бюджета могут выделяться на реализацию плана развития завода, компенсацию убытков от выполнения плана-заказа и на другие цели. Не использованные предприятием по истечении финансового года бюджетные ассигнования подлежат возврату в бюджет.

В соответствие со ст.8 ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» учредителем унитарного предприятия может выступать Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование.

Норма о создании казенных предприятий на уровне субъектов РФ и муниципальных образований является новой. Ранее подобных предприятий не было. Тем не менее, существование казны субъектов РФ и казны муниципальных образований допускало возможность создания казенных предприятий на любом из этих уровней и ранее[23] . Правда, исследователями отмечалось несоответствие казенных предприятий объектам местной инфраструктуры и функциям муниципальных образований. В настоящее время в муниципальных образованиях, где данные проблемы были преодолены, существуют муниципальные казенные предприятия.

В то же время, ряд специалистов придерживаются той точки зрения, что введение нормы об учреждении казенных предприятий субъектами РФ и муниципальными образованиями не является достоинством Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях.

К.П. Кряжевских обращает внимание, что в Проекте ФЗ № 302706-3 «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» говорится об исключении института казенных предприятий субъектов РФ и муниципальных образований[24] .

Решение об учреждении унитарного предприятия принимается органом государственной или муниципальной власти в соответствие с его компетенцией, В нем должны быть, в частности, определены цели и предмет деятельности унитарного предприятия, т.е. закреплены пределы правоспособности предприятия.

Создание унитарных предприятий на основе объединения имущества, находящегося в собственности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации или муниципальных образований, не допускается.

Концепция управления государственным имуществом и приватизации в Российской Федерации, одобренная постановлением Правительства РФ от 09.09.1999 г. № 1024[25] , исходит из того, что для оптимизации количества унитарных предприятий необходимо, чтобы организации в форме унитарного предприятия, в т.ч. казенного, создавались исключительно в тех случаях, когда цели и задачи, ради которых они создаются, не могут быть реализованы хозяйствующими субъектами иной организационно-правовой формы. Случаи целесообразного использования организационно-правовой формы унитарного предприятия были определены в названной Концепции, которые частично нашли свое отражение в ст.8 Закона о государственных и муниципальных предприятиях.

Говоря о существовании государственных и муниципальных предприятий в других государствах, следует отметить, что и по этому поводу нет среди ученых единогласия.

Так, Е.А. Суханов подчеркивает, что право хозяйственного ведения и оперативного управления, традиционно относимые к категории вещных, «не имеют аналогов ни в римских, ни в пандектных (германских) частноправовых конструкциях»[26] .

В работе К.П. Кряжевских пишет, что в зарубежных правопорядках господствующая теория и практика (от Г. Еллинека, О. Майера, М. Ориу и Л. Мишу до Л.Дюги) свойств юридического лица государству не приписывала[27] , отмечая также позицию В.Н. Шретера, который говорил, что на Западе считаются нормальными лишь две формы построения государственных предприятий, оперирующих в частном обороте. «Это или форма обычного казенного предприятия, где все дела предприятия ведутся от имени казны, которой оно принадлежит и которая непосредственно отвечает по его обязательствам, причем управление такого предприятия является служебным органом государства, или - это форма акционерного общества. Фигура же публичного предприятия справами юридического лица, с полным имущественным обособлением, но возглавленная органами управления публично-правового типа, к которой стремятся наши госпредприятия, буржуазному праву хотя теоретически и известная, но к государственным промышленным предприятиям не применяется»[28] .

Казенные предприятия не имеют ни юридической, ни хозяйственной, ни финансовой самостоятельности. Они не платят налогов, все их доходы и расходы проходят через государственный бюджет. И по закону, и фактически они входят в систему государственного управления и непосредственно управляются каким-либо министерством, ведомством или органом местного самоуправления. В обороте они выступают не от своего имени, а от имени государства или той его части, в ведении которой они находятся (земля, община). Всякое имущество, выделенное государством для деятельности таких предприятий, может быть использовано по распоряжению компетентных органов для любых других целей, непосредственно не связанных с деятельностью данного предприятия[29] .

Пункт 4 ст. 8 Закона исчерпывающим образом определяет случаи, когда допускается создание унитарных предприятий. Имеется ввиду тот факт, что перечень не может быть увеличен по воле собственника или иных лиц, путем принятия законодательных или подзаконных актов.

Представляется, что статья 8 Закона формировалась в ситуации, когда не было очевидным, что делать с унитарными предприятиями: ликвидировать все или только унитарные предприятия, основанные на праве хозяйственного ведения.

Поэтому, если подходить к проблеме формально (не задаваясь вопросом, зачем это надо, если в дальнейшем они будут ликвидированы), когда в Законе оставлены два вида унитарных предприятий, необходимо определить критерии разделения унитарных предприятий, учитывая реалии сегодняшнего дня.

Представляется, что одним из таких критериев может стать признак прибыльности. Казенные предприятия могут осуществлять убыточную деятельность и фактически, ввиду невозможности их банкротства, продолжать работать. В уставах же унитарных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, необходимо закреплять виды имущества таким образом, чтобы прибыльная (реально, экономически обоснованно) деятельность покрывала убытки[30] .

Учредительным документом унитарного предприятия является устав. В свое время к учредительным документам ряд авторов[31] относили решение собственника о создании предприятия.

Правоспособность унитарного предприятия возникает с момента его государственной регистрации. В соответствии с п.2 ст.3 ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» унитарное предприятие считается созданным как юридическое лицо и может осуществлять свою деятельность со дня внесения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц.

Для осуществления регистрации предприятия в регистрирующий орган предоставляются решение собственника в лице его органов о создании унитарного предприятия, устав унитарного предприятия, сведения о составе и стоимости имущества, закрепляемого за ним на праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления (ч.2 ст. 10 Закона).

До момента завершения формирования собственником уставного фонда унитарного предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, оно не вправе совершать сделки, не связанные с учреждением государственного или муниципального предприятия. Данное правило применимо только в отношении унитарных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, поскольку в казенных предприятиях уставный фонд не формируется (п.5 ст. 12 Закона). Следовательно, у казенного предприятия гражданская правоспособность возникает в полном объеме с момента его государственной регистрации.

Унитарное предприятие создается без ограничения срока, если иное не установлено его уставом. Предприятия, созданные на определенный срок, как правило, подлежат ликвидации после достижения определенной цели, ради которой они были созданы.

Унитарное предприятие как любое юридическое лицо может быть реорганизовано. Основания реорганизации могут быть самые разные. Обязательная реорганизация должна быть проведена в случае, если по окончании финансового года стоимость чистых активов государственного или муниципального предприятия окажется меньше установленного законом на дату государственной регистрации такого предприятия минимального размера уставного фонда и в течение трех месяцев стоимость чистых активов не будет восстановлена до минимального размера уставного фонда.

Реорганизация унитарного предприятия может быть осуществлена по решению собственника, а в определенных случаях при реорганизации в форме разделения или выделения на основании решения уполномоченного государственного органа или решения суда (п.1 ст.29 Закона). Никакие иные физические и юридические лица, а также трудовые коллективы не могут принять решение о реорганизации предприятия[32] . Хотелось бы обратить внимание, что в п.1 ст.29 Закона ничего не говорится о возможности принять решение о реорганизации в форме разделения или выделения из состава унитарного предприятия муниципальными органами самоуправления. В вышеуказанном пункте говорится только о принятии такого решения уполномоченными государственными органами или по решению суда. Однако, поскольку Законом не предусмотрена реорганизация в форме разделения или выделения исключительно для государственных унитарных предприятий следует сделать вывод, что реорганизация муниципального унитарного предприятия осуществляется по решению муниципального образования. Согласно постановлению Правительства РФ от 3 декабря 2004 г. № 739 "О полномочиях федеральных органов исполнительной власти по осуществлению прав собственника имущества федерального государственного унитарного предприятия"[33] решение о создании, реорганизации в форме разделения, выделения федеральных государственных унитарных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, и преобразования их в федеральные государственные учреждения, а также об изменении вида указанных предприятий на федеральные казенные предприятия принимается Правительством Российской Федерации; реорганизация федеральных государственных унитарных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, в форме слияния и присоединения, а также их ликвидация осуществляются по решению Федерального агентства по управлению федеральным имуществом на основании предложения федерального органа исполнительной власти, в ведении которого находится соответствующее предприятие; ликвидация и реорганизация федеральных государственных унитарных предприятий, включенных в перечень стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ, утвержденный Указом Президента Российской Федерации от 4 августа 2004 г. № 1009[34] , осуществляются Правительством Российской Федерации на основании решения Президента Российской Федерации.

Что касается реорганизации федеральных казенных предприятий, то она осуществляется Правительством РФ (ч.5 ст.20 Закона).

Общее правило, закрепленное в п.1 ст.57 ГК РФ, о возможной реорганизации по инициативе органа юридического лица в данном случае не применяется. Это давало бы широкие возможности руководителю предприятия принимать решения о реорганизации унитарного предприятия.

Унитарное предприятие считается реорганизованным, за исключением случаев реорганизации в форме присоединения, с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц. В случае присоединения к унитарному предприятию другого предприятия первое из них считается реорганизованным с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении присоединенного унитарного предприятия.

Унитарное предприятие не позднее тридцати дней с даты принятия решения о реорганизации обязано уведомить в письменной форме об этом всех известных ему кредиторов унитарного предприятия, а также поместить в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридических лиц, сообщение о таком решении. Кредиторы унитарного предприятия в течение тридцати дней с даты направления им уведомления или в течение тридцати дней с даты опубликования сообщения о таком решении вправе в письменной форме потребовать прекращения или досрочного исполнения соответствующих обязательств унитарного предприятия и возмещения им убытков. При этом, по мнению некоторых судов, возможность реализации кредитором права требовать досрочного исполнения обязательств реорганизованным предприятием не зависит от того, наступил ли срок для осуществления соответствующего права, а также от способности надлежащего исполнения должником своих обязательств в будущем[35] .

Государственная регистрация вновь возникших в результате реорганизации унитарных предприятий, внесение записи о прекращении унитарных предприятий осуществляется только при представлении доказательств уведомления кредиторов. Вместе с тем, по мнению ряда судов, отсутствие письменных доказательств такого уведомления не является в соответствии с ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц», норм ГК РФ основанием для отказа в государственной регистрации юридического лица, и, следовательно, достаточным основанием для признания состоявшейся государственной регистрации недействительной.

По мнению ФАС Поволжского округа реорганизация, проведенная с целью уклонения от погашения долгов, не является основанием для признания недействительной государственной регистрации юридического лица[36] .

Если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного унитарного предприятия, вновь возникшие унитарные предприятия несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного унитарного предприятия перед его кредиторами пропорционально доле перешедшего к ним имущества (прав) реорганизованного унитарного предприятия, определенной в стоимостном выражении (абз.2 ч.8. ст.29 Закона, ч.3 ст.60 ГК РФ). При этом солидарные обязательства не означают равноценные обязательства. Основываясь на вышесказанном, суд при отсутствии разделительного баланса установил солидарную ответственность вновь возникших в результате разделения унитарных предприятий при реорганизации предприятия перед его кредиторами пропорционально доле перешедшего к ним имущества реорганизованного унитарного предприятия[37] .

При реорганизации собственник имущества унитарного предприятия принимает решения об утверждении передаточного акта, разделительного баланса (п.2 ст.59 ГК РФ). Оформляются и другие документы, связанные с созданием, ликвидацией унитарного предприятия в результате реорганизации. В одном из судебных решений по этому поводу было сказано, что справка регистрирующего органа из реестра юридических лиц о том, что унитарное предприятие - правопредшественник прекратило свою деятельность в результате реорганизации не является доказательством правопреемства[38] .

Унитарное предприятие может быть преобразовано в юридическое лицо иной организационно-правовой формы только в предусмотренных федеральными законами случаях. Так, по решению собственника оно может быть преобразовано в государственное или муниципальное учреждение (ст.34 Закона). Преобразование учреждений в унитарные предприятия не допускается, что соответствует ФЗ «О некоммерческих организациях»[39] . Между тем п.1 ст. 13 ФЗ «О некоммерческих организациях» предусматривает, что некоммерческая организация может быть создана в результате ее учреждения, а также в результате реорганизации существующей некоммерческой организации. Про возникновение учреждений в результате реорганизации унитарных предприятий в этом Законе ничего не сказано, что стало причиной неоднозначной судебной практики по этому вопросу. Так, арбитражным судом был признан недействительным приказ собственника о преобразовании унитарного предприятия в учреждение в связи с тем, что некоммерческая организация может быть создана только путем ее учреждения либо реорганизации уже существующей некоммерческой организации[40] .

А. Егоров также отмечает, что «продолжение во внешнем управлении процесса приватизации, начатого до введения наблюдения, также нельзя признать правомерным, поскольку, ... налицо противоречие природе внешнего управления как реабилитационной процедуре в деле о банкротстве. ... Вместо того чтобы обеспечить восстановление платежеспособности должника, внешний управляющий будет способствовать тому, чтобы его активы и пассивы перешли к новому обществу, при том что акции последнего поступят не в распоряжение внешнего управляющего, а в федеральную собственность и будут вне досягаемости для кредиторов».

Что касается интересов собственника, то А. Егоров предлагает в данном случае применять в отношении руководителей унитарных предприятий, действующих вопреки интересам собственника имущества предприятия, существующие меры ответственности. «Повышение эффективности государственного управления, но не попытки решить возникшую проблему, поставив под угрозу интересы кредиторов унитарного предприятия, участвующих в деле о банкротстве, - вот то направление, в котором следует двигаться»[41] .

Представляется, что защита интересов кредиторов и собственника в равной мере была бы самым оптимальным решением.

Не происходит реорганизации вследствие перехода права собственности на имущество унитарного предприятия к другому собственнику государственного или муниципального имущества, а именно в случае перехода права собственности от РФ к субъекту РФ, от одного субъекта РФ к другому субъекту РФ, от субъекта РФ к РФ в целом, от РФ к муниципальному образованию, от одного муниципального образования к другому муниципальному образованию и т.д.

В случае передачи имущества унитарного предприятия другому собственнику государственного или муниципального имущества в устав унитарного предприятия вносятся соответствующие изменения. Передача имущества считается состоявшейся с момента государственной регистрации внесенных в устав унитарного предприятия изменений.

Также не является реорганизацией изменение вида унитарного предприятия, т.е. изменение статуса с казенного предприятия на унитарное предприятия, основанное на праве хозяйственного ведения и наоборот (п.4 Ст.29 Закона)[42] . С другой стороны, в п.5 ст.29 ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» речь идет о преобразовании казенных предприятий в унитарные предприятия, основанные на праве хозяйственного ведения. И в случае такого преобразования собственник имущества в течение шести месяцев несет субсидиарную ответственность по обязательствам, перешедшим к государственному или муниципальному предприятию, основанному на праве хозяйственного ведения. Скорее всего, законодатель под термином «преобразование» имел ввиду не разновидность реорганизации юридических лиц, а изменение вида унитарного предприятия, поскольку в гражданском законодательстве под термином «реорганизация» понимается изменение организационно-правовой формы юридического лица[43] . В противном случае следует констатировать, что ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» содержит противоречие между п.4 и абз.2 п.5 ст. 29 ГК РФ.

Тем не менее, некоторые юристы считают, что изменение вида унитарного предприятия является реорганизацией «так как, во-первых, это противоречит п.1 ст.57 ГК РФ, согласно которой преобразование (смена организационно - правовой формы юридического лица) является реорганизацией, а во-вторых, это несправедливо и по отношению к кредиторам унитарного предприятия, поскольку изменение вида унитарного предприятия влечет изменения в его правоспособности, что может повлиять на исполнение уже заключенных с третьими лицами договоров. Было бы справедливо предоставить контрагентам преобразуемого унитарного предприятия право защититься от возможного нарушения их интересов, используя меры, предусмотренные ст.60 ГК РФ»[44] .

Следует согласиться с мнением В.Г. Степанова, поскольку, несмотря на отсутствие формальных признаков реорганизации[45] , т.е. перехода прав и обязанностей унитарного предприятия к другим лицам или прекращения деятельности предприятия, права кредиторов при изменении вида унитарного предприятия и перехода права собственности на имущество унитарного предприятия к другому собственнику могут быть нарушены.

Взять хотя бы размер уставного фонда государственного и муниципального предприятия, формирование которого как раз и направлено на защиту прав кредиторов (пусть и формально). Согласно ст. 12 Закона размер уставного фонда государственного предприятия должен составлять не менее 5 тыс. МРОТ, в то время как размер уставного фонда муниципального предприятия должен быть не менее 1 тыс. МРОТ, установленных федеральным законом на дату государственной регистрации унитарного предприятия. Следовательно, при переходе права собственности от Российской Федерации к муниципальному образованию права кредитора формально становятся менее обеспеченными (в пять раз, если уставные фонды государственных и муниципальных унитарных предприятий были минимальными).

В случае изменения вида унитарного предприятия в его устав необходимо внести соответствующие изменения. С момента государственной регистрации внесенных в устав унитарного предприятия изменений передача имущества считается состоявшейся.

1.3 Ликвидация унитарных предприятий

Порядок ликвидации унитарного преднриятия онределяется Гражданским кодексом Российской Федерации, настоящим Федеральным законом и иными нормативными правовыми актами.

Согласно ст.35 Закона унитарное предприятие может быть ликвидировано по решению собственника его имущества, а в случаях, установленных ГК РФ, иными федеральными законами также по решению суда.

В случае принятия решения о ликвидации унитарного предприятия собственник его имущества назначает ликвидационную комиссию. С момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят полномочия по управлению делами унитарного предприятия. Ликвидационная комиссия от имени ликвидируемого унитарного предприятия выступает в суде.

С момента исключения унитарного предприятия из единого реестра юридических лиц его правоспособность прекращается (п.8 ст.63 ГК РФ).

При ликвидации унитарных предприятий возникает ряд спорных вопросов.

Так, согласно п.2 ст.2О ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц» государственная регистрация изменений, вносимых в учредительные документы ликвидируемого юридического лица, запрещена. В силу этого, ни внешнему, ни конкурсному управляющему должника – унитарного предприятия не предоставлено право вносить в его устав изменения, касающиеся присоединения дочернего предприятия к должнику, в отношении которого открыто конкурсное производство, поскольку такой должник по смыслу Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»[46] , ст.65 ГК РФ находится в стадии ликвидации через процедуру конкурсного производства. В силу этого, довод апелляционной инстанции о том, что должника нельзя признать ликвидируемым юридическим лицом, поскольку ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» на стадии конкурсного производства допускаются, в частности, как прекращение производства по делу о банкротстве, так и переход к внешнему управлению, что, в свою очередь, не исключает дальнейшего продолжения предприятием хозяйственной деятельности, нельзя признать правильным[47] .

Если же при проведении ликвидации государственного или муниципального предприятия установлена его неспособность удовлетворить требования кредиторов в полном объеме, руководитель такого предприятия или ликвидационная комиссия должны обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании государственного или муниципального предприятия банкротом. Это правило применимо только к унитарным предприятиям, основанным на праве хозяйственного ведения, поскольку в отношении казенных предприятий процедура банкротства введена быть не может (ч.4 ст.61 ГК РФ).

Банкротство опасно для собственника тем, что один из способов перехода государственной собственности в частный сектор.

Остановимся более подробно на особенностях банкротства унитарных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения.

В случае возникновения признаков банкротства на основании ст.30 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» руководитель унитарного предприятия обязан направить собственнику имущества такого предприятия сведения о наличии признаков банкротства. На основании этих сведений собственник имущества в целях предупреждения банкротства организаций до момента подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом принимает меры, направленные на восстановление платежеспособности должника. Так, собственник может предоставить предприятию финансовую помощь в размере, достаточном для погашения денежных обязательств и обязательных платежей и восстановления его платежеспособности (т.е. досудебная санация)[48] , может осуществить реорганизацию должника, произвести продажу части имущества, перепрофилирование и закрытие убыточных производств, смену руководства, изменение систему управления и так далее. Такие меры могут быть приняты кредиторами или иными лицами на основании соглашения с должником.

Если орган, уполномоченный собственником имущества предприятия, принял решение о банкротстве унитарного предприятия руководитель предприятия обязан обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве предприятия (ст.9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Согласно постановлению Правительства РФ от 27 ноября 2004 г. № 691 полномочия собственника имущества должника - федерального государственного унитарного предприятия при проведении процедур банкротства осуществляет Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом[49] .

Неподача заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых законом возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в арбитражный суд и подаче такого заявления, по обязательствам должника, возникшим после истечения предусмотренного срока.

Если же заявление должника подано должником в арбитражный суд при наличии у должника возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме или должник не принял меры по оспариванию необоснованных требований заявителя, должник несет перед кредиторами ответственность за убытки, причиненные возбуждением дела о банкротстве или необоснованным признанием требований кредиторов.

Собственник имущества должника - унитарного предприятия или третьи лица в любое время до окончания внешнего управления, конкурсного производства вправе удовлетворить все требования кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов или предоставить должнику денежные средства, достаточные для удовлетворения всех требований кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов (ст.ст. 113, 125 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). По окончании исполнения обязательств должника собственником имущества должника - унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника либо третьим лицом или третьими лицами внешний управляющий в течение десяти дней обязан уведомить всех кредиторов, требования которых включены в реестр требований кредиторов, об удовлетворении этих требований (ст. 116 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

В период проведения процедур банкротства в отношении государственных и муниципальных унитарных предприятий собственник их имущества обладает лишь полномочиями, приведенными в Законе о банкротстве. Поэтому полномочия собственника имущества должника - унитарного предприятия по реализации прав, предусмотренных статьей 20 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях", на период проведения процедур банкротства прекращаются[50] . Так, в соответствии с абзацем вторым пункта 3 статьи 64 Закона о банкротстве после введения наблюдения органы управления должника не вправе принимать решения о реорганизации и ликвидации должника. По смыслу указанной нормы применительно к государственным и муниципальным предприятиям запрет распространяется на тот орган, который в соответствии с подпунктом 5 пункта 1 статьи 20 Федерального закона "О государственных и муниципальных предприятиях" вправе от имени собственника имущества унитарного предприятия принимать решение о реорганизации или ликвидации унитарного предприятия, т.е. на собственника имущества унитарного предприятия[51] .

Имуществом, находящимся на праве хозяйственного ведения, в том случае, если это имущество включено в конкурсную массу, конкурсный управляющий распоряжается без согласия собственника[52] .

Банкротство стратегических предприятий, к которым относятся федеральные государственные унитарные предприятия, которые осуществляют производство продукции (работ, услуг), имеющей стратегическое значение для обеспечения обороноспособности и безопасности государства, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан Российской Федерации осуществляется с учетом особенностей, предусмотренных параграфом 5 главы 9 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".


ГЛАВА 2. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ УНИТАРНОГО ПРЕДПРИЯТИЯ

2.1 Возникновение и прекращение права хозяйственного ведения и оперативного управления

Право хозяйственного ведения и оперативного управления возникает на все имущество, которое закрепляется за предприятием, передается в качестве уставного фонда. По мнению Л.А. Грось и В.Д. Ким[53] субъекты права оперативного управления обладают триадой полномочий собственника, реализовать эти полномочия они могут, лишь строго руководствуясь указаниями собственника, на котором лежит бремя содержания имущества, переданного на праве оперативного управления. Этот вывод очень важен в споре относительно правовой природы права хозяйственного ведения и оперативного управления. Прибыль, полученная унитарным предприятием, также принадлежит ему на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Согласно п. 2 ст. 299 ГК РФ в хозяйственное ведение и оперативное управление унитарного предприятия поступают плоды продукции и доходы от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении или оперативном управлении, а также имущество, приобретенное унитарным предприятием по договорным и иным основаниям в порядке, установленном ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами для приобретения права собственности. Иными словами собственником части прибыли остается учредитель унитарного предприятия, т.е. Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования. Оставшаяся часть прибыли остается на праве хозяйственного ведения унитарного предприятия. Подобный подход к вопросу о принадлежности прибыли, полученной унитарным предприятием, проиллюстрирован в Постановлении ФАС Поволжского округа от 19.07.2001 № А55–11534/00-25[54] . Из решения следовало, что геологическая информация, полученная унитарным предприятием в результате осуществления им права пользования недрами, является собственностью государства и не может быть использована им в коммерческих целях без согласия собственника и федерального органа.

В соответствии с ч.2 ст. 11 ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», право на имущество, закрепляемое за унитарным предприятием на праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления собственником этого имущества, возникает с момента передачи такого имущества унитарному предприятию, если иное не предусмотрено федеральным законом или не установлено решением собственника о передаче имущества унитарному предприятию. Что понимается под передачей имущества унитарному предприятию в ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» не сказано. Существует мнение, что по своей правовой природе передача является сделкой (договором), которая может быть признана недействительной[55] .

Закрепление имущества за создаваемыми унитарными предприятиями происходит на основании решения собственника (ст.299 ГК РФ). Данная формулировка закона о способе закрепления имущества за предприятием является общей, поскольку не конкретизирует, какими документами должна оформляться передача имущества: достаточно одного решения собственника или необходимо дополнительно составлять договора, акты и т.д. о перечне передаваемого имущества. Иных норм, касающихся содержания решения собственника, на федеральном уровне в настоящее время нет. Тем не менее, вопрос является достаточно важным, поскольку документом о закреплении имущества оформляется право унитарного предприятия на передаваемое имущество.

Как отмечает Р. Любимова[56] в связи с тем, что к праву полного хозяйственного ведения применялись правила о праве собственности, собственник или уполномоченное им лицо в соответствии с Законом о собственности в РСФСР были вправе заключать с предприятием договор, в котором могли определять полномочия предприятия, но не решать вопрос о закреплении имущества. Отсутствие договора с предприятием означало, что это предприятие пользуется всеми права на закрепленное за ним имущество.

Есть также точка зрения, что закрепление имущества за предприятием путем заключения договора между собственником имущества и предприятием не противоречит действующему законодательству. И.В. Ершова[57] полагает, что в свете взятого Правительством РФ курса на полный учет и формирование реестра государственного имущества заключение таких договоров является оправданным. Кроме того, по мнению Ершовой И.В. составляемый дополнительно акт приемки-передачи имущества является основанием возникновения права на имущество у унитарного предприятия.

Действительно, исходя из действующего законодательства, можно сделать вывод, что заключение договоров между предприятием и собственником не запрещено. Кроме того, о возможности заключения договоров между собственником имущества и унитарным предприятием свидетельствует содержание п.39 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"[58] . Такой же точки зрения придерживается и некоторые юристы. Г.Б. Леонова Г.Б. считает, что подобные договоры «содействуют интересам собственника в отношении надлежащего использования и сохранения принадлежащего ему имущества и предупреждения злоупотребления правом со стороны руководителя предприятия»[59] .

Говоря о возможности заключения договоров между собственником имущества предприятия и предприятием, необходимо подчеркнуть, что речь не идет о договорах о передаче имущества в хозяйственное ведение или оперативное управление, в которых определяются правовой статус унитарного предприятия. В.В. Витрянский в свое время по этому поводу писал следующее: «Никаких договоров о передаче в хозяйственное ведение и оперативное управление по Кодексу быть не может. Разработчики документа исходили из того, что субъект имущественного оборота должен обладать статусом, известным всем кредиторам. А такой статус может быть определен только законом. Нельзя допускать ситуацию, когда кредитор сталкивается с контрагентом в договоре, и чтобы определить его возможности, его полномочия в отношении собственного имущества, кредитору необходимо знакомиться со специальным договором, заключенным между органом, управомоченным собственником и этим предприятием-должником. Такие ситуации исключаются. Имущество принадлежит только на вещном праве»[60] .

Заключая подобные договора, характер и пределы указанных в законодательстве полномочий собственника и унитарного предприятия не могут быть изменены. Такие условия договора являются ничтожными. К.И. Скловский полагает, что «тем самым не только исключается ранее существовавшая возможность определять договором объем права хозяйственного ведения, но и исключается возможность сохранения в силе сделок, совершенных с превышением этого права по мотиву добросовестности третьих лиц. Дело в том, что если объем права установлен законом, а не договором, добрая совесть третьих лиц заведомо исключена, так как извинительное заблуждение относительно содержания закона невозможно»[61] .

Представляется, что в вопросе о возможности заключения договора между унитарным предприятием и собственником необходимо исходить не только из того, что в законодательстве нет запрета на оформление отношений путем заключения договора, но и из сущности договора, который согласно ст.420 ГК РФ представляет собой соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Унитарное предприятие, несмотря на некоторую самостоятельность в осуществлении хозяйственной деятельности, не имеет правовых оснований требовать от собственника исполнения обязательств по данному договору. Поскольку унитарное предприятие создается на основании распорядительного акта, то, следовательно, только такими актами могут быть оформлены все отношения между собственником и унитарным предприятием, а также уставом унитарного предприятия и трудовым договором с руководителем предприятия.

Что касается дальнейшего оформления прав хозяйственного ведения и оперативного управления, то согласно ФЗ от 21.08.1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»[62] такие права должны быть зарегистрированы за унитарными предприятиями. Права на недвижимое имущество, возникщие до момента вступления в силу данного Закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной Законом. Государственная регистрация таких прав проводится по желанию их обладателей. Однако, если в будущем планируется совершать какие-либо сделки с объектами недвижимости, закрепленными за унитарными предприятиями, то сначала необходимо зарегистрировать право хозяйственного ведения или оперативного управления.

Для регистрации прав унитарное предприятие должно подать заявление о регистрации права, оформленное на основании акта соответствующего полномочного органа, выписку об объекте регистрации из реестра федерального имущества и иные документы в соответствии с действующим законодательством[63] . При этом от имени Российской Федерации выступает Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом.

Ряд унитарных предприятий предпринимали попытки зарегистрировать право хозяйственного ведения на объекты недвижимости, переданные им, предоставляя при регистрации в качестве правоустанавливающего документа выписку из реестра федерального имущества. Регистрирующий орган в этом случае отказывал в государственной регистрации права хозяйственного ведения на объекты недвижимости, ссылаясь на то, что реестр федерального имущества ведется в целях инвентаризации и учета федерального имущества и сама но себе выписка из реестра не имеет правоустанавливающего значения. В Постановлении ФАС Поволжского округа от 08.02.2005г. № А55-3228/04-8 суд сделал противоположный вывод, сказав, что ст.299 ГК РФ не содержит указания на то, что единственным основанием подтверждения права хозяйственного ведения государственного предприятия за закрепленное за ним имущество является акт приема-передачи имущества. Закрепление имущества предприятия на праве хозяйственного ведения может быть подтверждено и выпиской из реестра федеральной собственности[64] .

Вместе с тем, в п.3 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. № 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" сказано, что документом, нодтверждающим право собственности субъектов права федеральной, государственной и муниципальной собственности на отдельные объекты, является соответствующий реестр федеральной, государственной и муниципальной собственности. До момента внесения объектов в соответствующий реестр таким документом является перечень объектов, составленный в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 22.12.93 № 2265 "О гарантиях местного самоуправления в Российской Федерации"[65] .

Как и любое вещное право, право хозяйственного ведения и право оперативного управления сохраняется при переходе права собственности к иному лицу (право следования) (ст.300 ГК РФ). По мнению Н.В. Козловой, в данном случае речь идет не о продаже предприятия как имущественного комплекса, а полная уступка прав учредителя публично-правового образования другому публично-правовому образованию. Основания прекращения права хозяйственного ведения и оперативного управления перечислены в п.3 ст.299 ГК, в котором прекращение этих прав в связи с истечением срока не предусмотрено[66] .

2.2 Распоряжение имуществом унитарного предприятия

Как уже неоднократно отмечалось право хозяйственного ведения и оперативного управления носит зависимый характер и проявляется это в том числе в том, что собственник определяет объем полномочий, имеет право в определенных случаях распоряжаться имуществом предприятия, в частности, путем согласования сделок, реорганизовать или ликвидировать унитарное предприятие и т.д.. Все это означает, что по своей природе такие предприятия не могут по объему правоспособность равняться с иными коммерческими организациями. В итоге было решено установить за такими предприятиями специальную правоспособность.

И.В. Елисеев считает, что сохранение специальной правоспособности за некоторыми видами юридических лиц не только оправданно, но и необходимо. Так, «создавая некоммерческую организацию (учреждение, фонд и т.п.), ее учредители преследуют, очевидно, вполне определенные социальные, культурные, иные общеполезные цели. Освобождение такой организации от любых уставных ограничений, предоставление ей полной свободы действий привело бы к игнорированию интересов учредителей. Аналогичным образом и государство, закрепляя за унитарным предприятием свое имущество, заинтересовано в его использовании по определенному назначению в соответствии с тем предметом деятельности, который определен уставом предприятия»[67] .

Нельзя не согласиться с тем, что определение конкретных прав, которые может осуществлять унитарное предприятие, способно защитить интересы собственника, поскольку он заранее будет знать, чем будет заниматься унитарное предприятие. Однако не исключено, что сделки, вынесенные за рамки разрешенных видов деятельности, способны оказаться очень выгодными для самого же собственника. Поэтому учредителям необходимо максимально внимательно подходить к выбору прав и видов деятельности, которые могли бы осуществлять предприятия. Также следует отметить, что в любой коммерческой организации учредитель заинтересован в том, чтобы учитывались его интересы. Правда это становится невозможно после передачи имущества в собственность коммерческой организации. Тем не менее, если мы презюмируем, что унитарные предприятия должны выступать как самостоятельные лица во взаимоотношениях с иными хозяйствующими субъектами, то, защищая интересы собственника, необходимо учитывать интересы унитарного предприятия. Необходимо помнить, что предприниматель должен иметь возможность без труда изменять направления вкладывания своих средств и сил, так как положение дел на рынке всегда подвижно и стремительно изменяется: сегодня выгодно заниматься одной деятельностью, завтра эта деятельность начинает приносить убыток[68] .

Продолжая развивать тему о необходимости установления в отношении унитарных предприятий специальной правоспособности, следует остановиться на целях создания унитарных предприятий.

Согласно ст.113 ГК РФ, ст.2 и п.1 ст.3 Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях унитарное предприятие может обладать гражданскими правами, соответствующими предмету и целям его деятельности, предусмотренным в уставе этого унитарного предприятия, и нести связанные с этой деятельностью обязанности. Иными словами, унитарные предприятия вправе совершать сделки только в рамках предмета и целей деятельности, установленных собственником передаваемого предприятиям имущества.

Поскольку определений терминам «цель» и «предмет деятельности» нет, необходимо исходить из содержания норм законодательства. Так, в ст.50 ГК РФ сказано, что основной целью коммерческих организаций, к которым, в частности, относятся унитарные предприятия, является получение прибыли.

Цели создания унитарных предприятий и, следовательно, цели деятельности также указаны в ст.8 ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», которые в общем можно охарактеризовать как предназначенные для обеспечения общественных интересов и исполнения государственных функций. Позиция о том, что под целью в ст. 113 ГК РФ можно подразумевать не только извлечение прибыли, звучит и в других[69] . По мнению В.Е. Савченко «перед госпредприятиями помимо коммерческих ставятся многие социально-экономические задачи, связанные с решением ключевых общенациональных проблем»[70] . Д.В. Петров отмечает, что «если законодателю было бы необходимо получение максимального дохода от деятельности унитарных предприятий, то исходя из приведенных выше соображений Гражданский кодекс сделал бы носителей данной организационно-правовой формы юридических лиц субъектами общей правоспособности. Однако этого не произошло. Более того. Гражданский кодекс требует, чтобы учредительные документы содержали не только указания на цели деятельности унитарного предприятия, то есть на наиболее общее определение направлений (сфер) его деятельности, но и на предмет деятельности унитарного предприятия (п. 2 ст. 52, п. 1 ст. 113 ГК) - на конкретные виды деятельности, которые организация будет осуществлять во исполнение поставленных собственником целей (по сути, на способы достижения целей). Пункт 1 ст. 54 ГК обязывает указывать в наименовании унитарного предприятия "характер деятельности юридического лица"[71] .

Н.А. Коробкин важной особенностью института оперативного управления является наделение субъекта указанного нрава исключительно специальной правоспособностью[72] .

По мнению Н.А. Коробкина но сути основной целью унитарного предприятия является осуществление конкретной общественно полезной функции, определенной государством, а не извлечение прибыли, поскольку первое приводит к противоречию с идеей получения максимальных прибылей унитарным предприятием как коммерческой организацией[73] .

Даже если собственник изымает имущество унитарного предприятия, закрепленное за ним на праве хозяйственного ведения, на основании отказа предприятия от этого имущества, это не может приводить к невозможности осуществления предприятием целевой деятельности.

Последствия нецелевого использования имущества бывают для казенных предприятий еще более серьезными, чем признание сделки ничтожной, поскольку в соответствие с ч. 2 ст. 296 ГК РФ собственник имущества, закрепленного за казенным предприятием, вправе изъять используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению.

И все же представляется, что следует обновить правовое регулирование подобных ситуаций. Необходимо, чтобы собственник имущества предприятия перед тем, как одобрить совершение планируемой сделки, проанализировал ее не только формально, с точки зрения соответствия законодательству, но и с позиций соответствия интересам своим и унитарного предприятия. После такого согласования сделка должна считаться удовлетворяющей интересам собственника и предприятия. Если же собственник сделает вывод о нежелательности сделки, он не даст согласия на ее совершение. В случаях, когда к моменту согласовании собственнику не было известно о негативных обстоятельствах, связанных с данной сделкой, и он не мог о них знать, собственник может в дальнейшем заявить о ее недействительности. Иными словами, ситуация, не позволяющая унитарным предприятиям заключать договоры в рамках установленных целей, предмета и видов деятельности, не опасаясь дальнейшего признания этих сделок недействительными, должна быть изменена.

Согласно ст.9 Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях в уставе унитарного предприятия должны быть названы виды его деятельности. В.Г. Степанов пишет: «Теперь мало установить, что сделка, соответствуя общей цели деятельности предприятия, в принципе не выходит за рамки предмета деятельности, указанного в уставе. Нужно также убедиться, что ее совершение находится не только в сфере предмета уставной деятельности, но и соответствует одному определенному виду такой деятельности.... Пункт 3 статьи 9 Закона (о государственных и муниципальных унитарных предприятиях), фактически устанавливающий иное по сравнению с ГК РФ правило о пределах правоспособности унитарного предприятия, противоречит ГК РФ и не должен применяться»[74] .

Норма ст.9 Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях, с одной стороны, действительно еще более сужает правоспособность унитарного предприятия. С другой стороны, такая конкретизация специальной правоспособности позволяет уточнить, чем именно вправе заниматься унитарное предприятие. Ведь названные в уставе предмет и цели деятельности унитарного предприятия могут лишь обозначить сферу, в которой оно функционирует, конкретизация же видов деятельности очерчивает круг сделок, в которые разрешено вступать унитарному предприятию. Следует отметить, что законодатель, называя соблюдение ограничений относительно предмета, цели и вида деятельности предприятия обязательными условиями специальной правоспособности, не дает определения данным категориям. Думается, эту проблему необходимо решать, поскольку при совершении сделок у сторон может возникнуть вопрос о правомерности сделок, для решения которого необходимо знать, осуществляются ли они в рамках специальной правоспособности унитарного предприятия. Пока на этом этапе появляется возможность злоупотреблений со стороны унитарного предприятия и его учредителя, а также контрагентов предприятия, которые могут воспользоваться неоднозначностью используемых в законодательстве терминов. В итоге оценивать правомерность совершенных сделок с участием унитарных предприятий нередко приходится суду.

Попытка определить правомочия унитарных предприятий была предпринята в распоряжении Минимущества РФ от 11 декабря 2003 г. № 6945-р «Об утверждении примерного устава федерального государственного унитарного предприятия»[75] . Согласно данному документу в уставе в качестве целей деятельности федерального унитарного предприятия могут быть указаны удовлетворение общественных потребностей в результатах его деятельности и получение прибыли; виды деятельности, осуществляемые унитарными предприятиями, разрешено формулировать так же обобщенно (например, деятельность, направленная на создание объектов социально-культурного назначения и строительство жилья в целях обеспечения потребностей работников предприятия).

В уставе приведен широкий список разрешенных видов деятельности, в частности, разработка и внедрение новых методов переработки и упаковки сырья и продукции, технологии ее производства и создание и эксплуатация объектов социально-культурного назначения, которые непосредственно с производством продукции, выполнением работ и оказанием услуг в области производства и оборота этилового спирта, ликероводочной и спиртосодержащей продукции, выработанной из пищевого спирта не связаны. Однако их указание в Уставе позволило предприятию осуществлять деятельность, напрямую не связанную с целями унитарного предприятия.

В связи со специальной правоспособностью унитарное предприятие в определенных случаях должно согласовывать совершение сделок. Порядок согласования и виды согласуемых действий зависит от вида унитарного предприятия.

В соответствии со ст.297 ГК РФ казенное предприятие вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом лишь с согласия собственника этого имущества. В.Ю. Романец[76] называет принцип контроля за совершаемыми сделками достаточно эффективным, а ограничения, установленные в отношении унитарных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, не позволяют обеспечить надлежащего контроля за использованием и распоряжением государственной собственностью. Представляется, что порядок распоряжения имуществом унитарными предприятиями, имеющих возможность получать прибыль, только с согласия собственника (речь идет об унитарных предприятиях, основанных на праве хозяйственного ведения), может лишь им повредить, поскольку об оперативности принимаемых решений говорить будет нельзя. Это крайность. В этой связи необходимо ставить вопрос о разработке более эффективного порядка согласования, учитывающего вышесказанное.

На сегодняшний день существуют следующие проблемы, связанные с согласованием сделок.

К.П. Кряжевских предлагает разработать, согласовать с собственником и применять порядок согласования собственником совершения унитарными предприятиями сделок путем выдачи собственником «генерального согласия» по определенным видам сделок[77] .

Хотелось заметить, что дабы избежать произвола чиновников и беспредела руководителей унитарных предприятий, представляется, что дополнительное закрепление этого порядка (согласование группы сделок) в нормативном акте (хотя бы общих принципов согласования групп сделок), был бы очень полезно для унитарных предприятий.

Правда, ряд авторов негативно высказываются в отношении данной нормы, поскольку позволяют собственнику запретить совершать унитарному предприятию любые сделки. «Необходимый и достаточный контроль за эффективностью и целесообразностью использования имущества унитарного предприятия может быть осуществлен при помощи иных процедур, установленных ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях». Унитарным предприятиям следует иметь ввиду возможность квалифицировать указанные действия собственника имуществом как злоупотребление правом (п.1 ст. 10 ГК РФ), в связи с чем суд может отказать собственнику в защите его прав. Поэтому публичным образованиям следует подходить к применению данной нормы крайне осторожно и ответственно и только при возникновении действительной необходимости дополнительно ограничивать унитарное предприятие в вопросах распоряжения имуществом»[78] .

Процедура согласования, в которой участвуют не один орган власти, также имеет свои минусы, а именно удлиняет период принятия решения унитарным предприятием.

Поэтому в свое время разрабатывался порядок, при котором основная часть сделок должна согласовываться федеральными органами исполнительной власти один раз в год одновременно с рассмотрением и утверждением программы деятельности унитарного предприятия. Сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности унитарного предприятия, должны были указываться по видам. Согласование же отдельных сделок должно было осуществляться исключительно в тех случаях, когда унитарное предприятие не предусмотрело совершение таких сделок заранее, при утверждении программы деятельности на год.

В литературе постоянно подчеркивается, что под иными правовыми актами понимаются указы Президента РФ и постановления Правительства РФ[79] . Такой вывод авторы делают из анализа содержания ст.71 Конституции РФ и ст.3 ГК РФ. Кроме того, акты, содержащие нормы гражданского права, могут издаваться министерствами и иными федеральными органами исполнительной власти - в случаях и в пределах, предусмотренных ГК РФ, другими законами, указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ (ч.7 ст.3 ГК РФ).

Л.А. Грось обращает внимание, что субъекты вправе действовать на основании Ч.5 ст.76 Конституции РФ, а также на п. «д» ст.71 Конституции РФ, в которой говорится об управлении только федеральной государственной собственностью. Кроме того, она подчеркивает, что отношения по управлению собственностью предмет регулирования административного права, следовательно управление собственностью субъекта не является гражданско-правовым актом и относится к предмету совместного ведения РФ и субъектов РФ[80] .

Из данной нормы следует, что казенное предприятие вправе совершать сделки с имуществом только с согласия собственника. В связи с этим не совсем понятен абз.4 п.1 ст. 19 закона, о том, что уставом казенного предприятия могут быть предусмотрены виды и (или) размер иных сделок, совершение которых не может осуществляться без согласия собственника имущества такого предприятия. Существование подобной нормы означает, что казенное предприятие вправе все-таки совершать отдельные сделки с имуществом и без согласия собственника. Подобный вывод можно сделать, также прочитав п.2 ст. 19 закона, согласно которому казенное предприятие вправе распоряжаться принадлежащим ему имуществом, в том числе с согласия собственника такого имущества. Однако, какие сделки имел ввиду законодатель, не совсем понятно.

Что касается согласования сделок унитарными предприятиями, основанными на праве хозяйственного ведения, то необходимо согласовывать сделки по распоряжению недвижимым имуществом, крупные сделки, сделки, связанные с предоставлением займов, поручительств, получением банковских гарантий, с иными обременениями, уступкой требований (в том числе факторинг), переводом долга и т.д.

Причины, по которым необходимо согласовывать сделки, связанные с предоставлением займов, поручительств, вполне ясны: с одной стороны, они могут привести к отчуждению имущества, с другой - они не являются сделками по основной деятельности, и собственнику необходимо дать возможность решать вопрос целесообразности совершения соответствующих сделок. На практике возник вопрос, что понимать под сделками, связанными с предоставлением займов, относятся ли к ним договора, опосредующие долговые обязательства, или только договор собственно займа. По мнению Г. Хохловой к таким сделкам можно отнести товарный и коммерческий кредит[81] .

Также обязательным является получение согласия на участие руководителя в коммерческих организациях в качестве единоличного исполнительного органа или члена коллегиального исполнительного органа при выполнении руководителем должностных обязанностей, а также при совершении сделок, в которых имеется его заинтересованность.

Как уже было сказано выше, обязательно согласование сделок, связанных с иными обременениями. Причем легального определения «иных обременении» нет. На практике под обременениями понимается наличие дополнительных прав третьих лиц на имущество.

О. Есенина[82] полагает, что иные обременения - это не только классический вариант обременения имущества, например правами залогодержателя, но и обременение имущества, передаваемого по договору строительного подряда, правами владения подрядчика, и другие подобные ситуации, когда право хозяйственного ведения имуществом обременяется правами третьих лиц.

Возникает также вопрос о целесообразности согласования участия в простом товариществе. Стоит согласиться с Г. Хохловой, которая считает, что целесообразнее было бы предусмотреть согласование отчуждения имущества, определенных видов или стоимости, но не само участие в простом товариществе[83] , поскольку согласование только факта участия в простом товариществе не способствует контролю за распоряжением имуществом собственника.

Законодатель не сделал никаких исключений из правил о согласовании крупных сделок. Вместе с тем заключение сделки может быть обязательно для предприятия. Так, в соответствии с п.4 ст.3 ФЗ от 27.12.1995 №" 213-ФЗ «О государственном оборонном заказе»[84] размещение оборонного заказа проводится на конкурсной основе, за исключением работ по поддержанию мобилизационных мощностей. Однако если претенденты на участие в конкурсе на размещение оборонного заказа отсутствуют, а также, если по результатам проведения указанного конкурса не определен головной исполнитель, оборонный заказ обязателен для принятия государственными унитарными предприятиями. Возникает вопрос, должно ли предприятие согласовывать принятие государственного оборонного заказа к размещению, если размер государственного заказа превышает установленный критерий крупной сделки. Как считает, Г. Хохлова нормы о согласовании сделок с собственником носят императивный характер, но эти нормы направлены на регулирование частных отношений. Нормы же об обязательности размещения гособоронзаказа не просто императивны, но приняты для обеспечения публичного (общественного), а не частного интереса. Поэтому отношения по процессу размещения гособоронзаказа регулируются в первую очередь публично-правовыми императивами, и государство-собственник (лицо, выступающее в гражданском обороте на общих основаниях) уступает место государству суверену (лицу, имеющему право применять власть и силу). По моему мнению при отсутствии согласия собственника на совершение такой сделки, в случае подачи собственником в суд иска о признании сделки недействительной унитарное предприятие вправе доказывать обязательность для нее этой сделки в силу нормы закон, установленной фактически собственником имущества предприятия. Правда это все равно не может оградить предприятия от формального подхода к согласованию сделок и следовательно инициирования судебного разбирательства о признании сделки недействительной.

Что касается согласования заимствований унитарными предприятиями, то следует обратить внимание, что необходимо согласовывать объем и направления использования привлекаемых средств, а не сами заимствования (сделки).

Помимо случаев согласования сделок, установленных в Законе о государственных и муниципальных унитарных предприятиях такие основания согласования могут быть предусмотрены в иных федеральных законах и нормативных правовых актах. Так, согласно ч.3 ст. 14 ФЗ от 21 декабря 2001 г. № 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества"[85] со дня утверждения прогнозного плана (программы) приватизации федерального имущества и до момента перехода права собственности на приватизируемое имущество к покупателю имущественного комплекса унитарного предприятия унитарное предприятие не вправе без согласия собственника совершать сделки (несколько взаимосвязанных сделок), цена которых превышает 5 процентов балансовой стоимости активов указанного унитарного предприятия на дату утверждения его последнего балансового отчета или более чем в пятьдесят тысяч раз превышает установленный федеральным законом минимальный размер оплаты труда, а также сделки (несколько взаимосвязанных сделок), связанные с возможностью отчуждения прямо или косвенно имущества, стоимость которого превышает 5 процентов балансовой стоимости активов указанного унитарного предприятия на дату утверждения его последнего балансового отчета или более чем в пятьдесят тысяч раз превышает установленный федеральным законом минимальный размер оплаты труда, получать кредиты, осуществлять выпуск ценных бумаг, выступать учредителем хозяйственных товариществ или обществ, а также приобретать и отчуждать акции (доли) в уставном (складочном) капитале хозяйственных товариществ или обществ.

Согласие собственника при наличии оснований, предусмотренных Законом, необходимо и в случае совершения сделок в процессе обычной хозяйственной деятельности унитарного предприятия. Применение по аналогии норм корпоративного законодательства, устанавливающих исключения из общего порядка принятия решений о заключении, например, крупных сделок, в процессе обычной хозяйственной деятельности организации, к сделкам унитарных предприятий не допускается, поскольку данные положения не учитывают специфику правового положения унитарных предприятий[86] .

Представляется, что собственник в случае обязательного согласования сделки не может уклониться от ее согласования, поскольку такое согласие собственника определяет правомерность сделок, совершаемых унитарным предприятием. При отсутствии согласия на совершение сделки унитарное предприятие не вправе ее совершать. Если исходить из того, что собственник может принять решение о необязательности согласования сделки, то подобное решение должно быть оформлено в письменной форме, чтобы на него могли ссылаться заинтересованные лица, и, кроме того, оно может быть принято только в случае необязательного согласования сделок. В противном случае такое решение будет являться недействительным как противоречащее закону.

Следует обратить внимание, как суды оценивают роль согласия собственника на совершение сделки. Они прямо указывают на то, что согласие собственника на совершение конкретной сделки не является доказательством целевого использования имущества унитарным предприятием. Иными словами, согласно изложенной позиции судов, согласие собственника нельзя рассматривать как гарантию правомерности совершаемой сделки, поскольку, давая или не давая согласие, собственник не должен оценивать предмет сделки, ее контрагентов, существенные условия, последствия, финансовую сторону вопроса и т.д. Действительно, в законодательстве ничего не сказано, что согласие собственника необходимо рассматривать как доказательство соответствия сделки целям, предмету и видам деятельности унитарного предприятия. Соответственно, у компетентных лиц, выступающих от имени собственника, от имени которого было дано согласие на совершение сделки, остается право на признание такой сделки недействительной как несоответствующей целям, предмету и видам деятельности унитарного предприятия. Схожей позиции относительно существующего права компетентных органов на признание подобной сделки недействительной придерживается В.Г. Степанов[87] , В.В. Попов, Е.В. Плехов[88] .

Иными словами, ситуация, не позволяющая унитарным предприятиям заключать договора в рамках установленных целей, предмета и видов деятельности, не опасаясь дальнейшего признания этих сделок недействительными, должна быть изменена.

Законодатель достаточно подробно регламентировал порядок совершения сделок, установив, какие сделки необходимо согласовывать, какие документы необходимо представить для подтверждения целесообразности совершения той или иной сделки.

В соответствии с постановлением Правительства РФ от 3 декабря 2004 г. № 739 "О полномочиях федеральных органов исполнительной власти по осуществлению прав собственника имущества федерального государственного унитарного предприятия"[89] в отношении федеральных государственных унитарных предприятий, подлежащих сохранению в федеральной собственности или включенных в прогнозный план (программу) приватизации федерального имущества, в случае, если акции созданных посредством их преобразования акционерных обществ предполагается внести в уставный капитал других акционерных обществ или сохранить в федеральной собственности, подобные решения осуществляют федеральные органы исполнительной власти. В отношении иных предприятий согласование сделок осуществляется Федеральным агентством по управлению федеральным имуществом с учетом предложений, поступивших от федеральных органов исполнительной власти.

Что касается процедуры согласования, то она зависит от вида согласуемой сделки и унитарного предприятия.

Предельного срока согласования сделок с имуществом в Законе не предусмотрено. Тем не менее, конкретные сроки дачи согласия собственником на совершение сделок предусмотрены в подзаконных актах. Так, при согласовании сделок с недвижимым имуществом стоимостью более 150 млн, руб., а также при согласовании решения предприятия об участии в коммерческих и некоммерческих организациях срок согласования составляет более одного месяца[90] .

Перечень документов, которые должны представить унитарные предприятия для получения согласия на совершение сделок, также не является единым и зависит от вида совершаемой сделки. В соответствии с распоряжением Минимущества РФ от 15 июля 2003 г. № 3142-р "Об утверждении Перечня документов, представляемых федеральным государственным унитарным предприятием для получения согласия на совершение сделок, предусмотренных постановлением Правительства Российской Федерации от 06.06.2003 № 333"[91] для совершения сделок с недвижимым имуществом унитарное предприятие представляет на согласование информацию о прогнозе влияния результатов сделки на повышение эффективности деятельности предприятия в разрезе производственных и финансовых показателей; отчет об оценке рыночной стоимости имущества, с которым предполагается совершить сделку, произведенной не ранее, чем за 3 месяца до его представления; проект договора на совершение сделки (за исключением случаев заключения договора на торгах); документ о целесообразности совершения сделки (заключения договора), представленный федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим координацию и регулирование в соответствующей отрасли (сфере управления) (при наличии).


ГЛАВА 3. ПОЛНОМОЧИЯ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПРЕДПРИЯТИЯ И СОБСТВЕННИКА ИМУЩЕСТВА УНИТАРНОГО ПРЕДПРИЯТИЯ

3.1 Права и обязанности собственника имущества унитарного предприятия

Собственником имущества унитарного предприятия является его учредитель, а поскольку учредителями унитарного предприятия могут быть РФ, субъекты РФ, муниципальные образования, то и собственниками имущества унитарного предприятия могут быть только вышеуказанные субъекты.

Согласно ст.2 ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» права собственника имущества унитарного предприятия осуществляют органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъекта Российской Федерации или органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов, поскольку собственники непосредственно управлять имуществом не могут. Данные органы действуют от имени РФ, субъектов РФ, муниципальных образований.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 08.04.2004 г. № 200 «Вопросы Федерального агентства по управлению федеральным имуществом»[92] полномочия собственника имущества федерального государственного унитарного предприятия возложены на Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом (Росимущество РФ) за исключением полномочий собственника, которые в соответствии с законодательством РФ осуществляют иные федеральные агентства.

Собственник унитарного предприятия не является его представителем, так как он не совершает сделки от имени предприятия, это делает руководитель предприятия.

В отличие от учредителей юридических лиц других организационно-правовых форм, собственник имущества унитарного предприятия не утрачивает права собственности на имущество унитарного предприятия после его создания.

Статья 20 Закона определяет полномочия собственника имущества унитарного предприятия, которые он осуществляет в отношении данного предприятия. Аналогичные по содержанию статьи имеются в ГК РФ - ст.295 "Права собственника в отношении имущества, находящегося в хозяйственном ведении", ст.296 "Право оперативного управления".

Перечень полномочий собственника имущества унитарных предприятий, указанный в ст. 20 ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» не является исчерпывающим, что следует из вышеуказанной статьи[93] . Вместе с тем, как это часто бывает, когда термин четко не определен, возникает вопрос о том, что понимать под законодательством Российской Федерации. Большинство юристов склоняются к мнению, что речь идет исключительно о федеральном законодательстве и, следовательно, органы власти субъектов РФ и муниципальных образований, путем принятия собственных нормативных актов, не могут устанавливать дополнительные права и обязанности собственников имущества унитарных предприятий.

В целом можно сказать, что поскольку имущество, передаваемое унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения и оперативного управления, выбывает из фактического обладания собственника-учредителя и зачисляется на баланс предприятия, сам собственник уже ограничен в правах в отношении этого имущества. Не допускается вмешательства собственника в оперативную деятельность предприятия.

Вместе с тем собственник наделен полномочиями по управлению имуществом унитарного предприятия, о чем прямо говорится в главе 4 Закона о государственных и муниципальных предприятиях.

Деление полномочий собственника имущества унитарного предприятия на права, связанные с управлением предприятием, и права в отношении имущества предприятия, можно найти, например, в работе К.П. Кряжевских[94] .

Необходимо разграничивать права в отношении имущества предприятия и ограничения правомочий предприятия по распоряжению имуществом: «между ними имеется тесная связь: нарушение ограничений по распоряжению недвижимостью влечет возможность реализации прав собственника по реорганизации и ликвидации предприятия или смене руководителя».

Вопрос о содержании деятельности, именуемой управлением собственностью публично-правовых образований, вызывает споры в юридической литературе и практике правоприменения.

По мнению Д.М. Генкина, «неправильно управление государственным имуществом противопоставлять правомочиям владения, распоряжения и пользования; указанные правомочия и составляют содержание государственного управления имуществом»[95] . Подобного мнения придерживается Е.А. Суханов: «Управление имуществом в данном случае не следует рассматривать как особое правомочие публичного собственника. В гражданско-правовом смысле собственник и здесь лишь реализует свои правомочия владения, пользования и распоряжения. Иначе говоря, управление является только одной из форм осуществления права собственности»[96] .

Что касается определений управления, данных в нормативных актах, то в целом можно сделать вывод о том, что законодатель также исходит из того, что управление входит в триаду полномочий собственника.

Например, согласно пп. «г» п.2 Указа Президента РФ «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» от 09.03.2004 г. № 314[97] под функциями по управлению государственным имуществом понимается осуществление полномочий собственника в отношении федерального имущества, в том числе переданного федеральным государственным унитарным предприятиям, федеральным казенным предприятиям и государственным учреждениям, подведомственным федеральному агентству, а также управление находящимися в федеральной собственности акциями открытых акционерных обществ. Федеральные министерства не вправе осуществлять функции по управлению государственным имуществом, кроме случаев, устанавливаемых указами Президента РФ или постановлениями Правительства РФ, а федеральные службы по надзору не вправе управлять государственным имуществом во всех случаях. Таким образом, функции по управлению государственным имуществом осуществляют федеральные службы (в отдельных случаях) и федеральные агентства.

Если обозначить проблему управления имуществом унитарных предприятий в целом, то она будет заключаться в большом количестве органов, регулирующих деятельность унитарных предприятий.

В свое время Н.И. Косякова обратила внимание на то, что не регламентирован должным образом порядок взаимодействия различных государственных органов между собой при осуществлении полномочий собственника в отношении имущества унитарных предприятий[98] .

Контроль за деятельностью предприятия осуществляет создавший его собственник. Руководитель предприятия является единственным органом унитарного предприятия (ст.21 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»[99] ), который выполняет заданные собственником параметры деятельности предприятия. Образование иных исполнительных органов в унитарном предприятии ни Гражданским кодексом РФ[100] , ни Законом «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» не предусмотрено, допускается лишь создание совещательных органов (п.4 ст.21). Возможно, что возврат к существовавшей структуре управления трестом способствовал бы более эффективному функционированию унитарных предприятий, более оперативному выполнению поставленных перед ним задач. Попробуем разобраться в этом вопросе. С одной стороны, собственнику экономически выгоднее содержать только руководителя унитарного предприятия, который бы разрешал многочисленные вопросы, связанные с функционированием предприятия. Кроме того, в юридических лицах иных организационно-правовых форм создание некоторых органов направлено на защиту участников данных юридических лиц. В унитарных предприятиях необходимость в этом практически отсутствует, поскольку его единственным участником является собственник имущества, интересы которого лучше, чем он сам никто не защитит. Многие вопросы помогают решить руководителю предприятия его заместители. С другой стороны, наличие иных органов в унитарном предприятии могло дать собственнику дополнительные возможности контроля за деятельностью руководителя предприятия, позволить отстраниться собственнику от принятия некоторых вопросов, возможно, даже ускорить этот процесс. Однако, представляется, что подобные механизмы контроля в условиях почти тотального согласования сделок могут лишь оказаться дополнительной финансовой нагрузкой для собственника имущества предприятия и, кроме того, еще более замедлить процесс принятия конкретных решений унитарным предприятием там, где окончательное решение принимает собственник. В связи с этим, необходимо проанализировать оперативность принятия решения по сделкам, требующим согласия собственника, и решить, каким образом дополнительно созданные в предприятии органы могут ускорить процесс принятия решений, насколько данное нововведение будет финансово обоснованно, можно ли будет говорить о большей подконтрольности руководителя предприятия и не возникнет ли новая проблема в виде подконтрольности дополнительно созданных органов собственнику имущества предприятия.

Обязанности собственника имущества унитарного предприятия подробно указаны в Распоряжении Минимущества РФ от 11 декабря 2003 г. № 6946-р "Об утверждении Примерного трудового договора с руководителем федерального государственного унитарного предприятия"[101] , а также в иных подзаконных актах.

Собственник имущества унитарного предприятия не вправе вмешиваться в оперативно-распорядительную деятельность руководителя, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Что касается особенностей полномочий собственника в отношении имущества казенного предприятия, то они предусмотрены в ч.2 ст.296 ГК.

Федеральным законом «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» установлено (ч.5 ст.20), что правомочия собственника имущества унитарного предприятия не могут быть переданы иному собственнику в лице РФ, субъекта РФ, муниципального образования. Речь идет о делегировании полномочий, а не изменении статуса имущества унитарного предприятия путем передачи имущества из одной собственности в другую.

Собственник имущества унитарного предприятия вправе истребовать имущество унитарного предприятия из чужого незаконного владения (п.4 ст.20 Закона), что согласуется со ст.301 ГК РФ, в соответствии с которой собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения (виндикационный иск).

Указание на данный способ защиты нарушенных интересов собственником имущества унитарного предприятия порождает вопрос о правомерности предъявления иных исков со стороны такого собственника. Скорее всего, законодатель таким образом решил подчеркнуть право собственника на предъявление виндикационного иска. Ведь правовых оснований для запрета на предъявление исков, предусмотренных гл.20 ГК РФ, пока нет.

На сегодняшний день можно с большой степенью уверенности утверждать, что проблема изъятия имущества унитарного предприятия является актуальной и не решенной.

Причем причиной неоднозначности данного вопроса является его недостаточное правовое регулирование. Дело в том, что в отношении казенных предприятий законодатель установил основания изъятия, в то время как в отношении унитарных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, эта проблема осталась открытой и подтверждением тому является многочисленная и неоднозначная судебная практика.

Остановимся сначала на вопросе изъятия имущества казенного предприятия. В данном случае основания такого изъятия установлены в п.2 ст.296 ГК РФ, в соответствии с которой собственник имущества, закрепленного за казенным предприятием, вправе изъять излишнее, неиспользуемое либо используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению.

Причем, что понимать под излишним, неиспользуемым имуществом в Гражданском кодексе, в ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» ничего не сказано, поэтому приходится делать выводы о том, является ли имущество излишним, неиспользуемым либо используемым не по назначению, на основании подзаконных актов и судебной практики и т.д. Так, согласно Указу Президента РФ от 18 октября 2002 г. № 1205 "О высвобождении и реализации движимого имущества, находящегося в оперативном управлении некоторых органов, учреждений и предприятий"[102] к излишнему, неиспользуемому имуществу можно относить морально устаревшее, не нашедшее применения, снятое с эксплуатации имущество. Интересным также представляется судебное решение об изъятии имущества собственником, признавшим его неиспользуемым. Так, на основании акта проверки порядка использования и технического состояния федерального имущества собственником было вынесено решение об изъятии имущества в связи с его неиспользованием унитарным предприятием. Предприятие подало иск, в обоснование которого привело доводы о том, что имущество находилось в пользовании иных лиц. Суд, оценив доводы сторон, установил, что если имущество не использовалось по не зависящим от предприятия причинам, то оно вправе доказывать незаконность решения собственника об изъятии имущества; акт проверки порядка использования и технического состояния федерального недвижимого имущества в этом случае не мог являться надлежащим доказательством неиспользования казенным предприятием указанного помещения[103] .

Как следует из п.2 ст.296 ГК РФ изъятие имущества при наличии оснований для изъятия имущества казенного предприятия из оперативного управления не является обязанностью собственника. Следовательно, даже при выявлении у казенного предприятия излишнего, неиспользуемого или используемого не по назначению имущества принятие соответствующего решения зависит от усмотрения собственника имущества[104] .

Относительно необходимости учитывать мнение казенного предприятия при изъятии имущества в законодательстве ничего не сказано, да и вряд ли подобное положение будет серьезно воспринято, поскольку в данном случае речь идет о полномочии собственника по распоряжению имуществом. Тем не менее, закрепление в письменной форме согласия предприятия на изъятие имущества, указанного в п.2 ст.296 ГК РФ и совершенное, безусловно, без принуждения со стороны собственника, было бы доказательством правомерного изъятия имущества.

Что касается изъятия имущества унитарных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, то в данном случае законодатель вообще не предусмотрел таких оснований. Точнее есть норма (ч.3 ст.299 ГК РФ) о возможности изъятия имущества предприятия, но не перечислены случаи такого изъятия в целом, основываясь на судебной практике можно выделить несколько групп оснований по изъятию имущества из хозяйственного ведения.

Первую группу составляют решения, в которых говорится о том, что право на изъятие имущества из хозяйственного ведения предприятия допускается, только если собственником принято решение о реорганизации или ликвидации предприятия[105] .

Есть отдельные решения, в которых не признается за собственником право на изъятие имущества из хозяйственного ведения. Так, федеральный арбитражный суд Поволжского округа установил[106] , что согласно статье 295 Гражданского кодекса Российской Федерации и разъяснениям, данным в пункте 40 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 г. № 6/8, собственник имущества не наделен правом изымать, передавать в аренду либо иным образом распоряжаться имуществом, находящимся в хозяйственном ведении государственного унитарного предприятия[107] . Вместе с тем, на наш взгляд, подобная позиция не учитывает ч.3 ст.299 ГК РФ, в которой говорится об изъятии собственником имущества как основании прекращения права хозяйственного ведения и оперативного управления.

Интересной представляется точка зрения А.Д. Жане, который говорит, что «изъятие имущества по решению его собственника из хозяйственного ведения унитарного предприятия возможно лишь в случае отказа унитарного предприятия от хозяйственного ведения данным имуществом. Изъятие имущества собственником в иных случаях представляется неправомерным. ...Причем прекращению права хозяйственного ведения на имущество при отказе от него унитарным предприятием должно в обязательном порядке предшествовать принятие собственником имущества решения об изъятии указанного имущества из хозяйственного ведения унитарного предприятия»[108] .

Данная позиция представляется сомнительной. Вернемся к п.3 ст.299 ГК РФ, в которой говорится о прекращении права хозяйственного ведения и оперативного управления. Говоря о том, что право хозяйственного ведения и право оперативного управления имуществом прекращаются по основаниям и в порядке, предусмотренным настоящим Кодексом, другими законами и иными правовыми актами для прекращения права собственности, законодатель ничего не сказал о том, что все основания прекращения права собственности можно распространить на унитарные предприятия. Следует согласиться с Е.А. Сухановым, который считает, что «исключения из этого правила составляют те случаи, которые отражают ограниченный характер прав названных субъектов.

Например, они не вправе прекращать свои правомочия путем отказа от прав на имущество в порядке, предусмотренном ст. 236 ГК, ибо это нарушает право собственности на данное имущество их учредителя»[109] .

Контроль собственника за эффективностью деятельности унитарных предприятий осуществляется путем анализа представляемых унитарными предприятиями программ деятельности, а также путем проведения проверок специальными комиссиями[110] .

3.2 Ответственность унитарного предприятия и собственника имущества унитарного предприятия

Согласно современному законодательству (п. 5 ст. 113 ГК РФ, п. 1 ст.7 Закона) унитарное предприятие несет ответственность по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом и не несет ответственность по обязательствам собственника его имущества (Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования). Данное правило подчеркивает статус унитарного предприятия как коммерческой организации.

Необходимо отметить, что законодатель, говоря об ответственности предприятия принадлежащим ему имуществом, не конкретизирует, что является принадлежащим унитарному предприятию имуществом. Тем не менее, из гражданского законодательства следует, что все имущество принадлежит предприятию на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.

Имущество, принадлежащее ему на ином праве, унитарное предприятие иметь не может. Не имеет значения и источник поступления имущества. Любое имущество, переданное собственником в хозяйственное ведение или оперативное управление, полученное в результате хозяйственной деятельности либо из иных источников, может быть передано в погашение обязательств.

Федеральным законодательством может быть предусмотрен перечень имущества организации, на которое не может быть обращено взыскание (ст. 446 ГПК РФ). До настоящего времени такого перечня нет.

Основания привлечения унитарного предприятия к ответственности в основном такие же, как и у иных коммерческих организаций. Вместе с тем, законодатель предусмотрел основания ответственности, характерные исключительно для унитарных предприятий. Так, в случае реорганизации предприятия, если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного унитарного предприятия, вновь возникшие унитарные предприятия несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного унитарного предприятия перед его кредиторами пропорционально доле перешедшего к ним имущества (прав) реорганизованного унитарного предприятия, определенной в стоимостном выражении.

Что касается ответственности собственника имущества унитарного предприятия, то по общему правилу Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование не несут ответственность по обязательствам государственного или муниципального предприятия, за исключением случаев, если несостоятельность (банкротство) такого предприятия вызвана собственником его имущества. В указанных случаях на собственника при недостаточности имущества государственного или муниципального предприятия может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам (ст.110 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

По обязательствам своих казенных предприятий собственник также несет субсидиарную ответственность при недостаточности их имущества. Кроме того, в случае преобразования казенных предприятий в унитарные предприятия, основанные на праве хозяйственного ведения, собственник имущества в течение шести месяцев несет субсидиарную ответственность по обязательствам, перешедшим к государственному или муниципальному предприятию, основанному на праве хозяйственного ведения п.5 ст.29 Закона.

Необходимо обратить внимание, что законодатель говорит о возможности привлечения собственника к субсидиарной, а не солидарной ответственности, поскольку унитарное предприятие является хозяйствующим субъектом, которое самостоятельно должно отвечать по своим обязательствам. Такой подход защищает интересы собственника. В противном случае иски бы предъявлялись в первую очередь к собственнику имущества как к экономически более сильному субъекту хозяйственных отношений.

В случае привлечения к ответственности собственника возникает вопрос, а кто должен нести ответственность: непосредственно государство как особый субъект права, выступающий в качестве собственника и учредителя в корпоративных отношениях через уполномоченных им лиц, либо те лица, которые осуществляют полномочия собственника и учредителя. От ответа на данный вопрос зависит очень многое в защите интересов кредиторов государственных предприятий. Исходя из общего смысла представительства, ответственность по долгам государственных предприятий должны нести не представители, а представляемое лицо, то есть РФ, субъекты РФ, муниципальные образования, а это значит, что источником для покрытия указанных долгов является все нераспределенное имущество - государственная казна.

Однако в последнее время к субсидиарной ответственности все чаще привлекаются государственные органы, являющиеся учредителями соответствующих унитарных предприятий, а не собственники - Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования. Определенную роль в этом сыграл новый БК РФ[111] , в п. 10 ст. 158 которого указано, что выплаты по исполнительным листам при удовлетворении подобного рода исковых требований производятся за счет казны Российской Федерации из средств федерального бюджета, выделенных федеральным органам исполнительной власти как главным распорядителям средств бюджета, которые и должны выступать в суде от имени казны[112] . Вместе с тем, как разъяснено в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 г. № 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», предъявление кредитором иска непосредственно к государственному органу или к органу местного самоуправления, осуществляющему права собственника имущества унитарного предприятия (см. п. 1 ст. 2 Закона), не может служить основанием к отказу в принятии искового заявления либо к его возвращению без рассмотрения. В этом случае суд привлекает в качестве ответчика по делу соответствующий финансовый или иной управомоченный орган. При удовлетворении иска взыскание денежных сумм производится за счет средств соответствующего бюджета, а при отсутствии денежных средств - за счет иного имущества, составляющего соответствующую казну.

Как было сказано ранее, собственник казенного предприятия привлекается к ответственности по всем обязательствам казенного предприятия при недостаточности у него имущества.

Следует обратить внимание, что, во-первых, собственник привлекается по всем без исключения обязательствам казенного предприятия, вне зависимости от оснований их возникновения. Во-вторых, собственник при наличии доказанных фактов о недостаточности имущества у казенного предприятия не может быть освобожден от ответственности - иными словами, юридически безразлично наличие либо отсутствие вины собственника имущества казенного предприятия в сложившейся ситуации.

В-третьих, собственник казенного предприятия несет ответственность, если имущества, принадлежащего на праве оперативного управления, не хватает для погашения долгов, и не имеет значения, какого имущества не хватает унитарному предприятию: движимого или недвижимого, денежных средств или иного имущества (п.5 ст.115 ГК РФ). Г.Б. Леонова также считает, что в понятие имущество включаются не только денежные средства. «Если бы речь шла о недостаточности только денежных средств, то об этом прямо было бы сказано в законе, как это сделано применительно к учреждениям»[113] . Вместе с тем существует точка зрения, что казенное предприятие несет ответственность по своим обязательствам только находящимися в его распоряжении денежными средствами, а в случае недостаточности денежных средств для выполнения обязательств государство несет дополнительную ответственность по обязательствам предприятия[114] .

Так, К. Трофимовым[115] было высказано мнение о том, что практически субсидиарная ответственность РФ может наступить только в случае банкротства казенного предприятия, так как выяснить реальную достаточность или недостаточность имущества для удовлетворения требований кредиторов можно только в результате его распродажи. В.А. Дозорцев пишет, что «подобная ситуация ... не может быть признана нормальной...[116] Казенное предприятие не может быть признано несостоятельным, однако не очень ясно, как может быть продолжена его деятельность при обращении взыскания на имущество». Именно потому, что казенные предприятия не могут быть ликвидированы вследствие банкротства и соответственно условие привлечения казны к субсидиарной ответственности, о котором К. Трофимов говорит выше, не может быть выполнено, установление ответственности казны по обязательствам казенных предприятий при недостаточности у последних денежных средств более отвечало бы потребностям гражданского оборота.

В.В. Витрянский[117] обращает внимание, что, поскольку субсидиарная ответственность государства по обязательствам казенных предприятий возможна лишь при недостаточности имущества предприятия для удовлетворения требований кредиторов, именно поэтому в отношении казенного предприятия не может быть возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве).

Интересна позиция А. Гринкевича, который считает, что вопрос о гражданской ответственности казны должен решаться иначе в тех случаях, когда казенное предприятие в гражданских правоотношениях действует не от своего имени как юридические лица, а от имени казны и выделенных бюджетных средств недостаточно для удовлетворения требований кредиторов по заключенным от имени казны обязательствам. Он полагает, что подобные правоотношения вполне укладываются в рамки ч.3 ст. 125 ГК РФ. «В таких случаях субъект, вступающий в гражданские правоотношения с казной, должен иметь возможность предъявлять соответствующие требования к казне и получать удовлетворение непосредственно от казны, а не от субъектов, которые в гражданском обороте выступают от ее имени. И именно она должна нести непосредственную ответственность по обязательствам, участником которых она является, находящимися в ее распоряжении бюджетными средствами»[118] .

Рассмотрим более подробно основания ответственности собственника имущества унитарного предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения.

Согласно п.3 ст.56 ГК РФ, ч.2 ст.7 Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях собственник несет субсидиарную ответственность при банкротстве унитарного предприятия, если несостоятельность (банкротство) предприятия вызвана собственником имущества. Данное правило применимо исключительно к унитарным предприятиям, основанным на праве хозяйственного ведения, поскольку законодательством не предусмотрено банкротство казенных предприятий (ст.65 ГК РФ).

Также обязательные согласования могут явиться причиной банкротства предприятия. О роли собственника при принятии решений свидетельствует статья 21 Закона, в которой говорится о том, что руководитель унитарного предприятия организует выполнение решений собственника имущества унитарного предприятия.

Требования к собственнику имущества унитарного предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, несущему субсидиарную ответственность, могут быть предъявлены конкурсным управляющим. В случае их удовлетворения судом взысканные суммы зачисляются в состав имущества должника, за счет которого удовлетворяются требования кредиторов.

При рассмотрении этого дела суд сослался ст. 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Согласно п.4 ст. 10 закона, в случае банкротства должника по вине учредителей (участников) должника, собственника имущества должника - унитарного предприятия или иных лиц, в том числе по вине руководителя должника, которые имеют право давать обязательные для должника указания или имеют возможность иным образом определять его действия, на учредителей (участников) должника или иных лиц

В случае недостаточности имущества должника может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Суд подчеркнул, что для субсидиарной ответственности собственника имущества по обязательствам юридического лица необходимыми условиями являются: наличие у соответствующего лица права давать обязательные для юридического лица указания либо иным образом определять его действия; совершение этим лицом действий (или его бездействия) свидетельствующих об использовании принадлежащего ему права давать обязательные для юридического лица указания и (или) своих возможностей иным образом определять его действия; причинно следственная связь между использованием соответствующим лицом своих прав и (или) своих возможностей в отношении юридического лица и действием самого юридического лица, повлекшим его несостоятельность (банкротство); недостаточность имущества должника для расчетов с кредиторами.

Исследовав все представленные доказательства, суд пришел к выводу, что истец не представил достаточных оснований для привлечения к ответственности собственника имущества, не смотря на то, что в суде рассматривались конкретные документы, в которых поручалось компетентным органам власти совершить определенные действия в отношении имущества, ставшего, как посчитал истец, причиной банкротства предприятия.

На практике возникают вопросы относительно обращения взыскания на имущество должника - унитарного предприятия. Согласно ФЗ «Об исполнительном производстве» обращение взыскания на имущество должника - унитарного предприятия (за исключением имущества, изъятого из оборота либо ограничиваемого в обороте) в случае отсутствия у предприятия денежных средств, достаточных для погашения задолженности, осуществляется независимо от того, где и в чьем фактическом пользовании оно находится. Про согласие собственника на отчуждение имущества предприятия ни законодательством не предусмотрено. В данном случае говорить о распоряжении имуществом нельзя. Поэтому представляется не совсем правильной точка зрения о том, что на переданное собственником предприятию имущество обратить взыскание без согласования с собственником нельзя[119] .

Несколько слов также надо сказать об ответственности предприятий за созданными ими филиалами и представительствами.

Поскольку филиалы и представительства не имеют статуса юридических лиц и осуществляют свою деятельность от имени создавшего его унитарного предприятия, постольку ответственность унитарного предприятия по своим обязательствам предполагает, в том числе, и его ответственность за деятельность созданных филиалов и представительств (п. 4 ст. 5 Закона). В соответствии с п.4 ст.5 Закона иски третьих лиц, вытекающие из деятельности обособленных подразделений, должны предъявляться не к филиалу или представительству, а к создавшему их юридическому лицу. В то же время по долгам унитарного предприятия взыскание может обращаться на имущество, переданное обособленным подразделениям.

Такие нормы об ответственности унитарного предприятия по долгам структурных подразделений, с одной стороны, могут выглядеть более привлекательными для контрагентов предприятий, что в свою очередь, способно увеличить долю их участия в имущественном обороте; с другой стороны, эти же нормы представляют и серьезную опасность для создавших структурные подразделения предприятий, когда в качестве мер по обеспечению требований к филиалу, находящемуся на значительном расстоянии от основного предприятия, может, к примеру, накладываться арест на расчетный счет самого предприятия. Причем эта опасность настолько серьезная, что может привести к уходу предприятий с отдельных рынков.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Для определения роли и места унитарных предприятий в российском законодательстве необходимо первоначально решить, могут ли с экономической точки зрения унитарные предприятия заниматься коммерческой деятельностью, и есть ли у них преимущество перед другими юридическими лицами при осуществлении такого вида деятельности. Нужно также ответить на вопрос, на сколько предусмотренный законом механизм управления государственным и муниципальным имуществом позволяет государству решать поставленные в ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» задачи, могут ли эти задачи решить юридические лица иных организационно-правовых форм.

К настоящему времени однозначных данных, свидетельствующих о неспособности унитарных предприятий, осуществлять прибыльную деятельность, нет. Кроме того, созданный механизм контроля над деятельностью унитарных предприятий позволяет сохранять за собственником вложенный капитал и использовать его по назначению.

Следует также подчеркнуть, что переданное в хозяйственное ведение и оперативное управление имущество остается государственной или муниципальной собственностью, что немаловажно для решения государственных и муниципальных задач. В случае передачи имущества в качестве вклада иным коммерческим организациям собственником такого имущества становится коммерческая организация.

Поэтому представляется, что должны быть сохранены как казенные предприятия для решения социальных задач, так и унитарные предприятия, основанные на праве хозяйственного ведения, деятельность которых должна быть направлена на получение прибыли. В последнем случае собственник должен обеспечить такую возможность, включив в перечень выполняемых видов деятельности, деятельность, которая может приносить прибыль и покрывать убытки от убыточной деятельности.

В настоящее время, исходя из анализа действующего законодательства, следует признать, что в условиях сильного ограничения деятельности унитарных предприятий, как оправданного, так и неоправданного идеей защиты интересов собственника, рассчитывать на развитие такой организационно-правовой формы нельзя.

В рамках настоящего исследования, посвященного правовому регулированию унитарных предприятий, выносятся следующие полученные выводы:

1. Учитывая, что законодатель напрямую связывает возникновение правоспособности, то есть способности к правообладанию, унитарного предприятия как юридического лица с моментом его создания, определяя его днем внесения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц, автор критически оценивает возможность возникновения каких-либо, в том числе и вещных, прав у еще не существующего субъекта. Необходимо внесение соответствующих коррективов в п. 2 ст. 11 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», который предлагается изложить в следующей редакции: «Право хозяйственного ведения или право оперативного управления имуществом, в отношении которого собственником принято решение о закреплении за унитарным предприятием, возникает с момента передачи этого имущества предприятию после его государственной регистрации, если иное не предусмотрено законом или решением собственника». Аналогичные изменения предлагается внести и в Гражданский кодекс РФ (п. 1 ст. 299).

2. Нужно четко определить на уровне ГК РФ понятие «права самостоятельного распоряжения доходами», которое, если признать его «правом хозяйственного ведения», не будет приводить к расширению дополнительной ответственности учредителей-собственников, напротив, расширится база ответственности учреждения: сюда войдут не только денежные средства, но и имущество, приобретенное на самостоятельно заработанные деньги. Но в этом случае и государство не должно иметь прав на использование данных средств и доходов, как это происходит сейчас, когда предполагается, что таковые идут на исполнение обязательств государства перед учреждением (финансирование основной деятельности).

Следует предоставить собственнику возможность распоряжаться имуществом только переданным на праве хозяйственного ведения и оперативного управления, а не имуществом приобретенным на самостоятельно заработанные учреждением деньги.

Возможно, сейчас существует больше возможностей и путей разрешения изложенной проблемы. Так ч.2 ст. 299 ГК РФ можно изложить в следующей редакции: «Плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении или оперативном управлении, а также имущество, приобретенное унитарным предприятием или учреждением по договору или иным основаниям, поступают в собственность предприятия или учреждения, собственник имущества имеет право на часть прибыли определяемой уставом».

3. Осуществляя предусмотренный ст. 295 ГК РФ, ст.ст. 20, 26 ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» контроль за использованием по назначению и сохранностью переданного имущества, собственник фактически лишен возможности привлечь унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, к ответственности в случае выявления допущенных предприятием нарушений. Такое положение является недопустимым. В связи с чем, вносится предложение о законодательном закреплении санкций за неправомерное поведение предприятия. Обосновывается необходимость предусмотреть возможность изъятия собственником закрепленного за предприятием на праве хозяйственного ведения имущества, которое не используется или используется не по назначению либо сохранность которого не обеспечена. Пределом ответственности за подобные нарушения являются права и интересы кредиторов унитарного предприятия.

4. П. 1 ст. 6 ФЗ РФ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" необходимо изложить в следующей редакции: "Унитарные предприятия могут быть участниками (членами) коммерческих организаций, за исключением хозяйственных товариществ, а также некоммерческих организаций, в которых в соответствии с федеральным законом допускается участие юридических лиц". Исключить возможность участия (членства) государственных унитарных предприятий в хозяйственных товариществах необходимо из-за того, что полные товарищи солидарно несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества, и какие-либо ограничения из этого правила законом недопустимы. Поскольку государственное унитарное предприятие учреждается на базе государственного имущества и само его создание определяется особой значимостью - необходимостью реализации государственных (публичных) интересов, то не представляется возможным рассчитываться с кредиторами хозяйственного товарищества, обращая взыскание на собственность публичных образований.

5. Одним из важнейших принципов устройства гражданского оборота является право собственника участвовать в прибылях от коммерческого использования третьими лицами его собственности. В том случае, когда речь идет о приносящем доход использовании публичной собственности, необходимо говорить об обязанности такого собственника на получение части прибыли от деятельности государственных унитарных предприятий для её последующей передачи в бюджет соответствующего уровня. Таким образом, основанием трансформации права в обязанность является публичный (бюджетный) интерес. В этой связи абз. 2 п. 1 ст. 295 ГК РФ нужно изложить в следующей редакции: "Собственник обязан получать часть прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении предприятия". П. 2 ст. 17 ФЗ РФ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" нужно изложить в следующей редакции: "Государственное (или муниципальное) унитарное предприятие обязано ежегодно перечислять в бюджет соответствующего уровня часть прибыли, размер которой определяется собственником имущества предприятия по итогам финансово-хозяйственной деятельности государственного (муниципального) унитарного предприятия за год".

6. Необходимо определить основания прекращения права хозяйственного ведения и оперативного управления. В частности, нужно более конкретно установить основания изъятия имущества из хозяйственного ведения и оперативного управления. Применяемые термины должны быть достаточно четко определены. Например, нет определений понятиям «излишнее» и «неиспользуемое», «используемое не по назначению» имущество. Что приводит к произвольному толкованию данных терминов собственником имущества унитарного предприятия, самим предприятием.

В настоящее время судебной практикой выработаны следующие основания изъятия имущества унитарного предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения:

отказ руководителя унитарного предприятия от принадлежащего предприятию имущества;

ликвидация или реорганизация унитарного предприятия;

использование имущества предприятия не по назначению.

Также хотелось обратить внимание на то, что при прекращении права хозяйственного ведения и оперативного управления, по основаниям и в порядке, предусмотренном Гражданским кодексом РФ, другими законами и иными правовыми актами для прекращения права собственности, нельзя не учитывать ограниченный характер права хозяйственного ведения и оперативного управления.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. // Российская газета. –1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г. по состоянию на 06.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.10.1996 г. по состоянию на 06.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г. по состоянию на 29.11.2007] // Собрание законодательства РФ. –2001. – № 49. – Ст. 4552.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [федеральный закон № 138-ФЗ., принят 14.11.2002 г. по состоянию на 04.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

6. Бюджетный кодекс Российской Федерации [Текст]: [федеральный закон № 145-ФЗ, принят 31.07.1998 г., по состоянию на 06.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3823.

7. О государственных и муниципальных унитарных предприятиях [Текст]: [федеральный закон № 161-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 01.12.2007]// Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 48. – Ст. 4746.

8. О несостоятельности (банкротстве) предприятиях [Текст]: [федеральный закон № 127-ФЗ, принят 26.10.2002 г., по состоянию на 01.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.

9. О приватизации государственного и муниципального имущества [Текст]: [федеральный закон № 178-ФЗ, принят 21.12.2001 г., по состоянию на 01.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 4. – Ст. 251.

10. О первоочередных мерах в области бюджетной и налоговой политики [Текст]: [федеральный закон № 192-ФЗ, принят 29.12.1998 г., по сотоянию на 29.11.2004] // Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 1. – Ст. 1.

11. О военно-техническом сотрудничестве российской федерации с иностранными государствами [Текст]: [федеральный закон № 114-ФЗ, принят 19.07.1998 г., по состоянию на от 04.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 30. – Ст. 3610.

12. О наркотических средствах и психотропных веществах [Текст]: [федеральный закон № 3-ФЗ, принят 08.01.1998 г., по состоянию на 24.07.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 2. – Ст. 219.

13. О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним [Текст]: [федеральный закон № 122-ФЗ, принят 21.07.1997 г., по состоянию на от 23.11.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 30. – Ст. 3594.

14. О некоммерческих организациях [Текст]: [федеральный закон № 7-ФЗ, принят 12.01.1996 г., по состоянию на 01.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 145.

15. О государственном оборонном заказе [Текст]: [федеральный закон № 213-ФЗ, принят 27.12.1995 г., по состоянию на 01.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 6.

16. О донорстве крови и ее компонентов [Текст]: [закон РФ № 5142-1, принят 09.06.1993 г., по состоянию на 18.10.2007] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 28. – Ст. 1064.

17. О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти [Текст]: [указ Президента РФ № 314, от 09.03.2004 г., по состоянию на 24.09.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 11. – Ст. 945.

18. Об утверждении перечня стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ [Текст]: [указ Президента РФ № 1009, от 04.08.2004 г., по состоянию на 28.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2004 – № 32. – Ст. 3313.

19. О высвобождении и реализации движимого имущества, находящегося в оперативном управлении некоторых органов, учреждений и предприятий [Текст]: [указ Президента РФ № 1205, от 18.10.2002 г., по состоянию на 27.07.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 42. – Ст. 4108.

20. О гарантиях местного самоуправления в Российской Федерации [Текст]: [указ Президента РФ № 2265, от 22.12.1993 г.] // Собрание актов Президента и Правительства РФ. – 1993. – № 52. – Ст. 5071.

21. О полномочиях федеральных органов исполнительной власти по осуществлению прав собственника имущества федерального государственного унитарного предприятия [Текст]: [постановление Правительства РФ № 739, от 03.12.2004 г., по состоянию на 15.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 50. – Ст. 5074.

22. О Федеральном агентстве по управлению федеральным имуществом [Текст]: [постановление Правительства РФ № 691, от 27.11.2004 г., по состоянию на 19.11.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 49. – Ст.4897.

23. Вопросы Федерального агентства по управлению федеральным имуществом [Текст]: [постановление Правительства РФ № 200, от 08.04.2004 г., по состоянию на 14.12.2006] // Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 15. – Ст. 1492.

24. О реализации федеральными органами исполнительной власти полномочий по осуществлению прав собственника имущества федерального государственного унитарного предприятия [Текст]: [постановление Правительства РФ № 333 от 06.06.2003 г., по состоянию на 13.08.2006] // Собрание законодательства РФ. – 2003. – № 24. – Ст.2327.

25. О мерах по повышению эффективности использования федерального имущества, закрепленного в хозяйственном ведении федеральных государственных унитарных предприятий [Текст]: [постановление Правительства РФ № 228, от 10.04.2002 г., по состоянию на 23.03.2006] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 15. – Ст. 1440

26. Вопросы государственной регистрации прав на недвижимое имущество, находящееся в федеральной собственности [Текст]: [постановление Правительства РФ № 648, от 31 августа 2000 г., по состоянию на 31.10.2002] // Собрание законодательства РФ. – 2000. – № 37. – Ст. 3718.

27. О концепции управления государственным имуществом и приватизации в Российской Федерации [Текст]: [постановление Правительства РФ № 1024, от 09.09.1999 г., по состоянию на 29.11.2000] // Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 39. – Ст. 4626.

28. Об утверждении примерного устава федерального государственного унитарного предприятия [Текст]: [распоряжение Минимущества РФ № 6945-р, от 11.12.2003 г.] // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2004. – № 8. – С. 23.

29. Об утверждении примерного трудового договора с руководителем федерального государственного унитарного предприятия" [Текст]: [распоряжение Минимущества РФ № 6946-р, от 11.12.2003 г.] // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2004. – № 6. – С. 31.

30. Об утверждении Перечня документов, представляемых федеральным государственным унитарным предприятием для получения согласия на совершение сделок, предусмотренных постановлением Правительства Российской Федерации от 06.06.2003 № 333 [Текст]: [распоряжение Минимущества РФ № 3142-р, от 15.07.2003 г.] // Российская газета. – 2003. – № 159. – С. 14.

31. Об утверждении Примерного положения о комиссии федерального органа исполнительной власти по анализу эффективности деятельности федеральных государственных унитарных предприятий [Текст]: [распоряжение Минимущества РФ № 1424-р, от 07.06.2002 г.] // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2002. – № 31. – С. 28.

Специальная и учебная литература

32. Ахмедуев А. Казенные предприятия: функции, критерии и механизм хозяйствования [Текст] // Экономист. – 1998. – № 9. – С. 18.

33. Беляева О. Реорганизация и ликвидация унитарных предприятий: вопросы судебно-арбитражной практики [Текст] // Хозяйство и право. – 2004. – № 10. – С. 25.

34. Бусыгин Л.И. Проблемы правового понимания арбитражными судами права хозяйственного ведения унитарных предприятий [Текст] // Юрист. – 2007. – № 2. – С. 17.

35. Витрянский В.В. Гражданский кодекс о юридических лицах [Текст] // Вестник ВАС РФ. – 1995. – № 5. – С. 34.

36. Власова М.В. Право собственности в России. [Текст] – М., Юрайт. 2002. – 432 с.

37. Генкин Д.М. Право собственности в СССР. [Текст] – М., Госюриздат. 1961. – 418 с.

38. Гражданское и торговое право капиталистических государств. Издание 3-е, переработанное и дополненное [Текст] / Отв. ред. Васильев Е.А. – М., Международные отношения. 1993. – 678 с.

39. Гражданское право. Учебник Ч. 1. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2005. – 704 с.

40. Гражданское право. Учебник. Т. 1. [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2007. – 724 с.

41. Гринкевич А. Гражданско-правовая ответственность казны [Текст] // Хозяйство и право. – 2007. – № 4. – С.24.

42. Грось Л.А. Взаимоотношения публично-правовых образований – собственников и учредителей – с учреждениями или унитарными предприятиями [Текст] // Журнал российского права. – 2001. – № 12. – С. 23.

43. Грось Л.А., Ким В.Д. Проблемы правового регулирования управления публичной собственностью (анализ правовых актов Российской Федерации и Хабаровского края) [Текст] // Экономическое правосудие на Дальнем Востоке России. – 2005. – № 5. – С. 34.

44. Дозорцев В.А. Принципиальные черты права собственности в Гражданском кодексе [Текст] // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. – М., Статут. 1998. – 676 с.

45. Дойников И.В. Государственное предпринимательство. Учебник. [Текст] – М., Издательство ПРИОР. 2000. – 368 с.

46. Дунаева Н.Ю. Проблемы практики применения законодательства, связанного с арендными отношениями [Текст] // Вестник Арбитражного суда города Москвы. – 2007. – № 5. – С. 23.

47. Егоров А. Банкротство и приватизация: соотношение двух законов [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2003. – № 26. – С.7.

48. Ершова И.В. Некоторые аспекты управления государственной собственностью [Текст] // Закон. – 2004. – № 3. – С. 11.

49. Ершова И.В. Проблемы оперативного управления имуществом государственными учреждениями [Текст] // Юрист. – 2001. – № 6. – С. 32.

50. Ершова И.В. Проблемы правового регулирования государственного имущества в хозяйственном обороте. [Текст] – М., Юрайт. 2001. – 418 с.

51. Есенина О. Изучаем закон [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2007. – № 16. – С. 8.

52. Жане А.Д. Правовые аспекты изъятия имущества из хозяйственного ведения государственных унитарных предприятий // Право и экономика. – 2008. – № 1. –С.11.

53. Занковский С.С. Предпринимательские договоры [Текст] / Отв. ред. Лаптев В.В. – М., Волтерс Клувер. 2004. – 467 с.

54. Зверева В. Экономическое содержание исков, предъявляемых к казне субъекта Российской Федерации [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. – 2007 – № 5. – С. 23.

55. Кастальский В. Ограниченные вещные права [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 3. – С. 7.

56. Кашковский О.П. О критериях разграничения коммерческих и некоммерческих организаций [Текст] // Юрист. – 2000. – № 5. – С. 19.

57. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. – М., Юрайт-Издат. 2004. – 768 с.

58. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ (постатейный) [Текст] / Под ред. Садикова О.Н. – М., Контракт. 2007. – 812 с.

59. Конотопов M.B., Сметании С.И. История экономики [Текст] – М., Спарк. 1997. – 678 с.

60. Коробкин Н.А. Право хозяйственного ведения, право оперативного управления и потребительская кооперация [Текст] // Юрист. – 2008. – № 2. – С. 14.

61. Косякова И.И. Государственное предприятие в рыночной экономике. [Текст] – М., Юриспруденция. 2001. – 450 с.

62. Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения государственным имуществом [Текст] – СПб., Издательство «Юридический центр Пресс». 2004. – 562 с.

63. Лаптев В.В. Современные проблемы предпринимательского (хозяйственного) права [Текст] // Предпринимательское право в 21 веке: преемственность и развитие. – М., Юрайт. 2002. – 572 с.

64. Леонова Г.Б. Унитарное предприятие как субъект гражданского права [Текст] // Законодательство. – 2001. – № 8. – С. 14.

65. Любимова Р.Н. Нужно ли заключать договоры о закреплении имущества на праве хозяйственного ведения и оперативного управления? [Текст] // Хозяйство и право. – 1995. – № 7. – С. 32.

66. Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса РФ для предпринимателей. [Текст] / Под общ. ред. Карповича В.Д. – М., Спарк. 1999. – 674 с.

67. Петров Д.В. Право хозяйственного ведения и право оперативного управления. [Текст] – СПб., Юридический центр пресс. 2007. – 452 с.

68. Попов В.В., Плехов Е.В. Распоряжение имуществом унитарного предприятия [Текст] // Закон. – 2008. – № 3. – С. 21.

69. Романец Ю.В. Участие в гражданском договоре субъектов, основанных на государственной или муниципальной собственности [Текст] // Законодательство. – 2008. – № 1. – С. 25.

70. Савченко В.Е. Государственное предпринимательство в рыночной экономике. [Текст] – М., Юнити. 2000. – 416 с.

71. Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические вопросы. [Текст] – М., Статут. 2004. – 416 с.

72. Степанов В.Г. Унитарное предприятие - пережиток прошлого или жертва несовершенной законодательной базы [Текст] // Юрист. – 2003. – № 5. – С. 23.

73. Суханов Е.А. Проблемы правового регулирования отношений публичной собственности и новый Гражданский кодекс [Текст] // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сб. памяти С.А. Хохлова. / Отв. ред. Маковский А.Л. – М., Международный центр финансово-экономического развития. 1998. – 568 с.

74. Суханов А.Е. Учебник гражданского права. Т.1. [Текст] – М., Юрайт. 2003. – 678 с.

75. Толстой Ю.К. К разработке теории юридического лица на современном этапе. Проблемы современного гражданского права. Сборник статей [Текст] / Под ред. Литовкина В.И., Рахмиловича В.А. – М., Городец. 2000. – 642 с.

76. Трофимов К. Ликвидация юридических лиц: вопросы имущественной ответственности [Текст] // Хозяйство и право. – 2007. – № 9. – С. 24.

77. Хохлова Г. Отдельные вопросы согласования сделок с движимым имуществом унитарного предприятия [Текст] // Хозяйство и право. – 2005. – № 6. – С. 21.

78. Шретер В.Н. Государственное предприятие и частноправовой оборот [Текст] // Советское право. – 1922. – № 3. – C. 17.

79. Щенникова Л. Закон об унитарных предприятиях и его роль в российской экономике [Текст] // Российская юстиция. – 2003. – № 4. – С. 21.

80. Ягузинский А.Н. Особенности обращения взыскания на имущество должника федерального государственного унитарного предприятия или бюджетного учреждения [Текст] // Экономическое правосудие на Дальнем Востоке России. – 2008. – № 2.– С. 44.

Материалы юридической практики

81. О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" [Текст]: [постановление Пленума ВАС РФ № 29, от 15 декабря 2004 г.] // Вестник ВАС РФ. – 2005. – № 3. – С.26.

82. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8, от 01.07.1996 г.] // Вестник ВАС РФ. – 1996. – № 9. – С. 31.

83. О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" [Текст]: [информационное письмо Президиума ВАС РФ № 64, от 14.06.2001 г.] // Вестник ВАС РФ. – 2001. – № 9. – С. 23.

84. Постановление Президиума ВАС от 17.06.2006 г. № 3217/06 // Вестник ВАС. – 2006. – № 12. – С. 19.

85. Постановление Президиума ВАС РФ от 22.02.2005 г. № 13035/04 // Вестник ВАС РФ. – 2005. – № 8. – С. 19.

86. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 4 декабря 2006 г. № А55–34/7922-06 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 6. – С. 29.

87. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 14 мая 2006 г. по делу № А55-35334/06 // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 11. – С. 35.

88. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 23 декабря 2005 г. по делу № А55-/10154-05 // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 6. – С. 32.

89. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 14 октября 2005 г. № А55–32/9333-05 // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 4. – С. 31.

90. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 6 июля 2005 г. № A55-20100/03-23-4-ФО2-3218/05-С2 // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 1. – С. 24.

91. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 8 февраля 2005 г. № А55-3228/04-8 // Вестник ВАС РФ. – 2005. – № 8. – С. 31.

92. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 27 января 2005 г. № А55-18243/05 // Вестник ВАС РФ. – 2005. – № 7. – С. 28.

93. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 8 сентября 2004 г. по делу № А55-6859-04 // Вестник ВАС РФ. – 2005. – № 3. – С. 34.

94. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 25 августа 2004 г. по делу № А55-09-2740/04-ГК // Вестник ВАС РФ. – 2005. – № 2. – С. 28.

95. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 25 февраля 2004 г. по делу № А55-8425/03-С2-Ф02-298/04 // Вестник ВАС РФ. – 2004. – № 8. – С. 31.

96. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 22 октября 2003 г. по делу № А55-09-3022/03-ГК // Вестник ВАС РФ. – 2004. – № 4. – С. 34.

97. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 11 июня 2002 г. № А55-35720/01 // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 12. – С. 31.

98. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 19 июля 2001 г. № А55-11534/00-25 // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 1. – С. 23.


[1] Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 48. – Ст. 4746.

[2] Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения государственным имуществом [Текст] – СПб., Издательство «Юридический центр Пресс». 2004. – С. 195.

[3] Конотопов M.B., Сметании С.И. История экономики [Текст] – М., Спарк. 1997. – С. 229.

[4] Дойников И.В. Государственное предпринимательство. Учебник. [Текст] – М., Издательство ПРИОР. 2000. – С.78.

[5] Власова М.В. Право собственности в России. [Текст] – М., Юрайт. 2002. – С. 53.

[6] Ершова И.В. Некоторые аспекты управления государственной собственностью [Текст] // Закон. – 2004. – № 3. – С. 11; Толстой Ю.К. К разработке теории юридического лица на современном этапе. Проблемы современного гражданского права. Сборник статей [Текст] / Под ред. Литовкина В.И., Рахмиловича В.А. – М., Городец. 2000. – С. 97.

[7] Ершова И.В. Некоторые аспекты управления государственной собственностью [Текст] // Закон. – 2004. – № 3. – С. 11.

[8] Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения государственным имуществом. [Текст] – СПб., Издательство «Юридический центр Пресс». 2004. – С. 190.

[9] Дозорцев В.А. Принципиальные черты права собственности в Гражданском кодексе [Текст] // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. – М., Статут. 1998. – С. 251-253.

[10] Дойников И.В. Государственное предпринимательство. Учебник. [Текст] – М., Издательство ПРИОР. 2000. – С. 7.

[11] Толстой Ю.К. К разработке теории юридического лица на современном этапе. Проблемы современного гражданского права. Сборник статей [Текст] / Под ред. Литовкина В.Н., Рахмиловича В.А.. – М., Городец. 2000. – С. 91.

[12] Толстой Ю.К. К разработке теории юридического лица на современном этапе. Проблемы современного гражданского права. Сборник статей [Текст] / Под ред. Литовкина В.Н., Рахмиловича В.А.. – М., Городец. 2000. – С. 93.

[13] Суханов А.Е. Учебник гражданского права. Т.1. [Текст] – М., Юрайт. 2003. – С. 249.

[14] Дойников И.В. Государственное предпринимательство. Учебник. [Текст] – М., Издательство ПРИОР. 2000. – С. 11.

[15] Косякова И.И. Государственное предприятие в рыночной экономике. [Текст] – М., Юриспруденция. 2001. – С. 93.

[16] Лаптев В.В. Современные проблемы предпринимательского (хозяйственного) права [Текст] // Предпринимательское право в 21 веке: преемственность и развитие. – М., Юрайт. 2002. – С.13.

[17] Ершова И.В. Некоторые аспекты управления государственной собственностью [Текст] // Закон. – 2004. – № 3. – С.11.

[18] Занковский С.С. Предпринимательские договоры [Текст] / Отв. ред. Лаптев В.В. – М., Волтерс Клувер. 2004. - С. 304; Щенникова Л. Закон об унитарных предприятиях и его роль в российской экономике [Текст] // Российская юстиция. – 2003. – № 4. – С. 21; Кашковский О.П. О критериях разграничения коммерческих и некоммерческих организаций [Текст] // Юрист. – 2000. – № 5. – С. 19.

[19] Витрянский В.В. Гражданский кодекс о юридических лицах [Текст] // Вестник ВАС РФ. – 1995. – № 5. – С. 34.

[20] Косякова Н.И. Государственное предприятие в рыночной экономике. [Текст] – М., Юриспруденция. 2001. – С. 79.

[21] Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 4. – Ст. 251.

[22] Ст. 19 О первоочередных мерах в области бюджетной и налоговой политики [Текст]: [федеральный закон № 192-ФЗ, принят 29.12.1998 г., по сотоянию на 29.11.2004] // Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 1. – Ст. 1; Ст. 12 О военно-техническом сотрудничестве российской федерации с иностранными государствами [Текст]: [федеральный закон № 114-ФЗ, принят 19.07.1998 г., по состоянию на от 04.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 30. – Ст. 3610; Ст. 5 О наркотических средствах и психотропных веществах [Текст]: [федеральный закон № 3-ФЗ, принят 08.01.1998 г., по состоянию на 24.07.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 2. – Ст. 219; Ст. 13 О донорстве крови и ее компонентов [Текст]: [закон РФ № 5142-1, принят 09.06.1993 г., по состоянию на 18.10.2007] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 28. – Ст. 1064.

[23] Ершова И.В. Проблемы правового регулирования государственного имущества в хозяйственном обороте. [Текст] – М., Юрайт. 2001. – С. 152; Ахмедуев А. Казенные предприятия: функции, критерии и механизм хозяйствования [Текст] // Экономист. – 1998. – № 9. – С. 18.

[24] Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения государственным имуществом. [Текст] – СПб., Издательство «Юридический центр Пресс». 2004. – С.134.

[25] Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 39. – Ст. 4626.

[26] Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения государственным имуществом. [Текст] – СПб., Издательство «Юридический центр Пресс». 2004. – С. 7.

[27] Шретер В.Н. Государственное предприятие и частноправовой оборот [Текст] // Советское право. – 1922. – № 3. – C. 17.

[28] Шретер В.Н. Государственное предприятие и частноправовой оборот [Текст] // Советское право. – 1922. – № 3. – C. 17.

[29] Гражданское и торговое право капиталистических государств. Издание 3-е, переработанное и дополненное [Текст] / Отв. ред. Васильев Е.А. – М., Международные отношения. 1993. – С. 176.

[30] Бусыгин Л.И. Проблемы правового понимания арбитражными судами права хозяйственного ведения унитарных предприятий [Текст] // Юрист. – 2007. – № 2. – С. 17.

[31] Гражданское право. Учебник Ч. 1. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2005. – С.156.

[32] Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 6 июля 2005 г. № A55-20100/03-23-4-ФО2-3218/05-С2 // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 1. – С. 24; Постановление Президиума ВАС РФ от 22.02.2005 г. № 13035/04 // Вестник ВАС РФ. – 2005. – № 8. – С. 19.

[33] Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 50. – Ст. 5074.

[34] Собрание законодательства РФ. – 2004 – № 32. – Ст. 3313.

[35] Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 22 октября 2003г. по делу № А55–09-3022/03-ГК // Вестник ВАС РФ. – 2004. – № 4. – С. 34.

[36] Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 25 августа 2004 г. по делу № А55–09-2740/04-ГК // Вестник ВАС РФ. – 2005. – № 2. – С. 28.

[37] Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 8 сентября 2004 г. по делу № А55–6859-04 // Вестник ВАС РФ. – 2005. – № 3. – С. 34.

[38] Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 14 мая 2006 г. по делу № А55-35334/06 // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 11. – С. 35.

[39] Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 145.

[40] Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 23 декабря 2005 г. по делу № А55-/10154-05 // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 6. – С. 32.

[41] Егоров А. Банкротство и приватизация: соотношение двух законов [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2003. – № 26. – С.7.

[42] Дойников И.В. Государственное предпринимательство. Учебник. [Текст] – М., Издательство ПРИОР. 2000. – С. 199.

[43] Беляева О. Реорганизация и ликвидация унитарных предприятий: вопросы судебно-арбитражной практики [Текст] // Хозяйство и право. – 2004. – № 10. – С. 25.

[44] Степанов В.Г. Унитарное предприятие - пережиток прошлого или жертва несовершенной законодательной базы [Текст] // Юрист. – 2003. – № 5. – С. 23; Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения государственным имуществом. [Текст] – СПб., Издательство «Юридический центр Пресс». 2004. – С. 194.

[45] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. – М., Юрайт-Издат. 2004. – С. 236; Комментарий к Гражданскому кодексу РФ (постатейный) [Текст] / Под ред. Садикова О.Н. – М., Контракт. 2007. – С. 244.

[46] Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.

[47] Постановление Президиума ВАС РФ от 22.02.2005 г. № 13035/04 // Вестник ВАС РФ. – 2005. – № 8. – С. 19.

[48] Ст.31 О несостоятельности (банкротстве) [Текст]: [федеральный закон № 127-ФЗ, принят 26.10.2002 г., по состоянию на 01.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.

[49] О Федеральном агентстве по управлению федеральным имуществом [Текст]: [постановление Правительства РФ № 691, от 27.11.2004 г., по состоянию на 19.11.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 49. – Ст.4897.

[50] О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" [Текст]: [постановление Пленума ВАС РФ № 29, от 15 декабря 2004 г.] // Вестник ВАС РФ. – 2005. – № 3. – С.26.

[51] О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" [Текст]: [информационное письмо Президиума ВАС РФ № 64, от 14.06.2001 г.] // Вестник ВАС РФ. – 2001. – № 9. – С. 23.

[52] Постановление Президиума ВАС от 17.06.2006 г. № 3217/06 // Вестник ВАС. – 2006. – № 12. – С. 19.

[53] Грось Л.А., Ким В.Д. Проблемы правового регулирования управления публичной собственностью (анализ правовых актов Российской Федерации и Хабаровского края) [Текст] // Экономическое правосудие на Дальнем Востоке России. – 2005. – № 5. – С. 34.

[54] Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 1. – С. 23.

[55] Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические вопросы. [Текст] – М., Статут. 2004. – С. 155.

[56] Любимова Р.Н. Нужно ли заключать договоры о закреплении имущества на праве хозяйственного ведения и оперативного управления? [Текст] // Хозяйство и право. – 1995. – № 7. – С. 32.

[57] Ершова И.В. Проблемы оперативного управления имуществом государственными учреждениями [Текст] // Юрист. – 2001. – № 6. – С. 32.

[58] Вестник ВАС РФ. – 1996. – № 9. – С. 31.

[59] Леонова Г.Б. Унитарное предприятие как субъект гражданского права [Текст] // Законодательство. – 2001. – № 8. – С. 14.

[60] Витрянский В.В. Гражданский кодекс о юридических лицах [Текст] // Вестник ВАС РФ. – 1995. – № 5. – С.34.

[61] Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические вопросы. [Текст] – М., Статут. 2004. – С. 329.

[62] Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 30. – Ст. 3594.

[63] Вопросы государственной регистрации прав на недвижимое имущество, находящееся в федеральной собственности [Текст]: [постановление Правительства РФ № 648, от 31 августа 2000 г., по состоянию на 31.10.2002] // Собрание законодательства РФ. – 2000. – № 37. – Ст. 3718.

[64] Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 8 февраля 2005 г. № А55-3228/04-8 // Вестник ВАС РФ. – 2005. – № 8. – С. 31.

[65] Собрание актов Президента и Правительства РФ. – 1993. – № 52. – Ст. 5071.

[66] Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 11 июня 2002 г. № А55-35720/01 // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 12. – С. 31.

[67] Гражданское право. Учебник Ч. 1. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2005. – С256.

[68] Петров Д.В. Право хозяйственного ведения и право оперативного управления. [Текст] – СПб., Юридический центр пресс. 2007. – С.56.

[69] Коробкин Н.А. Право хозяйственного ведения, право оперативного управления и потребительская кооперация [Текст] // Юрист. – 2008. – № 2. – С. 14.

[70] Савченко В.Е. Государственное предпринимательство в рыночной экономике. [Текст] – М., Юнити. 2000. – С.81.

[71] Петров Д.В. Право хозяйственного ведения и право оперативного управления. [Текст] – СПб., Юридический центр пресс. 2007. – С.23.

[72] Коробкин Н.А. Право хозяйственного ведения, право оперативного управления и потребительская кооперация [Текст] // Юрист. – 2008. – № 2. – С. 14.

[73] Там же.

[74] Степанов В.Г. Унитарное предприятие - пережиток прошлого или жертва несовершенной законодательной базы [Текст] // Юрист. – 2003. – № 5. – С. 23.

[75] Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2004. – № 8. – С. 23.

[76] Романец Ю.В. Участие в гражданском договоре субъектов, основанных на государственной или муниципальной собственности [Текст] // Законодательство. – 2008. – № 1. – С. 25.

[77] Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения государственным имуществом. [Текст] – СПб., Издательство «Юридический центр Пресс». 2004. – С. 185.

[78] Попов В.В., Плехов Е.В. Распоряжение имуществом унитарного предприятия [Текст] // Закон. – 2008. – № 3. – С. 21.

[79] Гражданское право. Учебник. Т. 1. [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2007. – С. 211; Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса РФ для предпринимателей. [Текст] / Под общ. ред. Карповича В.Д. – М., Спарк. 1999. – С. 119.

[80] Грось Л.А. Взаимоотношения публично-правовых образований – собственников и учредителей – с учреждениями или унитарными предприятиями [Текст] // Журнал российского права. – 2001. – № 12. – С. 23.

[81] Хохлова Г. Отдельные вопросы согласования сделок с движимым имуществом унитарного предприятия [Текст] // Хозяйство и право. – 2005. – № 6. – С. 21.

[82] Есенина О. Изучаем закон [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2007. – № 16. – С. 8.

[83] Хохлова Г. Отдельные вопросы согласования сделок с движимым имуществом унитарного предприятия [Текст] // Хозяйство и право. – 2005. – № 6. – С. 21.

[84] Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 6.

[85] Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 4. – Ст. 251.

[86] Кастальский В. Ограниченные вещные права [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 3. – С. 7.

[87] Степанов В.Г. Унитарное предприятие - пережиток прошлого или жертва несовершенной законодательной базы [Текст] // Юрист. – 2003. – № 5. – С. 23.

[88] Попов В.В., Плехов Е.В. Распоряжение имуществом унитарного предприятия. [Текст] // Закон. – 2008. – № 3. – С. 21.

[89] Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 50. – Ст. 5074.

[90] О реализации федеральными органами исполнительной власти полномочий по осуществлению прав собственника имущества федерального государственного унитарного предприятия [Текст]: [постановление Правительства РФ № 333 от 06.06.2003 г., по состоянию на 13.08.2006] // Собрание законодательства РФ. – 2003. – № 24. – Ст. 2327.

[91] Российская газета. – 2003. – № 159. – С. 14.

[92] Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 15. – Ст. 1492.

[93] Коробкин Н.А. Право хозяйственного ведения, право оперативного управления и потребительская кооперация [Текст] // Юрист. – 2008. – № 2. – С. 14.

[94] Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения государственным имуществом. [Текст] – СПб., Издательство «Юридический центр Пресс». 2004. – С. 134.

[95] Генкин Д.М. Право собственности в СССР. [Текст] – М., Госюриздат. 1961. – С. 22.

[96] Суханов Е.А. Проблемы правового регулирования отношений публичной собственности и новый Гражданский кодекс [Текст] // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сб. памяти С.А. Хохлова. / Отв. ред. Маковский А.Л. – М., Международный центр финансово-экономического развития. 1998. – С. 167.

[97] Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 11. – Ст. 945.

[98] Косякова Н.И. Государственное предприятие в рыночной экономике. [Текст] – М., Юриспруденция. 2001. – С. 242.

[99] Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 48. – Ст. 4746.

[100] Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

[101] Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2004. – № 6. – С. 31.

[102] Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 42. – Ст. 4108.

[103] Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 4 декабря 2006 г. № А55–34/7922-06 // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 6. – С. 29.

[104] Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 14 октября 2005 г. № А55–32/9333-05 // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 4. – С. 31.

[105] Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 25 февраля 2004 г. по делу № А55-8425/03-С2-Ф02-298/04 // Вестник ВАС РФ. – 2004. – № 8. – С. 31.

[106] Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 27 января 2005 г. № А55-18243/05 // Вестник ВАС РФ. – 2005. – № 7. – С. 28.

[107] Дунаева Н.Ю. Проблемы практики применения законодательства, связанного с арендными отношениями [Текст] // Вестник Арбитражного суда города Москвы. – 2007. – № 5. – С. 23.

[108] Жане А.Д. Правовые аспекты изъятия имущества из хозяйственного ведения государственных унитарных предприятий // Право и экономика. – 2008. – № 1. –С.11.

[109] Гражданское право. Учебник. Т. 1. [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2007. – С.234.

[110] О мерах по повышению эффективности использования федерального имущества, закрепленного в хозяйственном ведении федеральных государственных унитарных предприятий [Текст]: [Постановление Правительства РФ № 228, от 10.04.2002 г., по состоянию на 23.03.2006] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 15. – Ст. 1440; Об утверждении Примерного положения о комиссии федерального органа исполнительной власти по анализу эффективности деятельности федеральных государственных унитарных предприятий [Текст]: [распоряжение Минимущества РФ № 1424-р, от 07.06.2002 г.] // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2002. – № 31. – С. 28.

[111] Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3823.

[112] Зверева В. Экономическое содержание исков, предъявляемых к казне субъекта Российской Федерации [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. – 2007 – № 5. – С. 23.

[113] Леонова Г.Б. Унитарное предприятие как субъект гражданского права [Текст] // Законодательство. – 2001. – № 8. – С. 14.

[114] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ (постатейный) [Текст] / Под ред. Садикова О.Н. – М., Контракт. 2007. – С.154.

[115] Трофимов К. Ликвидация юридических лиц: вопросы имущественной ответственности [Текст] // Хозяйство и право. – 2007. – № 9. – С. 24.

[116] Дозорцев В.А. Принципиальные черты права собственности в Гражданском кодексе [Текст] // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. – М., Статут. 1998. – С.67.

[117] Витрянский В. Гражданский кодекс о юридических лицах [Текст] // Вестник ВАС. - 1995. - № 5. - С. 34.

[118] Гринкевич А. Гражданско-правовая ответственность казны [Текст] // Хозяйство и право. – 2007. – № 4. – С.24.

[119] Ягузинский А.Н. Особенности обращения взыскания на имущество должника федерального государственного унитарного предприятия или бюджетного учреждения [Текст] // Экономическое правосудие на Дальнем Востоке России. – 2008. – № 2.– С.44.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему