регистрация / вход

Социальная работа с лицами, отбывающими наказание

Теоретические и методологические основы социальной работы с лицами, отбывающими наказание в учреждениях СИЗО, исторический аспект проблемы. Методы воздействия на осужденных в процессе их перевоспитания, социально-педагогические проблемы их исправления.

Оглавление

Введение

Глава 1. Теоретические и методологические основы социальной работы с лицами, отбывающими наказание в учреждениях СИЗО

1.1 Исторический аспект проблем социальной работы с лицами, отбывающими наказание

1.2 Социально-педагогические проблемы исправления лиц, совершивших преступление

1.3 Задачи и факторы ресоциализации в рамках социальной работы с лицами, отбывающими наказание в учреждениях СИЗО

1.4 Методы воздействия на осужденных в процессе их перевоспитания

Глава 2. Технологии социальной работы с лицами, отбывающими наказание в учреждениях СИЗО

2.1 Анализ уровня социально-психологической адаптации лиц, отбывающих наказание в учреждении СИЗО г. Шадринск

2.2 Технологии повышения уровня социальной адаптированности лиц, отбывающих наказание в СИЗО г. Шадринск методами социальной работы

Заключение

Список использованных источников и литературы


Введение

Актуальность темы исследования. Каждый год из мест лишения свободы выходят тысячи мужчин и женщин, которые иногда, как и каждый из нас нуждается в помощи. Но недостаточное внимание к судьбам этих людей со стороны государства все более негативно сказывается на ситуации в обществе. На контроле в органах внутренних дел состоит около 3,5 млн. граждан, освобожденных из мест лишения свободы, из которых большинство нуждается в трудоустройстве, социальном обслуживании, медицинской помощи, обеспечении жильем, восстановлении семейных и коммуникативных связей. Нерешенность этих вопросов обуславливает высокий уровень рецидивной преступности (28,9%).[50] По данным МВД, ранее судимыми гражданами совершается до одной трети преступлений по стране. Сложившаяся ныне практика социальной адаптации лиц, отбывших наказание в виде лишения свободы, не обеспечивает в полной мере реализацию их гражданских прав и интересов. Проблема социальной адаптации этой категории россиян осложняется также и непростой социально-экономической обстановкой в стране. Бывшие заключенные нередко сталкиваются с невниманием, равнодушием, с дискриминацией при приеме на работу, обращении в поликлинику и т.д. Они живут под гнетом недоверия, подозрительности, недоброжелательности в отношении себя со стороны общества и власти. Сложившаяся ситуация - одна из причин того, что многие из освобожденных вновь оказываются в местах лишения свободы. После того, как граждане отбыли наказание, они вправе рассчитывать на помощь и внимание со стороны общества, государства. По крайней мере, в обеспечении элементарных условий человеческого существования. Это один из основных показателей уровня цивилизованности, человечности государства, общества, народа.[32]

Проблемы социально-трудовой адаптации бывших заключенных слабо отражены в современной литературе. Данная проблема относительно хорошо отражалась в научных публикациях 80-х и начала 90-х годов. В последнее время стала появляться некоторая литература отечественных авторов, но большинство работ в данной сфере принадлежит зарубежным исследователям. В отдельных изданиях можно встретить социологические исследования по данной проблеме, рекомендации по работе с гражданами, готовящимися к освобождению и освобожденными из мест лишения свободы. Это связано с тем, что совсем недавно началась реформа в уголовно-исполнительной системе, заключающаяся в ее дальнейшей гуманизации, усиление ее социальной направленности. Пенитенциарная система была передана из Министерства внутренних дел в Министерство юстиции РФ. Данный процесс естественно подразумевает обсуждение всех социальных проблем в средствах массовой информации: по телевидению, на радио (передача «Облака»), в Интернете (сайты -www.zona.com.rn; www.prison.org и другие) и в периодических изданиях («Преступление и наказание», «Российская юстиция» и другие). Интересен опыт совместной работы Курганской областной службы занятости с ГУИН Министерства юстиции РФ по Курганской области, органами государственной власти области в решении проблем социальной адаптации и содействия занятости граждан, освобожденных из мест лишения свободы.

В написании работы были использованы работы следующих авторов, которую условно можно разделить на следующие блоки:

1. процесс социальной адаптации - Мельникова Н.Н., Платонова Н.М., Трубников В.М.;

2. исторический аспект проблемы - Бабушкин А., Земсков В.Н., Зубков А.И., Елисеев С.А., Потемкина А., Тимофеев В.Г.;

3. основные проблемы ресоциализации - Бабушкин А.В., Дробин А., Кавокин С.Н., Оганесян М.Р., Перминов О.Г., Селиверстов В.И.;

4. социологические исследования - Двойменный И.А., Завьялов Ф.Н., Кавокин С.Н., Ульянова М.;

5. упреждающая профессиональная подготовка - Бочко М.Э., Волов В., Кавокин С.Н., Куликов В., Попова Э.В., Шилов Е.;

6. трудоустройство - Бочко М.Э., Глазырин В., Долгова А.И., Ильенкова С. Д., Курушин А.А.;

7. зарубежный опыт работы - Багреева Е., Михлин А.С., Лысягин О.

Объект исследования: социальная работа.

Предмет исследования: социальная работа с лицами, отбывающими наказание в учреждениях СИЗО.

Цель исследования: рассмотреть содержание деятельности по социальной работе с лицами, отбывающими наказание в учреждениях СИЗО.

Задачи исследования:

1 Рассмотреть исторический аспект проблем социальной работы с лицами, отбывающими наказание.

2 Выделить социально-педагогические проблемы исправления лиц, совершивших преступление.

3 Определить задачи и факторы ресоциализации в рамках социальной работы с лицами, отбывающими наказание в учреждениях СИЗО.

4 Рассмотреть методы воздействия на осужденных в процессе их перевоспитания.

5 Провести анализ уровня социально-психологической адаптации лиц, отбывающих наказание в учреждении СИЗО г. Шадринск.

6 Сформировать технологии повышения уровня социальной адаптированности лиц, отбывающих наказание в СИЗО г. Шадринск методами социальной работы.

Гипотеза: уровень социально-психологической адаптации заключенных, находящихся в МЛС, определяется особенностями личности.

В рамках данной работы наибольшую ценность представили исследования Мухиной В.С. и Еникеевой Д.Д.

Глава 1. Теоретические и методологические основы социальной работы с лицами, отбывающими наказание в учреждениях СИЗО

1.1 Исторический аспект проблем социальной работы с лицами, отбывающими наказание

В Российском государстве существовали давние традиции благотворительной деятельности по отношению к местам лишения свободы. Еще в 1819 году император Александр I утвердил Устав «попечительского о тюрьмах Общества», которые в своем роде оказывали помощь заключенным в адаптации, хотя такого термина тогда еще не существовало. [63,201]

Такие Общества к этому времени уже существовали на Западе. В 1776 году в Филадельфии возникает Общество попечителей об освободившихся из тюрем, созданное Чарльзом Уистером. Поселившись напротив тюрьмы, этот богатый американец стал помогать вышедшим на свободу. Затем вокруг него сплотились граждане, разделявшие его взгляды. Одиннадцать лет спустя первое в Европе Общество вспомоществования освободившимся из тюрем возникает на острове Феонтия, а в 1802 году появляется в Англии. В 1808 году в Австрии начинает действовать Общество, основанное для распределения между нуждающимися заключенными и освободившимися процентов с капитала миллионера фон Дорфлета, завещавшего все свое состояние для этих целей. [1,38]

По инициативе Российского попечительского Общества в тюрьмах началось обучение молодых заключенных грамоте и профессиям, по которым они могли работать, выйдя на свободу. К концу XIX века в России было 884 тюрьмы, и почти в каждой находился попечительский комитет, который занимался сбором пожертвований для тюрем. [63,201] Члены Дамского попечительского комитета брали на поруки женщин-арестанток, освобождая их тем самым от тюрьмы, подыскивая для них работу, обучая их грамоте и наукам. [1.38] После 1917 г. Общество попечителей было распущено, хотя при тюрьмах продолжали функционировать комитеты попечителей.

В XIX веке проблемы освобожденных из мест лишения свободы вышли на мировой уровень. В 1890 году, в Петербурге состоялся III Международный тюремный конгресс, на котором рассматривались вопросы надзора за местами лишения свободы со стороны государства и общественности, применения прогрессивной системы исполнения наказания и мер адаптации лиц, освобождающихся из заключения. [61]

В конце XIX-го века с целью решения проблем освобождающихся, а также тех, кто нуждался в помощи, в 1896 году было создано Санкт-Петербургское столичное Попечительное общество о домах трудолюбия. Создание сети домов трудолюбия обусловливалось необходимостью предоставления временного жилья людям, не имеющим возможностей для самостоятельного устройства в жизни. В домах трудолюбия организовывались службы, соответствующие их назначению (столовые, мастерские, медицинские и санитарно-гигиенические пункты) и обеспечивающие их обитателям минимально достаточные и необходимые услуги до прочного устройства в жизни и получения постоянных занятий.[47,42]

В начале XX века в 1908 г. был издан Нормальный устав Общества патроната, которым были регламентированы порядок и условия оказания помощи заключенным в период отбывания и после освобождения из мест заключения. Контроль за деятельностью этих обществ возлагался на особого чиновника, непосредственно подчинявшегося начальнику Главного тюремного управления. [61] В 1913 году в России их было 117. [23,749] В дореволюционной России в числе учредителей таких патронатов были видные государственные и общественные деятели, а также и крупные предприниматели. Помимо Обществ патроната, в то время функцию реабилитации освобожденных из мест лишения свободы также выполняли территориальные общины, сельские общины, церковные приходы, ремесленные корпорации и другие.

При этом важное внимание уделялось несовершеннолетним. Функцию его реабилитации в течение 3-х лет должно было выполнять то воспитательно-исправительное заведение, где этот несовершеннолетний отбывал наказание. Сотрудники этих исправительных учреждений приезжали к месту жительства освобожденного молодого человека и работали с ним. Причем уровень рецидива тогда был меньше чем сегодня, и он составлял 12%.

После революции субъектом реабилитации становится не территориальная община, а трудовой коллектив и общественная организация.[2]

С целью решения проблем трудоустройства бывших заключенных в 1921 г., 28 ноября СНК (Совет народных комиссаров) РСФСР принял декрет "Об использовании труда заключенных в местах лишения свободы", который обязывал Народный комиссариат труда и его местные органы использовать рабочую силу заключенных на производстве и содействовать их трудоустройству после освобождения из мест лишения свободы. [61]

В начале 20-х годов, в соответствии с положением, утвержденным НКЮ 18.01.1922 г., были образованы Комитеты помощи освобожденным из мест заключения при губернских исправительно-трудовых отделах и уездных Бюро юстиции. В задачи Комитетов входило оказание содействия освобожденным в трудоустройстве, в отправлении на прежнее место жительства, в приобретении одежды и т.п. Для нуждающихся Комитетами организовывались общежития с мастерскими при них. В штат Комитетов входили инспекторы для наблюдения за освобожденными и для практического осуществления принятых Комитетом мер (поиск работы, жилья и т.п.) Проживание в таких общежитиях было недолгим, на период подыскания работы и места жительства. В дальнейшем был образован фонд помощи заключенным и освобожденным из мест заключения, формируемый и используемый Комитетами помощи.

Вместе с тем в структуре мест лишения свободы в соответствии с Положением, утвержденным НКЮ (наркомат юстиции) РСФСР 5.04.1922 г., были образованы переходные исправительные дома для заключенных, приговоренных на срок свыше 3-х лет, отличавшихся образцовым поведением, а также для тех приговоренных на срок до 3-х лет, которые отсидели не менее Ул общего срока и отличались безукоризненным поведением, трудолюбием и успехами в школьных занятиях. Задачами переходного исправительного дома являлись: исправление лиц, не нуждающихся в более суровом режиме, подготовка их трудовой деятельности по выходе на свободу, а также развитие навыков и свойств, препятствующих повторному совершению преступления. [48,28]

В Исправительно-трудовом кодексе РСФСР 1924 г. помощь освобождаемым была закреплена на более высоком уровне. Вопросам организации помощи освобожденным из мест заключения был посвящен целый раздел ИТК, где определены цели организации помощи, субъекты, ее осуществляющие, формы оказания помощи.

Так, в ст. 227 цели оказания помощи освобожденным определены следующим образом [48,29]:

1. оказание материальной помощи неимущим заключенным;

2. оказание необходимой поддержки при возвращении на родину или на место постоянного проживания;

3. предоставление по освобождении из мест заключения на первое время помещения и питания на льготных условиях;

4. предоставление ссуд на приобретение рабочих инструментов и обзаведение необходимыми предметами домашнего обихода;

5. устройство мастерских и предприятий для применения труда бывших заключенных;

6. подыскание им занятий;

7. оказание юридической и медицинской помощи;

8. профессиональное и образовательное их развитие.

Осуществление помощи освобожденным возлагалось на Главное управление метами заключения РСФСР и его местные органы на основе широкого участия в ней профессиональных и общественных организаций.

В соответствии с требованиями Исправительно-трудового кодекса РСФСР решение вопросов трудового и бытового устройства освобождаемым от наказания было возложено на Всероссийский Комитет помощи содержащимся в местах заключения и освобождаемым из них, положение о котором было утверждено НКВД РСФСР 5 января 1925 года. Положение предусматривало участие в работе комитетов представителей общественных организаций, государственных органов и отдельных граждан. Положение предусматривало оказание освобождаемым содействия в объединении в артели, кооперативы, в обзаведении рабочим инструментом, оказание юридической и медицинской помощи, организации культурно-воспитательной работы среди них и т.д. Средства комитета составлялись из 15-процентного отчисления от прибыли предприятий мест заключения и взносов организаций и отдельных лиц. [61]

Таким образом, уже в начале XX века была создана определенная правовая основа содействия социальной адаптации гражданам, освобожденным из мест лишения свободы. Этим было положено начало для становления системы органов, ее осуществляющих.

К сожалению, в дальнейшем в связи с изменениями в уголовной и исправительно-трудовой политике эта система развития не получила, и к началу 30-х годов, с принятием нового Исправительно-трудового кодекса в 1933 году, была упразднена. [48,29]

В начале 30-х годов вопросы трудового и бытового устройства освобожденных от наказания возлагались в Исправительно-трудовых учреждениях на так называемые комиссии связи с бывшими осужденными, которые первоначально действовали на общественных началах, а впоследствии в состав культурно-воспитательных отделов были введены штатные должности сотрудников и определены их обязанности. [64,54]

После освобождения перед бывшими заключенными вставала масса проблем в связи с устройством своей жизни. В письме Н.И. Ежова на имя В.М. Молотова от 8 апреля 1937 года отмечалось: «...Ежемесячно по Союзу из лагерей и мест заключения освобождаются свыше 60 тыс. человек, из которых не более 6-7 тыс. человек (ударники) трудоустраиваются органами НКВД, а остальные разъезжаются по союзу в поисках работы... Будучи представлены сами себе, освобожденные из лагерей не могут прочно трудоустроиться и снова возвращаются на преступный путь... Предприятия и учреждения отказывают освобожденным в приеме на работу. Там, где их принимают на работу, им отказывают в авансировании на питание, не предоставляют помещений для жилья, профессиональные и партийные организации ими не занимаются, и они бегут с работы...» Сотни тысяч освобожденных вынуждены были добровольно длительное время находиться в районах, где они отбывали наказание, из-за сложностей с переездом (им не предоставляли или задерживали транспорт и т.п.). В завуалированной форме здесь делалась попытка склонить их к постоянному проживанию в районах Крайнего Севера, Сибири, Дальнего Востока и т.д. [19,9]

Изменение уголовной и исправительно-трудовой политики было непосредственно связано с идеей использования заключенных на крупных стройках народного хозяйства, таких как, например, строительство Беломоро-Балтийского канала. По окончании строительства освобождались тысячи заключенных, поэтому единственной реальной мерой содействия в устройстве их после освобождения становится вербовка на новое строительство. «Освобожденные лагерники, не выходя из ворот, обеспечивались работой. Многих завербовывали на Электросталь, в Криворожье. В городах были организованы специальные пункты для вербовки лагерников на работу» [48,30]

В 1957 году было вновь утверждено Положение о наблюдательных комиссиях, которые оказывали освобожденным содействие в трудоустройстве.

В 1966 году, 26 июля был введен административный надзор за лицами, освобожденными после отбытия наказания за особо опасные государственные преступления, рецидивистами, а также за лицами, не ставшими на честный трудовой путь.

В 1967 году были приняты Положения о комиссиях по делам несовершеннолетних и об общественных воспитателях несовершеннолетних, которые оказывали помощь освобожденным несовершеннолетним. [61]

С развитием законодательства в 1970 году был принят новый Исправительно-трудовой кодекс, который вновь закрепил систему мер помощи освобождающимся. Кодекс установил оказание материальной помощи, а именно, выдача единовременного денежного пособия, бесплатный проезд к месту жительства или работы, обеспечение продуктами питания, в случае необходимости, одеждой и обувью. Помимо материальной помощи, при нормально организованном производстве в ИТУ и хорошей работе у осужденного на его лицевом счете скапливалась определенная денежная сумма, достаточная на период подыскания работы. Статья 104 Кодекса устанавливала, что «лица освобожденные от отбывания наказания, должны быть обеспеченны работой, по возможности с учетом имеющейся у них специальности не позднее 15-тидневного срока со дня обращения за содействием в трудоустройстве. В необходимых случаях предоставляется жилая площадь». Вместе с тем Кодекс не содержал мер ответственности за неисполнение данных предписаний. В силу этого, а также слабости материально-финансовой базы местных органов власти указанная выше норма большей частью оставалась декларативной. В первую очередь возникали трудности с устройством на жительство и пропиской, т.к., не имея прописки, освобожденный не мог и трудоустроиться. Сложности в бытовом и трудовом устройстве вели к рецидиву. В 1971 - 1977 гг. в СССР каждый пятый, освобожденный в течение трех лет после освобождения вновь попадал на скамью подсудимых.

С середины 80-х годов в стране стали возникать так называемые центры социальной адаптации освобожденных из мест лишения свободы (Ленинград, Куйбышев, Бухара, Ярославль). Практически они представляли собой общежития для временного (до шести месяцев) проживания, не имеющих жилой площади. Если освобожденный зарекомендовал себя положительно, в дальнейшем ему предоставлялось место в заводском общежитии и постоянная прописка. Созданные при крупных промышленных предприятиях, такие центры одновременно служили резервом рабочих рук для непрестижных или малоквалифицированных работ. [64,108]

В 1988 году с целью защиты прав заключенных и освобожденных в Советском Союзе был создан Общественный центр содействия реформе уголовного правосудия, под руководством В.Ф. Абрамкина. Он занимался и занимается разработкой тюремной реформы, ввел еженедельные радиопередачи для заключенных «Облака», осуществляет издательскую деятельность. [61]

Таким образом, становится ясно, что решение проблем социальной адаптации граждан, освобожденных из мест лишения свободы, имеет долгую историю, которая уходит своими корнями в XIX век. Сегодня назрела необходимость в создании института социальной реабилитации, которым мог бы стать Всероссийский комитет социальной реабилитации заключенных и освобожденных из мест лишения свободы, который был образован в России в 1925 году и действовал до 1933 года. На сегодняшний день в России нет смысла искать новые пути решения проблем освобожденных из мест лишения свободы, поскольку мы имеем богатый исторический опыт в этой области проблем, который надо использовать.


1.2 Социально-педагогические проблемы исправления лиц, совершивших преступление

По своей антиобщественной направленности и способом достижения цели преступное поведение отличается от обычного поведения человека, не вступающего в конфликт с нормами права. Эта антиобщественная направленность преступного поведения особенно заметна, когда приходится анализировать процессы мотивации, целеполагания, принятие решения, выбора средств достижения поставленных целей и практической реализации преступного замысла при совершении преступлений с различными формами вины.

Среди детерминант, в той или иной степени влияющих на преступность, социоцентрическим подходом предлагались культурологические факторы — религиозные и национальные традиции, тип семьи; этнографические — состав и плотность населения; экономические — уровень развития производительных сил, а также жизненный уровень населения. Объяснения причин делинквентного, а впоследствии и преступного поведения сводится к неблагоприятному для личности сочетанию этих факторов. Однако подобное толкование не дает удовлетворительного ответа на вопрос: почему при одинаковых социальных и экономических условиях в одной семье вырастают законопослушные граждане страны, а в другой — лица с асоциальным поведением (2).

Одной из центральных тем социологии преступности является трактовка преступного поведения как заучиваемого, усваиваемого от других. Конечно, такое обучение понимается в очень широком смысле: в него включается не только прямое наставление, но и длительное, подчас совсем незаметное влияние различных социальных процессов (3). Таким образом, индивидуальное поведение складывается под сильным влиянием как непосредственного взаимодействия в своей группе, так и под влиянием представителей других групп, на которых человек почти незаметно как бы проверяет себя, тем самым формируя свои воззрения и свой образ действии.

Эти скрытые влияния, обладающие кумулятивным действием и продолжающиеся в течение всей жизни индивида, в значительной мере определяют появление как законопослушных, так и противоправных форм поведения. По мнению Эдвина X. Сазерленда (4), процесс обучения включает усвоение как техники совершения преступления, так и более субъективных элементов—«движущих мотивов, наклонностей, рационального поведения и воззрений». Этот «мировоззренческий аспект» обучения преступников зависит в основном от того, как смотрят на законы те, кто обучает (или к кому обращаются за советом). В конечном счете определяющим моментом в том, станет человек преступником или нет, оказывается общий баланс оценок, благоприятствующих или препятствующих совершению преступления.

Эта теория получает подтверждение. С.Н. Богомолова (5) говорит о том, что в многочисленных исследованиях, в том числе и лонгитюдных, была доказана устойчивость усвоенных в детстве агрессивных образцов поведения. Более того, с возрастом тенденция к агрессивному реагированию в сложных ситуациях только усиливается, так как расширяется диапазон таких ситуаций, а агрессия, вызывающая соответствующие негативные реакции у других, получает как бы дополнительное подкрепление (и самооправдание). В итоге, согласно теории социального научения агрессии, насильственные преступники способами решения конфликтных ситуаций не владеют и обычно обращаются к самому примитивному и, как правило, неадаптивному — физической агрессии.

Что касается ситуаций, благоприятствующих преступному поведению, то они являются внешним фактором. Как указывает А.Б. Сахаров (6), как всякий человеческий поступок, преступление представляет собой результат взаимодействия индивидуальных свойств личности и объективной (внешней для индивида) ситуации, в которой человек принимает конкретное поведенческое решение, — как ему поступить. Иными словами, непосредственной причиной каждого отдельного преступления выступают, с одной стороны, личностные особенности данного индивида — его взгляды, потребности, интересы, отношение к различным социальным ценностям и установлениям, в том числе к правовым предписаниям и запретам, а с другой — совокупность внешних объективных обстоятельств, которые вызывают намерение и решимость совершить умышленное преступление. По своему содержанию ситуация может быть конфликтной, проблемной, экстремальной. По характеру воздействия на виновного ситуация может быть соблазняющей, провоцирующей, разряжающей (7).

Ю.М. Антонян с соавторами (5) также указывают, что психологическое эмпирическое изучение значительной группы лиц, виновных в убийствах, грабежах, кражах и других общеуголовных преступлениях, показало, что им в гораздо большей степени, чем законопослушным гражданам, свойственны такие особенности, как слабая адаптированность, отчужденность, импульсивность, агрессивность. Они в целом хуже учитывают прошлый опыт, плохо умеют или вообще не умеют прогнозировать будущее.

Некоторые исследователи выделяют также такие общие для всех правонарушителей особенности как завышенное или заниженное самоуважение, недостаточное самопринятие, ослабленная саморегуляция, пренебрежение к нормам и традициям общества, сознательное или неосознанное отношение к другому человеку, как к средству для достижения собственных целей, безответственность (13). Безответственность здесь понимается как так называемый внешний локус контроля, при котором человек убежден, что его успехи или неудачи являются результатом таких внешних сил, как везение, случайность, давление окружения, другие люди и т.п. В целом экстернальным людям чаще свойственны подозрительность, тревожность, депрессивность, агрессивность, конформизм, догматизм, авторитарность, беспринципность, цинизм, склонность к обману (14). У экстерналов преобладают такие качества, как эмоциональная неустойчивость (С–), беспечность и небрежность (F+), склонность к ненормативному поведению (G–), эмоциональное восприятие действительности (I–), неуверенность в себе (О–), неэффективный самоконтроль (Q3–), высокая напряженность (Q4+).

Ю.В. Чуфаровский (48) указывает на то, что отличие преступного поведения от правомерного коренится в системе ценностных ориентаций, взглядов и социальных установок, то есть в содержательной стороне сознания. Именно в координатах ценностно-нормативной системы личности и социальной среды, их взаимодействии надо искать непосредственные причины преступного поведения. Лица с тяжким преступным прошлым больше отличаются от среднего гражданина образом жизни, моральным уровнем и допускаемыми ими злоупотреблениями — мнение шведского криминалиста Х. Там (44). Ю.М. Антонян с соавторами в целом приводят сходные данные; преступники отличаются от законопослушных граждан нравственно-психологической спецификой. Можно предположить, что преступники далеко не всегда понимают, чего от них ждет общество и как они должны поступать в тех или иных ситуациях. У них отсутствуют побуждения к соблюдению социальных норм. Законопослушные группы испытуемых намного превосходят преступников по социально-позитивному отношению ко всем базовым ценностям, общему самоощущению, оценке смысла своей жизни (5). Преступники также более фаталистичны и меланхоличны, они крайне отрицательно оценивают прожитую жизнь, повседневные дела и жизненные перспективы, у них снижена потребность в саморегуляции и в дальнейших планах они предпочитают беззаботное существование. Но характеристики ценностно-нормативной системы, ее нравственных сторон авторы считают недостаточным для раскрытия сущности личности преступника и соответственно причин преступного поведения. И есть основания считать, что наличие тревожности, бессознательное ощущение призрачности и хрупкости своего бытия, опасение небытия качественно отличают преступника от непреступника и выступают основными причинами преступного поведения.

В современном мире явление преступности рассматривается как социальное зло, и никто не ставит под сомнение необходимость борьбы с фактами преступных проявлений. На протяжении веков и тысячелетий самым распространенным реагированием со стороны государства на преступность являлась смертная казнь, но с лишением жизни преступников социальная проблема преступности не исчезала. Корни преступности стали искать не в строении черепа преступников, как это делал Ч. Ломброзо, а в социальных условиях развития человека, при этом ученые стали выяснять, что социальная среда может способствовать преступлениям, а может и препятствовать им, так как существует зависимость между эффективностью социально-педагогической системы государства и уровнем преступности в нем. В государствах, где культивируются позитивные социальные традиции, нормы морали, образовательная деятельность, справедливые экономические отношения, где создана эффективная правоохранительная система, практически нет условий для преступности и её роста. Гуманизация общественных отношений в государстве породила такой вид уголовного наказания, как лишение свободы, исполнение которого происходит в пенитенциарных учреждениях, являющихся определенным социумом для осуждённых (11).

Социальный аспект преступности неизбежно затрагивает и педагогическую проблему – исправления преступников. Технологическая проблема заключается в необходимости в период отбытия уголовного наказания в виде лишения свободы из человека, совершающего преступления, эффективно воспитать правопослушного человека, одновременно при этом решив и проблему социализации личности, так как преступное поведение является наиболее негативным типом асоциального поведения человека. Необходимость концентрации усилий субъектов воспитательной работы в пенитенциарных учреждениях, оптимизации их деятельности, определения воспитательных алгоритмов ставит перед пенитенциарной педагогикой задачу технологизации всего исправительного процесса, иначе говоря, задачу выработки эффективных технологий, обеспечивающих процесс исправления осуждённых. На необходимость поиска унифицированных воспитательных форм, методов и средств воздействия на лиц, отбывающих уголовное наказание, указывал профессор Ю.В. Гербеев (10).

Такими унифицированными формами могут являться технологии воспитания осуждённых, которые также можно назвать исправительными технологиями или социально-педагогическими технологиями исправления осуждённых.В теории пенитенциарной педагогики проблема исправительных технологий практически не затрагивалась. Формами педагогического взаимодействия в пенитенциарных учреждениях занимались А.В. Буданов, М.П. Стурова, теорию исправительного воздействия на различные объекты в пенитенциарных учреждениях разрабатывали Ю.М. Антонян, В.М. Алиев, А.Н. Волобуев, Е.Б. Галкин, В.П. Голубев, А.И. Капунник, А.С. Крылов, Ю.Н. Кудряков, В.В. Кулинич, В.В. Лебедев, Е.В. Побрызгаева, В.И. Поздняков и др. Несомненный вклад в технологизацию исправительного процесса внес А.С. Макаренко, который, не употребляя понятие "технология", фактически в своей концепции "система перспективных линий" ("теория завтрашней радости") разработал стимулирующую технологию с этапами ближней, средней и дальней перспектив. "Воспитать человека, – говорил Макаренко, – это значит воспитать у него перспективные пути, по которым располагается его завтрашняя радость – истинный стимул в жизни человека. Даже самый никчемный человечишка, если видит перед собой… пусть и самую скромную перспективу… начинает и себя раскладывать по определенным этапикам, веселее смотрит вперед…".

"Технология" означает в переводе с греческого "techne" – искусство, мастерство, ремесло, "logos" – слово, понятие, учение.Под технологией исправления следует понимать совокупность социальных и педагогических средств, обеспечивающих наиболее эффективное исправление осуждённых.В практической деятельности педагог может добиться значительных успехов на основе индивидуального мастерства, таланта, интуиции, однако если вся его деятельность будет основана только на индивидуальности, то с уходом такого педагога может рухнуть и вся его система воспитания.

Технология подразумевает коллективное мастерство, когда результат достигается благодаря усилиям всего коллектива сотрудников, использующих необходимые знания о воспитательном процессе на технологическом уровне.Рассматривая отличия технологии от методики, профессор А. Кушнир, в частности, отмечает, что технология отличается своей воспроизводимостью результатов, отсутствием многих "если": если талантливый учитель, талантливые дети, богатая школа... Уже стало привычным, что методика возникает в результате обобщения опыта или изобретения нового способа представления знаний. Технология же проектируется исходя из конкретных условий и ориентируется на заданный, а не предполагаемый результат. Технолог опирается исключительно на хорошо известные, апробированные, обоснованные, не вызывающие сомнения факты. Технолог не экспериментирует, он имеет дело с точно предсказуемым результатом.Технологизация исправительного процесса заключается прежде всего в создании социально-педагогической системы пенитенциарного учреждения, так как технологичность – это внутреннее качество любой педагогической системы, определяющее её возможности и подчиненное строгой организационной логике.

Функционирующая социально-педагогическая система пенитенциарного учреждения одновременно технологизирует исправительный процесс, т.е. процесс воспитания осуждённых.

На сегодняшний день почти все цивилизованные страны пришли к тому, что лишение свободы как карательная мера в конечном итоге для личности и общества не эффективна. К этому выводу они пришли не в силу своих национальных или иных особенностей, а в силу извлечения уроков из истории борьбы с преступностью. За последние 200 лет в таких странах, как Швеция, Япония были опробованы различные тюремные системы, и они на практике убедились, что лучше заниматься исправлением преступника не в условиях изоляции от общества, а в среде естественного обитания человека. И в настоящее время в Германии к штрафам приговаривается до 80 % от общего числа осужденных, а в Японии в общей структуре наказания штраф занимает 95 % (10).

Таким образом, и наш собственный опыт, и опыт других стран показывает ошибочность и неоправданность широкого применения лишения свободы. Нам надо отказаться от мысли, что самым эффективным средством исправления преступников является обязательная изоляция их от общества. Негативные последствия тюремного заключения таковы, что необходимо прийти к выводу о том, что лишать свободы человека по приговору суда можно только в исключительных случаях, когда другие меры уголовно-правового воздействия не будут иметь должного эффекта.

Более того, профессор Моника Платек предлагает рассматривать наказания, не связанные с лишением свободы, не в качестве альтернативы, а в качестве обычных решений. К такому выводу пришли в г. Стромсунд (Швеция) в 1966 году, когда впервые в истории представители всех заинтересованных сторон, включая политиков, потерпевших, местных активистов, тюремных служащих и самих заключенных обсуждали вопросы тюремной реформы. Все они согласились с тем, что первым шагом будет смещение фокуса с тюремного заключения, превращение его в наказание, используемое в качестве крайнего средства.

Применение наказаний, не связанных с лишением свободы, имеет большое социальное значение. Люди, по отношению к которым будут применяться альтернативные наказания, не попадут в места лишения свободы, следовательно, будут защищены от негативного влияния тюрьмы, сохранят социально полезные связи и жизненную перспективу (50).

Таким образом, опираясь на понимание личности как социального качества человека, можно сказать, что личность преступника выражает своеобразие социального качества человека, виновно совершившего уголовно наказуемое деяние. Специфическая сущность личности преступника заключается в особенностях его психического склада, которые выражают собой внутренние предпосылки антиобщественного поведения, а также определяют индивидуальные особенности юридически значимого поведения, связанного с правовым положением лица, совершившего преступление. Цель исправления осуждённых продиктована потребностями общества в безопасных условиях жизнедеятельности, реальной возможности реализации прав и свобод человека, и в этой связи возникает проблема технологизации воспитательного процесса в пенитенциарных учреждениях.

1.3 Задачи и факторы ресоциализации в рамках социальной работы с лицами, отбывающими наказание в учреждениях СИЗО

В современной пенитенциарной науке феномен наказания в виде лишения свободы рассматривается в трехракурсном плане: кара, исправление и профилактика совершения осужденными новых преступлений.

В психологическом аспекте наказание как кара, базируясь на закономерностях отрицательного подкрепления, только тогда будет действенным, когда суд с учетом субъективной стороны преступления и перспектив изменения личности осужденного изберет такую меру причинения физических и моральных страданий, которые бы не ожесточали его, а заставляли испытывать угрызения совести и стремиться к позитивным самоизменениям. В этой связи выбор типа исправительного учреждения (с соответствующим режимом — общим, строгим, особым) имеет целью реализовать следующие основные функции: карательную, воспитывающую и обеспечивающую.

Карательная функция режима состоит в том, что осужденный изолируется от общества, находится под охраной и постоянным надзором, в условиях принудительной регламентации всей жизнедеятельности, что в итоге может вызывать негативные переживания из-за ограничений в удовлетворении большинства базисных физиологических и социальных потребностей. Однако кара, заключенная в режиме, психологически по-разному воспринимается и переживается различными осужденными. Субъективная сила, глубина и длительность переживаний кары зависят от пенитенциарно-криминального опыта осужденного, его пола, возраста, социального и семейного положения, отношения к приговору, времени нахождения в конкретном учреждении.

Воспитывающая функция режима состоит в том, что строгая организованность жизни и быта осужденных (наличие распорядка дня, регламентированность условий отбывания наказания и пр.) со временем накладывает отпечаток на поведение и в целом на их характер, постепенно приучая к дисциплинированности, аккуратности, исполнительности.

Обеспечивающая функция режима проявляется в создании благоприятных условий для организации труда, обучения, воспитательной работы, исправительной деятельности персонала и самодеятельных организаций осужденных, а также для подключения различных внешних общественных объединений к работе в колониях [22].

Исправление осужденных в условиях отбывания наказания основывается на способности человеческой психики претерпевать изменения под воздействием специально организованной внешней среды. Если целенаправленность последней эффективно задействует исправительный потенциал таких средств, как режим, творческий и производительный труд, разнообразные формы общего и профессионального обучения, многоплановые виды воспитательной работы и общественных воздействий, то можно вести речь о реальной возможности исправления осужденных. При этом актуальность применения именно психолого-педагогических методов в воспитательной работе впервые определена в новом (1996 г.) Уголовно-исполнительном кодексе Российской Федерации. Исправительная психология исследует психологические стороны перевоспитания лиц, совершивших преступления, приобщения их к трудовой деятельности и адаптации к нормальному существованию в обычной социальной среде, динамику личности осужденного, факторы, влияющие на его перевоспитание, структуру коллектива осужденных, а также разрабатывает практические рекомендации по перевоспитанию и ресоциализации осужденных. Исправительная психология тесно связана с исправительным правом, психологией труда, педагогикой и социальной психологией. Перед исправительными учреждениями стоят чрезвычайно сложные задачи по перевоспитанию лиц, совершивших преступления, приобщению их к трудовой деятельности и адаптации к нормальному существованию в обществе.

Каждый осужденный, попадая в исправительное учреждение, планирует для себя только окончание срока наказания. Перед воспитателями этих учреждений стоит гораздо более сложная задача — воспитать человека, добиться, чтобы осужденный сам стремился к перевоспитанию, к переделке своей собственной личности [38].

У преступника (бандита, грабителя, вора и т. д.) при длительном занятии преступной деятельностью вырабатываются своеобразные привычки и навыки, то есть вырабатывается своеобразный динамический преступный стереотип. Человек привыкает к отсутствию постоянного жилья, перестает самостоятельно трудиться и теряет трудовые навыки, зато приобретает преступные, и впоследствии каждую окружающую его ситуацию рассматривает только под одним углом зрения: можно ли в данных обстоятельствах безнаказанно совершить преступление?

Исправительная психология исследует динамику личности осужденного, факторы, влияющие положительно на осужденного и способствующие активной перестройке его личности: режим, труд, коллектив, воспитательное воздействие, а также факультативные факторы - семья, дружеские связи с лицами, находящимися на воле, учеба, увлечение самодеятельностью и т. д.

Нахождение в местах лишения свободы не может не отразиться на психологии человека. Однако общие условия, которые имеются в местах лишения свободы, по-разному воздействуют на осужденных, по-разному влияют на изменение их психологии. Знание особенностей психологии осужденных является необходимой предпосылкой для правильной организации взаимоотношений с ними, для достижения целей перевоспитания. Основными факторами, влияющими на формирование особенностей у лишенных свободы, являются: наличие режима в месте лишения свободы, ограничение потребностей, изменение сложившегося стереотипа жизни, переживания, связанные с осуждением к лишению свободы. Психология осужденного во многом определяется его отношением к самому факту лишения свободы.

Особенности психологии осужденных проявляются в определенном комплексе психических состояний, которые развиваются в местах лишения свободы. К наиболее типичным из них следует отнести: состояние ожидания изменений (пересмотра дела, расконвоирования, освобождения); состояние нетерпения. Как то, так и другое состояние может характеризоваться повышенной напряженностью, что иногда приводит к резким срывам в поведении. Может развиваться и состояние безнадежности, обреченности, что влечет за собой апатию, пассивность во всех действиях, проявлениях.

Лишение свободы часто усиливает угнетенное состояние в тех случаях, когда оно имелось и ранее. Угнетенное состояние является следствием полного неверия в свои силы, неверия в возможность снова обрести нормальную жизнь. К моменту прибытия в исправительную колонию у некоторых осужденных уже имеется развитое состояние угнетенности от сознания своей вины перед обществом, семьей. Эти осужденные не нарушают режима, даже выполняют норму и все требования воспитателей. Однако постоянная угнетенность не благоприятствует созданию полноценной личности и обязательно должна быть снята. Личность должна активно, творчески относиться к труду, к воспитательному воздействию. Угнетенность снимается в процессе воспитательной работы. Для этого необходимо выяснять и ликвидировать ее причины, создавать условия для переключения целенаправленного внимания на другие процессы, объекты, не связанные с теми процессами и объектами, которые выработали угнетенное состояние у данного осужденного. Должна возбуждаться активная деятельность, направленная на ликвидацию данным осужденным последствий совершенного им преступления, на самовоспитание.

Типичным состоянием в месте лишения свободы является тоска по дому, по свободе, по любимым людям, что внешне выражается в отрешенности и оцепенении. Под влиянием тоски может развиваться раздражительность и повышенная возбудимость [40].

Изменение психических состояний связано с определенными периодами нахождения в месте лишения свободы. Выделим следующие основные периоды, связанные с изменением психических состояний осужденного:

1. Период адаптации, привыкания к новым условиям жизни, который длится первые три - четыре месяца. В этот период особенно остро ощущается ограничение потребностей, изменение имеющегося стереотипа. Всегда имеет место сужение возможности удовлетворения сложившихся потребностей, что вызывает состояние повышенной раздражительности. У отдельных лиц это наоборот выражается в состоянии подавленности и угнетенности.

Специфические психические состояния, вызванные фактом лишения свободы, особенно полно проявляются в первое время и вызываются процессом ломки ранее сложившегося стереотипа жизни, который всегда имеет место под влиянием режима ИУ. Осужденный вынужден изменять привычный стереотип жизни. Ломка старых динамических стереотипов приводит к возникновению разнообразных отрицательных эмоций, повышенной возбудимости, угнетенности. Это происходит до тех пор, пока у осужденного не вырабатываются качества, необходимые для новых условий жизни. Повышенная возбудимость может явиться причиной различных срывов, резких нарушений режима и т. д. Терпение и такт воспитателя особенно необходимы в этой первой стадии отбывания наказания. Психология осужденного на начальной стадии пребывания в ИУ часто характеризуется отсутствием ясной перспективы жизни. Это приводит к снижению жизненной активности, к отсутствию необходимой сдержанности по отношению к возникающим ситуациям.

2. Период появления, развития интересов в новых условиях жизни. Этот период связан с появлением и развитием положительных эмоций, состояний, вызывающих и повышающих психическую активность осужденного. Интересы, способствующие таким состояниям, могут быть самыми различными: создание микрогруппы, участие в жизни коллектива осужденных, выполняемая работа, культурный досуг, учеба, свидания с родственниками и т. д. Появление широкого круга интересов, расширение структуры выполняемых социальных ролей способствует изменению психологии осужденного.

3. Период сочетания внешнего воздействия с самовоспитанием. Процесс перевоспитания немыслим без появления такого периода. Он характерен появлением целей в жизни, выработкой путей их достижения. В психологии осужденного в большей степени проявляются раскаяние в совершенном преступлении, переживание его в сочетании со стремлением возместить нанесенный вред. Для этого периода характерна переоценка ценностных характеристик в жизни, что связано с определенным комплексом психических состояний, связанных с подобным изменением отношений, а часто и мировоззрения.

4. Период, предшествующий освобождению заключенного. Ожидание освобождения часто протекает очень тяжело, оно связано с переживанием трудностей, которые подстерегают его в новых условиях (взаимоотношения в семье, на работе и т. д.). По этой причине возможно развитее психических состояний угнетенности, повышенной раздражительности [5].

У осужденных комплекс отрицательных психических состояний может периодически развиваться в связи с наличием постоянной внутренней борьбы мотивов, стимулов, интересов. Изменение стереотипа, структуры потребностей, интересов все время проходит через мыслительную деятельность осужденного, вызывает противоречивое отношение, часто отражается и на его психических состояниях.

Нахождение в исправительном учреждении, наличие режима, изменение стереотипа, резкое ограничение и изменение потребностей в значительной степени усиливают переживания осужденных, причем эти переживания имеют различную направленность. У отдельных осужденных в переживаниях доминирует категория прошлого, у других - категория будущего, у третьих -категория настоящего. Первая группа замыкается в воспоминаниях о прошлом образе жизни, идеализирует его, более длительное время привыкает и приспосабливается к настоящему образу жизни. Значительно легче приспосабливаются к режиму и к условиям жизни в исправительных учреждениях осужденные, у которых доминируют переживания второго и третьего порядка. Когда начинает доминировать категория будущего, когда мысленно строится жизнь после отбытия наказания, трудности режима переживаются значительно легче, поскольку рассматриваются как временные, этот период жизни является для осужденных только переходным к тому, которого они ждут в будущем [9].

Как правило, в условиях лишения свободы и вследствие лишения многих благ, которыми повсеместно и незаметно пользуются все граждане, происходит существенное переосмысление осужденным многих прошлых отношений и интересов. Он начинает иначе ценить те события и блага, которые раньше им вообще не замечались или даже вызывали раздражение. Совершенно иначе в настоящих условиях он вспоминает отношения товарищей по работе, взаимоотношения в семье. В связи с этим происходит переоценка своих прошлых интересов, своего подхода к людям.

У особо опасных рецидивистов часто проявляется крайняя недисциплинированность. В основе ее лежит наличие отрицательной установки и целенаправленности деятельности, эмоциональный склад характера, расторможен-ность поведения и, как следствие этого, импульсивность, подчас переходящая в психопатичность.

Для процесса перевоспитания осужденных в исправительных учреждениях используются обучение, труд, общение. Однако здесь они обязательно сочетаются с режимом, особой организацией деятельности ИУ, что создает специфику всей деятельности по исправлению и перевоспитанию осужденных. Режимом обычно называют точно установленный распорядок труда, питания, отдыха и т. д. В то же время это и система необходимых правил и мероприятий. Режим выполняет функцию выработки тех или иных особенностей личности в связи с определенным ритмом деятельности. Соблюдение режима осужденными обеспечивается посредством:

1) охраны и надзора за ними;

2) использования мер поощрения и взыскания;

3) применения в строго определенных случаях особых мер безопасности (оружия, наручников и смирительных рубашек) [1].

Основной базой действия режима как фактора является его жесткость и неуклонность требований его выполнения. Человек смиряется с действием режима и, осознавая его неотвратимость, бывает вынужден принять его без внутренних протестов и конфликтов.

Как правило, режим - это организация жизни и деятельности осужденных в строгом соответствии с требованиями законов. Именно такая организация и оказывает воздействие на человека, формируя у него те или иные морально-психологические качества. Соблюдение осужденными установленного в ис-правительно-трудовом учреждении режима обеспечивается не только посредством их охраны и надзора за ними, использования мер поощрения и взыскания, применения в строго определенных случаях особых мер безопасности, но и мер воспитательных, основанных на глубоком учете особенностей психологии отдельных осужденных и их коллективов.

Кара, заключающаяся в режиме, субъективно, по-разному, воспринимается и переживается осужденными. Прежде всего, различны глубина, сила и длительность переживаний осужденными кары. Мы далеки от мысли - писал М.Н. Гернет, - что особенности того или иного режима в той или другой тюрьме проходят через каждого заключенного всегда и везде одинаково. Наоборот, мы признаем, что следы в психике от такого прохождения через нее тюремного режима очень различны: у одних они также глубоки, как глубоки колеи от тяжело нагруженной телеги в грязной проселочной дороге. У других эти следы - лишь рябь на реке после прошедшего парохода, очень быстро совсем исчезающая. Субъективное восприятие и переживание кары зависит от вида режима, отношения осужденного к приговору, количества судимостей, времени нахождения в ИУ, индивидуальных особенностей осужденного, возраста, пола, семейного и социального положения и т. д. Работникам ИУ важно знать, как каждая группа осужденных и каждый осужденный воспринимают и переживают те или иные режимные ограничения [15].

Режим обеспечивает постоянное восприятие условий жизни в ИУ как наказание за совершенное преступление, без него не может быть обеспечен активный процесс перевоспитания. При осуществлении воспитательного воздействия на осужденного часто приходится сталкиваться с первоначально отрицательным отношением его к этому воздействию. Всякая попытка изменить взгляды и образ жизни взрослого встречает сопротивление, и столь значительное, сколь устойчивы установки личности и инертен разум индивида. Это и определяет необходимость, особенно в ИУ, системы мер принуждения и наказания, регламентированных режимом.

Озлобленность осужденных нередко возникает как следствие восприятия наказания только как мести. А это приводит к негативному пониманию мер воздействия — нежеланию искать в мерах воздействия какой-либо иной смысл, кроме кары, направленной против данного осужденного. При определении дисциплинарного воздействия всегда необходимо заранее учитывать воспитательное воздействие данного типа взыскания как на конкретного осужденного, так и на весь коллектив. Воспитательная цель наказания будет достигаться только в тех случаях, когда наказание не ломает воли осужденного, а способствует изменению ее направленности.

Требования, принуждение, наказание должны сочетаться и с системой поощрений. Правильно примененное поощрение способствует укреплению уверенности осужденного в своих силах, вызывает у него чувство удовлетворения, возбуждает энергию, способствует появлению желания и повторению положительных поступков. Поощрение усиливает начавшийся процесс исправления.

Несмотря на большое воспитательное значение карательных элементов режима, он обладает вполне самостоятельной воспитывающей функцией. Действительно, четкий распорядок дня, высокая организованность жизни и быта непосредственно накладывают отпечаток на характер осужденного, его поведение, дисциплинируют его, вырабатывают качества, необходимые в жизни на свободе (точность, исполнительность, аккуратность и т. д.).

Режим есть средство воспитания дисциплины у осужденных. Одна из основ ликвидации социально-психологических дефектов в личности преступника - это внедрение в его сознание необходимости дисциплины, определенного поведения в обществе. Под влиянием дисциплинарных требований у осужденных развиваются и укрепляются такие положительные качества, как собранность, подтянутость, ликвидируется расхлябанность, безволие, вырабатывается привычка к определенному положительному образу жизни [6].

Определение правил режима должно быть всегда психологически обоснованным, соответствующим требованиям организации жизни и деятельности осужденных.

Меры поощрения и взыскания осужденных перечислены в Уголовно-исполнительном кодексе Российской Федерации.

Использование данных психологии позволит так построить режим, чтобы нагрузки распределялись оптимально и, с одной стороны, создавали определенную напряженность, благоприятную для развития личности, а с другой - не вели бы к срыву психической деятельности [35].

Труду, как особому фактору воздействия, отводится особое место. Причина этого заключается в том, что труд является специфической человеческой деятельностью, формирующей личность. Труд является тем мерилом, по отношению к которому измеряется общественная ценность человека.

Правильно организованный общественно полезный труд способствует гармоничному развитию физических и умственных качеств осужденного и оказывает преобразующее воздействие на его личность. Труд воспитывает в человеке сознательность, дисциплинированность, чувство товарищества и коллективизма. Он формирует и закрепляет в человеке положительные, моральные, этические, нравственные и правовые программы. Воздействие труда на личность осужденного огромно, однако это чрезвычайно сложный процесс, так как многие осужденные не имеют трудовых навыков и в связи с извращением своих моральных и нравственных критериев отрицательно относятся к своему личному участию в трудовом процессе.

Социально-психологические дефекты в личности осужденных в значительной мере определяются их отрицательным отношением к труду, отсутствием соотношения между потребностями и мерой труда. Однако труд может и должен перевоспитывать паразита, преступника с укоренившейся иждивенческой психологией, помочь такому человеку найти свое место в жизни, стать полноправным членом общества. Трудовой процесс должен быть основой для восприятия общественно полезных взглядов и навыков, мотивов и целей. Выработке трудовых навыков способствует общий ритм трудового процесса, его постоянство, развивающее стереотип определенных привычек, навыков и деятельности. В целях перевоспитания в ИУ создаются такие условия, при которых от осужденного постоянно требуются трудовые усилия. Только постоянство трудовых усилий создает привычку, а затем и потребность в труде. Интерес к работе, увлеченность трудовым процессом способствует изменению комплекса психических состояний, что в свою очередь позволяет активизировать деятельность по перевоспитанию. Трудовые процессы способствуют и накоплению опыта, формированию системы положительных связей.

Труд должен способствовать изменению основной направленности личности. Отсюда процесс труда должен заинтересовывать осужденного, ставить перед ним определенные задачи, заставлять работать не только физически, но и умственно. Труд должен не отуплять тяжестью, бесцельностью, а вовлекать в свой процесс физические и умственные силы человека. Большое психологическое значение имеет внедрение в подразделение ИУ методов экономической реформы. Доведение этих методов до сознания каждого осужденного пробуждает трудовую активность, заставляет многих из них думать об улучшении трудового процесса. Главная же цель воспитательного процесса -сделать так, чтобы труд становился необходимой потребностью осужденного. Когда это достигнуто, можно говорить о положительном моменте перевоспитания личности. Осужденный должен видеть результаты своего труда и осмысливать их. Он должен ощущать радость в процессе труда, и поэтому ни в коем случае не следует поручать выполнение трудовых операций осужденному, который заведомо с ними не может справиться. Огромной силой воспитательного воздействия обладают все формы производственной деятельности, соревнования, перенесенные с определенными изменениями в деятельность ИУ. Это создает условия нормальных трудовых взаимоотношений между людьми на свободе [37].

Создание коллектива осужденных является важным фактором в перевоспитании. В исправительном учреждении воздействие на личность всегда происходит через коллектив, и это воздействие бывает тем более полным, правильным и целенаправленным, чем скорее удается создать коллектив. В соответствии с этим деятельность воспитателя в значительной мере и направлена на организацию коллектива осужденных. Коллектив осужденных не представляет однообразную массу. Он состоит из отдельных ячеек - индивидуальностей, личностей, которые, в свою очередь, образуют группы и другие категории. При создании групп учитываются интенсивность прошлой преступной деятельности, вид ее, отбывания наказания в прошлом, проявляющиеся отношения к мерам воздействия, к труду, к режиму и т. д.

Этот принцип соблюдается применительно к различным группам осужденных, находящихся в колониях разного режима. Но и в колонии каждого типа продолжается процесс распределения осужденных на более мелкие группы, соответствующие индивидуальным особенностям личности. Здесь учитываются личные симпатии и антипатии, личные связи и общие интересы по профессиональной деятельности, бригадные принципы и т. д. Существенную помощь в создании коллектива осужденных оказывает сам режим ИУ, который формирует одинаковые привычки в действиях, навыках, поведении. А это, в свою очередь, способствует возникновению традиций, скрепляющих коллектив [6].

Процесс создания коллектива сопровождается постоянным изучением каждого из членов группы, продолжением отбора и изменением этих групп. Значительный интерес в этом отношении представляет воспитательная деятельность А.С. Макаренко, который писал: «Я то и дело пересматривал их состав и раскладывал его на куски, классифицируя с точки зрения социальной и человеческой ценности».

Для того, чтобы правильно воздействовать на коллектив заключенных, каждому воспитателю необходимо иметь ясное представление о его структуре, об удельном весе каждой входящей в него группировки и о месте личности в данном коллективе. Главное место в этой структуре занимает актив. Эта группа осужденных, которые твердо встали на путь исправления, принимают активное участие в трудовом процессе и общественной жизни, и что самое главное, активными действиями способствуют перевоспитанию других осужденных. Чем больше группа активистов, тем, естественно, легче вести воспитательную работу и тем, как правило, выше оценивается потенциал коллектива в целом [39].

Группа резерва - это осужденные, которые твердо встали на путь исправления, принимают активное участие в трудовой деятельности, но по собственной инициативе не оказывают помощи в перевоспитании других.

Группа пассива - осужденные, колеблющиеся в выборе стратегии своего поведения. Поступки их в значительной степени зависят от создавшейся ситуации.

Последней является группа трудновоспитуемых, к которой относятся лица, не только не вставшие на путь исправления, но и уклоняющиеся от участия в трудовом процессе, стремящиеся противодействовать положительному воспитательному воздействию администрации и активной части осужденных. Эта группа в союзе с осужденными из группы пассива может разлагающе действовать на весь коллектив. Если нельзя положительно влиять на отдельных членов этой группы, целесообразно бывает прибегнуть к переводу их в другие, более сильные подразделения и коллективы.

Воспитатель и коллектив контактируют с осужденным не только прямо и непосредственно, но и через малую группу. И от того, на чьей стороне она находится, во многом зависит успех воздействия на конкретную личность. Малые группы возникают самостоятельно, независимо от администрации, стихийно. Практически в любом коллективе осужденных на любой стадии его развития имеются малые группы. В исправлении и перевоспитании осужденных они играют особую роль: в них создается тот «микроклимат», который оказывает нередко решающее воздействие на поведение осужденных, со всей силой здесь работают механизмы подражания, соперничества и самоутверждения. В малой группе воспитателю приходится иметь дело с групповой убежденностью, групповыми интересами, повседневными традициями. Между воспитателем и осужденным, как и между коллективом и личностью осужденного, всегда стоит малая группа. Возникнув, она проходит свой путь развития, внутри группы создается определенная структура, выражающаяся в установлении иерархии отношений членов группы. Любой член каждой из этих групп выполняет обязанности в соответствии с отведенной ему ролью [35].

В такой группе всегда есть лидер, вожак, вторые, третьи и т. д. В малой группе с положительной направленностью обычно складываются товарищеские, дружеские отношения, проявляются взаимные симпатии. В процессе организации и становления отрицательно направленной малой группы часто возникает нездоровое соперничество, а порой и борьба между лидерами. Побеждает тот, кто сумеет подчинить себе остальных осужденных. Захватив лидерство, вожак перестает сам лично творить суд и расправу. Всю черную работу он поручает другим осужденным, оставляя за собой функцию организатора. Ни о какой истинной дружбе между членами отрицательно направленной малой группы не может быть и речи.

Формы проявления конфликтов в ИУ чрезвычайно многообразны: от скрытых состояний неудовлетворенности, которые могут быть очень длительными, до открытых столкновений интересов, до групповых аффективных действий.

Каждый конфликт в своем развитии проходит ряд стадий:

1) начало, характеризующееся возникновением отрицательных чувств, столкновением интересов, противоречивостью мнений, вкусов;

2) формирование конфликтных отношений;

3) открытое столкновение конфликтных сторон;

4) разрешение возникших противоречий.

Все это важно знать для профилактики, предупреждения и разрешения конфликтов. Правильное разрешение конфликтов всех индивидов, особенно психопрофилактика, имеет важное значение для исправления и перевоспитания осужденных [29].

Гуманизация исправительно-трудовой системы, очевидно, будет осуществляться через разработку и внедрение более мягких мер наказания, сокращение сроков наказания, введение альтернативных лишению свободы мер социальной защиты, индивидуализацию мер наказания по отношению к лицам, совершившим преступление. Все это потребует более серьезных и всесторонних психологических исследований по разработке и внедрению широкого спектра психолого-педагогических методов воздействия на личность, группу, коллектив осужденных. Перспективным является исправление правонарушителя через исповедь, покаяние, примирение с потерпевшим, что создает предпосылки для подлинной перестройки личности, ее ресоциализации и создания перспективы для социальной адаптации.

1.4 Методы воздействия на осужденных в процессе их перевоспитания

Процесс создания коллектива в колонии во всех случаях происходит при активном участии воспитателя. Воспитатель должен стремиться к укреплению самосознания коллектива, чувства коллективизма, взаимозависимости и взаимоответственности. Его деятельность направляется на оказание воздействия на каждую конкретную личность, на коллектив осужденных в целом. Это определяет развитую систему и специфичность тех методов воздействия, которые должны применяться в ИУ. Все методы воздействия, по возможности, должны обеспечивать определенное воспитание одновременно и конкретной личности, и создаваемого коллектива; должны переплетаться и дополнять друг друга. Меры воздействия со стороны воспитателя направлены на коллектив, а в условиях коллектива эти меры уже оказывают свое действие на каждого осужденного. А.С. Макаренко писал: «Мы имеем дело только с отрядом. Мы с личностью не имеем дела. Такова официальная формулировка. В сущности это есть форма воздействия именно на личность, но формулировка идет параллельно сущности. На самом деле мы имеем дело с личностью, не утверждая, что до личности нам нет никакого дела» [16].

Использование коллектива для воздействия на отдельную личность не исключает и целенаправленного личного воздействия воспитателя на каждого отдельного осужденного. Для этого применяются следующие основные методы.

Метод убеждения. Он чаще всего реализуется в ходе проведения индивидуальных бесед. Как и любое психическое общение, беседа сочетает в себе цели изучения и воздействия на личность.

Во время бесед разъясняется сущность и конечная цель действий администрации, чтобы осужденные поняли, что цели администрации полностью совпадают с их собственными интересами. Осужденные должны знать, какими путями они могут облегчать себе переходный период к жизни и деятельности в общем коллективе российских граждан. Эти знания будут способствовать направленности их деятельности, развитию волевых и интеллектуальных способностей, достижению промежуточных целей. Формируется отвращение осужденного к своему прошлому поведению, в результате которого было совершено преступление. Без подобного изменения отношения к своему прошлому поведению не может создаться новое отношение к труду, к жизни, новое мировоззрение.

.Убеждение направлено и на пробуждение у осужденного чувства совести и т. п.

Метод регулирования межличностных отношений. Воспитатель имеет большую возможность влиять на сферу межличностного общения, регулировать те из них, которые складываются у осужденного с работниками колоний, с другими осужденными, с родными.

Воспитательное воздействие представителей общественных организаций и коллективов существенно дополняется встречами с лицами, ранее отбывавшими наказание в данной колонии и ставшими полноценными гражданами российского общества.

Особое значение имеет осуществление контакта осужденного с семьей, который способствует выработке у него положительных качеств, изменению его отрицательных психических состояний. В этом немаловажная роль принадлежит и воспитателям колонии, которые должны обеспечить в необходимых случаях связи с семьей, соответствующее отношение членов семей к осужденному. Особенно важно правильно использовать в целях воспитательного воздействия свидания с родственниками, которые надо тщательно подготавливать. Перед свиданием воспитатель информирует их о тех изменениях, которые произошли в психологии данного осужденного, о возможных путях укрепления в нем положительных интересов, качеств, тактично подсказать наиболее целесообразную линию их поведения при свидании и т. д. Для достижения целей перевоспитания воспитатель должен использовать все способы психического воздействия на осужденного [25].

Метод передачи информации. Специально и целенаправленно отбираемая информация, поступающая к осужденному, должна способствовать восполнению его социального опыта, получению и переработке им сведений, которых он раньше не получал и т. д. Опыт многих воспитателей показывает, что очень важно собирать сведения о том, как живет семья осужденного в настоящее время, как ей оказывают помощь государство, коллектив, где он раньше работал. На наглядных примерах он видит, что хотя и причинил вред государству, коллективу, они оказывают помощь его семье, делают все, чтобы его дети росли нормальными гражданами. Такие факты существенно влияют на выработку твердого решения перевоспитываться, повысить активность в труде, скорее вернуться к нормальной жизни.

Метод внушения. Как метод воспитания и перевоспитания он всегда должен основываться на авторитете лица, которое применяет данный метод (воспитателя).

При определенных условиях в качестве воздействия применяется и метод «взрыва», под которым А.С. Макаренко понимал «мгновенное воздействие, переворачивающее все желания человека, все его стремления». Однако этому методу или должна предшествовать длительная работа по накоплению определенных предпосылок для достижения результатов «взрыва», или непосредственно за «взрывом» должна следовать длительная работа по закреплению возникшего при «взрыве» чувства. Сам по себе отдельно примененный метод «взрыва» не может достигнуть целей перевоспитания.

Для того, чтобы определить наиболее правильные пути воздействия на конкретного осужденного, рекомендуется широко применять в отношении его психолого-педагогический эксперимент. Такой эксперимент позволяет наиболее полно вскрыть все свойства личности осужденного, помогает формировать его интеллектуальные и волевые качества. Тщательно организованные психолого-педагогические эксперименты, наблюдения позволяют создать правильное представление об отношении данного осужденного к мерам воспитательного воздействия.

Воздействие воспитателя в сочетании со всеми другими мерами имеет целью и возбуждение у осужденного стремления к самовоспитанию. Возбуждение самовоспитания у осужденного - процесс очень сложный. Для этого воспитательное воздействие предполагает создание таких условий, при которых у осужденного возникает желание добиться каких-либо навыков и знаний. Перед осужденным надо открывать какие-то горизонты, которые он реально может достичь. В процессе работы осужденного по достижению поставленной перед ним цели надо акцентировать его внимание на уже достигнутых результатах, поощрять его, что укрепляет его желание добиться еще больших результатов. Укрепление и воспитание положительных качеств личности возможно только в том случае, если у осужденного постепенно создаются новые перспективы, идеалы, возможности, если у него вырабатывается понимание путей и целей достижения этих перспектив. Наряду с общими перспективами и планами надо создавать и вырабатывать и частные, но близкие перспективы, например, перевод на другую работу, овладение определенной специальностью, возможность перевода в колонию иного типа, наконец, даже такие перспективы, как получение свидания с женой и т. д [28].

В процессе самовоспитания у осужденного надо развивать привычку и умение анализировать свое поведение. Это достигается путем разбора его действий и поведения, присутствия его, а затем и участия в разборе поведения других осужденных. Так, постепенно создается привычка анализировать, корректировать свое поведение, привычка к внутреннему контролю. Процесс перевоспитания может быть правильно организован только в том случае, если воспитатель знает и полностью учитывает внутренние переживания осужденного. Отбывание наказания всегда связано с воспоминанием и разбором своей прошлой жизни, своих действий и взаимоотношений. От того, по какому пути пойдут эти процессы воспоминания и оценки, во многом зависит вся деятельность по перевоспитанию данного осужденного, зависит быстрота появления у него стремления к самовоспитанию: к изменению своих привычек, черт характера.

Осужденный должен постоянно обучаться принимать самостоятельные решения, управлять собственными поступками. Существенно помогает воспитанию качеств личности создание ситуаций, при которых осужденный ставится перед необходимостью принимать решения за группу лиц, чувствовать ответственность за труд, поведение других. Практика ИУ показывает, что именно в подобных ситуациях осужденные начинают активнее трудиться, их труд становится более производительным, сознательным.

В повседневной деятельности пенитенциарных психологов значительную роль играет определение индивидуальных особенностей личности, отражающих типичные формы реагирования, механизмы приспособления и характер социального взаимодействия в среде. Полученная информация позволяет неплохо предсказывать и контролировать не только варианты ожидаемого поведения, но и выбирать оптимальные способы ориентированного контроля со стороны различных структурных подразделений уголовно-исполнительной системы.

На базе психологической службы УИН УД Саратовской области с учетом структурного анализа психологической информации о личности разработана условная классификационная модель осиленных, которая может быть полезна для выбора способов исправительного воздействия, как в стенах пенитенциарного учреждения, так и за его пределами. Методическую основу ее составляют критерии социальной направленности осужденных, наличие или отсутствие у них лидерских качеств, устойчивой системы отношения к условиям отбывания наказания, сформированность правосознания и уровень нравственной запущенности.

Исходя из взаимосочетания указанных личностных черт, совокупный массив обследованных разделен на шесть типологических категорий.

С практической точки зрения составление данной классификации обусловлено дифференцированным подходом в проведении мер коррекционного влияния, а также разработкой конкретных методических рекомендаций по психолого-педагогическому воздействию на осужденных со стороны основного субъекта ресоциализации — начальника отряда.

Кроме того, опираясь на значимую информацию по классификационным признаком, появляется возможность сотрудничества психолога со специалистами из других подразделений пенитенциарного учреждения (врачами-психиатрами, сотрудниками оперативно-режимной службы и др.) по определению оптимальных мер социального контроля за поведением сужденных.

К первой классификационной группе относятся осужденные, обладающие положительной социальной установкой, сильным типом личности, лидерскими качествами. Характерными чертами данного типа личности является также достаточно высокий уровень интеллекта, позволяющий осуществлять надежный контроль над эмоциями, высокая устойчивость структуры личности, стремление к организаторской деятельности; высокий уровень мотивации, направленной на достижение цели; отсутствие выраженных агрессивных тенденций; развитое чувство социальной отзывчивости; общительность; способность к быстрой приспособляемости к окружающей среде и лицам; позитивное отношение к труду [35].

Осужденные данной группы могут быть рекомендованы в органы самоуправления, учитывая лидерские качества, в том числе и на руководящие должности. Со стороны начальника отряда желательно предоставлять этим осужденным большую самостоятельность. Следует избегать мелочной опеки, ограничиваясь осуществлением мер общего контроля за их поведением. Целесообразно в различных ситуациях поддержать авторитет данных осужденных перед другими членами бригады.

Вторая классификационная группа - это осужденные, имеющие потенциально положительные социальные установки, слабый тип личности. Они конформны, легко поддаются чужому влиянию, лидерские черты у них отсутствуют. Характерологические черты этой категории в основном совпадают с первой группой, отличаясь от нее наличием следующих качеств: завышенной оценкой собственных достоинств, социальной наивностью.

Осужденных данной группы можно рекомендовать в органы самоуправления в качестве рядовых членов. Необходимо избегать назначения их на руководящие должности. В силу конформных черт личности за ними желательно осуществлять более детальный контроль, т. к., несмотря на общую положительную направленность, существует опасность попадания их под влияние лидеров отрицательной направленности.

Третья классификационная группа включает осужденных, которые не обладают ярко выраженными личностными качествами — это так называемое «болото». Однако следует заметить, что примерно каждый третий представитель данной группы характеризуется наличием устойчиво выраженных психических отклонений от нормы. Они могут проявляться в искаженном восприятии действительности, возникновении идей преследования, что при определенных условиях может сопровождаться неадекватными поведенческими реакциями, вплоть до криминогенных. В этой связи лиц, у которых выявлены такие аномалии, необходимо ставить на психиатрический учет и проводить коррекционную работу с учетом рекомендаций врача.

Со стороны начальника отряда в отношении данных осужденных также необходим контроль. Роль психолога в основном сводится к тщательному анализу поведения и применению различных дополнительных методик для более четкой дифференциации.

В четвертую классификационную группу входят осужденные, которые обладают асоциальными установками, слабым конформным типом личности, без уверенно выраженных задатков лидерства. Для представителей данного типа характерно наличие психических отклонений, которые осложняются наличием следующих качеств: склонностью к употреблению алкоголя, нередко приводящему к значительному алкогольному изменению личности, плохо сдерживаемой импульсивности в поведении; неприятию и враждебному отношению к существующим социальным нормам, неспособность регулировать конфликтные ситуации примиряющим образом, цинизм, предубежденным отношеним к окружающим.

Данная группа осужденных требует к себе постоянного и пристального внимания со стороны начальника отряда, поскольку общая отрицательная направленность поведения и неспособность прогнозировать последствия своих поступков способствует попаданию их под влияние лидеров отрицательной направленности и совершению криминогенных поступков.

Главным качеством, определяющим поведение этих осужденных, является агрессивность, которая проявляется в отрицательном отношении к другим лицам {они часто ссорятся, затевают драки и т. д.). Высокий уровень агрессивности характеризуется общим негативизмом, постоянной готовностью к конфликтным ситуациям, внутренней предрасположенностью к эмоциональным вспышкам по самому незначительному поводу, недоверчивостью по отношению к окружающим.

При проведении индивидуально-ориентированной работы с ними необходима корректность, соблюдение этикета. Провоцирующими факторами могут быть чрезмерная грубость, бестактность, окрик, посягательство на личное достоинство.

Как правило, обострение агрессивности происходит в ситуации принижения престижа личности, при необходимом применении мер наказания. В таких ситуациях лучше обходиться без дополнительных рассуждений, не вступать с ними в затяжные дискуссии, использовать при общении нейтральные или уверенные интонации.

При неожиданной встрече с проявлениями агрессивности (например, став нечаянным свидетелем острой ситуации), необходимо под любым предлогом развести оппонентов. Если и этим конфликт не удается погасить, нужно провести профилактическую работу по предотвращению рецидива — установить причину конфликта, устранить, если возможно, условия его возникновения, т. е. попытаться поглубже разобраться в ситуации, а не просто наказать виновного. Необходимо отметить, что в общении с более слабыми осужденными они проявляют тенденцию к психологическому прессингу. Исходя из этого целесообразно ставить их на такие виды деятельности, которые требуют сосредоточенности и исполнительности, кропотливости и ответственности за порученное дело. Целесообразно назначать этих людей на работы, связанные с применением значительных физических усилий. В повседневной жизни им присущи плохо сдерживаемая импульсивность поведения, т. е. склонность действовать под влиянием внезапного побуждения [29].

При постоянном проявлении реакций указанного типа можно проконсультироваться по поводу конкретного осужденного у психиатра. Если явных отклонений не обнаружено, то целесообразно корректировать поведение путем включения этого человека в систему отношений взаимной ответственности и при выполнении соответствующих ему видов деятельности.

Наличие умственной отсталости у некоторых осужденных данной группы также определяет некоторые особенности их поведения (фиксируется множество мелких нарушений режима содержания, из-за непонимания предъявленных требований). По каждому факту необходимо тщательное разбирательство и разъяснение ситуации. Следует помнить, что умственно отсталые осужденные бывают равнодушны к таким мерам воздействия, как водворение в ШИЗО, ПКТ и более адекватно воспринимают легкие, но психологически значимые для них виды наказаний.

Довольно часто у осужденных четвертой классификационной группы проявляется тревожность, как относительно устойчивая специфическая характеристика личности, определяющая особенность ее реагирования на различные ситуации. Тревожность характеризуется субъективно переживаемыми эмоциями беспокойства,, озабоченности, которые провоцируют вспыльчивость и конфликтность.

В воспитательном плане рекомендуется ставить задачи осторожно и стараться избегать предъявления категоричных требований. Поощрять таких осужденных следует только за явно видимые и стабильнее результаты. Меры наказания следует применять после длительной беседы, убедив его в своей неправоте и необходимости такого воздействия. (Предлагаем читателю обратить внимание на безграмотность формулировки, искажающей смысл предыдущей фразы до противоположного – А.Х.) Наказание должно соответствовать тяжести совершенного проступка.

Выдвигать на ответственные должности этих лиц в органы самоуправления не рекомендуется. При возникновении в среде осужденных конфликтов, тревожную личность необходимо изолировать окружающих. Беседуя с данной категорией осужденных, не следует вступать с ними в пререкания. После сделанного замечания лучше уйти в тень и дать самостоятельно им обдумать свое поведение. При переводе с одного места работы на другое необходимо проявлять осторожность, т.к. они долго привыкают к новым условиям жизни и деятельности.

Пятую классификационную группу составляют осужденные, обладающие асоциальными установками, сильным типом личности. Характерными чертами представителей данной группы являются: эгоцентризм, устойчивая склонность к нарушению требований, преступность, низкая социальная отзывчивость, предубежденное отрицательное отношение к окружающим.

Они, как правило, редко совершают грубыe нарушения режима содержания, живут несколько обособленно, сопротивляются влиянию неформальных лидеров как положительной, так и отрицательной направленности.

Обладая богатым жизненным опытом и предприимчивостью, хорошо развитыми навыками общения, эти осужденные умеют вести себя надлежащим образом. Достаточно честолюбивы, стремятся комфорту и материальному благополучию, хорошо контролируют эмоции, объективно оценивают себя и окружающих. Поведение их в целом носит последовательный и продуманный характер.

Как правило, в период отбывания наказания такие лица не доставляют особых хлопот администрации пенитенциарного учреждения. При проведении воспитательных мероприятий главное условие — не выпускать их из-под своего контроля, чаще перемещать с одного места рабогы на другое. Тем не менее определить степень их исправления, исходя из содержательных признаков, весьма проблематично. В индивидуальном плане важно не допустить их негативного влияния на ближайшее окружение.

Шестая классификационная группа включаег осужденных, имеющие асоциальные установки, сильный тип личности с объективными задатками лидерских качеств, стремящиеся к занятию высокого социально-психологического статуса в неформальных группах. Доминирующими чертами представителей данного типа являются: озабоченность проблемой собственного авторитета, крайний эгоцентризм, устойчивая склонность к нарушению существующих социальных норм, преступность, повышенная возбудимость, импульсивность, низкая социальная отзывчивость.

Для них типична следующая модель поведения: стремление к организаторской деятельности, высокий уровень мотивации, направленной на достижение четких целей, выраженное стремление манипулировать другими, независимость суждений, решительность, склонность к риску.

С психологической точки зрения таких лиц вряд ли целесообразно совсем лишать сферы влияния, иначе возможен их переход в статус устойчивого неформального авторитета. Исходя из этого необходимо поручать им руководство организованными группами в различных видах деятельности, чтобы их личное влияние на других было не столь продолжительным. Следует, по мере возможности, заинтересовать их такими видами деятельности, которые могут оказать влияние на изменение системы их ценностных ориентации.

Другими словами, следует не развенчивать лидера при первой встрече с ним, а попытаться установить доверительные отношения, чтобы использовать его влияние в желаемом направлении. Если не удается это сделать, то необходимо сместить акцент на тех людей, которые составляет окружение этого человека. Поиск подходов к ним — переход от зависимости, развитие чувства собственного достоинства. Постепенно теряя опору, лидер может оказаться в одиночестве, и тогда возникнут благоприятные предпосылки для приобщения его к социальной деятельности под постоянным контролем со стороны администрации.

Как правило, лидеры отрицательной направленности не стремятся сами нарушать режим содержания, а предпочитают осуществлять противоправные действия чужими руками [1].

В этой связи говорить о личностно-ориентированном подходе при их исправлении проблематично. Более реально и предпочтительно использовать присущие им индивидуальные черты, главные из которых — способность оказывать влияние на других осужденных. При изучении личности в первую очередь необходимо выявить мотивы поведения сообразовывать с конкретной социальной ситуацией и прежде всего с особенностями той группировки, которую он возглавляет. Психологу необходимо стремиться к объективной и всесторонней оценке индивидуальных особенностей лидера, используя для этого повседневное и целенаправленное наблюдение, включая выявление его значимого социального окружения. Ценную информацию об особенностях его личности можно получить от тех осужденных, которые с ним конфликтуют или могут являться потенциальными жертвами конфликта.

Окончательное суждение об индивидуальных особенностях лидеров и способах влияния на их поведение желательно делать лишь на основе детального анализа результатов психологического тестирования, наблюдения за реальными видами деятельности.

В заключение отметим, что данные рекомендации рассчитаны на оказание помощи практическим работникам по коррекции нежелательного поведения прежде всего тех осужденных, в отношении которых задачи исправления обычно не достигаются или достигаются с большими трудностями (осужденные 4,5, 6 групп).

Применение совокупности методов воздействия, условий режима, труда, обучения должно учитывать и конкретные особенности личности осужденного, что обеспечивает действенность процесса перевоспитания.

Как считает В.Л. Васильев, изучение личности осужденного к моменту его освобождения из ИУ имеет большое значение для решения вопросов борьбы с рецидивной преступностью/

С ним нельзя не согласиться. С этой проблемой тесно связана проблема адаптации освобожденного к условиям нормального существования в обычной социальной среде на свободе. К сожалению, еще нередки случаи, когда лица, вышедшие из ИУ, вновь совершают преступления. И здесь встает проблема доказательства исправления человека, которая не менее актуальна, чем проблема доказательства виновности.

Обобщение опыта деятельности ИУ убеждает в необходимости проведения специальной работы по психологической подготовке осужденных к жизни в новых условиях. Психологическая подготовка выступает начальным и завершающим звеном в процессе исправления и перевоспитания осужденных. Эта подготовка осужденных заключается в активизации их психики, настроя их чувств, привычек, психических состояний в формировании установки на надлежащее поведение в новых условиях. С помощью таких целенаправленных психических воздействий у осужденного формируется психологическая готовность жить в новых условиях, которая обеспечивает быстрое включение его в новую социальную среду и деятельность в ней без дополнительной затраты энергии на преодоление внутреннего сопротивления и напряжения.

Вызвана психологическая подготовка и тем, что человек, попадая в новые условия жизни и социальную среду, встречается со специфическими трудностями, к преодолению которых он не всегда готов. Для осужденных такая встреча часто бывает неожиданной и вызывает реакции, неадекватные условиям ситуации и требованиям норм морали. Это часто усугубляется неправильным отношением окружающих к осужденным, что ведет к чрезмерному возбуждению или торможению нервных процессов и к нервным срывам. Осужденный начинает неверно оценивать свое поведение и поступки других людей и, как следствие, неправильно действовать. Психологическая подготовка помогает преодолеть инертность человеческой психики, ускоряет ее перестройку в связи с изменением обстоятельств.

Следует прежде всего активизировать положительные качества личности в процессе психологической подготовки осужденных к жизни в новых условиях. Можно сделать это обращением к лучшим сторонам личности, напоминанием ее былых заслуг, активизацией позитивных установок, морально-политических и правовых чувств, выражением уверенности, что осужденный оправдает доверие воспитателей и т. п. Психологическое воздействие, при котором осужденный получает информацию непосредственно, называется прямым. Примером этого вида воздействия могут служить психотерапевтические беседы с осужденным и совместный с ним анализ причин его прошлых действий и поступков. Психологическое воздействие называется косвенным, когда в процессе психопрофилактической беседы осужденный делает вывод о том, как ему поступать в том или ином случае на основе опыта других людей [42].

Освобождающихся из мест заключения лиц можно разделить условно на три категории:

1) лица, вполне исправившиеся в период отбытия наказания;

2) лица с дефектами воспитания;

3) лица, не исправившиеся в процессе отбытия наказания.

Процесс адаптации к условиям нормального существования в нормальной социальной среде после длительного срока лишения свободы - сложное явление, требующее активных волевых усилий, высоких нравственных и моральных качеств, хорошо развитого правосознания. Успех адаптации зависит от трех групп факторов. К первой группе относится личность самого освобожденного: его мировоззрение, черты характера, темперамент, интеллект, правосознание, мораль, нравственность, этика, специальность, трудовые навыки и т. д. Ко второй — условия внешней среды, окружающей личность освобожденного. Наличие жилья, прописки, семья и взаимоотношения с ней, работа, удовлетворенность ею и взаимоотношения с трудовым коллективом, тактика работников милиции, которые осуществляют надзору. К третьей группе относятся условия, в которых осужденный ИУ находился и которые сказываются на его поведении в первые месяцы свободы: организация трудового коллектива осужденных, срок пребывания в ИУ, учеба, воспитательное воздействие администрации и т. п.

Процесс адаптации освобожденных из ИУ завершается обычно к трем годам, а преобладающей их части - к одному году. Самое трудное время для адаптации - период от 3 до 6 месяцев. Именно в это время требуется наиболее интенсивная работа по управлению процессом социальной адаптации освобожденных, строгий контроль за их поведением в быту, в общественных местах, за сферой их общения. Если освобожденные из мест лишения свободы не устраиваются на работу или после трудоустройства оставляют ее, не имеют постоянного места жительства или систематически меняют его, нарушают общественный порядок и правила общежития, это свидетельствует о том, что процесс социальной адаптации протекает неудовлетворительно и есть реальная почва для рецидива [41; c.55].

Социальная адаптация считается успешной, если социально полезные связи освобожденного от наказания в основных сферах жизнедеятельности установлены и не имеют существенных отклонений. Нормально адаптированный освобожденный порывает связи с преступной средой и другими лицами, чье поведение характеризуется как антиобщественное, не злоупотребляет алкоголем, не допускает правонарушений.

Общественными являются миротворческие усилия церкви, ее вклад в восстановление и учреждение общечеловеческих норм и ценностей. Речь здесь идет не о религиозных объединениях как коллективном субъекте ценnpa социальной адаптации, а об участии в работе центра верующих и религиозных деятелей в качестве отдельных лиц.

Сложный процесс ресоциализации, перевоспитания и возвращение в общество лица, совершившего преступление, начавшийся на первом его допросе у следователя, заканчивается после его полной адаптации к условиям нормального существования в нормальной социальной среде.


Глава 2. Технологии социальной работы с лицами, отбывающими наказание в учреждениях СИЗО

2.1 Анализ уровня социально-психологической адаптации лиц, отбывающих наказание в учреждении СИЗО г. Шадринск

В рамках исследования в СИЗО г.Шадринск было проведено исследование уровня и возможностей социально-психологической адаптации осужденных.

Исходя из существующих классификации психопатических расстройств, большинство выявленных у осужденных аномалий психического склада можно расположить в рамках следующих состояний: эпилептоидные (возбудимые), шизоидные (экспансивные, эмоционально-тупые, сензитивные), гипертимные (с повышенной активностью), эмоционально-лабильные (неустойчивые, циклоидные), истероидные, психастеничные, паранойяльные.

Осужденным с эпилептоидными психопатоподобными проявлениями свойственны аффективная взрывчатость, склонность к возникновению злобно-тоскливого настроения с чувством внутренней раздражительности, недовольство окружающим. Такие реакции наблюдаются под влиянием незначительных ситуационных факторов и сопровождаются актами агрессии. Подобные состояния часто служат основой преступного поведения. Главную роль при этом начинают играть инстинктивные влечения и примитивные эмоции, при которых ослабляется контроль над собой, проявляется несдержанность и элементы эксплозивности. Преступные действия этих лиц отличаются особой жестокостью и дерзостью, причинением потерпевшим серьезных увечий. От других осужденных они отличаются мстительностью, злопамятностью, подозрительностью. Эти особенности накладывают отпечаток на совершение агрессивных действий, которые на первый взгляд кажутся психологически непонятными, немотивированными, и лишь знание структуры этих личностей позволяет приблизиться к пониманию механизма преступного поведения. Осужденные с психическими девиациями эпилептоидного (возбудимого) круга нередко совершали преступления насильственного характера. Более чем в половине случаев эпилептоидные типы являлись лидерами, организаторами групповых преступлений хотя могли совершать преступления и в одиночку.

Осужденные с шизоидными психопатическими чертами представляют смешанную группу, различающуюся определенными признаками. Типичными чертами этой категории лиц являются внутренняя замкнутость, скрытность, отгороженность от окружающих. В эмоциональной сфере доминируют холодность, эмоциональное отчуждение, отсутствие чувства сопереживания, неспособность вжиться в переживания других. Часто эти качества причудливо переплетаются с повышенной чувствительностью, наличием ряда сексуальных комплексов. Их мышление и поступки крайне парадоксальны, и идут вразрез с мнением окружающих. Наибольшая криминогенная активность отмечается у стеничных психопатов. Преобладание рассудочной деятельности над эмоциональной сферой, высокая волевая направленность и отгороженность от окружающих при внешней активности делают совершаемые ими преступления особо изощренными, и имеющими значительные негативные социальные последствия. Холодный расчет и отсутствие эмоциональных переживаний, неспособность оценивать душевные движения других, парадоксальность суждений позволяют этим лицам совершать наиболее циничные и поражающие своей расчетливостью преступления. При видимой отгороженности, они неуклонно стремятся к лидерству, а с лицами, оказывающими сопротивление, жестко и обычно скрытно расправляются. Осужденные с такими патохарактерологическими особенностями нередко становятся авторитетами в преступных группировках.

Отличительными чертами осужденных, отнесенных к категории эмоционально-тупых, является выраженная бедность эмоциональной сферы, которая нередко сочетается с признаками умственной отсталости. Примитивность интересов, отсутствие адекватного осмысления окружающего, замкнутость и отгороженность накладывают отпечаток и на совершаемые ими преступления — весьма циничные, внешне немотивированные, злобные, с садизмом и издевательствами над жертвой. Раскаяние в содеянном и психологически понятное объяснение у них отсутствуют. Направленность волевых усилий осужденных с аномалиями психики шизоидного типа постоянно реализуется в криминальных поступках. Практика показывает, что меры исправительного характера, применяемые к ним, как правило, в силу их ригидности, остаются малоэффективными.

Экспансивные и эмоционально-тупые шизоидные личности впрочем как и эпилептоидные, относятся к группе с повышенной криминогенной активностью. К этой же категории принадлежат и гипертимные типы. Постоянная активность, общительность, склонность к риску и азарту, реализации сиюминутных желаний, стремление к лидерству — основные, доведенные до гротеска, черты этих преступников. Отсутствие критичности, преобладание инстинктивной сферы, сверхактивность, авантюрная и асоциальная направленность интересов приводят к рецидиву преступлений, совершаемых, как правило, в состоянии алкогольного опьянения.

Повышенную криминогенную опасность представляют лица с паранойяльными психопатическими чертами. Хотя в общей массе осужденных их доля незначительна (4-5%), они, в силу присущих им особенностей, совершают наиболее тяжкие преступления против личности. Главной чертой осужденных этого типа является склонность к образованию сверхценных идей, которые имеют малую тенденцию к обратимости, но оказывают значительное влияние на поведение. Это угрюмые и злопамятные люди, склонные в каждом видеть недоброжелателя, грубые и бестактные, настойчивые и упрямые. Им присущи односторонние интересы, недоверчивость, подозрительность, повышенная самооценка и эгоцентризм. Частые столкновения и конфликты с окружающими, неудачи лишь прибавляют им силы для дальнейшей борьбы. При наличии таких особенностей они совершают тяжкие преступления против личности. Это часто происходит в связи с имеющимися у них специфическими образованиями - сверхценными привязанностями или неприязнью, патологическими идеями ревности, сверхценными переживаниями обиды с упорной тенденцией к реализации мести, фантазированиями, влечениями. Круг их преступлений, как правило, «ограничивается» убийствами, тяжкими телесными повреждениями и разбоями.

Промежуточное положение, с точки зрения криминальной активности, составляют преступники с неустойчивыми, эмоционально-лабильными, циклоидными и истероидными психопатическими чертами. Наиболее общими для них являются легкая смена настроения, эмоциональная несдержанность, нестойкость устремлений и интересов, поверхностность, недостаточность волевой сферы Чаще всего они совершают кражи, грабежи, разбои и хулиганство.

Таблица 2.1

Показатели социальной адаптации

Возможность

выполнять социальные функции

успешно строить отношения с коллективом, семьей

Способность

к продуктивному обучению и труду

к самообслуживанию

к полноценному отдыху

Адекватность

в восприятии окружающей действительности

в восприятии самого себя

в отношениях с окружающими

Соответствие

между целями, действиями и реально достижимыми результатами

между самооценкой и оценкой окружающих

Изменчивость поведения в соответствии с требованиями ситуации в соответствии с ролевыми ожиданиями

Жизненные цели и ценностные ориентации закладываются главным образом в семейном воспитании, а их поведенческая реализация происходит у заключенных преимущественно в социальной среде. Проблемы в социальной адаптации заключенных, находящихся в местах лишения свободы, в значительной степени обусловлены противоречиями между психопатическими особенностями личности несовершеннолетних преступников и требованиями социальной среды.

Целью экспериментального исследования является анализ влияния особенностей личности заключенных, находящихся в местах лишения свободы, на успешность социально-психологической адаптации.

Задачи экспериментального исследования:

1. Выявить уровень социальной адаптации заключенных.

2. Изучить особенности личности заключенных.

3. Проанализировать основные направления социальной адаптации заключенных, находящихся в МЛС.

В экспериментальном исследовании приняли участие 58 заключенных СИЗО г. Шадринск в возрасте 18-37 лет.

В исследовании использовались следующие методики: методика «Анкета социальной адаптации» (приложение 1), «Что вы знаете о себе» или выявление акцентуации характера» К. Леонгарда (приложение 2), сокращенный вариант висбаденского опросника к методу позитивной психотерапии и семейной психотерапии (приложение 3), «Диагностика социально-психологической адаптации» К. Роджерса и Р. Даймонда (приложение 6).

Кратко охарактеризуем их.

«Анкета социальной адаптации»

Данная методика проходила апробацию на примере заключенных-сирот. Эффективность социальной адаптации оценивалась экспертами - социальными педагогами, теми взрослыми, кто хорошо знаком с жизнью заключенных, самими выпускниками, - в виде беседы, опроса по шкалам анкеты. Социальную адаптацию мы рассматриваем в широком смысле и включаем в нее различные стороны жизни. Это позволяет нам более качественно оценить успешность самостоятельного функционирования выпускников.

Эффективность социальной адаптации оценивалась по 13 критериям, включающим в себя учебную, бытовую, социально-психологическую, собственно социальную адаптацию. Каждый критерий оценивался в баллах от 0 до 3, в зависимости от успешности адаптации. Общий критерий адаптированности представляет собой среднее арифметическое всех тринадцати оценок. При его значении в пределах от 2,5 до 3 постулировался высокий уровень социальной адаптации, при значениях 2-2,4 средний уровень адаптации, в пределах от 1,5 до 2 диагностируется проблемная адаптация и ниже 1,4 - дезадаптация.

«Диагностика социально-психологической адаптации» К. Роджерса и Р. Даймонда

Человек, с точки зрения гуманистической психологии, по природе своей стремится к росту, здоровью, самореализации, способен свободно и осознанно осуществлять выбор и нести ответственность за него. Этим принципам соответствует образ адаптивного человека - активного, напористого, оптимистичного, самостоятельно принимающего решения и управляющего своей жизнью по своему усмотрению. "Он может сам найти для себя нормальные, здоровые способы удовлетворения своих потребностей посредством социально одобряемого поведения", - пишет основоположник клиент-центрированной терапии и консультирования К.Роджерс в монографии "Консультирование и психотерапия". Свобода для Роджерса - это внутреннее чувство: "Единственный, кто отвечает за мои собственные действия и их последствия - это я сам". Внутренняя свобода не означает свободу от общества, напротив. гуманистическая психология подчеркивает важность межличностных отношений для здоровья и роста личности.

Методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда позволяет измерить характеристики, соответствующие вышеописанному образу адаптивного человека. Это следующие характеристики:

1. Эмоциональный комфорт - спокойное, уравновешенное состояние, когда человек всем доволен, оптимистичен, открыто выражает свои чувства, свободен от страха и тревоги.

2. Самопринятие - человек понимает и ценит себя, хорошо относится к себе.

3. Принятие других - ладит с окружающими, устанавливает с ними теплые, добрые отношения, терпимый к людям.

4. Интернальность - чувство контроля над собственной жизнью, человек активный, ответственный, способный принимать решения и настойчиво достигать целей.

5. Доминирование в противоположность ведомости - независимый, старается быть среди лучших, мыслить и действовать самостоятельно.

6. Адаптивность - интегральная характеристика, включающая в себя эмоциональный комфорт, общее позитивное отношение к себе, людям и миру, самоконтроль и чувство власти над своей жизнью вместе с принятием правил и требований общества.

Опросник личностный. Предназначен для изучения особенностей социально-психологической адаптации и связанных с этим черт личности.

Стимульный материал представлен 101 утверждением, которые сформулированы в третьем лице единственного числа, без использования каких-либо местоимений. По всей вероятности, такая форма была использована авторами для того, чтобы избежать влияния «прямого отождествления». То есть ситуации, когда испытуемые сознательно, напрямую соотносят утверждения со своими особенностями. Данный методический прием является одной из форм «нейтрализации» установки тестируемых на социально-желательные ответы.

В методике предусмотрена достаточно дифференцированная, 7- бальная шкала ответов.

Каждый из показателей рассчитывается по индивидуальной формуле, найденной, по всей вероятности, эмпирическим путем. Интерпретация осуществляется в соответствии нормативными данными, рассчитанными отдельно для заключенных и взрослой выборки.

«Что вы знаете о себе» или выявление акцентуации характера» К. Леонгарда

Тест предназначен для выявления акцентуации личности. Теоретической основой теста является концепция «акцентуации личностей» К. Леонгарда, который считает, что присущие личности черты могут быть разделены на основные и дополнительные. В случае яркой выраженности основные черты характера становятся акцентуациями характера.

Тест содержит 10 шкал, в соответствии с 10 выделенными Леонгардом типами акцентуированных личностей, и состоит из 88 вопросов, на которые надо ответить «да» или «нет».

Висбаденский опросник к методу позитивной психотерапии и семейной психотерапии (сокращенный вариант).

Опросник личностный. Предназначен для диагностик ряда особенностей характера человека, а также сферы его межличностных, в первую очередь, семейных отношений.

Методика предложена Н. Пезешкианом при сотрудничестве X. Дайденбаха.

ОПИСАНИЕ ШКАЛ WIPPF

Все описанные в этих шкалах способности или механизмы реагирования на конфликты являются конструктами, т.е. "принятыми или выявленными качествами, которые скрываются за воспринимаемыми текстовыми вопросами".

"Актуальные способности являются гипотетическими конструктами на среднем уровне абстрагирования... В этом смысле они означают, что поведение состоит не только из совокупности отдельных поступков, но и подчинено определенным закономерностям, которые управляют ими".

Актуальные способности являются "социальными и общественными нормами, переменными социализации..., ролевыми стабилизаторами..., групповыми признаками".

В психологической и медицинской литературе дается указание на такие конструкты, как чистоплотность, аккуратность, пунктуальность и пр. "особенно при нарушении поведения, психосоматических расстройствах, неврозах и психозах".

Предусмотрены 4 варианта ответов, которые при обработке переводятся соответственно в следующие баллы: да - 4 балла, скорее да - 3 балла, скорее нет - 2 балла, нет - 1 балл. Каждому конструкту на их полюсах соответствуют синонимичные существительные, прилагательные, глаголы и выражения.

В целях настоящего исследования не рассматривались такие шкалы как: «сексуальность-нежность», «любовь» и «вера, религия, церковь». Так как они не отражают степень социальной адаптации подростка с ограниченными возможностями.

С целью исследования социальной адаптации заключенные были опрошены по Анкете социальной адаптации.

Результаты анализа представлены в таблице 2.2:

Таблица 2.2

Анализ уровня социальной адаптации по методике «Анкета социальной адаптации»

Показатель Общий критерий адаптированности
Дезадаптация Проблемная адаптация Средний уровень адаптации Высокий уровень адаптации
Число заключенных, % 3 24 33 40

На основании данной таблицы можно сделать вывод о том, что в целом исследуемая группа заключенных характеризуется высоким и средним уровнем социальной адаптации, что обусловлено прежде всего проводимой с ними в СИЗО психологической и воспитательной работой.

Выявим степень адаптированности заключенных и психологические возможности адаптации.

Результаты анализа социально-психологической адаптации представим в виде таблицы 2.3 и рисунка 2.1:

Таблица 2.3

Анализ результатов исследования уровня социально-психологической адаптации заключенных, находящихся в МЛС

Показатель Низкий уровень, % Средний уровень, % Высокий уровень, %
1. «Адаптация» 26,0% 33,0% 41,0%
2. «Приятие других» 31,0% 32,0% 37,0%
3. «Интернальность» 21,0% 38,0% 41,0%
4. «Самовосприятие» 27,0% 34,0% 39,0%
5. «Эмоциональная комфортность» 28,0% 31,0% 41,0%
6. «Стремление к доминированию» 28,5% 29,0% 42,5%

На основании данной таблицы можно сделать вывод о том, что низким уровнем адаптированности характеризуются в среднем 27% испытуемых, что коррелируется с результатами предыдущей методики. Наиболее развиты у всех испытуемых такие показатели как «приятие других», «эмоциональная комфортность», что также обусловлено спецификой проводимой с ними реабилитационной работы. Представим данные таблицы 2.2 на рисунке 2.1.


Рис. 2.1. Анализ уровня социально-психологической адаптации заключенных с ограниченными возможностями

Итак, на основании данной таблицы и рисунка можно сделать вывод о том, что в целом низкий уровень изучаемых показателей отмечен у 27% заключенных, средний уровень у 33% и высокий уровень у 40%.

Таким образом, оценка эффективности социальной адаптации показала достоверность полученных данных о социально-психологической адаптации. Особенностью адаптации исследуемых групп заключенных является сравнительно высокие показатели социально-психологической и собственно социальной адаптации.

Анализ возможностей социально-психологической адаптации по висбаденскому опроснику представлен в таблице 2.4.

Таблица 2.4

Анализ возможностей социально-психологической адаптации

Показатели Средний балл заключенных высоким уровнем адаптации Средний балл заключенных с низким уровнем адаптации
Аккуратность 10 8
Бережливость 9 7
Чистоплотность 9 6
Вежливость 10 8
Контакты 11 6
Доверие 11 5

Таким образом, анализ возможностей социально-психологической адаптации по висбаденскому опроснику показал, что у заключенных с высоким уровнем адаптации развиты такие черты характера как аккуратность, чистоплотность, вежливость, бережливость и как самое главное контакты и доверие.

У заключенных с низким уровнем адаптации наименее развиты прежде всего контакты и доверие, определяющие их взаимоотношение с внешним миром. Так как социальная адаптация предполагает прежде всего взаимодействие с социальным окружением, то низкий уровень доверия к окружающим и нежелание вступать в контакты обусловливают низкую адаптацию. Таким образом, можно сделать вывод о том, что уровень социально-психологической адаптации определяется особенностями подростка и его отношением с окружающими.

Для методики по выявлению акцентуации характера (по К. Леонгарду) (см. приложение 2) для каждого респондента была составлена таблица ответов [Таблица 1 Приложение 5] и таблица баллов [Таблица 2 Приложение 5]

В таблице 1 по горизонтали отложены номера опрошенных заключенных, а по вертикали номера вопросов теста. В ячейках таблицы ответу «да» соответствует «1», ответу «нет» - «0».

Затем был проведен анализ и даны краткие характеристики каждому подростку. Например, у 1-ого опрошенного человека преобладает эмотивный тип характера, который означает, что для этого человека характерны эмоциональность, чувствительность, тревожность, болтливость, боязливость, глубокие реакции в области тонких чувств. Наиболее сильно выраженная их черта - гуманность, сопереживание другим людям или животным, отзывчивость, мягкосердечность, они радуются чужим успехам. Впечатлительны, слезливы, любые жизненные события воспринимают серьезней, чем другие люди.

Акцентуация личности 2-ого опрошенного человека - эффектно - экзальтированный тип, яркой чертой которого является способность восторгаться, восхищаться, а также улыбчивость, ощущение счастья, радости, наслаждения. Эти чувства у них могут возникать по причине, которая не вызывает большого подъема, они легко приходят в восторг от радостных событий и в полное отчаяние - от печальных. Им свойственна высокая контактность, словоохотливость, влюбчивость. Такие люди часто спорят, но не доводят дело до открытых конфликтов. Они привязаны к друзьям, близким, альтруистичны, имеют чувство сострадания, хороший вкус, проявляют яркость искренность чувств.

У 3-его опрошенного человека по тревожному и эмотивному типам характера набрано равное количество баллов, это значит, что у него преобладают два эти типа. Тревожный тип - людям данного типа свойственна низкая контактность, минорное настроение, робость, пугливость, неуверенность в себе. Свойственные им с детства обидчивость, чувствительность, застенчивость мешают сблизиться с теми, с кем хочется, особым слабым звеном является реакция на отношение к ним окружающих. Непереносимость насмешек, подозрения сопровождаются неумением постоять за себя, отстоять правду при несправедливых обвинениях. Редко вступают в конфликты с окружающими, играя в них в основном пассивную роль, в конфликтных ситуациях ищут поддержки и опоры. Они обладают дружелюбием, самокритичностью, исполнительностью. Вследствие своей беззащитности нередко служат козлами отпущения, мишенью для шуток.

Таким образом были обработаны все 58 анкет. Результаты представлены в сводной таблице (таблица 2.5). В столбцах указано количество человек, набравших определенное количество баллов по каждому параметру.


Таблица 2.5

Сводная таблица ответов респондентов для методики выявления акцентуации личности

Баллы

Тип характера

20 - 24 15 – 19 0 - 15
1 Демонстративный 7 26 25
2 Застревающий 4 16 38
3 Педантичный 12 20 26
4 Возбудимый 10 37 11
5 Гипертимный 18 23 17
6 Дистимический 0 35 23
7 Тревожно-боязливый 5 5 48
8 Эффектно-экзальтированный 4 17 37
9 Эмотивный 10 32 16
10 Циклотимный 3 41 14

Для более наглядного представления результаты представлены на диаграмме. (рисунок 2.2)

Рис. 2.2. Результаты распределения ответов респондентов по методике выявления акцентуации личности


Таким образом, мы видим, что среди заключенных преобладает гипертимная акцентуация характера, а самую малочисленную группу представляет дистимическая и циклотимная. Можно предположить, что подавляющему большинству современных заключенных не свойственно сочувствие и сопереживание, а на первом месте для них действие.

В исследуемой группе заключенных с хорошей адаптацией более 40%, что обусловлено проводимой с ними коррекционной работой.

Заключенные с хорошей адаптацией обладают высокими показателями таких качеств как «адаптация», «приятие других», «интернальность», «самовосприятие», «эмоциональная комфортность», «стремление к доминированию». Возможности социальной адаптации данной категории заключенных обусловлены такими чертами как: аккуратность, бережливость, чистоплотность, вежливость, контакты и доверие. У данной группы заключенных выделены неустойчивые, эмоционально-лабильные, циклоидные и истероидные психопатические черты акцентуация характера.

Заключенные с плохой адаптаций составляют около 60% испытуемых. Данная категория характеризуется такими показателями как неприятие других, отсутствие интернальности, низкая самооценка, эмоциональный дискомфорт. Низкие возможности социальной адаптации данной категории испытуемых обусловлены преимущественным развитием таких черт характера как неаккуратность, расточительность, неряшливость, грубость, замкнутость и недоверчивость. К данной группе заключенных относятся осужденные с психическими девиациями эпилептоидного, шизоидного, гипертимного и паранойяльного круга.

Таким образом, на основании полученных данных был сделан вывод о том, что степень социальной адаптации лиц, отбывающих наказание в СИЗО определяется выраженными у них акцентуированными чертами характера.

2.2 Технологии повышения уровня социальной адаптированности лиц, отбывающих наказание в СИЗО г. Шадринск методами социальной работы

Освобождению осужденных от отбывания наказания предшествуют подготовительные мероприятия, которые начинаются задолго до освобождения. Осужденные провели определенное, иногда достаточно длительное время, в условиях изоляции от общества, вдали от семьи, от бывшего места работы, от привычной для них обстановки. Прервались их многие социальные связи. Поэтому подготовка к освобождению должна способствовать их социальной адаптации после прибытия к месту жительства. В широком смысле подготовка к освобождению длится в течение всего времени отбывания наказания. Осужденный получает новую специальность, осваивает трудовые навыки, повышает общеобразовательный уровень - все это облегчит получение им работы после освобождения, даст возможность лучше организовать свой быт. Свидания, посылки, передачи, телефонные переговоры с родными и близкими позволяют сохранить связи с семьей, препятствуют распаду семей.

Важным показателем характеристики осужденных является род занятий. Анализируя род занятий осужденных к моменту ареста, видно, 35,1% нигде не работали и не учились. Этот последний показатель особенно настораживает, тем более что он постоянно растет. За истекшие 25 лет доля, не имевших к моменту ареста определенных занятий, осужденных выросла более чем в 3 раза. [63,105]

Служба занятости Курганской области в 2008 году проводила опрос освобождающихся из мест лишения свободы на предмет профессиональной подготовки и образования. В ходе исследования было выяснено, что неполное среднее образование имеют 25% опрошенных, среднее общее -35% и начальное профессиональное - 40% опрошенных. Никто из опрошенных не имел высшее образование. Преимущественное большинство имеют специальность - 80%, а остальные 20% ее не имеют.[63,107]

Эти данные говорят о том, что в исправительных учреждениях необходимо уделять особое внимание общеобразовательной и профессиональной подготовке. Общеобразовательные программы направлены на решение задач адаптации личности к жизни в обществе, на создание основы для осознанного выбора и освоения профессии, а профессиональные программы - на подготовку специалистов соответствующей квалификации. Высокий образовательный уровень является сдерживающим фактором, препятствующим совершение преступление.

Согласно ст. 112 УИК в исправительных учреждениях организуется обязательное получение осужденными к лишению свободы, не достигшими возраста 30 лет, основного общего образования.

За время пребывания в местах лишения свободы большая часть осужденных утрачивают профессиональные навыки из-за отсутствия работы в ИУ. У многих осужденных эти навыки просто отсутствуют, а другая часть получают или имеют профессиональную подготовку по профессиям, которые не пользуются спросом на рынке труда. Поэтому важное значение в процессе подготовки к освобождению имеет профессиональное образование и профессиональная подготовка [переподготовка, повышение квалификации). Отсутствие трудовой специальности у освобожденного нередко приводит к совершению рецидива. Многие заключенные понимают насколько это важно и просят бизнесменов помочь им в приобретении профессии, которая бы пользовалась спросом на рынке труда, например, программиста, что требует оборудование компьютерного класса. У государства нет на это денег и естественно, что в этом могут помочь только предприниматели. Теоретически в колониях можно получить очень даже не плохие специальности: автослесарь, сапожник, парикмахер. Такие специалисты пусть и не будут купаться в золоте, но без куска хлеба не останутся.

В соответствии со ст. 108 УИК в исправительных учреждениях организуется обязательное начальное профессиональное образование (подготовка) осужденных, не имеющих профессии (специальности), по которой они смогут работать в ИУ и после освобождения из него. Речь идет о том, чтобы, во-первых, дать осужденному специальность, по которой ему может быть предоставлена работа в ИУ, поскольку от труда осужденных во многом зависит его юридический статус, вплоть до возможности представления к условно-досрочному освобождению. Однако очень часто исправительные учреждения в основном готовят по профессиям для своего внутреннего производства, не ориентируясь на внешний рынок труда. Поэтому с целью решения данной проблемы, Уголовно-исполнительный кодекс предусмотрел второй момент, а именно, обеспечение осужденного специальностью, которая бы пользовалась спросом на рынке труда после освобождения с тем, чтобы отсутствие такой специальности не стало фактором, толкающим осужденного к совершению новых преступлений.[63,100]

Профессиональную подготовку осужденные могут получить в профессионально-технических училищах (и их филиалах) и непосредственно на производстве исправительных учреждений. [63,345] К сожалению, в 1992 году во многих учреждениях ГУИН были закрыты школы и ПТУ, многие предприятия перестали работать, что естественно отразилось на возможностях получения профессии. Сейчас ПТУ и производства опять пытаются восстановить, но на это потребуется определенное время. [28,8]

В Курганской области при учреждениях исполнения наказаний работают 11 профессиональных училищ и 3 отделения при Управлении начального профессионального образования. Динамика контингента обучающихся увеличивается, в связи с растущей потребностью осужденных в получении начального профессионального образования, (прил.1) В 2000 году Совместным приказом Министерства образования РФ и Главного управления профессионального образования и науки администрации Курганской области от 29.08.2000 г. было открыто профессиональное училище №14. Данное профессиональное учреждение было открыто в г. Златоусте при исправительном учреждении ЯВ - 48/25. Кроме того, в учреждениях начального профессионального образования: ПЛ (профессиональный лицей) №13, ПЛ №30, ПУ (профессиональное училище) №31 были открыты 3 отделения по подготовке специалистов из числа осужденных в УИН г.г. Магнитогорска, Кыштыма, Бакала (постановление Губернатора №620 от 31.12.1998 г. «Увеличение числа обучающихся в ПУ УИС на 600 чел.»).[59] Подготовка специалистов в профессиональных училищах при УИН ведется для отраслей экономики: машиностроения, строительства, легкой промышленности. Профилирующие профессии, по которым осуществляется подготовка в ПУ: сварщик, станочник (металлообработка), токарь-универсал, слесарь - ремонтник, слесарь механосборочных работ, электромонтер по ремонту и обслуживанию электрооборудования, мастер столярного и мебельного производства, оператор швейного оборудования.

В странах Западной Европы и в Америке заключенным, также как и в России, предоставляется возможность освоить профессию по месту отбывания наказания. Так, в США в некоторых тюрьмах заключенные могут обучаться по программе колледжа, могут получить высшее. образование с помощью мобильных систем и современных информационных технологий. В Германии и Англии заключенные получают возможность приобрести навыки работы на персональном компьютере, навыки программирования, они овладевают иностранным языком и основами какой-либо профессии. [6,21]

В Финляндии главным принципом организации обучения является то, что тюрьмы не имеют своих собственных учебных заведений и учителей, а обучение организуется в сотрудничестве с внешними учебными учреждениями. Осужденный желающий учиться и получить профессию обращается за помощью к инспектору по образованию, который есть в каждой тюрьме. Инспектор, выслушав пожелание заключенного, решает, в какое учебное заведение лучше обратиться, чтобы организовать сам процесс обучения: если позволяет режим тюрьмы, осужденные могут обучаться за пределами мест заключения; если же заключенный изолирован в закрытой тюрьме, инспектор договаривается с учебным заведением об организации обучения в специально оборудованных учебных классах в самой тюрьме.

Таким образом, полученное в тюрьме образование в полной мере соответствует образованию, полученному в рамках общей системы образования в стране. Учащийся, успешно сдавший экзамен, всегда получает письменное удостоверение обычного учебного заведения и то, что образование получено в тюрьме, нигде не указывается. Почти половина профессионального обучения финансируется общими органами образования и муниципалитетами, а остальная часть - тюремными властями. [3,34]

В пенитенциарных учреждениях Англии, как и в других странах, обеспечивается выполнение образовательной программы, включающей профессиональное обучение. Заключенные имеют возможность поступать в колледжи дальнейшего образования, где можно пройти курс профессионального обучения; сдать экзамены за курс средней школы, дающие право поступать в высшие учебные заведения Великобритании, получить навыки общения и самостоятельной жизни. Сотрудники отдела образования составляют план работы с каждым осужденным. Преподаватели модифицируют некоторые разделы курса, приближая их усвоение к индивидуальным запросам заключенных, их возможностям и опыту их прежней работы. По окончании курсов профессионального обучения заключенные получают сертификаты по данной специальности. 78 тюремных учреждений предоставляют заключенным возможность получать высшее образование в Открытом университете. Заключенные имеют также право получить вечернее и заочное образование. [37,137]

В данном вопросе наша страна не является исключением. Вот уже более 6-ти лет ГУИН проходит эксперимент: более 500 заключенных заочно обучаются в высших учебных заведениях. Лидер по числу узников-студентов Северо-Западный политехнический институт в Санкт-Петербурге. В 1999 году ГУИН заключил соглашение с Московским государственным университетом экономики, статистики и информатики (МЭСИ] о развитии проекта «Дистанционное образование в пенитенциарной системе России». В 6 субъектах Российской Федерации появились студенты - заочники МЭСИ за колючей проволокой. В прошлом году осужденные обучались так называемым кейс - методом, т.е. они получали дипломат с учебниками и занимались, когда хотели. В настоящее время ГУИН направил заявку в ЮНЕСКО на получение гранта для создания компьютерной сети. Это позволило бы обучать заключенных на расстоянии в режиме реального времени [28,8]

Другие университеты тоже включаются в эксперимент с высшим образованием. Например, в 2000 году Самарский филиал Современного гуманитарного института (СФГСИ) приступил к реализации уникального проекта, на основе долгосрочных договорных отношений вуза и тюрьмы, «Через дистанционное образование - борьба с криминализацией общества и движение к цивилизованному рынку труда без дополнительного бюджетного финансирования».[6,21] Студентами могут стать только те, кто преступил Закон впервые. Оплата за обучение невысокая. Обучение в гуманитарном институте проводится в очно-заочной форме по новейшим дистанционным технологиям, которые предусматривают самостоятельную активность студента. Результаты психологического тестирования показывают, что благодаря применению дистанционной технологии образования у них развиваются и укрепляются такие качества, как целеустремленность, ответственность, способность принимать конструктивные решения, значительно повышается уровень их интеллекта. Развитие таких качеств у заключенных имеет большое значение для становления их личности, характера. Ведь, как правило, основной контингент обитателей колонии -люди, не имеющие четкой социальной идентификации, и это во многом стало причиной их агрессивной настроенности по отношению к социуму, их неспособности вести нормальную жизнь, соблюдая законы и нормы цивилизованного общества. Преподаватели отмечают у заключенных энтузиазм, восприимчивость, прилежание, стремление проявить творческую активность. Они уже не мыслят себя только преступниками. Уже сейчас эти студенты имеют четкую мотивацию, в чем значительно выигрывают по сравнению со своими «свободными» сверстниками.

В перспективе, совместно с ГУИН и областным департаментом занятости филиал института планирует создать производственно-консалтинговые инкубаторы для дипломированных освобожденных, чтобы дать им навыки работы по специальности, способствовать профессиональной и социальной адаптации. Служба занятости готова помочь освобожденным из мест лишения свободы с дипломами в адаптации вместе с ГУИН (государственное управление исполнения наказаний) и СГИ: планируется предоставить выпускникам возможность организовать в колонии свое предприятие.

Пока эксперименты с высшим образованием для осужденных можно назвать незаконными, в том смысле, что они не разрешены, но и не запрещены. Никаких инструкций на этот счет нет. Но в концепции реформирования уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции уже есть несколько пунктов, касающихся высшего образования. Желающих учиться много, и в ГУИНе уверены: среди образованных осужденных будет гораздо меньше желающих вернуться в тюрьму.

Реформирование уголовно-исправительной системы осуществляется с целью гуманизации содержания осужденных, усиления защиты их прав и законных интересов. Эта система причастна к социально-трудовой адаптации освобожденных из мест лишения свободы, так как дезадаптация возникает вследствие пребывания осужденного в ее учреждениях. Только этой системе доступно повлиять на сохранение должного здоровья и профессионального статуса работника из числа осужденных, и тем самым сохранить необходимый потенциал для последующей после освобождения социально-трудовой адаптации. Органы и учреждения службы занятости решают проблему трудоустройства бывшего осужденного, основываясь на том потенциале, с которым он вышел из мест лишения свободы.

Очевидна взаимная заинтересованность этих двух систем в результатах деятельности друг друга. Позитивные результаты их совместной деятельности благоприятно сказываются на социальном благополучии как самого бывшего заключенного, так и общества. Серьезные усилия необходимо сосредоточить на совершенствовании, механизма взаимодействия учреждений УИС и федеральной службы занятости.

Основой механизма взаимодействия должна стать индивидуальная программа социально-трудовой адаптации осужденного, которая включала бы два раздела - меры до освобождения и после освобождения. Индивидуальные программы, разрабатываемые совместно службой занятости, осужденными и администрацией исправительного учреждения включают: реабилитационно-экспертную диагностику, оценку адаптационного потенциала, адаптационный прогноз и определение мероприятий, позволяющих осужденному поддерживать имеющийся социально-трудовой статус и повысить адаптационный потенциал, профессиональный статус до освобождения и мероприятия, необходимые для его социализации после освобождения, в том числе по трудовому устройству.

Механизм взаимодействия должен базироваться на следующих положениях [57,29]:

1. индивидуальный подход на основе индивидуальных программ реабилитации, включая меры медицинского и психологического характера до и после освобождения осужденного;

2. строго добровольное осуществление этих мер, начиная с момента изменения вида исправительного учреждения (для колоний- поселений — с момента поступления), но не менее чем за 6 — 12 месяцев;

3. подключение службы занятости до истечения срока лишения свободы (экспертиза профессиональных возможностей, профессиональная ориентация, профессиональное обучение профподготовка, собственные и совместные с исправительным учреждением учебные и рабочие места и т.д.);

4. совместное перспективное целевое планирование через региональные программы по организации занятости (для определения порядка финансирования) на основе индивидуальных программ.

Многое из того, что здесь перечислено уже делается в Курганской области и довольно таки успешно.

Порядок оказания помощи освобождаемым из мест лишения свободы определен уголовно- исполнительным законодательством.

Межведомственный нормативный акт - совместное указание Министерства внутренних дел и Федеральной службы занятости России, принятый 28 сентября 1992 года обязывает администрацию исправительного учреждения за шесть месяцев до освобождения осужденного начинать работу по трудовому и бытовому устройству освобождающихся. На основании письменного заявления осужденного администрация ИТУ направляет запрос в органы местного самоуправления и Федеральную службу занятости с целью подыскания жилья и работы. По получения запроса ФСЗ вводит информацию в специализированный банк данных для осуществления контроля и проведения подготовительной работы, которая заключается: в подборе приемлемых вакансий с учетом возраста, состояния здоровья, уровня квалификации и т.д.; выяснения наличия квотированных рабочих мест; возможности получить профподготовку; при необходимости, следует рассмотреть возможность трудоустройства с предоставлением жилья. В 10-тидневный срок ФСЗ уведомляет администрацию ИТУ о содействии в трудоустройстве освобождающегося гражданина. [46,5]

Особенно важна психологическая и организационная подготовка к трудовой деятельности после освобождения осужденных молодежного возраста. Правильный выбор молодыми людьми профессии и вида трудовой деятельности во многом предопределяет успешность их адаптации. В 1999-2000 г.г. из более 2 тыс. молодых людей Курганской области, готовящихся к освобождению, почти 40% не имели профессии (специальности).[40]

Эти данные говорят о необходимости проведения упреждающей профориентационной работы с освобождающимися. Примером может быть проведение занятий с осужденными. Служба занятости Курганской области в этом направлении применяет разнообразные формы индивидуальной и массовой работы: «Дни службы занятости», групповые и индивидуальные консультации, «Клуб ищущих работу», курсы «Новый старт», «Школы готовящихся к освобождению». Задачами этих занятий является дать осужденным анализ состояния современного рынка труда, предложить имеющиеся вакансии, раскрыть возможности службы занятости, рекомендации по первоначальному поиску работы, обучить элементам самопрезентации, т.е. навыкам самостоятельного поиска работы и т.д.

В 2008 году на основании решения координационного комитета содействия занятости населения от 29.05.2008 г. проводился эксперимент по опережающему профессиональному обучению в исправительных учреждениях Курганской области. Обучение проводилось с целью повышение конкурентоспособности освобожденных граждан на рынке труда. В эксперименте приняли участие службы занятости различных городов. Участниками данной программы были Департамент ФСЗН, Главное управление профессионального образования и науки администрации области и Главное управление исполнения наказаний Минюста РФ. Финансирование обучения осуществлялось на паритетной основе службой занятости и Главным управлением профессионального образования и науки. Исправительное учреждение за 6 месяцев, предшествующих освобождению, выясняло, кто нуждается в профессиональном обучении. Учащимися были молодежь, готовящаяся к освобождению, не имеющая специальности, избравшая после освобождения местом постоянного проживания Курганскую область. Обучение проводилось непосредственно на базе учреждения профессионального образования при исправительном учреждении по специальностям, которые пользуются спросом на рынке труда. Такими специальностями являются: электромонтер, электросварщик, токарь, швея, столяр, слесарь, станочник, газоэлектросварщик. В ходе эксперимента профессии получили 238 граждан, готовящихся к освобождению. Помимо обучения службами занятости на местах была проделана дополнительная работа по трудоустройству уже освобожденных выпускников. Например, в г. Копейске из 38 осужденных, освободившихся, прошедших обучение, 22 человека уже трудоустроены. [40]

Данный прогноз позволяет заранее планировать деятельность по подготовке различных учреждений области к приему данной категории граждан.

Примером подготовки к свободе может быть эксперимент, который вот уже год проводится в исправительных колониях строгого режима и общего режима Саратовской области. Здесь созданы специальные отряды по подготовке осужденных к жизни на свободе. В отряд реабилитации осужденный переводится тогда, когда до окончания срока отбытия наказания остается полгода. Начальник отряда, психолог и инспектор по трудовому и бытовому устройству — это основные люди, которые с ним работают.

Несмотря на то, что в экспериментальном отряде действует такой же порядок, что и в колонии, все-таки послаблений достаточно: смотреть телевизор по выходным можно чуть дольше обычного, в некоторых помещения разрешается носить гражданскую форму (спортивные костюмы, кроссовки). Подопечных могут возить по городу, чтобы они смотрели по сторонам, привыкали к жизни людей на гражданке и впоследствии не пугались свободы. В экспериментальный отряд часто приглашают артистов театров, эстрады, устраивают «круглые столы» с интересными людьми. Все это благотворно влияет на психику человека за колючей проволокой. В экспериментальном отряде колонии общего режима заключенных даже вывозят за территорию зоны на сельскохозяйственные работы. Саратовский эксперимент актуален тем, что пытается безболезненно осуществить переход человека из условий несвободы в гражданскую жизнь. [43,2]

Конечно, идеальной ситуацией могла бы быть та, когда в целях успешной социальной адаптации освобождающиеся могут быть за шесть месяцев до окончания срока наказания освобождены из-под стражи. В этом случае им разрешается проживать и работать под надзором администрации исправительного учреждения за пределами исправительной колонии. Они могут содержаться в общежитии, расположенном за пределами колонии совместно с осужденными, которым предоставлено право передвижения без конвоя или сопровождения. Это создаст возможность существенно уменьшить правоограничения и предоставить им ряд прав, которыми не пользуются другие осужденные того же вида режима. Такие лица с разрешения администрации могут посещать те предприятия, где они предполагают работать после освобождения, иметь больше встреч с семьей, купить вещи, необходимые после освобождения, лично решать вопросы трудового, бытового, жилищного устройства, посетить центр занятости. Полусвободный режим позволит им привыкнуть к жизни среди свободных людей, что особенно важно для тех, кто отбыл длительные сроки лишения свободы. [63.441] Необходимо отметить, что в существующем Уголовно-исполнительном кодексе есть статья 97, которая закрепляет право осужденных на краткосрочный отпуск (до 7-ми суток без дороги) для предварительного решения вопросов трудового и бытового устройства осужденного после освобождения. К сожалению, эта статья не действует. Реализация всех этих предложений крайне затруднительна поскольку это требует значительных финансовых затрат, которых у исправительных учреждений сегодня нет.

В процессе подготовки осужденного к освобождению не маловажна роль социального работника. К сожалению, в ИУ нашей страны пока нет такой ставки работника. В программу подготовки должна входить работа с родственниками осужденных (помощь в поиске родственников и налаживании утерянных связей; беседы, направленные на улучшение отношения к осужденному (если необходимо); помощь в организации свиданий) и освобождающимися (юридическая консультация по правам и обязанностям; помощь с трудоустройством и жильем; связь с социальным работником по месту дальнейшего проживания осужденного; контроль за соблюдением прав осужденного; предупреждение родственников об освобождении осужденного).

При освобождении заключенному выдаются принадлежащие ему вещи и ценности, средства, хранящиеся на его лицевом счете, личные документы. Они обеспечиваются бесплатным проездом к месту жительства, деньгами или продуктами питания, в случае необходимости обеспечиваются одеждой. Из специального фонда им может быть выдано единовременное денежное пособие в размере минимального месячного заработка.

Большинство освобождающихся не обеспечиваются проездными документами к месту жительства, поэтому освобожденные очень часто совершают новые преступления, поскольку они не имеют средств на покупку билета. Ситуация особенно тяжела если место жительства освобожденного в другом регионе страны. По мнению Бабушкина А.В., должно быть предусмотрено, что освобожденные следуют бесплатно к избранному ими месту жительства, никакие билеты им не приобретаются, а потом за счет федерального бюджета производятся взаиморасчеты с железной дорогой.[2] Дробинин А. предлагает этапировать освобождающихся обратно за несколько дней до окончания срока отбытия наказания и освобождать по месту осуждения. При этом необходимо использовать транспорт, который привозит вновь осужденных в ИУ.[14,17]

Немало фактов невыплаты денег, заработанных во время отбывания наказания, или выплаты производятся поэтапно: при освобождении, затем по почте. В результате погашение долга продолжается годами, деньги обесцениваются (о таких фактах говорится в докладах по Липецкой, Нижегородской, Брянской и других областях).

Поэтому социальный работник должен проследить, чтобы администрация исправительного учреждения выполнила все свои обязательства перед освобождаемым.

Из мест лишения свободы каждый год в России освобождается примерно 220 - 240 тысяч человек.[66,8] Поэтому очень важно, если каждый из них будет готов к жизни на свободе. Поскольку без нее многим тяжело привыкнуть к такому активному ритму жизни и найти свое место, свою работу, найти жилье, сохранить и создать семью. Это основные составляющие успешной социальной адаптации.

Реадаптация освобожденных из мест заключения - процесс многогранный. Он охватывает комплекс вопросов (трудовое и бытовое устройство, установление здоровых семейных отношений, восстановление коммуникативных общественных связей), которые требуют своего обязательного решения. Профессиональная реадаптация - одна из главных проблем, решение которой существенно облегчит процесс социальной адаптации бывшего заключенного.

Ежегодно из мест заключения на свободу выходят около 200 тысяч человек. В связи с трудностями в трудоустройстве каждый четвертый вновь совершает в течение трех лет преступление и возвращается обратно. Невозможность найти работу толкает их на дальнейшее сползание по социальной лестнице в категорию бомжей, из которых претендуют на рабочие места лишь 6%.[58,159] В условиях сложившейся экономической ситуации данной категории трудовых ресурсов очень трудно реализовать свое право на труд, поскольку большинство из них неконкурентоспособны на современном рынке труда.

Среди основных факторов пониженной конкурентоспособности данной категории граждан можно выделить следующие:

1. психологические отклонения в поведении

• психологическая деградация личности

• наличие комплекса неполноценности, неуверенность в себе

• неумение общаться

• моральные проблемы («я не буду работать дворником - как на это посмотрят знакомые»)

• апатия, инертность (есть люди, которые с 15-ой или 25-ой попытки - находят работу и жилье, а некоторые не находят ничего, поскольку не могут проявить достаточную гибкость, находчивость и настойчивость)

• психическая нестабильность и т.д.;

2. пониженный уровень здоровья;

3. разрыв трудовых связей с каким-либо трудовым коллективом;

4. низкая социально-бытовая обустроенность

• отсутствие жилья

• разрыв семейных отношений;

5. невысокий профессиональный и интеллектуальный уровень (каждый третий нуждается в переподготовке).

Трудности в трудоустройстве возникают вследствие отсутствия психологической готовности к жизни на свободе. Осужденные во многих случаях не принимают решений; весь порядок жизни определяет администрация учреждения: они не планируют свой бюджет, у них нет наличных денег, они не пользуются городским транспортом, не обеспечивают себя жильем, одеждой, продуктами питания. Они становятся пассивными, отучаются принимать самостоятельные решения. Особенно эти последствия разрушительны для тех, кто попадает в ИУ в раннем возрасте — в 14, 15, 16 лет. Такой молодой человек выходит на волю социальным Маугли. Ведь это возраст, когда человек должен усваивать социальный язык, то есть он должен впитывать в себя правильные образцы поведения женщины, дедушки, бабушки, отца, матери; соседа, друга, сотрудника предприятия и т.д. Если этот период пропущен, то молодой человек с уже трудом усваивает различные социальные роли, в том числе роль законопослушного члена трудового коллектива.

У многих бывших осужденных отсутствует мотивация к труду, а именно отсутствие желания работать, поскольку многие просто отвыкли от неё. Это обусловлено отсутствием работы в ИУ. По данным Министерства юстиции РФ около 140 тыс. трудоспособных осужденных не обеспечены работой.[8,73] С целью преодоления этой проблемы целесообразно усиление работы по оказанию психологической помощи освобожденным из мест лишения свободы.

Примерно 15% освобожденных с четкой установкой на места лишения свободы. Их можно понять, поскольку их социальный статус на свободе необычайно низок. Человеку нужно признание и уважение. За несколько судимостей осужденного в тюрьме уже уважают, а на свободе его за это презирают. Поэтому здесь необходимы специальные тренинговые программы психокоррекции. Примером может быть метод Рона Хаббарда. В ходе беседы в начале освобожденного убеждают, что ему во что бы то ни стало необходимо вернуться в места лишения свободы. Придумываются аргументы для совершения новых преступлений. Потом все меняются местами и освобожденный уже должен психолога убедить, почему им ни в коем случае нельзя это делать. Психолог спорит с освобожденным, говоря об обратном. В такого рода игровой форме у бывшего заключенного удается преломить установку. Поскольку они, таким образом, открывают для себя много новых причин, почему им ни в коем случае нельзя вернуться в тюрьму.[2]

Осложняет решение проблемы трудоустройства лиц, освободившихся из мест лишения свободы, отношение администрации предприятий, учреждений, организаций и других субъектов хозяйственной деятельности, приватизированных предприятий, находящихся в собственности коллективов, акционеров, отдельных лиц, которые негативно настроены на прием на работу бывших осужденных. Моральный облик этой категории лиц нередко мало привлекателен, поэтому коллектив предприятия настороженно относится к лицам, раннее судимым, и большей частью отвергает их. Объективно любой коллектив стремится к самосохранению и обеспечению жизнедеятельности путем отлаженного взаимодействия между его членами. Насильственное же внедрение чуждых ей по духу элементов немедленно приводит к существенным нарушениям в ее функционировании. При определенном же насыщении этой среды чуждыми элементами наступает дезорганизация, и даже распад среды. Поэтому для обеспечения саморазвития сама среда устраняет элементы, вносящие дезорганизацию. И следует согласиться с тем, что не из чистого произвола отвергают часто лиц, раннее судимых, даже на прежнем месте работы. [34,5 9]

ТК РФ запрещает необоснованный отказ в приеме на работу, т.е. отказ, не связанный с деловыми качествами работника. Деловые качества человека в полной мере часто могут быть выявлены только в процессе самой работы, для чего закон допускает, например, установление испытательного срока. К сожалению очень часто освобожденным из мест лишения свободы не дают возможности проявить себя и сразу отказывают в приеме на работу. Законодательство устанавливает освобожденным гарантии, которые включают: запрещение отказывать в приеме на работу по мотивам судимости (за исключением определенных случаев предусмотренных законом); обязательное трудоустройство на квотируемые рабочие места; установление обязанности работодателей возобновить трудовые отношения с лицами реабилитированными, ранее работавшими в данной организации. Если же бывшему заключенному все таки отказывают в приеме на работу, то он имеет право отказ в приеме на работу обжаловать в суд. [10,17] Отсутствие в действующем законодательстве единой формы отказа в приеме на работу для всех категорий работников, а также неопределенность правовых последствий несоблюдения этой формы создает благоприятные условия для правонарушений со стороны работодателя и существенно осложняет оспаривание отказов в приеме на работу. Поэтому представляется целесообразным обязать работодателя письменно оформлять любой отказ в приеме на работу, с обязательным указанием причин отказа. Неисполнение этой обязанности должно влечь за собой признание отказа неправомерным. Данные положения естественно требуют нормативного закрепления. [29,47]

Трудоустройство, освобожденных из мест лишения свободы, во многих случаях возможно только за счет предоставления значительных льгот работодателям. Решение этой задачи должно финансироваться государством. Например, в Пензенской области предприятиям, создающим рабочие места, за свой счет, рекомендовано предоставлять льготы путем снижения до 20% сумм платежей, зачисленных в соответствующий бюджет. В Сахалинской области устанавливают льготные ставки налога на прибыль, льготный размер местных налогов, сборов и пошлин, а также льготные тарифы на оплату коммунальных, транспортных и иных услуг.[57,19]

В Курганской области также как и в других областях, постановлением Губернатора Курганской области предусмотрены меры экономического стимулирования работодателей принимающих на работу граждан, освобожденных из мест лишения свободы, выделяющим или создающим рабочие места в рамках установленной квоты или сверх квоты за счет собственных средств. Меры экономического стимулирования включают:

1. льготное налогообложение (льготные ставки налога на прибыль в части зачисляемой в местный бюджет, местных налогов, сборов и пошлин и другие);

2. выделение социального заказа;

3. выделение нежилых помещений и т.д.

Проблема трудоустройства освобожденных обострилась в связи с тем, что труд перестал быть конституционно закрепленной обязанностью каждого трудоспособного гражданина страны. Поэтому более заманчивым для них, в силу глубокой нравственно-правовой деформации, является поиск легких заработков, нередко лежащих за пределами общественного производства. Честная трудовая деятельность осуждается неформальными законами преступного мира[26,304]

Бывшие осужденные не всегда обращаются в службу занятости, предпочитая либо вообще не заниматься общественно-полезным трудом, либо решать проблему трудоустройства с помощью родственников и друзей.

Между тем, в службе занятости Курганской области за последние годы сложился определенный опыт работы по содействию трудоустройству этой категории населения.

Вступление в действие Закона об амнистии не вызвало прилива активности бывших заключенных обращения в службу занятости, что связано не только со спецификой данной категории граждан и объективными причинами, препятствующими их появлению на рынке труда, но и отчасти с усилением подготовительной работы накануне освобождения, в результате которой, освобождающиеся граждане приобретают навыки самостоятельного поиска работы. Практически каждый из них получил профориентационные услуги. В органы службы занятости в течение 2008 года за содействием в трудоустройстве обратилось примерно 1,26 тысячи граждан (2006 - 1,46;2007 - 1,27], освобожденных из мест лишения свободы (прил.2). Как показывает практика, в службу занятости обращаются не более 15% из числа освободившихся граждан, в том числе 1% женщин. Территориями Курганской области наиболее высокой активности обращений данной категории граждан являются Челябинск, Магнитогорск, Златоуст, Еманжелинск, Копейск, Коркино и другие.

При трудоустройстве бывших заключенных активно используются следующие формы работы (прил.З):

1. посредничество в трудоустройстве на вакантные рабочие места введение общего специализированного банка вакансий, предусматривающих по возможности предоставление жилья; взаимодействие с работодателями;

2. установление квоты рабочих мест и резервирование отдельных видов работ;

3. трудоустройство через предпринимательство и самозанятость;

4. временная занятость, в том числе общественные работы;

5. трудоустройство после профессиональной подготовки, переподготовки, повышения квалификации;

6. содействие в переезде граждан для их трудоустройства в другую местность по направлению службы занятости оргнабор, переселение в сельскую местность);

В 2007 году среди всех форм содействия занятости добавилась новая седьмая форма работы - субсидированная занятость, т.е. частичная компенсация органами службы занятости из средств федерального бюджета расходов работодателей по оплате труда лиц, освобожденных из мест лишения свободы, принятых на работу по направлению службы занятости.

Служба занятости одно из основных действенных учреждений, оказывающих эффективную помощь освобожденным из мест лишения свободы.

Освобожденным из мест лишения свободы можно также оказывать определенную социальную поддержку первое время после трудоустройства на период введения в профессию, а так же в тех случаях, когда по зависящим или независящим отбывшего осужденного обстоятельствам возникает опасность потерять работу, подобранную ему службой занятости после освобождения. Равно как и в ситуациях, когда появляется желание поменять работу на другую, более подходящую по каким-либо параметрам. [57,31]

Интересен опыт некоторых сельских местностей, руководители которых понимая все проблемы освобождающихся, создают трудовые бригады (своеобразные коммуны) из бывших заключенных. Им предоставляется жилье и возможность сельским трудом заработать себе на жизнь. Но таких руководителей-попечителей единицы. [55.314]

Еще одним препятствием в успешной адаптации освобожденных является ст. 181 Кодекса об административных правонарушениях РФ, запрещающая руководителям предприятий принимать на работу граждан, не имеющих прописки. А что делать у кого ее нет и кому ее не дают из-за ограничений в прописке? Отмена этой статьи, противоречащей ст. 27 Конституции РФ (каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства), сняла бы искусственное препятствие к трудоустройству освобожденных, провоцирующее рецидив.[44,229] В городе Челябинске с целью преодоления данной проблемы имеется договоренность с Центром социально-трудовой реабилитации, где бывшим заключенным дают временную прописку для трудоустройства.

С целью решения проблем трудоустройства бывших заключенных целесообразно было бы закреплять различные предприятия (учреждения, организации) за исправительными учреждениями. [54,108] Предприятия при этом оказывали бы посильную помощь исправительному учреждению, в том числе организовывали бы работу по подготовке кадров из числа осужденных на вакантные рабочие места своего предприятия, что естественно повышало бы возможности трудоустройства вышедших на свободу. К сожалению, в ' современных экономических условиях, в условиях рынка, эта идея не осуществима, поскольку очень мала вероятность того, что какой-нибудь руководитель предприятия согласится с этим предложением.

Еще одним методом решения проблем является — наставничество по отношению к бродягам и попрошайкам, в числе которых не мало бывших заключенных. Суть наставничества заключается в том, что за освобожденным из мест лишения свободы закрепляется наставник, который помогал бы освобождаемому трудоустроиться, найти жилье, приобрести общественно полезные связи. Причем наставника, действующего от имени государства, освобождаемый находит сам либо кандидатуру определяют с его согласия. В роли наставника могут выступать родственники, знакомые, соседи, и просто незнакомые люди. Один наставник мог бы осуществлять опеку сразу за несколькими освобождающимися (от 3-х до 20-ти).[18,25]

В процессе трудоустройства немаловажную помощь оказывают общественные организации помощи осужденным и освобожденным. [41]

Реализация выше указанных положений УИК (уголовно-исполнительный кодекс) РФ в настоящее время сильно осложнена, прежде всего, отсутствием необходимой нормативно-правовой базы. Еще в 1991 г. был подготовлен проект закона «О социальной адаптации лиц, отбывающих уголовное, наказание, а также утративших социально полезные связи». Однако он до сих пор не принят, поскольку ведется его доработка. Первым и единственным субъектом РФ, принявшим такой закон, является Республика Башкортостан. В январе 1998 г. вступил в действие Закон РБ «О социальной адаптации лиц, освобождаемых или освобожденных из учреждений, исполняющих уголовное наказание». Данный закон определяет: понятие и цели социальной адаптации; обязанности органов местного государственного управления, в частности, в вопросах бытового и трудового устройства освобождающихся; право освободившихся на выбор места жительства, их правовой статус, помощь несовершеннолетним, инвалидам и престарелым, обеспечение освободившихся жильем; предварительную подготовку к освобождению, обязанности данной категории граждан; контроль за выполнением закона и ответственность за невыполнение его. Принятием этого закона государство показало, что оно не только наказывает, но и проявляет заботу о возвращении людей в общество.[36,350]

Опыт принятия законодательных актов, регулирующих порядок ресоциализации лиц, отбывших наказание, есть во многих странах мира. В Польше, например, общее руководство и координация деятельности по оказанию помощи в трудовом, бытовом устройстве лицам, отбывшим уголовное наказание, осуществляет Всепольский совет по вопросам постпенитенциарной помощи. При этом принципы, объем, и виды такой помощи устанавливаются на уровне правительственных решений. В Японии вопросы трудового и бытового устройства освобожденных из заключения регламентируются законом «О постпенитенциарной опеке». Ответственность за оказание реабилитационной помощи несет правительство, для чего специально создана служба пробации.[30,52] Необходимо также изучить зарубежный опыт создания рабочих мастерских широкого профиля для освобожденных, которые не в состоянии найти работу на обычном рынке труда.

Факт бывшей судимости в силу негативного отношения к бывшим осужденным в обществе может сорвать наметившийся процесс профессиональной реабилитации. Поэтому необходим своеобразный социальный патронат. Для осуществления такого рода деятельности необходимы учреждения, обеспечивающие социальную поддержку лицам, прибывшим из мест лишения свободы на период их социально-трудовой адаптации и социализации.

В городе Шадринске есть Центр социально-трудовой реабилитации, который оказывает помощь в первые месяцы после выхода: предоставляет временный ночлег, обеспечивает талонами на одноразовое питание, оказывает помощь в восстановлении документов, помощь в оформлении документов для назначения пенсии (пособия) и для помещения в дом-интернат, оказывает юридические услуги, доврачебную медицинскую помощь и другое. Центр взаимодействует со службой занятости, оказывая помощь в трудоустройстве.

При решении вопроса трудоустройства освободившихся необходимо учитывать морально-психологический аспект ресоциализации этих лиц. Если бывший заключенный находит работу, которая способствует удовлетворению его жизненных потребностей, то соответственно процесс его социальной адаптации проходит успешнее и снижается риск рецидива.

Исследование показало, что освобожденные из мест лишения свободы сталкиваются с определенными трудностями при трудоустройстве. Исходя из результатов анкетирования, можно рекомендовать органам государственной власти области, ГУИН по Курганской области и другим заинтересованным ведомствам в целях социальной защиты граждан, освобожденных из мест лишения свободы, осуществление следующих мер:

• осуществление упреждающей работы по профориентации и профессиональной подготовке в исправительном учреждении;

• оказание психологической помощи освобождающимся и освобожденным из мест лишения свободы;

• эффективное использование мер экономического стимулирования работодателей принимающих на работу граждан, освобожденных из пенитенциарных учреждений;

• эффективное использование квотируемых рабочих мест для трудоустройства.


Заключение

На основании результатов исследования были получены следующие выводы:

Преступность - одна из важнейших социальных проблем, разрешить которую человечество пыталось в разные эпохи своего существования. Варианты решения были разными, но, как правило, они касались ужесточения меры пресечения. Увы, применение карательных мер зачастую лишь усугубляло криминализацию общества и не снижало социальной напряженности. Многие их отбывших срок снова идут на преступления из-за того, что не могут найти себе применения в обществе. Не обладая достаточным уровнем знаний и профессиональных навыков, они становятся жертвами социального стереотипа - вышедший из тюрьмы человек остается потенциальным преступником. Поэтому важную роль играет реабилитационный период, во время которого бывший осужденный должен адаптироваться к нормальным условиям жизни, найти свое место в одной из общественных структур. Именно общество должно создать некие механизмы социальной реабилитации. В Курганской области уже сложился определенный опыт работы по социальной реабилитации молодежи, освобожденной из мест лишения свободы. В данном процессе принимают участие учреждения исполнения наказания, социальной защиты, здравоохранения, образования и служба занятости.

Конечно, станет человек на преступный путь или не станет, во многом зависит от него самого. Они зачастую не глупые люди, и сами многое понимают. Поэтому помогать, но не нянчиться с ними обществу и государству необходимо, поскольку во многих случаях они, вследствие существующей в стране политики, играют не последнюю роль в совершении преступлений. Всегда необходимо помнить, что слишком много еще честных и не совершающих преступлений людей, живущих в никуда не годных социально-бытовых и культурных условиях, хотя, если кто-то встает на преступный путь при этом, понять таких людей можно. Поскольку общество пока еще далеко от нейтрализации этой негативной ситуации.(2;с.21)

Правительство РФ уже почти 2 года активно занимается проблемами освобожденных, и отмечаются некоторые сдвиги в сторону улучшения ситуации. В последние годы в России идет процесс сокращения численности осужденных, отмечается сокращение потока на входе в исправительное учреждение и увеличение потока на выходе из него. Это обуславливает усиление работы по подготовке к освобождению и реабилитации по выходе из ИУ.

В процессе помощи очень важно, чтобы бывшие осужденные почувствовали неформальное, активное и заинтересованное участие в их судьбе со стороны отдельных сотрудников милиции, социальных работников, руководителей предприятия и, конечно же, своей семьи.

РЕКОМЕНДАЦИИ

В целях совершенствования деятельности заинтересованных ведомств по социальной и профессионально-трудовой адаптации молодежи, освобожденной из пенитенциарных учреждений, необходима реализация следующих мер:

• создание гибкой и разветвленной системы социальной помощи, включающей в себя государственные, общественные, благотворительные и иные структурные звенья и выделение среди них одной, которая бы координировала их работу и осуществляла патронат;

• разработка ФЗ РФ «О социальной адаптации лиц, отбывших наказание в виде лишения свободы, и контроля за их поведением» и дальнейшее совершенствование нормативно-правовой базы по вопросам социальной защиты освобожденных из мест лишения свободы -внесение изменений в Кодекс об административных правонарушениях РФ, ТК РФ и другие;

• разработка региональных комплексных программ по социальной реабилитации лиц, освобожденных из пенитенциарных учреждений, с учетом срока наказания;

• эффективное использование мер экономического стимулирования работодателей принимающих на работу граждан, освобожденных из пенитенциарных учреждений;

• проведение упреждающей работы по профориентации и профессиональной подготовке в исправительном учреждении в целях их последующей социально-трудовой адаптации на рынке труда;

• создание специализированных центров социальной реабилитации для освобожденных, и в первую очередь, для несовершеннолетних, в силу их физиологических и психологических особенностей;

• создание как можно больше правозащитных общественных организаций, которые бы отстаивали соблюдение прав бывших заключенных;

• усиление индивидуальной профилактической работы через участковых инспекторов;

• совершенствование информационного обеспечения - выпуск литературы по данной проблематике, например, книг, где каждый освобождающийся смог бы прочитать какими правами он обладает, какие обязанности он должен нести, на какую помощь он может рассчитывать и в какие учреждения при этом надо обращаться.

В практической части работы было проведено исследование взаимосвязи особенностей личности преступников и уровня их социальной адаптации. В ходе исследования были получены выводы о том, что адаптации способствуют неустойчивые, эмоционально-лабильные, циклоидные и истероидные психопатические черты акцентуация характера, в то время как психические девиации эпилептоидного, шизоидного, гипертимного и паранойяльного круга значительно снижают возможности социальной адаптации.


Список использованных источников и литературы

1. Алферов Ю.А., Козюля В.Г. Дезадаптация и стрессоустойчивость человека в преступной среде. Домодедово, 1996. С. 93–94.

2. Асеев А.Г. Возрастная психология. Иркутск, 1989

3. Бабушкин А. Попечительство о тюрьмах - российская историческая традиция // Преступление и наказание. 2008. №7. С.38

4. Бабушкин А.В. Перспективы развития службы организаций, занимающихся вопросами реабилитации освобожденных и условно осужденных. Конференция «Реформа системы уголовного правосудия и исполнения наказания - совместное поле деятельности пенитенциарных служб и НПО» г. Пермь. 2000. 10-12 октября // сайт «Общественный центр содействия реформе уголовного правосудия»

5. Багреева Е. Пенитенциарная система Финляндии // Преступление и наказание. 2008. №8. С.34

6. Безносов С.П. Теоретические основы изучения профессиональной деформации личности. СПб., 1995

7. Беличева С.А. Основы превентивной психологии. М., 1993

8. Белослудцев В.И., Зайко Т.М. Предупреждение рецидивной преступности несовершеннолетних и вопросы назначения и исполнения длительных сроков лишения свободы. Учебное пособие. Екатеринбург, 2008. С.6-9,15-17

9. Белослудцев В.И., Козюля В.Г. Организационно-управленческие и педагогические проблемы исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных с психическими аномалиями // Социально-психологические проблемы организации исполнения уголовных наказаний: Сборник статей / Под ред. А.В. Пилещко, В.А. Уткина. Домодедово, 1996. С. 56–57

10. Беляева Л.И. Психологические особенности экстремальных ситуаций правоохранительной деятельности // Прикладная юридическая психология / Под ред. А.М. Столяренко. М., 2001. С.531–533

11. Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе // Вопросы психологии, 1979. № 2

12. Буданов А.В. Обучение сотрудников тактике и методам обеспечения личной безопасности. М., 1997

13. Буданов А.В. Профилактика профессиональной деформации работников ИТУ как фактор, способствующий соблюдению и укреплению законности в деятельности исправительно-трудовых учреждений // Проблемы совершенствования деятельности психологической службы в ИТУ: Сборник статей / Под ред. А.В. Пилещко. Домодедово, 1996. С. 42–43.

14. Букетов А.В. Работа с сотрудниками ОВД по профилактике профессиональной деформации. М., 1992

15. Венгер Л.А., Мухина В.С. Психология. – М.: Просвещение, 1988

16. Возрастная и педагогическая психология. – М.: Просвещение, 1984.

17. Возрастная и педагогическая психология: Учебник для студентов пед.ин-тов/ В.В.Давыдов, Т.В.Драгунова, Л.Б.Ительсон и др.; Под ред. А.В.Петровского. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Просвещение, 1979. – 288 с

18. Воронков А.В. Уголовно-исполнительная система сегодня // Бюллетень Министерства Юстиции РФ. 2000. №8. С.73

19. Временный порядок организации и проведения опережающего (упреждающего) профессионального обучения в исправительных учреждениях, утвержденный Решением Курганского областного координационного комитета содействия занятости населения от 29.05.2000 года Ю.Глазырин В. На что соглашаться работнику // Социальная защита (раздел Трудовые отношения). 2001. №2. С. 17

20. Грановская Р.М. Элементы практической психологии. – СПб.: Свет, 2000.–356с.

21. Грибов В. В тюремном интерьере // Ветеран. 2003. № 5 (718). С. 14.

22. Дебольский М.Г. Основные направления психологического обеспечения работы с кадрами // Прикладная юридическая психология / Под ред. А.М. Столяренко. М., 2001. С. 312–324.

23. Дебольский М.Г. Программа социально-психологического тренинга и подготовка сотрудников ИТУ к профессиональному общению с осужденными. М., 1994.–96с.

24. Дебольский М.Г. Психологический анализ взаимоотношений между администрацией ИТУ и осужденными // Педагогическое наследие А.С. Макаренко и проблемы воспитания осужденных. Рязань, 1978

25. Дебольский М.Г. Человеческий фактор в ОВД: сущность, психологические резервы активизации. М., 1989

26. Девиантность и социальный контроль в России (XIX - XX вв.): тенденции и социологическое осмысление. СПб., 2000. С. 151

27. Добрович А.Б. Воспитателю о психологии и психогигиене общения. – М., 1987

28. Доклад о состоянии с правами человека в Российской Федерации в 2002 году // www.hro.org.

29. Дробинин А. Ресоциализация освободившихся из мест лишения свободы // Законность. 2003. №7. С. 17

30. Еникеева Д.Д. Пограничные состояния у заключенных и заключенных. М., 1998

31. Зарипова Д. Социальная адаптация бродяг и попрошаек (опыт г. Казань) // Российская юстиция. 2008. №6. С.25

32. 3емсков В.Н. Заключенные в 30-е годы // Социс. 2006. №7. С.9

33.

34. Зубков А.И. Карательная политика России на рубеже тысячелетий. М., 2000

35. Зубков А.И., Зубкова В.И. Проблемы реформирования уголовной (карательной) политики на современном этапе // Журнал российского права. 2002. N 5

36. Зубкова В.И. Уголовное наказание и его социальная роль: теория и практика. М., 2002

37. Ильина Е.С. Экстремальная профессия – сотрудник УИС // Развитие личности. 2002. № 4. С. 169–173. С. 171

38. Исаев Д.Н. Психопатология детского возраста. СПб. 2001

39. Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. М.,2002. С.292

40. Ковтун В.Н. Организационные проблемы становления и функционирования психологической службы ИТУ // Социально-психологические проблемы организации исполнения уголовных наказаний: Сборник статей / Под ред. А.В. Пилещко, В.А. Уткина. Домодедово, 1996. С. 3.

41. Комментарии к Уголовно-исполнительному кодексу РФ и минимальными стандартными правилами обращения с заключенными. М.,2007. С.579

42. Комментарии к Уголовно-исполнительному кодексу РФ /под ред. А.И. Зубкова. М, 2007. С.364

43. Краткая характеристика Уголовно-исполнительной системы // Бюллетень Министерства Юстиции РФ. 2000. №11. C.I 11

44. Курушин А.А. Отказ в приеме на работу и некоторые проблемы его оспаривания // Юрист. 2000. №6. С.47

45. Лебедев В.В. Мотивация профессиональной деятельности сотрудников ИТУ // Актуальные проблемы морально-психологической подготовки личного состава органов внутренних дел (По материалам научно- практической конференции) / Ред. кол. Л. М. Колодкин и др.М., 1992. С. 77.

46. Леонгард К. Акцентуированные личности. Киев, 1989

47. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у заключенных. Л., 1983.

48. Лысягин О. Необходим закон о социальной адаптации граждан // Законность. 2003. №7. С.52

49. Мельникова Н.Н. Стратегии поведения в процессе социально-психологической адаптации. СПб., 2008. С. 11

50. Михлин А.С. Отбытие наказания в тюрьмах Англии и Уэльса // Государство и право. 2006. №2. С. 137

51. Морогин В.Г. Диагностика ценностно-потребностной сферы личности сотрудников УИС и осужденных // Социально-психологические проблемы организации исполнения уголовных наказаний: Сборник статей / Под ред. А.В. Пилещко, В.А. Уткина. Домодедово, 1996. С. 26.

52. Мухина В.С. Пожизненно заключенные: мотивация к жизни // Развитие личности. 2002. № 4. С. 100–114

53. Мухина В.С., Хвостов А.А. Пожизненно заключенные: мотивация к жизни // Развитие личности. 2002. № 3. С. 51–60

54. На свободу с чистой совестью. И кошельком... // Парламентская газета. №182. 2000. 23 сентября // www.yandex.ru

55. Опережающее (упреждающее) профессиональное образование в ИУ: итоги эксперимента 2000 года. Челябинск, 2001.

56. Основные вилы деятельности и психологическая пригодность к службе в системе внутренних дел: Справ. пособие / Под ред. Б.Г. Бовина, Н.И. Мягких. М., 1997

57. Панкин И.Н. Личная безопасность сотрудников внутренних дел: тактика и психология безопасной деятельности. М., 1996

58. Пенитенциарная психология: Программа для высших учебных заведений МВД РФ / Под руководством А.И. Ушатикова. Рязань, 1995. С. 21.

59. Перминов О.Г. Уголовно-исполнительное право: Учебное пособие. М,2008.С.218,229

60. Платонова Н.М. Основы социальной педагогики: Учебное пособие. СПб., 2007. С.24, 32, 113

61. Пожар Л. Психология аномальных заключенных и заключенных - патопсихология. М., 1996

62. Попова Э.В. Основные направления и формы работы по содействию занятости и социальной адаптации граждан, готовящихся к освобождению из мест лишения свободы // Социальная защита особых групп населения. Практика работы. Выпуск 7 /под ред. Бочко М.Э. Челябинск, 2008. С.5

63. Потемкина А. Изоляция. А дальше? // Преступление и наказание. 2005. №3. С.42

64. Предупреждение рецидива преступлений. Учебное пособие /под ред. С.А. Елисеева. Томск, 2000. С.47,49

65. Российский статистический ежегодник: стат. сб. М., 2008. С.243

66. Рябинин А.А. Проблемы наказания на новом этапе совершенствования уголовного и уголовно-исполнительного законодательства. Домодедово, 2000

67. Свинаренко И.Н. Русские сидят. М., 2002. С. 330.

68. Симонов П. В. Темперамент. Характер. Личность. – М., 1984

69. Словарь — справочник по социальной работе /под ред. Е.И. Холостовой. М.,1997. С.27,308

70. Смыкалин А.С. Забытый кодекс // Российский юридический журнал. 2008. №4. С. 161

71. Социальная профилактика правонарушений: советы, рекомендации. /под ред. Керимова Д.А. М., 1989. С.108

72. Социально-трудовая адаптация незанятого населения. Профессионально-трудовая адаптация граждан, освободившихся из мест лишения свободы и проблемы их трудоустройства / Кавокин С.Н. идр.Вып.З.М., 2008.

73. Социально-трудовая адаптация незанятого населения. Организация взаимодействия органов службы занятости населения и структур системы исполнения наказания Министерства юстиции при решении вопросов профессиональной и социальной адаптации лиц, освободившихся из мест лишения свободы/ Кавокин С.Н. и др. Вып. 12. М.,2008.

74. Социальный менеджмент: Учебник для вузов /под ред. С.Д. Ильенковой. М.,2008. С.159,163

75. Татидинова Т.Г. Социальная реадаптация бывших заключенных //Социс. 2003.№З.С.50

76. Тимофеев В.Г. Уголовно-исполнительная система России: цифры, факты и события. Учебное пособие. Чебоксары, 2008 //

77. Трубников В.М. Социальная адаптация освобожденных граждан от отбывания наказания. Харьков, 2000.

78. Уголовно-исполнительная система в 2001-2002 годах (сравнительный анализ): Информационно-аналитический сборник. Тверь, 2003. С.3.

79. Уголовно-исполнительное право России (теория, законодательство, международные стандарты, отечественная практика XX в.) Учебник /ред. Зубков А.И. М, 2007. С.54, 108, 280

80. Уголовно-исполнительное право России /под ред. В.И. Селиверстова. М.,2000. с.100-105, 201, 345, 441

81. Фельдштейн Д.И. Психологические особенности развития личности в заключенныхом возрасте // Вопросы психологии, 1988. № 6. С. 32

82. Филиппов А.Г. Изолятор. Добро и зло меняются местами: Записки надзирателя. М., 2001. С. 373.

83. Хвостов А.А., Кулагина С.И. Моральное сознание законопослушных граждан, осужденных и сотрудников УИС // Ведомости уголовно-исправительной системы. 2002. № 7 (19). С. 33.

84. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. М., 1995. С. 140

85. Шапарь В.Б., Тимченко А.В., Швыдченко В.Н. Практическая психология. Инструментарий.–Ростов н/Д: издательство «Феникс», 2002

86. Шилов Е. На свободу с... высшим образованием // Российская газета. 2000. 8 июля

87. Энциклопедия юридической психологии / Под общей ред. А.М. Столяренко. М., 2003.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему