регистрация / вход

Исследование правового статуса защитника в уголовном судопроизводстве

Правовой статус защитника в уголовном судопроизводстве. Сущность понятия "защитник". Определение круга лиц, допускаемых в качестве защитника по уголовному делу. Права и обязанности защитника на стадии предварительного расследования и в судебных стадиях.

Оглавление

Введение

1 Правовой статус защитника

1.1Сущность этимологического значения понятия защитник

1.2 Права и обязанности защитника в уголовном судопроизводстве

2 Деятельность защитника в досудебном производстве по уголовному делу

2.1 Собирание защитником доказательств по делу

2.2 Участие защитника в производстве отдельных следственных действий

2.3 Участие защитника при предъявлении обвинения

2.4 Ознакомление защитника по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела

3 Деятельность защитника в судебном производстве по уголовному делу

3.1 Участие защитника в подготовительной части судебного заседания

3.2 Участие защитника в судебном следствии

3.3 Участие защитника в прениях сторон

3.4 Участие защитника в исполнительном производстве

Заключение

Список использованной литературы

Приложения

Введение

Часть 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации гарантирует право получения квалифицированной юридической помощи.

Особым видом квалифицированной юридической помощи является помощь, которая оказывается в рамках уголовного судопроизводства лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления, их защитниками. Причем Конституция, гарантируя обвиняемому право на помощь адвоката (защитника), недвусмысленно связывает помощь защитника (как процессуальной фигуры) с деятельностью адвокатов - профессиональных юристов.

Функции защитника в уголовном судопроизводстве указаны в ч. 1 ст. 49 УПК РФ[1] : защита прав и законных интересов подозреваемых и обвиняемых и оказание им юридической помощи.

Защитник является тем участником процесса, который представляет в уголовном судопроизводстве не интересы правосудия, не собственные интересы, а интересы подозреваемого и обвиняемого. Защитник реализует процессуальные права, участвуя в дознании, предварительном следствии, судебном разбирательстве дела, разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора и т.д.

Актуальность данной темы обусловлена тем, что коренное обновление уголовно-процессуального законодательства и законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре означает подведение определенного итога многолетней дискуссии учёных-правоведов и практикующих юристов о путях совершенствования правового института защиты, по уголовным делам, но не положили конца ни этой дискуссии, ни проблемам, существующим в данной области.

Сказанное относится, прежде всего, к проблеме участия защитника в уголовно-процессуальном доказывании, которая имеет особую остроту как в стадии предварительного расследования, так и на судебных стадиях, по-прежнему страдающих существенными недостатками с точки зрения гарантий принципа состязательности сторон (статья 123 Конституции РФ, статья 15 УПК), прав и законных интересов стороны защиты.

Проблемы, связанные с процессуальным статусом защитника в уголовном процессе, никогда не были обделены вниманием уголовно-процессуальной науки. К ним в той или иной степени обращались все выдающиеся отечественные процессуалисты и специалисты в области криминалистики (И. Я. Фойницкий, М. С. Строгович, Р. С. Белкин, А. М. Ларин и многие другие).

Объектом исследования послужили общественные отношения и правовые нормы, сложившиеся ранее и складывающиеся в настоящее время на основе нового уголовно-процессуального законодательства в сфере процессуального положения защитника в стадии предварительного расследования, а также связанные с развитием принципа состязательности в уголовном процессе. Эти отношения получили выражение в Конституции РФ (статья 48), многочисленных нормах УПК (статьи 11, 16, 49, 51, 53 и другие), в практике органов расследования, прокурорской, судебной и адвокатской практике по уголовным делам.

Предметом исследования - правовой статус защитника в уголовном судопроизводстве. При этом в рамках работы анализируются права и обязанности защитника только на стадии предварительного расследования и в суде первой инстанции. Объем работы не позволяет провести анализ правового положения защитника в апелляционной и кассационной инстанциях уголовного процесса.

Цель исследования - выявить особенности правового статуса защитника в уголовном судопроизводстве.

Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:

1.Раскрыть сущность этимологического понятия защитник;

2. Определить круг лиц, допускаемых в качестве защитника по уголовному делу;

3. Проанализировать права и обязанности защитника на стадии предварительного расследования и в судебных стадиях.

Методологическую базу исследования составляют диалектический метод научного познания, а также исторический, логический, сравнительно-правовой, статистический, конкретно-социологический и другие частные методы исследования правовых явлений.

Нормативную базу исследования составили Конституция РФ, УПК и УК РФ, другие федеральные законы, постановления пленумов Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ.

Теоретическую базу исследования составляют труды ученых в области уголовно-процессуального права, уголовного права, а также теории и истории государства и права, других юридических наук. В частности, использованы труды видных российских ученых: М. Н. Кипниса, Ю. В. Кореневского, П. А. Лупинской, Г. П. Падвы, И. Л. Петрухина, С. М. Прокофьевой, Е. К. Ривкина, Д. В. Ривмана, М. С. Строговича, Ю. К. Орлова и других.

Теоретическая значимость исследования заключается в комплексном исследовании правового статуса защитника в уголовном процессе. Результаты исследования вносят определенный вклад в разделы уголовно-процессуальной науки, изучающей нормы и институты участия защитника в уголовном процессе.

Эмпирическую базу исследования составили результаты изучения 30 архивных уголовных дел, рассмотренных в суде Центрального района г. Оренбурга в 2005-2008 гг. Кроме того, в работе использованы результаты эмпирических исследований ученых-процессуалистов.

Практическая значимость исследования заключается в том, что в ней формулируются предложения по совершенствованию норм уголовно-процессуального законодательства о процессуальном статусе защитника в уголовном процессе.

Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы.


1 Правовой статус защитника

1.1 Сущность этимологического значения понятия защитник

Под защитником, согласно ч. 1 ст. 49 УПК РФ, понимается лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

В качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. Например, в одном из своих решений Верховный Суд РФ отказал в допуске в качестве защитника лица, не являющегося адвокатом, на том основании, что в деле не участвует адвокат[2] .

Понятие «близкие родственники» определяется в п. 4ст. 5 УПК РФ и означает следующих лиц: супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки.

Вместе с тем, кроме ходатайства обвиняемого(см.Приложение 1), для этого необходимо соблюдение еще одного условия: близкий родственник или иное лицо должны быть объективно способными оказывать обвиняемому именно юридическую помощь, т.к. согласно ч. 1 статьи 49 УПК РФ, защитник - это лицо, осуществляющее защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. Закон не требует, чтобы указанные лица обязательно имели официальное юридическое образование, однако суд должен убедиться, что они достаточно разобрались в юридической стороне данного уголовного дела, чтобы, хотя бы с помощью адвоката, оказывать своему подзащитному реальную юридическую помощь. Допуск таких лиц не обязанность, а право суда.

По смыслу ч. 2 статьи 49 УПК РФ допуск в качестве защитников близких родственников и иных лиц предусмотрен лишь в судебных стадиях процесса, поскольку, во-первых, решение принимает суд, а во-вторых, речь идет только об обвиняемом, но не подозреваемом. Обвиняемый же, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство, именуется подсудимым (ч. 2 ст. 47 УПК РФ).

При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместоадвоката (ч. 2 ст. 49 УПК РФ).

В литературе идут споры о том, могут ли наряду с адвокатами на предварительном следствии участвовать в качестве защитников один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый.

Одни ученые считают, что могут,[3] другие же полагают, что такое невозможно - на досудебном производстве в качестве защитника может принимать участие исключительно адвокат[4] . Причем и те и другие ссылаются в подтверждении своей позиции на анализ положений ч. 2 ст. 49 УПК РФ. Исходя из этого, становится очевидным, что решение этого вопроса зависит от того, кто правильно толкует норму уголовно-процессуального закона.

Свою правовую позицию по данному вопросу высказал Конституционный Суд РФ - в ряде своих решений. Его позиция такова: "допуск в качестве защитника на предварительном следствии только лица, состоящего в коллегии адвокатов, соответствует Конституции РФ"[5] , тем более, что "... применительно к подозреваемым и обвиняемым Конституция Российской Федерации связывает реализацию права на получение квалифицированной юридической помощи именно с помощью адвоката. Данный подход нашел свое закрепление в статье 49 УПК Российской Федерации, устанавливающей, что в качестве защитников - лиц, осуществляющих защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающих им юридическую помощь при производстве по уголовному делу, допускаются адвокаты".[6] В данном случае "... необходимость таких преимуществ обусловлена публичными интересами....[7]

Следовательно, с точки зрения норм Конституции РФ, УПК РФ и правовых позиций Конституционного Суда РФ правы те ученые, кто полагает, что на досудебном производстве в качестве защитника может принимать участие исключительно адвокат. При этом следует учитывать и такую правовую позицию Конституционного Суда РФ, что "только законодатель вправе при условии обеспечения каждому обвиняемому (подозреваемому) права на получение квалифицированной юридической помощи и в интересах правосудия в целом предусмотреть возможность допуска в качестве защитников иных, помимо адвокатов, избранных самим обвиняемым лиц, в том числе имеющих лицензию на оказание платных юридических услуг".

Сущность конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи заключается не только в том, чтобы публично обязать адвоката ее оказывать, но и предоставить ему максимальные возможности для ее реализации.

По своему содержанию право на самостоятельный выбор защитника не означает право выбирать в качестве защитника любое лицо по усмотрению подозреваемого или обвиняемого и не предполагает возможность участия в уголовном процессе любого лица в качестве защитника. Закрепленное в статье 48 (часть 2) Конституции Российской Федерации право пользоваться помощью адвоката (защитника) является одним из проявлений более общего права, гарантированного статьей 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждому человеку, - права на получение квалифицированной юридической помощи. Поэтому положения части 2 статьи 48 Конституции Российской Федерации не могут быть истолкованы в отрыве и без учета положений части 1 этой же статьи.

Государство, гарантируя каждому право на получение квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ), тем самым "обязалось обеспечить каждому желающему достаточно высокий уровень любого из видов предоставляемой юридической помощи не только в уголовном процессе, но и любой другой сфере деятельности, где возникает необходимость в такой помощи"[8] .

Особая необходимость в квалифицированной юридической помощи возникает в уголовном судопроизводстве. Лишение обвиняемого права на защиту является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, что влечет возвращение дела на дополнительное расследование, отмену приговора и принятие иного решения. Как подчеркнул Пленум Верховного Суда РФ в постановлении "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" от 31 октября 1995 г., при нарушении конституционного права пользоваться помощью адвоката (защитника) "все показания задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого и результаты следственных действий, проведенных с их участием, должны рассматриваться судом как доказательства, полученные с нарушением закона"[9] .

Приведем пример нарушения права на защиту из российской судебной практики.

Гр-н Гаргуль был осужден по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР. Определением Судебной коллегии по уголовным делам ВС Республики Северная Осетия-Алания действия осужденного были переквалифицированы на менее тяжкое преступление, и на основании акта амнистии Гаргуль был от наказания освобожден. В надзорном порядке приговор и кассационное определение оставлены без изменений. В своем протесте заместитель Генерального прокурора России указал, что в судебном заседании не было обеспечено участие адвоката. Гаргулю был предоставлен адвокат Ц., но в подготовительной части судебного заседания Гаргуль отказался от услуг адвоката, хотя в дальнейшем признал, что отказ имел вынужденный характер. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала нарушение конституционного права Гаргуля на защиту существенным нарушением уголовно-процессуального закона, повлекшим отмену всех судебных постановлений.

Подобную почетную, но вместе с тем неимоверно трудную миссию государство возложило на адвоката, поскольку именно его деятельность, согласно ч. 1 ст. 1 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", характеризуется как квалифицированная юридическая помощь. И это не случайно, поскольку именно в Федеральном законе "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" нашло отражение то, что "гарантируя право на получение именно квалифицированной юридической помощи, государство должно", согласно п. 3 Постановления Конституционного Суд РФ от 28 января 1997 г. N 2-П, "во-первых, обеспечить условия, способствующие подготовке квалифицированных юристов для оказания гражданам различных видов юридической помощи, в том числе в уголовном судопроизводстве, и, во-вторых, установить с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии" [10] .

Как отмечает А. М. Резепкин, «цели адвокатуры, несмотря на ее обособление, не противоречат целям государства, так как судебное производство и, в особенности, уголовный процесс невозможны без участия адвокатов: они как бы стоят между государством, от имени которого осуществляется обвинение или иные требования и обвиняемым (подсудимым)».[11] Из ст. 48 Конституции РФ следует, что государство заинтересовано в профессиональной деятельности адвоката, обладающего особым статусом и правом на осуществление защитительной функции[12] .

Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" предусмотрено, что для приобретения статуса адвоката, дающего в том числе право участвовать в судопроизводстве в качестве представителя доверителя, необходимы определенный уровень юридического образования, стаж работы по юридической специальности или стажировка в адвокатском образовании, положительное решение квалификационной комиссии, принимаемое после сдачи квалификационного экзамена, отсутствие непогашенной или неснятой судимости за совершение умышленного преступления. Кроме того, на адвокатов "возложена публичная обязанность обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина (в том числе по назначению судов), гарантируя тем самым право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, что вытекает из статей 45 (часть 1) и 48 Конституции Российской Федерации".

Таким образом, с точки зрения Конституции РФ, Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и последовательного ряда правовых позиций Конституционного Суда РФ на адвоката возложена государством публичная обязанность оказывать квалифицированную юридическую помощь. "Вместе с тем, поскольку статья 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации не уточняет, кем именно должна быть обеспечена квалифицированная юридическая помощь нуждающемуся в ней гражданину, конституционную обязанность государства обеспечить каждому желающему достаточно высокий уровень любого из видов предоставляемой юридической помощи нельзя трактовать как обязанность пользоваться помощью только адвоката"[13] .

Критерии квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве, исходя из необходимости обеспечения принципа состязательности и равноправия сторон, закрепленного в статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, устанавливает законодатель путем определения соответствующих условий допуска тех или иных лиц в качестве защитников.

Например, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила приговор и направила дело на новое судебное рассмотрение ввиду нарушения уголовно-процессуального закона, выразившегося в защите несовершеннолетнего Б. стажером адвоката, т.е. лицом, не имевшим на это права[14] .

Согласно ч. 2 ст. 49 УПК РФ по определению суда или постановлению судьи в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. Однако на практике возник вопрос: каким судом разрешается ходатайство о допуске указанных лиц?

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила постановления суда первой инстанции о допуске в качестве защитников матерей осужденных, указав, что по смыслу ст. 49 УПК РФ вопрос о допуске защитников разрешает суд, в производстве которого находится дело. Таким образом, вынося постановления о допуске в качестве защитников матерей осужденных при рассмотрении дела в кассационной инстанции - Верховном Суде Российской Федерации, судья областного суда вышел за пределы своих полномочий".[15]

Деятельность адвоката и защита обвиняемым своих прав во многом совпадают, однако имеются и существенные отличия в рамках осуществления функции защиты.

Так, адвокат призван осуществлять функцию защиты при производстве по уголовному делу в интересах обвиняемого с использованием своих профессиональных знаний, навыков и умений. Если обвиняемый вправе использовать предоставляемые ему возможности для защиты, то адвокат не только вправе, но в первую очередь обязан использовать все законные средства и способы для установления обстоятельств, свидетельствующих в пользу обвиняемого. В соответствии со ст. 7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством средствами.

В то же время адвокат не должен отводить подзащитному роль пассивного наблюдателя происходящего по уголовному делу. Адвокат должен предпринимать шаги к тому, чтобы сам подсудимый активно участвовал в судопроизводстве, в процессе доказывания. Это будет способствовать установлению оправдывающих и смягчающих ответственность обстоятельств. Без активного участия в деле обвиняемого эффективное выполнение адвокатом своих обязанностей крайне затруднительно.

Выполнение стоящих перед адвокатом и защитой в целом задач предполагает также оказание подзащитному надлежащей юридической помощи. Она включает в себя дачу консультаций по возникающим вопросам, разъяснение сущности и целей предпринимаемых адвокатом по делу шагов, составление процессуальных документов от имени подзащитного и др.

Демократизм, гуманизм и справедливость современного российского уголовного процесса проявляется в том, что уголовно-процессуальный закон в интересах всемерной охраны, защиты и реализации субъективных процессуальных прав человека и гражданина, причастных к совершенному преступлению или обвиняемых в совершении его, основываясь на возрастных, личностных и иных критериях, закрепляет обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве.

Существует круг дел, по которым закон предписывает обязательное участие защитника. Это дополнительная гарантия защиты лиц, которые в силу физических или психических недостатков либо возрастных особенностей, а также по иным причинам не могут сами осуществлять свое право на защиту либо она для них существенно затруднена. Государство заинтересовано в повышенной охране интересов таких лиц, в результате чего оно избавляет себя от возможных ошибок на следствии и в суде[16] .

Согласно ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если:

1) подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном статьей 52 УПК РФ;

2) подозреваемый, обвиняемый является несовершеннолетним;

3) подозреваемый, обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту;

3. 1) судебное разбирательство проводится в порядке, предусмотренном частью пятой статьи 247 УПК РФ (судебное разбирательство по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях проводится в отсутствие подсудимого, который находится за пределами территории Российской Федерации и (или) уклоняется от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу);

4) подозреваемый, обвиняемый не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу;

5) лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь;

6) уголовное дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей;

7) обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела в порядке, установленном главой 40 УПК РФ.

Невыполнение требований данной статьи согласно п. 4 ч. 2 ст. 381 УПК РФ влечет отмену приговора с возможными последствиями, указанными в ст. 378 УПК РФ. Выявление этого нарушения в ходе подготовки к судебному заседанию является основанием для возвращения уголовного дела прокурору, поскольку обвинительное заключение или обвинительный акт (см. Приложение 2), составленные на материалах, содержащих в себе такой существенный порок, не могут быть предметом судебного разбирательства (п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ). Так, предъявление обвинения несовершеннолетнему без участия защитника должно быть безоговорочно признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона и повлечь возвращение дела прокурору с момента назначения судебного заседания[17] .

Установив, что участие защитника обязательно, в случае, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке ст. 52 УПК РФ, следователь, прокурор, суд должны выяснить, приглашен ли обвиняемым защитник. В противном случае им необходимо принять меры по обеспечению участия защитника в деле через адвокатское образование.

Следователь обязан обеспечить обязательное участие защитника подозреваемому и обвиняемому, если последние не отказались, а воспользовались своим правом обратиться за помощью адвоката с момента, определяемого законом, а именно: с возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, а также с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях водворения в изолятор временного содержания либо заключения под стражу.

Кроме того, в силу ч. 2 ст. 48 Конституции Российской Федерации участие в уголовном деле адвоката обязательно и тогда, когда о назначении его ходатайствуют подозреваемый, обвиняемый, подсудимый. Решая вопрос об обеспечении участия адвоката в уголовном деле, надо иметь в виду, что Основные положения о роли адвокатов, принятые VIII Конгрессом ООН по борьбе с преступностью и предупреждению преступности в августе 1990 г. в г. Нью-Йорке, закрепляют обязанность правительств гарантировать каждому право получить помощь адвоката по его выбору при аресте, задержании и помещении в тюрьму или обвинений в совершении преступления (ст. 5) [18] . Право подозреваемого и обвиняемого иметь защитника (ст. 52 УПК РФ) не может быть превращено в обязанность защищаться с помощью защитника. В любой момент производства по делу каждый из них вправе отказаться от помощи защитника. Это относится ко всем делам, в том числе и к тем, по которым участие защитника обязательно. Однако закон предупреждает, что отказ от защитника необязателен для дознавателя, следователя, прокурора и суда. Практика идет по пути безусловного участия защитника в процессе во всех случаях.

Таким образом, мы определили, что функции защитника могут выполнять адвокат, близкие родственники обвиняемого или иное лицо, которому последний доверяет свою судьбу и ходатайствует о его допуске в уголовное дело. Будучи допущены в процесс, все они имеют в целом одинаковый правовой статус. Однако следует отметить, что уголовно-процессуальное законодательство отдает предпочтение адвокату, как субъекту, занимающемуся защитой граждан на предварительном следствии и суде профессионально. Это выражается в том, что государство, реализуя конституционное право граждан (ст. 48 Конституции) на получение квалифицированной юридической помощи на досудебных стадиях процесса, доверяет защиту только адвокату.

1.2 Права и обязанности защитника в уголовном судопроизводстве

Как участник уголовного судопроизводства защитник обладает определенным в законе процессуальным положением (статусом). Последнее в теории уголовно-процессуального права и адвокатуры трактуют многозначно: защитник представляет интересы обвиняемого и в то же время является самостоятельным участником уголовного процесса[19] ; защитник самостоятельный субъект уголовного судопроизводства, представляет интересы подозреваемого, обвиняемого[20] ; защитник - самостоятельный субъект уголовного процесса, не зависит от незаконных и необоснованных притязаний подозреваемого и обвиняемого[21] ; адвокат является представителем обвиняемого, призванным оказывать ему юридическую помощь[22] ; процессуальное положение адвоката - это совокупность только закрепленных в законе его процессуальных прав и обязанностей[23] .

Приведенные понятия процессуального положения защитника неприемлемы прежде всего потому, что не содержат ответа на концептуальные вопросы о том, что представляет собой данный статус, почему защитник есть самостоятельный субъект процесса или представитель подзащитного, кто и где закрепляет его положение.

В соответствии с положениями уголовно-процессуального права процессуально-правовое положение (статус) защитника – это урегулированные нормами права взаимоотношения на уровне "государство - защитник", которые охватывают различные слагаемые данного феномена. В частности, его структура включает права, обязанности, гарантии надлежащей реализации прав и обязанностей, процессуальную право-дееспособность, ответственность защитника[24] .

Именно закон определяет самостоятельность и независимость защитника при выполнении процессуальной свой роли, характер и содержание его взаимоотношений как с подзащитным, так и с судом, руководителем следственного органа, следователем, дознавателем. Рассматривая вопрос о процессуальном положении защитника-адвоката, непременно следует учитывать предписание о том, что адвокат является независимым советником по правовым вопросам (п. 1 ст. 2 Закона об адвокатуре). Естественно, и советником подозреваемого, обвиняемого, подсудимого.

Для того чтобы получить статус защитника в уголовном процессе лицо должно быть допущено в качестве такового субъекта к участию в уголовном деле.

Согласно УПК РФ значительно расширен перечень случаев возможности допуска защитника к участию в уголовном деле. Защитник допускается к участию в уголовном деле:

1) с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого;

2) с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица;

3) с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях:

а) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление; когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления;

б)применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу;

3.1 с момента вручения уведомления о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 УПК РФ;

4) с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы;

5) с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления.

К сожалению, механизм вступления избранного самим подозреваемым (обвиняемым) адвоката в качестве его защитника в уголовное дело плохо урегулирован действующим УПК РФ, как, впрочем, и ранее действовавшим УПК РСФСР. Следует согласиться с СВ. Купрейченко, Л.А. Демидовой и рядом других авторов в том, что необходимо различать момент принятия на себя защиты адвокатом и момент его вступления в дело в качестве защитника подозреваемого (обвиняемого). Если первый совпадает с моментом заключения соглашения между адвокатом и доверителем об оказании юридической помощи по уголовному делу в порядке ст. 25 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"[25] , то второй - с моментом его официального допуска в данное уголовное дело, когда он становится реальным субъектом уголовного судопроизводства. Именно второй момент вызывает определенные вопросы в теории и на практике.

Так, если проанализировать положения статей УПК РФ, посвященных вступлению адвоката в качестве защитника в уголовное дело, можно сделать вывод о навязываемом этими положениями некоем "разрешительном порядке", на чем сходятся большинство ученых.[26] Об этом свидетельствуют следующие положения уголовно-процессуального закона: ч. 2 ст. 49 "в качестве защитников допускаются адвокаты", ч. 4 ст. 49 "адвокат допускается к участию в уголовном деле:", ч. 1 ст. 53 "с момента допуска к участию в уголовном деле:" Таким образом, иной субъект уголовного судопроизводства допускает адвоката к участию в деле в качестве защитника. Этим субъектом, очевидно, является тот, в чьем производстве находится уголовное дело (следователь, дознаватель).

Нередко следователи (дознаватели) считают допуск адвоката своим правом, а не обязанностью, и используют его в своих интересах, которые нередко далеки от интересов надлежащего, объективного расследования уголовного дела. Так, ч. 1 ст. 53 УПК РФ указывает, что защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого. Апеллируя к данной норме закона, следователи отказывали в удовлетворении ходатайств (первоначально именно в данную процессуальную форму облекли защитники свои обращения) в допуске к участию в деле, поскольку обвиняемые находились за пределами Российской Федерации (обвинения предъявлялись заочно) и своего согласия на участие в деле именно данных защитников следователю не передали.

Данная практика представляется не соответствующей закону по следующим соображениям. Исходя из положений Закона об адвокатуре соглашение, заключенное между адвокатом и его доверителем (а в отдельных случаях - иными лицами в его интересах), является строго конфиденциальным документом. В соответствии с положениями ч. 2 ст.6 данного Закона никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи для вступления адвоката в дело. Из этого можно сделать логичный вывод, что конфиденциальным является и согласие, которое дает подозреваемый (обвиняемый) на заключение соглашения именно с данным адвокатом. Форма такого согласия законом не урегулирована. Должна ли это быть устная, письменная или нотариально заверенная форма, неизвестно. Однако представляется, что в любом случае доводиться до третьих лиц, в том числе следователя (дознавателя), это согласие не должно ни при каких обстоятельствах, в том числе потому, что на него распространяется охраняемая законом адвокатская тайна, которой в соответствии со ст. 8 Закона об адвокатуре являются "любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю".

Однако подобные коллизии на практике были бы исключены, если действующим УПК РФ был подробно прописан порядок фактического вступления адвоката в дело. На наш взгляд, этот порядок должен быть уведомительным.

Именно такую позицию занял Конституционный Суд РФ еще в период действия УПК РСФСР, положения которого о порядке допуска адвоката в уголовное дело перекочевали в УПК РФ без особых изменений. Так, в своем постановлении от 25 октября 2001 г. N 14-П Конституционный Суд РФ указал: "Как следует из приведенных законоположений в их нормативном единстве, выполнение адвокатом, имеющим ордер юридической консультации на ведение уголовного дела, процессуальных обязанностей защитника не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, основанного на не перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах, исключающих участие этого адвоката в деле: Положения частей первой и четвертой статьи 47 УПК РСФСР и части второй статьи 51 УПК РСФСР, определяя момент, с которого адвокат, имеющий ордер юридической консультации, при отсутствии обстоятельств, указанных в статье 67.1 УПК РСФСР, вправе вступить в уголовное дело, не предполагают какого-либо особого - разрешительного - порядка такого вступления и, следовательно, не должны служить основанием для лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, принимать правоприменительные акты, разрешающие защитнику участвовать в деле"[27] . Данное конституционно-правовое толкование положений УПК РСФСР не утрачивает актуальности при применении положений ст. 49 и 50 УПК РФ при вхождении защитника в дело.

Полностью солидарны с Конституционным Судом РФ и авторы комментария к УПК РФ под редакцией Д.Н. Козака: "Следователь (дознаватель), прокурор, суд не имеют права отказать в допуске к участию в уголовном деле защитника, приглашенного обвиняемым (подозреваемым). Обвиняемый (подозреваемый) имеет право пригласить защитника по соглашению в любой момент уголовного судопроизводства. Данное ходатайство подлежит удовлетворению во всех случаях".

В этой связи автор полагает, что, желая вступить в уголовное дело после заключения соответствующего соглашения, защитник должен обратиться к лицу, в производстве которого находится уголовное дело с уведомлением о вступлении в дело. Безусловно, для соблюдения положений ч. 4 ст. 49 УПК РФ к уведомлению необходимо приложить соответствующий ордер адвокатского образования, а также копию удостоверения адвоката, если ходатайство подается данному должностному лицу не на личном приеме.

Такое уведомление должно содержать не просьбу о разрешении вступить в дело, а излагать факт вступления адвоката в соответствующие отношения с доверителем, т.е. факт принятия адвокатом обязанности по защите законных прав и интересов доверителя, а также указание на необходимость приобщения прилагаемых документов к материалам дела, что должно расцениваться как официальное вступление адвоката в уголовное дело в качестве защитника. Неудачным в этой связи представляется образец такого уведомления, предлагаемый А.А. Глисковым и А.Г. Глисковым в "Справочнике для адвоката по уголовному судопроизводству", который по сути ничем не отличается от ходатайства, так как в резолютивной части содержит просьбу о допуске в качестве защитника.[28] Очевидно, что суть такого документа как уведомление заключается не в том, что бы просить кого-либо о чем-либо, а ставить его адресата перед определенным фактом (можно провести аналогию с судебными уведомлениями о назначенном судебном слушании и необходимости явки уведомляемого лица).

Одновременно представляется целесообразным внести в действующий УПК РФ следующие изменения, предложенные Ю.А. Костановым:

в ч. 2 ст. 49 слова "В качестве защитников допускаются адвокаты" заменить словами "Защиту по уголовным делам осуществляют адвокаты";

в ч. 3 ст. 49 слова "Защитник допускается к участию в уголовном деле" заменить словами "Защитник приступает к участию в уголовном деле"; ч. 4 ст. 49 изложить в следующей редакции "О вступлении в дело в качестве защитника адвокат уведомляет должностное лицо либо орган, в производстве которого находится дело. Документом, подтверждающим полномочия адвоката в качестве защитника по уголовному делу, является ордер";

в ч. 1 ст. 53 слова "С момента допуска к участию в деле" заменить словами "С момента вступления в дело".[29]

Еще до вступления в силу УПК РФ в ч. 3 его ст. 49 Федерального закона от 29 мая 2002 г. N 58-ФЗ были внесены изменения, согласно которым ранее присутствовавшая в данной норме закона фраза "защитник допускается к участию в уголовном деле" была заменена на "защитник участвует в уголовном деле".

Таким образом, ликвидировав возможность применения разрешительного порядка вхождения адвоката в качестве защитника в уголовное дело, отечественный законодатель не посчитал нужным сделать это и в других нормах Уголовно-процессуального кодекса, создав тем самым трудно разрешимое противоречие.

Предоставив защитнику статус самостоятельного и независимого советника по юридическим вопросам, уголовно-процессуальный закон наделил его широкими полномочиями на досудебном и судебном производстве. С момента допуска к участию в уголовном деле на досудебном производстве адвокат-защитник вправе: иметь наедине свидания с подозреваемым и обвиняемым; присутствовать при предъявлении обвинения; участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с их участием, по их ходатайству или ходатайству самого защитника; знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием его подзащитного, иными документами, представленными подозреваемым, обвиняемым; заявлять ходатайства и отводы; знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами дела, выписывать из него любые сведения, снимать копии с материалов уголовного дела; приносить жалобы на действия и бездействие дознавателя, следователя, прокурора, суда (ч. 1 ст. 53 УПК РФ).

Перечень предоставленных защитнику процессуальных прав не является исчерпывающим, так как он вправе использовать и иные не запрещенные законом средства и способы защиты подозреваемого и обвиняемого. Участвуя в производстве дознания или предварительного следствия по уголовному делу, защитник несет целый ряд процессуальных обязанностей, на него распространяются определенные запреты. Так, защитник обязан являться по вызову дознавателя, следователя, прокурора для участия в производстве по делу, сохранять в тайне содержание бесед с подозреваемым, обвиняемым, использовать все законные средства и способы защиты подозреваемого, дать подписку о неразглашении материалов уголовного дела, содержащих государственную тайну, оказывать квалифицированную юридическую помощь подзащитному и др.

Кроме того, защитнику запрещено разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, защищать интересы двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного противоречат интересам другого, отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого, подсудимого (п. 5-7 ст. 49, ч. 2 ст. 53 УПК РФ).

Обязанности защитника в уголовном процессе не закреплены в отдельной статье УПК РФ, они разбросаны по всему кодексу.

В ходе осуществления своих полномочий адвокат обязан строго соблюдать закон, адвокатскую этику (см. Приложение 3) и использовать все не запрещенные законом средства для защиты прав и законных интересов обвиняемого или лица, представителем которого он является. Он не вправе отказаться от принятой на себя защиты, но не имеет право и осуществлять защиту или представительство в случаях, если он по данному делу оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицам, интересы которых находятся в противоречии с интересами лица, обратившегося с просьбой о ведении дела. Кроме этого, в случаях, установленных законом, адвокаты обязаны оказывать юридическую помощь бесплатно.

Как указывает В. Л. Кудрявцев, «в статье 49 УПК РФ в общем виде представлены полномочия защитника правообязывающего характера. Их суть в том, что необходимо одновременно по отношению к одним и тем же действиям указать как на то, что защитнику разрешено, так и на то, что он обязан делать. Вместе с тем при регулировании конкретных ситуаций сделать это одновременно невозможно и нецелесообразно. Поэтому законодатель в данном случае не употребил термины "вправе" или "обязан", а использовал описательный способ регулирования. Законодатель таким способом определяет необходимую общую линию поведения защитника - его обязанность действовать в направлении защиты прав и законных интересов подзащитного) Возложение общей обязанности позволяет законодателю использовать также и такое средство, как предоставление защитнику средств и способов защиты, не запрещенных УПК (ст. 53). Кстати, в ч. 3 ст. 15 УПК указывается на то, что суд создает необходимые условия для осуществления сторонами предоставленных им прав, в том числе и защитником.

Таким образом, на защитника возлагаются конкретные обязанности, для реализации которых ему даны определенные полномочия (права). Использование этих полномочий одновременно является и его юридической обязанностью, уклониться от выполнения которой он не вправе. У защитника нет свободы в выборе способа поведения, имеющейся, скажем, у обвиняемого, который может осуществлять свои права, а может и не осуществлять. Но у него есть то, что обычно квалифицируется как усмотрение. Под ним понимается проявление защитником инициативы при выборе средств и способов защиты, не запрещенных УПК РФ, в пределах осуществления им защиты прав и законных интересов доверителя». Таким образом, на адвоката возлагается общая обязанность использовать все не запрещенные УПК РФ (ст. 53) средства и способы защиты в целях защиты прав и законных интересов подзащитного.

На мой взгляд, основная обязанность данного субъекта уголовного процесса вытекает из понятия «защитник», содержащегося в ст. 53 УПК РФ, осуществление в установленном порядке защиты прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказание им юридической помощи при производстве по уголовному делу.

Таким образом, обязанности защитника в уголовном процессе вытекают из функции данного субъекта в уголовном процессе, которая заключается в использовании защитником установленных в законе либо не запрещенных законом средств и способов защиты.


2 Деятельность защитника в досудебном производстве по уголовному делу

2.1 Собирание защитником доказательств по делу

Наиболее актуальной проблемой для уголовного процесса России является вопрос об участии защитника в доказывании. В ч. 1 ст. 86 УПК РФ защитник не перечислен среди субъектов, осуществляющих собирание доказательств, поскольку он в отличие от них не обладает властными полномочиями. Тем не менее, уголовно-процессуальный закон, ч. 3 ст. 86 УПК РФ, наделил защитника правом собирать доказательства только ему свойственным путем. Кроме того, из ч. 3 ст. 7 УПК РФ следует, что только деятельность суда, прокурора, следователя, органа дознания или дознавателя в ходе уголовного судопроизводства при соблюдении норм УПК РФ влечет за собой признание допустимыми полученных таким путем доказательств.

Таким образом, из анализа ч. 3 ст. 7 УПК РФ, а также ч. 1 и ч. 3 ст. 86 УПК РФ, можно прийти к следующим выводам: во-первых, защитник не может подобным образом, как вышеперечисленные должностные лица и суд собирать доказательства, он собирает их только ему свойственным путем; во-вторых, его деятельность по собиранию доказательств не влечет за собой признание допустимыми полученных таким путем доказательств. Это означает, что защитник собирает фактический материал, обладающий свойством относимости, а затем представляет его лицу, ведущему производство по делу для получения свойства допустимости. Такое положение вещей вписывается в п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, согласно которой, защитник вправе собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном частью третьей статьи 86 настоящего Кодекса. Раз защитник не может собирать доказательства непосредственно сам, а собирает их через субъектов, уполномоченных собирать доказательства согласно ч. 1 ст. 86 УПК РФ, то значит, он собирает их опосредованно, и таким образом защитник участвует в собирании доказательств. Именно по причине того, что деятельность защитника по собиранию доказательств носит опосредованный характер, реализуемый через деятельность лиц, ведущих производство по делу, законодатель не урегулировал процедуру собирания доказательств защитником, поскольку она не носит процессуальный характер, а является "предпроцессуальной" или непроцессуальной деятельностью защитника.

Норма закона, дающая "зеленый свет" возможности использования труда частных детективов для сбора доказательств в интересах участников процесса рассматривается нами как прогрессивная и отвечающая веяниям времени. Между тем, отсутствие механизма вовлечения полученных в данном порядке сведений просто-напросто блокирует ее реализацию.

Думается, УПК РФ нуждается в закреплении не только возможности защитника обращаться к услугам частных детективов для сбора доказательств, но и механизма использования полученных сведений как доказательств. Рискнем предположить, что данный механизм может быть схож с механизмом вовлечения в процесс доказывания результатов оперативно-розыскных мероприятий (однако, не в том виде, что закреплен ст. 89 УПК РФ).

На наш взгляд, следует согласиться с А.А. Шамардиным, который считает, что возможно «говорить об обязанности доказывания применительно к защитнику, но только в случае, если таковым выступает адвокат. Осуществление защиты обвиняемого есть его профессиональная обязанность. То, что такая обязанность возникает у адвоката не непосредственно на основании норм УПК, а в силу заключенного соглашения или по назначению органов предварительного расследования или суда, сути вопроса не меняет. Адвокат обязан защищать обвиняемого, его права и законные интересы путем установления обстоятельств, свидетельствующих о невиновности обвиняемого или виновности его в менее тяжком преступлении, а также смягчающих его ответственность обстоятельств путем собирания доказательств, заявленияходатайств о приобщении их к материалам уголовного дела и о проведении следственных действий и т.д. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, при осуществлении своей профессиональной деятельности адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Кон­ституцией России, законом и указанным Кодексом.

Будь защита обвиняемого не обязанностью, а субъективным правом адвоката, он мог бы произвольно отказаться от использования такого права. Сущность субъективных юридических прав как раз и заключается в возможности использования их по желанию или усмотрению субъекта правоотношений. Однако, согласно ч. 7 ст. 49 УПК, адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого. Аналогичную норму содержит и п. 6 ч. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». Кроме того, невыполнение или ненадлежащее выполнение субъективной юридической обязанности может порождать негативные для нарушителя последствия. Так и адвокат-защитник при неисполнении или ненадлежащем исполнении своих профессиональных обязанностей перед доверителем, или нарушении норм Кодекса профессиональной этики может быть привлечен к дисциплинарной ответственности по решению совета адвокатской палаты субъекта РФ (п. 1 и 2 ч. 2 ст. 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»)»[30] .

«Таким образом, - делает вывод А.А. Шамардин, - можно констатировать, что адвокат-защитник, будучи профессиональным участником уголовного судопроизводства, является субъектом обязанности доказывания.При этом специфика его процессуального положения и особенность выражения обязанностей в доказывании выражается в том, что все процессуальные дей­ствия адвоката должны быть направлены исключительно на выявление и установление только тех обстоятельств, которые оправдывают обвиняемого или смягчают его ответственность».

Таким образом, участие защитника в доказывании определяется тем, что, во-первых, он оценивает доказательства в целях защиты прав и законных интересов подзащитного, а его деятельность носит односторонний характер; во-вторых, результаты деятельности по оценке доказательств выражаются в ходатайствах, заявлениях и т.п., имеющих целью убедить следователя и суд в правильности своей позиции, а результаты такой деятельности облекаются в процессуальные документы (постановления, определения и пр.), определяющие дальнейшее движение уголовного дела и подлежащие исполнению; в-третьих, он не назван в ст. 17 и 88 УПК в качестве субъекта оценки доказательств. Кроме того, защитник является субъектом обязанности доказывания.

2.2 Участие защитника в производстве отдельных следственных действий

Защитник имеет безусловное право участвовать во всех допросах защищаемого им подозреваемого или обвиняемого. Однако по буквальному грамматическому смыслу п. 5 ч. 1 статьи 53 УПК РФ в иных следственных действиях с участием подозреваемого или обвиняемого защитник может принимать участие лишь тогда, когда он или его подзащитный заявят об этом ходатайство: "С момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе: участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника в 33 порядке, установленном настоящим Кодексом" (п. 5). Если бы после оборота "...следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого" перед союзом "либо" в тексте названного пункта была поставлена закрывающая причастный оборот запятая, смысл всего выражения приобретал бы характер перечисления случаев возможного участия защитника в следственных действиях: а) производимых с участием (в отношении) подозреваемого, обвиняемого, независимо от наличия или отсутствия ходатайства об участии в этих действиях их защитника; б) либо по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по ходатайству самого защитника - во всех иных случаях, т.е. и не в отношении самого подозреваемого или обвиняемого. В отсутствие такой запятой участие защитника в следственных действиях, производимых в первом из указанных двух случаев, а именно, с участием подозреваемого, обвиняемого, формально обусловливается фактом заявления ими соответствующего ходатайства. То есть получается, что если такого ходатайства своевременно заявлено не было, следователь может провести иное следственное действие (кроме допроса) в отношении подозреваемого или обвиняемого без участия защитника1 . Однако, по нашему мнению, подобное буквальное толкование не может быть признано правильным, поскольку защитник участвует в уголовном деле, начиная с одного из моментов, указанных в ч. 3 ст. 49 УПК РФ. При этом участие защитника состоит в том, что он оказывает подозреваемому или обвиняемому юридическую помощь при производстве по уголовному делу (ч. 1 ст. 49), т.е. на протяжении всего производства. Если же следственное действие, производимое в отношении подозреваемого или обвиняемого, будет происходить в отсутствие защитника лишь потому, что ходатайство об участии защитника по тем или иным причинам (например, ввиду недостаточно полного разъяснения следователем подозреваемому и обвиняемому их прав) не было заявлено (при отсутствии письменного отказа от защитника), общее требование закона об оказании юридической помощи защитником при производстве по всему уголовному делу останется не вполне реализованным. Другими словами, если защитник участвует в деле или должен в нем участвовать, производство следственных действий с участием (в отношении) подозреваемого или обвиняемого без защитника неправомерно. Подтверждением этого может служить, в частности, ч. 11 ст. 182 УПК РФ, которая дозволяет защитнику присутствовать при обыске в помещении, занимаемом его подзащитным, не ставя это присутствие в зависимость от получения разрешения следователя.

Иначе решается вопрос в отношении следственных действий, производимых по ходатайствам обвиняемого или его защитника в порядке п. 10 ч. 4 ст. 47 УПК РФ. Участвовать в них эти лица могут только с разрешения следователя. Из сопоставления данной нормы с п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК РФ можно заключить, что речь в п. 10 ч. 4 ст. 47 УПК РФ идет только о тех следственных действиях, которые производятся не в отношении самого подозреваемого или обвиняемого (их допрос, опознание, освидетельствование, обыск в их помещении и т.д.), а в отношении других лиц или объектов, но в присутствии с разрешения следователя подозреваемого, обвиняемого и их защитника.

Согласно нормам УПК при проведении следственных действий защитник также может:

- давать своему подзащитному в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам. Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол (ч. 3 статьи 53 УПК РФ);

- делать заявления (ч. 4 ст. 166 УПК РФ), подлежащие занесению в протокол следственного действия, письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе, о его дополнении и уточнении (ч. 3 ст. 53, ч. 6 ст. 166 УПК РФ);

- имеет право на предъявление ему всего обнаруженного и изъятого при осмотре (ч. 4 ст. 177 УПК РФ);

- присутствовать при обыске в помещении, занимаемом его подзащитным (ч. 11 ст. 182 УПК РФ);

- знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы и ходатайствовать о внесении в него дополнительных вопросов эксперту; заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении; ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении; присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту; знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта (ч. 1 ст. 198 УПК РФ);

- участвовать в исследовании доказательств в судебном разбирательстве (ч. 1 ст. 248 УПК РФ).

Согласно сложившейся судебной практике признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона неизвещение защитника о проведении следственных действий, если он заявлял ходатайство о намерении в них участвовать1 .

В то же время УПК РФ, регламентируя общий порядок проведения следственных действий (ст. 164 УПК РФ), не закрепляет обязанность следователя (дознавателя) извещать защитника об их проведении.

Так, в 22 случаях из изученных нами уголовных дел защитник знакомился с материалами дела (в том числе в 19 случаях совместно с обвиняемым), в 4 случаях заявлял ходатайства о признании доказательств недопустимыми в связи получением их с нарушением уголовно процессуального закона (не удовлетворено ни одно), в 17 случаях участвовал в допросе обвиняемого.Если по каким-либо причинам защитник не имеет возможности принять участие в таком следственном действии, он обращается с ходатайством к следователю о переносе срока проведения данного действия либо при наличии согласия обвиняемого (подозреваемого) уведомляет следователя о возможности осуществления следственных действий без его (защитника) участия.

Ходатайства защитника в уголовном судопроизводстве без преувеличения можно назвать инструментом официального общения с должностными лицами и государственными органами. УПК РФ закрепляет возможность использования адвокатами ходатайств более чем в 100 случаях, при этом оставляя перечень открытым. В то же время ходатайства нельзя признать эффективным средством отстаивания позиции защиты.Помимо этого ни для кого не секрет, что в удовлетворении ходатайств адвокатам очень часто отказывают государственные органы и должностные лица. Причинами отказов являются как недобросовестность должностных лиц, так и во многих случаях неубедительность или неопределенность заявленных ходатайств.

Предметом ходатайств во время досудебного производства может быть производство процессуальных действий или принятие процессуальных решений. Цель заявления ходатайств - установление обстоятельств, имеющих значение для дела, и (или) обеспечение прав и законных интересов лица (ч. 1 ст. 119 УПК РФ).

При составлении ходатайств адвокатам следует иметь в виду, что:

а) вне зависимости от каких-либо обстоятельств заявленные ходатайства подлежат обязательному разрешению уполномоченными должностными лицами;

б) результаты разрешения ходатайств обязательно должны быть изложены в письменном виде в форме постановления (определения). Следует отметить непоследовательность УПК РФ в регламентации решений, принимаемых государственными органами и должностными лицами по ходатайствам участников уголовного судопроизводства. В частности, ст. 122 УПК РФ обязывает их выносить постановление (определение) об удовлетворении ходатайства, тогда как ч. 3 ст. 159 и ч. 2 ст. 271 УПК РФ такой обязанности не содержат;

в) решения уполномоченных должностных лиц по заявленным ходатайствам должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ч. 4 ст. 7 УПК РФ);

г) решения уполномоченных должностных лиц по заявленным ходатайствам могут быть обжалованы прокурору или в суд;

д) защитнику, представителю потерпевшего, а также некоторым иным лицам (ч. 2 ст. 159 УПК РФ) не может быть отказано на стадии предварительного расследования в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для уголовного дела.

К ходатайствам в уголовном судопроизводстве предъявляются различные формальные требования. Так, некоторые ходатайства должны быть заявлены только в письменной форме, например ходатайство об изготовлении копии протокола за счет стороны (ч. 8 ст. 259 УПК РФ) (см. Приложение 4), другие могут быть заявлены и в устной форме с обязательным занесением их в протокол следственного действия или судебного заседания (ст. 120, 198, 217, 271 УПК РФ и др.). К некоторым письменным ходатайствам закон предъявляет особые требования к их содержанию, например, ходатайство об исключении доказательства (ст. 235 УПК РФ) (см. Приложение 5), к другим - такие требования отсутствуют (например, к ходатайству поручителей об избрании соответствующей меры пресечения (ч. 2 ст. 103 УПК РФ) и др.).

В теории уголовного процесса используются различные классификации ходатайств. Для целей настоящей работы представляется возможным использовать классификацию ходатайств, предложенную О.А. Максимовым1 . В соответствии с ней все ходатайства участников уголовного судопроизводства можно разделить на: 1) ходатайства о приобретении процессуального статуса и реализации процессуальных прав; 2) ходатайства об участии в доказывании;3) ходатайства о порядке судебного разбирательства.

К первой подгруппе отнесены ходатайства, направленные на официальное подтверждение процессуального статуса или приобретение такового.

Ко второй подгруппе относятся ходатайства, направленные на реализацию процессуальных прав участников уголовного судопроизводства. Это могут быть ходатайства защитника об ознакомлении с протоколами следственных и процессуальных действий, которые предъявлялись или должны были предъявляться подозреваемому или обвиняемому (п. 6 ч. 1 ст. 53 УПК РФ), ходатайство об изготовлении копии протокола за счет стороны (ч. 8 ст. 259 УПК РФ), ходатайство потерпевшего об ознакомлении с материалами уголовного дела (ч. 1 ст. 216 УПК РФ) и др. В отличие от ходатайств о приобретении процессуального статуса ходатайства о реализации процессуальных прав не требуют развернутой аргументации, так как для их удовлетворения требуется только соблюдение формальных условий.

Анализ изученных нами тридцати уголовных дел показывает, что из данной группы наиболее часто заявлялись ходатайства о назначении экспертизы (38 % случаев), о допуске к участию в деле в качестве защитника (34 %), о приобщении к делу в качестве доказательств опросов свидетелей защиты (28%) Ходатайства об участии в доказывании относятся ко второй группе и направлены прежде всего на собирание доказательств, подтверждающих позицию доверителя или опровергающих позицию противоположной стороны. Для защитника такого рода ходатайства являются основным способом участия в доказывании по уголовному делу. Без преувеличения можно сказать, что эти ходатайства являются наиболее распространенными в уголовном процессе и одновременно наиболее сложными в силу их специфики.

Из изученных нами уголовных дел из данной группы в 10 случаях заявлялись ходатайства о производстве следственного действия (удовлетворено одно), в 9 случаях о приобщении предметов в качестве вещественного доказательства (удовлетворено одно), в 8 случаях о приобщении документов в качестве иных документов (удовлетворено 5), в 3 случаях о присутствии обвиняемого (подозреваемого) при производстве судебной экспертизы (удовлетворено одно).

При этом особенно важно, что заявленное ходатайство о проведении конкретного следственного действия позволяет защитнику участвовать в этом следственном действии и до окончания предварительного расследования знать о его результатах. Этот вывод основывается на анализе п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, в соответствии с которым с момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе участвовать в следственных действиях, производимых по ходатайству обвиняемого (подозреваемого) или самого защитника.

Например, по одному из уголовных дел защитник заявил ходатайство о производстве судебно- химической экспертизы вещественного доказательства (майки). Обстоятельство, для установления которого было заявлено это ходатайство, - установление факта наличия на майке следов металлизации. В свою очередь это обстоятельство (наличие следов металлизации на майке) относится к установлению события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ), так как позиция защиты состоит в том, что лицо оборонялось от нападающего на него с металлической трубой, которой был нанесен удар по телу. Следовательно, это обстоятельство (наличие следов металлизации на майке) имеет значение для дела, так как подтверждает позицию защиты о наличии необходимости обороны. Данное ходатайство было удовлетворено следовтелем.1

Также следует иметь в виду и прямое указание в законе на то, что в силу ч . 2 ст. 159 УПК РФ обвиняемому (подозреваемому) и его защитнику “ не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела” (ч. 2 ст. 159 УПК РФ).

Как показывает практика должностные лица стороны обвинения часто оказывают в удовлетворении такого рода ходатайств, обосновывая это тем, что искомое доказательство уже было установлено иными доказательствами, в связи с чем, проведение дополнительных следственных действий нецелесообразно (по изученным уголовным делам в 88% случаев).

В целях реализации предоставленного подозреваемому и обвиняемому права на защиту защитник, вправе знакомиться с целями рядом составленных следователем (дознавателем) протоколов следственных и процессуальных действий. В первую очередь в их число входят протоколы тех следственных действий, которые производились с участием самого подзащитного (допросы, очные ставки, обыски и др.). К другой группе относятся процессуальные документы, которые затрагивают права и интересы обвиняемого (подозреваемого): постановление о возбуждении уголовного дела, о привлечении в качестве обвиняемого, об избрании меры пресечения, о назначении экспертизы, о производстве обыска, о продлении сроков следствия и содержании под стражей и т.д.

Таким образом, одним из важных условий реализации права на защиту является осведомленность защитника не только о сущности возлагаемого на него доверителя обвинения, но и о тех процессуальных механизмах, которые применяются органами предварительного следствия в рамках конкретного расследования. По аналогичному поводу Конституционный Суд РФ в определении от 21 декабря 2000 г. указал: "Непременной составляющей права на защиту является обеспечение заинтересованным лицам возможности представить суду доказательства в обоснование своей позиции, а также высказать свое мнение относительно позиции, занимаемой противоположной стороной, и приводимых ею доводов; без ознакомления с вынесенным в отношении заинтересованного участника процесса решением и его обоснованием он не в состоянии не только должным образом аргументировать свою жалобу в суд, но и правильно определить, будет ли обращение в суд отвечать его интересам"[31] . Этим решением Конституционный Суд РФ обязал органы, осуществляющие предварительное расследование, обеспечивая обвиняемому право на обжалование в суд постановления о продлении срока содержания под стражей, ознакомить его с содержанием данного постановления. Особо отметим, что практике известны случаи, когда необоснованное отклонение судом ходатайства защитника влекло за собой отмену приговора.2

Жалобы на действия сотрудников органов предварительного следствия могут направляться прокурору, в суд (ст. 124-125 УПК РФ), а также, исходя из смысла ст.39 УПК РФ, - руководителю следственного отдела. Рассматривая конкретное уголовное дело, Верховный Суд РФ указал, что лишение обвиняемого и его адвоката права на судебное обжалование действий следователя нарушает конституционные права на защиту. Выбор инстанции, в которую следует направить жалобу, и определение ее содержания лежит на защитнике, однако он должен согласовать свои действия с подзащитным. При этом закон не содержит каких-либо ограничений возможности одновременно направить жалобы всем указанным должностным лицам.

При подаче жалобы в суд в порядке ст. 125 УПК РФ защитник вправе принимать участие в судебном заседании и приводить суду доказательства противоправных действий (бездействия) дознавателя, следователя, прокурора. В судебной практике возник вопрос о праве адвоката, допущенного в качестве защитника на предварительном следствии, подавать кассационные жалобы на ходатайства следователя о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу и участвовать в кассационном их рассмотрении без предоставления отдельного ордера на защиту интересов обвиняемого в суде.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации указала, что согласно ч. 4 ст. 108 УПК РФ вопрос о продлении срока содержания под стражей подлежит рассмотрению с участием защитника обвиняемого, если он участвует в уголовном деле. В силу п. 8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый вправе пользоваться помощью защитника. Как установлено п. 10 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, с момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе приносить жалобы на решения суда, вынесенные в отношении его подзащитного. При этом по смыслу закона не требуется представления в суд выданного коллегией адвокатов ордера на право принесения кассационной жалобы на постановление судьи о продлении срока содержания под стражей.

Таким образом, цель участия защитника в производстве следственных действий - выявление обстоятельств и доказательств, влияющих на решение вопроса о виновности подзащитного. Собственно говоря, эта цель выражает общее направление доказывания, осуществляемого защитником по уголовному делу - защита посредством собирания доказательств. Сохраняется оно и на завершающем этапе предварительного производства.

2.3 Участие защитника при предъявлении обвинения

Обвинение всегда должно предъявляться в присутствии защитника, за исключением случая, когда принят отказ обвиняемого от защитника (п. 1 ч. 1 ст. 51 УПК). Если защитник ранее в деле не участвовал, то перед предъявлением обвинения обвиняемому разъясняется и обеспечивается его право на помощь защитника.

Защитник, допущенный к участию в деле, вправе, ознакомившись с постановлением, в котором сформулировано обвинение, еще до допроса обвиняемого заявить ходатайство о внесении в него изменений, если он считает, что постановление о привлечении в качестве обвиняемого составлено с нарушением требований ст. 171 УПК РФ. Следователь обязан рассмотреть эти ходатайства и в случае их удовлетворения внести необходимые изменения в постановление о привлечении в качестве обвиняемого и вновь выполнить требования ст. 172 УПК РФ.

Перед допросом следователь вручает обвиняемому и его защитнику копию постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

Защитник может присутствовать как при предъявлении своему подзащитному постановления о привлечении в качестве обвиняемого, так и при последующем его допросе. В этих случаях защитник вправе ознакомиться с указанным постановлением и делать из него выписки; давать пояснения обвиняемому по существу указанных в нем норм уголовного и уголовно-процессуального закона; разъяснять сущность правового статуса обвиняемого; обсуждать с подзащитным вопросы выработки единой позиции по отношению к предъявленному обвинению и предстоящему допросу.

Присутствуя при предъявлении обвинения, защитник прежде всего сам обязан уяснить его сущность; проверить, соответствуют ли выводы, изложенные в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, содержанию этого документа и требованиям закона. Защитник в случае необходимости вправе, наряду со следователем, разъяснить сущность предъявленного обвинения, его последствия. Защитник вправе делать замечания по существу постановления о привлечении в качестве обвиняемого, заявлять ходатайства о внесении изменений в формулировку обвинения, если считает, что она недостаточно обоснована или составлена с нарушением требований ст. 171 УПК РФ.

2.4 Ознакомление защитника по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела

По окончании предварительного расследования защитник вправе знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов дела, в том числе с помощью технических средств, заявлять ходатайства, представлять доказательства, приносить жалобы на действия (бездействие) дознавателя, следователя, прокурора.

На наш взгляд, такое право должно быть предоставлено защитнику не только по окончании предварительного расследования, но и в период его проведения.

Все материалы уголовного дела для ознакомления обвиняемому и его защитнику следователь предъявляет подшитыми и пронумерованными (ч. 1 ст. 217 УПК РФ). Вещественные доказательства тоже предъявляются для ознакомления обвиняемому и его защитнику, а по их просьбе следователь должен ознакомить их с фотографиями, аудио- и видеозаписями, материалами киносъемки. Ознакомление с материалами оконченного предварительного следствия обвиняемый и его защитник могут производить совместно, а по их просьбе - раздельно.

Обвиняемый в момент ознакомления с материалами уголовного дела, а также на предварительном слушании, когда проведение его обязательно, вправе заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением (ст. 315 УПК РФ). В таких случаях ходатайство должно быть заявлено добровольно, после консультации с адвокатом-защитником и в его присутствии. Если в таких случаях адвокат не приглашен для участия в деле, то суд обязан обеспечить его участие в судопроизводстве.

Заявленные при ознакомлении с материалами оконченного предварительного следствия ходатайства защитника могут быть нацелены на то, чтобы собирать доказательства, имеющие значение для защиты обвиняемого, проверить версии, опровергающие обвинение, предъявленное подзащитному, изменить квалификацию деяний обвиняемого на более мягкую, исключить отдельные эпизоды или части из обвинения, прекратить уголовное дело и уголовное преследование (п. 1-3 ч. 1 ст. 24; ч. 3 ст. 24 УПК РФ).

После удовлетворения или отклонения следователем данных ходатайств защитник и обвиняемый подписывают протокол об ознакомлении с материалами оконченного предварительного расследования по уголовному делу, а следователь приступает к составлению по нему обвинительного заключения (ст. 218-220 УПК РФ).

Таким образом, одним из важных условий реализации права на защиту является осведомленность защитника не только о сущности возлагаемого на его доверителя обвинения, но и о тех процессуальных механизмах, которые применяются органами предварительного следствия в рамках конкретного расследования.

3 Деятельность защитника в судебном производстве по уголовному делу

3.1 Участие защитника в подготовительной части судебного заседания

Определяющее значение в организации защиты обвиняемого имеет презумпция невиновности, изложенная в ст. 49 Конституции Российской Федерации и ст. 14 УПК РФ. В соответствии с содержанием презумпции невиновности обвиняемый со стороны государства считается невиновным и к нему не могут быть Применены меры уголовно-правового воздействия до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном уголовно-процессуальном законодательством порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Из данного положения следуют другие правила, а именно: подозреваемый или обвиняемый не обязаны доказывать свою невиновность, хотя и вправе защищаться всеми законными средствами; обязанность доказывания их вины возлагается на сторону обвинения; обязанность опровергать приведенные в свою защиту доводы обвиняемых или подозреваемых возлагается на сторону обвинения; все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в пользу обвиняемого; обвинительный приговор не может быть основан на предположениях; заявление об алиби (о нахождении подозреваемого или обвиняемого в момент совершения преступления в другом месте), если оно реально возможно, считается действительным до тех пор, пока органы, осуществляющие уголовное преследование, не докажут обратное.

Деятельность защитника в стадии судебного разбирательства обладает рядом особенностей в связи с введением института предварительного слушания, особой процедуры принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением и при рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей. Предварительное слушание проводится судьей единолично в закрытом судебном заседании с участием сторон, но неявка своевременно извещенных участников судопроизводства не препятствует проведению слушания (ч. 4 ст. 234 УПК).

По ходатайству защитника, другой стороны или по собственной инициативе суд вправе провести предварительное слушание, если необходимо: решить вопрос об исключении доказательств; направить уголовное дело прокурору; приостановить или прекратить уголовное дело; решить вопрос об особом порядке судебного разбирательства или с участием присяжных заседателей (ч. 2 ст. 229 УПК).

Анализ изученных мною уголовных дел показал, что наиболее часто в ходе предварительного слушания заявлялись следующие ходатайства: об исключении доказательств (49 %), об истребовании дополнительных доказательств и предметов, которые имеют значение для уголовного дела (22 %), о допросе лиц в качестве свидетелей (16 %), о вызове свидетеля для установления алиби подсудимого (13 %).

Например, суд удовлетворил ходатайство защитника обвиняемого (подсудимого) об исключении доказательства, в результате которого совершенное преступление подлежит квалификации по другой части статьи. Вмененный обвиняемому С-ву. в краже квалифицирующий признак проникновение в жилище, помещение или иное хранилище, не нашел своего подтверждения, так как в суде было установлено, что обвиняемый (подсудимый) на законных основаниях находился в помещении, жилище или ином хранилище, откуда совершил кражу, в силу чего его действия следует квалифицировать не по ч. 2, а по ч. 1 ст. 158 УК РФ[32] .

На предварительном слушании подлежат рассмотрению и разрешению жалобы адвоката. Результаты их рассмотрения должны быть отражены в постановлении судьи, которым завершается предварительное слушание (ч. 3 ст. 236 УПК). До начала судебного следствия защитник должен: выработать свою позицию по обвинению, предъявленному его подзащитному, которая может основываться как на материалах всего уголовного дела, так и на доказательствах, имеющихся у защитника; позицию по делу согласовать с подсудимым; собрать доказательства, имеющие значение для осуществления защиты и оказания квалифицированной юридической помощи подсудимому; высказать мнение о порядке исследования лишь тех доказательств, которые адвокат представляет в защиту подсудимого.

В связи с этим будет тактически правильно, если защитник в подтверждение своей позиции в отношении обвинения представит суду все имеющиеся у него доказательства. Это окажет существенное влияние на восприятие и понимание судом позиции защитника по обвинению его подзащитного.

3.2 Участие защитника в судебном следствии

Судебное следствие - важнейшая часть судебного разбирательства, в которой суд с участием сторон - государственного обвинителя, частного обвинителя, подсудного, его защитника, а также других участников процесса исследует доказательства, как собранные в стадии предварительного следствия, так и представленные участниками процесса в судебном заседании и истребованные самим судом. Они имеют решающее значение для формирования внутреннего убеждения судей по всем вопросам, подлежащим обсуждению при постановлении приговора в совещательной комнате. Только материалы, проверенные и исследованные в ходе судебного следствия, могут быть положены в основу приговора. Статья 274 УПК РФ (ч. 1 и 2) исходит из того, что первой представляет доказательства сторона обвинения, а затем исследуются доказательства, представленные стороной защиты. Очередность исследования доказательств определяется стороной, представляющей доказательства суду. Суд не вправе изменить этот порядок и обязан соблюдать его по всем уголовным делам.В закрепление такого порядка исследования доказательств проявляется правило «благоприятствования защите»1 . Традиционно проявлением правила благоприятствования защите считаются такие элементы судебного разбирательства, как очередность представления доказательств (ч. 2 ст. 274 УПК РФ), право подсудимого давать показания в любой момент судебного следствия (ч. 3 ст. 274 УПК РФ), право защитника первым допрашивать вызванных по его инициативе свидетелей и экспертов (ч. 3 ст. 278 УПК РФ, ч. 2 ст. 282 УПК РФ), очередность выступлений в прениях (ч. 3 ст. 292 УПК РФ), а также предоставление подсудимому последнего слова (ст. 293 УПК РФ).

Все эти нормы закона, безусловно, способствуют созданию благоприятных условий для реализации функции защиты. В частности, как справедливо отмечает Т.Г. Морщакова, “порядок исследования судебных доказательств обеспечивает максимальное благоприятные условия для защиты прав и законных интересов подсудимого, что отражается в очередностивыступлений представителей обвинения и защиты”.

Участие защитника в производстве отдельных судебных действий предполагает использование средств и способов защиты, не запрещенных УПК РФ, - иначе, с точки зрения криминалистики, использование тактических приемов, направленных на защиту прав и законных интересов подсудимого. Поэтому о тактических приемах защиты можно говорить только применительно средств и способов, которые закон предоставил в распоряжение защитника.

И в подготовительной части, и в ходе судебного заседания защитник имеет право заявлять ходатайства о вызове и допросе дополнительных свидетелей, экспертов, специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов, об изменении меры пресечения, об исключении из разбирательства дела недопустимых доказательств, о возвращении дела прокурору для устранения недостатков, о назначении и производстве экспертизы в суде.Защитник должен тактически определить, когда, в какое время целесообразнее заявить то или иное ходатайство. Любое заявление или ходатайство защитника должно быть аргументированным и понятным всем участникам процесса и составу суда. Тактический прием, используемый адвокатом, должен отвечать следующим требованиям[33] :

законности, т.е. используемый защитником тактический прием должен быть в рамках закона, он не должен быть запрещен им;

научной обоснованности. Под ней следует понимать: а) научность приема - по источнику происхождения (результат научной разработки) или средству проверки (научная проверка рекомендаций практикой); б) соответствие тактического приема современным научным представлениям, современному состоянию криминалистической тактики или состоянию тех наук, из которых тактикой заимствованы положения, обосновывающие данный прием; в) возможности научного предвидения результатов применения тактического приема и определения степени точности этих результатов; г) возможность заблаговременного обоснованного определения наиболее оптимальных условий применения тактического приема; этики, т.е. соответствовать принципам морали, требованиям профессиональной этики.

Защитник вправе самостоятельно истребовать материалы защиты, готовить альтернативные заключения специалистов, получать новые доказательства и оформлять их для представления в суд, согласовывать позицию с другими адвокатами. В процессе судебного следствия защитник должен, с одной стороны, активно участвовать в исследовании собранных по делу доказательств, а с другой - представлять суду новые доказательства, свидетельствующие в пользу своего подзащитного.

На любой стадии, любом этапе рассмотрения уголовного дела, будь то допрос свидетелей или оглашение материалов дела и др., адвокату надо использовать любую возможность защитить своего клиента. По нашему мнению, адвокат должен представлять суду свои формулировки решений по вопросам доказанности, виновности, смягчающим обстоятельствам, наказанию и другим, указанным в п. 1-6 ч.1 ст.299 УПК РФ, что активизирует роль адвоката в уголовном процессе в суде, повысит уровень защиты и благотворно повлияет на ход судебного заседания.

Участие защитника в исследовании доказательств на судебном следствии заключается в выявлении всех обстоятельств, благоприятных для подсудимого, как оправдывающих, так и смягчающих его ответственность, а также в опровержении обвинения в целом или отдельных его частей, для того чтобы поставить под сомнение тот или иной аргумент обвинения и т.д. независимо от того, какое отношение к предъявленному обвинению высказал подсудимый в начале судебного следствия. Безусловно, при участии защитника в доказывании большую роль играет презумпция невиновности (ст. 49 Конституции РФ и ст. 14 УПК РФ).

Формулируя в виде обязанности полномочия общего характера, законодатель таким способом определяет необходимую общую линию поведения защитника - его обязанность действовать в направлении защиты прав и законных интересов подзащитного. Возложение общей обязанности позволяет законодателю использовать такое средство, как представление защитнику прав или средств и способов защиты, не запрещенных УПК РФ (ст. 53 УПК РФ). Такое отождествление прав со средствами и способами защиты вытекает из анализа ст. 53 УПК РФ, где с 1 по 10 пункты перечисляются права защитника, а в п. 11 указывается, что защитник вправе использовать иные, не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы защиты, т.е. иные права, не предусмотренные п. 1-10 этой статьи, но не запрещенные УПК РФ.

В ходе участия в судебном действии защитник может заявить ходатайство, если это соответствует избранной им тактике защиты по делу, а может и не заявить, если признает, что в этом нет необходимости. Соотношение между средством и способом защиты - это соотношение не между существенно различными или друг друга поглощающими явлениями, а между такими, которые, находясь в причинной, взаимообусловливающей зависимости и во взаимопроникновении, сохраняют по отношению друг к другу известную самостоятельность.

В судебном следствии защитник вправе использовать следующие средства и способы защиты:1

а) заявлять ходатайства об истребовании и приобщении к делу доказательств, представлять документы и предметы, которые могут иметь доказательственное значение;

б) ходатайствовать перед судом об установлении обстоятельств, свидетельствующих в пользу подсудимого, и просить о производстве для этого необходимых процессуальных действий;

в) участвовать в исследовании доказательств.

Планирование очередности исследования доказательств, представляемых стороной защиты, зависит от следующих факторов:

а) наличия доказательств защиты: их количества, видов и т.д.;

б)какие обстоятельства устанавливаются доказательствами стороны защиты;

в) предполагаемого и фактического результата исследования доказательств стороны обвинения; пробелов, противоречий и т.д.; момента, выбранного подсудимым для дачи показаний (ч. 3 ст. 274 УПК РФ); момента, выбранного потерпевшим для дачи показаний (ч. 2 ст. 277 УПК РФ).

На судебном следствии защитник вправе заявить ходатайство об исключении из уголовного дела доказательств, недопустимость которых выявлена в ходе судебного разбирательства (ч. 5 ст. 335 УПК РФ). По изученным нами уголовным делам такие ходатайства заявлялись в 16 случаях.


3.3 Участие защитника в прениях сторон

Прения сторон следуют за этапом исследования доказательств, в ходе которого защитник обращает внимание суда на те доказательства, которые подтверждают доказываемые им обстоятельства, а также высказывает свои соображения по поводу доказательств, представленных стороной обвинения. Цель прений состоит в том, чтобы предоставить каждой стороне возможность убедить суд в том, что представленные ею доказательства подтверждают существование обстоятельств, на которые сторона ссылается, а также убедить суд в недоказанности обстоятельств, на которые ссылается противная сторона.

Основное содержание деятельности защитника на данном этапе составляет выступление с судебной речью. СВ. Бородин и Б.Т. Безлепкин рассматривают участие защитника в прениях сторон как важнейшую составляющую судебного разбирательства, "в 54 которой этот участник процесса получает возможность в своей речи подытожить весь уголовный процесс по делу"1 .

Как отмечает В. В. Мельник, «успешное ведение защиты на данном этапе уголовного судопроизводства зависит, прежде всего, от способности защитника выступить с искусной, качественной судебной речью»2 .

Позволю себе не согласиться с данным высказыванием, так как считаю, что не судебные прения, а судебное следствие определяет принятие решения судом. На судебном следствии исследуются доказательства, представленные сторонами, которые будут положены в основу приговора. Поэтому судебная речь защитника на прениях только в том случае принесет пользу подсудимому, если на судебном следствии защитник представит достаточное количество доказательств невиновности подсудимого.

Судебная практика показывает, что защита только тогда может рассчитывать на правильный и справедливый приговор на основании установленных в ходе судебного следствия фактов и доказательств, когда в защитительной речи эти факты и доказательства глубоко и всесторонне анализируются и правильно оцениваются с позиции защиты.

Это имеет особенно важное значение по сложным делам, рассматриваемым в условиях дефицита и противоречивости доказательств, в частности, при отказе подсудимого от ранее данных показаний, в которых он признавал свою вину, по делам, обвинение по которым основано главным образом на косвенных доказательствах, а также по делам о насильственных преступлениях, совершенных обвиняемым под давлением экстраординарных внешних обстоятельств, виктимного поведения, безнравственных и противоправных действий потерпевшего.

По таким делам качественная или некачественная судебная речь защитника влияет на соотношение сил в состязательном процессе и может существенно усилить или ослабить позицию защиты, впечатление от благоприятных или неблагоприятных для защиты результатов судебного следствия.

Особенность судебных прений для защитника состоит в том, что в них он должен, во-первых, высказать четко свою позицию по делу. Важнейшей частью содержания выступления защитника в прениях является изложение позиции по делу. Сформулированная задолго до процесса, заявленная в его начале и доказанная в ходе рассмотрения дела (возможно, измененная по результатам исследования доказательств, по настоянию подзащитного) позиция должна найти свое законное место в тексте выступления защитника в прениях. Фактические обстоятельства дела и правовое требование, направленное к суду, являются ключевыми, фундаментальными составляющими выступления защитника в прениях. Позиции принадлежит определяющая роль, и именно ее должен отразить защитник в прениях.

Во-вторых, проанализировать факты. Если адвокат в своей речи забудет проанализировать какой-либо факт, какой-либо довод, приведенный в речи прокурором, вполне может показаться, что адвокат не смог нейтрализовать этот факт или ответить достойно на приведенный прокурором довод. Адвокату приходится опираться на такие факты, делать такие выводы в своей речи, чтобы они вызывали такие эмоции, как жалость, сострадание, сочувствие, желание понять, простить, помочь и т.п.

В соответствии с ч. 6 ст. 292 УПК РФ после произнесения речей всеми участниками прений сторон каждый из них может выступить еще один раз с репликой. Право последней реплики принадлежит подсудимому или его защитнику.

В реплике (по общему правилу) высказываются возражения "другой стороне". Они могут затрагивать различные вопросы, относящиеся к существу обвинения, преступлению, личности подсудимого, квалификации преступления и др. В реплике должна содержаться аргументация позиции на основании данных, которые исследовались в судебном заседании.

Воспользоваться репликой - право, а не обязанность участника судебных прений. Отказ от реплики не означает, что отказавшийся согласен с выступлениями других участников процесса. Продолжительность реплики не может быть ограничена временем, ее нельзя прерывать, но председательствующий вправе остановить выступающего, если он выходит за рамки дела или ссылается на доказательства, признанные недопустимыми.

Каждый участник судебных прений может выступить с репликой только один раз. По окончании выступлений председательствующий объявляет судебные прения окончены.

3.4 Участие защитника в исполнительном производстве

Участие адвоката в качестве представителя доверителя в исполнительном производстве регламентировано положениями Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"1 . В соответствии с ч. 1 ст. 53 данного Закона гражданин участвует в исполнительном производстве лично или через представителей. Личное участие гражданина в исполнительном производстве не лишает его права иметь представителя. Если по исполнительному документу на должника возложены обязанности, которые он может исполнить только лично, то должник не вправе действовать через представителя.

Круг полномочий представителей сторон в исполнительном производстве многообразен и обусловлен видом представительства. Так, представитель совершает все действия, право на совершение которых, принадлежит представляемым лицам.

Согласно ст. 57 Закона об исполнительном производстве представители сторон исполнительного производства вправе совершать от их имени все действия, связанные с исполнительным производством, если иное не установлено настоящим Федеральным законом.

В доверенности, выданной представителю стороной исполнительного производства, должны - быть специально оговорены его полномочия на совершение следующих действий:

1) предъявление и отзыв исполнительного документа;

2) передача полномочий другому лицу (передоверие);

3)обжалование постановлений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя;

4) получение присужденного имущества (в том числе денежных средств и ценных бумаг);

5) отказ от взыскания по исполнительному документу;

6) заключение мирового соглашения.

Однако необходимо учитывать при определении полномочий представителя стороны, что если по исполнительному документу на должника возложены обязанности, которые он может исполнить только лично, то при их исполнении должник вообще не вправе действовать через представителя. Если же доверитель уполномочивает представителя на совершение таких действий, как: предъявление и отзыв исполнительного документа; передача полномочий другому лицу (передоверие); обжалование постановлений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя; получение присужденного имущества (в том числе денежных средств и ценных бумаг); отказ от взыскателя по исполнительному документу; заключение мирового соглашения, то каждое из указанных полномочий должно быть специально оговорено в доверенности. Это так называемые специальные полномочия представителя стороны исполнительного производства.

Заключение

Исходя из вышеизложенного, можно сделать следующие выводы.Защитник - это лицо, осуществляющее в установленном законом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу (ч. 1 ст. 49 УПК). Правовые основы участия защитника в уголовном судопроизводстве базируются на конституционной гарантии каждого гражданина получать квалифицированную юридическую помощь (ст. 48 Конституции РФ), что, в свою очередь, вытекает из обязанности государства обеспечить надежную защиту прав и свобод человека и гражданина (ст. 45 Конституции РФ). Уголовно-процессуальный кодекс РФ регламентирует основания и порядок оказания такой помощи по уголовным делам, учитывая специфику различных стадий уголовного процесса.

В ходе дознания и предварительного следствия защитником может быть только лицо, которое в установленном порядке получило статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. На стадии судебного разбирательства помимо адвоката к участию в процессе в качестве защитника по решению суда (судьи) могут быть допущены иные лица из числа близких родственников подсудимого, сослуживцев или знакомых, юристов, не имеющих статус адвоката. Те же лица, допущенные постановлением мирового судьи при рассмотрении уголовных дел, вправе выступать самостоятельно, при отсутствии адвоката.

Участие защитника остается существенной гарантией прав и законных интересов обвиняемого в уголовном процессе. В соответствии со ст. 53 УПК РФ защитник обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих их ответственность, оказывать им необходимую юридическую помощь.Защитник, согласно п. 5 ч. ст. 49 УПК РФ допускается к участию в деле не только с момента предъявления обвинения, фактического задержания лица или объявления ему постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы, но и с момента начала применения в отношении подозреваемого какой-либо из мер процессуального принуждения, а также если и права и свободы подозреваемого затронуты действиями, связанными с его уголовным преследованием.

Началом осуществления меры процессуального принуждения или действия, связанного с уголовным преследованием подозреваемого, обычно является оглашение ем соответствующего постановления (о производстве обыска, освидетельствования и т.п.). При оглашении данного документа может участвовать защитник. Между тем не любое действие, затрагивающее права и свободы гражданина, требует предварительного вынесения постановления о производстве такового. Так, нет необходимости в вынесении постановления о производстве допроса подозреваемого, в ходе которого следователь выясняет причастность его к совершению преступления. Хотя, бесспорно, в ходе производства такого следственного действия будут затронуты права и свободы допрашиваемого. И, поэтому, приступить к нему можно только после предоставления подозреваемому возможности пригласить для участия в нем защитника.

На отдельных этапах судопроизводства полномочия защиты различны. Наиболее широкие возможности ля защиты предусмотрены на стадии судебного разбирательства, где с максимальной полнотой реализуются принципы судопроизводства, где оказательства исследуются устно и непосредственно, при активном участии сторон. В то же время в ходе предварительного расследования возможности защиты значительно ограничены. В полном мере не реализуется принцип состязательности. Сторона защиты знакомится со всеми материалами дела только по окончании предварительного расследования; отсутствуют возможности по участию защиты в исследовании доказательств, получаемых на досудебной стадии без участия обвиняемого (подозреваемого).Закон предоставляет защитнику широкие возможности для реализации своих прав в ходе всего судебного разбирательства. Он имеет право участвовать в закрытом заседании суда при проверке законности и обоснованности решений органов предварительного расследования об аресте или продлении срока содержания под стражей.

Итак, цели защитника в уголовном процессе состоят в следующем: а) выявление обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих их ответственность, б) оказание им необходимой юридической помощи и достижение наиболее благоприятных процессуальных для них решений по данному делу. Задачами защитника по реализации указанных целей являются: выработка совместно со своим подзащитным позиции и плана защиты, определение способов и средств защиты, т.е. тех процессуальных действий, которые необходимо выполнить, и тех доказательств, которые необходимо приобщить к делу и исследовать. Для достижения этих целей закон наделяет защитника широкими процессуальными полномочиями.

Защитник, в отличие от обвиняемого, обязан доказывать невиновность своего подзащитного (если, конечно, для этого имеются условия и основания), однако, так же, как и обвиняемый, не несет бремя доказывания по делу. Это означает, что все сомнения относительно фактических обстоятельств дела толкуются в пользу стороны защиты, поэтому защитнику достаточно доказать оправдывающие обвиняемого обстоятельства таким образом, чтобы они оставались установленными, как минимум, с вероятностью.

Список использованной литературы

1. Конституция РФ от 12 декабря 1993 г. Принята всенародным голосованием. // Российская газета от 25 декабря 1993 г.

2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (с изменениями от 2 декабря 2008 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, N 52, ст. 4921.

3. Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (с изменениями от 28 октября 2003 г., 22 августа, 20 декабря 2004 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, N 23, ст. 2102; 2004, N 35, ст. 3607

4. Федеральный закон от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (с изменениями от 21 июля 1998 г., 9 марта 2001 г., 31 декабря 2002 г., 30 июня, 8 декабря 2003 г., 29 июня, 22 августа 2004 г., 7 марта 2005 г., 15 апреля 2006 г., 5 февраля 2007 г.) // Собрании законодательства Российской Федерации от 17 июля 1995 г., N 29, ст. 2759

5. Федеральный закон от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" // СЗ РФ, 2007, N 41, ст. 4849

6. Постановление Конституционный Суд РФ от 28 января 1997 г. N 2-П "По делу о проверки конституционности части четвертой статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и СВ. Абрамова" // Российская газета. 1997. 18 февраля

7. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 г. N 18-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1, 2, 4 и 6 Федерального закона от 4 января 1999 года "О тарифах страховых взносов в Пенсионный Фонд Российской Федерации, фонд Социального страхования Российской Федерации, Государственный Фонд занятости населения Российской Федерации и Фонды Обязательного медицинского страхования на 1999 год" и статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1999 года "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О тарифах страховых взносов в Пенсионный Фонд Российской Федерации, фонд Социального страхования Российской Федерации, Государственный Фонд занятости населения Российской Федерации и Фонды Обязательного медицинского страхования на 1998 год" в связи с жалобами граждан, общественных организаций инвалидов и запросами судов" // Собрание законодательства РФ. 2000. N 3. Ст. 353

8. Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2004 г. N 15-П "По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного собрания - Курултая республики Башкортостан, губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан" // Российская газета. 2004. 27 июля.

9. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2003 г. N 446-0 "По жалобам граждан Л.Д. Вальдмана, СМ. Григорьева и региональной общественной организации "Объединение вкладчиков "МММ" на нарушение конституционных прав и свобод рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 3.

10. Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2000 г. N 285-0 "По жалобе гражданина Панфилова Руслана Петровича на нарушение его конституционных прав статьей 92 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР" // СПС «Гарант».

11. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 5.

12. Баев О.Я.Криминалистическая тактика и уголовно-процессуальный закон. Воронеж, 1977. 230с.

13. Бахин В.П. Понятие, сущность и содержание криминалистической тактики. Киев, 1999. 360 с.

14. Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс: Учебник - М.: Изд-во Эксмо, 2005. 640 с.

15. Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. М., 2001. 253 с.

16. К ипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М., 1995. 224 с.

17. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (отв. ред. В.И. Радченко; научн. ред. В.Т. Томин, М.П. Поляков). - 2-е изд., перераб. и доп. М: "Юрайт-Издат", 2006. 752 с.

18. Кореневский Ю.В., Падва Г.П. Участие защитника в доказывании поновому уголовно-процессуальному законодательству: Практическоепособие. М., 2004. 425 с.

19. Короткое А.П., Тимофеев А.В. 900 ответов на вопросы прокурорско-следственных работников по применению УПК РФ: Комментарий. М: Изд-во "Экзамен", 2004. 374 с.

20. Леви А.А., Игнатьева М.В., Капица Е.И. Особенности предварительного расследования преступлений, осуществляемого с участием адвоката. М.: "Юрлитинформ", 2003. 386 с.

21. Мартынчик Е.Г., Титаренко В.В. Тактика защиты на предварительном следствии и в суде первой инстанции. Киев, 1979. 342 с.

22. Михайловская И.Б. Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном процессе. М.: "ТК Велби", "Издательство Проспект", 2006. 638 с.

23. Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов (под ред. К.Ф. Гуценко). М: "Зерцало", 2005. 648 с.

24. Архив Центрального районного суда г. Оренбурга. 2007. Уголовное дело N 1-841/2006 по обвинению Ж. в совершении преступления. Предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

25. Архив Центрального районного суда г. Оренбурга, 2007. Уголовное дело № 1-180-2006 по обвинению И. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 297 УК РФ.

26. Архив Центрального районного суда г.Оренбурга, 2007. Уголовное дело № 1-235-2007 по обвинению С-ва. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 158 УК РФ.

27. Давлетов А. Право защитника собирать доказательства // Российская юстиция. 2003. N 7. С. 50-51.

28. З ателепин О. К. Некоторые вопросы уголовного права и процесса в практике Верховного Суда Российской Федерации (материалы для проведения занятий по специальной (юридической) подготовке с военными судьями) // Право в Вооруженных Силах. 2006. N 6. С. 27-36.

29. Кудрявцев В. Л. Процессуальные проблемы доказывания в деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве// Журнал российского права. 2005. N 6. С. 65-69.

30. К озлов A.M. Конституционное право на защиту в уголовном судопроизводстве: спорные вопросы практики // Журнал Российского права. 2004. N 5. С. 12-18.

31. Кудрявцев В. Л. Адвокат-защитник или просто защитник? // Адвокат. 2006. N2. С. 47-50.

32. Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова, И.И. Карпеца. М.: Юридическая литература, 1989. 470 с.

33. Ларин A.M. Защита от обвинения и подозрения // Общая теория прав человека. М.: Норма, 1996. 668 с.

34. Лубшев Ю.Ф. Адвокат в уголовном деле: Учебно-практическое пособие / Под ред. И.Б. Мартковича. М, 1997. 389 с.

35. Мартынчик Е.Г. Правовые основы адвокатского расследования: состояния и перспективы (к разработке концепции и модели) // Адвокатская практика. 2004. N 3. С. 4-10.

36. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2003 г. // Бюллетень ВС РФ. 2004. № 1

37. Определение N 16-004-17 // Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2004 года (по уголовным делам), утвержденный постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 6 октября 2004 г.

38. Пашин С.А. Доказательства в российском уголовном процессе // Состязательное правосудие. Труды научно-практических лабораторий. Ч. II. М., 1996. 447 с.

39. Пашин С.А. Реформа российского уголовно-процессуального законодательства // Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы. М., 1997. 583 с.

40. Резник Г.М. О допустимости доказательств, тактике защиты и обвинения // Российская юстиция. 1996. N 4. С. 34-36.

41. Ривкин К. Е. Статус защитника по новому Уголовно-процессуальному кодексу России // Гражданин и право. 2003. N 3. С. 29-32.

42. Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации // Государство и право. 1994. N 6. С. 14-17.

43. СамаринВ. А. Подзащитный без защиты // эж-ЮРИСТ. 2007. N 11. С. 9-10.

44. Семенов В.Г. Порядок получения и использования результатов частной детективной деятельности на стадии предварительного расследования // Уголовный процесс. 2005. N 10. С. 18-20.

45. Смородинова А., Зайцева С, Громов Н. Соотношение доказательств и фактов в уголовном процессе // Российская юстиция. 1998. N 11. С. 36-39.

46. Шамардин А. А. К вопросу об обязанности доказывания в уголовном судопроизводстве / Труды Оренбургского института (филиала) МГЮА (выпуск восьмой) - Оренбург, 2007. С. 393-406.

47. www.garant.ru – система «Гарант», правовые базы российского законодательства.


Приложение 1

В Сорочинский городской суд

Оренбургской области

от Иванова Ивана Сергеевича

проживающий по адресу: г. Сорочинск, Илецкая д. 56

Ходатайство

о приглашении адвоката к участию в деле

В производстве Сорочинского городского суда Оренбургской области находится уголовное дело № 9870/09 .

О времени и месте рассмотрения дела прошу уведомить адвоката Звягинцева Сергея Алексеевича рег. №21258 районной юридической консультации г. Сорочинска, который по моей просьбе будет участвовать в деле.

"01 " сентября 2009 г. Иванов И.С.


Приложение 2

“УТВЕРЖДАЮ “

Сорочинский Межрайонный

прокурор советник юстиции

С.А. Звягинцев

«15 »_декабря 2009 года.

“УТВЕРЖДАЮ”

Начальник ОВД

Сорочинского района

полковник милиции

П.Г. Скорик

«15 »_декабря 2009 года.

ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ АКТ

по обвинению Чвановой Юлии Сергеевны в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст. 158 УК РФ

1.Фамилия, имя, отчество: Чванова Юлия Сергеевна

2.Год рождения: 03.06.1984 г.

3.Место рождения: Сорочинский район с. Федоровка

4.Место жительства: г. Сорочинск ул. Карла Маркса д.170 кв.2

5.Гражданство: РФ

6.Семейное положение: разведена

7.Образование: среднее

8.не военнообязанная

9. судима 10.04.2008г. мировым судом Сорочинского района, по ч.1 ст. 119, ч.1 ст. 119 УК РФ, наказание: 6 месяцев лишения свободы, с испытательным сроком в 6 месяцев.

10. не работает

11.Паспорт или иной документ удостоверяющий личность: временное удостоверение личности гражданина РФ № 15/13.02.08 выдано ОУФМС в Сорочинском районе

12.Иные данные о личности обвиняемого: у врача нарколога и психиатра на учете не состоит.

Обвиняется в том, что она в начале декабря месяца 2009 года, около 02:00 часов, путем свободного доступа находясь в домовладении расположенном по адресу: Сорочинский район с. Федоровка ул. Заречная д. 8 кв. 2, тайно, умышленно из корыстных побуждений похитила сотовый телефон марки «Nokia-6060», принадлежащий гр. Беленову А.В. стоимостью 2400 рублей. Чем причинила потерпевшему материальный ущерб в сумме 2400 рублей. С похищенным скрылась.

Своими действиями Чванова Юлия Сергеевна совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст.158 УК РФ – кража, то есть тайное хищение чужого имущества.

Доказательствами, подтверждающими обвинение, являются:

Протокол допроса подозреваемой Чвановой Ю.С., которая вину свою признала, но в соответствии со статьей 51 Конституции РФ от дачи показаний отказалась.

/л.д. 30 /

Протокол допроса потерпевшего Беленова А.В., который показал, что в конце ноября месяца 2009г. он приобрел сотовый телефон марки «Nokia 6060» черного цвета. В начале декабря 2009г., точное число не помнит, в вечернее время он находился дома. Телефон находился на гладильной доске в его комнате. Около 02:00 часов, к нему пришла его знакомая Чванова Ю.С. Находясь у него дома Чванова Ю.С. спросила не знает ли он, где находится ее знакомая Ильина Е. Он ответил, что не знает. Потом она вышла из дома. Через некоторое время, после ухода Чвановой Ю.С. он обнаружил, что сотового телефона марки «Nokia 6060» на том месте, где он его оставил, нет.

/ л.д. - 15/

Протокол допроса свидетеля Налевайко А.П. который показал, что примерно в декабре месяце 2009г., точное число не помнит в его квартиру и квартиру его семьи переехала жить Чванова Ю.С. Примерно через неделю, после того, как она переехала к ним в квартиру, он пришёл с работы домой. Чвановой Ю.С. в квартире не было, а вернулась она только под утро. На следующий день, утром, когда он проснулся, то на кухне увидел Чванову Ю.С., она сидела и в руках держала сотовый телефон марки «Nokia 6060», черного цвета. Раннее сотового телефона у неё не было, поэтому он спросил у нее, кому принадлежит данный телефон, на что она пояснила, что данный телефон принадлежит ей. Несколько дней спустя Чванова Ю.С. попросила его продать данный сотовый телефон. Около 11:00 часов утра он поехал в поликлинику и, Чванова Ю.С. поехала вместе с ним. Зайдя на территорию центрального рынка г. Сорочинска, он, вместе с Чвановой Ю.С. обратились к скупщику сотовых телефонов. После чего Чванова Ю.С. попросила у него паспорт, для того, что бы занести паспортные данные в «приёмно-закупочный акт сотового телефона», так как без паспорта телефон не принимали. Чванова Ю.С. сказала, что паспорта у нее нет, что она его потеряла. После того как он дал ей паспорт, он ушел в поликлинику. Чванова Ю.С. в поликлинику пришла через некоторое время. Она рассказала ему, что данный телефон она продала за 500 рублей. 23.02.2009г. от сотрудников милиции он узнал, что данный сотовый телефон марки «Nokia 6060» Чванова Ю.С. похитила в с. Федоровка у Беленова А.В.

/ л.д. - 23 /

Протокол допроса свидетеля Кузнецова Н.В., который показал, что он является частным предпринимателем. Принадлежащая ему торговая точка расположена на центральном рынке г. Сорочинска. 13.12.2009г. в дневное время он купил сотовый телефон «Нокиа 6060» за 600 рублей. При продаже телефона ему был предъявлен паспорт на имя Наливайко А.П.

/ л.д. - 21/

Протокол допроса свидетеля Беленова В.В., который показал, что точное число не помнит примерно в конце ноября месяца 2009г. его брат Беленов А.В. приобрел себе в собственность сотовый телефон «Nokia 6060». Через несколько дней он вместе со своим братом находился дома, и в вечернее время лег спать. На следующий день Беленов А.В. рассказал ему, что ночью к ним в дом приходила Чванова Ю.С., а после ее ухода пропал телефон марки «Nokia 6060».

/л.д. 28 /

Протокол допроса свидетеля Ильгеевой Н.А., которая показала, что примерно в конце ноября 2007г., точное число не помнит, она пришла к себе домой, где увидела Чванову Ю.С.. Чванова Ю.С. попросила пустить ее на квартиру, для дальнейшего проживания, после чего она осталась у нее жить. По истечении недели Чванова Ю.С. ушла из дома и вернулась на следующий день под утро. Когда она зашла в кухню, то увидела у Чвановой Ю.С. в руках сотовый телефон черного цвета, раскладушка марки «Nokia». Она спросила у Чвановой Ю.С., откуда она взяла данный сотовый телефон, на что Чванова Ю.С. ответила, что телефон она нашла в такси. Примерно через два дня около 12:00 часов Чванова Ю.С. в месте с сожителем ее дочери Налевайко А.П. ушли из дома, сказав, что они пошли на центральный рынок г. Сорочинска, для того, чтобы продать данный сотовый телефон. Около 14:00 часов Налевайко А.П. вместе с Чвановой Ю.С. вернулись домой, и принесли с собой продукты питания. Она поинтересовалась у них, за сколько Чванова Ю.С. и Налевайко А.П. продали данный сотовый телефон, на что Чванова Ю.С. ответила, что продала телефон за 500 рублей. В конце февраля месяца 2010г. от сотрудников милиции она узнала, что Чванова Ю.С. данный сотовый телефон марки «Nokia», черного цвета похитила у Беленова А.В., проживающего в с. Фёдоровка.

/л.д. 30 /

Протокол допроса свидетеля Сурковой Н.А., которая показала, что в декабре месяце 2009 года в утреннее время она вышла на кухню, и увидела Чванову Ю.С., которая проживала у них в квартире. В руках у Чвановой Ю.С. был сотовый телефон марки «Nokia», раскладушка черного цвета. Ранее телефона у Чвановой Ю.С. не было, поэтому она спросила у Чвановой, кому принадлежит данный сотовый телефон, на что Чванова Ю.С. ответила, что это ее сотовый телефон. Больше по этому поводу Чванова Ю.С. ничего ей не поясняла. Примерно, через несколько дней, Чванова Ю.С. ей сказала, что болеет и ей нужны деньги, поэтому хочет продать данный сотовый телефон. Чванова Ю.С. попросила у нее паспорт, чтобы продать телефон, но она отказалась. После чего Чванова попросила продать телефон ее сожителя Налевайко А.П. Налевайко согласился и они ушли на центральный рынок. Через несколько часов Чванова вернулась вместе с ее сожителем Налевайко, после чего Налевайко рассказала, что данный телефон они продали скупщику телефонов на центральном рынке г. Сорочинска. За какую сумму они продали телефон, она не поинтересовалась.

/л.д. 45 /

Протокол допроса свидетеля Альбаева Д.Г., который показал, что 1.11.2008г. по 26.01.2009г. он находился в г. Самара, на заработках. Когда я приехал Чванова мне рассказала о том, что в начале декабря месяца 2008г. она ездила в с. Федоровка, и там зашла домой к Беленову, где похитила его сотовый телефон «Нокиа» 6060. Так же она рассказала, что в отношении нее возбужденно уголовное дело. Она сказала, что телефон продала на рынке, а деньги потратила на продукты и на лекарства. Она сожалела, о том, что похитила телефон, и попросила меня возместить ущерб Беленову. После этого я встретился с Беленовым А.В. и отдал свой телефон марки «Флей» В-70. этот телефон я купил в феврале месяце 2008г. за 2000рублей в магазине «Евросеть», и вместе с коробкой, документами на телефон и аксессуарами отдал его Беленову. После этого Беленов написал мне расписку о том, что ущерб ему возмещен полностью, и претензий к Юле Чвановой он не имеет. Это все, что я могу показать по данному уголовному делу.

Из протокола осмотра места происшествия от 28.02.2009г. проводимого в месте № 2 ЧП «Кузнецов», расположенного на территории центрального рынка г. Сорочинска из которого следует, что с ЧП «Кузнецов» был изъят приемно-закупочный акт сотового телефона Nokia-6060 от 13.12.2009 г.

/л.д. 20 /

Ценовой отчет № 64-08 от 28.11.2009г., из которого следует что, стоимость сотового телефона «Nokia 6060» составляет 2400 рублей.

/л.д. 13 /

Согласно копии приговора мирового суда Сорочинского района, Чванова Ю.С. была осуждена 10.04.2008г. по ч.1 ст. 119, ч.1 ст. 119 УК РФ, 6 месяцев лишения свободы, с испытательным сроком в 6 месяцев.

/л.д. 36-37 /

По месту жительства Чванова Ю.С. характеризуется отрицательно

/л.д. - 41 /

Обстоятельств, смягчающих наказание Чвановой Ю.С. – в деле нет.

Обстоятельства, отягчающие наказание Чвановой Ю.С. – в деле нет.

Доказательств, на которые ссылается в свою защиту подозреваемая, в деле нет.

Сведения о потерпевшем Беленов Алексей Викторович проживает Сорочинский район с. Федоровка ул. Заречная д. 8 кв. 2 /л.д. 15/

Обвинительный акт составлен 22.04.2009 года в г. Сорочинске на основании ст.225 УПК РФ вместе с уголовным делом направляется прокурору.

Ст. дознаватель ОД ОВД по МО

г. Сорочинск и Сорочинского р-на

лейтенант милиции Маскова Э.У.


СПИСОК лиц, подлежащих вызову в суд

Обвиняемый:

Чванова Юлия Сергеевна проживает г. Сорочинск ул. К. Маркса д.170 кв.2. \л.д. 30 \

Потерпевший: Беленов Алексей Викторович проживает Сорочинский район с. Федоровка ул. Заречная д. 8 кв. 2 \л.д. 15 \

Свидетели обвинения:

Налевайко Антон Петрович проживает Сорочинский район п. Новый ул. Пушкина д. 8 кв. 6 \л.д.- 23 \

Беленов Владимир Викторович проживает Сорочинский район с. Федоровка ул. Заречная д. 8 кв. 2 \л.д.19\

Ильгеева Нина Алексеева проживает г. Сорочинск ул. Красногвардейская д. 58 /л.д. 18 /

Суркова Наталья Александровна проживает г. Сорочинск ул. Красногвардейская д. 58 /л.д. 17 /

Кузнецов Николай Васильевич проживает г. Сорочинск ул. Магистральная д. 23 /л.д.21 /

Альбаев Дмитрий Гадиевич проживает Сорочинский район п. Новый ул. Новая д.2 кв.2 /л.д.20/

Ст. дознаватель ОД ОВД по МО

г. Сорочинск и Сорочинского р-на

лейтенант милиции Маскова Э.У.

СПРАВКА

по уголовному делу 40/77

1.Уголовное дело возбуждено 04.03.2008г .\ л.д.1 \

2. Чвановой Юлии Сергеевне избрана мера пресечения: подписка о невыезде и надлежащем поведении 2008г. \ л.д. 32\

3.Гражданский иск не заявлен.

4.Вещественные доказательства: нет

5. Потерпевший Беленов Алексей Викторович ознакомлен с материалами уголовного дела 22.04.2008г. / л.д.45 /

7. Подозреваемая Чванова Юлия Сергеевна с материалами дела ознакомлена 22.04.2008г. /л.д. 65 /


Приложение 3

КОДЕКС

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ АДВОКАТА

Принят Первым Всероссийским съездом адвокатов

31 января 2003 года

Адвокаты Российской Федерации, в развитие требований, предусмотренных статьей 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в целях поддержания между собой профессиональной чести и сознания нравственной ответственности перед обществом, развивая традиции российской присяжной адвокатуры, принимают настоящий Кодекс профессиональной этики адвоката.

Раздел первый

Принципы и нормы профессионального поведения адвоката

Статья 1.

Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила его поведения при осуществлении адвокатской деятельности на основе нравственных критериев и традиций адвокатуры.

Статья 2.

1. Настоящий Кодекс дополняет правила, установленные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре.

2. Никакое положение настоящего Кодекса не должно толковаться как предписывающее или допускающее совершение деяний, противоречащих требованиям законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Статья 3.

1. Действие настоящего Кодекса распространяется на адвокатов.

2. Адвокаты (руководители адвокатских образований) обязаны ознакомить помощников, стажеров и иных сотрудников этих адвокатских образований с настоящим Кодексом, обеспечить соблюдение ими норм настоящего Кодекса в части, соответствующей их трудовым обязанностям.

Статья 4.

1. Адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии.

2. Необходимость соблюдения правил адвокатской профессии вытекает из факта присвоения статуса адвоката.

3. В тех случаях, когда вопросы профессиональной этики адвоката не урегулированы законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре или настоящим Кодексом, адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции, соответствующие общим принципам нравственности в обществе.

4. В случае если адвокат не уверен в том, как действовать в сложной этической ситуации, он имеет право обратиться в Совет соответствующей адвокатской палаты субъекта Российской Федерации (далее — Совет) за разъяснением, в котором ему не может быть отказано.

Статья 5.

1. Профессиональная независимость адвоката является необходимым условием доверия к нему.

Продолжение приложения 3

2. Адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия.

3. 3. Злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката.

Статья 6.

1. Доверия к адвокату не может быть без уверенности в сохранении тайны. Профессиональная тайна адвоката представляет собой иммунитет доверителя, предоставленный последнему Конституцией Российской Федерации.

2. Профессиональная тайна является безусловным приоритетом деятельности адвоката. Срок хранения тайны не ограничен во времени.

3. Адвокат не может быть освобожден от обязанности хранить профессиональную тайну никем, кроме доверителя.

4. Без согласия доверителя адвокат вправе использовать сообщенные ему доверителем сведения в объеме, который адвокат считает разумно необходимым для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу.

5. Правила сохранения профессиональной тайны распространяются на:

факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей;

все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу;

сведения, полученные адвокатом от доверителей;

информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи;

содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных;

все адвокатское производство по делу;

условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем;

любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.

6. Адвокат не вправе давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей.

7. Адвокат не может уступить право денежного требования к доверителю по заключенному между ними соглашению кому бы то ни было.

8. Адвокаты, осуществляющие профессиональную деятельность совместно на основании партнерского договора, при оказании юридической помощи должны руководствоваться правилом о распространении тайны на всех партнеров.

9. В целях сохранения профессиональной тайны адвокат должен вести делопроизводство отдельно от материалов и документов, принадлежащих доверителю. Материалы, входящие в состав адвокатского производства по делу, а также переписка адвоката с доверителем, должны быть ясным и недвусмысленным образом обозначены как принадлежащие или исходящие от адвоката.

10. Правила сохранения профессиональной тайны распространяются на помощников и стажеров адвоката, а также иных сотрудников адвокатских образований.

Статья 7.

1. Адвокат принимает поручение на ведение дела, если оно содержит в себе юридические сомнения, не исключающие возможности разумно и добросовестно его поддерживать и отстаивать.

2. Предупреждение судебных споров является составной частью оказываемой адвокатом юридической помощи, поэтому адвокат заботится об устранении всего, что препятствует мировому соглашению.

Статья 8.

При осуществлении профессиональной деятельности адвокат:

1) честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом;

2) уважает права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, соблюдает деловую манеру общения и деловой стиль одежды.

Статья 9.

1. Адвокат не вправе:

1) действовать вопреки законным интересам лица, обратившегося к адвокату за юридической помощью, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или под воздействием давления извне;

2) занимать по делу позицию и действовать вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного;

3) делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если он ее отрицает;

4) без согласия доверителя разглашать сведения, сообщенные адвокату доверителем в связи с оказанием ему юридической помощи;

5) принимать поручения на оказание юридической помощи заведомо больше, чем адвокат в состоянии выполнить;

6) навязывать свою помощь лицам, нуждающимся в юридической помощи, и привлекать их путем использования личных связей с работниками судов и правоохранительных органов, обещанием благополучного разрешения дела и другим недостойными способами;

7) участвуя в процессе разбирательства дела допускать высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения;

8) любым способом приобретать в личных интересах имущество и имущественные права, являющиеся предметом спора, в котором адвокат принимает участие в качестве лица, оказывающего юридическую помощь, за исключением случаев, когда доверитель добровольно предоставляет такое право адвокату, о чем должно быть конкретно указано в соглашении доверителя с адвокатом.

2. Адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в качестве руководителя адвокатского образования и с работой на выборных должностях в органах Адвокатских палат.

Выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям должно иметь для адвоката приоритетное значение над иной деятельностью.

Статья 10.

1. Закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или указания доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушению правил, предусмотренных настоящим Кодексом, не могут быть исполнены адвокатом.

2. Адвокат не вправе давать лицу, обратившемуся за оказанием юридической помощи, или доверителю заверения и гарантии в отношении результата выполнения поручения, которые могут прямо или косвенно вызывать у обратившегося необоснованные надежды или представления, что адвокат может повлиять на результат другими средствами, кроме добросовестного выполнения своих обязанностей.

3. Адвокат не должен принимать поручение, если его исполнение будет препятствовать исполнению другого, ранее принятого поручения.

4. Адвокат не должен ставить себя в долговую зависимость от доверителя.

5. Адвокат не должен допускать фамильярных отношений с доверителями.

6. При отмене поручения адвокат должен незамедлительно возвратить доверителю все полученные от последнего подлинные документы по делу и доверенность.

7. При исполнении поручения адвокат в своих действиях исходит из презумпции достоверности документов и информации, представленных доверителем, и не проводит их дополнительной проверки.

8. Обязанности адвоката, установленные Федеральным законом „Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“, при оказании им юридической помощи доверителям бесплатно или по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда в случаях, предусмотренных федеральным законом, не отличаются от обязанностей при оказании юридической помощи за гонорар.

9. Если после принятия поручения, кроме поручения на защиту по уголовному делу на предварительном следствии и в суде первой инстанции, выявятся обстоятельства, при которых адвокат был не вправе принимать поручение, адвокат должен расторгнуть соглашение.

Принимая решение о невозможности выполнения поручения и расторжении соглашения, адвокат должен по возможности заблаговременно поставить об этом в известность доверителя, чтобы последний мог обратиться к другому адвокату.

Статья 11.

1. Адвокат не вправе быть советником, защитником или представителем нескольких сторон, чьи интересы противоречивы, в одном деле, а может лишь способствовать примирению сторон.

2. Если в результате конкретных обстоятельств возникнет необходимость оказания юридической помощи лицам с различными интересами, а равно при потенциальной возможности конфликта интересов, адвокаты, оказывающие юридическую помощь совместно на основании партнерского договора, обязаны получить согласие всех сторон конфликтного отношения на продолжение исполнения поручения и обеспечить равные возможности правовой защиты этих интересов.

Статья 12.

Участвуя или присутствуя на судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и другим участникам процесса, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав доверителя ходатайствовать об их устранении.

Возражая против действий судей и других участников процесса, адвокат должен делать это в корректной форме и в соответствии с законом.

Статья 13.

1. Помимо случаев, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, адвокат не вправе принимать поручение на осуществление защиты по уголовному делу двух и более лиц, если:

1) интересы одного из них противоречат интересам другого;

2) интересы одного, хотя и не противоречат интересам другого, но эти лица придерживаются различных позиций по одним и тем же эпизодам дела;

3) по одному делу необходимо осуществлять защиту лиц, достигших и не достигших совершеннолетия.

2. Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на защиту по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты и должен выполнять обязанности защитника до стадии подготовки и подачи кассационной жалобы на приговор суда по делу его подзащитного.

Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции.

3. Адвокат-защитник не должен без необходимости ухудшать положение других подсудимых. Всякие действия адвоката против других подсудимых, чьи интересы противоречат интересам подзащитного, оправданы лишь тогда, когда без этого не может быть осуществлена в полной мере защита его доверителя.

4. Адвокат-защитник должен обжаловать приговор, вынесенный в отношении своего подзащитного по его просьбе, а также, если подзащитный является несовершеннолетним или страдает психическими недостатками и суд в приговоре не разделил позицию адвоката и назначил более тяжкое наказание или за более тяжкое преступление, чем просил адвокат, или если имеются правовые основания для смягчения приговора.

Адвокат-защитник, как правило, должен обжаловать приговор, вынесенный в отношении своего подзащитного:

1) несовершеннолетнего или страдающего психическими недостатками;

2) если суд в приговоре не разделил позицию адвоката-защитника и назначил более тяжкое наказание или за более тяжкое преступление, чем просил адвокат;

3) если адвокат усматривает наличие правовых оснований для смягчения приговора.

Если осужденный, кроме несовершеннолетних и лиц, страдающих психическими недостатками, возражает против обжалования приговора, адвокат должен по возможности получить от него письменный отказ от обжалования приговора.

Статья 14.

1. При невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени, адвокат по возможности должен заблаговременно уведомить об этом судили следователя, а также сообщить об этом другим адвокатам, участвующим в процессе и согласовать с ними взаимно приемлемое время.

2. Адвокат вправе беседовать с процессуальным противником своего доверителя, которого представляет другой адвокат, только с согласия или в присутствии последнего.

Статья 15.

1. Адвокат строит свои отношения с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав.

2. Адвокат воздерживается от:

— употребления выражений, умаляющих честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката, при составлении документов и высказываниях при осуществлении адвокатской деятельности;

— употребления в беседах с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями выражений, порочащих другого адвоката, а также критики правильности действий и консультаций другого адвоката, ранее оказывающего юридическую помощь этим лицам;

— обсуждения с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями обоснованности гонорара, взимаемого другими адвокатами;

3. Адвокат не вправе склонять к заключению соглашения о предоставлении юридической помощи лицо, пришедшее в адвокатское образование к другому адвокату.

4. Поручение на ведение дела против адвоката в связи с его профессиональной деятельностью может быть принято другим адвокатом только после предварительного уведомления Совета.

Если адвокат принимает поручение на представление доверителя в конфликте с другим адвокатом, он должен сообщить об этом коллеге и при соблюдении интересов доверителя предложить окончить спор миром.

5. Отношения между адвокатами не должны влиять на защиту интересов участвующих в деле сторон. Адвокат не вправе поступаться интересами доверителя ни во имя товарищеских, ни каких-либо иных отношений.

6. Адвокат обязан выполнять решения органов адвокатской палаты, принятые в пределах их компетенции.

7. Адвокат обязан участвовать лично или материально в оказании юридической помощи бесплатно или по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда в порядке, определяемом адвокатской палатой субъекта Российской Федерации.

Статья 16.

1. Адвокат имеет право на получение гонорара, причитающегося ему в качестве вознаграждения за исполняемую работу, а также на возмещение понесенных им издержек и расходов.

2. Гонорар адвоката определяется соглашением сторон и может учитывать объем и сложность работы, продолжительность времени, необходимого для ее выполнения, опыт и квалификацию адвоката, сроки, степень срочности выполнения работы и иные обстоятельства.

3. Адвокату следует воздерживаться от заключения соглашения о гонораре, при котором выплата вознаграждения ставится в зависимость от окончания дела в пользу доверителя.

Данное правило не распространяется на имущественные споры, по которым вознаграждение может определяться пропорционально к цене иска в случае успешного завершения дела.

4. Адвокату запрещается делить гонорар, в частности под видом разделения обязанностей, с лицами, не являющимися адвокатами.

5. Адвокату запрещается принимать от доверителя какое-либо имущество в обеспечение соглашения о гонораре, за исключением авансового платежа.

Статья 17.

1. Информация об адвокате и адвокатском образовании допустима, если она не содержит:

1) оценочных характеристик адвоката;

2) отзывов других лиц о работе адвоката;

3) сравнений с другими адвокатами и критики других адвокатов;

4) заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызывать у них безосновательные надежды.

2. Если адвокату (адвокатскому образованию) стало известно о распространении без его ведома рекламы его деятельности, которая не отвечает настоящим требованиям, он обязан сообщить об этом Совету Адвокатской палаты соответствующего субъекта Российской Федерации.

Статья 18.

1. Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных Федеральным Законом „Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“ и настоящим Кодексом, установленных собранием (конференцией) соответствующей адвокатской палаты.

2. Не может повлечь применение мер дисциплинарной ответственности действие (бездействие) адвоката, формально содержащее признаки нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, предусмотренного пунктом 1 настоящей статьи (далее — нарушение), однако в силу малозначительности не порочащее честь и достоинство адвоката, не умаляющее авторитет адвокатуры и не причинившее существенного вреда доверителю или адвокатской палате.

3. Адвокат, действовавший в соответствии с разъяснениями Совета относительно применения положений настоящего Кодекса, не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

4. Меры дисциплинарной ответственности применяются только в рамках дисциплинарного производства в соответствии с процедурами, предусмотренными Разделом 2 настоящего Кодекса.

5. Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка адвоката, не считая времени болезни адвоката, нахождения в отпуске.

Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года.

6. Мерами дисциплинарной ответственности могут являться:

1) замечание;

2) предупреждение;

3) прекращение статуса адвоката;

4) иные меры, установленные собранием (конференцией) соответствующей адвокатской палаты в соответствии с подпунктом 13 пункта 2 статьи 30 Федерального Закона „Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“.

Раздел второй

Процедурные основы дисциплинарного производства

Статья 19.

1. Существование и деятельность адвокатского сообщества невозможны без соблюдения корпоративной дисциплины и профессиональной этики, заботы адвокатов о своих чести и достоинстве, а также об авторитете адвокатуры.

2. Поступок адвоката, который порочит его честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры; неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнение решений органов адвокатской палаты должны стать предметом рассмотрения соответствующих квалификационной комиссии и совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, проводимого в соответствии с процедурами дисциплинарного производства, предусмотренными настоящим Кодексом.

3. Дисциплинарное производство должно обеспечить своевременное, объективное, справедливое, полное и всестороннее рассмотрение жалоб, представлений, сообщений, частных определений (далее — представление) на действия (бездействие) адвоката, их разрешение в соответствии с Федеральным законом „Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“ и настоящим Кодексом, а также исполнение принятого решения.

4. Целями дисциплинарного производства также являются: охрана сведений, составляющих тайну личной жизни лиц, обратившихся с жалобой, коммерческую и адвокатскую тайны, достижение примирения между адвокатом и лицом, подавшим жалобу.

5. Дисциплинарное производство осуществляется только квалификационной комиссией и Советом адвокатской палаты, членом которой состоит адвокат на момент возбуждения такого производства.

6. Лицо, подавшее в Совет адвокатской палаты соответствующую жалобу (представление), должностное лицо или орган государственной власти, которым такое право предоставлено федеральными законами, адвокат, подавший жалобу в отношении другого адвоката, вице-президент адвокатской палаты, отвечающий за исполнение требований закона об обязательном участии адвокатов в уголовном производстве, оказании бесплатной юридической помощи или исполнение решений органов адвокатской палаты, а также их представители, именуются в дальнейшем участники дисциплинарного производства.

7. Отзыв жалобы, представления, сообщения суда или судьи (отмена частного определения) либо примирение адвоката с лицом, подавшим жалобу, возможно до принятия решения Советом и влечет прекращение дисциплинарного производства. Повторное возбуждение дисциплинарного производства по данному предмету и основанию не допускается.

Статья 20.

1. 1. Поводами для начала дисциплинарного производства являются:

1) жалоба, поданная в Совет другим адвокатом, доверителем адвоката или его законным представителем, а равно жалоба лица, обратившегося за оказанием юридической помощи, при отказе адвоката принять поручение без достаточных оснований;

2) представление, внесенное в Совет вице-президентом адвокатской палаты, отвечающим за исполнение требований закона об обязательном участии адвокатов в уголовном производстве, оказании бесплатной юридической помощи или исполнение решений органов адвокатской палаты;

3) представление, внесенное в Совет территориальным органом юстиции;

4) сообщение суда (судьи) или частное определение суда (судьи) в адрес Совета адвокатской палаты в случаях, предусмотренных федеральным законодательством.

2.2. Жалоба, представление признаются допустимыми поводами к возбуждению дисциплинарного производства, если они поданы в письменной форме и в них указаны:

1) наименование адвокатской палаты, в совет которой подается жалоба, вносится представление;

2) фамилия, имя, отчество адвоката, подавшего жалобу на другого адвоката, принадлежность к адвокатской палате и адвокатскому образованию;

3) фамилия, имя, отчество доверителя адвоката, его место жительства или наименование лица, если подателем жалобы является организация, ее место нахождения, а также наименование представителя и его адрес, если заявление подается представителем;

4) наименование и нахождение органа или должностного лица, направившего представление о возбуждении дисциплинарного производства;

5) фамилия, имя, отчество, а также принадлежность к соответствующему адвокатскому образованию адвоката, в отношении которого ставится вопрос о возбуждении дисциплинарного производства, реквизиты соглашения об оказании юридической помощи (если оно заключалось) и (или) ордера;

6) в чем конкретно выразились действия (бездействие) адвоката;

7) обстоятельства, на которых лицо, подавшее жалобу или соответствующее представление, основывает свои требования и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства;

8) перечень прилагаемых к жалобе или соответствующему представлению документов.

3. Каждый участник дисциплинарного производства, включая соответствующего вице-президента адвокатской палаты, должны выражать свои мнения, доводы и решения в мотивированной письменной форме. При этом указанные лица должны сформулировать правило адвокатской профессии, предусмотренное Федеральным законом „Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“ и настоящим Кодексом, с точки зрения соответствия которому подлежат оценке действия (бездействия) адвоката, ставшие основанием для подачи жалобы или представления.

4. Не могут являться допустимым поводом для начала дисциплинарного производства жалобы или обращения лиц, не указанных в пункте 1 настоящей статьи, а равно жалобы и представления указанных в настоящей статье лиц, основанные на действиях (бездействии) адвоката, совершенных вне рамок выполнения поручения по конкретному делу или исполнения им обязанностей члена соответствующей адвокатской палаты (необоснованный отказ от принятия поручения по делу).

5. Не могут являться допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства жалобы и обращения других адвокатов или органов адвокатских образований, возникшие из отношений по созданию и функционированию этих образований.

Статья 21.

1. Президент адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, получив документы, предусмотренные пунктом 1 статьи 20 настоящего Кодекса, и, признав их допустимым поводом, возбуждает дисциплинарное производство в течение трех рабочих дней, вынося его рассмотрение на заседание квалификационной комиссии, и уведомляет участников дисциплинарного производства о месте и времени слушания дела. Президент адвокатской палаты принимает надлежащие меры по ознакомлению адвоката, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, с поступившими жалобой или представлением, а также приложенными к ним материалами.

2. В случае получения жалоб и обращений, которые не могут быть признаны допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства, а равно полученных от лиц, не имеющих право ставить вопрос о возбуждении дисциплинарного производства, или, обнаружив обстоятельства, исключающие возможность возбуждения дисциплинарного производства, Президент палаты отказывает в его возбуждении, возвращает эти документы заявителю, указывая в письменном ответе мотивы принятого решения, а если заявителем является физическое лицо, разъясняет последнему порядок обжалования принятого решения.

3. Обстоятельствами, исключающими возможность дисциплинарного производства, являются:

1) состоявшееся ранее решение Совета по дисциплинарному производству с теми же участниками по тому же предмету и основанию;

2) состоявшееся ранее решение Совета о прекращении дисциплинарного производства по основанию, предусмотренному пунктом 1 статьи 25 настоящего Кодекса;

3) истечение сроков применения мер дисциплинарной ответственности.

Статья 22.

Дисциплинарное производство включает следующие стадии:

1) разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта Российской Федерации;

2) разбирательство в совете адвокатской палаты субъекта Российской Федерации.

Статья 23.

1. Разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта Российской Федерации осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.

2. Квалификационная комиссия должна дать заключение по возбужденному дисциплинарному производству в том заседании, в котором состоялось разбирательство по существу, на основании непосредственного исследования доказательств, представленных участниками производства до начала разбирательства, выслушивания их объяснений. Копии письменных доказательств или документов, которые участники намерены представить в заседание комиссии, должны быть ими переданы секретарю комиссии не позднее двух суток до момента начала заседания.

3. Неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не является основанием для отложения разбирательства. В этом случае квалификационная комиссия рассматривает дело по существу по имеющимся материалам и выслушивает тех участников производства, которые явились в заседание комиссии.

4. Разбирательство в заседании комиссии осуществляется в пределах тех требований и тех оснований, которые изложены в жалобе, представлении. Изменение предмета и (или) основания жалобы, представления не допускаются.

5. Участники дисциплинарного производства с момента его возбуждения имеют право:

1) знакомиться с документами, послужившими поводом к возбуждению дисциплинарного производства, снимать с них копии;

2) участвовать в заседании комиссии лично и (или) через представителя;

3) давать по существу разбирательства устные и письменные объяснения, представлять доказательства;

4) знакомиться с протоколом заседания и содержанием заключения комиссии;

5) в случае несогласия с заключением комиссии представить Совету свои объяснения.

6. По просьбе участников дисциплинарного производства квалификационная комиссия вправе запросить дополнительные сведения и документы, на которые эти участники ссылаются в подтверждение своих доводов.

7. Адвокат, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, имеет право принимать непосредственно меры по примирению с лицом, подавшим жалобу, до решения Совета. Адвокат и его представитель дают объяснения комиссии последними.

8. Квалификационная комиссия обязана вынести заключение по существу, если к моменту возбуждения дисциплинарного производства не истекли сроки, предусмотренные статьей 18 настоящего Кодекса.

9. По результатам разбирательства квалификационная комиссия вправе вынести следующие заключения:

1) о наличии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм настоящего Кодекса, либо о неисполнении или ненадлежащим исполнении им своих обязанностей перед доверителем; либо о неисполнение решений органов адвокатской палаты;

2) о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката нарушения норм настоящего Кодекса либо вследствие надлежащего исполнения адвокатом своих обязанностей перед доверителем или адвокатской палатой;

3) о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие состоявшегося ранее заключения квалификационной комиссии и решения совета этой или иной адвокатской палаты по производству с теми же участниками по тому же предмету и основанию;

4) о необходимости прекращения дисциплинарного производства по жалобе вследствие примирения лица, подавшего жалобу, и адвоката;

5) о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие истечения сроков возбуждения дисциплинарного производства, обнаружившегося в ходе разбирательства.

10. Разбирательство во всех случаях осуществляется в закрытом заседании квалификационной комиссии. Порядок разбирательства определяется квалификационной комиссией и доводится до сведения участников дисциплинарного производства. Заседание квалификационной комиссии ведет ее председатель или назначенный им заместитель из числа членов комиссии, который обеспечивает порядок в ходе ее заседания, устраняя из разбирательства все, не относящееся к предмету дисциплинарного производства. Нарушители порядка могут быть удалены из ее заседания по решению комиссии. Участники дисциплинарного производства вправе присутствовать при оглашении заключения комиссии

11. В заседании квалификационной комиссии ведется протокол, в котором отражаются все существенные стороны разбирательства, а также формулировка заключения. Протокол ведется одним из членов комиссии, назначенным ее председателем или его заместителем, и подписывается всеми членами комиссии непосредственно после вынесения заключения и перед его оглашением. В случаях, признаваемых необходимыми комиссией, может вестись магнитная запись, прилагаемая к протоколу.

12. По существу разбирательства комиссия принимает заключение путем голосования именными бюллетенями, форма которых утверждается советом Федеральной палаты адвокатов. Формулировки по вопросам для голосования предлагаются председателем комиссии или назначенным им заместителем. Именные бюллетени для голосования членов комиссии приобщаются к протоколу и являются его неотъемлемой частью.

13. О вынесенном заключении по существу разбирательства и дальнейшем движении дисциплинарного производства участник дисциплинарного производства уведомляется в письменном виде путем отсылки по почте заверенной копии резолютивной части заключения и уведомления о месте и времени разбирательства жалобы, представления в Совете.

14. Заключение комиссии должно быть мотивированным и обоснованным и состоять из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей.

В вводной части заключения указываются время и место вынесения заключения, наименование комиссии, вынесшей заключение, состав комиссии, участники дисциплинарного производства, повод для возбуждения дисциплинарного производства.

Описательная часть заключения должна содержать в себе указание на предмет жалобы или представления, объяснения адвоката.

В мотивировочной части заключения должны быть указаны фактические обстоятельства, установленные комиссией, доказательства, на которых основаны выводы комиссии, и доводы, по которым комиссия отвергает те или иные доказательства, а также правило адвокатской профессии, предусмотренное законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, настоящим Кодексом, которыми руководствовалась комиссия при вынесении заключения.

Резолютивная часть заключения должна содержать одну из формулировок, предусмотренных пунктом 9 настоящей статьи.

Статья 24.

1. Совет обязан принять решение по каждому дисциплинарному производству на основании заключения квалификационной комиссии не позднее одного месяца с момента его вынесения, обеспечив приглашение на свое заседание участников дисциплинарного производства.

2. Совет рассматривает жалобы, представления в порядке, установленном его регламентом, с учетом особенностей, определенных данным разделом настоящего Кодекса.

3. Участники дисциплинарного производства вправе представить в Совет через секретаря квалификационной комиссии объяснение в письменном виде о несогласии с заключением квалификационной комиссии или в его поддержку, которые должны быть поданы не позднее десяти суток с момента вынесения заключения.

4. Совет при разбирательстве не вправе пересматривать выводы заключения комиссии в части установленных ею фактических обстоятельств, считать установленными неустановленные ею фактические обстоятельства, а равно выходить за пределы жалобы, представления и заключения комиссии. Представление новых доказательств не допускается.

5. Разбирательство по дисциплинарному производству осуществляется в Совете в закрытом заседании, неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует принятию решения. Участникам дисциплинарного производства предоставляются равные права представить свои доводы в поддержку или против заключения квалификационной комиссии, а также высказаться по существу предлагаемых в отношении адвоката мер дисциплинарной ответственности.

6. Решение Совета должно быть мотивированным и содержать конкретную ссылку на правило профессионального поведения адвоката, предусмотренное настоящим Кодексом, в соответствии с которым квалифицировалось действие (бездействие) адвоката.

7. Совет с учетом конкретных обстоятельств дела должен принять меры к примирению адвоката и лица, подавшего жалобу.

8. Решение по жалобе, представлению принимаются Советом путем тайного голосования непосредственно по окончании разбирательства в том же заседании и полностью оглашается участникам дисциплинарного производства. Оглашение части решения не допускается. В случае принятия решения о прекращении статуса адвоката, заверенная копия немедленно вручается лицу, в отношении которого принято решение о прекращении статуса адвоката или его представителю, присутствующему в заседании Совета.

Статья 25.

1. Совет вправе принять по дисциплинарному производству следующее решение:

1) о наличии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм настоящего Кодекса, о неисполнении или ненадлежащим исполнении им своих обязанностей перед доверителем или адвокатской палатой и о применении к адвокату мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных статьей 18 настоящего Кодекса;

2) о прекращении дисциплинарного производства в отношении адвоката вследствие отсутствия в его действиях (бездействии) нарушения норм настоящего Кодекса, либо вследствие надлежащего исполнения им своих обязанностей перед доверителем или адвокатской палатой, на основании заключения комиссии или вопреки заключению квалификационной комиссии, если фактические обстоятельства комиссией установлены правильно, но ею сделана ошибка в применении или толковании закона и настоящего Кодекса;

3) о прекращении дисциплинарного производства вследствие состоявшегося ранее заключения квалификационной комиссии и решения совета этой или иной адвокатской палаты по производству с теми же участниками по тому же предмету и основанию;

4) о прекращении дисциплинарного производства по жалобе вследствие примирения доверителя и адвоката и (или) отзыва представления;

5) о направлении дисциплинарного производства квалификационной комиссии для нового разбирательства вследствие существенного нарушения процедуры, допущенного комиссией при разбирательстве;

6) о прекращении дисциплинарного производства вследствие истечения сроков возбуждения дисциплинарного производства, обнаружившегося в ходе разбирательства Советом или комиссией.

7) о прекращении дисциплинарного производства вследствие малозначительности совершенного адвокатом проступка с указанием адвокату на допущенное нарушение.

2. Совет при принятии решения по дисциплинарному производству, помимо применения мер дисциплинарной ответственности, может обязать адвоката возместить ущерб, причиненный доверителю нарушением, повлекшим применение мер дисциплинарной ответственности.

Статья 26.

1. О принятом решении Совет в семидневный срок уведомляет участников дисциплинарного производства в письменной форме.

2. Материалы дисциплинарного производства хранятся в делах Совета в течение трех лет с момента вынесения решения. В течение указанного срока участники дисциплинарного производства вправе знакомиться с этими материалами и делать из них необходимые выписки.

3. По истечении указанного срока материалы дисциплинарного производства могут быть уничтожены по решению Совета.

4. Разглашение материалов дисциплинарного производства не допускается.

Статья 27.

Настоящий Кодекс, а также изменения и дополнения к нему вступают в силу с момента принятия Всероссийским съездом адвокатов.


Приложение 4

Хамовнический районный суд г. Москвы

в защиту Ходорковского Михаила Борисовича и

Лебедева Платона Леонидовича

(уголовное дело №1-88/09)

ХОДАТАЙСТВО

об изготовлении копии протокола

27 апреля 2009г. сторона обвинения в рамках судебного следствия приступила к представлению письменных доказательств (документов и вещественных доказательств), которое продолжается до настоящего времени. В процессе оглашения этих доказательств прокуроры допускали их искажение, без каких-либо оговорок подменяли их буквальное содержание собственными оценками или же просто оглашали фрагментарно (частично), на что сторона защиты неоднократно, практически ежедневно, реагировала в форме устных замечаний.

Согласно ч.6 ст.259 УПК РФ протокол судебного заседания должен быть изготовлен и подписан в течении 3 суток со дня окончания судебного заседания, а также может в ходе судебного заседания изготовляться по частям. По ходатайству сторон им может быть предоставлена возможность ознакомиться с частями протокола по мере их изготовления.

Руководствуясь ст.ст.120 ч.1, 259 ч.6 УПК РФ, сторона защиты в нашем лице ходатайствует об изготовлении протокола судебного заседания за период с 27 апреля по 08 июля 2009г. в установленный законом срок и незамедлительном предоставлении возможности с ним ознакомиться.

Настоящее ходатайство, помимо того, что оно является законным, также обосновываем объемом рассматриваемого уголовного дела, а также необходимостью для Ходорковского М.Б., Лебедева П.Л. и адвокатов, исходя в т.ч. и из содержания протокола судебного заседания, определить дальнейшую тактику осуществления защиты (перечень и содержание ходатайств, а также момент их заявления, подготовка к представлению своих доказательств и др.).

Адвокат Иванов И.С.


Приложение 5

Федеральный районный суд г. Санкт -Петербурга

г. Санкт-Петербург, ул. Центральная 346 «А»

Федеральному судье Иванову И.С.

ХОДАТАЙСТВО

(об исключении доказательства)

06 октября 2008 г. Постановлением Федеральный районный суд г. Санкт-Петербурга, принято решение о проведении предварительного слушанья 18 октября 2008 г.

На стадии досудебного производства подозреваемый в порядке ст. 193 УПК РФ Сергеев С.А., был предъявлен для опознания потерпевшему Суркову В.А., что зафиксировано протоколом предъявления лица для опознания от 09.07.2006 г. /л.д. 25-26/.

06 октября 2008 г. Потерпевший Сурков В.А. дал согласие на проведение опроса адвокатом Прокофьевым А.Ф. рег. № 3110, в котором указал, что обвиняемый Сергеев С.А. был опознан им ошибочно, так как он сильно похож на лицо совершившее в отношении него преступление (опрос от 06 октября 2008 г. потерпевшего Суркова В.А., на 2-Х листах прилагается).

На основании ст. 88 ч. 1 УПК РФ полагаю, что протокол предъявления лица для опознания от 09.07.2008 г. /л.д. 25-26/, с точки зрения достоверности является недопустимым доказательством.

Достоверность опроса от 06 октября 2008 г. потерпевшего Суркова В.А., так же подтверждается:

1. Показаниями обвиняемого допрос подозреваемого от 09.07.08 /л.д. 30/, протокол очной ставки от 20.09.08 /л.д. 92/, которые он давал последовательно на стадии всего досудебного производства, и пояснял, что во время совершения преступления в месте совершения преступления отсутствовал, находился дома.

2. Протоколом допроса свидетеля от 12.07.2008 /л.д. 42-43/ Андреева А.Ю., которым он Андреев А.Ю., пояснил: 27.05.2008 г. с 00 часов до 3 часов обвиняемый Сергеев С.А. находился дома по адресу места их пребывания г. Санкт–Петербург, ул. Казакова д.68, кв. 79.

3. Опросом лица, которому быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела от 13 октября 2008 г. (Опрос Андреевой Н.В., на 3-х листах прилагается), которым она Андреева Н.В. пояснила, что 27.05.2008 г. в 12 часов ночи находилась в кафе «Сатурн», г. Санкт –Петербург, ул. Коммунистическая 55 до 3-х часов ночи.

ПРОШУ УВАЖАЕМЫЙ СУД:

1. В порядке ст.ст. 234 ч.ч.6, 8, 235 ч. 3 УПК РФ пригасить и допросить в настоящем судебном заседании в качестве свидетелей:

Андреева Алексея Юрьевича

Андрееву Наталью Владимировну

Приобщить к уголовному делу:

Опрос от 06 октября 2008 г. потерпевшего Суркова В.А. на 2-х листах

Продолжение приложения 5

Опрос от 13 октября 2008 г. Андреевой Н.В., которой известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела на 3-х листах.

2. В порядке ст. 235 ч. 2 УПК РФ исключить из перечня доказательств, предъявленных в судебном заседании протокол предъявления лица для опознания от 09.07.2008 г. /л.д. 25-26/.

Адвокат А.Ф. Прокофьев

«01 » ноября 2008 г

Копия настоящего ходатайства с приложениями на 5-ти листах в соответствии со ст. 235 ч. 1 УПК РФ передана 18 октября 2008 г. стороне обвинения перед проведением предварительного слушания.


[1] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ с последующими изм. и доп.// Собрание законодательства РФ. - 2001. - N 52. - Ст. 4921 (далее - УПК РФ).

[2] Определение СК по уголовным делам ВС РФ N 50-002-65 по делу Шавлина от 13 марта 2003 г. N 50-002-65 // Справочно-правовая система «Гарант».

[3] Леви А.А., Игнатьева М.В., Капица Е.И. Особенности предварительного расследования преступлений, осуществляемого с участием адвоката. - М.: Юрлитинформ, 2003. - С. 18.

[4] Коротков А.П., Тимофеев А.В. 900 ответов на вопросы прокурорско-следственных работников по применению УПК РФ: Комментарий. - М: Экзамен, 2004. - С. 121; Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс: Учебник. - М: Эксмо, 2005. - С. 129-130.

[5] Постановление Конституционный Суд РФ от 28 января 1997 г. N 2-П по делу о проверки конституционности части четвертой статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и СВ. Абрамова // Российская газета. -1997.- 18 февраля.

[6] Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2003 г. N 446-0 по жалобам граждан Л.Д. Вальдмана, СМ. Григорьева и региональной общественной организации "Объединение вкладчиков "МММ" на нарушение конституционных прав и свобод рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2004. - N 3.

[7] Постановления Конституционного Суда РФ от 16 июля 2004 г. N 15-П по делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного собрания - Курултая республики Башкортостан, губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан" // Российская газета. - 2004. - 27 июля.

[8] Постановление Конституционный Суд РФ от 28 января 1997 г. N 2-П по делу о проверки конституционности части четвертой статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и СВ. Абрамова // Российская газета. - 1997.- 18 февраля.

[9] Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996. - N 1. - С. 3.

[10] Постановление Конституционный Суд РФ от 28 января 1997 г. N 2-П по делу о проверки конституционности части четвертой статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и СВ. Абрамова // Российская газета. -1997.- 18 февраля.

[11] Резепкин А. М. назначение Российской адвокатуры / Труды Оренбургского института (филиала) МГЮА (выпуск седьмой) - Оренбург, 2007. - С. 320-321.

[12] Резепкин А. М. назначение Российской адвокатуры / Труды Оренбургского института (филиала) МГЮА (выпуск седьмой) - Оренбург, 2007. - С. 321.

[13] Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2003 г. N 446-0 по жалобам граждан Л.Д. Вальдмана, СМ. Григорьева и региональной общественной организации “Объединение вкладчиков “МММ” на нарушение конституционных прав и свобод рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2004. - N 3.

[14] Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2003 г. // Бюллетень Верховного суда РФ. - 2004. - № 1.

1 Определение N 16-004-17 / Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2004 года (по уголовным делам), утв. постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 6 октября 2004 г.// Справочно-правовая система Гарант.

[16] Адвокатура в России: Учебник для вузов / Под ред. проф. Демидовой Л.А.) - М.: Юстицинформ, 2005. - С. 143.

[17] Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 апреля 1998 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1998. - N 9. - С. 9.

[18] Основные положения о роли адвокатов, принятые VIII Конгрессом ООН по борьбе с преступностью и предупреждению преступности. - 1990. // Справочно-правовая система Гарант.

[19] Советский уголовный процесс//Под ред. Л.М. Карнеевой, П.А. Лупинской, И.В. Тыричева. -М, 1980.-С. ПО.

[20] Уголовно-процессуальное право Российской Федерации// Под ред. П.А. Лупинской. - М., 1997.-С. 76.

[21] Уголовный процесс//Под ред. К.Ф. Гуценко. - М., 2000. - С. 119.

[22] Стешенко Л.А., Шамба Т.М. Адвокатура в Российской Федерации. Учебник для вузов. - М. 2001.-С. 198.

[23] Лубшев Ю.Ф. Адвокатура в России. - М., 2001. - С. 665.

[24] Адвокатура в России: Учебник для вузов / Под ред. проф. Демидовой Л.А. - М., 2005. - С. 76.

[25] Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" с последующ, изм. и доп. // Собрание законодательства РФ. - 2002. -N 23. - Ст. 2102; 2004. - N 35. - Ст. 3607.

[26] Костанов Ю.А. О неотложных изменениях и дополнениях УПК РФ.

[27] Собрание законодательства РФ. - 2001. N 48. Ст. 4551.

[28] Бабурин С.Н., Глисков А.А., Глисков А.Г., Забейворота А.И. Справочник адвоката по уголовному судопроизводству: [Электронный документ]. - М, 2004. С. 26-28.

[29] Костанов Ю.А. О неотложных изменениях и дополнениях УПК РФ.

[30] Шамардин А. А. К вопросу об обязанности доказывания в уголовном судопроизводстве / Труды Оренбургского института (филиала) МГЮА (выпуск восьмой) - Оренбург, 2007. - С. 402-403.

1 Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / под общ. ред. А.В. Смирнова. 4-е издание, дополненное и переработанное. - М., 2007. - С. 107.

1 Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1997. - N 2. - С. 18.

1 Максимов О.А. Правовой институт ходатайств и жалоб на досудебных стадиях уголовного процесса Российской Федерации как способ защиты прав граждан. Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004 С. 110-135.

1 Архив Центрального районного суда г. Оренбурга. 2008 год. Уголовное дело №52/230 по обвинению Х. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ.

[31] Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2000 г. N 285-0 по жалобе гражданина Панфилова Руслана Петровича на нарушение его конституционных прав статьей 92 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР // Справочно-правовая система Гарант.

2 Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2002. - N 5. - С.18-19.

[32] Архив Центрального районного суда г. Оренбурга, 2007. Уголовное дело № 1-235-2007 по обвинению С-ва. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 158 УК РФ.

1 Михайловская И.Б. Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном процессе. – М., 2006.-с. 317.

[33] Адвокат: навыки профессионального мастерства / Под ред. Л.А. Воскобитовой. И.Н. Лукьяновой, Л.П. Михайловой) - М.: "Волтерс Клувер", 2006. С. 89.

1 Кудрявцев В. Л. Проблемы формирования и реализации позиции адвоката-защитника на судебном следствии // Адвокат. - 2005. - N 4. - С. 27.

1 Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации/Под ред. И.Л. Петрухина. - М, 2006. - С. 410.

2 Мельник В.В. Ведение защиты в суде с участием присяжных заседателей. Научно-практическое пособие. - М., 2006. - С. 94.

1 Федеральный закон от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" // СЗ РФ. 2007.-N41.-Ст. 4849.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему