регистрация / вход

Статус личности

Юридические концепции "личности", "гражданина", "физического лица". Признаки, характеризующие личность как конкретный субъект гражданско-правовых отношений. Элементы гражданской правосубъектности - правоспособность, дееспособность и деликтоспособность.

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

по курсу «Гражданское право»

по теме: «Статус личности»

Содержание

Введение

1 Личность как участник гражданского правоотношения. Лицо и личность – проблемы правового статуса

2 Правоспособность

3 Дееспособность

4 Деликтоспособность

Заключение

Примечания

Список литературы (Библиография)

Введение

С началом демократических реформ в российском законодательстве четко обозначен приоритет по защите прав личности. В отличие от идеологизированных Конституций бывшего Союза ССР и союзных республик, включая предшествующую Конституцию РСФСР, провозглашавших высшей целью построение коммунистического общества, положения действующей Конституции России (ст. 2) четко определяют, что высшей ценностью являются человек, его права и свободы. При этом Конституция не ограничилась, как это нередко бывало ранее, декларацией, а установила, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. В Конституции РФ имеется отдельная глава (гл. 2), которая содержит конкретные нормы и предписания, раскрывающие совокупность основных прав и свобод, гарантированных высшим Законом. По объему это самая обширная глава Конституции. Она состоит из 47 статей. В целом же вопросы, непосредственно связанные со статусом личности, регламентируются более чем в 60 статьях Конституции.

Актуальность темы состоит в том, что признание прав и свобод человека в Российской Федерации означает, что личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект бесконтрольной государственной деятельности, а как равноправный субъект, реализующий свои конституционные права. В Российской Федерации никто не может быть ограничен в правомерных средствах защиты своего человеческого достоинства и основанных на нем прав[1] . Государство не только воздерживается от вмешательства в сферу прав и свобод: обязанность соблюдать права и свободы предусматривает активную деятельность государства по созданию условий для их реализации.

Приоритет прав личности четко прослеживается и в отраслевом законодательстве. Так в ныне действующем Гражданском Кодексе РФ (далее – ГК) глава, посвященная правам граждан (физических лиц) расположена впереди глав, посвященных юридическим лицам, а также таким субъектам гражданского права как государству, региональное и муниципальное образования. В этих условиях тема гражданско-правового статуса личности, является актуальной.

Отдельные аспекты гражданско-правового статуса личности неоднократно подвергались анализу правоведов. Граждане как участники гражданских правоотношений подробно анализируются в трудах Суханова Е.А. и Витрянского В.В. В комментариях к части первой ГК авторским коллективом под общей редакцией Садикова О.Н. подробно рассматриваются такие дефиниции как имя гражданина, местожительство, правоспособность, дееспособность, виды дееспособности, ограничение дееспособности, опекун, попечитель и др. Такой же фундаментальный анализ этих понятий проведен в комментариях к ГК под редакцией Абовой Т.Е. и Кабалкина А.Ю. Неоднократно в отечественной литературе анализировалась тема возникновения и прекращения правоспособности (Белов В.А., Зинченко С.А.). Вопросы отдельных видов дееспособности анализировались в трудах Могилевского С.Д., Черепахина Б.Б., Нерсесова Н.О.

Обзор источников, посвященных данной теме, следует начать с международных законодательных документов. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с Конституцией Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации (ст. 7 ГК). Общепризнанные принципы и нормы международного права содержатся в Уставе ООН, декларациях и резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, документах и заявлениях других универсальных международных организаций и конференций, решениях Международного суда. Для гражданского законодательства особое значение имеет международно-правовой принцип уважения прав человека и его основных свобод, выраженный во Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 г.

Особенности гражданско-правового статуса личности учитываются в Конституции РФ. Так в ней закреплена защита прав и свобод человека и гражданина (ст. 2), их принадлежность с рождения и неотчуждаемость (ст. 17), право свободного выбора местожительства (ст. 27).

В отраслевом законодательстве гражданско-правовой статус личности закреплен, в основном, в ГК (ст. 17-22, ст. 26-41). Семейно-правовое положение гражданина как один из аспектов гражданско-правового статуса личности отображено в Семейном Кодексе РФ.

Определенную часть законодательства о гражданско-правовом статусе личности составляют подзаконные нормативные правовые акты. К числу подзаконных нормативных правовых актов относятся, например, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ.

Помимо уже рассмотренных подзаконных нормативных правовых актов, большое значение на практике оказывают постановления Пленума Верховного Суда РФ. Как известно, к источникам права они не относятся, несмотря на то, что вопрос о природе постановлений Пленумов Верховного Суда РФ является дискуссионным[2] .

Не относятся к источникам права и информационные письма Президиума Верховного Суда РФ, которые публикуются в результате рассмотрения некоторых вопросов судебной практики. В таких письмах, как правило, содержатся разъяснения по вопросам судебной практики, а также приводятся в качестве примеров решения по конкретным делам.

Завершая обзор законодательства в области гражданско-правового статуса личности, хотелось бы согласиться с мнением многих ученых-юристов и вслед за ними подчеркнуть, что структура законодательства, регламентирующего эти аспекты, является сложной и многоуровневой[3] .

Цель работы – проанализировать различные аспекты гражданско-правового статуса личности. На основании цели в работе поставлены следующие задачи:

1) изучить юридические концепции «личности», «гражданина», «физического лица»;

2) проанализировать признаки, характеризующие личность как конкретного субъекта гражданско-правовых отношений;

3) описать основные элементы гражданской правосубъектности: правоспособность, дееспособность и деликтоспособность.

Объект исследования работы – гражданско-правовой статус личности. Предметом исследования работы являются характеристики гражданско-правового статуса личности.

Работа состоит из введения, четырех глав и заключения.

В первой главе анализируется личность как участник гражданского правоотношения. Всесторонне рассматриваются дефиниции понятий «личность», «человек», «гражданин», «физическое лицо». Исследуются признаки, способствующие индивидуализации личности: имя, место жительства, семейное положение, пол, возраст. Во второй главе всесторонне изучается правоспособность, условия ее возникновения и прекращения, а также ее основные характеристики. В третьей главе анализируется дееспособность, виды дееспособности, а также условия ее ограничения. В четвертой главе изучается деликтоспособность субъекта и ее основные характеристики.


1. Личность как участник гражданского правоотношения. Лицо и личность – проблемы правового статуса

1.1 Юридическая концепция личности в правовой теории и практике

Одним из важнейших понятий науки гражданского права и гражданского законодательства является понятие субъектов права, т. е. лиц, выступающих в качестве участников имущественных и личных неимущественных отношений, регулируемых этой отраслью права.

Понятие лица родовое. Оно относится ко всем субъектам гражданских прав. В ГК РФ подраздел второй раздела первого именуется «Лица» и включает три главы, одна из которых имеет название «Граждане (физические лица)» и посвящена индивидуальным субъектам гражданского права, а две другие посвящены юридическим лицам и участию Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством.

К числу субъектов гражданско-правовых отношений по нашему законодательству относятся в первую очередь люди – члены общества. Вместе с тем нередко говорят о гражданско-правовом положении личности, о правах человека и гражданина.

Суханов Е.А. отмечает, что употребление понятия «личность» для определения субъектов гражданского права было бы неточным, поскольку личность с точки зрения психологии и философии – такой субъект общественных отношений, который обладает определенным уровнем психического развития[4] . Качества личности присущи психически здоровому человеку, достигшему определенного возраста, способному в силу интеллектуальных и духовных качеств быть участником общественных отношений, формировать свою позицию, отвечать за поступки. Следовательно, не каждого человека можно считать личностью. Понятие «личность» является более узким по сравнению с понятием «человек». Признание субъектами гражданского права только личностей означало бы непризнание субъектами людей, которые не обладают качеством личности (малолетние, душевнобольные). Подобное решение явно противоречило бы гражданскому законодательству, признающему субъектом гражданского права каждого человека независимо от его возраста и состояния здоровья.

Человек – субъект множества прав и обязанностей, в том числе и гражданских. Однако гражданское законодательство Российской Федерации для обозначения человека как субъекта гражданских прав и обязанностей употребляет другое понятие – «гражданин». Представляется, что это понятие характеризует человека не как «члена человеческой семьи», а как лицо, состоящее в определенной связи с государством. Следовательно, гражданин – понятие юридическое.

Гражданство определяет постоянную политико-правовую связь лица и государства, находящую выражение в их взаимных правах и обязанностях. Отсюда вытекает, что гражданское законодательство, употребляя понятие «граждане», имеет в виду граждан данного государства – Российской Федерации.

Но на территории государства всегда проживают люди, которые являются гражданами других государств, а также люди, не имеющие определенного гражданства – апатриды. Они подчиняются правопорядку, существующему в данном государстве, имеют определенные права и обязанности. Однако гражданами данного государства, например Российской Федерации, они не являются и, следовательно, не подпадают под понятие «граждане».

В международных соглашениях, а также в законодательстве многих стран понятие «граждане» не употребляется, а используется понятие «физические лица», которое имеет более широкое содержание, поскольку охватывает всех людей как участников гражданских и других правоотношений на территории данной страны (или стран). Например, в Германском гражданском уложении соответствующая глава в разделе «Лица» именуется «Физические лица». В названном законе употребляется понятие «человек», но не в значении «гражданин». Следовательно, Германское гражданское уложение имеет в виду человека вообще, физическое лицо. Понятие «физическое лицо» употребляется и в законодательстве многих других стран, причем понятие «граждане» при этом не употребляется. С этой точки зрения представляет интерес Гражданский кодекс Франции, который для обозначения субъекта права – человека использует понятия «француз» и «иностранец».

В законодательстве нашей страны люди как субъекты гражданского права долгое время именовались «граждане» (ст. 9-12 ГК РСФСР 1964 г.). В советской юридической литературе отмечалась неудачность термина «физические лица», создающего впечатление, будто индивид становится субъектом права не в силу его общественных качеств, не потому что он – представитель определенного класса или член общества, а в силу его естественных свойств как психофизиологической особи[5] . В Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик, принятых Верховным Советом СССР 31 мая 1991 г., использовалась формулировка «граждане» и в скобках «физические лица».

Эта формулировка используется и в ГК РФ 1994 г., в том числе в названии главы третьей.

Суханов отмечает, что понятия «граждане» и «физические лица» неравнозначны, поскольку названные понятия хотя близки по содержанию, но вместе с тем они, как было показано, существенно различаются[6] .

Употребляя понятие «граждане», закон имеет в виду людей, состоящих в гражданстве РФ. Но закон учитывает, что кроме граждан в пределах РФ находятся и люди, не являющиеся ее гражданами. Именно поэтому ГК употребляет также и понятие «физические лица», в числе которых не только граждане, но и другие лица – не граждане. Представляется, что такое двойственное обозначение одного и того же явления объясняется желанием законодателя не отказываться от традиционного, привычного словоупотребления. Вместе с тем оно позволяет достаточно четко разграничивать при регулировании имущественных и личных неимущественных отношений рассматриваемые понятия: если в норме закона содержится понятие «граждане», то это должно означать, что речь идет только о гражданах РФ. Если же закон употребляет понятие «физические лица», то имеются в виду и граждане РФ, и иностранные граждане, и лица без гражданства.

Нередко закон употребляет термин «лицо» без определения «физическое» (например, абз. 2 п. 1 ст. 66; п. 2 ст. 69; п. 1 ст. 1087 ГК и др.). В тоже время М. Масевич, комментируя, например, ст. 17 ГК РФ, отмечает, что, хотя данная статья называется «Правоспособность гражданина», она имеет в виду не только граждан РФ, но и других физических лиц, включая иностранцев, лиц без гражданства[7] . Далее он полагает, что расширительное толкование этой и других статей главы 3 ГК РФ возможно вследствие того, что сама глава называется «Граждане (физические лица)», но все-таки следовало бы прямо закрепить, что наряду с гражданами РФ субъектами гражданских правоотношений могут быть иностранные граждане и лица без гражданства (по примеру гражданского законодательства Республики Казахстан). Учитывая международный опыт, можно предположить, что в будущем и наше законодательство перейдет при обозначении индивидуальных субъектов права на единое словоупотребление – «физические лица».

1.2 Правовой статус личности – понятие и проблемы

Правосубъектность тесно связана с признаками, индивидуализирующими конкретного субъекта права. Индивидуализация субъектов может осуществляться различными признаками, тесно связанными с тем, идет ли речь о гражданах, юридических лицах или иных субъектах. Такими признаками для граждан являются имя, возраст, место жительства, пол, семейное положение.

Каждый человек участвует в гражданских правоотношениях под определенным именем и лишь в сравнительно редких случаях (например, в авторских отношениях) – под псевдонимом (вымышленным именем) или анонимно (без имени). Имя является одним из средств индивидуализации гражданина как участника гражданских правоотношений[8] .

Суханов отмечает, что наше гражданское законодательство до принятия ГК РФ 1994 г. не содержало норм, регламентирующих отношения, связанные с именем гражданина. Некоторые нормы содержались в Кодексе о браке и семье РСФСР, который, в частности, регламентировал отношения в связи с переменой имени, отчества и фамилии. В настоящее время закон (ст. 19 ГК) признает, что имя гражданина – это категория в первую очередь гражданского законодательства. Такое решение полностью соответствует объективным требованиям, определяющим сферу действия гражданского права. Согласно закону гражданин приобретает и осуществляет гражданские права и обязанности под своим именем. Приобретение прав и обязанностей под именем другого лица не допускается (п. 4 ст. 19 ГК)[9] .

В ст. 58 Семейного Кодекса РФ (далее – СК) установлено, что имя ребенку дается по соглашению родителей. Если отцовство ребенка не установлено в предусмотренном законом порядке, то имя ребенку дается по указанию матери, отчество – по имени лица, записанного в свидетельстве о рождении ребенка в качестве его отца, а фамилия – по фамилии матери.

Имя, отчество и фамилия регистрируются в органах загса в соответствии с правилами, установленными Законом об актах гражданского состояния.

В широком смысле понятием «имя» у большинства народов России охватываются фамилия, собственно имя и отчество. Однако Алексеев, например, отмечает, что национальные обычаи некоторых народов России не знают такого понятия, как отчество, и в официальных личных документах оно не указывается[10] .

Субъекты Российской Федерации могут установить, что присвоение отчества на их территории не обязательно и осуществляется по желанию родителей ребенка, если это соответствует их национальной традиции. Фамилия ребенка определяется фамилией родителей, а когда они носят разные фамилии – по соглашению между ними, если иное не предусмотрено законами субъектов Российской Федерации. Разногласия между родителями по поводу имени или фамилии ребенка разрешаются органами опеки и попечительства.

Согласно ч. 2 ст. 19 ГК гражданин вправе взять другое имя в порядке, установленном законом. СК предусматривает возможность изменить фамилию при вступлении в брак (п. 1 ст. 32), расторжении брака (п. 3 ст. 32), признании его недействительным (п. 5 ст. 30), усыновлении (ст. 134), установлении отцовства (ст. 51). До достижения ребенком возраста 14 лет органы опеки и попечительства по совместной просьбе родителей вправе, исходя из интересов ребенка, изменить его имя, а также фамилию на фамилию другого родителя (ст. 59 СК). Такая просьба может быть вызвана неудачным сочетанием имени и отчества, трудностями произношения или другими причинами. После достижения ребенком 10 лет на это необходимо его согласие.

При раздельном проживании родителей тот из них, с которым ребенок проживает постоянно, вправе просить о присвоении ребенку своей фамилии (добрачной, по второму браку). Вопрос решается органами опеки и попечительства исходя из интересов ребенка и с его согласия, если он достиг 10-летнего возраста.

В других случаях имя может быть изменено на основании ст. 58-63 Закона об актах гражданского состояния.

На новое имя гражданину выдается свидетельство; соответствующие изменения вносятся в актовую запись о рождении и другие документы; подлежит замене паспорт. Все права и обязанности, приобретенные гражданином под прежним именем, сохраняют силу. Закон требует уведомить о новом имени органы внутренних дел по месту жительства заявителя и возлагает на граждан обязанность уведомить об этом своих кредиторов и должников. В противном случае риск негативных последствий, в частности, при несвоевременном исполнении обязательства несет гражданин, переменивший имя.

Перемена гражданином имени не является основанием для прекращения или изменения его прав и обязанностей, приобретенных под прежним именем. Наряду с этим предусмотрено, что гражданин обязан принимать необходимые меры для уведомления своих должников и кредиторов о перемене своего имени и несет риск последствий, вызванных отсутствием у этих лиц сведений о перемене его имени[11] .

Право на имя относится к личным неотчуждаемым правам граждан. Имя, отчество и фамилия индивидуализируют личность. В начале 90-х гг. в средствах массовой информации России стал усиленно насаждаться принятый в западных странах обычай указывать только имя и фамилию физического лица. По имени и фамилии у нас стали называть и Президента, и других государственных и общественных деятелей, и ученых, и других граждан. Представляется, что подобное желание воспринять западный образец не соответствует российской традиции и вряд ли сможет укорениться в наших условиях; возможно, она останется лишь как некоторая «вольность» употребляемая в определенной среде. В официальных же документах должно быть указано полное имя гражданина: фамилия, собственно имя и отчество (кроме случаев, когда национальные обычаи не знают понятия «отчество»).

Обстоятельство, которому закон придает важное значение при определении статуса гражданина, – это его возраст. Так, закон определяет возраст, с достижением которого наступает совершеннолетие, а также частичная дееспособность несовершеннолетних граждан (ст. 21,26,28 ГК). Возраст имеет определяющее значение при решении таких вопросов, как объявление несовершеннолетнего гражданина полностью дееспособным (эмансипация), при вступлении граждан в члены кооперативных организаций, при определении круга наследников, а также лиц, имеющих право на возмещение вреда, причиненного здоровью, и во многих других случаях.

Основным документом, подтверждающим возраст, является свидетельство о рождении гражданина, выданное на основании записи в книге регистрации рождений государственного органа записи актов гражданского состояния. Дата рождения указывается также в паспорте гражданина.

Местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает (ст. 20 ГК).

В соответствии со ст. 27 Конституции «каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства». Следовательно, закон разграничивает место пребывания гражданина и место его жительства[12] . В первом он находится временно – гостиница, санаторий и т.п. Вторым является место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, члена семьи, по договору найма (поднайма) либо на ином основании, предусмотренном законодательством Российской Федерации, – жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, общежитие, специальный дом для одиноких и престарелых граждан, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и подобные жилые помещения (глава 18 ГК).

С целью обеспечения необходимых условий для реализации гражданами своих прав и свобод и исполнения ими своих обязанностей перед другими гражданами, обществом и государством установлена регистрация граждан Российской Федерации по месту жительства и по месту пребывания. Правила регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации утверждены Постановлением Правительства РФ от 17.07.95 № 713[13] . Для регистрации в органы внутренних дел необходимо предъявить документ, удостоверяющий право на вселение, – ордер, договор, заявление лица, предоставляющего жилое помещение, и др., а также паспорт или иной документ, удостоверяющий личность, и заявление установленной формы [14] .

Нормативные акты о прописке утратили силу. Граждане, прописанные по месту постоянного жительства, считаются прошедшими регистрацию. Отказ в регистрации может быть обжалован в судебном порядке. Например, О. приобрела по договору купли-продажи в Москве однокомнатную квартиру. Паспортный отдел ГУВД Москвы отказал ей в регистрации, сославшись на то, что квартира не освобождена и О. не уплатила значительный по сумме городской сбор, установленный законом Москвы. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ признала отказ неправомерным, т.к. он не соответствует ст. 27 и 55 Конституции. В определении Судебной коллегии указывается, что О. как собственница квартиры должна быть зарегистрирована независимо от каких-либо условий. Требование уплаты сбора в таком большом размере является незаконным ограничением конституционного права человека на свободу передвижения, выбор места пребывания и места жительства[15] .

Местом жительства несовершеннолетних является место жительства их родителей. При их раздельном проживании родители определяют, с кем из них будет проживать ребенок, а в случае спора – суд, исходя из интересов и с учетом мнения детей (п. 3 ст. 65 СК). Местом жительства граждан, находящихся под опекой, признается место жительства опекуна, кроме случаев, когда подопечные находятся в воспитательном или лечебном учреждении.

Несовершеннолетние, достигшие 14 лет, и граждане, находящиеся под попечительством, могут выбрать место своего жительства с согласия родителей или иных попечителей. Однако ст. 36 ГК предусматривает возможность их раздельного проживания с подопечным только после достижения последним 16-летнего возраста и с разрешения органа опеки и попечительства, тогда как п. 2 ст. 20 ГК ограничивает этот возраст 14 годами, что свидетельствует о несогласованности этого вопроса в ГК. СК вообще не предусматривает возможности раздельного проживания несовершеннолетних с их законными представителями. Суханов Е.А. считает, что несовершеннолетние с 14 до 18 лет, обладающие частичной дееспособностью, могут выбирать место жительства с согласия законных представителей в соответствии с положениями ст. 26 ГК[16] .

Место жительства граждан имеет большое правовое значение. С ним связано признание гражданина безвестно отсутствующим (ст. 42 ГК) и объявление умершим (ст. 45 ГК). Место жительства определяет подсудность при разрешении споров в арбитражном суде (ст. 25, 26 АПК) и суде общей юрисдикции (ст. 117, 118 ГПК), по нему определяются место исполнения обязательств (ст. 316 ГК), место открытия наследства (ст. 1115 ГК) и другие права и обязанности граждан.

Конституционный Суд РФ признал несоответствующим Конституции и недействительным пп. 1 п. 3 ст. 9 Закона РФ от 19.02.93 № 4530-1 «О вынужденных переселенцах», согласно которому статус вынужденного переселенца утрачивается при осуждении гражданина за совершенное преступление (Постановление КС РФ от 21.11.2002 № 15-П[17] ). В том же Постановлении суда указано, что заявитель А. Мкртычан, имеющий статус вынужденного переселенца, который приобрел новое жилое помещение на денежную компенсацию за утраченное в г. Грозный жилье и имущество, утратил права на жилище в центре временного размещения переселенцев.

Правовой статус гражданина как участника гражданских правоотношений нередко зависит от его семейного положения. Так, жилищное законодательство важное значение придает состоянию лица в браке, его родственным связям. Согласно ст. 53 Жилищного Кодекса РФ члены семьи нанимателя, проживающие совместно с ним, пользуются наравне с нанимателем всеми правами и несут все обязанности, вытекающие из договора найма жилого помещения. Большое значение семейным связям придает и наследственное право. Так, при наследовании по закону наследниками первой очереди являются в равных долях дети (в том числе усыновленные), супруг и родители (усыновители) умершего, а также ребенок умершего, родившийся после его смерти. Ко второй очереди относятся братья и сестры умершего, его дед и бабка, как со стороны отца, так и со стороны матери (ст. 154 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31.05.91, ст. 532 ГК РСФСР 1964 г.). Следовательно, правовое положение наследника лицо может приобрести лишь при наличии указанных семейно-правовых отношений с умершим.

Семейное положение гражданина влияет на его правовой статус и в ряде других случаев. Так, вред, возникший в связи со смертью кормильца, возмещается нетрудоспособным лицам, состоявшим на иждивении умершего или имевшим ко дню его смерти право на получение от него содержания (ст. 1088 ГК). К их числу относятся главным образом лица, с которыми умерший находился в семейных правоотношениях (родители, супруг, дети, братья, сестры и др.). Согласно ст. 1073 ГК за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны. И в данном случае на правовой статус указанных лиц влияет их семейно-правовая связь с несовершеннолетним.

Под актами гражданского состояния понимаются действия граждан или события, влияющие на возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, а также характеризующие правовое состояние граждан. В частности, к актам гражданского состояния, подлежащим государственной регистрации, относятся:

· рождение;

· заключение брака;

· расторжение брака;

· усыновление (удочерение);

· установление отцовства;

· перемена имени;

· смерть.

Рассмотрим подробнее сущность института брака. СК также, как и ранее действовавший Кодекс о браке и семье РСФСР (КоБС РСФСР), не содержит определения брака. Вместе с тем в теории семейного права предпринимались попытки дать такое определение. Так, А.М. Белякова определяет брак как юридически оформленный, свободный и добровольный союз мужчины и женщины, направленный на создание семьи и порождающий для них взаимные личные и имущественные права и обязанности[18] . По мнению О.А. Хазовой, брак – это моногамный добровольный и равноправный союз мужчины и женщины, заключенный с соблюдением установленного законом порядка и порождающий между супругами взаимные личные и имущественные права и обязанности[19] . А.М. Нечаева определяет брак как союз мужчины и женщины, влекущий за собой правовые последствия, форму отношений между лицами разного пола и своеобразный символ как для вступающих в брак, так и для государства[20] . Таким образом, очевидно стремление авторов как можно полнее охватить все стороны исследования, что ведет к некоторой громоздкости определения, однако позволяет раскрыть сущность этого явления.

Согласно п. 1 ст. 10 СК на территории России действительным признается только брак, зарегистрированный в органах записи актов гражданского состояния. Именно юридическое оформление брака имеет конститутивное значение. Лишь зарегистрированный в органах загса брак порождает предусмотренные семейным законодательством права и обязанности супругов и подлежит правовой защите со стороны государства. Религиозный обряд брака (венчание), брак, заключенный по местным или национальным обрядам, не имеют правового значения и не влекут возникновения взаимных прав и обязанностей супругов. Этот принцип был впервые закреплен в нашем государстве декретом ВЦИК и СНК[21] . Данная мера была направлена на исключение влияния церкви на семью.

Поскольку в настоящее время церковные венчания являются не единичными фактами, а представляют собой достаточно распространенное явление, ряд законоведов считают, что следует дать ему определенную правовую оценку[22] . Можно пойти по пути признания правовой силы за церковными браками наряду с зарегистрированными в органах загса и предоставить брачующимся право выбора одной из двух форм социального признания брака.

Иногда для гражданско-правового положения человека определенное значение имеет пол. Например, ст. 41 Жилищного Кодекса предусматривает, что при предоставлении жилых помещений по договору найма не допускается вселение в одну комнату лиц разного пола старше 9 лет, кроме супругов. Законом для мужчин и женщин установлен разный возраст, с достижением которого они считаются нетрудоспособными, что имеет важное значение при определении права на возмещение вреда, при определении круга наследников и в других случаях. Так, при возмещении вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца, к числу нетрудоспособных, имеющих право на возмещение, относятся женщины старше 55 лет и мужчины старше 60 лет (п. 2 ст. 1088 ГК). Аналогично решается вопрос об отнесении к числу наследников нетрудоспособных лиц – женщин и мужчин.

К числу признаков, индивидуализирующих гражданина (физическое лицо) как участника гражданско-правовых отношений, относится также состояние его здоровья. В первую очередь закон учитывает психическое здоровье. Согласно п. 1 ст. 29 ГК гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным. В этом случае гражданско-правовой статус такого гражданина существенно меняется: он не может лично совершать юридические действия и индивидуализируется как субъект гражданского права именно по этому признаку. Согласно п. 1 ст. 171 ГК сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства, ничтожна.

Законом учитывается также такое состояние здоровья гражданина, когда он в момент совершения сделки не был способен понимать значение своих действий или руководить ими. В данном случае речь идет о дееспособном лице, но в момент совершения сделки его здоровье отклонилось по тем или иным причинам от нормы (в связи с нервным потрясением, физической травмой, сильным алкогольным опьянением и т. п.). Поэтому совершенная им сделка может быть признана судом недействительной (п. 1 ст. 177 ГК).

Для индивидуализации гражданина как субъекта гражданского права важное значение в некоторых случаях имеет такое состояние здоровья, которое выражается в снижении или утрате им трудоспособности. Если эти обстоятельства наступили вследствие причинения ему вреда другим лицом, то при возмещении вреда учитывается степень утраты потерпевшим трудоспособности. В случае стойкой утраты трудоспособности потерпевший может быть признан инвалидом и приобретает права, обусловленные этим статусом, например, право на возмещение вреда в случае потери кормильца (п. 2 ст. 1088 ГК).

Помимо рассмотренных, для индивидуализации физического лица как субъекта гражданского права могут иметь значение и другие качества и признаки, если для этого имеются основания, предусмотренные законом. Первостепенное значение имеют качества правоспособности и дееспособности.

Подводя итоги первой главы можно сделать вывод, что определение личности в гражданско-правовом аспекте раскрывается, прежде всего, через определение «граждане» (физические лица). Для индивидуализации личности в правовом поле используются такие ее характеристики как имя, место жительства, пол, возраст, семейное положение.


2. Правоспособность

2.1 Понятие правоспособности. Условие ее возникновения и прекращения

Способность иметь права и нести обязанности - является необходимым условием возникновения прав каждого человека. Права и свободы гражданина составляют основу конституционного строя нашей страны и делают каждого из нас гражданином конкретного государства, который имеет право требовать от своего государства защиты и реализации своих прав (ст.2 Конституции). Следовательно, правоспособность означает способность быть субъектом этих прав и обязанностей, возможность иметь любое право или обязанность из предусмотренных или допускаемых законом. Ценность данной категории заключается в том, что только при наличии правоспособности возможно возникновение конкретных субъективных прав и обязанностей. Она – необходимая общая предпосылка их возникновения и тем самым их реализации.

Как уже отмечалось выше, ст. 17 ГК РФ имеет в виду не только граждан Российской Федерации, но и других физических лиц, включая иностранцев, лиц без гражданства[23] . В соответствии с Конституцией (ст. 7, 19) гражданская правоспособность основана на принципах равноправия и социальной справедливости. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Определенные ограничения правоспособности иностранных граждан и лиц без гражданства устанавливаются законом или нормативными правовыми актами Правительства РФ в целях государственной безопасности или в качестве ответной меры для граждан тех государств, которые установили соответствующие ограничения для россиян.

Как правило, иностранным гражданам предоставляется национальный режим, т.е. они обладают равной правоспособностью с российскими гражданами. Правоспособность иностранных граждан и лиц без гражданства определяется Федеральным законом от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»[24] .

Регистрация иностранных граждан производится территориальным органом федерального органа исполнительной власти, ведающего вопросами внутренних дел, по месту пребывания иностранца. За исключением некоторых случаев, установленных законом, иностранный гражданин или лицо без гражданства получают вид на жительство. Вид на жительство не требуется для лиц, имеющих статус беженца на территории Российской Федерации.

Для того чтобы приобрести полную правоспособность граждан России, иностранец может вступить в российское гражданство. Это регулируется Федеральным законом от 31.05.2002 № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации»[25] . В ст. 11 ГК определено, что иностранные граждане и лица без гражданства, достигшие 18-летнего возраста и являющиеся дееспособными, вправе обратиться о приеме в гражданство России, если они непрерывно проживали на территории России со дня получения вида на жительства, обязуются соблюдать Конституцию Российской Федерации и другое законодательство России, имеют законный источник средств к существованию, владеют русским языком.

В Федеральном законе от 11.11.2003 № 151-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О гражданстве Российской Федерации»[26] предусмотрен упрощенный порядок приема в гражданство Российской Федерации для многих категорий лиц, в т.ч. граждан, проживавших в государствах, входивших в состав СССР, детей, военнослужащих, лиц, имеющих особые заслуги перед Российской Федерацией. Подробно порядок рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации определен Указом Президента РФ от 14.11.2002 № 1325 «Об утверждении Положения о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации» с изм. на 31.12.2003[27] .

Правительство РФ 30 декабря 2002 г. утвердило Положение о выдаче иностранным гражданам и лицам без гражданства разрешения на работу[28] .

Закон признает возможным приобретение гражданином России двойного гражданства. Однако правоспособность граждан России определяется в Российской Федерации по ее законодательству, за исключением случаев, предусмотренных международным соглашением или законами России.

Следует отметить проблему момента возникновения и прекращения правоспособности гражданина. Несмотря на кажущуюся ясность п.2 ст.17 ГК РФ, определяющей момент возникновения правоспособности моментом рождения, а прекращения – моментом смерти, ряд вопросов остаются дискуссионными. По мнению Л.Б. Максимович, исключением является случай, когда наследником по завещанию будет ребенок, зачатый к моменту смерти наследодателя и родившийся после его смерти (ст. 530 ГК РСФСР)[29] . Следовательно, по крайней мере, отдельные элементы правоспособности могут возникнуть до рождения человека. Ю.К. Толстой отверг эту точку зрения, указав, что интересы еще не родившегося закон охраняет лишь при условии, что он родится живым. В случае рождения мертвым правоспособности не возникает[30] . Такая позиция соответствует буквальному смыслу закона.

Нельзя, при всем вышесказанном, не учитывать практику ряда стран, где субъектом права признается не уже родившийся человек, а человеческий эмбрион (плод) с момента зачатия, и соответственно лицо признается правоспособным с момента оплодотворения, когда в силу законов генетики и формируется субстрат уникального и более неповторимого человеческого существа[31] .

Споры по этому вопросу не утихают и в наши дни. Так, 6 февраля 2003 г. депутатом Государственной Думы А.В. Чуевым был предложен проект федерального закона, который содержал предложение дополнить часть первую статьи 17 ГК пунктом третьим следующего содержания:

«3. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов, регулирующих отношения, указанные в пунктах 1 и 2 статьи 2 настоящего Кодекса правоспособность гражданина наступает в момент его зачатия и прекращается исполнением его завещания, в том числе завещательного отказа или завещательного возложения».

Целью внесения такого дополнения его автор считает то, что оно «…более полно отражает содержание правоспособности граждан, а также устраняет внутренние противоречия с разделом пятым Гражданского кодекса «Наследственное право»[32] . В соответствии с предлагаемым законопроектом правоспособность наступает с момента зачатия и прекращается исполнением завещания, завещательного отказа или завещательного возложения гражданина. В статье 1116 Гражданского кодекса установлено правило, по которому «к наследованию могут призываться граждане, находящиеся в живых в день открытия наследства, а также зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства».

Таким образом, правоспособность призываемых к наследству граждан в соответствии с данной статьей наступает с момента зачатия, что не согласуется с нынешними положениями статьи 17, по которой правоспособность граждан наступает в момент рождения. С другой стороны исполнение завещания умершего гражданина есть ни что иное, как реализация его права на свободу завещания, что подразумевает наличие правоспособности умершего. Это же относится к завещательному отказу и завещательному возложению.

Официальный отзыв правительства на рассмотренный здесь проект федерального закона был, в целом, отрицательным. Прежде всего, предлагаемое дополнение статьи 17 ГК противоречит нормам данной статьи, которые определяют правоспособность гражданина как способность иметь гражданские права и нести обязанности.

Особое значение в рассматриваемом отзыве придавалось используемому в гражданском законодательстве понятию «гражданин» для обозначения субъекта гражданских правоотношений. Основаниями для возникновения, изменения, прекращения правоотношений являются юридические факты, в том числе факты рождения и смерти гражданина, удостоверяемые в порядке, определяемом законодательством Российской Федерации. Вместе с тем установление момента зачатия не предусмотрено законодательством Российской Федерации. Учитывая изложенное, Правительство Российской Федерации не поддержало представленный проект федерального закона «О внесении дополнения в статью 17 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Заключение Правового управления Государственной Думы по рассматриваемому проекту также содержало в себе серьезные возражения против принятия проекта. Правовое управление отметило, что предлагаемое изменение в статью 17 ГК направлено на то, чтобы устранить внутреннее противоречие между положениями статей 17 и 1116 ГК, которое возникло, по мнению авторов законопроекта, при определении момента возникновения и прекращения правоспособности гражданина. Дополнение статьи 17 положением, согласно которому правоспособность гражданина как возможного наследника или наследодателя будет наступать в момент его зачатия и прекращаться исполнением его завещания, Правовое управление Государственной Думы посчитало излишним.

В заключении, сделанном по данному проекту Правовым управлением, было отмечено, что, в соответствии с положениями статьи 17 названного Кодекса, правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью (пункт 2 данной статьи), что означает, что правоспособностью гражданин наделен с момента рождения и в течение всей жизни до смерти. Вместе с тем, закон в некоторых случаях охраняет права и интересы и не родившегося ребенка, т.е. будущего субъекта права. Так, ГК, предусматривая охрану интересов возможного наследника, устанавливает, что к наследованию могут призываться граждане, зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства (пункт 1).

В данном случае для осуществления прав наследника необходимо два условия: во-первых, наследник должен быть зачат при жизни наследодателя и, во-вторых, он должен быть рожден живым после открытия наследства. При этом никаких прав на имущество, либо наследование еще не родившийся ребенок иметь не может. Защита его интересов сводится к охране его прав при условии его рождения живым. Если же ребенок родится мертвым, то он и не будет призван к наследованию. Иначе говоря, правоспособность гражданина, являющегося наследником, в рассматриваемой ситуации возникает с момента рождения.

Хотя правоспособность и возникает в момент рождения, она приобретается не от природы, а в силу закона, т.е. представляет собой общественно-юридическое свойство, определенную юридическую возможность. В истории были времена, когда большие группы людей в силу действовавших тогда законов были полностью или почти полностью лишены правоспособности (например, рабы при рабовладельческом строе).

Некоторые вопросы возникают и при определении прекращения правоспособности. Смерть человека, бесспорно, прекращает правоспособность как таковую, однако не снята проблема существования отдельных субъективных прав, ныне «оторванных» от личности их носителя. Со времен римского права идет спор о правовом статусе hereditas jacens «лежачего наследства», то есть, наследства, еще не принятого наследниками. Кому оно принадлежит на праве собственности до принятия наследниками, если смерть, прекратив правоспособность, прекратила и субъективное право собственности наследодателя.

Римское право выдвинуло фикцию, что лежачее наследство не есть бесхозяйное имущество, оно представляет собой личность умершего наследодателя, то есть, юридическая личность продолжает существование в наследственной массе. Эта позиция была закреплена в ряде современных национальных законодательств. Видимо, и российский законодатель не был чужд этой точке зрения. Такой вывод можно сделать из анализа ст.554 ГК РСФСР, указавшей, что кредиторы наследодателя вправе предъявить иск в суде к наследственному имуществу. Таким образом, hereditas jacens рассматривается как легальный представитель личности умершего. Аналогичные суждения вытекают из смысла ст.48, ч.3 ГПК РСФСР. Современная российская цивилистика достаточно единодушно отвергает такую позицию, справедливо указывая, что нельзя быть носителем субъективных прав и обязанностей, не будучи правоспособным субъектом. При этом допускается временное существование наследства как совокупности бессубъектных прав и обязанностей[33] .

Зинченко С.А. по этому поводу пишет: «Соглашаясь в целом с тем, что юридическая личность человека не продолжается за пределами его земной жизни, полагаем необходимым заметить, что этот вопрос требует дополнительного теоретического осмысления. Видимо, смерть прекращает правоспособность гражданина в целом, но отдельные права (правомочия) способны существовать бессубъектно; человек может оставить за собой определенный юридический «шлейф» бессубъектных (и бессрочных!) прав. Если в отношении защиты чести и достоинства умершего выдвигается аргумент, что таким образом защищаются не собственно его права (они погашены ввиду прекращения правоспособности), а «выполняется моральный долг перед памятью умершего». При этом истец защищает свой интерес, поскольку «доброе имя родителей, детей, других близких влияет на репутацию» Но тогда нелегко объяснить: почему закон защищает, например, личные неимущественные права автора (право авторства, право на авторское имя) даже после погашения авторских прав наследников. Более того, дается правовая защита даже анонимному автору. Полагаем, что и ныне закон охраняет права авторов Библии или «Слова о полку Игореве», и попытка плагиата будет пресечена. Поэтому, говоря о правоспособности физических лиц, можно предположить либо существование бессубъектных и бессрочных прав, либо допустить, что отдельные элементы правоспособности продолжают существовать и после смерти гражданина»[34] .

В вопросе о правовом статусе физического лица в гражданском праве остается немало неясных моментов. Так, В.А. Белов высказывает весьма нетрадиционное суждение о том, что « субстратом всякого субъекта права является его волевая деятельность, имеющая юридическое значение, а вовсе не физическая природа, «организационное единство», «целевое имущество». « Далеко не всякий человек – субъект права, далеко не всякая организация – «юридическая личность». Субъект права – это лицо, которое «замечается» правом, имеет юридическое значение, а происходит это только тогда, когда это лицо осуществляет юридически значимую деятельность»[35] .

Несмотря на определенную парадоксальность суждения, следует признать, что соответствующая почва для подобных утверждений имеется. Так, гражданское законодательство и теория гражданского права обходят совершенным молчанием правовой статус лица, находящегося в состоянии комы, летаргического сна, вегетативного состояния. Формально такая личность правосубъектна: и правоспособна, и дееспособна (ибо по смыслу и букве ст.ст.29,30 ГК его нельзя признать ни ограниченно дееспособным, ни недееспособным за отсутствием законных оснований.) Возникает вопрос: кто же и в каком порядке будет выступать в обороте от имени такого лица? Если не считать паллиативного решения ( совершение отдельных сделок по модели действий в чужом интересе без поручения – глава 50 ГК РФ), не применимого к тому же в случае, когда закон требует легитимации личности (например, на общем собрании акционеров), следует констатировать, что в рамках действующего законодательства проблема представляется неразрешимой. Законоведы считают, что эти вопросы требуют дополнительного теоретического осмысления[36] .

2.2 Содержание правоспособности

Ряд юридических проблем, связанных с понятием правоспособности широко рассматривался еще в советской юриспруденции. Анализ соотношения правоспособности и основных прав граждан показывает, что правоспособность является условием осуществления основных прав. Однако С.С. Алексеев в своей рецензии монографии Б.В. Пхаладзе отмечает, что основные права и обязанности также имеют значение для определения понятия правоспособности. В данном случае присутствует сложное взаимодействие основные права и обязанностей и собственно правоспособность, которая не является, по мнению С.С.Алексеева, «чисто» бланкетным правовым явлением, т. е. явлением, лишенным конкретного содержания[37] . Диалектика взаимодействия правоспособности и основных прав в том и состоит, что основные права граждан, осуществляясь на основе правоспособности, в то же время в плоскости «встречной» зависимости являются правовой категорией, раскрывающей содержание правоспособности.

В своей статье С.С. Алексеев также критикует позицию Б.В. Пхаладзе и по вопросу о юридической природе правоспособности. В книге приведен ряд новых аргументов в пользу того мнения, что правоспособность может быть квалифицирована в качестве «наиболее общего субъективного права»[38] . Но признание правоспособности субъективным правом неизбежно предполагает постановку органически связанного с этим вопроса - вопроса о том, каков характер тех правовых связей (правоотношений), в рамках которых данное субъективное право существует. В своем труде Б.В. Пхаладзе отрицательно относится к такой постановке вопроса. Так, он пишет: «Будучи урегулированы правом, отношения гражданина с государством становятся содержанием социалистического правопорядка в целом, а не содержанием каких-либо абстрактных (общих) правоотношений»[39] . Между тем, по мнению С.С. Алексеева правопорядок и складывается из правоотношений (к тому же нельзя ставить в один ряд «абстрактные» и «общие» правоотношения, приравнивать их друг к другу), поэтому правоспособность существует в неразрывном единстве с обеспечиваемыми ею правовыми отношениями.

Говоря о содержании правоспособности граждан, необходимо отметить, что содержание правоспособности составляет в совокупности систему социальных, экономических, культурных и других прав, которые определены и гарантированы Конституцией (гл. 2). Содержание правоспособности граждан образует те имущественные и личные неимущественные права и обязанности, которыми гражданин согласно закону может обладать. Другими словами, содержание гражданской правоспособности составляют не сами права, а возможность их иметь.

При этом учитываются права, обеспеченные международными актами, в частности Всеобщей декларацией прав человека от 10 декабря 1948 г., Международным пактом о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.

Перечень имущественных и личных неимущественных прав, которыми могут обладать российские граждане, дается в ст. 18 ГК. Граждане могут иметь имущество на праве собственности; наследовать и завещать имущество; заниматься предпринимательской и любой иной, не запрещенной законом деятельностью; создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами; совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах; избирать место жительства; иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности; иметь иные имущественные и личные неимущественные права, иметь право на имя. Рассмотрим некоторые из них поподробнее.

1) Способность иметь имущество на праве собственности, являясь одной из важнейших в общем комплексе правовых возможностей, носит конституционный характер. В соответствии со ст. 35 Конституции РФ граждане могут иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться, распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами.

2) Способность наследовать и завещать имущество реализуется в отношениях, где гражданин выступает в качестве наследника на имущество, а также в отношениях, возникающих в связи с распоряжением лицом своим имуществом на случай смерти.

3)Способность заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью.

Способность создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами – существенные элементы правоспособности граждан. Их сущность заключается в том, что лицо, исходя из своих склонностей и стремлений, может само решать вопрос о том, в какой сфере оно будет осуществлять свою деятельность: индивидуального предпринимательства или создания юридического лица (ст. 23 ГК).

4) Способность совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах.

Правовые возможности, обладателем которых может стать гражданин в результате совершения договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему, либо посредством участия в договорных и внедоговорных обязательствах, определяются соответствующими разделами ГК РФ.

5) Способность иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности.

Субъектом авторского права является лицо, творческим трудом которого создано данное произведение. Такие права возникают не только у полностью дееспособных лиц, но и у малолетних и несовершеннолетних авторов. Все они наделены способностью иметь права на личные неимущественные, а также и на имущественные правомочия: избирать способ обозначения автора; выпускать произведения в свет; правомочия, связанные с неприкосновенностью произведения, и др.

6) Способность иметь иные имущественные и личные неимущественные права.

Под комплексом личных неимущественных прав принято понимать субъективные правомочия, тесно связанные с личностью. Сюда относится способность иметь право на имя, честь, достоинство и др. Кроме названных, гражданин может быть носителем права автора, других прав, не запрещенных законом и не противоречащих общим началам гражданского права.

ГК существенно расширил (по сравнению с ранее действовавшим законодательством) правоспособность граждан. При этом необходимо учитывать, что в ГК содержится перечень основных, самых значимых прав. Они не исчерпывают объем и содержание правоспособности граждан. Это сделать невозможно, т.к. граждане могут вступать в любые не запрещенные законом правоотношения, иметь любые права и обязанности, не запрещенные законом и не противоречащие общим началам и смыслу гражданского законодательства.

Из этого положения исходит и судебная практика. Так рассмотрев в порядке надзора требования нескольких бывших работниц предприятия по ремонту и пошиву меховых изделий «Северянка» к этому предприятию о восстановлении их в правах на получение квартир в доме, в строительство которого они вкладывали свои средства, Верховный Суд РФ удовлетворил их требования, т.к. признал наличие гражданско-правовых обязательств между сторонами. Эти обязательства хотя и не предусмотрены законом или иными правовыми актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают права и обязанности. Поэтому требования граждан были признаны обоснованными[40] .

Реализация правоспособности граждан имеет определенные пределы. Осуществляя принадлежащие ему гражданские права и свободы, гражданин не должен наносить ущерба окружающей среде, нарушать права и законные интересы иных лиц. В некоторых случаях подобные ограничения установлены законом (например, при аресте имущества ограничивается право собственника по распоряжению им).

Подводя итоги главы можно сделать выводы, что правоспособность не связана с возрастом гражданина, на правоспособность не влияет состояние здоровья физического лица, в целом, правоспособность относится к стабильным понятиям, не подлежащим изменению. Правоспособность не предопределяется законом, она свойственна природе человека.


3. Дееспособность

3.1 Понятие и основные аспекты дееспособности

Гражданская дееспособность определяется в законе как способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (п. 1 ст. 21 ГК).

Обладать дееспособностью – значит иметь способность лично совершать различные юридические действия: заключать договоры, выдавать доверенности и т. п., а также отвечать за причиненный имущественный вред (повреждение или уничтожение чужого имущества, повреждение здоровья и т. п.), за неисполнение договорных и иных обязанностей. Таким образом, дееспособность включает, прежде всего, способность к совершению сделок (сделкоспособность) и способность нести ответственность за неправомерные действия (деликтоспособность).

Но, кроме того, дееспособность включает способность гражданина своими действиями осуществлять имеющиеся у него гражданские права и исполнять обязанности. Такая способность впервые в нашем законодательстве предусмотрена в ГК РФ (п. 1 ст. 21). В данном случае законодатель принял во внимание предложение, которое было обосновано в трудах ученых-цивилистов, доказавших, что если за гражданином признается способность приобретать права и создавать для себя обязанности, то за ним нельзя не признать способность своими действиями осуществлять права и исполнять обязанности[41] .

Содержание дееспособности граждан как субъективного права включает следующие возможности, которые можно рассматривать как его составные части:

способность гражданина своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности;

способность самостоятельно осуществлять гражданские права и исполнять обязанности;

способность нести ответственность за гражданские правонарушения.

Правоспособность и дееспособность неотчуждаемы. Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции ограничение гражданских прав возможно только на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Это положение воспроизведено в ст. 1 ГК.

Таким образом, лишение гражданской правоспособности в целом невозможно. В предусмотренных законом случаях и только по решению суда гражданин может быть ограничен в ряде своих прав (чаще всего на определенный срок). К таким ограничениям относятся меры уголовного наказания. Так, ст. 44 УК предусматривает арест, ограничение свободы, лишение свободы на определенный срок и пожизненно, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и др.

Семейный кодекс предусматривает возможность лишения (ст. 69-71) и ограничения (ст. 73) родительских прав, что автоматически влечет лишение родителей права на воспитание ребенка и возможности быть его законными представителями.

Ограничение отдельных прав, связанное с психическим расстройством, предусмотрено Законом РФ от 02.07.92 № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (в ред. от 22.08.2004). Статья 6 Закона говорит об ограничении отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности. Такие решения принимаются врачебной комиссией на основании оценки состояния психического здоровья гражданина в соответствии с перечнем медицинских психиатрических противопоказаний и могут быть обжалованы в суд.

Перечень указанных противопоказаний утверждается Правительством РФ и пересматривается не реже одного раза в пять лет.

В ст. 8 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» специально указано, что при реализации гражданином своих прав и свобод требование предоставить данные о состоянии его психического здоровья либо обследование его врачом-психиатром допускаются лишь в случаях, установленных законами Российской Федерации. Недопустим также неправомерный отказ в регистрации предпринимательской деятельности, приеме на работу и др. Такие акты, нарушающие право- и дееспособность граждан, признаются судом недействительными. В частности, в Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 6/8 специально указано на необходимость признания судом недействительными актов, ограничивающих перемещения товаров, услуг и финансовых средств, имея в виду, что указанные ограничения могут вводиться только в соответствии с федеральными законами, если это необходимо для обеспечения условий, предусмотренных ст. 55 Конституции. При удовлетворении судом требований граждан они имеют право на возмещение материального и морального вреда. Основанием для признания ненормативного, а в случаях, предусмотренных законом, и нормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным является как его незаконность, так и нарушение гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина, обратившегося в суд с соответствующим требованием[42] .

Граждане свободны в установлении и реализации своих прав и обязанностей. Однако они не могут отказаться от своей право- и дееспособности ни полностью, ни частично. Например, гражданин может не требовать уплаты долга по договору займа, но он не вправе заранее обещать не обращаться за защитой своих прав в суд по этому обязательству. Такая сделка ничтожна и не порождает правовых последствий.

3.2 Виды дееспособности

В отличие от правоспособности, которая в равной мере признается за всеми гражданами, дееспособность граждан не может быть одинаковой. Для того чтобы приобретать права и осуществлять их собственными действиями, принимать на себя и исполнять обязанности, надо разумно рассуждать, понимать смысл норм права, сознавать последствия своих действий, иметь жизненный опыт. Эти качества существенно различаются в зависимости от возраста граждан, их психического здоровья.

Учитывая указанные факторы, закон различает несколько разновидностей дееспособности:

1) полная дееспособность;

2) дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет,

3) дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 6 до 14 лет.

Самостоятельно и в полном объеме осуществлять свои права и обязанности может только совершеннолетний гражданин. Конституция (ст. 60) определяет возраст совершеннолетия и дееспособности в 18 лет. Дееспособность в отличие от правоспособности предполагает способность понимать значение своих действий, управлять ими и предвидеть их последствия, что появляется, как правило, при достижении именно этого возраста. С 18 лет человек в области гражданского права может самостоятельно заключать договоры, распоряжаться своей собственностью, совершать иные юридические действия и отвечать за них.

Из общего правила о наступлении гражданской дееспособности в ГК есть два исключения. Первое установлено для лица, которое вступило в брак. Единый брачный возраст, установленный для мужчин и женщин, – 18 лет (ст. 13 СК) может быть снижен по решению органов местного самоуправления до 16 лет при наличии причин, которые они сочтут уважительными. Перечня таких причин в законе нет, но к ним, безусловно, относятся: беременность невесты, рождение ребенка, фактически сложившиеся брачные отношения и др.

Статья 13 СК предусматривает также возможность вступления в брак до достижения 16 лет, но лишь в виде исключения, с учетом особых обстоятельств, если условия и порядок заключения брака в таких случаях установлены законами субъектов Российской Федерации.

После регистрации брака граждане, не достигшие 18-летнего возраста, приобретают дееспособность в полном объеме. Это правило необходимо для обеспечения равноправия супругов в браке, что является принципом семейного законодательства. На снижение брачного возраста согласия родителей или других законных представителей не требуется, но их мнение, конечно, при этом учитывается. Регистрация брака лиц, которым был снижен брачный возраст, осуществляется в общем порядке. Несовершеннолетний может не воспользоваться полученным разрешением и отказаться от заключения брака. Тогда он не приобретает дееспособности в полном объеме. Однако при расторжении брака до наступления совершеннолетия дееспособность сохраняется.

Иначе решается вопрос о дееспособности несовершеннолетнего, если его брак признан недействительным. Поскольку условия для признания брака недействительным могут быть различными, вопрос о последствиях такого признания решает суд в зависимости от конкретных обстоятельств.

Вторым исключением является эмансипация, которая будет рассмотрена ниже.

По сравнению с ранее действовавшим законодательством (ст. 13 ГК 1964) в ГК понижен возраст, с которого возникает частичная дееспособность несовершеннолетних. Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителя:

1) распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами;

2) осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности;

3) в соответствии с законом вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими;

Указание на необходимость совершения таких сделок «в соответствии с законом» означает необходимость учета при этом специальных норм, регулирующих деятельность кредитных учреждений. Следует полагать, что в случаях, когда вклад внесен другим лицом на имя несовершеннолетнего, последний может распоряжаться им только с согласия законных представителей[43] .

4) совершать мелкие бытовые сделки.

Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершают сделки, за исключением названных выше с письменного согласия своих законных представителей – родителей, усыновителей или попечителя (ст. 26 ГК).

Согласно п. 2 ст. 56 Семейного кодекса при нарушении прав и законных интересов ребенка, в т.ч. при невыполнении или ненадлежащем выполнении родителями (одним из них) обязанностей по воспитанию, образованию ребенка либо при злоупотреблении родительскими правами, ребенок вправе самостоятельно обратиться за их защитой в органы опеки и попечительства, а по достижении возраста 14 лет – в суд. Согласно п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 27.05.98 № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» под злоупотреблением родительскими правами следует понимать использование этих прав в ущерб интересам детей, например создание препятствий к обучению, склонение к попрошайничеству, воровству, проституции, употреблению спиртных напитков или наркотиков[44] .

Согласно ст. 30 Федерального закона от 21.07.97 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» с последними изменениями, внесенными Федеральным законом от 29.06.2004 № 58-ФЗ [45] несовершеннолетние в случаях, предусмотренных Законом, могут самостоятельно осуществлять свои права и обязанности по исполнительным документам, выданным на основании судебных актов и актов других органов по делам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, административных правоотношений и из сделок, связанных с распоряжением полученным заработком (доходом). В остальных случаях права несовершеннолетних осуществляются в исполнительном производстве законными представителями – их родителями, усыновителями, опекунами или попечителями (п. 2, 3 ст. 30 Закона).

Впервые в законодательстве четко установлено, что лица от 14 до 18 лет несут самостоятельную имущественную ответственность как по всем сделкам, заключенным ими как самостоятельно, так и с согласия законных представителей. Ответственность за причиненный ими внедоговорный вред определена в ст. 1074 ГК.

В ГК предусмотрена возможность судебного ограничения или лишения несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться своими заработком, стипендией, иными доходами. Основанием обычно служит явно неразумное распоряжение средствами, использование их, например, на спиртные напитки, азартные игры. Истцом могут выступать законные представители, орган опеки и попечительства. Рассмотрение судом дел об ограничении дееспособности несовершеннолетнего осуществляется в соответствии со ст. 281-284 ГПК. При ограничении возможности самостоятельно распоряжаться доходами подросток может совершать такие сделки с согласия законных представителей, а при лишении его этого права доходами подростка распоряжаются законные представители. Указанный порядок неприменим в отношении несовершеннолетних, которые признаны полностью дееспособными вследствие вступления в брак (ст. 21 ГК) и эмансипации (ст. 27 ГК).

Сущность эмансипации (ст. 27 ГК РФ) состоит в том, что несовершеннолетний, достигший шестнадцатилетнего возраста, может быть объявлен полностью дееспособным, если работает по трудовому договору (контракту) либо с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью. Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным существенно изменяет гражданско-правовой режим его участия в торговом обороте. Отныне он вправе самостоятельно совершать любые сделки, согласие его родителей не имеет какого-либо правового значения. Законные представители не отвечают по обязательствам эмансипированного, в том числе и по обязательствам из причинения вреда. Он не может приобретать лишь те субъективные права и обязанности, для приобретения которых федеральным законом установлен возрастной ценз.

Процедура эмансипации, итогом которой являются столь существенные изменения статуса подростка, инициируются не иначе как по его прямому волеизъявлению, которое должно быть зафиксировано в его письменном заявлении в орган опеки и попечительства (орган местного самоуправления). В случае отказа органа местного самоуправления вынести постановление об объявлении несовершеннолетнего полностью дее- способным, подросток может обратиться в суд с соответствующим заявлением. Поскольку статус полностью дееспособного лица он приобретает по своей воле и в своих собственных интересах, трудно согласиться с предположениями С.Д. Могилевского о том, что законные представители могут обращаться в суд, если орган опеки и попечительства отказался эмансипировать их чадо, либо орган опеки и попечительства может обращаться в суд, если не может решить вопрос об эмансипации подростка без согласия обоих родителей, усыновителей, попечителя[46] . По мнению Суханова инициатива в любом случае должна исходить от несовершеннолетнего[47] .

При внесении решения об эмансипации орган опеки и попечительства (суд) должен руководствоваться одновременно субъектным (личностным, интеллектуальным) и объектным (имущественным) критериями. Правоприменитель должен убедиться в том, что психическое развитие ребёнка, уровень жизненного опыта позволяют ему участвовать в гражданских правоотношениях, не прибегая к помощи родителей при совершении сделок, выяснить мотивы эмансипации, определить является ли волеизъявление ребенка свободным, осознанным либо вынужденным (интеллектуальный, личностный критерий). Вполне вероятно, например, что родители, не желая нести субсидиарной ответственности по деликтным обязательствам своего отпрыска, «уговорили» его подать заявление об эмансипации. Может выясниться, что работодатель несовершеннолетнего является подлинным инициатором предстоящей эмансипации, полагая, что эмансипированному несовершеннолетнему легче зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя, нежели подростку с неполной (частичной) дееспособностью, рассчитывает после легитимации ребёнка в качестве предпринимателя заключить с ним договор о совместной деятельности или подряда, «спрятав», таким образом, имеющиеся между ними трудовые отношения.

Постановлением № 6/8 от 1 июля 1996 г. Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ не случайно специально акцентируют внимание судебных инстанций на том, что эмансипированный несовершеннолетний самостоятельно отвечает по обязательствам из причинения вреда. Родители (лица, их заменяющие) не отвечают по любым обязательствам такого подростка. Органы местного самоуправления или суды, объявляющие несовершеннолетних полностью дееспособными, должны принимать во внимание при вынесении соответствующих административных и судебных актов (постановлений, решений) правила ст. 27 ГК и учитывать, что к моменту эмансипации несовершеннолетний должен обладать не только необходимыми личностными, интеллектуальными качествами, но имущественной базой, позволяющей надеяться на то, что он способен удовлетворить претензии потерпевшего или кредитора (контрагента по неудачной сделке). Таков объектный (имущественный) критерий, которым должен руководствоваться правоприменитель при принятии решения по делу об эмансипации. Иными словами, правоприменитель должен обращать внимание как на личностные качества подростка, так и на круг его имущественных связей[48] .

ГК впервые установил разграничение дееспособности малолетних до 6 лет и от 6 до 14 лет. Первые полностью лишены дееспособности; вторые обладают возможностью совершать ряд сделок, к которым относятся:

1) мелкие бытовые сделки;

2) сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации;

3) сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения (ст. 28 ГК).

За исключением указанных выше случаев, все юридические действия за детей, не достигших 14 лет, совершают от их имени законные представители – родители, усыновители, опекуны. Последние ограничены в распоряжении имуществом, принадлежащем детям.

По сравнению с ранее действовавшим законодательством расширена возможность малолетних от 6 до 14 лет самостоятельно, т.е. без согласия законных представителей, заключать сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды. Малолетний вправе самостоятельно принимать имущество в дар или соглашаться на заключение другой сделки, направленной к его выгоде. Например, он может получить право пользоваться чужим имуществом, безвозмездно обучаться иностранному языку, профессии.

В п. 2 сохранено ранее действовавшее правило о возможности малолетних заключать мелкие бытовые сделки. Однако в отличие от ст. 14 ГК 1964 такие сделки могут заключать лишь дети, достигшие 6 лет. Под мелкими бытовыми понимают сделки, заключаемые на небольшую сумму за наличный расчет, исполняемые при их заключении и имеющие целью удовлетворить личные потребности (покупка продуктов, канцелярских товаров и т.п.). Такие сделки, заключаемые малолетними до 6 лет, являются ничтожными

Малолетний, достигший 6-летнего возраста, вправе самостоятельно распоряжаться средствами, предоставленными ему для определенной цели или свободного распоряжения законным представителем или, с согласия последнего, третьим лицом. Самостоятельное распоряжение малолетним предоставленными ему средствами ограничено сделками, не требующими нотариального удостоверения или государственной регистрации.

Все другие сделки, совершаемые малолетними до 14 лет, ничтожны (ст. 172 ГК) и не порождают для них правовых последствий. Однако в соответствии со ст. 172 ГК заключенная малолетним сделка может быть в его интересах признана судом действительной, если она совершена к его выгоде. Признание сделки действительной возможно только по требованию его законного представителя.

Малолетние не несут гражданско-правовую ответственность за причиненный ими вред, в т.ч. и по заключенным сделкам. Это традиционное правило основано на том, что они не могут быть признаны виновными. Субъектами ответственности за действия малолетних являются их родители, усыновители, опекуны. Последние отвечают за собственную вину – неосуществление должного надзора за действиями малолетнего или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию детей и могут освободиться от ответственности, если докажут, что обязательство было нарушено или вред причинен не по их вине. Ответственность законных представителей за внедоговорный вред, причиненный малолетними, регулируется ст. 1073 ГК.


3.3 Ограничение дееспособности и частичная дееспособность

Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается опека (ст. 29 ГК).

ГК признает основанием для лишения гражданина дееспособности не всякое психическое расстройство, а только такое, при котором он теряет возможность понимать значение своих действий и руководить ими. Оценку здоровья гражданина дает судебно-психиатрическая экспертиза. Ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами, только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением в психиатрическом стационаре либо в психоневрологическом учреждении для социального обеспечения или специального обучения не допускается. Должностные лица, виновные в подобных нарушениях, отвечают в соответствии с законодательством Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации. Гражданин вправе обжаловать в суд поставленный ему диагноз. Такие случаи встречаются в судебной практике[49] . Тогда назначается повторная экспертиза.

В ГПК (ст. 281-286) подробно урегулирована процедура признания гражданина недееспособным. Дело может быть начато по заявлению членов его семьи, прокурора, органа опеки и попечительства, психиатрического или психоневрологического учреждения в суде по месту жительства гражданина или по месту, где находится лечебное учреждение, в котором он пребывает. Судья в порядке подготовки дела назначает судебно-психиатрическую экспертизу. В судебном заседании участвуют: сам гражданин, если это возможно по состоянию его здоровья, члены его семьи, прокурор, представитель органа опеки и попечительства. При явном уклонении гражданина, в отношении которого возбуждено дело, от прохождения экспертизы суд в судебном заседании с участием прокурора и психиатра может вынести определение о принудительном направлении гражданина на судебно-психиатрическую экспертизу.

Решение суда о недееспособности гражданина служит основанием для назначения ему опекуна. Последний является его законным представителем, защищает его права, совершает в его интересах юридические действия. Сделки самого недееспособного ничтожны (ст. 171 ГК).

Единственным основанием для ограничения дееспособности совершеннолетнего гражданина является злоупотребление им спиртными напитками или наркотическими средствами и, как следствие этого, тяжелое материальное положение членов его семьи. Иные пороки, например страсть к азартным играм, нерациональная трата денег (т.н. расточительство), не могут повлечь ограничения дееспособности. В Постановлении Пленума ВС РФ от 04.05.90 № 4 «О практике рассмотрения судами Российской Федерации дел об ограничении дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими средствами» судам разъяснено, что злоупотреблением спиртными напитками или наркотическими средствами, дающим основание ограничить дееспособность гражданина, является такое чрезмерное или систематическое их употребление, которое находится в противоречии с интересами членов его семьи и влечет непосильные расходы денежных средств на их приобретение. Закон не ставит возможность ограничения дееспособности гражданина в зависимость от признания его хроническим алкоголиком или наркоманом. Пленум предложил судьям в целях обеспечения своевременного и правильного разбирательства в порядке ст. 148, 150 ГПК определять доказательства, которые каждая сторона должна представить в обоснование своих утверждений, и предлагать, если это необходимо, представить дополнительные доказательства.

Порядок ограничения дееспособности определен в ГПК и во многом схож с порядком признания гражданина недееспособным. Дело в судебном заседании рассматривается с обязательным участием гражданина, прокурора и представителя органа опеки и попечительства. Ограниченно дееспособным лицам назначается попечитель. Без согласия попечителя гражданин не вправе: а) продавать, дарить, завещать, обменивать, покупать имущество, а также совершать другие сделки по распоряжению имуществом, за исключением мелких бытовых сделок; б) получать заработную плату, пенсию и другие виды доходов (авторский гонорар, вознаграждения за открытия, изобретения, суммы, причитающиеся за выполнение работ по договору подряда, и др.). Иные сделки заключаются без согласия попечителя. Гражданин сам отвечает по заключенным им сделкам и за причиненный им внедоговорный вред.

Отмена попечительства производится судом по заявлению самого гражданина, его попечителя, прокурора, если отпали основания для ограничения дееспособности, либо семья лица, признанного ограниченно дееспособным, перестала существовать (развод, смерть, разделение семьи) и, следовательно, отпала обязанность этого лица предоставлять средства на ее содержание[50] .

Опека и попечительство устанавливаются для защиты прав и интересов недееспособных или не полностью дееспособных граждан (ст. 31 ГК).

Ст. 31 ГК определяет основные цели института опеки и попечительства – защита прав и интересов граждан, которые по возрасту или состоянию здоровья не могут самостоятельно участвовать в гражданских отношениях и нуждаются в особых мерах правовой помощи и содействия, а также специальные цели – применительно к несовершеннолетним (гражданам, не достигшим 18 лет), которые остались без попечения родителей.

Законодатели отмечают, что опека и попечительство – это, во-первых, правовой институт, т.е. совокупность норм, регулирующих соответствующие отношения, во-вторых, деятельность соответствующих органов, опекунов и попечителей по защите прав и законных интересов подопечных (т.е. лиц, над которыми они установлены)[51] .

Институт опеки и попечительства (ст. 31-41 ГК) впервые введен в гражданское законодательство. Ранее эти нормы содержались в КоБС. Однако данный институт всегда считался комплексным, включающим нормы гражданского, семейного и административного права.

ГК регулирует общие вопросы: цели опеки и попечительства, права и обязанности опекунов (попечителей) (ст. 31-33), органы опеки и попечительства (ст. 34), назначение опекунов и попечителей, а также освобождение или отстранение их от своих обязанностей (ст. 35, 39), исполнение опекунами и попечителями своих обязанностей (ст. 35-37), доверительное управление имуществом подопечных (ст. 38), прекращение опеки и попечительства (ст. 40).

Представительство опекунов (попечителей) в защиту прав и интересов их подопечных вытекает из сущности данных отношений по опеке и попечительству и поэтому не требует выдачи доверенности или иного специального уполномочия. Опекуны и попечители являются законными представителями своих подопечных. Так, согласно ст. 37 ГПК права, свободы и законные интересы недееспособных граждан, граждан, не обладающих полной дееспособностью, и граждан, признанных ограниченно дееспособными, защищают в суде их родители, усыновители (естественные опекуны (попечители) несовершеннолетних), опекуны или попечители, которые представляют суду документы, удостоверяющие их полномочия. Таким документом для опекунов (попечителей) является опекунское удостоверение, а при его отсутствии – решение органа опеки и попечительства о назначении данного лица опекуном (попечителем).

Опека устанавливается над полностью недееспособными лицами: малолетними (т.е. несовершеннолетними в возрасте до 14 лет) и гражданами, признанными судом недееспособными вследствие психического расстройства. Попечительство устанавливается над гражданами, не обладающими (в силу закона или решения суда) полной дееспособностью: несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет (частично дееспособными) и гражданами, ограниченными в дееспособности судом вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами.

Законодатели отмечают, что основное различие этих понятий состоит в объеме прав и обязанностей опекунов и попечителей, который определяется степенью дееспособности их подопечных[52] .

Опекун выступает представителем недееспособных в силу закона (т.н. законное представительство) и, восполняя отсутствующую общую гражданскую дееспособность своего подопечного, совершает от его имени и в его интересах все необходимые сделки и другие юридически значимые действия. Попечитель оказывает подопечному содействие (помощь – фактическую и правовую) при осуществлении им своих прав и выполнении обязанностей, а также охраняет его от злоупотреблений третьих лиц (эта обязанность в большей степени относится к попечителям несовершеннолетних). Попечитель дает согласие на совершение частично или ограниченно дееспособным лицом тех сделок, которые это лицо не вправе совершать самостоятельно.

Органами опеки и попечительства являются органы местного самоуправления (ст. 34 ГК). Полномочия органов опеки и попечительства по защите прав и интересов несовершеннолетних детей определены также в СК. Организация работы органов местного самоуправления в этой сфере определяется уставами муниципальных образований в соответствии с законами субъектов Российской Федерации (ст. 8 Федерального закона от 28.08.95 № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» с последними изменениями, внесенными Федеральным законом от 08.12.2003 № 169-ФЗ). В ряде субъектов Российской Федерации приняты специальные законы об организации работы по опеке и попечительству (например, в Москве, Архангельской, Владимирской, Нижегородской, Костромской, Ленинградской, Мурманской, Ростовской, Тамбовской, Ярославской областях, Красноярском крае, Республике Башкортостан, Республике Чувашия и ряде других).

Установление опеки и попечительства, выбор формы устройства нуждающихся в этом лиц относятся к исключительной компетенции органов опеки и попечительства. Последние осуществляют надзор за их деятельностью, который предполагает обязательное и систематическое наблюдение за условиями жизни подопечных, исполнением опекунами (попечителями) своих обязанностей, в т.ч. по управлению имуществом, а также оказание опекунам (попечителям) необходимой помощи и содействия. Порядок и формы надзора определяются с учетом особенностей каждого вида опеки или попечительства (над недееспособными, несовершеннолетними и т.д.).

Действия (бездействие) опекунов и попечителей могут быть обжалованы любым заинтересованным лицом (в т.ч. самим подопечным) в соответствующий орган опеки и попечительства. При выявлении любого неблагополучия в жизни подопечного, нарушения его интересов органы опеки и попечительства должны незамедлительно принять меры к охране его прав, а при необходимости – отстранить опекуна (попечителя).

Опекун или попечитель назначается соответствующим актом (постановлением, решением и т.п.) главы местной администрации с соблюдением условий, предусмотренных законом. Для максимального учета интересов подопечных опекун (попечитель) обычно назначается по месту жительства подопечного. В исключительных случаях, при наличии заслуживающих внимания обстоятельств (например, если подопечный уже проживает в семье лица, желающего стать его опекуном), опекун (попечитель) может быть назначен по своему месту жительства.

Опекунами (попечителями) могут быть назначены только граждане, которые обладают для этого необходимыми способностями и качествами (совершеннолетие, дееспособность). Лица, перечисленные в п. 2 ст. 35 ГК, ни при каких условиях не могут быть опекунами (попечителями). К ним закон относит: несовершеннолетних, т.е. лиц, не достигших 18 лет (в т.ч. и эмансипированных несовершеннолетних); лиц, признанных судом недееспособными, т.е. душевнобольных и слабоумных (ст. 29 ГК); лиц, ограниченных в дееспособности (ст. 30 ГК); лиц, лишенных родительских прав (ст. 69, 70 Семейного кодекса).

Ряд дополнительных ограничений предусмотрен Семейным кодексом (ст. 146). Опекунами (попечителями) несовершеннолетнего не могут быть лица, ограниченные судом в родительских правах (ст. 73 Семейного кодекса), опекуны (попечители), отстраненные от выполнения своих обязанностей (п. 2 ст. 39 ГК), бывшие усыновители при отмене усыновления по их вине (п. 1 ст. 141 Семейного кодекса), а также лица, больные хроническим алкоголизмом, наркоманией или другими хроническими заболеваниями, которые не позволяют им воспитывать ребенка или являются опасными для самого ребенка. Перечень таких заболеваний утвержден Постановлением Правительства РФ от 01.05.96 № 542[53] .

Способность и возможность лиц, выразивших свое добровольное желание быть опекуном (попечителем), подвергаются соответствующей проверке: обследуются условия жизни лица, нуждающегося в опеке (попечительстве), и будущего опекуна (попечителя), выясняются другие обстоятельства. Согласия самого подопечного на установление опеки (попечительства) и назначение конкретного лица опекуном (попечителем) не требуется, однако в случаях, если это возможно (исходя из возраста и состояния здоровья), его желание выявляется и учитывается, хотя и не является обязательным условием для назначения опекуна (попечителя).

До назначения опекуна или попечителя (или до помещения лица, нуждающегося в опеке либо попечительстве, в соответствующее учреждение), а в отношении несовершеннолетних – до устройства на воспитание в иных формах (усыновление, приемная семья) обязанности опекунов (попечителей) выполняют органы опеки и попечительства. Назначить опекуна (попечителя) возможно и после помещения лиц, нуждающихся в опеке (попечительстве), в лечебные, воспитательные учреждения, учреждения социальной защиты и др.

Цели опеки и попечительства исключают выплату опекуну (попечителю) вознаграждения за исполнение его обязанностей. Тем самым практически исключается использование этого института в корыстных целях. Оплата такой деятельности может быть установлена только законом.

Поскольку опека и попечительство над несовершеннолетними устанавливаются с целью обеспечить их право на воспитание в семье (п. 1 ст. 31 ГК, п. 2 ст. 54 Семейного кодекса), опекуны (попечители) обязаны проживать с детьми одной семьей. Местом жительства подопечного, не достигшего 14 лет, признается место жительства его опекуна.

Закон допускает раздельное проживание попечителя и подопечного (например, в связи с поступлением на работу или учебу), достигшего 16 лет, но только с разрешения органа опеки и попечительства и при условии, если это не отразится на воспитании несовершеннолетнего и защите его прав и интересов. Это, однако, не освобождает попечителя от выполнения возложенных на него законом обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, защите его прав и интересов.

Обязанности опекунов (попечителей) по защите личных интересов подопечных в общем виде закреплены в п. 3 ст. 36 ГК.

Однако формы и методы их осуществления различны в зависимости от того, над кем конкретно опека (попечительство) установлена.

Опекун душевнобольного лица (недееспособного) обязан, прежде всего, заботиться о здоровье подопечного, обеспечивать ему необходимую врачебную помощь и регулярное медицинское наблюдение. Он обязан также осуществлять необходимый бытовой уход, защищать интересы подопечного и в то же время следить за тем, чтобы подопечный не нарушал прав и интересов других граждан. При выздоровлении подопечного опекун должен возбудить в суде дело о признании его дееспособным. Решение суда об этом служит основанием для прекращения опеки.

Иными являются обязанности опекунов (попечителей) несовершеннолетних, поскольку они, по существу, заменяют несовершеннолетним родителей. В зависимости от возраста детей, состояния здоровья им в семье опекуна (попечителя) должны быть созданы необходимые условия для полноценного развития (уход, питание, лечение, отдых и т.п.). Опекуны (попечители) должны заботиться о воспитании своих подопечных с той же тщательностью, с какой добросовестный родитель заботится о своих детях. Права и обязанности опекунов (попечителей) определены в СК (ст. 150). Они обязаны заботиться о здоровье ребенка, его физическом, психическом, духовном и нравственном развитии. Опекуны (попечители) вправе самостоятельно определять способы его воспитания, но с учетом рекомендаций органов опеки и попечительства. При этом должны быть исключены пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее достоинство обращение, оскорбление и эксплуатация детей (ст. 65 СК). За неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей опекуны (попечители) могут быть отстранены органом опеки и попечительства (ст. 39 ГК), а если это связано с жестоким обращением – привлечены к уголовной ответственности (ст. 156 УК).

Дети, находящиеся под опекой (попечительством), сохраняют право на общение со своими родителями и другими родственниками, за исключением тех случаев, когда родители лишены родительских прав. В то же время опекуны (попечители) вправе требовать возврата подопечного ребенка от любого лица (включая его родителей и других близких родственников), которое удерживает его без законного основания. В удовлетворении иска о возврате ребенка опекуну (попечителю) может быть отказано, если это противоречит интересам ребенка. Как правило, такой отказ влечет последующее прекращение опеки (попечительства).

Опекуны (попечители) обязаны обеспечить подопечному получение основного общего образования (в пределах 9 классов общеобразовательного учреждения). Выбор конкретной формы образования определяется опекунами (попечителями) самостоятельно с учетом мнения ребенка (ст. 150 СК).

Обязанности попечителя гражданина, ограниченного судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами (ст. 30 ГК), сводятся лишь к контролю за распоряжением заработком и имуществом. Пункт 4 ст. 36 ГК не возлагает на такого попечителя обязанности заботиться о содержании своего подопечного, создавать ему необходимые бытовые условия, обеспечивать уход, защищать его права и интересы. Если образ жизни подопечного изменился в лучшую сторону, попечитель обязан обратиться в суд с заявлением об отмене ограничения его дееспособности (ст. 263 ГПК).

В п. 1 ст. 39 ГК определены основания, при наличии которых опекуны (попечители) освобождаются от своих обязанностей.

Основаниями для освобождения опекунов (попечителей) несовершеннолетних являются:

восстановление у родителей возможности самостоятельно их воспитывать, защищать их права и интересы (восстановление в родительских правах, отмена их ограничения, выздоровление родителей, освобождение из мест лишения свободы и т.д.);

усыновление (удочерение) несовершеннолетнего;

помещение несовершеннолетнего в воспитательное или другое учреждение на полное государственное обеспечение.

Основаниями для прекращения опеки являются:

решение суда, вступившее в законную силу, о признании подопечного дееспособным (п. 1 ст. 40, п. 3 ст. 29 ГК, ст. 263 ГПК);

достижение несовершеннолетним возраста 14 лет, при котором объем его дееспособности увеличивается.

Для прекращения опеки в отношении совершеннолетних лиц, признанных дееспособными, необходимо специальное решение органа опеки и попечительства (принятие акта главой местной администрации). По достижении малолетним 14 лет опека автоматически трансформируется в попечительство без какого-либо дополнительного решения (п. 2 ст. 40 ГК).

Основаниями для прекращения попечительства являются:

решение суда об отмене ограничения дееспособности подопечного (п. 1 ст. 40, п. 2 ст. 30 ГК, ст. 263 ГПК);

приобретение несовершеннолетним подопечным полной гражданской дееспособности по законным основаниям:

достижение 18 лет или вступление несовершеннолетнего в брак, а также его эмансипация. Условия и порядок, при которых возможно вступление в брак до наступления брачного возраста (18 лет), определены в СК (п. 2 ст. 13).

Ст. 41 ГК вводит новый правовой институт – патронаж над дееспособными гражданами. По просьбе совершеннолетнего дееспособного гражданина, который по состоянию здоровья не может самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности, над ним может быть установлено попечительство в форме патронажа.

Ранее по нормам брачно-семейного законодательства (КоБС) в случаях, указанных в п. 1 ст. 41, над дееспособными совершеннолетними гражданами устанавливалось попечительство (с определенными ограничениями). Такой подход не в полной мере соответствовал правовой природе попечительства и защите имущественных прав полностью дееспособных граждан, хотя и нуждающихся в помощи.

Под патронажем как особой формой попечительства в силу п. 1 ст. 41 следует понимать регулярное (постоянное) оказание помощи в осуществлении прав, их защите и исполнении обязанностей совершеннолетнему дееспособному гражданину, нуждающемуся в такой помощи по состоянию своего здоровья: тяжелая болезнь, физические недостатки, немощность по старости. Наличие у гражданина, нуждающегося в помощи, детей или других родственников, обязанных по закону оказывать ему поддержку и материальную помощь, не является препятствием для установления патронажа[54] .

Попечитель (помощник) назначается органом опеки и попечительства по личному заявлению дееспособных лиц, нуждающихся в помощи. Их согласие на установление патронажа и назначение конкретного лица их попечителем (помощником) является обязательным условием. Вместе с тем это лицо должно отвечать требованиям п. 2, 3 ст. 35 ГК.

Назначенный гражданам, указанным выше, попечитель выступает лишь в качестве их помощника, советчика, человека, оказывающего практическую помощь в быту. Подопечный, являясь полностью дееспособным, имеет право сам совершать любые сделки и иные юридически значимые действия. При этом он в согласии или разрешении попечителя (как это было ранее) не нуждается. Свою помощь попечитель может осуществлять не в силу решения органа опеки и попечительства, а на основании договора поручения (гл. 10 и 49 ГК) или договора о доверительном управлении имуществом (ст. 209 и гл. 53 ГК), который заключается с самим подопечным – собственником имущества.

Патронаж прекращается:

по требованию самого гражданина, находящегося под патронажем (независимо от мотивов этого требования);

при помещении подопечного в лечебное учреждение или учреждение социальной защиты;

по просьбе попечителя (помощника) при наличии уважительных причин, делающих невозможным дальнейшее осуществление его обязанностей;

при отстранении попечителя (помощника) от его обязанностей при ненадлежащем их выполнении, в т.ч. при использовании патронажа в корыстных целях, оставление подопечного без надзора и необходимой помощи.

Можно сделать вывод, что содержание дееспособности граждан тесно связано с содержанием их правоспособности. Если содержание правоспособности составляют права и обязанности, которые физическое лицо может иметь, то содержание дееспособности характеризуется способностью лица эти права и обязанности приобретать и осуществлять собственными действиями. Поэтому можно сделать вывод, что дееспособность есть предоставленная гражданину законом возможность реализации своей правоспособности собственными действиями[55] .


4. Деликтоспособность

4.1 Понятие и основания возникновения деликтоспособности

Как уже отмечалось выше деликтоспособность – способность нести ответственность за свои действия. Гражданско-правовая ответственность – один из видов юридической ответственности, свойственный такой отрасли права, как гражданское.

Для юридической ответственности характерны четыре основных признака:

а) юридическая ответственность есть лишь одна из форм государственного принуждения к соблюдению норм права;

б) она применяется к лицам, совершившим правонарушение;

в) она может быть, применена к правонарушителю только уполномоченными на то государственными или общественными органами в пределах установленной для них законом компетенции;

г) она состоит в применении к правонарушителю предусмотренных законом санкций[56] .

Все отмеченные выше признаки юридической ответственности характерны для ответственности по гражданскому праву. Наряду с этим гражданско-правовая ответственность имеет специфические особенности.

Эти особенности определяются предметом, методом и принципами гражданско-правового регулирования определенной группы общественных отношений. Значение гражданско-правовой ответственности проявляется в выполняемых ею функциях[57] .

Так как основным элементом предмета гражданско-правового регулирования выступают имущественные отношения, то гражданско-правовая ответственность, во-первых, оказывает имущественное воздействие на правонарушителя. Меры уголовно-правовой ответственности оказывают воздействие непосредственно на личность правонарушителя.

Во-вторых, гражданско-правовая ответственность обеспечивает восстановление имущественной сферы управомоченного (потерпевшего) лица. Регулируемые гражданским правом имущественные отношения носят эквивалентно-возмездный характер, поэтому гражданско-правовой ответственности тоже присущ эквивалентно-возмездный характер. Отсюда следует, что лицо, не исполнившее или исполнившее ненадлежащим образом обязательство либо причинившее вред другому лицу, должно полностью возместить последнему причиненный вред.

В-третьих, с помощью ответственности ликвидируются те невыгодные имущественные последствия, которые наступили у управомоченного лица в результате нарушения обязанности контрагентом. Это обстоятельство в известной мере определяет и пределы гражданско-правовой ответственности, которые состоят в соответствии размера ответственности размеру причиненного вреда или убытков. Это общее правило знает и отдельные исключения, в силу которых размер ответственности может быть установлен законом выше определенного предела либо ниже его.

В-четвертых, гражданско-правовая ответственность имеет существенное предупредительное и воспитательное воздействие. Возлагая на неисправного контрагента меры гражданско-правовой ответственности, законодатель, таким образом, побуждает его к своевременному и добросовестному выполнению обязанностей. Равным образом, обязывая причинителя вреда полностью возместить (загладить) причиненный потерпевшему вред, законодатель предупреждает причинителя вреда о недопустимости причинения его. Указанное предупреждение выполняет и воспитательную роль.

Наконец, особенностью является юридическое равноправие сторон и, следовательно, равной ответственности, независимо от форм собственности, на которой она основана.

Из сказанного вытекает, что гражданско-правовая ответственность есть одна из форм государственного принуждения, связанного с применением компетентным государственным органом (судом и т.п.) к нарушителю гражданских прав и обязанностей санкций имущественного характера, влекущих для него неблагоприятные имущественные последствия[58] .

Как следует из определения, гражданско-правовая ответственность связана с применением санкций имущественного характера, которые подразделяются на 3 основных вида:

а) конфискационные санкции – связаны с безвозмездным изъятием в фонд государства имущества правонарушителя. Следует подчеркнуть, что подобные санкции применяются в гражданском праве очень редко, специально оговоренных законодательством случаях;

б) стимулирующие (штрафные) санкции применяются к правонарушителю независимо от тех убытков, от того имущественного ущерба, которые понес потерпевший вследствие правонарушения, допущенного другой стороной. От конфискационных эти санкции отличаются тем, что первые взыскиваются с правонарушителя в доход государства, тогда как стимулирующие взыскиваются в пользу потерпевшей стороны. Стимулирующими санкциями в гражданском праве являются неустойка, штраф и пеня;

в) компенсационные санкции имеют своим назначением возмещение потерпевшей стороне вреда или убытков, причиненных правонарушителем. Характерным примером компенсационных санкций является возмещение морального вреда гражданину причинителем при наличии его вины (ст. 161 ГК).

Гражданскому праву известны различные виды ответственности. Многообразие этих видов зависит от ряда обстоятельств: субъектного состава гражданского правоотношения, характера правонарушения и т.д.

Прежде всего, выделяют договорную и внедоговорную гражданско-правовую ответственность[59] . Под договорной ответственностью понимается возложение невыгодных имущественных последствий на должника перед кредитором по обязательству, возникшему из договора или иных правомерных оснований, наступивших в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Внедоговорной признается ответственность, наступившая в связи с совершением противоправных действий одним лицом (правонарушителем) по отношению к другому лицу (потерпевшему), в результате которых у потерпевшего возник вред.

Далее выделяют долевую и солидарную гражданско-правовую ответственность[60] . Правила о долевой ответственности применяются лишь тогда, когда имеется множественность лиц на стороне должника (причинителя вреда). Долевой признается такая ответственность, которая возлагается на каждого из должников в определенной доле, установленной законом или договором. Солидарной признается ответственность двух и более лиц (содолжников или сопричинителей вреда), каждое из которых отвечает перед кредитором в полном объеме.

Выделяется также основная и дополнительная (субсидиарная) ответственность[61] . Основной признается ответственность должника или причинителя вреда, возникающая на основе общих предписаний норм права. По общему правилу, лицо, причинившее вред, само обязано полностью возместить его. В некоторых строго установленных законом случаях в интересах наиболее полной защиты прав потерпевшего устанавливается наряду с основной также дополнительная ответственность. Она имеет место, когда речь идет об ответственности родителей (попечителей) за вред, причиненный несовершеннолетними детьми в возрасте от 14 до 18 лет.

Существует также регрессивная гражданско-правовая ответственность[62] . Ответственность в порядке регресса имеет место тогда, когда законом допускается ответственность одного лица за деятельность другого.

В современной юридической литературе существуют различные трактовки терминов «основания» и «условия» гражданско-правовой ответственности.

Правовые нормы, регулирующие основания применения ответственности, содержатся в ст. 401 ГК «Основания ответственности за нарушение обязательства». В силу п. 1 ст. 401 Кодекса лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Исходя из смысла приведенной нормы, можно сделать вывод, что вина является основанием ответственности, помимо вины могут применяться иные основания ответственности.

Между тем в отечественной цивилистике в настоящее время обосновывается несколько иной подход. В.В. Витрянский предлагает разграничивать такие понятия как основание гражданско-правовой ответственности и условия гражданской ответственности. Он полагает, что «единственным и общим основанием гражданско-правовой ответственности является нарушение субъективных гражданских прав... Нарушение права субъекта гражданских правоотношений влечет необходимость восстановления нарушенного права, в том числе и путем применения гражданско-правовой ответственности. Отсюда основанием такой ответственности и является само нарушение субъективного гражданского права»[63] .

Условиями же гражданско-правовой ответственности он называет вину нарушителя, противоправность нарушения гражданских прав, наличие убытков и причинную связь между нарушением субъективных гражданских прав и убытками. По мнению Б.И. Пугинского первоочередным условием наступления гражданско-правовой ответственности должно быть нарушение гражданских прав. Основанием же гражданско-правовой ответственности должно быть то, что устанавливает, определяет ответственность, – закон или договор.[64]

В своей работе мы все же будем придерживаться концепции, принятой в отечественной цивилистике. Согласно этой концепции, основанием ответственности, например, в обязательствах из причинения вреда, выступает правонарушение, т.е. действие (или бездействие), нарушающее требование закона. Условия – признаки, которые характеризуют основание.

Гражданско-правовая ответственность возникает как реакция на правонарушение. В связи с этим фактическим основанием ее возложения является правонарушение, т. е., как правило, виновное действие или бездействие субъекта, противоречащее установленному правопорядку (противоправное) и (или) нарушающее субъективные права других участников гражданских правоотношений.

В гражданском законе правонарушение в качестве конкретного или обобщающего юридического факта фиксируется путем определения его вида (разновидности) и состава.

Вид правонарушения зависит от того, какие права и интересы им затрагиваются. В связи с этим выделяются следующие обобщающие виды гражданских правонарушений:

1) злоупотребление правом;

2) осуществление права с нарушением его пределов;

3) совершение сделок, не соответствующих требованиям закона;

4) неисполнение договорных обязательств;

5) ненадлежащее исполнение договорных обязательств;

6) причинение внедоговорного вреда;

7) неосновательное обогащение;

8) причинение морального вреда[65] .

В основании правонарушения лежит волевой акт поведения субъекта. Сюда относятся:

действие – активная форма волеизъявления;

бездействие – пассивная форма волеизъявления[66] .

Правонарушителями по гражданскому праву признаются лица, обладающие деликтоспособностью. Граждане признаются деликтоспособными с 14 лет. Противоправные действия малолетних (до 14 лет) не относятся к категории самостоятельных юридических фактов для возникновения гражданско-правовой ответственности. Однако они учитываются, как уже отмечалось выше, в качестве элементов юридического состава при возложении ответственности на родителей, опекунов, усыновителей. Например, если гражданин в возрасте 13 лет причинит вред здоровью другого лица, его действия рассматриваются одним из фактов в юридическом составе, на основании которого возлагается ответственность на родителей. Основным в составе является поведение родителей, расцениваемое с позиции выполнения ими своих обязанностей по воспитанию и надзору за малолетним.

Полностью деликтоспособны граждане, ограниченные в дееспособности судом в связи со злоупотреблением спиртными напитками или наркотическими веществами.

Неделиктоспособны граждане, признанные судом недееспособными в связи с психическими расстройствами.

В особом правовом положении находятся деликтоспособные граждане, совершающие правонарушения в состоянии, когда они не могут понимать значения своих действий или руководить ими. Такое состояние может быть связано, например, с реактивным психозом на фоне тяжёлого инфекционного заболевания. По общему правилу, они освобождаются от гражданско-правовой ответственности.

4.2 Условия возникновения деликтоспособности

К условиям возникновения гражданско-правовой ответственности относятся:

а) противоправное поведение причинителя вреда;

б) наличие вреда или убытков;

в) причинная связь между противоправным поведением правонарушителя и наступившими вредоносными последствиями;

г) вина правонарушителя[67] .

Эти условия признаются общими (типичными). Они должны быть в наличии при любом гражданском правонарушении. Кроме общих (типичных условий) есть еще специальные условия ответственности, которые свойственны тому или иному конкретному правонарушению, предусмотрены особым законом и применяются лишь в случаях, им указанных. Таковы, например, случаи причинения вреда источником повышенной опасности, владелец которого отвечает и при отсутствии вины (ст. 1079 ГК).

Проведем анализ вышеперечисленных условий.

Противоправным признается поведение (действие или бездействие) субъекта, нарушающее нормы гражданского объективного и субъективного права управомоченного лица (кредитора, потерпевшего), а также поведение, хотя и не нарушающее норм гражданского права, но противоречащее правопорядку, общим началам и смыслу гражданского законодательства.

Из приведенного определения следует, что: во-первых, поскольку гражданское право содержит диспозитивные нормы, то нарушение прав и обязанностей, согласованных сторонами в договоре, тоже, с точки зрения гражданского права, противоправно; во-вторых, так как в условиях рыночной экономики появляются отношения, законом не урегулированные, то оценка правомерности или неправомерности поведения субъектов по отношению к ним зависит от их соответствия правопорядку, общим началам и смыслу гражданского законодательства.

Необходимо также иметь в виду, что при определенных обстоятельствах сам закон управомочивает лицо нарушить те или иные предписания, исключая тем самым противоправность такого нарушения. К числу обстоятельств, исключающих противоправность, в гражданском праве могут быть отнесены: причинение вреда в состоянии необходимой обороны (ст. 1076 ГК), крайней необходимости (ст. 1077 ГК), а также управомоченность на причинение вреда в силу основанного на законе права распоряжения компетентного органа или согласия самого потерпевшего.

Под вредом в гражданском праве понимается всякое умаление личного неимущественного или имущественного блага. Гражданское законодательство различает вред имущественный и моральный. Имущественный вред потому и называется таковым, что он всегда связан с имущественными потерями для потерпевшего и проявляется в виде уменьшения стоимости поврежденной вещи, утраты или повреждения имущества или заработка и т.п. Моральный вред может, как повлечь за собой материальные утраты, так и не повлечь таковых. Моральный вред вызывают физические или нравственные страдания потерпевшего. Он может быть возмещен в должной форме, если причинен гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных законом. Размер компенсации морального вреда зависит от:

а) степени вины нарушителя;

б) физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;

в) иных заслуживающих внимания обстоятельств.

Согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено (кредитор), произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Существенным признаком расходов как вида убытков является их вынужденность. Так, расходы покупателя по устранению недостатков купленной вещи, по хранению продукции, которая вследствие недоброкачественности подлежит возвращению продавцу, расходы, произведенные для предотвращения еще большего ущерба, носят вынужденный характер. Представляется, что возмещению подлежат не всякие, а лишь нормально необходимые в данных конкретных условиях расходы[68] . Таковыми их признают юрисдикционные органы исходя из конкретных обстоятельств дела.

Утрата принадлежащего кредитору имущества означает как физическую гибель вещей, так и выбытие их из его хозяйственной сферы. В последнем случае вещь продолжает существовать, но лицо лишается возможности вновь получить ее в свое обладание. Повреждение имущества предполагает возникновение дефектов, в связи с которыми уменьшается его ценность. Например, уменьшение ценности багажа, испорченного при транспортировке или хранении груза, и т.п.

При определении убытков, если иное не предусмотрено законом, другими правовыми актами или договором, принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если оно добровольно удовлетворено не было, – в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения.

В гражданском праве принято различать прямые и косвенные причинные связи[69] . Прямой считается такая связь, в которой причина и результат связаны непосредственно, т.е. вслед за причиняющим фактором наступает и данный результат. Прямая причина чаще всего и юридически значима. Она может быть и единственной, но замыкающей цепь причин и поэтому приобретающей, при прочих равнодействующих причинах, дополнительную силу непосредственно действующей.

Косвенной считается такая связь, которая потенциально в скрытом виде уже имеется, но в момент наступления вредоносных последствий проявляется не непосредственно, а опосредованно. Косвенная причина юридически значима, когда она имеет преобладающее значение среди других причин. Конкретную меру воздействия разных причин, их значимость помогают выявить практика, опыт, познания, экспертиза, проведение эксперимента и т.п.

Вина есть психическое отношение лица к своему противоправному поведению (т.е. действию или бездействию) и к его результату, основанное на возможности предвидения и предотвращения последствий этого поведения[70] .

Гражданский закон не дает определение понятия вины, а лишь указывает на ее наличие. Так, п. 1 ст. 401 ГК содержит правило, согласно которому лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Из сказанного следует, что вина есть субъективное условие ответственности, так как она выражает отношение правонарушителя к своему противоправному поведению и его последствиям. Противоправность поведения причинителя вреда, вред и причиненная связь между противоправным поведением правонарушителя и наступившими вредоносными последствиями – объективные условия гражданско-правовой ответственности.

В гражданском праве различают две формы вины: умысел и неосторожность[71] . Умысел имеет место тогда, когда лицо предвидит противоправный характер своего поведения и возможность наступления отрицательных последствий, но желает или сознательно допускает и не предотвращает их наступления. Если в уголовном законодательстве совершение преступления с прямым или косвенным умыслом может влиять на меру уголовного наказания, то в гражданском законодательстве подобное разграничение не оказывает воздействия на объем возмещаемого вреда, так как гражданское законодательство исходит из принципа полного возмещения вреда безотносительно к тому, с каким умыслом он причинен.

Неосторожность имеет место тогда, когда лицо хотя и не предвидело неблагоприятных последствий своего противоправного поведения, но по обстоятельствам дела могло и должно было их предвидеть и предотвратить. Неосторожность в гражданском праве подразделяется на два вида: грубую и простую. Грубую неосторожность допускает тот, кто не предпринимает элементарных мер по обеспечению возможности исполнения обязательства, предотвращению убытков либо не предвидит наступления результата, вероятность возникновения которого очевидна. Простую неосторожность допускает тот, кто не проявляет достаточной внимательности.

Учет различия в формах вины, а также в видах неосторожности имеет большое значение в гражданском праве. Гражданский закон в отдельных случаях связывает наступление определенных правовых последствий с наличием тех или иных форм вины противоправно действующего лица. Так, применение, например, правил ст. 179 ГК РФ предполагает наличие умышленной вины контрагента, добившегося заключения сделки под влиянием обмана, путем применения насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств. Ясно, что совершить указанные действия по неосторожности нельзя.

Установление умысла имеет существенное значение при определении последствий признания сделки недействительной, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК). В отдельных случаях умысел потерпевшего освобождает причинителя вреда от обязанности возместить его. Лишь грубая, но не простая неосторожность потерпевшего может стать основанием для уменьшения размера ответственности или вовсе освобождения от нее причинителя вреда (ст. 1079 ГК). Учет форм вины сторон имеет существенное значение и при установлении так называемой двойной (смешанной) ответственности при нарушении договорных обязательств (ст. 1083 ГК).


Заключение

Поскольку правовое регулирование предполагает наличие определенных качеств у субъектов той или иной отрасли права, в теории права выработалась такая категория, как правосубъектность.

Правосубъектность тесно связана с признаками, индивидуализирующими конкретного субъекта права. Индивидуализация субъектов может осуществляться различными признаками, тесно связанными с тем, идет ли речь о гражданах, юридических лицах или иных субъектах. Такими признаками для граждан являются имя, место жительства и акты гражданского состояния.

Невозможно представить нормальное осуществление гражданских прав и обязанностей без четкого представления о том, с кем именно происходит вступление в гражданские отношения. Индивидуализация каждого отдельного гражданина осуществляется, прежде всего, по его имени. Имя гражданин получает при рождении. Как правило, если иное не предусмотрено законом или национальным обычаем, имя состоит из фамилии, собственно имени и отчества. Все гражданские права гражданин вправе приобретать только под своим собственным именем.

В соответствии с законом, гражданин имеет право переменить свое имя. Все права и обязанности при этом за ним сохраняются, однако, на такое лицо, в соответствии со статьей 19 ГК, возлагается обязанность сообщить об изменении своего имени его кредиторам и должникам.

Еще одним индивидуализирующим гражданина признаком является его место жительства. Наряду с именем, место жительства позволяет более точно конкретизировать субъекта гражданского права. Довольно часто встречаются случаи полного совпадения имен граждан, включая фамилии и отчества. Однако полное совпадение места жительства при этом встречается крайне редко. Местом жительства гражданина признается место, где он постоянно или преимущественно проживает.

Также положение гражданина как субъекта гражданского права удостоверяется актами гражданского состояния. Акты гражданского состояния отнесены законом к фактам, определяющим гражданско-правовой статус гражданина (рождение, заключение и расторжение брака, усыновление, смерть и другие).

В связи с особой важностью данных фактов законом установлен специальный порядок их регистрации в специальном государственном органе – органе записи актов гражданского состояния (ЗАГСе). На основании произведенных записей гражданам выдается специальный документ – свидетельство, которым гражданин удостоверяет свое состояние в повседневной жизни. Например, свидетельство о рождении является для несовершеннолетнего документом, удостоверяющим его личность до получения им по достижении им определенного возраста (на данный момент таким возрастом является шестнадцатилетний, однако, в ближайшее время возможно снижение законодателем такого возраста до четырнадцати лет) паспорта, а для подтверждения факта состояния в браке необходимо предъявить свидетельство о браке.

Правосубъектность слагается из совокупности таких качеств лиц, как правоспособность и дееспособность.

Первая – правоспособность – означает способность иметь гражданские права и нести обязанности, и признается в равной степени за всеми гражданами с момента рождения и до смерти.

Правоспособности свойственны абстрактность и неотчуждаемость, так как содержание правоспособности граждан раскрывается через весь комплекс прав и обязанностей, которыми может обладать гражданин в соответствии с гражданским законодательством. Статья 18 ГК перечисляет, пожалуй, только основные, наиболее значимые гражданские права, к которым относится возможность иметь имущество на праве собственности, наследовать и завещать имущество, совершать сделки и много других. Кроме этих прав гражданин вправе иметь и иные личные имущественные и личные неимущественные права, в число которых можно включить и такие, которые прямо законом не предусмотрены, но не противоречат общим началам и смыслу гражданского законодательства.

Гражданской правоспособностью обладают в равной мере все граждане. Она возникает с момента рождения ребенка и прекращается смертью гражданина.

Второе слагаемое правосубъектности – дееспособность – означает способность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их. В связи с тем, что для правового регулирования экономического оборота необходимо придать отношениям достаточно устойчивый характер, для того, чтобы они складывались из осознанных волевых действий сторон, дееспособность участников гражданских правоотношений возникает, как правило, с момента достижения определенного возраста, а в полном объеме – с восемнадцати лет, т.е. совершеннолетия.

Наиболее существенными элементами содержания дееспособности граждан является возможность самостоятельного заключения сделок (сделкоспособность граждан) и возможность нести самостоятельную имущественную ответственность (деликтоспособность). В качестве элемента деликтоспособности ГК выделяет возможность гражданина заниматься предпринимательской деятельностью, для чего гражданин должен пройти государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя.

Так как в отличие от правоспособности дееспособность связана с совершением гражданином волевых действий, что предполагает достижение определенного уровня психической зрелости, законом в качестве одного из критериев дееспособности предусмотрен возраст гражданина. Полная дееспособность признается за совершеннолетними гражданами, то есть достигшими восемнадцатилетнего возраста. Из указанного правила допускаются два исключения: полная дееспособность может возникнуть у гражданина и до достижения им восемнадцатилетнего возраста в случаях, во-первых, вступления в брак таким лицом, если ему в установленном законом порядке был снижен брачный возраст, во-вторых, объявление несовершеннолетнего, достигшего 16 лет, если он работает по трудовому договору либо с согласия родителей (опекунов) занимается предпринимательской деятельностью, полностью дееспособным (эмансипация).

В виду того, что человек с возрастом приобретает необходимые знания и навыки, гражданское законодательство предусматривает постепенный переход граждан к полной дееспособности. Скажем, в возрасте от 6 до 14 лет у граждан (малолетних) появляется право самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки; сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие государственной регистрации и некоторые другие сделки. С достижением четырнадцатилетнего возраста несовершеннолетний наделяется правом совершать самостоятельно любые сделки, при условии письменного согласия его законных представителей, причем согласие может быть получено как до совершения сделки, так и быть письменным одобрением уже состоявшейся сделки. В возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно и без согласия законных представителей, помимо сделок совершаемых малолетними, распоряжаться собственным заработком, осуществлять авторские права, в соответствии с законом вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими, а по достижении шестнадцатилетнего возраста быть членами кооперативов. Данный статус граждан является уже частичной дееспособностью. Однако, например, в случае неразумного расходования несовершеннолетним своих средств законные представители, либо орган опеки и попечительства данного лица может ходатайствовать перед судом об ограничении или лишении несовершеннолетнего права распоряжаться заработком.

Хотя по достижении гражданином восемнадцатилетнего возраста он получает дееспособность в полном объеме, возможны ситуации, когда способности гражданина к волевым осознанным действиям могут быть нарушены вследствие заболевания либо злоупотребления алкогольными или наркотическими веществами. В данном случае может иметь место признание гражданина недееспособным и ограничение дееспособности такого лица. В случае если вследствие психического расстройства гражданин не может понимать значения своих действий или руководить ими, он признается судом недееспособным и лишается права на совершение любых сделок, даже мелких бытовых. От лица такого гражданина все сделки совершает его опекун (статья 29 ГК). Если же, например, происходит улучшение психического состояния гражданина до такой степени, при которой он становится в состоянии руководить своими действиями и нести ответственность, суд вправе вынести решение о признании гражданина дееспособным или об отмене ограничения его дееспособности, а так же отменить опеку и попечительство над таким гражданином.

Отрыв правоспособности от дееспособности может иметь место в отношении граждан, поскольку именно они обладают способностью взросления и постепенного приобретения определенных волевых и психических качеств.

Считается, что обладания одной лишь правоспособностью достаточно для признания, скажем, недееспособного ребенка для того, чтобы он смог быть признаваемым законом участником гражданских правоотношений. При этом имеется в виду восполнение его недееспособности дееспособностью его законных представителей, скажем родителей.

Однако обладания гражданской правосубъектностью для субъекта недостаточно для того, чтобы иметь конкретные субъективные гражданские права и нести обязанности. Правосубъектность является лишь необходимой предпосылкой обладания субъективными правами. Для возникновения конкретных субъективных прав необходимо возникновение юридического факта. Иными словами, наделенный правосубъектностью гражданин имеет абстрактную возможность приобретения определенных прав в результате каких-либо действий или событий – юридических фактов.

Гражданская правосубъектность – это признаваемая в равной мере за всеми лицами максимально полная, суммарно выраженная возможность правообладания, выраженная абстрактно. Так, например, при реализации субъектом такого элемента правосубъектности, как возможность заключения сделок, собственно возможность их совершения не претерпевает никаких изменений, но в то же время происходит приобретение, изменение или утрата каких-либо прав и обязанностей субъекта.

Ограничения же правоспособности или дееспособности могут иметь место и осуществляются в случаях и порядке, установленных законом и только таким образом. Как правило, такие ограничения правосубъектности связаны либо с заболеванием гражданина, в результате которого он утрачивает возможность адекватно оценивать собственные действия, либо в возможны в качестве санкции за совершенное правонарушение. Например, возможно лишение гражданина права на определенный срок заниматься предпринимательской деятельностью в наказание за совершенное преступление.

Итак, деликтоспособность – один из видов юридической ответственности, свойственный такой отрасли права, как гражданское. Гражданско-правовая ответственность носит компенсационный, восстановительный, воспитательный и стимулирующий характер.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ (БИБЛИОГРАФИЯ)

1. Конституция РФ.// Российская газета. 26.12.1993.

2. Гражданский Кодекс РФ. Часть I. 30.11.94 № 51-ФЗ.

3. Гражданский Кодекс РФ. Часть II. 26.01.96 № 14-ФЗ.

4. Гражданский Кодекс РФ. Часть III. 26.11.01 № 146-ФЗ.

5. Жилищный Кодекс РФ. 29.12.04 №188-ФЗ.

6. Семейный Кодекс РФ от 29.12.95 с последними изменениями, внесенными Федеральным законом от 02.01.2000 № 32-ФЗ.

7. Федеральный закон от 31.05.2002 № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 22. Ст. 2031.

8. Федеральный закон от 11.11.2003 № 151-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О гражданстве Российской Федерации»// СЗ РФ. 2003. № 46 (ч. II). Ст. 4447.

9. Федеральный закон от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3032.

10. Федеральный закон от 21.07.97 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» с изменениями, внесенными Федеральным законом от 29.06.2004 № 58-ФЗ.// СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3591; 2004. № 27. Ст. 2711.

11. Федеральный закон от 28.08.95 № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» с последними изменениями, внесенными Федеральным законом от 08.12.2003 № 169-ФЗ.// СЗ РФ. 1995. № 34. Ст. 2599; 2003. № 15. Ст. 2640.

12. Закон РФ от 25.06.93 № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации». // Ведомости РФ. 1993. № 32. Ст. 1227.

13. Закон РФ от 02.07.92 № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (в ред. от 22.08.2004). // СЗ РФ. 2004. №55. Ст. 3401.

14. Постановление КС РФ от 21.11.2002 № 15-П //СЗ РФ. 2002. № 48. Ст. 4829.

15. Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 6/8. // СЗ РФ. 2003. № 45. Ст. 3026.

16. Постановление Пленума ВС РФ от 04.05.90 № 4 «О практике рассмотрения судами Российской Федерации дел об ограничении дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими средствами». // СЗ РФ. 1991. № 23. Ст. 2302.

17. Постановление Пленума ВС РФ от 27.05.98 № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей».// Бюллетень ВС РФ.1998. № 7.

18. Постановление Правительства РФ от 17.07.95 № 713.// СЗ РФ. 1995. № 30. Ст. 2939.

19. Постановление Правительства РФ от 01.05.96 № 542.// СЗ РФ. 1996. № 19. Ст. 304.

20. Указ Президента РФ от 14.11.2002 № 1325 «Об утверждении Положения о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации» с изм. на 31.12.2003 // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4571. 2004. № 1. Ст. 16.

21. Положение Правительства РФ от 30 декабря 2002 г. о выдаче иностранным гражданам и лицам без гражданства разрешения на работу.// СЗ РФ. 2003. № 1. Ст. 134.

22. Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 18 декабря 1917г. «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов гражданского состояния».

23. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 6. 201 с.

24. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 3. 178 с.

25. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 5. 207 с.

26. Алексеев С.С. Общая теория права. Т.2. – М., 1992. – 398 с.

27. Алексеев С.С. Право. Опыт комплексного исследования. – М.: Статут,1999. – 370 с.

28. Белов В.А. «Неразгаданный Нерсесов» // В кн. Нерсесов Н.О. Избранные труды по представительству и ценным бумагам в гражданском праве. – М.: Статут, 1998. – 134 с.

29. Белякова А.М. Семейное право. – М.: Юристъ, 1996. – 330 с.

30. Витрянский В.В. Гражданское право и ответственность. – М.: 1998. – 228 с.

31. Гражданский кодекс РФ. Часть 1. Научно-практический комментарий. / Отв. ред. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин, В.П.Мозолин. – М.: БЕК, 1996. – 980 с.

32. Гражданское право. Часть 1. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. – М.: Проспект, 1998. – 550 с.

33. Грибанов В.П. Основные проблемы осуществления и защиты гражданских прав. Автореф. дисс, д-ра юрид. наук, – М , 1999. – 35 с.

34. Зинченко С.А. Проблемы правоспособности. // Государство и право. – 2000. – №2. С. 15-19.

35. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный). Отв. ред. О.Н. Садиков. – М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 2004. – 1050 с.

36. Лазарев В.В. Основы права. – М.: 2001. – 450 с.

37. Лаптев В.В. Предпринимательское право: понятие и субъекты. – М., 2003. – 601 с.

38. Малеина М.Н. О праве на жизнь // Советское государство и право. – 1993. –№3. – С. 33-35.

39. Мартемьянов В.С. Хозяйственное право. Курс лекций. В 2-х томах. Том 1. – М.:2002. – 378 с.

40. Мейер Д.И. Русское гражданское право. Часть 1. – М.: Статут, 1997. – 348 с.

41. Могилевский С.Д. Акционерные общества: Учеб.-практ. пособие. 3-е изд. – М., 2000. – 357 с.

42. Нечаева А.М. Семейное право. – М.: Юристъ, 1999. – 290 с.

43. Пугинский Б.И. Гражданско-правовая ответственность. – М.: 1992. – 250 с.

44. Пхаладзе Б.В. Юридические формы положения личности в советском обществе. – Тбилиси, 1968. – 195 с.

45. Суханов Е.А. Гражданское право. Т. 1. – М., 2003. – 690 с.

46. Толстой Ю.К. Наследственное право. – М.: Проспект, 1999. – 477 с.

47. Фархтдинов Я.Ф. Источники гражданского процессуального права. – М., 1996. 390 с.

48. Хазова О.А. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. –М.: Бек, 1996. – 415 с.

49. Чуев А.В. Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении дополнения в статью 17 Гражданского кодекса Российской Федерации». – М., 2003. – 56 с.


Примечания


[1] Суханов Е.А. Гражданское право. Т. 1. М., 2003. С. 11.

[2] Фархтдинов Я.Ф. Источники гражданского процессуального права. М., 1996. С. 136-154.

[3] Фархтдинов Я.Ф. Указ. соч.. С. 199.

[4] Суханов Е.А. Указ. соч.. С. 11.

[5] Советское гражданское право. Субъекты гражданского права / Под ред. С.Н. Братуся. М., 1989. С. 16.

[6] Суханов Е.А. Указ. соч. С. 14.

[7] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный). Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 2004. С. 62.

[8] Гражданский кодекс РФ. Часть 1. Научно-практический комментарий. / Отв. ред. Т.Е.Абова, А.Ю.Кабалкин, В.П.Мозолин. М.: БЕК, 1996. С. 66.

[9] Суханов Е.А. Указ. соч. С. 134.

[10] Алексеев С.С. Право. Опыт комплексного исследования. М.: Статут, 1999. С. 66.

[11] Гражданское право. Часть 1. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. М.: Проспект, 1998. С. 144.

[12] Комментарий к ГК РФ под ред. Абовой и Кабалкина. С. 57.

[13] СЗ РФ. 1995. № 30. Ст. 2939.

[14] Ведомости РФ. 1993. № 32. Ст. 1227.

[15] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 3. С. 4

[16] Суханов Е.А. Указ. соч. С. 149.

[17] СЗ РФ. 2002. № 48. Ст. 4829.

[18] Белякова А.М. Семейное право. М.: Юристъ, 1996. С. 109

[19] Хазова О.А. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. М.: Бек, 1996. С. 3

[20] Нечаева А.М. Семейное право. М.: Юристъ, 1999. С. 11

[21] Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 18 декабря 1917г. «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов гражданского состояния».

[22] Хазова О.А. Указ. соч. С. 10.

[23] Комментарий к ГК РФ под ред. Садикова С. 57.

[24] СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3032.

[25] СЗ РФ. 2002. № 22. Ст. 2031

[26] СЗ РФ. 2003. № 46 (ч. II). Ст. 4447.

[27] СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4571; 2004. № 1. Ст. 16

[28] СЗ РФ. 2003. № 1. Ст. 134.

[29] Комментарий к ГК РФ под ред. Абовой и Кабалкина. С. 41.

[30] Толстой Ю.К. Наследственное право. М.: Проспект, 1999. С. 28.

[31] Малеина М.Н. О праве на жизнь // Советское государство и право. 1993. №3

[32] Чуев А.В. Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении дополнения в статью 17 Гражданского кодекса Российской Федерации». М., 2003. С. 11.

[33] Мейер Д.И. Русское гражданское право. Часть 1. М.: Статут,1997. С. 86.

[34] Зинченко С.А. Проблемы правоспособности. // Государство и право. 2000.№2.

[35] Белов В.А. «Неразгаданный Нерсесов» // В кн. Нерсесов Н.О. Избранные труды по представительству и ценным бумагам в гражданском праве. М.: Статут, 1998. С. 17-18.

[36] Суханов Е.А. Указ. соч. С. 166.

[37] Алексеев С. С. Общая теория права. Т. 2. М., 1992. С. 20.

[38] Пхаладзе Б.В. Юридические формы положения личности в советском обществе. – Тбилиси, 1968. С. 35-37.

[39] Пхаладзе Б.В. Указ. соч. С. 20.

[40] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 5. С. 3.

[41] Грибанов В. П. Основные проблемы осуществления и защиты гражданских прав. Автореф. дисс, д-ра юрид. наук, М , 1999. С. 11

[42] Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 6/8, п. 6.

[43] Комментарий к ГК РФ под ред. Садикова. М., 2004. С. 78.

[44] Бюллетень ВС РФ.1998. № 7.

[45] СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3591; 2004. № 27. Ст. 2711.

[46] Могилевский С. Д. Акционерные общества: Учеб.-практ. пособие. 3-е изд. М., 2000. С. 46.

[47] Суханов Е.А. Указ. соч. С. 29.

[48] Суханов Е.А. Указ. соч. С. 39.

[49] См., например, Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 6. С. 2

[50] Постановления Пленума ВС РФ от 04.05.90 № 4 п. 11.

[51] Комментарий к ГК РФ под ред. Садикова. М., 2004. С. 102.

[52] Комментарий к ГК РФ под ред. Садикова. М., 2004. С. 103.

[53] СЗ РФ. 1996. № 19. Ст. 304.

[54] Комментарий к ГК РФ под ред. Абовой и Кабалкина. С. 178.

[55] Суханов Е.А. Указ. соч. С. 109.

[56] Лазарев В.В. Основы права. М.: 2001. С. 70.

[57] Лазарев В.В. Указ. соч. С. 74.

[58] Суханов Е.А. Указ. соч. С. 90.

[59] Витрянский В.В. Гражданское право и ответственность. М.: 1998. С. 34.

[60] Витрянский В.В. Указ. соч. М.: 1998. С. 36.

[61] Брагинский М., Ярошенко К. Граждане (физические лица). Юридические лица ( Комментарий ГК РФ) // Хозяйство и право. 1995. №.2

[62] Витрянский В.В. Указ. соч. М.: 1998. С. 73.

[63] Витрянский В.В. Указ. соч. М.: 1998. С. 343.

[64] Пугинский Б.И. Гражданско-правовая ответственность. М.: 1992. С. 5.

[65] Мартемьянов В.С. Хозяйственное право. Курс лекций. В 2-х томах. Том 1. М.:2002. С. 55.

[66] Лазарев В.В. Указ. соч. С. 17.

[67] Суханов Е.А. Указ. соч. С. 77.

[68] Лаптев В.В. Предпринимательское право: понятие и субъекты. М., 2003. С. 357.

[69] Суханов Е.А. Указ. соч. С. 159.

[70] Суханов Е.А. Указ. соч. С. 202.

[71] Гражданское право. Часть 1. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. С. 101

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий