регистрация / вход

Развитие права в СССР 30-х годов

Основные тенденции развития советского права 30-х годов. Развитие государственного аппарата в конце 20-х — начале 30-х гг. Усиление роли общесоюзного законодательства, нововведения и изменения во всех отраслях права. Принятие Конституции СССР 1936 г.

ВВЕДЕНИЕ

Основные тенденции развития советского права 30-х годов заключались в следующем. Во-первых, в качестве источников права утвердились нормативные акты, то есть законы и подзаконные акты. Однако в силу закрепления в конституционном порядке руководящего положения правящей партии не только совместные постановления ЦК ВКП (б) и СНК СССР, являвшиеся формально подзаконными актами, рассматривались как источники права, но и постановления ЦК ВКП (б), хотя формально это были акты общественно-политической организации, имели общеобязательную силу для всех государственным органов и учреждений и общественных организаций. Все иные источники права, еще применявшиеся в 20-е годы, потеряли свое значение и больше не использовались.

Во-вторых, существенно возросла роль общесоюзных актов и соответственно сокращалось поле применения законодательства субъектов федерации. Это было связано прежде всего с предельной централизацией и бюрократизацией всего партийно-государственного управленческого аппарата, концентрацией власти в руках узкой группы лиц - Политбюро ЦК ВКП (б), а затем одного Сталина.

В-третьих, существенные изменения происходили в системе права, а именно формировались новые отрасли права. Утверждение колхозного строя в сельском хозяйстве повлекло за собой формирование такой отрасли права, как колхозное право. Юридической базой его формирования послужили закрепление в Конституции 1936 года кооперативно-колхозной собственности как особого вида обобществленной собственности и утвержденный в 1935 году Примерный устав колхоза. Началось формирование и такой отрасли права, как хозяйственное право.

В-четвертых, хотя формально Конституция СССР 1936 года подчеркивала роль закона как основного источника права и Верховного Совета СССР, и верховных советов субъектов федерации как органов законодательной власти, в действительности усиливалась и расширялась практика нормотворчества управленческого аппарата. Утвердилась практика, когда при расхождении закона и ведомственного нормативного акта в реальной жизни приоритет отдавался ведомственному акту.[1]


§ 1. Развитие государственного аппарата в конце 20-х — начале 30-х гг.

С конца 20-х гг. начинается новый этап развития политической системы советского общества, когда демократические институты государственного управления начинают подменяться командно-административной системой управления. Ее возникновение обусловлено рядом причин: неверными решениями при выработке путей развития экономики; острейшей внутриполитической борьбой, в которой большинство пошло за теми, за кем была сила; узурпацией власти сначала узким кругом партийных верхов, а затем одним человеком.

В этот период все больше начинают применяться внеэкономические методы управления. Сторонники сталинского курса полагали, что политическая система диктатуры пролетариата открывает возможность для преодоления отсталости. Стратегия ускоренного индустриального развития открыто требовала от народа «серьезных жертв» и призывала сознательно пойти на них, а там, где это было недостаточно, «репрессии», говорил Сталин, «являются необходимым элементом наступления».

Наиболее характерной чертой административно-командной системы управления является выдвижение на первый план роли государственного аппарата, его увеличение и сращивание с партийным аппаратом. В конце 20-х — начале 30-х гг. происходит стремительный рост управленческого аппарата прежде всего в области управления народным хозяйством, что постепенно сводило на нет Советы как органы власти. Рост численности государственного аппарата был колоссальный. Разукрупнение наркоматов преследовало цель превратить их из отраслевых центров в подотраслевые узкоспециальные ведомства, которые легче было контролировать. Этот процесс шел одновременно с другим, не менее тяжелым процессом «перетряхивания» государственного аппарата. В 1929 г. начинается «чистка» государственного аппарата, в результате которой 10% служащих были уволены. Рост исполнительного аппарата шел неуклонно, и все попытки остановить его (путем сокращения) были безрезультатны. Административно-командная система породила такое явление, как сращивание партийного и советского аппарата. Таким образом, сложившаяся к середине 30-х гг. административно-командная система управления балансировала между бюрократическим государственным аппаратом и трудящимися массами, между чрезвычайными мерами и народным энтузиазмом. Система диктатуры пролетариата постепенно и последовательно перерастала (перерождалась) в режим диктатуры и (или) тоталитарный режим, т. е. такую форму общества, в котором утверждается полный (тотальный) государственный контроль над всеми сферами жизни общества: ликвидируются конституционные права и свободы, главным средством государственной политики становятся репрессии.

К концу 30-х гг. административная система приобретает устойчивость, которая позволила ей прочно удерживать свои позиции вплоть до 80-х гг.

Усложнение руководства промышленностью в результате увеличения количества предприятий и их размеров вызвало необходимость реорганизации управления этой отраслью народного хозяйства. До сих пор руководство осуществлял ВСНХ, теперь он не справлялся со своей задачей. Поэтому в 1932 г. он был реорганизован: разделен на три Наркомата — тяжелой, легкой и лесной промышленности. В дальнейшем были разукрупнены и эти наркоматы (цель уже отмечалась). Далее из Наркомата путей сообщения в 1931 г. выделился Наркомат водного транспорта. Наркомат торговли в 1930 г. был разделен на общесоюзный Наркомат внешней торговли и союзно-республиканский Наркомат снабжения. В декабре 1929 г. был создан Наркомзем СССР, объединивший сначала управление совхозами, МТС и колхозами. Но в 1932 г. был образован самостоятельный общесоюзный Наркомат зерновых и животноводческих совхозов. Таким образом, складывается отраслевой принцип управления хозяйством.

Важная реформа проведена в области регулирования трудовых отношений. В 1933г. упразднен Наркомат труда, а его аппарат слился с аппаратом ВЦСПС, т. е. все его функции перешли к профсоюзам.

Перестройка органов управления народным хозяйством повлекла за собой и реорганизацию профсоюзов. Они также разукрупнялись: в сентябре 1934 г. вместо 47 уже было 154 отраслевых профсоюза — ликвидировано среднее звено: краевые, областные комитеты.

Усилившаяся к середине 30-х гг. военная опасность требовала повышения боеготовности Красной Армии. В связи с изменившейся обстановкой в мире и необходимостью создания современной армии была проведена реформа Вооруженных Сил.

Суть ее заключалась в следующем:

1. Техническое перевооружение (модернизация старого оружия);

2. Строительство новых укреплений;

3. Строительство ВМФ;

4. Подготовка кадров.

Организационные основы Красной Армии были закреплены в новом Законе «Об обязательной военной службе».

В начале 30-х гг. происходит перестройка органов правопорядка — Суда, Прокуратуры, Милиции, Государственной безопасности.

Принципы организации и деятельности судебных органов определялись «Основами судопроизводства СССР и союзных республик» (1924 г.), Положением о судоустройстве РСФСР (1926 г.) и Постановлением ЦИК и СНК РСФСР от 10 октября 1930 г. «О реорганизации местных органов юстиции в связи с ликвидацией округов», в соответствии с которым были внесены некоторые изменения в порядок работы этих органов. Так, в соответствии с проведением районирования были созданы районные суды, в городах — городские районные суды, избираемые исполкомами сроком на 1 год. Судьи не могли быть досрочно отозваны без ведома областного суда. Областной суд действовал в составе Президиума, уголовного и гражданского отделов, судебных и кассационных отделений. В соответствии с Постановлением ЦИК и СНК РСФСР от 10 октября 1930 г. «Об установлении типовой структуры аппарата краевой (областной) прокуратуры и суда» в его составе были учреждены коллегии по гражданским и уголовным делам, а также создан объединенный организационно-инструкторский сектор. В связи с укреплением территориальных судебных органов ликвидированы некоторые специальные суды: железнодорожные трибуналы, особые сессии судов по трудовым делам и земельные комиссии. Функции этих органов передавались общим судебным органам. В1930-34 гг. были созданы железнодорожные линейные и водно-транспортные суды и соответственно — органы прокуратуры.

Кассационной инстанцией для народных судов явились областные суды. В то же время в 1934 г. была расширена подсудность областных судов как судов 1-й инстанции. В связи с ликвидацией судебных коллегий ОГПУ и передачей их дел общим судам в областных (краевых) судах были созданы специальные коллегии (из трех постоянных судей) для рассмотрения таких дел. С упразднением окружных органов власти и управления были упразднены окружные суды. Устанавливалась трехзвенная система — народный суд, областной суд, Верховный суд союзной республики.

В июне 1933 г. реорганизована Прокуратура СССР, утверждено Положение о Прокуратуре СССР. На нее возлагались: надзор за соответствием постановлений и распоряжений ведомств СССР и союзных республик и местных органов власти Конституции СССР и всему союзному законодательству; возбуждение уголовного преследования и поддержка обвинения во всех судебных инстанциях; надзор за законностью и правильностью действий ОГПУ, милиции и ИТУ; а также общее руководство деятельностью прокуратуры в союзных республиках. Органы прокуратуры и следствия были выделены из системы НКЮ союзных и автономных республик и переданы в непосредственное подчинение Прокуратуры СССР.

Логическим завершением мероприятий по учреждению командно-административной системы явилось учреждение 10 июля 1934 г. НКВД СССР. В его составе были образованы: Главное управление государственной безопасности, Главное управление милиции, Главное управление пограничной и внутренней охраны, Главное управление исправительно-трудовых лагерей и трудовых поселений (ГУЛАГ), Отдел актов гражданского состояния и административно-хозяйственное Управление, а также Главное управление пожарной охраны. В РСФСР введен институт уполномоченных НКВД СССР.

Именно в эти годы в области уголовного и уголовно-процессуального законодательства произошли серьезные деформации, ужесточившие наказание и полностью разрушившие гарантии прав личности в уголовном судопроизводстве. Как уже отмечалось, по мере того как во второй половине 20-х гг. стали брать вверх командно-приказные методы управления, все отчетливее обозначился отход от прежней уголовной политики, а затем и полный отказ от нее. Ставка на репрессии в ходе мирного строительства возобладала уже в конце 20-х гг. при применении чрезвычайных мер во время хлебозаготовительной кампании. Эта ставка на репрессии еще более усилилась и стала доминирующей в первой половине 30-х гг.[2]

§ 2. Право в первой половине 30-х годов

1) Уголовное право и уголовный процесс

Общая тенденция развития государства и права — усиление централизации — отразилась и на развитии уголовного права. Возрастает роль общесоюзного законодательства. В 1926-1929 гг. уголовно-правовые нормы создавались в большей мере союзными республиками, и до 1930 г. было принято всего 48 общесоюзных актов, относящихся к уголовному праву. Начиная с 1930 г. на первый план выступает уголовное законодательство Союза ССР.

В связи с этим, прежде всего, назовем Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности», вошедшее в историю уголовного законодательства как закон от 7 августа 1932 г. Он был принят по инициативе Сталина. Постановление резко усилило наказание за хищение социалистической собственности, не разграничивая мелкие и крупные хищения. Этот закон независимо от характера и значимости похищенного имущества в виде наказания устанавливал расстрел с конфискацией имущества. Лишь при наличии смягчающих вину обстоятельств суд имел право назначить виновному наказание в виде лишения свободы на срок не менее 10 лет.

Вслед за законом от 7 августа 1932 г. были приняты другие законодательные акты, направленные на ужесточение репрессий и разрушение гарантий прав личности в уголовном судопроизводстве.

Следующим документом было принятое ЦИК и СНК СССР Постановление «О борьбе со спекуляцией», согласно которому за спекуляцию продуктов сельского хозяйства и промтоварами назначалось лишение свободы от 5 до 10 лет без применения амнистии. В нем так же, как и в первом законе, отсутствовали разграничения между мелкими, средними и крупными делами. Это порождало применение несправедливых репрессий. В Мордовии, например, в 1933 г. привлекали к уголовной ответственности 388 человек, в 1934 г. — 446. 8 декабря 1933 г. принимается Постановление ЦИК и СНК СССР «Об ответственности за выпуск недоброкачественной продукции», в котором выпуск таковой объявлялся тяжким преступлением. Руководство и административно-технический состав наказывались на срок не менее 5 лет.

Закон от 8 июля 1934 г. «О дополнении положения о государственных преступлениях статьями об измене Родины» устанавливал, что в случае побега или перелета за границу военнослужащего совершеннолетние члены его семьи, совместно с ним проживавшие или находившиеся на его иждивении к моменту совершения преступления, подлежали лишению избирательных прав и ссылке в отдаленные места Сибири на 5 лет. Эти нормы противоречили демократическим принципам уголовного права. Тогда же, 10 июля 1934 г., было принято решение об образовании при НКВД СССР Особого совещания, деятельность которого непосредственно связывалась с проведением массовых репрессий.

Особо выделим Постановление ЦИК СССР от 1 декабря 1934 г. «О порядке ведения дел о подготовке или совершении террористических актов», получившее название «Закон 1 декабря 1934 г.». Это постановление было подготовлено по поручению Сталина в спешном порядке, в течение нескольких часов после сообщения об убийстве С. М. Кирова. Этот чрезвычайный закон явно противоречил принципам справедливости и гуманности, предписывал заканчивать следствие по делам о терактах в 10-дневный срок, рассматривать дела в суде без участия общественного защитника, не допускать кассационного обжалования и ходатайства о помиловании, расстрел приводить в исполнение немедленно после оглашения приговора.

Те же изменения (речь идет об ужесточении) нашли отражение и в процессуальном праве. 7 июля 1934 г. вышло Постановление Пленума Верховного суда СССР «О необходимости строжайшего соблюдения судами уголовно-процессуальных норм», но в нем указывалось на большое количество оправдательных приговоров и частые отмены приговоров за недоказанностью обвинений и отсутствием состава преступлений.

В конце 1927 г. в стране возник кризис хлебозаготовок как результат рыночных колебаний, а не как отражение падения сельскохозяйственного производства, а тем более социального кризиса в деревне. Конечно, сокращение государственных заготовок хлеба создавало угрозу планам промышленного строительства, осложняло экономическое положение, обостряло социальные конфликты и в городе и в деревне. Сложившаяся в 1928 г. обстановка в стране требовала взвешенного подхода.

Но сторонники Сталина, только что добившиеся большинства в политическом руководстве, не проявили государственной мудрости в понимании принципов политики по отношению к крестьянству. Больше того, они пошли на прямой отказ от этих принципов, на слом нэпа и широкое применение чрезвычайных мер, т. е. насилие над крестьянством, атому предшествовала поездка Сталина в Сибирь в январе 1928 г. За 22 дня Сталин объехал всю Сибирь и многократно выступал перед активом. В этих выступлениях он и провозгласил отказ от нэпа в деревне: «Излишки хлеба у крестьян не закупать, а изымать. Всех сопротивляющихся судить и отправлять в ссылку». Прокуроров и судей, стоящих на позиции законности, Сталин оскорбительно обозвал «нахлебниками кулаков» и потребовал «их убрать и заменить другими». В этот период выдвигается лозунг «усиления классовой борьбы по мере продвижения к социализму». Заговорили о кулацком терроре. И официальная статистика тех лет свидетельствует, что хотя террористические акты и имели место, но не в таких масштабах, как писали в литературе. Есть данные, свидетельствующие, что в 1926-27 гг. судами РФ всего рассмотрено 26 дел, в 1928 г. — 36, смертельные исходы терактов просматриваются в 48 случаях, покушение на убийство — в 4, избиение — в 3 случаях. В последующие годы количество возбужденных дел о террористических актах в стране возрастало.

В 30-х гг. усилились преступления, направленные против раскрепощения женщин (особенно среди восточных народностей) в самой разнообразной форме (убийства, избиение, изнасилование и т. п.). На создавшуюся обстановку Президиум ЦИК СССР отреагировал Постановлением от 16 февраля 1930 г., в котором подчеркивалось, что в случае, если точно установлено, что убийство произошло на почве раскрепощения женщин, можно применять ст. » положения о преступлениях государственных, (т. е. контрреволюционных). Постановлением Пленума Верховного суда СССР от 6 августа 1931 г. было признано, что убийство ударников в связи с их активной работой на производстве также должно квалифицироваться как теракт.

Принятием перечисленных выше разъяснений было сделано отступление от закона, и стало возможным привлечение за теракты при недоказанной контрреволюционной цели (о которой прямо сказано в Законе). Такая трактовка контрреволюционного преступления не была оправдана, хотя сопротивление мероприятиям советской власти имело место. Это сразу сказалось на соблюдении законности. Вскоре были подмечены серьезные ошибки от расширенного толкования субъективной стороны контрреволюционных преступлений.

В докладе Уголовно-процессуальной коллегии Верховного суда РСФСР о судебной практике по преступлениям, предусмотренным ст. 58 УК РСФСР 1926 г., подчеркивалось, что ошибки судов состоят в подведении под теракт как бытовых убийств, так и убийств по другим мотивам, не связанных с классовой борьбой в общеполитической деятельности потерпевших.

Хотя и со значительным опозданием, только 10 апреля 1932 г., но было решено внести в УК, в ст. 73, дополнение (примечание). Оно указывало на необходимость проводить разграничения между терактами и общеуголовными преступлениями, внешне с ними сходными. Поэтому ст. 71 УК дополнялась ч. 2 следующего содержания: «Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий в отношении общественников-активистов, ударников на производстве, а также колхозников в связи с общественной или производственной деятельностью — в случае, когда эти действия по характеру, обстановке их совершения или последствиям не могут рассматриваться как теракты, должны квалифицироваться как общеуголовные преступления». 11 марта 1933 г. в печати было опубликовано сообщение ОГПУ о ликвидации контрреволюционной организации выходцев из буржуазно-помещичьего класса, государственных служащих в системе Наркомзема и Наркомсовхозов (специалистов «Трактороцентра»). Было арестовано около 100 специалистов-аграрников по ложному доносу, но они были лишены возможности гласно защититься от нелепого обвинения во вредительстве. По этому делу было вынесено 40 приговоров к расстрелу. Остальные осуждены на разные сроки. Один из них — бывший заместитель наркома земледелия А.М. Маркович — обратился из лагеря с заявлением на имя Сталина, Молотова и прокурора Акулова. Есть в архиве записка Сталина с реакцией на подобные заявления, в которой он предлагал создать комиссию в составе Кагановича, Куйбышева и Акулова, чтобы проверить сообщаемое в документах. Было это в сентябре 1934 г. Сохранились материалы комиссии, которая составила заключительный документ с выводами о том, что применение незаконных методов следствия имело место; комиссия ставила вопрос об искоренении незаконных методов следствия, наказании виновных и пересмотре дел.

Но пока писался этот документ и готовилось его обсуждение на Политбюро, 1 декабря 1934 г. в Ленинграде был убит С.М. Киров.

И события стали развиваться в другом русле.

После убийства С.М. Кирова начались массовые репрессии и грубые нарушения законности. Вечером 1 декабря 1934 г. по инициативе Сталина (без решения Политбюро — это было оформлено опросом только через 2 дня) было подписано секретарем Президиума ЦИК Енукидзе следующее постановление:

1. Следственным властям — вести дело обвиняемых в подготовке или совершении террористических актов ускоренным порядком.

2. Судебным органам — не задерживать исполнения приговоров о высшей мере наказания из-за ходатайств преступников данной категории о помиловании, т. к. Президиум ЦИК СССР не считает возможным принимать подобные ходатайства к рассмотрению.

3. Органам НКВД — приводить в исполнение приговоры о высшей мере наказания в отношении преступников названных выше категорий немедленно по вынесении судебных приговоров.

На практике это означало отмену каких бы то ни было юридических гарантий при рассмотрении политических преступлений и конец всех предпринимавшихся на протяжении 2 предыдущих лет попыток восстановления законности.

Это постановление послужило основанием для массовых нарушений законности. Во многих фальсифицированных следственных делах обвиняемому приписывалась «подготовка» терактов, и это лишало обвиняемых каких-либо возможностей проверки их дел даже тогда, когда они на суде отказывались от вынужденных своих «признаний» и убедительно опровергали предъявленные им обвинения.

2) Гражданское право

Поскольку в стране господствовала общественная собственность на средства и орудия производства во всех отраслях народного хозяйства (государственная собственность в промышленности и колхозно-кооперативная в сельском хозяйстве), то в этом ключе гражданское законодательство и вносило изменения в регулирование отношений собственности. Устанавливается право о безвозмездной передаче государственных предприятий только государственным организациям. Были изданы некоторые гражданско-правовые акты с целью охраны социалистической собственности (об улучшении перевозок грузов, учета товарных ценностей и др.).

Вместе с тем в этот период снимается ряд ограничений в росте и распоряжении личной собственностью. Однако рост нетрудовой собственности по закону исключался. Существенно меняется также понятие субъектов гражданского права, которыми теперь являются только организации (государственные, кооперативные, общественные) и трудящиеся СССР.

Серьезные изменения в гражданском праве связаны с перестройкой промышленности и укреплением хозрасчета. Большую роль в этих изменениях сыграли налоговая и кредитная реформы, проведенные в 1930-1931 гг. Все налоги и сборы, которыми облагались социалистические организации в 20-е гг., были заменены двумя: отчислениями от прибыли всех социалистических предприятий; налогом с оборота государственных предприятий.

После кредитной реформы Госбанк стал единственным органом краткосрочного кредитования. Коммерческое кредитование: кредиты выдавались только по строго целевому назначению, для определенных хозяйственных операций.

После кредитной реформы меняется характер договорных связей между предприятиями. Наиболее распространенными видами договоров становятся договоры подряда и поставки.

Договор подряда особенно распространяется в капитальном строительстве:

— запрещено привлечение частников к государственным подрядовым работам;

— ограничивается, а затем запрещается беспроектное строительство;

— заключение договоров разрешено лишь при условии включения объектов в титульный список (утверждался только СНК СССР и СНК союзных республик) и при наличии полного технического проекта и сметы.

Договор поставки. В результате полного вытеснения частной торговли единственными участниками договора поставки стали социалистические организации. Сам договор становился частью плановой системы хозяйствования.

Широкое распространение получает договор купли-продажи между организациями.

Договор мены себя изживает и после проведения кредитной реформы запрещается.

Большое значение имели также договора контрактации. В качестве сторон выступали колхозы, отдельные колхозники и единоличники, а также промышленные объединения и организации. По этому договору крестьяне сдавали на согласованных условиях свою продукцию, а промышленные предприятия обеспечивали крестьян семенами, удобрениями, промышленными товарами и др. Договоры контрактации, с одной стороны, содействовали кооперированию крестьянского хозяйства, а с другой стороны, были важными средствами снабжения страны сельскохозяйственными продуктами. С завершением коллективизации и введением обязательных государственных поставок зерна и других продуктов сельского хозяйства значение этих договоров изменилось. Они стали применяться лишь для заготовок некоторых видов продукции, например, технических культур (хлопка, конопли, табака и др.).

3) Семейное право

В этот период были изданы новые Кодексы законов о браке, семье и опеке во всех республиках (в РСФСР — еще в 1926 г.). Основные принципы этих Кодексов были общие. Для всех республик образцом был Кодекс РСФСР.

В Кодексе законов о браке, семье и опеке РСФСР 1926 г. в отличие от Кодекса 1918 г. фактические брачные отношения были приравнены к зарегистрированному браку. Особое внимание уделялось обеспечению равноправия супругов, в том числе имущественного, а также определены обязанности родителей в отношении детей и детей в отношении родителей. Дети от брака зарегистрированного и фактического пользовались одинаковыми правами.

4) Трудовое право

Трудовое право изменялось в соответствии с изменениями трудовых отношений, которые оно регулировало: участниками трудовых отношений становились только социалистические предприятия и организации, а также трудящиеся. Произошли изменения в самих основаниях возникновения трудовых отношений.

Организация найма и распространение рабочей силы стали одной из форм плановой работы государства и его органов. С 1931 г. государство перешло к организованному набору рабочей силы. Для специалистов, окончивших ФЗУ, был установлен обязательный порядок направления на работу. Предприятиям и организациям было предоставлено право самостоятельного найма рабочей силы (посредничество органов Наркомтруда стало излишним). С 1929 г. в связи с переходом на 7-часовой рабочий день большие изменении произошли в правовом регулировании рабочего времени и времени отдыха: установлено одинаковое рабочее время и время отдыха во всех организациях и предприятиях.

В области охраны труда устанавливался технический надзор со стороны профсоюзов, сокращались сверхурочные работы. Организация и контроль за соблюдением правил охраны труда были переданы после слияния Наркомтруда с ВЦСПС профсоюзам; введена сдельная оплата труда; регулирование зарплаты во всем народном хозяйстве было централизовано.

Большое внимание уделялось организации социального страхования. Увеличивался размер средств, выделенных на социальное страхование. Оно было полностью передано профсоюзам. Повысилась роль профсоюзов в разрешении «трудовых споров», в 1928г. утверждены «Правила о разборе трудовых конфликтов», по которым созданы расценочно-конфликтные комиссии при обязательном участии месткомов профсоюзов (просуществовали до 1957 г.).

5) Колхозное право

В этот период был решен вопрос о форме коллективного хозяйства (не в пользу хозяйства). Ранее допускались самые разнообразные формы производственной кооперации. Теперь основной формой стала сельскохозяйственная артель. 1 марта 1930 г. ЦИК и СНК СССР утвердили Примерный устав сельскохозяйственной артели. Подчеркнем, что оплата труда была не по уравнительному принципу, а в соответствии с количеством и качеством труда по определенной норме. В качестве единицы измерения труда был установлен трудодень. Высшим органом управления колхоза стало общее собрание. В 1930 г. колхозам были предоставлены льготы: освобождались на 2 года от большей части налогов; списывали недоимки; оказывалась другая помощь (финансами, семенами и т. д.).

27 декабря 1932 г. в СССР была введена постановлением ЦИК и СНК СССР паспортная система и обязательная прописка паспортов. Паспорта вводились только для жителей городов, рабочих поселков, совхозов и новостроек.

Колхозники были лишены паспортов, и это обстоятельство стразу ставило их в положение прикрепленных к месту жительства, к своему колхозу.

§ 3. Принятие Конституции СССР 1936 г.

По сравнению со старой Конституцией 1924 г. в тексте было много важных новшеств. Отчасти они выражали и законодательно оформляли перемены, уже происшедшие в обществе, отчасти же имели программное значение. Во многих статьях Конституции фиксировалось — в этом одно из главных новшеств — огромное расширение экономических задач, взятых на себя государством.

В перечне прерогатив гражданина Конституция прежде всего провозгласила целый ряд новых социальных прав, никогда ранее не проявлявшихся в документах такого рода: право на труд, право на отдых, на получение образования, на материальное обеспечение в старости или в случае потери трудоспособности по болезни или из-за несчастного случая. Эти принципы заслуженно обрели историческую известность. Каковы бы ни были пределы их практического применения в СССР тех лет, само их провозглашение было прогрессивным начинанием.

Для Конституции 1936 г. было характерно сочетание этих принципов с целой серией индивидуальных прав, заимствованных из либерально-демократических традиций: свободой совести, слова, печати, собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций, объединения в общественные организации, неприкосновенностью личности, жилища и тайны переписки. Был установлен парламентский иммунитет для депутатов ВС СССР. О судах было сказано, что они независимы и подчиняются только закону: разбирательство дел во всех судах открытое, с обеспечением обвиняемому права на защиту. Лишь один непривычный пункт прерывал этот перечень либеральных гарантий: институционализация партии в рамках новой структуры государства.

5 декабря 1936 г. Чрезвычайный VIII Всесоюзный съезд Советов утвердил постатейным голосованием текст Конституции. Она состояла из 13 глав, содержащих 146 статей. Глава I была посвящена общественному устройству. Здесь же давались понятие политической и экономической основы СССР, характеристика двух форм собственности. Глава II определяла принцип устройства советского многонационального государства, принцип федерализма. В Союзе ССР стало 11 союзных республик. В статьях с III по VIII закреплялась система построения высших и местных органов государственной власти и управления СССР, союзных и автономных республик. Отмечалось, что законодательную власть осуществляет Верховный Совет, в то время как в Конституции 1924 г. и СНК имел права законодательной власти. Глава III определяла порядок деятельности палат Верховного Совета, их выборов, их прав. Глава IV — о правах и порядке осуществления полномочий высших органов управления союзных республик. В главе IX отражены принципы организации и порядок осуществления правосудия, принцип построения и деятельности Прокуратуры СССР. Глава X была посвящена основным правам и обязанностям граждан. Ст. 118-128 закрепляли права и свободы граждан: право на труд, на материальное обеспечение в старости, на образование, равноправие мужчин и женщин, свободу слова, печати, личную неприкосновенность жилища, тайну переписки. Глава XI закрепляла всеобщее равное и прямое избирательное право при тайном голосовании граждан с 18 лет. Глава XIII — о порядке изменений Конституции. Таково основное содержание Конституции 1936 г. и ее важнейших принципов.

Как видим, по своему содержанию Конституция 1936 г. значительно шире, чем Конституция 1924 г. В ней содержался ряд глав, которых не было ранее: об общественном устройстве; о местных органах государственной власти; о суде и прокуратуре; об основных правах и обязанностях граждан; об избирательной системе. Поэтому неправильно было бы отрицательно относиться к Конституции 1936 г., называя ее сталинской, в то время как ее содержание, напротив, антисталинское. В течение десятилетий Конституция 1936 г. служила своеобразным маяком для советского общества (и не только для него), определяя пути его демократизации.

Итак, принятая в 1936 г. Конституция СССР осуществила ряд серьезных демократических преобразований: были отменены все прежние ограничения в правах отдельных категорий населения; выборы в Советы и народные суды стали всеобщими, прямыми, равными при тайном голосовании.

Существенно расширился перечень прав и свобод граждан; были провозглашены независимость судей, неприкосновенность личности и жилища; тайна переписки. Законодательная власть стала исключительно прерогативой ВС СССР (в республиках — ВС республик).

С принятием Конституции 1936 г. были изменены наименования источников права. От «декрета», взятого у Парижской коммуны, и законотворчества в первые годы советской власти, когда «указ» и «закон» ассоциировались с царским режимом, вернулись к наименованиям, наиболее распространенным в мире.

Именно на этом этапе Основной закон становится формообразующим фактором для источников советского права. В нем четко определены все виды нормативных актов для всех органов государства (ст. 22, 38-40, 49, 59, 66, 73, 81, 98). Происходит разделение источников права на законы и подзаконные акты. В Конституции сформулирован принцип подзаконности (ст. 66, 73, 81, 85, 98): устанавливается иерархия нормативных актов, основанная на их юридической силе как одной из гарантий порядка в законодательстве. При этом, однако, не было создано механизма контроля за соблюдением этого принципа. Отсутствие такого контроля при административно-командном подходе управления было на руку чиновникам.

Итак, Конституция стала важной базой развития права в рассматриваемый период.

§4. Изменения в праве во второй половине 30-х годов

1) Гражданское право

Законодательство этого периода предусматривало две формы личной собственности: индивидуальную собственность граждан (ее объектом были трудовые доходы и сбережения граждан, жилой дом, предметы личного потребления) и собственность колхозных дворов (подсобное хозяйство на приусадебном участке, жилой дом, птица, сельскохозяйственный инвентарь, скот; количество скота регламентировалось нормами Устава сельскохозяйственной артели).

Допускалось мелкое частное хозяйство единоличников и кустарей (без эксплуатации чужого труда). Частнокапиталистическая собственность допускалась еще в западных районах страны, вошедших в состав СССР в 1930-40 гг.

Все большее развитие получает договор (поставки, подряда и др.), в котором субъектами правоотношений выступали предприятия и учреждения. Тем не менее законодательство уделяло внимание договорам, касающимся непосредственно граждан.

Значительные изменения произошли в жилищном законодательстве (см.: Постановление ЦИК и СНК от 17 октября 1937 г. «О сохранении жилищного фонда и улучшении жилищного хозяйства в городах»).

2) Семейное право

Семейное право было нацелено на укрепление семьи и увеличение рождаемости. 27 июня 1936 г. ЦИК и СНК приняли Постановление «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам», по которому поощрялась рождаемость: увеличивался размер пособия по уходу за ребенком; учреждались пособия матерям, имеющим 6 детей, при рождении каждого последующего; предусматривалось расширение сети родильных домов, детсадов и яслей. Однако нельзя не отметить негативные моменты. Постановление ограничивало свободу личности и приводило к обратному эффекту — женщины шли на нарушение постановления, нанося вред своему здоровью (вынужденно обращаясь к неквалифицированным людям).

Семейное право было пронизано заботой об улучшении воспитания детей: в 1936 г. было принято постановление, по которому милиции разрешалось штрафовать родителей за озорство и уличное хулиганство их детей.

Усложняется процедура разводов (чтобы уменьшить число легкомысленных браков): требовалась обязательная явка обоих супругов в ЗАГС; требовалась отметка в паспорте о разводе; увеличивалась пошлина за оформление развода (за третий и последующие — 3 тыс. руб.).

3) Трудовое право

Обострение дефицита рабочей силы заставило государственные органы власти и управления принять соответствующие меры. 26 июня 1940 г. Президиум ВС СССР принял Указ «О переходе к 8-часовому рабочему дню, 7-дневную неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений». В соответствии с этим указом рабочее время каждого труженика увеличивалось в среднем на 33 часа в месяц. Вносятся изменения в институт расторжения трудовых договоров. Теперь работник мог уйти с работы только с разрешения администрации — самовольный уход с предприятия влек за собой уголовную ответственность: тюремное заключение на срок от 2 до 4 месяцев; прогул без уважительных причин влек к осуждению к исправительно-трудовым работам по месту работы на срок до 6 месяцев, с удержанием до 25% заработной платы.

Несколько ранее — 28 декабря 1938 г. Постановлением СНК, ЦК ВКП(б) и ВЦСПС «О мероприятиях по упорядочению трудовой дисциплины, улучшению практики государственного социального страхования и борьбе с злоупотреблениями в этом деле» был введен дифференцированный подход к оплате по временной нетрудоспособности: раньше все получали 100% от зарплаты. Теперь она зависела от стажа непрерывной работы на данном предприятии. Предполагалось, что Постановление нанесет удар по «летунам». Однако это не дало желаемого результата, и тогда был введен Указ от 26 июня 1940 г. Указом Президиума ВС СССР от 26 июня 1940 г. был запрещен самовольный уход рабочих и служащих из государственных, кооперативных и общественных предприятий, а также самовольный переход с одного предприятия или учреждения на другое. За самовольный уход устанавливалось уголовное наказание от 2 до 4 лет заключения. Для создания круговой поруки директора предприятий и начальники учреждений, принявшие на работу такого «самовольно ушедшего», также предавались суду.

10 июля 1940 г. был принят еще один указ, в соответствии с которым выпуск недоброкачественной или некомплектной продукции приравнивался к вредительству. В октябре 1940 г. принят Указ «О государственных резервах СССР», в соответствии с которым создается система государственных трудовых резервов. Путем призыва (мобилизации) комплектовались профессиональные учебные заведения (школы ФЗУ), выпускники которых централизованно направлялись на работу.

Почти одновременно (19 декабря 1940 г.) принят Указ «О порядке обязательного перевода квалифицированных рабочих, ицженеров, мастеров с одного предприятия на другое», по которому устанавливался порядок обязательного перераспределения, в зависимости от потребностей, инженеров, техников, мастеров, служащих и квалифицированных рабочих с одного предприятия на другое. Невыполнение указа рассматривалось как самовольный уход с предприятия, каравшийся уголовным наказанием.

Наконец, отметим еще одно Постановление СНК — «Об утверждении типовых правил внутреннего трудового распорядка для рабочих и служащих государственных, кооперативных и общественных предприятий и учреждений».

На реализацию всех этих мер возлагались большие надежды. Однако на практике это не только не принесло ожидаемых результатов, но и сопровождалось серьезными издержками. Сложные социальные, экономические, технические проблемы не могли быть решены административно-приказным путем.

Опыт применения законов 1940 г. свидетельствует о том, что существует определенный порог внеэкономического принуждения, за которым отрицательный эффект такого принуждения резко возрастает. Однако в этот период, несмотря на то что административные меры не срабатывали, сфера применения командно-приказных методов управления расширилась до предела.

4) Колхозное и земельное право

Наиболее крупным и важным актом колхозного законодательства, изданным на завершающем этапе коллективизации, был Примерный устав сельскохозяйственной артели 1935 года. Он состоял из 8 глав, поделенных на 25 статей. В Уставе колхозный путь провозглашался единственно правильным для трудящегося крестьянства. В то же время сохранялся пункт Устава 1930 года о добровольном объединении крестьян. В отличие от Устава 1930 года устанавливались обязанности колхозников, факт передачи земли колхозникам навеки в бесплатное пользование, запрещались различные сделки с землей, в том числе и аренда; конкретно определялись виды и количество имущества, остающегося в личной собственности колхозного двора; изменялись принципы приемы в члены артели (раньше этот вопрос решало правление, теперь общее собрание); регламентировалось правовое положение фондов артели (выполнение обязанностей перед государством и МТС, создание семенного, фуражного фонда и помощи нетрудоспособным, выделение части продукции на продажу). Наряду с этим устанавливались уголовные наказания за нарушение трудовой дисциплины и вводились правила о нормах на каждый вид работы.

27 мая 1939 г. выходит Постановление СНК СССР «О мерах охраны общественных земель от разбазаривания», в результате чего от личных приусадебных участков было изъято и передано колхозам 2,5 млн га. Для колхозников был введен обязательный минимум трудодней, т. к. считалось, что они недостаточно работали в колхозе.

5) Уголовное право и уголовный процесс

Результатом серьезной деформации уголовного и уголовно-процессуального законодательства в I половине 30-х гг. явилось ужесточение наказания и уничтожение гарантий прав личности в уголовном судопроизводстве. Поэтому закономерный процесс упрочения законности, связанный с принятием нового Основного закона страны, не получил своего завершения. Теперь побеждает тенденция к расширению общесоюзного уголовного законодательства. В1936 г. создается союзно-республиканский Наркомат юстиции. Наряду с другими обязанностями на него возлагалось руководство организацией судебной системы, наблюдение за применением судами Положения о судоустройстве, уголовного, гражданского и процессуального законодательства.

Однако и тогда, когда писалась Конституция СССР, и после ее принятия судьи были далеки от независимости, а в стране были допущены серьезные нарушения законности.

Для данного периода характерно усиление уголовных репрессий: а) за счет увеличения наказания по известным составам преступлений; б) путем установления уголовной ответственности за деяния, которые ранее не считались общественно опасными. Фактам беззакония в эти годы способствовал введенный упрощенный порядок следствия и рассмотрения дел о некоторых преступлениях, по существу без обстоятельного судебного разбирательства. Многие материалы (по политическим делам) рассматривались через так называемое «Особое совещание», образованное при НКВД постановлением ЦИК СССР от 10 июля 1934 г. Этот внесудебный орган был наделен правом в административном порядке применять ссылку, высылку, заключение в ИТЛ на срок до 5 лет и высылку за пределы страны. Политические дела рассматривались также различными комиссиями («тройки», «двойки»), действовавшими в краях и областях, а также трибуналами войск НКВД. Все они фактически не входили в общую судебную систему, хотя и назывались судами. Все это не могло не породить произвол и не сказаться отрицательно на общем состоянии законности.

Зловещую роль в осуществлении массовых репрессий сыграл А. Я. Вышинский. Как теоретик права он подводил научную базу под произвол и беззаконие, создавал в правовой науке обстановку, душившую всякую живую мысль. А будучи Прокурором СССР с 1935 г., А. Вышинский отстранил прокурорский надзор за законностью в деятельности органов государственной безопасности по делам о государственных преступлениях.

Огромный вред причинил Вышинский и самой юридической науке, сведя ее содержание лишь к обеспечению принудительной функции государства. Об этом говорил Прокурор Союза, выступая с докладом «Основные задачи советского государства и права» на Всесоюзном совещании правоведов в июне 1938 г. Обоснованию карательной политики 30-х гг. была посвящена его книга «Теория судебных доказательств в советском праве», вышедшая в 1941 г. и содержавшая такое утверждение, как «объяснение обвиняемых— доказательство вины».

И все же к концу 30-х гг. спадает волна массовых репрессий. Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября и 1 декабря 1938 г., подписанные Молотовым и Сталиным, и секретный приказ нового наркома внутренних дел Л. Берия, утвержденный на ПБ, ограничивали полномочия НКВД, ликвидировали «тройки», запрещали массовые аресты по «лимитам» и «соревнованиям» по разоблачению «врагов народа» и другие действия, связанные с нарушением законности.


Заключение

Таким образом, процесс развития советского права в 30-х годах оказался сложным, противоречивым и даже трагичным. Этот процесс вылился в ожесточенную борьбу с классовыми врагами любыми способами и средствами. Непримеримо отвергалось буржуазное право, фактически наполненное общепринятыми ценностями. Под понятием права стала пониматься воля господствующего класса, оформленная в законах.

Подводя итог вышесказанному, следует отметить, что основным стратегическим курсом государственного развития СССР в 30-е годы стала модернизация экономики, создание в Кратчайшие сроки базовой тяжелой индустрии и военно-промышленного комплекса. В качестве основного рычага модернизации использовалась государственная власть, что привело к гипертрофии насилия, присуждения и в итоге к формированию планово-распределительной экономики с административно-командными методами управления.

Конституция 1936 г. провозгласила широкий спектр демократических прав в стране. В действительности, однако, введение этих конституционных норм имело номинальный характер, на практике они не соблюдались. Более того, после принятия Конституции СССР административно-командная система получила свое дальнейшее развитие: разбухал бюрократический аппарат, усиливались его функции принуждения. На 1937-38 гг. пришелся пик массовых репрессий. Создание и сохранение неограниченной личной диктатуры Сталина, проведение политики, основанной на принуждении в отношении значительной части населения страны, могло осуществляться только путем террора. Этим объясняется резкое возрастание роли органов государственного принуждения в 30-е гг. Таким образом, в 30-е гг. сложился авторитарно-бюрократический режим, установилась власть партийно-государственной бюрократии, управляющей обществом при помощи мощной государственной машины. Государство, сросшееся с партией и ответственное перед ней, осуществляло контроль над всеми сферами общественной жизни. И все же советский опыт тех лет, кто бы и что бы о нем ни говорил, представляет собой нечто совершенно небывалое в мировой истории. Потенциальная притягательность этого опыта не исчезла. Она сохранилась и в наступившие затем тяжелые годы войны обнаружила всю свою огромную ценность.

Концентрация всех ресурсов страны на достижении одной цели предопределила строжайшую сверхцентрализацию управления всеми общественными делами прежде всего в государственном устройстве, где за фасадом федерации фактически сложился унитаризм, и в политическом режиме, где за фасадом федерации фактически сложился унитаризм, и в политическом режиме, где за фасадом советской демократии фактически сформировалась диктатура вождя, обозначенная в истории нашего государства как «культ личности Сталина».


[1] Шатковская Т.В. История отечественного государства и права: Учебник. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и Ко »; Ростов н/Д: Наука-Пресс, 2008.- 273 с.

[2] История государства и права России 1917-1999 гг. Курс лекций. Серия «Учебники для вузов. Специальная литература «. - СПб.: Издательство «Лань» , Санкт- Петербургский Университет МВД России, 1999. – 224 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий