регистрация / вход

Многопартийность как конституционная форма реализации принципа идеологического многообразия

Многопартийность в России: история становления, сущность и содержание категории, взаимосвязь с парламентаризмом. Функциональная многопартийная система как необходимое условие и конституционная форма реализации принципа идеологического многообразия.

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Российская академия правосудия

Приволжский филиал

Факультет подготовки специалистов для судебной системы

(юридический факультет)

Эссе

по дисциплине «Конституционное право»

на тему: Многопартийность, как конституционная форма реализации принципа идеологического многообразия

Выполнил: студент 2 курса

очной формы обучения

Илютин А.А.

Научный руководитель:

Евдокимов С.В.

Нижний Новгород 2009 г.

Содержание

Введение

1. История становления многопартийности в россии

2. Сущность и содержание категории «многопартийность». Взаимосвязь многопартийности и парламентаризма

3. Необходимые условия и функции реализации многопартийностью принципа идеологического многообразия

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Одним из существенных и необходимых условий становления и развития демократического государства, по моему мнению, является наличие функциональной многопартийной системы, под которой понимается ее применимость к внутригосударственным конституционным правоотношениям.

Институт многопартийности имеет положительные оценки в рамках развития процесса демократизации государственно-организованного общества. Так, возникновение этого института – один из важнейших признаков формирования в стране гражданского общества.

Появление и развитие политических партий в значительной мере свидетельствует об эффективной политической системе общества, является важным фактором укрепления демократической и конституционной природы государства, обеспечения политических прав его граждан.

Хорошо развитая партийная система способствует не только существованию идеологического и политического многообразия, но и формированию дееспособного парламента. Именно парламента, поскольку это единственный орган государственной власти, чей политический вес позволяет носителям той или иной идеологии влиять на управление государством.

Целью данной работы является изучение многопартийности как конституционной формы реализации принципа идеологического многообразия.

Для достижения поставленной цели выделю ряд задач:

- рассмотреть историю становления многопартийности в России;

- изучить сущность и содержание категории «многопартийность», а также проследить взаимосвязь между парламентаризмом и многопартийностью;

- выяснить, что является необходимым условием и функциями реализации многопартийности в России.

Теоретической базой для написания моей работы послужили труды отечественных политологов и историков.

1. История становления многопартийности в России

Изучение многопартийности как конституционной формы реализации принципа идеологического многообразия невозможно, на мой взгляд, без рассмотрения истории становления многопартийности в России.

Особенностью генезиса многопартийности в дореволюционной России было то, что ее становление происходило в условиях запрета деятельности любых независимых от власти политических организаций, а также полного отсутствия каких бы то ни было представительных органов. Так как любые политические организации могли быть только нелегальными, их возникновение и дальнейшее развитие было возможно только в той части политического спектра, которая отличалась бы безусловной оппозиционностью к власти.

В годы первой революции 1905 г. сложилась многопартийность, для которой было характерно следующее: наличие сильного и организованного левого фланга, настроенного непримиримо по отношению не только к самодержавию, но и к «центру», т. е. либералам; многочисленность, но крайняя организационная аморфность правого фланга; быстрый рост достаточно нестабильного либерального «центра», правая часть которого открыто тяготела к соглашению с властями, а левая пыталась балансировать между крайне левыми и властью.[1]

17 октября 1905 г. был принят Манифест, которым Николай II даровал свободы, в том числе образования и официального функционирования «благонадежных» партий, которые стали участвовать в выборах, выступать с программами преобразования общества и государства, иметь фракции в первом российском парламенте – Государственной Думе. После принятия Манифеста партии революционно-социалистической ориентации смогли хотя бы временно перейти на полулегальное положение и даже открыто выступать в 1906 – 1907 гг. с трибуны I и II Государственной Думы.[2]

Видимость существования в дореволюционной России полноценной многопартийной системы поддерживалась во многом за счет политики властей, которые, с одной стороны, с помощью дискриминационного избирательного права обеспечивали правым преимущество при формировании представительных органов, а с другой – путем репрессий искусственно ослабляли левый фланг и центр.

Революции 1917 года дали новый толчок многопартийности, развертыванию деятельности партий по формированию и отражению общественного мнения, созданию и обеспечению деятельности государственных институтов, участию в подготовке и принятии политических решений. Апогея эта деятельность достигла к концу 1917 года во время выборов в Учредительное собрание, предназначенного определить дальнейшую судьбу страны.

Именно с Октябрьского переворота 1917 года в российском государстве начинается период подмены многопартийной системы однопартийной. Так, компартия однозначно выразила свою позицию в отношении многопартийности в резолюции XI съезда РКП (б): «Чтобы закрепить победу пролетариата и отстоять в обостряющейся гражданской войне диктатуру его, пролетарскому авангарду пришлось лишить свободы организации все те политические группировки, которые были враждебны Советской власти».[3]

Далее, в течение нескольких десятилетий, вообще отсутствовала какая-либо возможность возникновения политических партий. Известный правозащитник Л. Тимофеев пишет: «Коммунистический режим и Родина в официальном лексиконе сделались синонимами. Даже попытка создания политической партии, оппозиционной коммунистам, квалифицировалась как измена Родине».[4]

К 1920 году российская многопартийность как политико-правовой институт была ликвидирована. Однако, несмотря на внешнюю статичность, сложившаяся в стране однопартийная система за годы своего существования пережила глубокую внутреннюю эволюцию. Если период 1917 – конца 1920-х гг. явился временем ее становления, 1930-е – первая половина 1950-х гг. – временем расцвета, то в 60 – 80-е гг. система вступила в стадию старения, сопровождавшуюся девальвацией идеологических ценностей и размыванием социальной базы.[5]

60-е – 80-е годы ХХ века можно охарактеризовать как период разложения однопартийной системы и формирования предпосылок реставрации многопартийности на территории российского государства.

Необходимо отметить особое значение этапа реставрации многопартийности на российской почве. Так, характерно, что большинство исследователей феномена многопартийности обращают внимание именно на этот этап формирования российской многопартийности, причем рассматривают его в отрыве от более ранних периодов.[6]

Рассматривая данный этап реставрации многопартийности, доктор юридических наук, профессор В.В. Лапаева пишет: «В годы перестройки в нашей стране начался процесс формирования новых субъектов политической жизни – массовых движений, народных фронтов, политических клубов, ассоциаций, партий и т. д. Важным шагом на пути к многопартийности стала отмена III Съездом народных депутатов СССР конституционного положения о руководящей роли КПСС и легализации таким образом принципа политического плюрализма.[7] На основе этого вскоре был принят Закон СССР об общественных объединениях от 9 октября 1990 г., определивший правовые параметры создания и деятельности политических партий».[8]

Следующий этап развития российской многопартийности наиболее интересен в контексте настоящей статьи, поскольку связан с процессом формирования в Российской Федерации современной парламентской системы и с конституциональным оформлением данной системы, а также парламентаризма как особого принципа организации политической жизни российского государства. Так, в основе дальнейшей активизации политических партий в РФ лежал конфликт между представительной и исполнительной ветвями власти. События сентября – октября 1993 года резко изменили общественную и политическую ситуацию в России. В чрезвычайно напряженной обстановке предстояло в короткие сроки принять новую Конституцию РФ (по существу, постсоветскую и постсоциалистическую) и сформировать новые органы представительной власти.

2. Сущность и содержание категории «многопартийность». Взаимосвязь многопартийности и парламентаризма

Многопартийность - один из основных конституционных принципов организации политической жизни в современных демократических государствах, являющийся выражением более общего принципа политического и идеологического плюрализма (многообразия).

Российская многопартийность имеет серьезную конституционную основу. Так, ст. 13 Конституции РФ закрепила важную норму о политическом и идеологическом плюрализме, обусловленном наличием в обществе разных социальных слоев со своими специфическими интересами и потребностями. Причем политический плюрализм невозможен без идеологического плюрализма – многообразия идеологий, которые исповедуют политические общественные объединения. Под политическим плюрализмом понимается создание возможностей для оказания влияния на политический процесс всем социально-политическим силам, действующим в рамках закона; это свобода политических мнений и политических действий и гарантия реализации принципа народовластия.[9]

Институт многопартийности имеет положительные оценки в процессе развития демократизации государственно-организованного общества.

Юридически принцип многопартийности означает, что государство признает и гарантирует право граждан объединяться в политические партии, равенство всех партий перед законом, свобода их деятельности.

Многопартийность означает гарантированную Конституцией возможность учреждения нескольких или множества политических партий и их реальное участие в политической жизни страны.

Замечу, что признание принципа многопартийности возлагает на государство определенные обязанности: оно призвано устанавливать и поддерживать такой режим, который всецело бы отвечал этому принципу. Преамбула Федерального закона от 11 июля 2001 г. «О политических партиях», конкретизируя ст. 30 Конституции РФ, формулирует задачи государства: обеспечивать соблюдение прав и законных интересов политических партий и оказывать поддержку их деятельности.

Государство гарантирует равенство политических партий перед законом независимо от идеологии, целей и задач, изложенных в их учредительных и программных документах.

Итак, термины «многопартийность», «многопартийная система» в настоящее время перешли в разряд общеупотребительной лексики и применяются в различных отраслях общественной деятельности. В общем смысле трактовка термина многопартийность заложена в нем самом. Так, в словаре русского языка под многопартийной системой понимается общественная система, имеющая несколько или много партий.[10]

Так, в политологии и юриспруденции под понятием «многопартийность» принято понимать «один из конституционных принципов в организации политической жизни в современных демократических государствах, являющийся выражением более общего принципа политического и идеологического плюрализма (многообразия)».[11]

Доктор юридических наук, профессор И.В. Баглай определяет многопартийность как форму политической демократии и важнейшую предпосылку формирования органов государственной власти.[12]

В.В. Лапаева отмечает, что многопартийность – это своего рода форма самоорганизации общества, которая проявляет себя в сфере политики (то есть в сфере, связанной с государственно-властными отношениями).[13]

И все же суть категории многопартийности не выражает ни одно из приведенных выше определений; т.к. заключается в разрешении создания политических партий и разработки механизмов их участия в политической жизни государства.

Таким образом, уместно трактовать многопартийность как конституционный принцип, определяющий форму самоорганизации общества и предпосылку формирования органов государственной власти и заключающийся в разрешении создания политических партий и механизмов их участия в политической жизни государства.

Несмотря на то что в Конституции РФ многопартийность и парламентаризм не находят точек соприкосновения, эти два политико-правовых явления весьма тесно связаны между собой. Так, партии, выражая политическую волю своих членов, в качестве основных задач позиционируют участие в формировании органов государственной власти и управления и в осуществлении власти через своих представителей, избранных в законодательные и иные представительные органы власти. Партии имеют право выдвигать кандидатов в депутаты и на иные выборные должности, в том числе единым списком, вести предвыборную агитацию, формировать фракции в представительных органах из своих сторонников.

Таким образом, развитие парламентаризма тесно связано с уровнем развития многопартийности. Хорошо развитая партийная система способствует не только существованию идеологического и политического многообразия, но и формированию дееспособного парламента. Именно парламента, поскольку это единственный орган государственной власти, чей политический вес позволяет носителям той или иной идеологии влиять на управление государством.

Рассматривая многопартийность как одно из условий существования установленного в России конституционного строя вообще и парламентаризма в частности, отмечу, что взаимозависимость и взаимообусловленность парламентаризма и многопартийности имеет множество подтверждений, в том числе и в отечественной истории. Так, в начале XX века усилиями сторонников марксистко-ленинской доктрины государства и права понятия и институции, связанные с парламентаризмом, были подвергнуты серьезной критике.[14]

Ленинская формула «не парламентская республика, а страна Советов» означала не просто отказ от представительных учреждений, но и полное неприятие данных органов как институционально-властных структур государственности.[15] Последователи марксистко-ленинской доктрины выдвинули тезис о так называемой доминирующей партии. В результате единственным способом реализации программных установок стало установление и упрочение единовластия одной партии. Причем однопартийная доминанта легла в основу всей политической системы вновь созданного государства – СССР.

Отсутствие единого мнения о зависимости действенности парламента от функциональной многопартийной системы позволяет защищать однопартийную систему как пригодную для конституционного строя России.[16]

россия многопартийность парламентаризм конституционный

3. Необходимые условия и функции реализации многопартийностью принципа идеологического многообразия

Государственная власть должна представлять собой конституционно организованную, открытую систему, формирующуюся и функционирующую под контролем общества. Для этого, в частности, она должна включать в себя в качестве необходимого звена независимые представительные и судебные органы. Иначе говоря, эффективное функционирование многопартийности предполагает наличие и взаимодействие устойчивых либо активно формирующихся социальных групп с объективно обусловленными и осознанными социальными интересами и с реальной возможностью реализации этих интересов путем воздействия на политические структуры через общественные объединения.

Отмечу, что законодательство Российской Федерации устанавливает цель создания политической партии – участие граждан в политической жизни общества.[17] В связи с этим представляется, что такое понятие, как «политическая жизнь», довольно абстрактно, а способы или формы участия в политической жизни, такие, как формирование и выражение политической воли граждан, имеют не правовой, а политологический смысл. При этом почти единственной формой участия партии в политической жизни закон устанавливает участие в выборах.

Кроме того, исходя из определения политической партии перечень ее целей, формализованный в п. 4 ст. 3 Федерального закона РФ «О политических партиях», представляется неполным и неточным. Так, политические партии должны ставить своей целью не только содействие формированию общественного мнения, но в большей мере содействие формированию и выражению политической воли граждан, поскольку именно они способны воплотить ее в конкретных решениях органов государственной власти и местного самоуправления. При этом формирование политической воли и общественного мнения – категория, возможная только применительно к внутреннему миру субъекта воли, а политическая партия может только содействовать формированию этой воли, но не в силах ее формировать, ибо это будет навязывание воли, недопустимое в демократическом государстве. «Между тем ясно, что политическая воля общества – это именно та всеобщая, разумная свободная воля, которая должна лежать в основе государственной (в том числе и законодательной) политики. А общественное мнение и политическая просвещенность общества – это категории иного порядка».[18]

Будучи специфическими субъектами политической системы и конституционного строя, партии, выполняя свои функции, влияют на другие субъекты. Специфика политических партий заключается именно в большом количестве, а главное, в разнообразии этих функций. Таким образом, порой многопартийные системы в самом начале своего развития строятся на реализации политической партией какой-то одной функции, что, в свою очередь, приводит к неминуемой стагнации развития данной системы.

В связи с двойственным характером института многопартийности (партия выражает интересы лишь части гражданского общества, являясь при этом структурным элементом системы властных отношений) функции, выполняемые политической партией, можно разделить на политические, т. е. непосредственно связанные с реализацией властных отношений (например, функция «политического рекрутирования» и конституирующая функция), общесоциальные, касающиеся прочих составляющих общественной жизни: социальной, экономической, идеологической и т. д. (например, инновационная, аккумулятивная и интегрирующая функции).[19]

По мере становления многопартийности все большее развитие получает конституирующая функция – установление прочных двусторонних связей между политическими институтами и рядовыми избирателями. Конституирующая функция партии имеет две существенные стороны. Во-первых, партия берет на себя задачу разрешать возникающие в обществе противоречия политическими средствами, т. е. выступает в роли «адвоката» социальных групп. Таким образом, политический и социальный баланс в обществе поддерживается в немалой степени за счет делегирования партиям права представлять и отстаивать в рамках закона чьи-либо интересы. Во-вторых, партии способствуют преобразованию социальных интересов и ценностей, зачастую не имеющих политического содержания, в программы и действия политического характера. Таким образом, партии осуществляют политизацию общественных интересов, которые не связаны напрямую с политическим процессом, но, будучи высказанными партиями, неизбежно приобретают политическое звучание.

Следует признать, что конституирующую функцию российские политические партии пока выполняют крайне неудовлетворительно. Объясняется это переходным характером формирования новой социальной структуры российского общества и другими причинами.

Для того чтобы выполнение названной функции российскими политическими партиями стало, по крайней мере, заметно, необходимо повышать авторитет политической партии в российском обществе. Для этого требуется, прежде всего, через пропаганду деятельности политических партий создавать некий положительный образ общественных организаций, к помощи которых могут прибегнуть самые широкие народные массы. Таким образом, только ассоциирование политической партии с правозащитной организацией, не только имеющей политическую самостоятельность, но и способной серьезно влиять на власть при принятии того или иного решения, будет способствовать развитию конституирующей функции российских политических партий.

Помимо политических, партии выполняют не менее значимые социальные функции. Последние, в отличие от функций политических, достаточно опосредованно влияют на конституционный строй России. Но такое влияние, несомненно, поскольку все они, в конце концов, замкнуты на формировании политической позиции партии и воплощении в жизнь ее политических задач и планов.

Как наиболее важные следует отметить инновационную, аккумулятивную и интегрирующую функции.

Интегрирующая функция занимает ключевое место в структуре социальных функций, что обусловлено ее огромной социальной значимостью. В самом общем виде под интегрирующей функцией понимается деятельность политических партий по сплочению отдельных индивидуумов в единую общность. Эта функция осуществляется в двух направлениях: внутренняя интеграция (упрочение единства организации) и внешняя интеграция (завоевание социальной базы).

Инновационная функция состоит в поиске новых, в том числе альтернативных, путей решения социальных, экономических и политических проблем. Ее выполнение почти не зависит от численности партии и ее представленности в органах государственной власти, напротив, огромное значение приобретает интеллектуальный потенциал партийной элиты и работающих на него экспертно-аналитических служб, а также возможность и способность довести свои разработки до сведения государственной власти, ее конкретных носителей и до общественного мнения.

Аккумулятивная функция состоит в усвоении, синтезе и последующем политическом выражении интересов социальных, этнических, возрастных категорий населения. Аккумуляция социальных интересов – непременное условие совершенствования стратегии партии, залог ее успешного функционирования. При решении этой задачи партия должна ориентироваться на реальные интересы крупных социальных слоев, корректировать программные установки в соответствии со структурными изменениями общества.

Заключение

Подводя итоги сказанному можно сделать ряд обобщающих выводов:

1. Под многопартийностью необходимо понимать конституционный принцип, определяющий форму самоорганизации общества и предпосылку формирования органов государственной власти, заключающийся в разрешении создания политических партий и механизмов их участия в политической жизни государства.

2. В настоящее время в Российской Федерации сложилась многопартийная система, способная, благодаря формализации специфических правовых механизмов, влиять на развитие парламентаризма и конституционализма. К данным механизмам следует отнести формализованную в законе пропорциональную систему выборов, возможность создания и деятельности внутри российского парламента партийных фракций, а также множество других механизмов, производных от совокупности прав политической партии закрепленных в Федеральном законе «О политических партиях».

3. История российской многопартийности доказала невозможность существования парламентской системы в условиях однопартийности, а также взаимозависимость и взаимообусловленность парламентаризма и многопартийности. Так, в России сначала произошла одновременная замена парламентских органов системой Советов и многопартийной системы – однопартийной, а затем – одновременная реставрация того и другого. Сама взаимозависимость данных категорий кроется в природе, как политической партии, так и парламента. Причем парламент принимает форму государственной структуры формирующей его партии, а цели существования политической партии в обществе и методы и формы ее воздействия на других субъектов политической системы лишний раз подтверждают, что только в условиях многопартийности политическая партия наиболее полно реализует свой потенциал специфического субъекта конституционного права.

4. В настоящее время политические партии играют большую роль в конституционном строе РФ, во-первых, способствуя существованию политического и идеологического многообразия и, во-вторых, обеспечивая функционирование политической системы и государственного аппарата Российской Федерации.

Список используемой литературы

1. Федеральный закон от 11.07.2001 № 95-ФЗ (ред. от 8.12.2003) «О политических партиях». Ст. 3//СЗ РФ. 2001. № 29. Ст. 2950.

2. Закон СССР от 9.10.1990 № 1708-1 (ред. от 19.05.1995) «Об общественных объединениях»//Ведомости СНД и ВС СССР. 1990. № 42. Ст. 839.

3. Указ Президента РСФСР от 23.08.1991 № 79 «О приостановлении деятельности коммунистической партии РСФСР»//Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 35. Ст. 1149.

4. Баглай М.В. Конституционное право РФ. Учебник для вузов. 3-е изд., изм. и доп. М., 2002. С. 149.

5. Вырыпаев О.В. История развития многопартийности в Российском обществе (1985 – 1995). Автореф. дисс. … канд. истор. наук. Воронеж, 1997.

6. Головистикова А.Н., Грудцына Л.Ю. Конституция в вопросах и ответах. Учебное пособие. М., 2005.

7. Коргунюк Ю.Г., Заславский С.Е. Российская многопартийность: становление, функционирование, развитие. М., 1996.

8. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., 1983. Т. 2. С. 500.

9. Лапаева В.В. Политическая партия: понятие и цели. К принятию закона о партиях//Журнал российского права. 2002. № 1

10. Лапаева В.В. Становление многопартийности в России (социально-правовой анализ)//Государство и право. 1995. № 8. С. 3.

11. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Том 33. С. 45 – 48.

12. Маслов Н.Н. Крах однопартийной системы. Политические партии России: история и современность. М., 2000.

13. Ожегов С.И. Словарь русского языка: 70000 слов/Под ред. Н.Ю. Шведовой. М., 1990.

14. Орлов Б. Может ли Россия обойтись без партий//Известия. 1998. 6 февраля.

15. Романов Р.М. Российский парламентаризм: генезис и организационное оформление//Политические исследования. 1998. № 5.

16. Степанов И.М. Российское парламентское право: сущностные и регулятивно-целевые ориентиры формирования//Государство и право. 1994. № 11.

17. Тимофеев Л. Зачем приходил Горбачев? М., 1992. С. 104.

18. Энциклопедический юридический словарь/Под общ. ред. В.Е. Крутских. М., 1998. С. 178.


[1] Вырыпаев О.В. История развития многопартийности в Российском обществе (1985 – 1995). Автореф. дисс. … канд. истор. наук. Воронеж, 1997.

[2] Романов Р.М. Российский парламентаризм: генезис и организационное оформление//Политические исследования. 1998. № 5.

[3] КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., 1983. Т. 2. С. 500.

[4] Тимофеев Л. Зачем приходил Горбачев? М., 1992. С. 104.

[5] Маслов Н.Н. Крах однопартийной системы. Политические партии России: история и современность. М., 2000.

[6] Вырыпаев О.В. История развития многопартийности в Российском обществе (1985 – 1995). Автореф. дисс. … канд. истор. наук. Воронеж, 1997.

[7] Указ Президента РСФСР от 23.08.1991 № 79 «О приостановлении деятельности коммунистической партии РСФСР»//Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 35. Ст. 1149.

[8] Лапаева В.В. Становление многопартийности в России (социально-правовой анализ)//Государство и право. 1995. № 8. С. 3.

[9] Головистикова А.Н., Грудцына Л.Ю. Конституция в вопросах и ответах. Учебное пособие. М., 2005.

[10] Ожегов С.И. Словарь русского языка: 70000 слов/Под ред. Н.Ю. Шведовой. М., 1990.

[11] Энциклопедический юридический словарь/Под общ. ред. В.Е. Крутских. М., 1998. С. 178.

[12] Баглай М.В. Конституционное право РФ. Учебник для вузов. 3-е изд., изм. и доп. М., 2002. С. 149.

[13] Лапаева В.В. Политическая партия: понятие и цели. К принятию закона о партиях//Журнал российского права. 2002. № 1.

[14] Степанов И.М. Российское парламентское право: сущностные и регулятивно-целевые ориентиры формирования//Государство и право. 1994. № 11.

[15] Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Том 33. С. 45 – 48.

[16] Орлов Б. Может ли Россия обойтись без партий//Известия. 1998. 6 февраля.

[17] Федеральный закон от 11.07.2001 № 95-ФЗ (ред. от 8.12.2003) «О политических партиях». Ст. 3//СЗ РФ. 2001. № 29. Ст. 2950.

[18] Лапаева В.В. Политическая партия: понятие и цели. К принятию Закона о партиях//Журнал российского права. 2002. № 1. С. 36.

[19] Коргунюк Ю.Г., Заславский С.Е. Российская многопартийность: становление, функционирование, развитие. М., 1996.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий