регистрация / вход

Процессуальные особенности возбуждения уголовных дел в отношении должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование

Теоретические основы возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование. Анализ нормативно–правовой базы и порядок регулирования особенностей возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц.

ТЕМА

Процессуальные особенности возбуждения уголовных дел в отношении должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование


Содержание

Введение

Глава 1. Теоретические основы возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование

1.1 Государственные органы и должностные лица, осуществляющие предварительное расследование

1.2 Понятие и значение возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц

1.3 Процессуальный порядок возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование

Глава 2. Анализ нормативно – правовой базы регулирования возбуждения уголовных дел в отношении должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование

2.1 Анализ судебной практики, и порядок регулирования особенностей возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц

2.2 Проблемы возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование

Заключение

Список литературы


Введение

Реформирование правовой системы, а также произошедшие за последние годы изменения в экономической и политической жизни России в значительной мере оказали влияние на сферу уголовного судопроизводства. Так, при введении нового Уголовно-процессуального кодекса РФ от 18 декабря 2001 года N 174-ФЗ был кардинальным образом изменен ряд институтов уголовно-процессуального закона, введены новые понятия и направления процессуальной деятельности. Значительным преобразованиям был подвергнут процессуальный порядок возбуждения уголовного дела.

Возбуждение уголовного дела является самостоятельной стадией уголовного процесса, которой присущи конкретные задачи, своеобразное выражение основных принципов уголовного процесса, специфический круг субъектов, их уголовно-процессуальных действий и правоотношений и т.д. Н.А. Громов дает следующее определение понятия стадии возбуждения уголовного дела: «Стадия возбуждения уголовного дела – это первая, самостоятельная стадия уголовного процесса, состоящая в установлении компетентным органом государства (дознания, следствия, прокуратуры судом) условий, необходимых для производства по уголовному делу, и в принятии решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом».

В условиях переориентации российского уголовного судопроизводства на усиление обеспечения прав личности обостряется проблема законности и обоснованности акта возбуждения уголовного дела, в связи с чем, вопросы процессуального порядка возбуждения уголовного дела приобретают особую актуальность и нуждаются в подробном объективном исследовании.

Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц впервые введены в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации самостоятельным разделом как совокупность процессуальных правил, определяющих специальный порядок привлечения к уголовной ответственности, применения мер пресечения, иных мер уголовно-процессуального принуждения и производства следственных действий.

Необходимость уточнения регламентаций производства в отношении отдельных категорий лиц, занимающихся публичной деятельностью, в 2007 году стала настолько острой, что уголовно–процессуальный закон в этой части сначала прошел рутинную модернизацию в два приема в апреле (через принятие Федеральных законов от 12.04.2007 № 47-ФЗ и от 26.04.2007 № 64-ФЗ), а затем, опять-таки в два приема, в мае — июне был подвергнут изменениям кардинального характера (посредством принятия Федеральных законов от 05.06.2007 № 87-ФЗ и от 06.06.2007 № 90-ФЗ). Подобный законодательный прием свидетельствует, с одной стороны, о важности анализируемой проблемы, с другой, — к сожалению, об отсутствии четко продуманной стратегии совершенствования УПК РФ.

Актуальность исследования обусловлена постоянным изменением положений законодательства относительно порядка возбуждения уголовного дела[1] . Особый порядок производства предусмотрен по уголовным делам в отношении лиц, обладающих определенным статусом неприкосновенности.

Отмечая прогрессивный характер подхода законодателя к соотношению частных и публичных интересов в уголовном судопроизводстве и изменения процессуального порядка возбуждения уголовного дела, следует отметить, что принятие Уголовно - процессуального кодекса РФ не только не исчерпало, но и обострило необходимость в тщательной теоретической разработке проблем, касающихся порядка возбуждения уголовного дела.

Одной из приоритетных задач государственно-правовой политики на современном этапе социального развития является обеспечение эффективной и согласованной деятельности органов государственной власти, местного самоуправления, общественно-политических организаций, правозащитных и иных институтов гражданского общества Российской Федерации.

За 2009 начато уголовное преследование в отношении 1525 таких лиц, и 758 из них обвиняются или подозреваются в совершении преступлений коррупционной направленности. Среди них — 23 судьи (9 — в связи с совершением коррупционных преступлений), 55 прокуроров (21 — по коррупционным делам), 168 адвокатов (69 — по коррупционным делам). Наибольшее количество привлеченных лиц данной категории — 1010 среди депутатов и выборных должностных лиц органов местного самоуправления, а также депутатов законодательных собраний субъектов федерации. Почти каждый второй из них (510) привлечен к ответственности за совершение коррупционных преступлений. За 2009 год привлечено 214 следователей, из них 46 следователей СКП (23 — за коррупционные преступления), 150 следователей ОВД (98 — за коррупционные преступления) и 18 следователей наркоконтроля (10 — за коррупцию)[2] .

Объектом исследования является совокупность правоотношений, возникающих в связи с возбуждением и в процессе расследования уголовных дел в отношении лиц, обладающих специальным правовым статусом.

Предмет исследования составляют нормы уголовно-процессуального и конституционного права, регулирующие уголовно-процессуальные отношения, возникающие в связи с возбуждением и в процессе расследования уголовных дел в отношении лиц, обладающих специальным правовым статусом.

Целью данной дипломной работы исследовать процессуальные особенности возбуждения уголовных дел в отношении должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование.

Для достижения поставленной цели обозначены следующие задачи:

а) исследование понятия и сущности стадии возбуждения уголовного дела в российском уголовном судопроизводстве;

б) анализ процессуального порядка возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование;

в) выявление существующих актуальных проблем в законодательном регулировании процессуального порядка возбуждения уголовного дела и в практике ее применения, внесение конкретных предложений по изменению и дополнению действующих нормативно-правовых актов.

Теоретическую основу исследования составили работы Красильникова А.В., Громова Н.А., Гришаева С.П., Власова А, Багаутдинова Ф., Муравьев К.В., Лебедева В.М, Лукашевича В.З., Овсянникова И., Смирнова А.В.

Методологической основой исследования являются историко-правовой, сравнительно-правовой и логико-формальный методы толкования права в сочетании с комплексным и системным анализом исследуемых проблем.

Нормативно-правовую базу составили Конституция Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Федеральные законы, Постановления и другие нормативные правовые акты, регулирующие процессуальный порядок возбуждения уголовного дела на современном этапе в Российской Федерации

Структура дипломной работы состоит из введения, двух глав, включающих в себя пять параграфов, заключения, списка литературы.


Глава 1. Теоретические основы возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование

должностной лицо возбуждение уголовный

1.1 Государственные органы и должностные лица, осуществляющие предварительное расследование

Предварительное расследование - самая большая по срокам и количеству составляемых документов часть уголовно-процессуальной деятельности. Именно на этой стадии до суда решаются задачи уголовного процесса.

Предварительное расследование осуществляется в двух формах — дознания и предварительного следствия[3] .

Предварительное расследование — вторая стадия уголовного процесса, в которой органы предварительного следствия и дознания в установленном законом порядке осуществляют деятельность, направленную на раскрытие преступления, всесторонне и объективно исследуют обстоятельства дела, изобличают лиц, виновных в совершении преступления, обеспечивают их привлечение к уголовной ответственности и подготавливают материалы уголовного дела к судебному разбирательству.

Начинается стадия предварительного расследования с вынесения постановления о принятии уголовного дела к производству и заканчивается составлением обвинительного заключения или обвинительного акта, постановлением о прекращении уголовного дела (уголовного преследования), либо постановлением о направлении уголовного дела в суд для решения вопроса о применении к лицу принудительных мер медицинского характера.

Теорией уголовного процесса предварительное расследование рассматривается в качестве самостоятельной стадии и называется предварительным, поскольку окончательное решение о виновности лица принимает суд (ч. 2 ст. 8 УПК РФ ). М.С. Строгович удачно обозначил назначение этой стадии, заключающееся в том, что органы расследования проводят работу до суда и для суда. Именно поэтому она так именуется.

В содержание стадии предварительного расследования входит комплекс действий, которые направлены на установление обстоятельств совершения преступления и лиц, виновных в его совершении. Это различные следственные действия (допрос, обыск, выемка, следственный эксперимент, очная ставка, проверка показаний на месте, производство экспертизы, осмотры и др.), иные процессуальные действия (привод, признание гражданским истцом, объявление об окончании предварительного расследования, предъявление материалов уголовного дела и др.), розыскные действия (поручения органу дознания, запросы и др.), организационно-технические действия (разработка версий, планирование и др.). Все эти действия в конечном итоге направлены на выяснение обстоятельств совершенного преступления[4] .

К органам дознания, согласно ст. 40 УПК РФ, относятся: органы внутренних дел РФ, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности (например, оперативные подразделения Федеральной службы безопасности РФ, Федеральной службы охраны РФ, Федеральной пограничной службы РФ, Министерства юстиции РФ и др.); главный судебный пристав РФ, главный военный судебный пристав, главные судебные приставы субъектов Федерации, их заместители, а также старшие судебные приставы Конституционного суда РФ, Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ; командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений или гарнизонов; органы Государственной противопожарной службы РФ.

Неотложные следственные действия совершаются органом дознания сразу же после возбуждения уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обязательно. Лишь в этом случае возможно эффективное обнаружение и фиксация следов преступления, а также сбор доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования. Дознание ведется с некоторым упрощением процессуальных форм в сравнении с предварительным следствием и отличается сжатостью сроков: согласно ст. 223 УПК РФ дознание должно быть завершено в течение 15 суток со дня возбуждения уголовного дела и до принятия решения о направлении уголовного дела прокурору. Этот срок может быть продлен прокурором, но не более чем еще на 10 суток.

В соответствии со ст. 151 УПК РФ предварительное следствие производится следователями органов внутренних дел, следователями прокуратуры, следователями ФСБ, следователями органов по контролю за оборотом наркотических средств.

Систему следственных органов при прокуратуре Российской Федерации определяет Положение о Следственном комитете при прокуратуре Российской Федерации от 1 августа 2007 г. № 1004. Систему следственных органов при Министерстве внутренних дел Российской Федерации определяет Приказ МВД РФ «О следственном комитете при Министерстве внутренних дел Российской Федерации» [5] .

Система следственных органов Федеральной службы безопасности Российской Федерации определяется Федеральным законом «О Федеральной службе безопасности» № 40-ФЗ от 3.04.1995 г., с изменением от 25.12.2008, а также Указом Президента Российской Федерации «Вопросы Федеральной службы безопасности Российской Федерации» № 960 от 11.08.2003 г.

Систему следственных органов Федеральной службы по контролю за незаконным оборотом наркотиков определяют Положение «О Федеральной службе по контролю за незаконным оборотом наркотиков» , а также Указ Президента Российской Федерации «Вопросы Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков» № 976 от 28.07.2004 г[6] .

Основанная на законе, принципах и общих условиях производства предварительного расследования деятельность следователей (органов дознания) способствует эффективной борьбе с преступностью, укреплению правопорядка, воспитанию граждан в духе неуклонного соблюдения законов.

Вместе с тем осуществление предварительного расследования без достаточных к тому оснований так же, как и решение стоящих перед ним задач средствами стадии возбуждения уголовного дела, являются грубейшими нарушениями законности, приносящими большой вред обществу, государству, правам и законным интересам физических и юридических лиц.

Пока еще нередки случаи нарушения сроков предварительного расследования, осуществления такового некомпетентным органом, игнорирования процессуальной самостоятельности следователя, необходимости взаимодействия и т.п. К предварительному расследованию приступают без наличия к тому законных оснований, а иногда и без возбуждения уголовного дела.

Необоснованное производство предварительного расследования отрицательно сказывается на борьбе с преступностью в целом. Оно приводит к напрасной трате сил, средств и времени органов предварительного расследования, к отвлечению их от раскрытия действительно совершенных тяжких преступлений[7] .

Кардинальные преобразования уголовно-процессуального законодательства последних лет также не обошли указанную проблематику стороной. Принятый в 2001 году УПК РФ продемонстрировал дифференцированный подход к решению проблемы: процессуальная самостоятельность судей была значительно упрочена; одновременно с этим самостоятельность органов и лиц, осуществляющих предварительное расследование, подверглась корректировке в сторону уменьшения. Следователи и дознаватели были окружены кольцом двойного контроля: несколько трансформировавшийся прокурорский надзор за предварительным расследованием и субъектами, его осуществляющими, был усилен вездесущим судебным контролем.

Указанные перемены вызвали неоднозначные отклики в уголовно-процессуальной науке и практике. Представители либеральной концепции уголовного судопроизводства отстаивали тезис о том, что расширение судебного контроля и прокурорского надзора оправдано как идеологически, так и методологически. Однако ученые, ориентированные на повышение эффективности уголовного процесса, и большинство практических работников эмпирически и теоретически доказывали пагубность подобного подхода для качественного и быстрого расследования уголовных дел[8] .

Таким образом, проблема процессуальной самостоятельности органов и лиц, осуществляющих предварительное расследование, в контексте нового УПК РФ и обновленной уголовно-процессуальной политики обрела острое звучание. Особенно ярко борьба за расширение процессуальной самостоятельности органов расследования проявила себя в рамках дискуссии о полномочиях прокурора по согласованию решения о возбуждении уголовного дела. Именно здесь были вскрыты обстоятельства, доказывающие методологическую несостоятельность многих процессуальных моментов, ограничивающих инициативу следователей и дознавателей.

Усилия сторонников упрочения процессуальной самостоятельности органов и лиц, осуществляющих предварительное расследование, не пропали зря. Летом 2007 года в УПК РФ были внесены концептуальные изменения, значительно усиливающие процессуальную самостоятельность, как отдельных следователей, так и органов предварительного следствия в целом. В значительной мере были пересмотрены формы и пределы прокурорского надзора и судебного контроля над деятельностью субъектов, осуществляющих предварительное расследование[9] .

Предварительное расследование - это деятельность уполномоченных законом государственных органов и должностных лиц, направленная на предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, изобличение виновных лиц и привлечение их к уголовной ответственности и восстановление прав потерпевших от преступления. Предварительное расследование может осуществляться в двух формах: в форме предварительного следствия и в форме дознания.

Предварительное следствие осуществляют следователи при ОВД, прокуратуры, ФСБ и госнаркоконтроля. Дознание могут осуществлять дознаватели, следователи и органы дознания.

1.2 Понятие и значение возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц

Часть 1 статьи 19 Конституции Российской Федерации, устанавливает равенство всех перед законом и судом. Конституционный Суд Российской Федерации, раскрывая содержание принципа равенства, закрепленного в данной статье, в своем постановлении от 27.12.1999 г. № 19-П указал, что государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств[10] .

При этом в качестве исключения из общего правила Основной закон называет 4 категории лиц, в отношении которых предусмотрен особый порядок привлечения к уголовной ответственности. К ним относятся Президент Российской Федерации (ст. 91), члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы (ст. 98) и судьи (ст. 122). В Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации нормы, закрепляющие особенности производства в отношении конкретных лиц, получили свое дальнейшее развитие.

Эти нормы содержатся в гл. 52 «Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц» УПК РФ. В ст. 447 данной главы перечислены лица, в отношении которых применяется, как указывает законодатель, особый порядок производства по уголовным делам.

К выделенным категориям относятся:

- члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы; депутаты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации; депутаты, члены выборного органа местного самоуправления, выборные должностные лица органа местного самоуправления; судьи Конституционного Суда РФ;

- судьи федерального суда общей юрисдикции или федерального арбитражного суда; мировые судьи и судьи конституционного (уставного) суда субъекта РФ; присяжные или арбитражные заседатели в период осуществления ими правосудия;

- Председатель Счетной палаты РФ, его заместители и аудиторы Счетной палаты РФ;

- Уполномоченный по правам человека в РФ;

- Президент РФ, прекративший свои полномочия, а также кандидаты в президенты РФ;

- прокуроры, следователи и адвокаты;

- члены избирательной комиссии, комиссии референдума с правом решающего голоса[11] .

Проанализировав данный перечень, можно сделать вывод о том, что ст. 447 УПК РФ установила дополнительные гарантии профессиональной деятельности лиц, направленные на обеспечение нормального функционирования государства, в том числе связанные с разделением властей на законодательную, исполнительную и судебную, а также осуществлением правоохранительной функции государства.

Высокий уровень гарантий в отношении этих лиц обусловлен их особым правовым статусом и является важным условием защиты публичных интересов, связанных с характером выполняемых ими профессиональных функций.

Определенные исключения, касающиеся дипломатических и иных представителей иностранных государств, установлены международными договорами Российской Федерации, являющимися в соответствии с ч. 3 ст. 1 УПК РФ составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство[12] .

Действовавший УПК РСФСР 1960 г. не выделял самостоятельным разделом особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц и не знал терминов «иммунитеты» или «дипломатические иммунитеты», хотя соответствующий институт предусматривался. Производство по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц сводилось к правилам решения вопросов о возбуждении уголовных дел, производства обыска, выемки, наложения ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, проведения иных оперативно-розыскных действий. При этом адвокат к такой категории не относился. Нормы УПК РСФСР носили бланкетный, отсылочный характер к иному федеральному законодательству, которым установлен исключительный порядок возбуждения уголовного дела, привлечения к уголовной ответственности, заключения под стражу и применения связанных с этим правоограничений к государственным деятелям высокого уровня.

Новый УПК РФ 2001 г. четко определил круг специальных субъектов, которые наделены специальными привилегиями, содержание этих привилегий, форму и порядок осуществления уголовно-процессуальной деятельности в отношении отдельных категорий граждан.

Судьи, народные, присяжные и арбитражные заседатели, прокуроры, следователи и адвокаты пользуются уголовно-процессуальным иммунитетом в силу своего специального статуса в уголовном, гражданском, арбитражном и административном судопроизводстве. Иммунитет перечисленных лиц гарантирует надлежащее выполнение ими процессуальных обязанностей, связанных с производством предварительного следствия, осуществлением правосудия и защитой прав и законных интересов граждан[13] .

Отсутствие специальной нормы об иммунитетах и привилегиях отдельных категорий лиц в УПК РСФСР 1960 г. причиняло значительные неудобства. Данные нормы были рассредоточены в различных федеральных и международных нормах права. В УПК РФ 2001 г. введение самостоятельного раздела «Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц» упорядочило правила уголовного судопроизводства в отношении отдельных категорий лиц.

Применению меры пресечения в отношении спецсубъекта предшествует возбуждение уголовного дела и (или) привлечение к уголовной ответственности указанных лиц, задержание, привлечение в качестве подозреваемого, после которого решается вопрос о применении меры пресечения и которому предшествует процедура лишения их неприкосновенности (иммунитета). Лишь после возбуждения уголовного дела, в соответствии со ст. 448 УПК РФ, в отношении специального субъекта лиц, перечисленных в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, - может решаться вопрос об избрании меры пресечения и производстве отдельных следственных действий (ст. 450 УПК РФ)[14] .

Особый порядок производства, по общему правилу, распространяется на указанных лиц только на период состояния в указанной должности, за исключением Президента РФ. Специально законом оговорено распространение особого производства на присяжного или арбитражного заседателя на период осуществления им правосудия.

Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц определяют особенности досудебного производства.

Среди особенностей досудебного производства необходимо выделить: особенности возбуждения уголовного дела и привлечения лица в качестве обвиняемого; особенности задержания; особенности мер пресечения; особенности прекращения уголовного дела; особенности направления дела в суд.

Особенность досудебного производства в отношении лица, отнесенного к особой категории, заключается, прежде всего, в субъекте принятия решений по уголовному делу. Решения принимаются на двух уровнях: на уровне прокуратуры, на уровне органа, сотрудником которого является лицо, привлекаемое к ответственности. Особенность же судебного производства определяется главным образом подсудностью[15] .

Отказ в возбуждении уголовного дела — это одно из возможных итоговых решений стадии возбуждения дела, которым завершается уголовный процесс в целом. В связи с этим отказ в возбуждении дела относится к числу основных уголовно-процессуальных решений[16] .

Отнесение отказа в возбуждении дела к основным процессуальным решениям приводит к выводу о том, что его основаниями должны быть уголовно-процессуальные доказательства. С их помощью необходимо достоверно установить одно из обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу (ст. 29 УПК). При этом следует иметь в виду, что сам по себе недостаток данных о наличии в деянии признаков преступления не может сразу же повлечь отказ в возбуждении дела. Дефицит информации о признаках преступления не освобождает органы уголовного преследования от принятия мер по установлению события преступления и изобличению виновных. Если по истечении срока предварительной проверки сообщения о преступлении все же осталось неясным, было ли совершено преступление, то уголовное дело должно быть возбуждено для расследования предполагаемого события. Другими словами, основания для возбуждения дела имеют вероятностный характер, а основания для отказа в возбуждении достоверный.

Уголовно-процессуальный закон предусматривает следующие основания для отказа в возбуждении уголовного дела. Во-первых, если отсутствует общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом (п.1 ч. 1 ст.29 УПК). Во-вторых, в случае отсутствия в деянии состава преступления (п.2 ч.1 ст.29 УПК)[17] .

Основание для отказа в возбуждении дела имеет место тогда, когда проверяемое событие (деяние) было, однако оно не является преступным. Поэтому в постановлении каждый раз необходимо указывать, состав какого именно преступления отсутствует, со ссылкой на соответствующий пункт, часть, статью УК.

В возбуждении уголовного дела по второму основанию необходимо отказать, если:

· в реально содеянном деянии отсутствуют все или некоторые признаки какого-либо конкретного состава преступления, предусмотренного УК;

· деяние имело правомерный характер в виду наличия обстоятельств, исключающих преступность деяния (необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость и другие действия);

· лицо к моменту совершения деяния не достигло возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или вследствие отставания в психическом развитии не могло в полной мере сознавать характер своих действий или руководить ими. Указанные обстоятельства предполагают доказанность участия данного лица в совершении преступления и потому не влекут его реабилитации[18] .

Процессуальный закон устанавливает, что отказ в возбуждении дела в связи отсутствием состава преступления допускается лишь в отношении конкретного лица. Другими словами, требуется установить личность человека, совершившего деяние. По-видимому, законодатель полагал, что это обеспечивает права пострадавшего (которому в этом случае легче обратиться в суд для возмещения известным ему ответчиком ущерба в порядке гражданского судопроизводства).

Третьим основанием, влекущим отказ в возбуждении уголовного дела, является истечение сроков давности (п.3 ч.1 ст.29 УПК). Течение сроков давности приостанавливается лишь в случае, если виновный уклоняется от следствия, и возобновляется с момента его задержания либо явки с повинной. Совершение нового преступления не прерывает течение срока давности, так как сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно.

Не допускается отказ в возбуждении дела по данному основанию по преступлениям, за которые установлено наказание в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы, так как в этих случаях вопрос о применении сроков давности решается только судом, то есть после возбуждения дела и проведения предварительного следствия. Данное основание для отказа в возбуждении дела является нереабилитирующим и предполагает доказанность всех признаков состава преступления. По этой причине оно применяется только при отсутствии возражений со стороны потенциального обвиняемого.

Четвертым основанием для принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела является акт амнистии, если он устраняет применение наказания за совершенное общественно опасное деяние (п.4 ч.1 ст. 29 УПК)[19] .

Примирение лица, пострадавшего от преступления, с обвиняемым по делам частного обвинения, за исключением случаев, указанных в части 4-6 ст. 26 УПК является пятым основанием для отказа в возбуждении уголовного дела (п.5 ч.1 ст. 29 УПК).

В качестве основания для отказа в возбуждении уголовного дела может быть отсутствие заявления лица, пострадавшего от преступления, если уголовное дело возбуждается и рассматривается не иначе как по его заявлению, кроме случаев, предусмотренных ч.5 ст.26 УПК (п.6 ч.1. ст. 29 УПК). Это основание распространяется на отказ в возбуждении дел частного и частно-публичного обвинения, в том числе и на дела, возбуждаемые по заявлению коммерческой или иной организации. По данным делам заявление о возбуждении дела является исключительным поводом, необходимой предпосылкой процесса. Отказ в возбуждении дела в связи с отсутствием заявления пострадавшего применяется только при условии, что он способен самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами[20] .

В отношении умершего, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для его реабилитации, уголовное дело также не может быть возбуждено, а если возбуждено, то подлежит прекращению (п.7 ч.1 ст. 29 УПК). При наличии данных о существовании реабилитирующих лицо обстоятельств производство по делу продолжается в общем порядке и может завершиться прекращением дела по этим обстоятельствам, в том числе и тогда, когда виновность лица, несмотря на все принятые меры, осталась недоказанной.

Отказ в возбуждении уголовного дела может быть принят: 1) в отношении лица, о котором имеются вступивший в законную силу приговор по тому же обвинению либо определение (постановление) суда о прекращении производства по уголовному делу по тому же основанию (п.8 ч.1 ст. 29 УПК); 2) в отношении лица, о котором имеются неотмененное постановление органа дознания, следователя, прокурора о прекращении производства по уголовному делу по тому же обвинению или постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (п.9 ч.1 ст. 29 УПК).

В случае вступления в законную силу закона, устраняющего наказуемость деяния, уголовное дело не может быть возбуждено (п.10 ч.1 ст. 29 УПК)[21] .

При наличии основания для отказа в возбуждении дела выносится мотивированное постановление. Мотивированность предполагает указание в тексте постановления анализа его оснований (доказательств, устанавливающих одно из обстоятельств, предусмотренных ст. 29 УПК).

Из анализа практики следует, что при разрешении заявлений и сообщений о преступлениях допускаются нарушения уголовно-процессуального закона связанные с необоснованным отказом в возбуждении уголовных дел. Так, в 2006 году прокурорами отменено 5193 постановления об отказе в возбуждении уголовных дел, по 99 отказным материалам возбуждены уголовные дела[22] .

Если поводом к возбуждению уголовного дела был рапорт об обнаружении признаков преступления в сообщении средств массовой информации, то при отказе в возбуждении дела оно обязано опубликовать (распространить) информацию о принятом решении. УПК устанавливает, что в течение 24 часов с момента вынесения постановления об отказе в возбуждении дела его копия была направлена заявителю и прокурору, при этом заявителю должны быть разъяснены права и порядок обжалования данного постановления (ч.2 ст.178 УПК). Отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован прокурору, а отказ прокурора в удовлетворении жалобы может быть обжалован вышестоящему прокурору.

Если из поступившего заявления или сообщения усматриваются нарушения политических, трудовых, жилищных, семейных и иных прав граждан, а также нарушения законных интересов предприятий, учреждений, организаций, объединений, защищаемых в порядке гражданского судопроизводства, то одновременно с отказом в возбуждении уголовного дела заинтересованным лицам должны быть разъяснены право и порядок обращения в суд для восстановления нарушенных прав и интересов в порядке гражданского судопроизводства (ч.4 ст.178 УПК).

Суд, рассматривая жалобу на отказ в возбуждении дела, может ее удовлетворить, но он не вправе сам возбуждать уголовное дело публичного обвинения. Поэтому, удовлетворяя жалобу, суд обязывает органы уголовного преследования устранить допущенное нарушение. Последние вправе возбудить уголовное дело, изменить основания для отказа в возбуждении дела или, по указанию прокурора, провести дополнительную проверку сообщения о преступлении.

Статья 448 УПК РФ устанавливает особый порядок возбуждения уголовного дела или привлечения в качестве обвиняемых в отношении лиц, указанных в ч. 1 ст. 447 УПК РФ. Разумеется, что в этом случае речь может идти только о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, поскольку правоохранительным органам в этом случае предстоит для возбуждения уголовного дела и привлечения этого лица в качестве обвиняемого преодолеть иммунитет, установленный законом. В последнее время особый порядок возбуждения уголовного дела в отношении отдельных должностных лиц и сотрудников правоохранительных органов, включая судей и депутатов, подвергается серьезной и обоснованной критике в связи с тем, что он нередко приводит к фактической безнаказанности виновных.

1.3 Процессуальный порядок возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование

Досудебное производство по уголовным делам в отношении отдельных категорий должностных и иных лиц имеет свои особенности, которые выражаются в дополнительных условиях принятия следующих процессуальных решений:

1) задержания в порядке ст. ст. 91 и 92 УПК РФ;

2) избрания меры пресечения;

3) производства отдельных следственных действий и сопутствующих им мер процессуального принуждения;

4) привлечения в качестве обвиняемого;

5) направления уголовного дела в суд.

Так, в соответствии с требованиями ст. 449 УПК РФ, не подлежит задержанию в порядке ст. ст. 91 и 92 УПК РФ, за исключением случаев задержания на месте преступления:

1) член Совета Федерации,

2) депутат Государственной Думы,

3) судья федерального суда,

4) мировой судья,

5) Председатель Счетной палаты РФ, его заместитель и аудитор Счетной палаты РФ,

6) Уполномоченный по правам человека в РФ,

7) Президент РФ, прекративший исполнение своих полномочий,

8) прокурор.

Однако неприкосновенность должностных лиц применительно к институту задержания урегулирована не только УПК РФ, а по некоторой категории лиц вообще не УПК РФ, а другими нормативно-правовыми актами. К примеру, зарегистрированные кандидаты в депутаты представительного органа местного самоуправления; зарегистрированные кандидаты на должность выборного должностного лица местного самоуправления на территории муниципального образования не могут быть задержаны в порядке ст. ст. 91 и 92 УПК РФ без получения на то согласия прокурора субъекта Российской Федерации (ч. 4 ст. 24 «Временного положения о проведении выборов депутатов представительных органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления в субъектах Российской Федерации, не обеспечивших реализацию конституционных прав граждан РФ избирать и быть избранными в органы местного самоуправления»).

Положения ст. 450 УПК РФ не предусматривают специальных требований к порядку проведения следственных и иных процессуальных действий в отношении лиц, перечисленных в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, если были соблюдены требования закона к процедуре возбуждения в отношении них уголовного дела или привлечения в качестве обвиняемого[23] .

Дополнительные гарантии неприкосновенности данной категории лиц указанной статьей введены лишь для тех случаев, когда, во-первых, уголовное дело в отношении него не было возбуждено и такое лицо не было привлечено в качестве обвиняемого, во-вторых, в отношении лица принимается решение о производстве следственного или иного процессуального действия, которое согласно УПК РФ может быть осуществлено не иначе как на основании судебного решения. В приведенной ситуации по общему правилу рассматриваемое процессуальное действие производится с согласия суда, указанного в ч. 1 ст. 448 УПК РФ[24] .

При получении сообщения о совершении преступления указанными лицами соответствующий прокурор проводит по нему проверку, по завершении которой принимает одно из следующих решений: а) о возбуждении уголовного дела на основании заключения судьи районного суда в отношении лиц, указанных в п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК; б) об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении этих лиц; в) о возвращении материала на дополнительную проверку; г) о направлении материалов проверки в отношении лиц, указанных в п. 1–9, 11, а также нижестоящего прокурора - прокурору субъекта РФ. Придя к выводу о наличии поводов и оснований для возбуждения уголовного дела, прокурор субъекта РФ в установленном порядке решает вопрос о возбуждении уголовного дела либо об отказе в этом или направлении материалов на дополнительную проверку в отношении нижестоящего прокурора и лиц, указанных в п. 9, 11 ч. 1 ст. 448 УПК, а по остальным лицам безотлагательно направляет материалы Генеральному прокурору для принятия соответствующего решения. По результатам рассмотрения материалов проверки в отношении всех лиц, указанных в ч.1 ст. 448 УПК, прокурор субъекта РФ может также принять решение об отказе в возбуждении уголовного дела либо направлении материалов на дополнительную проверку.

Особый порядок производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц проявляется в особенностях процедур возбуждения уголовного дела, привлечения в качестве обвиняемого, избрания меры пресечения и производства отдельных следственных действий, которые предусматривают определенное усложнение соответствующих процедур.

Возбуждение уголовного дела - начальная стадия уголовного процесса. В этой стадии полномочные органы государства и должностные лица, получив сведения о совершенном или готовящемся преступлении, устанавливают наличие или отсутствие оснований для производства по уголовному делу и принимают решение о возбуждении уголовного дела[25] .

Возбуждение уголовного дела - обязательная стадия уголовного процесса. В этой стадии подлежат выяснению как обстоятельства, влекущие за собой возбуждение уголовного дела, так и исключающие производство по делу, то есть отказ в нем. Принимаются также меры к предупреждению или пресечению преступления, а равно к закреплению следов преступления (ст. 112 УПК). Закон требует, чтобы по каждому заявлению или сообщению было принято решение либо о возбуждении, либо об отказе в возбуждении уголовного дела. Поэтому возбуждение уголовного дела, есть предусмотренный законом способ реагирования суда, прокурора, следователя, органов дознания на ставшее им известным событие, как на преступление, которое необходимо установить, а лицо его совершившее подвергнуть наказанию (ст. 3 УПК).

Возбуждение уголовного дела как самостоятельная стадия уголовного процесса имеет свои конкретные цели. К этим целям В.С. Зеленецкий относит: «констатацию совершения преступления и реальное наличие негативных уголовно-правовых отношений; создание условий для раскрытия преступлений; обеспечение реализации уголовной ответственности лица, совершившего преступление; уголовное преследование преступника; обеспечение защиты прав и законных интересов потерпевшего; реабилитацию невиновного в совершении преступления лица; восстановление нарушенного преступлением режима законности в конкретном регионе страны; возбуждение дознания или предварительного следствия, создание условий, обеспечивающих всесторонность, полноту и объективность расследования, достижение истины».

В частности, решение о возбуждении уголовного дела либо о привлечении в качестве обвиняемого (если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления) принимается:

1) в отношении члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы – Председателем Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации с согласия, соответственно, Совета Федерации или Государственной Думы;

2) в отношении Генерального прокурора Российской Федерации – Председателем Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по представлению Президента Российской Федерации;

3) в отношении Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации – исполняющим обязанности Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по представлению Президента Российской Федерации;

4) в отношении судьи Конституционного Суда Российской Федерации Председателем Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации с согласия Конституционного Суда Российской Федерации;

5) в отношении судьи Верховного Суда Российской Федерации, верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, федерального арбитражного суда, окружного (флотского) военного суда – Председателем Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации с согласия Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации;

6) в отношении иных судей – Председателем Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации с согласия соответствующей квалификационной коллегии судей;

7) в отношении депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации – руководителем следственного органа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по субъекту Российской Федерации;

8) в отношении прокурора, руководителя следственного органа, следователя – вышестоящим руководителем следственного органа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, в отношении адвоката – руководителем следственного органа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по району, городу[26] .

Уголовно-процессуальный закон устанавливает особые правила задержания лиц, перечисленных в ст. 447 УПК, применения к ним мер пресечения и производства отдельных следственных действий.

Особенности применения к лицам, указанным в ст. 447 УПК, мер пресечения и производства отдельных следственных действий заключаются в следующем. Применение в качестве меры пресечения заключения под стражу, а также обыск (за исключением задержания на месте преступления), выемка, наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, прослушивание телефонных и иных переговоров производятся в порядке, установленном главами 13 и 25 УПК, но с применением правил, определяемых в ст. 448 УПК для возбуждения уголовного дела в отношении этих лиц.

Решение о применении мер пресечения и производстве следственных действий на основании положений ч. 2 ст. 29 УПК принимается теми же органами (должностными лицами), которые решали вопрос о возбуждении уголовного дела.

Например, член Совета Федерации, депутат Государственной Думы обладают неприкосновенностью в течение всего срока своих полномочий. Они без согласия соответствующей палаты Федерального Собрания РФ не могут быть: а) задержаны, арестованы, подвергнуты обыску (кроме случаев задержания на месте преступления) или допросу; б) подвергнуты личному досмотру, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других людей.

Порядок возбуждения уголовного дела в отношении отдельных категорий лиц. Этот порядок существенного отличается от обычной процедуры возбуждения уголовного дела. Причем процедура возбуждения уголовного дела в отношении лиц, указанных в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, отличается разнообразием и зависит, как правило, от должностного статуса соответствующего лица.

Первый вариант возбуждения уголовного дела — упрощенный. При наличии установленных законом повода и основания соответствующее должностное лицо выносит постановление о возбуждении уголовного дела. И на этом процедура возбуждения дела заканчивается.

В таком порядке, например, возбуждаются уголовные дела в отношении Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и аудиторов счетной палаты РФ, Уполномоченного по правам человека в РФ, кандидата в Президенты РФ, члена Центральной избирательной комиссии с правом решающего голоса, председателя избирательной комиссии субъекта РФ. Эти дела возбуждает Председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ.

В упрощенном порядке возбуждаются уголовные дела в отношении депутатов и членов выборных органов местного самоуправления, выборных должностных лиц органов местного самоуправления. Эти дела возбуждает руководитель Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по субъекту РФ[27] .

При упрощенном порядке соответствующее должностное лицо свое решение о возбуждении уголовного дела принимает самостоятельно без участия третьих лиц.

Исключение составляет возбуждение уголовного дела в отношении зарегистрированного кандидата в депутаты Государственной Думы и зарегистрированного кандидата в депутаты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ. Такие дела в пределах своих полномочий возбуждает следователь Следственного комитета при прокуратуре РФ, но только с согласия соответственно Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ или руководителя следственного органа Следственного комитета при прокуратуре РФ по субъекту РФ.

Второй вариант возбуждения уголовного дела — более сложный. Процедура возбуждения уголовного дела в этом случае складывается из двух этапов.

На первом этапе при наличии повода и основания для возбуждения уголовного дела соответствующее должностное лицо, уполномоченное возбудить уголовное дело, сначала обращается с представлением в суд о даче заключения о наличии (либо отсутствии) в действиях лица, в отношении которого решается вопрос о возбуждении уголовного дела, признаков преступления. На этом этапе суд должен решить вопрос о наличии основания для возбуждения уголовного дела. И если суд даст положительное заключение, то соответствующее правомочное лицо выносит постановление о возбуждении уголовного дела, завершая тем самым второй этап процедуры возбуждения уголовного дела.

В таком порядке возбуждаются уголовные дела в отношении Генерального прокурора РФ, Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ. Заключение о наличии признаков преступления в действиях указанных лиц дает по представлению Президента РФ коллегия, состоящая из трех судей Верховного Суда РФ.

Двухэтапный порядок возбуждения уголовного дела предусмотрен также в отношении:

· депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ (заключение о наличии признаков преступления в этом случае дает коллегия, состоящая из трех судей областного и равного ему суда);

· прокурора, руководителя следственного органа, следователя, адвоката (заключение дает судья районного суда или гарнизонного военного суда по месту совершения преступления)[28] .

Для получения судебного заключения должностное лицо, правомочное возбудить уголовное дело, направляет представление в соответствующий суд, который обязан рассмотреть его в течение 10 суток со дня поступления представления. Суд рассматривает представление в закрытом судебном заседании с участием должностного лица, направившего представление в суд, а также лица, в отношении которого внесено представление, и его защитника.

По результатам рассмотрения представления суд дает заключение о наличии или об отсутствии в действиях лица признаков преступления (ч. 2 и 3 ст. 448 УПК РФ). Положительное решение суда, дает право руководителю следственного органа вынести постановление о возбуждении уголовного дела. Отрицательное заключение суда не дает такого права. В этом случае выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Третий вариант возбуждения уголовного дела складывается из трех этапов и применяется только в отношении членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы и судей всех уровней. Важной частью возбуждения уголовного дела в отношении указанных лиц является процедура лишения их неприкосновенности (депутатской или судейской), установленной Конституцией РФ соответственно ст. 92 и ст. 122[29] .

Решение вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении указанных лиц вправе принимать только Председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ.

На первом этапе Председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ, если есть повод и основание для возбуждения уголовного дела, как и при двухэтапном порядке возбуждения дела, обращается с представлением в соответствующий суд о даче заключения о наличии в действиях лица признаков преступления. Такое заключение дают:

o коллегия, состоящая из трех судей Верховного Суда РФ, — в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судей высших судебных органов (Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ), а также судей областных и равных им судов;

o коллегия, состоящая из трех судей областного и равного ему судов в отношении иных судей, в том числе присяжных и арбитражных заседателей, если они совершили деяние, запрещенное уголовным законом в период осуществления ими правосудия. Оно рассматривается с участием Председателя Следственного комитета, лица, в отношении которого внесено представление, его защитника в срок не позднее 10 суток со дня поступления представления в суд[30] .

На втором этапе (после получения заключения суда о наличии в действиях лица признаков преступления) решается вопрос о лишении лица неприкосновенности (депутатской или судейской). Для этого Председатель Следственного комитета вносит в соответствующую инстанцию представление о даче согласия на возбуждение уголовного дела, к которому прилагается заключение судебной коллегии о наличии в действиях лица признаков преступления.

Вопрос о лишении неприкосновенности члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы решает соответственно Совет Федерации и Государственная Дума. Представление Председателя Следственного комитета рассматривается на заседании соответствующей палаты, причем от Председателя Следственного комитета могут быть потребованы дополнительные материалы. При рассмотрении вопроса на заседании соответствующей палаты вправе присутствовать лицо, в отношении которого внесено представление.

По внесенному представлению соответствующая палата Федерального Собрания принимает мотивированное решение и в трехдневный срок извещает о нем Председателя Следственного комитета[31] .

Вопрос о лишении неприкосновенности решают:

o в отношении судьи Конституционного Суда РФ — Конституционный Суд РФ;

o в отношении судей Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда — Высшая квалификационная коллегия судей;

o в отношении иных судей — квалификационная коллегия судей соответствующего субъекта РФ.

Неприкосновенность Уполномоченного распространяется на его жилые и служебные помещения, багаж, личное и служебное транспортные средства, переписку, используемые им средства связи, а также на принадлежащие ему документы.

Решения в отношении следователя, адвоката, прокурора, депутата представительного органа местного самоуправления, члена и выборного должностного лица органа местного самоуправления принимается судьей районного суда. При этом в отношении следователя, адвоката ходатайство в суд направляет прокурор соответствующего уровня, а в отношении остальных лиц – прокурор субъекта Российской Федерации.

В соответствии с п. 2 ст. 42 Федерального Закона от 17 января 1992 г. «О прокуратуре Российской Федерации» не допускаются задержание, привод, личный досмотр прокурора и следователя, досмотр их вещей и используемого ими транспорта, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц, а также задержания при совершении преступления.

После принятия судебного решения об избрании в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи Конституционного Суда РФ, судей иных судов в качестве меры пресечения заключения под стражу или о производстве обыска Генеральный прокурор или прокурор субъекта РФ направляет соответственно в Совет Федерации, Государственную Думу, Конституционный Суд РФ либо в соответствующую квалификационную коллегию судей представление вместе с судебным решением для получения согласия на исполнение этого решения (ч. 2 ст. 450 УПК). Порядок рассмотрения данного представления аналогичен порядку возбуждения уголовного дела в отношении этих лиц и производится в соответствии с регламентом органов, в которых оно рассматривается. Мотивированное решение Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей о даче согласия на избрание в отношении судьи в качестве меры пресечения заключения под стражу или о производстве обыска принимается в срок не позднее пяти суток со дня поступления представления Генерального прокурора РФ и соответствующего судебного решения (ч. 4 ст. 450 УПК).

В случае, когда уголовное дело было возбуждено либо привлечение в качестве обвиняемого состоялось в порядке, установленном ст. 448 УПК, после окончания предварительного расследования уголовное дело в отношении такого лица направляется в суд, которому оно подсудно (ст. 451 УПК).

При отсутствии согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела его возбуждать нельзя. Поэтому в этом случае должно быть вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Если же согласие соответствующей инстанции на возбуждение уголовного дела будет дано, Председатель Следственного комитета имеет право возбудить уголовное дело, о чем выносит мотивированное постановление. Тем самым завершается третий этап, связанный с возбуждением уголовного дела в отношении рассматриваемой категории лиц (члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы или судьи).

Следственные действия в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) могут быть произведены только по судебному решению (ч. 3 ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»)[32] .

В заключение данной главы можно сделать следующие выводы: особенности возбуждения уголовного дела в отношении отдельных категорий лиц определены в ст. 448 УПК РФ . Эти особенности сводятся к следующему.

Законом ограничен круг должностных лиц, которые имеют право принимать решение о возбуждении уголовных дел в отношении лиц, пользующихся процессуальным иммунитетом. Такое право предоставлено в основном руководителям следственных органов Следственного комитета при прокуратуре РФ соответствующего уровня.

Наибольшими полномочиями в этой части обладает Председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ. Он, в частности, принимает решение о возбуждении уголовного дела в отношении члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы, Генерального прокурора РФ, экс-Президента РФ и кандидата в Президенты, судей и некоторых других категорий лиц.

Руководители следственных органов Следственного комитета при прокуратуре РФ по субъектам РФ возбуждают уголовные дела в отношении прокуроров, следователей, депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ и некоторых других лиц.

Руководитель следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по субъекту РФ возбуждает уголовные дела в отношении депутатов, членов выборных органов местного самоуправления, выборных должностных лиц органов местного самоуправления.

Руководители следственного органа Следственного комитета при прокуратуре РФ по районам, городам возбуждают уголовные дела в отношении адвокатов.


Глава 2. Анализ нормативно – правовой базы регулирования возбуждения уголовных дел в отношении должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование

2.1 Анализ судебной практики, и порядок регулирования особенностей возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц

Адвокат как спецсубъект введен в Уголовно-процессуальный кодекс России впервые, что является важнейшим условием для реформирования судебной системы, значительным и существенным фактором для построения правового государства, в котором права и законные интересы граждан являются высшей ценностью.

8 апреля 2009 г. Госдума приняла в 1-м чтении законопроект «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ».

Поправки в Уголовно-процессуальный кодекс устанавливают новый порядок возбуждения уголовных дел в отношении адвокатов[33] .

Первый зампредседателя Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Владимир Груздев отметил, что в проекте решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвокатов предложено отнести на более высокий уровень, наделив необходимыми полномочиями руководителей следственных комитетов субъектов РФ. Таким образом, по его словам, повысится степень защищенности адвокатов.

В.Груздев напомнил, что после принятия Федерального закона «О противодействии коррупции» была изменена процедура возбуждения уголовных дел в отношении адвокатов[34] .

Включение данных норм в УПК РФ ставит должностных лиц, обладающих определенным объемом неприкосновенности, в особое положение перед законом и судом с остальными гражданами и силу осуществления ими особых функций, требующих дополнительных гарантий, способствующих самостоятельному и независимому осуществлению возложенных на них обязанностей.

Перечисленные лица имеют ряд преимуществ при решении вопроса о возбуждении в отношении их уголовного преследования, об избрании меры пресечения, о производстве оперативно-розыскных и следственных действий, а также при применении иных правоограничительных мер. Эти преимущества различны для разных указанных категорий лиц. Особый порядок направлен на создание системы гарантии их деятельности. Он конкретизирует положения законодательства, регламентирующего правомочия, функции и меры защиты неприкосновенности лиц, обладающих процессуальным иммунитетом.

К гарантиям независимости адвоката относятся запреты, каким бы то ни было образом вмешиваться в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствовать этой деятельности; привлекать адвоката к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии); требовать от адвоката, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведения, связанные с оказанием юридической помощи по конкретным делам, производить изъятия и выемки, производить проллюстрацию почтово-телеграфной корреспонденции, прослушивать телефонные переговоры без соответствующего решения суда, применять иные меры воздействия в отношении адвоката. Адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества. В МВД РФ создан специальный отдел по защите имущества адвоката и членов его семьи[35] .

Уголовное преследование адвоката осуществляется с соблюдением гарантий, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством. Правовой статус адвоката определен Законом от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Наделение адвоката процессуальным иммунитетом является дополнительной гарантией защиты прав и законных интересов граждан при производстве адвокатом своей профессиональной деятельности. Адвокат - единственный независимый субъект оказания квалифицированной юридической помощи, защищенный предоставленным законом адвокатским иммунитетом, адвокатской тайной, гарантиями невмешательства в профессиональную деятельность[36] .

К сожалению, приходится констатировать, что российская адвокатура в настоящее время находится в состоянии кризиса и кризис этот связан с возрастающим давлением со стороны силовых структур, прокуратуры и судов. Реформирование адвокатуры - одно из важнейших условий судебной реформы в целом.

Такие факты, как изъятие в изоляторе «Матросская тишина» материалов адвокатского досье под предлогом осуществления контроля за перепиской подозреваемого, свидетельствуют, что ни одна встреча адвоката с подзащитным не проходит без тотального видео- и аудиоконтроля со стороны противоборствующих структур. Особенно хорошо это известно по «громким» делам. Современные средства и технологии позволяют контролировать каждое слово, не то, что сказанное, даже написанное адвокатом и его подзащитным друг другу. Имел место случай, когда адвокат, беседуя со своим подзащитным, вела с ним переписку, и дабы содержание их беседы не стало достоянием других лиц, в виде эксперимента, прикрылась раскрытым зонтом. Реакция сотрудников СИЗО не заставила себя ждать. Через незначительное время в камеру свиданий ворвались несколько оперативных сотрудников. Поскольку тюремные власти через общие силовые структуры имеют возможность передавать содержание бесед адвокатов с подзащитными, право на защиту сводится фактически на нет.

Тем не менее, введенный в действие с 1 июля 2002 г. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», как, собственно, и Уголовно-исполнительный кодекс РФ (ст. 89), предусматривает право адвоката беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей)[37] .

Как показывает анализ адвокатской практики за последний период времени, органами предварительного следствия, органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, существенно нарушаются положения законодательства о неприкосновенности и соблюдении адвокатской тайны[38] .

Следователи активно предпринимают попытки допрашивать адвокатов в качестве свидетелей по уголовным делам, составлять процессуальные документы, фиксирующие результаты следственных действий с их участием, в действительности не проводившихся, и т.п. Так, следователем Генеральной прокуратуры РФ была вызвана на допрос по делу И. адвокат Д. Явившись в прокуратуру, адвокат Д. отказалась давать показания в качестве свидетеля, сославшись на то обстоятельство, что она является адвокатом по делу. Тем не менее, следователем был составлен протокол допроса адвоката в качестве свидетеля, где она расписалась о разъяснении ст. 51 Конституции РФ (факт имел место до вступления в действие УПК РФ 2001 г.), далее в протоколе допроса в качестве свидетеля следовала фраза, что Д. отказалась от дачи показаний. Таким образом, правовой статус адвоката Д. как свидетеля по делу был определен протоколом несостоявшегося допроса. Это обстоятельство послужило основанием для отвода Д. от участия в деле в качестве адвоката. Авторы неоднократно в своей практике сталкивались с аналогичными случаями.

Видится, что тактика поведения адвоката в данных случаях не отвечает требованиям закона. Так же адвоката И. прокуратура г. Москвы пыталась допросить в качестве адвоката по уголовному делу по факту захвата заложников в мюзикле «Норд-Ост». Адвокат избрал иную тактику поведения. Явившись в прокуратуру, он подал заявление о неправомерности действий следователя К. В заявлении было указано о недопустимости допроса адвоката по делу по фактам, ставшим ему известными в связи с оказанием юридической помощи. Сославшись на ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности...» (ч. 2) «Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля по обстоятельствам, ставшим ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием», он обжаловал действия следователя не только о намерении допросить адвоката в качестве свидетеля, но и сам факт вызова для такого допроса[39] .

Проанализируем дело, например, прокурор одного из районов Пермского края в соответствии с п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ вошел с представлением в райсуд — получить заключение судьи о наличии в действиях адвоката признаков преступления. Судья в порядке, предусмотренном ч. 3 ст.448 УПК РФ, вынес такое заключение, после чего в отношении адвоката прокурором района было возбуждено уголовное дело, которое по его поручению принял к своему производству один из следователей.

По кассационной жалобе стороны защиты вышеуказанное заключение Пермским краевым судом было отменено, производство по материалу прекращено: сторона обвинения не имела достаточных данных, свидетельствующих о наличии в действиях адвоката признаков преступления. С вынесением определения производство по представлению прокурора фактически прекратилось. В связи с этим следователь, руководствуясь п. 6 ч.1 ст. 24 УПК РФ, уголовное дело в отношении адвоката прекратил ввиду отсутствия заключения суда о наличии в действиях адвоката состава преступления.

Спустя некоторое время тот же прокурор в соответствии с п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ вновь внес в райсуд представление о наличии в действиях адвоката признаков преступления. В соответствии с ч. 3 ст. 448 УПК РФ требуемое заключение было дано. Прокурор возбудил уголовное дело, которое было завершено расследованием и передано в суд[40] .

Защита в судебном заседании заявила ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении подсудимого — адвоката на основании п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ — наличия в отношении него неотмененного постановления следователя о прекращении уголовного дела по тому же обвинению.

О том, как следует поступить суду в данной ситуации, практиками высказываются следующие две диаметрально противоположные точки зрения.

Первые предлагают: уголовное дело прекратить, поскольку по нему существует неотмененное постановление следователя о прекращении, а отменено оно быть не может, так как кассационным определением заключение судьи о наличии в действиях адвоката признаков преступления отменено и производство по первому представлению прокурора прекращено. При этом последний в порядке ст. 448 УПК РФ представление о наличии признаков преступления в действиях конкретного лица может внести только один раз.

Вторые возражают: если при внесении каждого последующего представления стороной обвинения приводятся новые основания к возбуждению уголовного дела, то прокурор в количестве представлений не ограничен.

Последняя точка зрения представляется предпочтительной, поскольку судебно-контрольное производство призвано обеспечить законность только одного решения стороны обвинения; на предмет обоснованности решения проверяются по мере их вынесения, запрета на повторное внесение представления в ст. 448 УК РФ в отличие от ст. 108 УПК РФ не содержится[41] .

В ч. 5 ст. 450 УПК РФ уточнено, что следственные и иные процессуальные действия, осуществляемые в соответствии с УПК РФ не иначе как на основании судебного решения, в отношении лица, указанного в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, если уголовное дело в отношении него не было возбуждено или лицо не было привлечено в качестве обвиняемого, производятся с согласия суда, указанного в ч. 1 ст. 448 УПК РФ.

На задержание лица истребование судебного решения не требуется. Не означает ли это, что любое лицо может быть задержано в качестве подозреваемого? Действительно, ст. 450 УПК РФ может быть истолкована именно таким образом. Однако содержащиеся в УПК РФ нормы должны толковаться только в совокупности. Данный подход к пониманию содержания УПК РФ ведет к выявлению в нем противоречия: возбудить уголовное дело в отношении лица, указанного в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, в нарушение правил, предусмотренных ст. 448 УПК РФ, иными словами признать его подозреваемым в совершении преступления нельзя, а задержать в порядке ст. 91 УПК РФ как подозреваемого без выполнения требований ст. 448 УПК РФ можно.

Как данная проблема решается на практике? Следователь З. потребовал от предпринимателя 50 000 долларов США за помощь. Последний, приняв предложение на словах, заявил о действиях в правоохранительные органы. До возбуждения уголовного дела в рамках проведения оперативно-розыскного мероприятия предприниматель 16 апреля 2007 года вручил депутату 50 000руб., после чего З. был задержан на месте преступления. Личности подозреваемого и его сообщника были сразу установлены. К слову, З. ее и не скрывал: предъявил удостоверение, кроме того, многие З. — человека публичного — знали в лицо.

Тем не менее, 16 апреля 2007 года уголовное дело было возбуждено по факту совершения мошенничества неизвестным лицом. После этого З. несмотря на статус и требования главы 52 УПК РФ (которые в его отношении не были выполнены), был задержан в порядке ст. 91, 92 УПК РФ по подозрению в покушении на мошеннические действия и помещен в ИВС. 17 апреля прокурор Республики внес в Верховный Суд Республики два документа:

· в порядке ст. 450 УПК РФ о проведении единичного процессуального действия — постановление о возбуждении перед судом ходатайства о заключении под стражу;

· в порядке ст. 448 УПК РФ — представление о даче заключения о наличии в действиях следователя З. признаков преступления.

Прокурор представление о даче заключения принял к производству, а постановление о возбуждении ходатайства о заключении З. под стражу направил по подсудности в городской суд, где 18 апреля вынес постановление о продлении в отношении З. срока задержания до 15 часов 20 апреля. 20 апреля до 15 часов Прокурор дал заключение о наличии в действиях З. признаков преступления, после чего судьей городского суда в порядке ст. 108 УПК РФ он был заключен под стражу.

Как видим, далеко не все действия и органов предварительного расследования, и суда можно расценить как законные. Органам предварительного расследования изначально было известно, что следователь З. готовится к совершению преступления. Сомнений в том, что именно он совершил преступление, получил преступным путем деньги, ни у кого не было. Не имей З. статуса следователя, уголовное дело в отношении него возбудили бы сразу. Однако ст. 448 УПК РФ этого делать не позволяет.

Поскольку возбуждению уголовного дела в отношении следователя предшествует самостоятельное производство, З. уже был задержан, мог скрыться от следствия и суда, то органы предварительного расследования вынужденно пошли на «ухищрение», несмотря на то, что у них в руках был преступник, возбудили уголовное дело по факту преступного деяния. Формально данное решение трудно назвать законным. Если вопрос о заключении З. под стражу в соответствии с требованиями главы 52 УПК РФ стороной обвинения все-таки был поставлен, то о соблюдении процедур, предусмотренных ст. 450 УПК РФ, по факту задержания З. органы предварительного расследования уже и не помышляли.

Суды Республики, рассматривая представление и ходатайство прокурора Республики в отношении З., избрали правильную тактику:

· вначале Верховный Суд Республики удостоверил наличие в действиях З. признаков преступления;

· затем городской суд рассмотрел прочие ходатайства стороны обвинения, в том числе о заключении З. под стражу.

В то же время трудно считать законным постановление о продлении в отношении З. срока задержания, так как решение об обнаружении в его действиях признаков преступления еще не было, следовательно, любое производство, в том числе и по рассмотрению вопроса о его заключении под стражу, подлежало прекращению.

Выход только один — закрепить в законе правило, согласно которому судебный контроль за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел в отношении лиц, занимающихся отдельными видами публичной деятельности и задержанных на месте преступления, из превентивного в силу этого задержания превращается в отложенный. В рамках данной формы контроля сразу будет осуществляться комплексная проверка законности и обоснованности всех иных процессуальных действий: задержания, заключения под стражу, предъявления обвинения[42] .

Сотрудники правоохранительных органов все чаще сталкиваются с ситуациями, когда необходимо проводить следственные действия с участием лиц, обладающих неприкосновенностью, а иногда и привлекать по уголовным делам в качестве обвиняемых депутатов законодательных органов, прокуроров, следователей, адвокатов и судей, совершивших противоправные деяния.

Отечественная правоприменительная практика показывает, что из-за специфического правового положения перечисленных категорий граждан, обусловленного гарантиями депутатской, судейской, прокурорской, следственной и адвокатской неприкосновенности, при совершении ими противоправных деяний уголовные дела в ряде случаев не возбуждаются и виновные не привлекаются к ответственности. Сложившаяся ситуация во многом определяется недостаточным уровнем правового регулирования вопросов привлечения к уголовной ответственности лиц, обладающих неприкосновенностью, а также отсутствием должной правовой регламентации проведения следственных действий с их участием и оперативно-розыскных мероприятий в отношении этих категорий граждан.

Практиками и учеными справедливо отмечается, что невозможно обеспечить неотвратимость ответственности преступников без противопоставления их криминальной деятельности целенаправленного комплекса оперативно-розыскных мер и следственных действий, без использования в качестве вспомогательной информации данных, полученных оперативно-розыскным путем. Указанное обстоятельство обусловливает необходимость при рассмотрении проблем привлечения к ответственности лиц, обладающих неприкосновенностью, исследовать не только процессуальные вопросы, но и вопросы проведения оперативно-розыскной деятельности в отношении этих лиц. Обоснованность именно такого комплексного исследования определяется и тем, что наука уголовного процесса, криминалистика и теория оперативно-розыскной деятельности имеют совпадающие объекты изучения, связанные с процессуальной деятельностью по борьбе с преступностью.

Таким образом, особое значение приобретают необходимость совершенствования уголовно-процессуального законодательства и законодательства об оперативно-розыскной деятельности, а также потребность выработки научно обоснованных рекомендаций по правильному и точному их применению в отношении отдельных категорий лиц, обладающих неприкосновенностью.

2.2 Проблемы возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование

С принятием УПК РФ 2001 г. претерпела значительные изменения процедура возбуждения уголовных дел. В связи с этим появилось много вопросов, которые не решены законодателем и неоднозначно разрешаются в судебной практике. В науке уголовного процесса возбуждение уголовных дел в последнее время также привлекает внимание процессуалистов, но по нерешенным проблемам высказываются различные мнения и предложения, нередко весьма противоречивые. Это обстоятельство побудило нас рассмотреть круг вопросов, связанных с возбуждением уголовных дел.

Как известно, УПК РФ существенно изменил процессуальный порядок возбуждения уголовного дела, которое теперь может быть возбуждено только с согласия прокурора. При этом сразу же неизбежно возникает один важный процессуальный вопрос: с какого момента следует считать уголовное дело возбужденным - с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела дознавателем или следователем или с момента получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела?

Следует считать, что по действующему УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела, принимаемое органом дознания, дознавателем и следователем, приобретает правовое значение лишь после получения согласия на это прокурора. В связи с этим нам представляется обоснованным предложение С.Г. Бандурина, который предлагает в целях правильного толкования нормы ст. 146 УПК РФ внести в нее дополнение, указав, что уголовное дело считается возбужденным с момента дачи согласия прокурором. После вынесения такого постановления органы дознания, дознаватель и следователь незамедлительно направляют его прокурору с обязательным приложением материалов проверки сообщения о преступлении, а в случае производства отдельных следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего, - соответствующих протоколов и постановлений (ч. 4 ст. 146 УПК РФ).

В связи с этим А. Власов справедливо указывает, что УПК РФ не устанавливает, какой период времени должен пройти с момента вынесения постановления о возбуждении дела следователем до получения согласия на это прокурора. Предложенный же законодателем термин «незамедлительно» является оценочным и не дает четкого ответа.

Появление в УПК РФ нового процессуального порядка возбуждения уголовного дела только с согласия прокурора оказалось неожиданным как для ученых, так и практических работников правоохранительных органов. Дело в том, что в науке уголовного процесса никто и никогда не ставил вопрос о таком процессуальном порядке возбуждения уголовного дела. Как стало известно, во время принятия нового УПК РФ именно «Генеральная прокуратура РФ, настаивавшая на этой норме... доказывала, что сложностей в применении понятия «незамедлительно» не будет».

Рассматриваемая норма служит серьезным препятствием для своевременного проведения следователем и дознавателем неотложных следственных действий, от быстроты и качества производства которых во многом зависит раскрытие преступления.

Практические работники, выехавшие на место происшествия, теперь поставлены в трудное положение. Следователь вынужден ограничиваться проведением только осмотра места происшествия, затем он должен обращаться к прокурору за согласием на возбуждение уголовного дела, и только после получения такого согласия он получает право проводить все другие следственные действия. Без согласия прокурора проведение следственных действий будет незаконным, и все обнаруженные при этом доказательства должны будут быть признаны в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ недопустимыми.

Если же следователь на месте происшествия вынесет постановление о возбуждении уголовного дела и произведет все необходимые первоначальные следственные действия - задержание, допросы, обыски и др., рассчитывая на то, что в последующем, но уже неизбежно задним числом прокурор все же даст свое согласие на возбуждение уголовного дела, то в этом случае он рискует тем, что если прокурор не даст своего согласия на возбуждение уголовного дела, то тогда следователь может быть обвинен в нарушении уголовно-процессуального закона, а все собранные им доказательства в дальнейшем могут быть признаны недопустимыми.

Таким образом, непродуманная новелла нередко толкает и прокурора, и следователя, и дознавателя на нарушение закона. И единственно верный выход из сложившейся противоречивой ситуации - упразднить процессуальный порядок возбуждения уголовного дела с согласия прокурора и предоставить органу дознания, дознавателю и следователю право самостоятельно принимать такое решение. Одновременно закон должен обязать соответствующих должностных лиц немедленно направлять прокурору копию соответствующего постановления о возбуждении уголовного дела, в связи, с чем следует внести соответствующие изменения в нормы ч. 4 ст. 146 УПК РФ[43] .

Еще одной новеллой УПК РФ 2001 г. является возможность возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица связано с наличием в УПК РФ гл. 52, определяющей особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц.

Как упоминалось выше в соответствии со ст. 447 УПК РФ требования указанной главы распространяются на: члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы, депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ, депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица органа местного самоуправления; судью Конституционного Суда РФ, судью федерального суда общей юрисдикции или арбитражного суда, мирового судью и судью конституционного (уставного) суда субъекта РФ, присяжного или арбитражного заседателя в период осуществления им правосудия; Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и аудиторов Счетной палаты РФ; Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации; Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, а также кандидата в Президенты РФ; прокурора; следователя; адвоката; члена избирательной комиссии, комиссии референдума с правом решающего голоса.

Этот порядок возбуждения уголовных дел действует также и в случаях возбуждения уголовных дел частного обвинения в отношении указанных лиц. Так, например, по одному из уголовных дел Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала, что решение о возбуждении уголовного дела в отношении выборного лица органа местного самоуправления принимается в порядке, предусмотренном п. 11 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, и в случаях возбуждения уголовных дел частного обвинения.

Статья 448 УПК РФ устанавливает особый порядок возбуждения уголовного дела или привлечения в качестве обвиняемых в отношении лиц, указанных в ч. 1 ст. 447 УПК РФ. Разумеется, что в этом случае речь может идти только о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, поскольку правоохранительным органам в этом случае предстоит для возбуждения уголовного дела и привлечения этого лица в качестве обвиняемого преодолеть иммунитет, установленный законом. В последнее время особый порядок возбуждения уголовного дела в отношении отдельных должностных лиц и сотрудников правоохранительных органов, включая судей и депутатов, подвергается серьезной и обоснованной критике в связи с тем, что он нередко приводит к фактической безнаказанности виновных[44] .

Как пишет В.З. Лукашевич, что «особый порядок возбуждения уголовного дела применительно к указанным должностным лицам правоохранительных органов, включая судей, а также депутатов, должен быть отменен, чтобы органы прокуратуры могли проводить все следственные, процессуальные действия и требовать от органов дознания проведения оперативно-розыскных мероприятий во всех необходимых случаях. Когда достаточные доказательства для привлечения в качестве обвиняемого будут собраны, проверены и оценены компетентными должностными лицами органов государства, тогда Генеральный прокурор РФ входит с представлением в квалификационную коллегию судей или другой орган с предложением дать согласие на привлечение соответствующего судьи к уголовной ответственности»[45]

Как уже отмечалось впервые порядок привлечения к уголовной ответственности судей, прокуроров, следователей и адвокатов, учитывая процессуальный статус этих лиц, изложен в особом разделе УПК. И хотя таких дел сравнительно мало, они вызывают значительный общественный резонанс.

Нормы уголовно-процессуального законодательства о привлечении к уголовной ответственности специальных субъектов судопроизводства в целом направлены на создание дополнительных гарантий их неприкосновенности и независимости. Однако положительный фактор такой неприкосновенности в случае совершения ими деяния, имеющего признаки преступления, при несовершенстве норм уголовного судопроизводства приводит к отрицательным результатам.

В п. 10 сказано, что решение о возбуждении уголовного дела принимается в отношении следователя, адвоката - прокурором с согласия судьи районного суда, а в отношении прокурора - вышестоящим прокурором с согласия судьи районного суда по месту совершения деяния.

Иными словами, прокурор определенного уровня направляет в суд представление в отношении нижестоящего прокурора, следователя или адвоката с просьбой дать заключение о наличии в его действиях признаков преступления. По этому представлению суд в течение 10 суток обязан вынести решение о согласии на возбуждение уголовного дела или об отказе в этом.

Однако, если в одних случаях (в отношении судей или депутатов), когда суд решает вопрос о даче согласия на возбуждение уголовного дела, речь идет о Верховном Суде РФ или суде субъекта Федерации, в данном случае имеется в виду суд по месту совершения деяния, т.е. районный (городской) суд. Тем самым законодатель, видимо, решил не загружать излишними делами высшие суды субъектов Федерации.

Приведем пример из практики. Прокурор субъекта Федерации обратился с представлением о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении районного прокурора Гареева, который у себя в районе занимался мошенничеством и вымогательством материальных и денежных ценностей. Разумеется, в соответствии со ст. 448 УПК он обратился в суд того района, где 5 лет работал районный прокурор.

Сначала дело принял к производству председатель суда, однако Гареев заявил ему отвод, указав, что тот, вследствие их личных отношений, может вынести необъективное решение. Отвод был удовлетворен, так как председатель «вспомнил», что вместе с прокурором справляли свадьбы детей. Дело было передано другому судье - Андрееву. Однако, рассмотрев представление, он отказал в даче согласия, сославшись на отсутствие доказательств вины Гареева. Хотя никаких доказательств в материале проверки не могло быть, поскольку рассмотрению подлежали только данные, указывающие на признаки преступления, по которым в случае возбуждения уголовного дела следовало собрать, проверить и оценить доказательства о виновности или невиновности Гареева.

Соответственно на решение суда было внесено кассационное представление и Верховным судом РБ решение Андреева было отменено. Более того, Верховный суд вынес определение о передаче рассмотрения представления прокурора РБ о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении Гареева в другой районный суд.

Этот пример показывает, насколько сложно выполнить условия, предусмотренные п. 10 ст. 448 УПК о рассмотрении дел о возбуждении уголовного дела в отношении прокуроров, следователей и адвокатов.

Ясно, что из элементарных этических понятий судья не может рассматривать дело в отношении прокурора или следователя, с которым он был в хороших отношениях. Кроме волокиты, такое судебное рассмотрение вряд ли к чему приведет. И независимо от того, какие отношения сложились у прокурора, следователя, адвоката с судьей, который будет выносить решение, такое решение, скорее всего, будет небеспристрастным и находиться под угрозой отмены. Причем отмены в точном соответствии с законом на основании ст. 61 УПК, где перечислены обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу. В ее ч. 2 указано, что судья не может участвовать в производстве по уголовному делу, если есть обстоятельства, дающие основания полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела. Не нужно особо доказывать, что дача согласия на возбуждение дела входит в понятие производства по уголовному делу. Поэтому при совершении преступления прокурором или следователем на территории района, где они работают, суд этого района автоматически должен быть лишен права рассмотрения этого дела[46] .

Возможно, следует, рассмотрение дел о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении прокуроров, следователей и адвокатов возложить на суды субъектов Федерации. Это не приведет к подозрению в необъективном решении вопроса независимо от существа самого решения.

Другая проблема, которая возникает при применении норм о возбуждении уголовного дела в отношении специальных субъектов, касается, видимо, не только прокурорско-следственных работников и адвокатов, но и всех лиц, к которым применяется особый порядок уголовного судопроизводства при возбуждении уголовного дела с согласия суда. Речь идет о порядке судебного заседания, в котором рассматривается вопрос о даче согласия на возбуждение уголовного дела.

В ч. 2 ст. 448 УПК сказано, что рассмотрение представления прокурора проводится с его участием, а также с участием лица, в отношении которого внесено представление, и его защитника в закрытом судебном заседании в срок не позднее 10 суток со дня поступления представления прокурора в суд. Законодатель предположил, что дело будет рассмотрено в 10-суточный срок, однако сам же создал препятствия, чтобы как можно дольше оттянуть время рассмотрения дела.

Опять же обратимся к примеру с прокурором Гареевым, хронология рассмотрения, дела которого растянулась на несколько месяцев. Сначала он, узнав, что в отношении его стоит вопрос о возбуждении уголовного дела, на 21 день лег в больницу. Затем две недели искал себе адвоката, а потом адвокат недели две был занят в другом процессе. На третий месяц председатель суда взял себе отвод, еще через две недели судья Андреев наконец рассмотрел дело, отказав в даче согласия на возбуждение уголовного дела. По кассационному представлению Верховный суд республики через две недели назначил дело к кассационному рассмотрению. Однако в назначенный день заболел адвокат Гареева, и дело вновь отложили. После Верховный суд вынес решение о передаче дела в другой районный суд. И так до бесконечности. Уголовное дело до сих пор не возбуждено.

Уголовно-процессуальный закон «защищает» права и интересы прокуроров и следователей, что правоохранительные органы не имеют возможности в течение нескольких месяцев возбудить уголовное дело в отношении их, хотя есть все признаки преступления. А любого укравшего вещь стоимостью 1000 руб. за это время давно бы осудили.

Если в суде требуется обязательное участие лица, в отношении которого рассматривается дело, и его защитника, возбудить дело в короткие сроки становится практически невозможным. Человек может «заболеть» на несколько месяцев, постоянно менять адвокатов либо вообще уехать в неизвестном направлении, И никаких мер против этого законодатель не предусмотрел.

Исчезают следы преступлений, свидетели забывают о многих обстоятельствах происшедшего, лица, заявившие о преступлении, наблюдая буквально издевательство над правосудием, могут отказаться от своих заявлений. Причем, учитывая высокое социальное положение прокуроров и следователей, в отношении которых необходимо возбудить уголовное дело, возможно давление и угрозы в адрес заявителей и свидетелей. А они, не понимая всех тонкостей уголовного процесса, справедливо полагают, что виновные не будут наказаны. То есть стадия возбуждения уголовного дела превращается в стадию его развала на самом начальном этапе, а если сказать прямо - в фарс. Причем на этой стадии рассматриваются только поводы для возбуждения уголовного дела, предусмотренные ст. 140 УПК. А суд, решая вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении прокурора, следователя или адвоката, лишь оценивает достаточность этих поводов.

В данном случае было бы целесообразней, рассмотрение представлений о возбуждении уголовного дела производить независимо от участия указанных в ст. 447 УПК лиц. Их нужно только уведомить о времени и месте рассмотрения дела. Причем срок рассмотрения представления следует сократить до 3-х суток. И лишь в сложных случаях предоставить суду возможность направить материал для дополнительной проверки сроком до 10 суток. Это будет соответствовать требованиям ст. 144 УПК о порядке и сроках возбуждения уголовного дела в обычном режиме и конституционным принципам равноправия граждан[47] .

На наш взгляд, совершенно прав В.З. Лукашевич, когда пишет, что «особый порядок возбуждения уголовного дела применительно к указанным должностным лицам правоохранительных органов, включая судей, а также депутатов, должен быть, отменен, чтобы органы прокуратуры могли проводить все следственные, процессуальные действия и требовать от органов дознания проведения оперативно-розыскных мероприятий во всех необходимых случаях. Когда достаточные доказательства для привлечения в качестве обвиняемого будут собраны, проверены и оценены компетентными должностными лицами органов государства, тогда Генеральный прокурор РФ входит с представлением в квалификационную коллегию судей или другой орган с предложением дать согласие на привлечение соответствующего судьи к уголовной ответственности».

Таковы некоторые проблемы стадии возбуждения уголовного дела по УПК РФ.

Принятие в 2001 г. УПК РФ не только не разрешило всех проблем стадии возбуждения уголовного дела, но и добавило новые. Некоторые ученые-процессуалисты вновь стали ставить вопрос об устранении стадии возбуждения уголовного процесса из уголовного судопроизводства России.

предварительный расследование должностной уголовный


Заключение

В России уже более века существует система уголовного судопроизводства, в которой традиционно выделяется стадия возбуждения уголовного дела как одна из важных гарантий защиты личности от необоснованного применения мер уголовно-процессуального принуждения.

Возбуждение уголовного дела в отношении должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование, главным образом регулируется главой ст. 448 УПК РФ.

Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц впервые введены в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации самостоятельным разделом как совокупность процессуальных правил, определяющих специальный порядок привлечения к уголовной ответственности, применения мер пресечения, иных мер уголовно-процессуального принуждения и производства следственных действий[48] .

В представленной работе был рассмотрен процессуальный порядок возбуждения уголовного дела с современной точки зрения. По итогам проведенных исследований и изучений можно сделать некоторые выводы.

Возбуждение уголовного дела - это самостоятельная и первоначальная стадия уголовного процесса, представляет собой принятие соответствующего решения уполномоченным на то государственным органом о возбуждении уголовного дела либо об отказе в возбуждении такового. Такое решение, как правило, формулируется в постановлении (или определении).

Для возбуждения уголовного дела необходим законный повод и достаточное основание. При наличии повода и достаточного основания орган дознания, дознаватель или следователь с согласия прокурора, а также прокурор в пределах своей компетенции, возбуждают уголовное дело.

Принятое в установленном порядке решение о возбуждении уголовного дела - это юридический документ, который служит правовым основанием для производства следственных действий и применения мер процессуального принуждения. Следует отметить, что решать вопрос о возбуждении уголовного дела или отказе от возбуждения могут лишь те органы и должностные лица, которые уполномочены на это законом.

Подводя итоги изложенному выше, приходим к следующим выводам:

1. Исходя из необходимости обеспечения принципов равенства и справедливости в уголовном судопроизводстве в отношении всех лиц, УПК РФ должен содержать равные гарантии по привлечению лиц к ответственности.

2. Поскольку уголовно-процессуальное право – отрасль публичного права, то исключения, которые возможны и обусловлены сложившейся ситуацией, допустимы лишь в целях обеспечения государственной деятельности указанных в Конституции РФ лиц.

3. Активное изменение данного перечня позволяет предположить два объяснения: либо трансформируются взгляды законодателя на необходимость распространения особого порядка привлечения к ответственности на новые категорий лиц, либо ставится под сомнение целесообразность самого существования особого порядка в отношении новых категорий российских граждан.

4. Соблюдение государственных интересов требует постановки и решения вопроса о целесообразности существования перечня лиц, особый порядок привлечения, к ответственности которых не обусловлен Основным законом страны и не опирается на конституционно-правовое толкование, высказанное Конституционным Судом в постановлении от 07.03.1996 г. № 6-П. В этих условиях следует признать, что положения гл. 52 УПК РФ не соответствует Конституции РФ в части, касающейся привилегий по привлечению к уголовной ответственности отдельных категорий лиц.

5. Указанные законодателем в федеральных законах исключения в отношении отдельных категорий лиц – «островки независимости» – не способствуют в целом обеспечению одной из государственных функций: обеспечению внутренней безопасности, реализации которой служит уголовное судопроизводство.

6. Изложенное подрывает положение Конституции РФ о равенстве всех перед законом и, следовательно, подрывает основы справедливости и равенства, провозглашённые основным законом.

Таким образом, можно сделать вывод, что стадия возбуждения уголовного дела играет важную роль и служит тому, чтобы все решения о возбуждении уголовного дела были законными и обоснованными, в связи с этим нет разумных аргументов для ее устранения из уголовного судопроизводства России.


Список литературы

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации (с изм. от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // «Парламентская газета», N 4, 23-29.01.2009.

2. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 63-ФЗ (ред. от 27.07.2009 N 215-ФЗ) // СПС КонсультантПлюс.

3. Федеральный закон от 4 июля 2003 г. N 92-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003.

4. Федеральный закон от 17 января 1992 г. № 2202—1 «О прокуратуре РФ» — 1992.

5. Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» // СЗ РФ. — 2002.

6. Федеральный закон от 08.05.1994 № 3 – ФЗ «О статусе члена совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» // СЗ РФ, 1994.

7. Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 30 декабря 1992 г. по делу Г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1993. - №4. - С.10-11.

8. Постановление Конституционного Суда РФ от 27.12.1999 № 19-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 3 статьи 20Федерального Закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» в связи с жалобами граждан В.П. Малюкова и Ю.А. Антропова, а также запросом Вахитовского районного суда города Казани» // Собрание законодательства РФ. 2000. № 3. Ст. 354. это судебная практика. // СПС КонсультантПлюс.

9. Приказ МВД РФ № 500 от 24.06.2005 г. «О следственном комитете при Министерстве внутренних дел Российской Федерации» //СПС Консультант плюс.

10. Указ Президента Российской Федерации от 28.07.2004 N 976 «Вопросы Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков» // «Российская газета», N 162, 31.07.2004. // СПС КонсультантПлюс.

Литература

11. Багаутдинов Ф. Возбуждение уголовного дела по УПК РФ // Законность. 2007. N 9. - 264 с.

12. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России: Учебник. М., 2004.- 321 с.

13. Власов А. Возбуждение уголовного дела // Законность. 2004. – 173 с.

14. Громов Н.А. Уголовный процесс России: учебное пособие / Н.А. Громов - М.: Юристъ, 2005. - 274 с.

15. Данилевич А. А. Уголовный процесс. Доказательства и доказывание: учебно-метод. пособие А. А. Данилевич, В. В. Шпак. — Минск: БГУ, 2006. 33 с

16. Деришев Ю.В. Концепция уголовного досудебного производства в правовой доктрине современной России. Омск, 2007. – 218 с.

17. Жеребятьев И.В., Сиваев В.С. Возбуждение уголовных дел частного обвинения // Уголовный процесс. 2005. N 11. – 196 с.

18. Кальницкий В. Правовая позиция Конституционного Суда РФ по вопросам возбуждения и рассмотрения дела частного обвинения // Уголовное право. 2005. N 5. – 217 с.

19. Красильников А.В. Привлечение к уголовной ответственности как межотраслевой правовой институт. Правовая защита частных и публичных интересов: Материалы международной межвузовской научно-практической конференции (20-21 января 2005 г.): Сборник статей. В 2 ч. Ч. 1 / Под общ. ред. Б.И. Ровного. - Челябинск: Изд-во «Фрегат», 2005. – 112 с..

20. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РФ. Под ред. А.Я. Сухарева. Диск Консультант Плюс 2006

21. Конспект лекций по Уголовному Процессу. Комарова Н.А. СПб ГУ ЮФ 2006. – 252 с.

22. Клейман Л.В. Проблемы использования заключения специалиста по уголовным делам // Актуальные проблемы теории и практики уголовного судопроизводства и криминалистики: Сборник статей: В 3 ч. Ч. 1: Вопросы уголовного судопроизводства. М., 2004. – 135 с.

23. Коротков А. Новый порядок возбуждения уголовного дела // Уголовное право. 2007. N 5. – 386 с.

24. Лукашевич В.З. Возбуждение уголовного дела // Уголовный процесс России. Особенная часть: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / А.И. Александров, С.А. Величкин, Н.П. Кириллова и др.; Под ред. В.З. Лукашевича. СПб., 2005.- 143 с.

25. Муравьев К.В. Возбуждение уголовного дела в отношении лица: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2005. – 128 с.

26. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под общ. ред. Лебедева В.М.; науч. ред. Божьев В.П. / «Юрайт-Издат», 2007 г. – 245 с.

27. Надзорное определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по уголовным делам №71-ДП04-2 по делу Грязнова. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2004 г. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2005. - №7 СПС Гарант.

28. Исаенко В. Следственные действия и полномочия прокурора по надзору // Законность. 2003. N 2. – 246 с.

29. Овчинников Ю. Стадия возбуждения уголовного дела нуждается в совершенствовании . Перераб. и доп.// Законность. 2007. N 11. – 431 с.

30. Овсянников И. Заключение и показания специалиста // Законность. 2005. N 7. – 312 с.

31. Петрухин И.Л. Возбуждение уголовного дела по действующему УПК РФ // Государство и право. 2005. N 1. С. 68 и др.

32. Рыжаков А.П. Уголовный процесс: Учебник для вузов.- 3-е изд. испр. и доп. — М.: Издательство НОРМА, 2004. –704с.

33. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный // Под общ. ред. А.В. Смирнова /4-е издание, дополненное и переработанное. / СПС «Гарант», 2008

34. Салимзянова Р.Р. Особенности производства по уголовным дела: монография / Р.Р. Салимзянова. – Казань: КЮИ МВД России, 2007.

35. Тарасова А. Порядок привлечения к уголовной ответственности адвоката/ А. Тарасова // Актуальные проблемы права в России: материалы VII международной научно-практической конференции 7-8 апреля 2006 г. – Челябинск, 2005. – 531 с.

36. Уголовный Процесс России. Особенная часть. Под общ. ред. В.З. Лукащевича. - СПб.: Издательский Дом СПб ГУЮФ, 2005.- 256 с.

37. Чупахин Р. Процессуальный порядок возбуждения уголовного дела: проблемы теории и практики Следователь. 2004. N 6. – 344 с.


[1] Жеребятьев И.В., Сиваев В.С. Возбуждение уголовных дел частного обвинения // Уголовный процесс. 2005. № 11. – С. 51-54.

[2] www.pravo.ru

[3] Вицин С. Институт возбуждения уголовного дела в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. – М., 2003.С. 58 – 60.

[4] Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный // Под общ. ред. А.В. Смирнова /4-е издание, дополненное и переработанное. / СПС «Гарант», 2008.

[5] Приказ МВД РФ № 500 от 24.06.2005 г. «О следственном комитете при Министерстве внутренних дел Российской Федерации». // СПС КонсультантПлюс.

[6] Указ Президента Российской Федерации от 28.07.2004 N 976 «Вопросы Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков» // «Российская газета», № 162, 31.07.2004. // СПС КонсультантПлюс.

[7] Жеребятьев И.В., Сиваев В.С. Возбуждение уголовных дел частного обвинения // Уголовный процесс. 2005. № 11. – С. 113-118.

[8] Коротков А. Новый порядок возбуждения уголовного дела // Уголовное право. 2007. № 5. – С. 68-73.

[9] Лукашевич В.З. Возбуждение уголовного дела // Уголовный процесс России. Особенная часть: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / А.И. Александров, С.А. Величкин, Н.П. Кириллова и др.; Под ред. В.З. Лукашевича. СПб., 2005. – С. 74-81.

[10] Конституция Российской Федерации (с изм. от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // Парламентская газета, № 4, 23-29.01.2009.

[11] Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 63-ФЗ (ред. от 27.07.2009 N 215-ФЗ) // СПС КонсультантПлюс.

[12] Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РФ. Под ред. А.Я. Сухарева. Диск Консультант Плюс 2006. – С. 164-168

[13] Уголовный Процесс России. Особенная часть. Под общ. ред. В.З.Лукащевича. - СПб.: Издательский Дом СПб ГУ ЮФ, 2005. С.116 -122.

[14] Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 63-ФЗ (ред. от 27.07.2009 N 215-ФЗ) // СПС КонсультантПлюс.

[15] Деришев Ю.В. Концепция уголовного досудебного производства в правовой доктрине современной России. Омск, 2007. – С.117 -119.

[16] Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный // Под общ. ред. А.В. Смирнова /4-е издание, дополненное и переработанное. / СПС «Гарант», 2008.

[17] Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 63-ФЗ (ред. от 27.07.2009 N 215-ФЗ) // СПС КонсультантПлюс.

[18] Петрухин И.Л. Возбуждение уголовного дела по действующему УПК РФ // Государство и право. 2005. N 1. – С. 23- 29.

[19] Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 63-ФЗ (ред. от 27.07.2009 N 215-ФЗ) // СПС КонсультантПлюс.

[20] Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России: Учебник. М., 2004. – С. 254-259.

[21] Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 63-ФЗ (ред. от 27.07.2009 N 215-ФЗ) // СПС КонсультантПлюс.

[22] Данилевич А. А. Уголовный процесс. Доказательства и доказывание: учебно-метод. пособие / А. А. Данилевич, В. В. Шпак. — Минск: БГУ, 2006. — С.12-15

[23] Рыжаков А.П. Уголовный процесс: Учебник для вузов.- 3-е изд. испр. и доп. — М.: Издательство НОРМА, 2004. – С.472-476.

[24] Жеребятьев И.В., Сиваев В.С. Возбуждение уголовных дел частного обвинения // Уголовный процесс. 2005. N 11. – С.79-84.

[25] Чупахин Р. Процессуальный порядок возбуждения уголовного дела: проблемы теории и практики // Следователь. 2004. N 6. – С.153 -155.

[26] Конспект лекций по Уголовному Процессу. Комарова Н.А. СПбГУ ЮФ 2006. – С.51 -56.

[27] Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России: Учебник. М., 2004. – С. 84 -88.

[28] Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный // Под общ. ред. А.В. Смирнова /4-е издание, дополненное и переработанное. / СПС «Гарант», 2008.

[29] Громов Н.А. Уголовный процесс России: учебное пособие / Н.А. Громов - М.: Юристъ, 2005. – С.145 -147.

[30] Кальницкий В. Правовая позиция Конституционного Суда РФ по вопросам возбуждения и рассмотрения дела частного обвинения //Уголовное право. 2005. N 5.- С. 95 -98.

[31] Федеральный закон от 08.05.1994 г. № 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» //СЗ РФ. 1994. № 28. Ст. 3466.

[32] Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» // СЗ РФ. — 2002. // СПС КонсультантПлюс.

[33] www.pravo.ru

[34] Уголовный Процесс России. Особенная часть. Под общ. ред. В.З.Лукащевича. - СПб.: Издательский Дом СПбГУЮФ, 2005. – С. 94 -98.

[35] Власов А. Возбуждение уголовного дела // Законность. 2004. – С. 38 -42.

[36] Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» // СЗ РФ. — 2002.) // СПС КонсультантПлюс.

[37] Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» // СЗ РФ. — 2002. // СПС КонсультантПлюс.

[38] Тарасова А. Порядок привлечения к уголовной ответственности адвоката/ А. Тарасова // Актуальные проблемы права в России: материалы VII международной научно-практической конференции 7-8 апреля 2006 г. – Челябинск, 2005. 68 с.

[39] Овчинников Ю. Стадия возбуждения уголовного дела нуждается в совершенствовании . Перераб. и доп.// Законность. 2007. № 11. – С.131-138.

[40] Данилевич А. А. Уголовный процесс. Доказательства и доказывание: учебно-метод. пособие / А. А. Данилевич, В. В. Шпак. — Минск: БГУ, 2006. — С. 18 -23.

[41] Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РФ. Под ред. А.Я. Сухарева. Диск Консультант Плюс 2006.

[42] Муравьев К.В. Возбуждение уголовного дела в отношении лица: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2005 – С. 73 - 77.

[43] Исаенко В. Следственные действия и полномочия прокурора по надзору // Законность. 2003. № 2. – С. 184 - 186.

[44] Багаутдинов Ф. Возбуждение уголовного дела по УПК РФ // Законность. 2007. № 9. – С.124 -127.

[45] Лукашевич В.З. Возбуждение уголовного дела // Уголовный процесс России. Особенная часть: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / А.И. Александров, С.А. Величкин, Н.П. Кириллова и др.; Под ред. В.З. Лукашевича. СПб., 2005. – С.47 - 53.

[46] Овчинников Ю. Стадия возбуждения уголовного дела нуждается в совершенствовании . Перераб. и доп.// Законность. 2007. № 11. – С.184 - 186.

[47] Чупахин Р. Процессуальный порядок возбуждения уголовного дела: проблемы теории и практики // Следователь. 2004. № 6. – С.231 -235.

[48] Овчинников Ю. Стадия возбуждения уголовного дела нуждается в совершенствовании . Перераб. и доп.// Законность. 2007. № 11. – С.78 -80.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий