регистрация / вход

Правовое государство понятие и основные признаки. Особенности гражданского общества

Самарский муниципальный институт управления Специальность «Государственное и муниципальное управление» Кафедра теории и истории управления. Курсовая работа

Самарский муниципальный институт управления

Специальность «Государственное и муниципальное управление»
Кафедра теории и истории управления.
Курсовая работа
по теории государства и права
на тему:
Правовое государство: понятие и основные признаки.
Особенности гражданского общества.
Выполнила Научный руководитель:
студентка 3 курса Ст.преподаватель
факультета ГМУ Кафедры права СМИУ,
группы 133 к.ю.н.
заочного отделения Спирин М.Ю.
Доронина Е.В.

Самара

2002


Содержание

Введение.

Глава 1. Правовое государство.

§ 1 . Развитие концепции правового государства.

§ 2. Основные черты правового государства.

§ 3. Формирование правового государства в России.

Глава 2. Гражданское общество и правовое государство.

§ 1. Характеристика и понятие гражданского общества.

§ 2. Основные тенденции и перспективы развития

права и государства в современном гражданском обществе.

Глава 3. Государство правовое и социальное.

§ 1. Формирование идеи социальной государственности.

§ 2. Признаки социального государства.

§ 3. Является ли Россия социальным государством.

Заключение.

Введение

Размышление о социальных институтах все­гда включает прогнозы об их будущем. И эти прогнозы – неважно, сбываются они или нет - как импульсы из будущего организуют настоя­щее: подвигают на политические действия, даже влияют на оценки и переоценки прошлого. Связь времен - реальная вещь. Но эти прогнозы имеют разный характер, особенно когда касают­ся таких социальных институтов, как государст­во и право. В одних прогнозах государство и пра­во должны отмирать при определенных условиях (при построении коммунистического общества). В других - они вечны, т.к. преподнесены чело­вечеству богом. В третьих - одному из конкрет­ных государств предназначалось быть «тысяче­летним рейхом», хотя просуществовало это государство всего двенадцать лет. В концепциях, ведущих свое происхождение от утверждений Платона, государство, возникнув первоначально как «совершенное» и представляя собой живой организм, постепенно вырождается, разрушается (точно так же, как это происходит с живым орга­низмом).

И в концепции известного современного со­циолога Фукуямы либерально-демократическое государство - это венец политико-правового тво­рения человечества, «лучше, как говорится, не придумать». И, следовательно, надо законсервировать это детище либеральной идеологии и практики на века, пользуясь, разумеется, благами, которые дает обществу такое государство.

Эти и другие концепции (анархические, эсхатологические и т. д.) выте­кают органично из различного понимания государства и права, предписыва­ют и современной теории государства и права заглянуть за горизонты госу­дарства и права. Что может эта теория сказать о судьбе предмета своих научных интересов?

Ответу на этот и другие сходные вопросы и посвящена данная работа. Ее цель – изучение основных идей правового государства, его понятия и основных признаков, а также особенностей гражданского общества. Для раскрытия вышеназванных тем будут последовательно рассмотрены следующие задачи: развитие концепции, основные черты правового государства и его формирование в России; характеристика гражданского общества и основные этапы, тенденции и перспективы развития права и государства в гражданском обществе; сравнение правового государства с социальным.


Глава 1. ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО.

§ 1. Развитие концепции правового государства

Государство и право теснейшим образом связаны друг с другом. Государство использует право во всех сферах своей деятельности, в свою очередь правые нормы всегда санкционируются государством. Но правовое государство — это совсем особый тип взаимоотношений права и государства.

п.1.1. Античные философы о правовом государстве

Первые представления о правовом государстве как об определенном государственном устройстве, осуществляющем свою деятельность на основе закона, стали формироваться еще в Древнем мире. Значительное влияние на формирование теоретических представлений, а затем и практики правовой государственности, оказали политико-правовые идеи и институты Древней Греции и Рима, античный опыт демократии. Идею единения силы и права в организации Афинского государства на демократиче­ских началах проводил в своих реформах уже в VI в. до н. э. древнегреческий архонт Солон, один из знаменитых семи греческих мудрецов.

Главное на­правление поиска таких мыслителей античности, как Сократ, Демо­крит, Платон, Аристотель и др., связано со стремлением к более совер­шенным и справедливым формам общественной жизни. Античные философы последовательно отстаивали мысль о том, что государственность вообще возможна лишь там, где господствуют справедливые законы. Они старались найти такое взаимодействие между правом и государственной властью, которое бы обеспечивало гармоничное функционирование общества и при котором закон общеобязателен как для граждан, так и для самого государства.

Самое раннее из дошедших до нас определений государства какправового сообщества принадлежит Цицерону. В своем труде «О государстве» он писал о том, что государство (respublica) есть дело народа как «соединения многих лю­дей, связанных между собой согласием в вопросах права и общностью интере­сов»[1] .

Таким образом, ряд идей правовой государственности появился уже в античном мире, а теоретически развитые концепции и доктрины правового государства были сформулированы уже в условиях перехода от феодализма к капитализму и воз­никновения нового социально-политического строя.


п.1.2. Идеи правового государства в XVIII - XIX вв.

В период буржуазных революций возникают новые подходы к идее правового государства. В борьбе с абсолютизмом рождается идея пра­вовой организации государственной жизни, исключающей монополи­зацию власти в руках одного лица или властного органа, утверждающей равенство всех перед законом, обеспечивающей индивидуальную сво­боду посредством права.

Значительный вклад в теорию правового государства в этот период внесли Г. Гроций, Б. Спиноза, Т. Гоббс, Д. Локк, Ш. Монтескье, Д. Дидро, Вольтер, П. Гольбах, Т. Джефферсон и другие видные мыслители XVIII—XIX вв. С их именами связана разработка нескольких важных идей: естественных прав человека, народного суверенитета, разделения властей.

Размышляя о пределах госу­дарственной власти, Д.Локк, например, среди неотчужда­емых прав особо выделяет собственность, свободу мнений. Любое покушение на право собственности (лишение части собственности, по­вышение налогов) рассматривается Локком как проявление деспотиз­ма. Чтобы не допустить злоупотребления властей, он предлагает не соединять законодательную и исполнительную власть и подчинить за­конодателей действию ими же созданных законов, осуществляемых исполнительной властью. Другим средством от произвола, по Локку, является законность. «Ни для одного человека, находящегося в гражданском обществе, не может быть сделано исключение из законов этого общества»[2] .

Наконец, Локк решительно отстаивает и право народа на разрыв соглашения с правительством, и право на восстание для восстановле­ния попранной свободы. Однако восстание не должно быть актом мень­шинства.

С именем Монтескье связано детальное обоснование принципа раз­деления властей и идеи правления законов, а не людей. Согласно Мон­тескье, главная цель государства — примирять противоречия, возни­кающие между людьми в обществе, и разрешать споры между частными лицами правовым путем, используя силу, если кто-то не пожелает под­чиняться правопорядку.

Понимание права у Монтескье направлено против абсолютистских юридических доктрин. Он первый во Франции стал разрабатывать сис­тему светских правовых взглядов, противопоставляя феодальному произволу естественное право и идеалы Просвещения.


На качественно новую ступень обоснование идеала правового государст­ва было поднято в теории родоначальника классической немецкой филосо­фии Иммануила Канта (1724-1804 гг.). Согласно знаменитому определению государства, сформулированному Кантом в «Метафизике нравов», оно пред­ставляет собой «объединение множества людей, подчиненных правовым за­конам»[3] . Хотя Кант не употреблял еще термина «правовое государство», он ис­пользовал такие близкие по смыслу понятия, как «правовое гражданское общество», «прочное в правовом отношении государственное устройство», «гражданско-правовое состояние». Особенность кантовского определения заключалась в том, что конститутивным признаком государства здесь было на­звановерховенство правового закона. Его основополагающие идеи о роли государства базировались на представлении о том, что, каждый человек является абсолютной цен­ностью; никто не может рассматриваться в качестве средства или ору­дия для выполнения хотя бы и самых благороднейших планов. Все то, что ограничивает произвол одного по отношению к другому на основе категорического императива, по Канту, и есть право. Государство, по Канту не должно опекать подданных, посягать на их самостоятельность в обеспечении себе средств к существованию. Попытки власти регла­ментировать каждый шаг подданных он рассматривал как деспотию. Цель государства — торжество права. Оно должно руководствоваться правом, если не хочет потерять доверие граждан.

Народу, согласно Канту, принадлежит законодательная власть. Ис­полнительная власть подчинена законодательной. Судебная власть на­значается исполнительной. Тем самым должно обеспечиваться равно­весие властей, а не просто их разделение.

Под влиянием идей Канта в Германии сформировалось представительное направление, сторонники которого сосредоточили свое внимание на разра­ботке теории правового государства. К числу наиболее видных представите­лей этого направления принадлежали Роберт фон Моль (1799-1875 гг.), Карл Теодор Велькер (1790-1869 гг.), Отто Бэр (1817-1895 гг.), Фридрих Юлиус Шталь (1802-1861 гг.), Рудольф фон Гнейст (1816-1895 гг.).

Термин «правовое государство» (по-немецки - Rechtstaat) ввел в научный оборот Роберт фон Моль, и таким образом он прочно утвердился в немецкой юридической литературе в первой трети XIX в.

Иеринг, Еллинек, Дюги, Ориу, Паунд, Спенсер и другие мыслители конца XIX в. также внесли в теорию правового государства немалый вклад. Они сходились во мнении, что правовым можно считать лишь такое государство, где законодатель так же подзаконен, как и гражда­нин. Лишь при господстве права процветает национальное благосо­стояние, торговля и промыслы, развертываются присущие народу «ум­ственные и нравственные силы».

п.1.3. Тема правового государства в русской политико-правовой мысли

В русской политико-правовой мысли тема правового государства поднималась трудах Д.И. Писарева, А.И. Герцена, Н.Г. Чернышевского, А.И. Радищева, П.И. Пестеля, Н.М. Муравьева и других мыслителей.

В завершенном виде русская концепция правового государства сложилась в работах видных правоведов и философов предоктябрь­ского периода: Н.М. Коркунова, С.А. Котляревского, П.И. Новгородцева, С.А. Муромцева, В.М. Гессена, Г.Ф. Шершеневича, Б.Н. Чиче­рина, Н.А. Бердяева и других. Большинство из них принадлежали к представителям русского либерализма. Либерализм в России во вто­рой половине XIX в. стремился преобразовать государственный строй Российской империи в соответствии с образцами европейского пути развития.

Основными идеями либеральных доктрин были права и свободы личности, светский характер общества, политический плюрализм, все­общее избирательное право, парламент, правовое государство и режим законности.

Наиболее известной фигурой либеральных мыслителей второй по­ловины XIX в. является Б.Н. Чичерин. Он обладал необычайной ши­ротой научных интересов, и его работы в области права не потеряли своего теоретического и практического значения до сегодняшнего дня. Б.Н. Чичерин исходил из необходимости приоритета государства в осуществлении общественных преобразований, выступал за парла­ментский и конституционный строй, считал, что правом определяется область свободы человека. По его мнению, начала права вытекают из природы человеческой личности и определяют взаимные отношения свободы разумных существ. Но, как и нравственность, — это формаль­ное начало. Его содержание дается экономическими отношениями. Они, в свою очередь, только тогда покоятся на твердой почве, когда ограждаются принудительными определениями права. Тут есть взаи­модействие, в котором, однако, право является господствующим нача­лом, ибо оно устанавливает обязательные формы.

Другой видный представитель либерального правоведения и соци­ологической школы права С.А. Муромцев понимал под правом право­вой порядок, который рассматривался как совокупность субъективных прав, защищающих систему существующих общественных отношений. В соответствии со своей теорией социальной защиты С.А. Муромцев полагал, что юридическая защита составляет основное отличительное свойство права. Она ограждает фактические отношения от случайного произвола. Юридические нормы составляют важнейший фактор пра­вопорядка, поскольку они направляют действия органов и лиц, кото­рые держат в своих руках юридическую защиту отношений: админи­стративных властей, суда, субъектов гражданских прав. Однако сила власти, формулирующей нормы, не абсолютна. Она действует рядом и совместно с другими силами, которые таким образом оказывают влия­ние на образование правового порядка.

В специально посвященной правовому государству работе В. Гессен подробно рассмотрел сущность государственности такого типа и ее отличительные черты. По мнению этого известного ученого, государст­во путем своих законов связывает и обязывает ими не только подчи­ненных ему индивидов, но вместе с тем, посредственно или непосредст­венно, и самое себя. Закон налагает известные обязанности на граждан, предоставляя соответственные права правительству; но в то же время закон налагает известные обязанности на правительство, предоставляя гражданам соответственные права. «Государство, в лице своей прави­тельственной власти, так же подчинено закону, как каждый, в отдель­ности, гражданин»,[4] - считал Гессен. По мнению Гессена, реализация этого принципа возможна только в условиях обособления власти, в условиях конституционного государ­ственного строя.

Советская государственно-правовая наука идею правового государ­ства считала буржуазной.

В период перестройки и после краха социалистической системы в нашей стране произошли серьезные изменения в научных взглядах на государство и право, обозначились новые подходы к оценке их роли в политической системе общества. Опираясь на научный потенциал про­шлого и настоящего, практический опыт построения и функциониро­вания правовой государственности в современных демократических государствах, отечественное правоведение и политическая мысль на­метили реальные контуры будущего правового государства в нашем обществе.


§ 2. Основные черты правового государства.

п.2.1. Какое государство называется правовым

Правовое государство является одним из существенных достижений чело­веческой цивилизации. Как считает один из известных российских правоведов Воротилин Е.А., суть правового государства в том, что оно охраняет правопорядок, обеспечивающий свободу и равенство чле­нов общества, отнюдь не навязывая им общеобязательных представле­ний об общем благе и путях его достижения[5] .

Соответственно соотно­шение права и государства в гражданском обществе с точки зрения правового режима определяется не только как законопослушность (законопокорность) населения. Оно определяется еще и как законность действий государства, его органов и должностных лиц, охраняющих правопорядок и не переступающих ту границу, за которой граждане осуществляют свои свободы.

Проф. B.C. Нерсесянц определяет правовое государство как «правовую форму организации и деятельности публично-политической власти и ее вза­имоотношений с индивидами как субъектами права, носителями прав и сво­бод человека и гражданина»[6] .

Итак, правовое государство - это такая форма организации госу­дарственной жизни, которая строится на основе норм права.

п.2.1. Признаки правового государства.

В юридической литературе в качестве основных признаков правового государства обычно выделяются следующие:

- верховенство права, юридическая защищенность всех обществен­ных субъектов от произвольных решений кого бы то ни было;

- принцип разделения властей, т.е. самостоятельное и независимое функционирование трех ветвей власти: законодательной, исполни­тельной, судебной; и правовая организация системы государственной власти;

- приоритет прав и свобод граждан и единство их прав и обязан­ностей;

- взаимная ответственность государства и личности.

Рассмотрим вышеперечисленнные черты правового государства подробнее.


1. Верховенство права. В правовом государстве высшей юридичес­кой силой обладает только закон, которому подчиняются как граждане государства, так и государственные органы. Основной закон такого государства - Конституция. Все другие правовые акты должны соответствовать закону и основываться на его нормах. Соблюдение зако­нов - это основа нормального функционирования государства, и защи­ты прав граждан.

2. Разделение власти. Разделение власти на законодательную, ис­полнительную и судебную необходимо для того, чтобы исключить про­извол власти, создать механизм сдержек и противовесов. Оно направ­лено против авторитаризма в государственном строе и служит разви­тию демократии в государственном управлении. В правовом государ­стве существует баланс законодательной, исполнительной и судебной властей при провозглашенном суверенитете народа. В федеративных государствах наряду с «горизонтальным» разделением власти реализу­ется принцип и «вертикального» разделения: между федерацией и ее субъектами.

В ряде стран Латинской Америки выделяются четыре ветви власти: к трем известным добавлена избирательная власть. И это не предел. В проекте Конституции Никарагуа 1986 г. указывались пять ветвей власти, а во второй Конституции Алжира 1976 г. шесть: политическая, законодательная, исполнительная, судебная, контрольная и учреди­тельная.

Некоторые российские специалисты полагают, что если существует законодательное закрепление принципа независимости тех или иных общественных структур, что позволяет им быть противовесом другим, то в этом случае представляется возможным говорить о семи властях:

• власти общественного мнения, представляемой независимой прессой и партиями;

• постоянной законодательной власти;

• исполнительной власти, которую осуществляют президент и пра­вительство;

• судебной власти;

• материальной власти, воплощенной в так называемых матери­альных придатках государства (армия, полиция, тюрьма);

• власти федерации в целом, представляемой ее высшими органа­ми (в федеративных государствах), или власти органа конфеде­ративного сообщества государств;

• власти членов федерации, которую осуществляют ее высшие ор­ганы власти и управления (в федеративных государствах)[7] .

3. Гарантированность прав и свобод граждан. Этот признак право­вого государства означает, что кроме провозглашения прав и свобод личности в обществе должны существовать конкретные механизмы их реализации, т.е. реально обеспеченная возможность гражданина получить образование, социальное обеспечение, квалифицированную юри­дическую помощь, судебную защиту своих прав, эффективную работу правоохранительных органов и т.д. Личность вправе иметь на закреп­ленные в законах субъективные права личности и рассчитывать на положительные действия государства в его интересах.

4. Взаимная ответственность государства и личности. Провозгла­шая определенные права и обязанности гражданина, само государство имеет не только права, но и обязанности перед гражданином. Оно не свободно от ограничений в своих решениях и действиях, и государст­венные органы несут ответственность за нарушение законов или ненад­лежащее выполнение своих обязанностей. Реализация такого подхода к взаимоотношениям личности и государства означает существование определенных форм контроля общества над деятельностью государст­венных органов. К формам такого контроля относятся: политическая ответственность правительства перед парламентом, парламента перед народом, юридическая ответственность должностных лиц за наруше­ние прав и свобод граждан, регулярные перевыборы высших должност­ных лиц и т.д.

Некоторые авторы к признакам права также добавляют верховенство закона в системе права, прямое действие конституции, возвышение суда.

Разумеется, возможность реализации этих принципов — призна­ков правового государства зависит от наличия ряда объективных ус­ловий.

Экономическая основа правового государства - это производст­венные отношения, базирующиеся на равноправных и в одинаковой мере защищенных юридически формах собственности: государствен­ной, коллективной, частной, акционерной, кооперативной и других.

Социальную основу правового государства составляет саморегу­лирующееся гражданское общество, которое способно защитить лич­ность от произвола как государства, так и индивида.

Нравственной основой правового государства являются принци­пы равенства и свободы личности, ее чести и достоинства, гуманизма и справедливости.

Политическая природа правового государства наиболее четко проявляется в суверенитете народа, который означает, что только народ — источник государственной власти, именно он выбирает выс­шие органы государственной власти[8] .

В целом правовое государство — это одновременно и верховенство государственных властей, и господство права. Иначе говоря, все госу­дарственные институты и правовые акты (конституция, законы, подза­конные акты) должны быть правовыми и по содержанию, и по форме, процедуре принятия и действия.

§ 3. Формирование правового государства в России.

Путь к правовому государству в России начался не сегодня и оказался необычайно противоречивым и трудным.

Возникнув в России, как и на Западе, в период борьбы с произволом абсолютизма, идея правового государства встретила ожесточенное со­противление и властей, и влиятельных общественных сил.

Хотя подготовка конституционных проектов в России началась еще в XVIII в., но на практике в царской России конституция так и не появилась. Некоторые авторы считают, правда, первой конституцией России в совокупности Манифест об усовершенствовании государст­венного порядка от 17 октября 1905 г. и Основные государственные законы от 23 апреля 1906 г., так как с принятием этих актов провозгла­шалось дарование свободы совести, слова, собраний и союзов, привле­чение к выборам широких слоев населения, обязательный порядок ут­верждения представительным органом всех издаваемых законов, в ре­зультате чего идеи правового государства получили новый импульс. Однако конституционное государство - лишь первый шаг к государ­ству правовому, и оно далеко еще не гарантирует реализацию всех принципов правового государства.

После Октябрьской революции 1917 г. и окончания гражданской войны были приняты первые советские конституции, однако и они не приблизили создание правового государства в нашей стране. С конца 20-х гг. в стране стала складываться тоталитарная политическая систе­ма, право было превращено в карательный инструмент государства, а теория правового государства была объявлена буржуазной выдумкой.

В 60-е гг., однако, с провозглашением общенародного государства стали создаваться правовые предпосылки для борьбы за установление правового государства. В Основном законе провозглашался весьма ши­рокий круг прав и свобод граждан. Во многих партийно-государствен­ных документах содержалось требование строгого соблюдения прин­ципа законности в деятельности государственных органов и организа­ций граждан.

Вместе с тем ряд гарантий прав и свобод в Советском Союзе или отсутствовал, или носил декларативный характер. В частности, в СССР никогда официально не признавался примат прав и интересов личнос­ти перед интересами общества и государства, не признавалась теория разделения властей, не работал, хотя и был закреплен в ст. 5 Конститу­ции СССР, институт непосредственного народного волеизъявления (референдум), отсутствовали и многие другие необходимые признаки, присущие правовому государству.

В современных условиях в России идет работа по формированию правового государства. Этому способствует ряд факторов: принятие новой Конституции, приватизация собственности, становление много­партийности, реформирование судебной системы и т.д. Принятая 12 декабря 1993 г. Конституция Российской Федерации впервые в ис­тории провозглашает Россию в качестве правового и социального госу­дарства. Таким образом, идея правового государства без колебаний воспринята не только обществом и юридической наукой, но и россий­скими официальными структурами.

Новое устройство государственной власти, закрепленное Конститу­цией, соответствует многим стандартам правового государства. На ос­нове Конституции формируется демократическая система власти.

В декабре 1993 г. в России появился независимый парламент - Фе­деральное Собрание - один из важнейших признаков правового госу­дарства.

Реформируется система правосудия. Все суды России по функцио­нальному признаку можно подразделить на три группы: в первую вхо­дит Конституционный Суд Российской Федерации, являющийся выс­шим судебным органом конституционного контроля Российской Фе­дерации.

Вторую группу составляет система общих судов во главе с Верхов­ным Судом России, осуществляющим надзор за судебной деятельнос­тью судов Российской Федерации, кроме Конституционного Суда и арбитражных судов.

Третья группа — это система специальных судов, в частности арбит­ражные суды во главе с Высшим Арбитражным Судом, являющимся высшим экономическим судебным органом России и осуществляю­щим надзор за судебной деятельностью арбитражных судов.

Однако роль судебной системы пока еще далека от той, которую судебная власть должна играть в правовом государстве. В соответствии с теорией разделения властей судебная власть в правовом государстве принадлежит только тем органам, которые по конститу­ции призваны сдерживать и уравновешивать две другие власти — за­конодательную и исполнительную. В России этими полномочиями об­ладает только Конституционный Суд РФ. Другие суды России часто бессильны в борьбе с произволом законодательной и особенно испол­нительной власти.

Конституция создала благоприятную основу для взаимодействия всех ветвей власти, прежде всего Президента и парламента. Однако Конституция определяет лишь юридические условия совместной ра­боты Президента и Федерального Собрания. Необходим также бла­гожелательный психологический климат взаимоотношений. Это и есть политическая культура. Однако именно ее не хватает сейчас в России.

Другая фундаментальная причина разрыва между демократически­ми принципами и государственной практикой состоит в том, что, отка­завшись от командного принципа осуществления власти, государство так и не смогло в полной мере овладеть правовым принципом. Это вызвало такие угрожающие явления, как:

• неконтролируемый рост управленческого персонала во всех сфе­рах, что снижает эффективность власти;

• расцвет бюрократизма, который заглушает рост новых экономи­ческих отношений, искажает социальную политику государства, угнетающе действует на социальное самочувствие людей;

• коррупция, проникшая в государственный и муниципальный ап­параты;

• опасно низкий уровень исполнительской дисциплины;

• несогласованность в работе министерств, ведомств, других госу­дарственных органов.

Нужно открыто признать: демократические принципы организации власти все больше и больше дискредитируются. Формируется негатив­ный образ демократии как слабой, аморфной власти, мало что дающей большинству людей и отстаивающей прежде всего свои корпоративные интересы. Российское общество обрело свободу, но пока не ощутило демократию как систему сильной и в то же время целиком ответствен­ной перед народом государственной власти.

Поэтому на новом этапе требуется создать и отладить практические механизмы демократии. Решить эту проблему можно путем радикаль­ного повышения эффективности государственной власти, обеспечив точное и неуклонное соблюдение Конституции и законов, применяя, если надо, такой обязательный атрибут власти, как государственное принуждение, опирающееся исключительно на право.

В чем причины трудного пути России к правовому государству? Во-первых, в слабой структурированности российского общества. Гражданское общество в России только формируется, его структура аморфна, сказывается отсутствие среднего класса, не сокращается, а растет люмпенизированный слой населения, острые формы приобрела поляризация доходов социальных групп и слоев населения. Процедура перехода от сложившейся социальной структуры к новой болезненна и требует времени, а в результате у многих граждан в настоящее время отсутствует четкая социальная самоидентификация, прочная связь с активными политическими силами и доверие к ним.

Во-вторых, в господстве в российской государственной системе конфронтационной политической культуры, в нестабильности из-за этого российской политической системы и в нереализованности в пол­ной мере принципа разделения властей.

В-третьих, в нерешенности многих чисто правовых вопросов. Про­тиворечивость законодательства, спешка при издании нормативных правовых актов и даже принятие неправовых законов — все это затруд­няет понимание и усвоение права широкими слоями населения, фор­мирование устойчивых правовых традиций в массовом сознании, сти­мулирование правового самосознания.

Рассматривая современное состояние идей правового государства, следу­ет избегать преувеличения их роли и степени распространения. В настоящее время правовое государство выступает идеалом, лозунгом, конституционным принципом и не получает своего полного воплощения в какой-либо стране. Реальная политическая практика государств, провозгласивших себя правовы­ми, нередко расходится с нормами конституции.

В целом, однако, процесс формирования правового государства в России, как говорится, пошел. На каждом из этапов развития граждан­ского общества он отражает соответствующий уровень культуры и ре­альную правовую действительность. Наша страна выстрадала идею правовой государственности в многочисленных бедствиях, конфлик­тах, войнах и революциях. Для России правовое государство — это единственная альтернатива государственному тотали­таризму, альтернатива диктатуре.

В Конституции современной России поставлена задача построения право­вого государства (ст. 1) и закреплены все основополагающие принципы пра­вовой государственности. Понятно, что гражданам России и российскому го­сударству на этом пути придется решать много проблем. И важнейшей из них является формирование зрелого гражданского общества.

Глава 2. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО

О гражданском обществе в российской политической жизни ныне гово­рят многие, не очень представляя себе, что это такое. Разумеется, такое со­стояние порождено десятилетиями, когда само понятие гражданского обще­ства было исключено из отечественного теоретико-юридического знания. Но хотя сейчас гражданское общество вошло в научный и политический оборот, оно не должно стать неким фетишем. Утверждения типа «демокра­тия невозможна без развитого гражданского общества», на мой взгляд, не следует прини­мать на веру.

Вот почему стоит обратиться к истокам появления этого понятия, его первоначальному содержанию, и сравнить его с нынешним пониманием гражданского общества.

§ 1. Характеристика и понятие гражданского общества .

Становление и развитие гражданского общества является особым пе­риодом истории человечества, государства и права. Гражданское обще­ство возникает в процессе и в результате отделения государства от со­циальных структур, обособления его как относительно самостоятельной сферы общественной жизни и одновременно разгосударствления ряда общественных отношений.

Категория "гражданское общество", отличная от понятий государст­ва, семьи, племени, нации, религиозной и других общностей, стала предметом изучения в XVIII - XIX вв. и обстоятельно разработана в "Философии права" Гегеля, определившего гражданское общество как связь (общение) лиц через систему потребностей и разделение труда, правосудие (правовые учреждения и правопорядок), внешний порядок (полицию и корпорации)[9] . Гегель раскрывает содержание гражданского общества. Это, во-первых, определение потребностей индивида и их удовлетворения посредством тру­да этого индивида, а также удовлетворение потребностей других членов об­щества той же трудовой деятельностью. Во-вторых, это сохранение свобо­ды во «всеобщем», т.е. в обществе, защита собственности посредством правосудия.


Наконец, в-третьих, предотвращение остающихся в обществе «случайностей», внимание к личности, к ее интересам как к интересам об­щества с помощью полиции и корпораций.

Гражданское общество Гегеля - это хорошо известное нам первоначальное общество расцвета буржуазии, со всеми его характерис­тиками и практикой. Но надо отдать должное Гегелю - он точно определяет политико-правовые и социально-экономические вопросы этого общества и дает на них содержательные ответы.

Теперь становится понятным, почему и для российского общества, толь­ко теперь, в конце XX века, вступившего на путь формирования гражданско­го общества, так важно знать исходные теоретико-правовые (впрочем, разу­меется, не только правовые) положения, характеризующие это общество.

Понятно теперь также, почему это понятие было исключено из лексико­на отечественной теории государства и права на предыдущем этапе. Это об­щество, если и интересовало теорию, то только в историческом плане и в плане критики буржуазии, капитализма и то, по отдельным элементам: «сво­бода денежного мешка», «частная, эксплуататорская собственность»[10] и т.д. Действительно, в теории и практике социалистического государства идея независимого гражданского общества была отвергнута, т.к. ограничивала формы и способы вмешательства государства в жизнь самих граждан, преж­де всего контроль за ними.

Эта идея была заменена концепцией политической, экономической, со­циальной систем, которые якобы и составляли структуру общества. В Кон­ституциях 1936 и 1977 годов эта концепция получила и юридическое за­крепление. Политическая система по этим теоретическим взглядам и юридическим положениям состояла из органов власти - Советов народных депутатов и осуществления их властных полномочий. Экономическая сис­тема - из социалистической собственности, социалистических форм тру­довой деятельности. Социальная система - из рабочих, крестьян, трудя­щейся (народной) интеллигенции.

Гражданское общество в долгое семидесятилетие существования социалистического государства исчезло из исследовательских работ отечественной те­ории права. И только в настоящее время, при переходе России к социально регулируемой рыночной экономике, демократическим преобразованиям, вновь обнаруживается большой гуманистический потенциал этой концепции.


Создание гражданского общества становится одним из необходимых ус­ловий продвижения России по пути крупных социально-политических, эко­номических и правовых реформ, одной из целей модернизации российско­го общества.

И, наконец, теперь можно рассмотреть влияние формирующегося граж­данского общества на дальнейшую судьбу государства и права, на будущее этих социальных институтов, по крайней мере, в России.

Гражданское обще­ство - это не некое абстрактное и идеализированное коллективное образо­вание, искусственно создаваемое. Это действительно состояние общества в определенное время, в определенной стране, ставшее на путь рыночной эко­номики и либерально-демократического режима. Это гражданское общест­во сохраняет органическую связь с государством, обеспечивающим частное право и иные атрибуты правовой государственности, главным образом -правосудие, а также возможность гражданину иметь и использовать собст­венность, искать и получать удовлетворение своих прав по суду и т. п.

Разумеется, что речь не идет о сведении содержания гражданского обще­ства к гегелевской модели. За двести лет оно обогатилось и многими другими ценностями. Среди них - открытость, глобальность, новые права и свободы, в том числе право на информацию, т. е. на доступ к информации, на распро­странение массовой информации, на разъяснения информации и т. п.

Сюда же входят и новые обязанности, в том числе по отношению к ин­теллектуальной собственности, экологический императив и многое другое.

Но гегелевская модель как одна из первых, тщательно разработанная, также должна быть сохранена в современной концепции гражданского об­щества, по крайне мере в своей правовой форме - правосудие, право собст­венности, четкие функции полиции, свобода личности и ее разумная право­вая регламентация.

Гражданское общество и правовое государство логически предполагают друг друга - одно немыслимо без другого. В то же время гражданское обще­ство первично: оно являетсярешающей социально-экономической предпосыл­кой правового государства.

Нельзя ставить знак равенства между понятиями «общество» и «гражданское общество»: второе значительно уже первого и моложе на много лет. Становле­ние и развитие гражданского общества является особым периодом истории че­ловечества, государства и права. Общество, отличное от государства, существо­вало всегда, но не всегда оно было гражданским обществом. Формирование и развитие гражданского общества заняло несколько веков. Этот процесс не за­вершен ни в нашей стране, ни в мировом масштабе. Реальность существования гражданского общества (собственно, как и правового государства) определяет­ся соотношением идеала и реально достигнутого состояния общества.

Гражданское общество в его современном понимании и значении — это общество, способное противостоять государству, контролировать его деятель­ность, способное указать государству его место, держать его «в узде». Говоря другими словами, гражданское общество - это общество, способное сделать свое государство правовым. Между тем это не означает, что гражданское об­щество только тем и занимается, что борется с государством. В рамках прин­ципа социальности, то есть социального государства, гражданское общество позволяет государству активно вмешиваться в социально-экономические процессы. Другое дело, что оно не позволяет государству подмять себя, сде­лать социальную систему тоталитарной.

Такая способность общества к политической самоорганизации возможна лишь при наличии определенных экономических условий, а именно - эко­номической свободы, многообразия форм собственности, рыночных отно­шений. В основе же гражданского общества лежит частная собственность. Именно она позволяет членам гражданского общества сохранять экономи­ческое достоинство.

Законодательное признание юридического равенства людей на осно­ве наделения их правами и свободами - едва ли не главный признак и основа гражданского общества.

Одним из устоев гражданского общества является свобода личной инициативы, самостоятельность и предприимчивость граждан в добыче средств к существованию. Эта свобода резко противоречит сословно-кастовым ограничениям рода и вида занятий, существо­вавшим в предыдущие эпохи, а также притязаниям феодально-абсолю­тистских государств на выражение "общего блага", протекционизм и всеобъемлющее руководство промышленной и частной деятельностью.

Природе гражданского общества соответствует принцип законности как строгого соответствия закону деятельности государства и его орга­нов.

Во-первых, лишь при таком понимании обозначается проблема за­конности самих законов, издаваемых высшими органами государствен­ной власти в смысле их соответствия общепризнанным и узаконенным правам и свободам граждан.

Во-вторых, только при таком подходе к понятию законности гражда­нин в случае нарушения его прав ставится на один правовой уровень с государством и его должностными лицами при рассмотрении и решении спора о нарушенном праве.

Гражданское обще­ство - это общество равноправных людей, свободно проявляющих свою личность, творческую инициативу, общество равных возможностей, ос­вобожденное от лишних запретов и дотошной административной регла­ментации. Таким образом, понятие «гражданское общество» характеризует опреде­ленный уровень развития общества, его состояние, степень социально-эко­номической, политической и правовой зрелости.

§ 2. Основные тенденции и перспективы развития государства и права в современном гражданском обществе

Рубеж XIX - XX вв. можно считать началом нового этапа развития гражданского общества. К этому времени ведущее место в промышлен­ности и торговле перешло от частных предпринимателей и торговцев к индустриальным, торговым и финансовым корпорациям. С другой сто­роны, организованный в профессиональные союзы рабочий класс сло­жился во внушительную силу, с которой вынуждены считаться пред­приниматели и на защиту интересов которого притязает ряд влиятель­ных политических партий и движений. В защиту демократических и социальных прав и свобод выступают широкие слои служащих, лиц свободных профессий, деятелей науки, культуры и искусства, научная интеллигенция, студенты, молодежь.

Государство выступает уже не только как "ночной сторож"[11] . Все большее место в его деятельности занимают такие позитивные функции, как организация социального обеспечения, управление народным обра­зованием, здравоохранением, и другие социальные функции. В XX в. существенно повысилась роль государства и в регулировании экономи­ческих отношений - государственный контроль и спорадическое вмеша­тельство в экономику создали возможности смягчения и изживания кри­зисных явлений. Большое место в правовых системах развитых стран XX в. занимает социальное законодательство. В результате расширения социальной деятельности государства увеличилась сфера действия пуб­личного права.

Через институты демократии, через законодательство, основанное на признании и гарантиях прав и свобод человека, через общественное мнение, многопартийную систему, группы давления и свободную прессу гражданское общество стремится подчинить себе государство. Государство же становится не только орудием классового господства, но и средством достижения общественного компромисса, организации


социального партнерства, снятия или смягчения социальных противоречий, механиз­мом управления делами общества. Созданное и охраняемое таким госу­дарством право отличается от права первой половины XIX в. тем, что оно, во-первых, содержит уже не только возведенную в закон волю буржуазии, но и волю, интересы, требования других общественных классов, групп, общества в целом; во-вторых, это уже не только фор­мально равное для всех право, но и в значительной мере социальное право, дающее ряд льгот и преимуществ обездоленным слоям общества, обеспеченное рядом материальных гарантий.

Однако путь человечества никогда не был прямым и ровным. Исто­рия знает не только рывки, скачки вперед, но и стремительные откаты назад. Гражданское общество не гарантировано от разрушения, сверты­вания горизонтальных связей автономных субъектов, их перестройки в вертикальные связи зависимостей от государства. Поэтому наряду с оп­тимистическими прогнозами и предположениями о перспективах разви­тия гражданского общества нет недостатка в противоположных по со­держанию прогнозах.

Во многих странах гражданское общество переживает опасный пе­риод. В одних регионах оно существует лишь в потенции как выраже­ние общей тенденции развития мировой цивилизации; в других оно на­ходится в стадии становления.

Решающая роль в замене гражданского общества тоталитаризмом принадлежит государству. Глава фашистского государства Бенито Мус­солини саму идею Statototalitaro выражал так: "Все для государства, ничего кроме государства, ничего против государства"[12] . Именно с по­мощью государства гражданское общество заменяется тоталитарным.

Разумеется, государство и общество - не враги. Но их интересы не тождественны, а иногда противоречивы. Государству, например, проще было бы обеспечить борьбу с правонарушениями и охрану правопоряд­ка, если ввести комендантский час, поголовное дактилоскопирование населения, наделить оперативный аппарат правоохранительных органов широкими правомочиями проводить обыски, превентивные задержания, аресты, высыпки, а дела о правонарушениях решать в ускоренном по­рядке в военных и других чрезвычайных судах. С другой стороны, бо­гатство и свобода в гражданском обществе будут быстрее расти и про­цветать, если граждане не будут обременены налогами, будут свободны от воинских и иных


обязанностей, от акцизных сборов, таможенных пошлин и ограничений.

В нормальные, относительно спокойные периоды социального разви­тия эти и другие противоречия обсуждаются и решаются в представи­тельных учреждениях. Не было, нет и не будет демократических госу­дарств, где не велись бы нескончаемые дебаты о размере налогов, о способах борьбы с преступностью, о состоянии законности и других общественных и государственных проблемах. Однако противоречия ме­жду государством и обществом резко обостряются в кризисные перио­ды, особенно если к руководству государством стремится или приходит группа лиц, пытающихся использовать государство в групповых целях.

Государство способно стать орудием уничтожения гражданского об­щества, если власть перейдет в руки политических деятелей, учреж­дающих привилегии, противоречащие всеобщему равенству перед зако­ном, ограничивающих или отменяющих права и свободы, заменяющих диалог и поиск компромиссных решений принуждением и подавлением инакомыслящих, узаконивающих отношения власти-собственности, свойственные тоталитарным и полутоталитарным государствам[13] .

XX в. создал ряд серьезных угроз для дальнейшей истории человече­ства. Растет число стран, имеющих ядерное оружие, общего количества которого достаточно, чтобы уничтожить жизнь на Земле. Существует опасность перерастания локальных конфликтов и войн в термоядерные, ведущие к глобальной катастрофе. Развитие промышленности уже при­чинило невосполнимый ущерб природе; нарастает экологическая ката­строфа, грозящая вырождением и гибелью человечества. Само челове­чество переживает еще не виданный в истории стремительный рост на­родонаселения, особенно в развивающихся странах; социальные послед­ствия демографического взрыва дают основания крайне пессимистиче­ским прогнозам.

Порожденные всем этим, а также социальной и политической неста­бильностью тревоги и опасения за будущее народов отдельных стран и человечества в целом служат социально-психологической основой для политических движений и программ авторитарного и тоталитарного толка, предлагающих экстремистские административно-военно-казар­менные средства решения острых социальных проблем. Одни из этих движений и программ продиктованы искренним стремлением использо­вать крайние средства для спасения народов своей страны и всего мира, для других эти мотивы - лишь прикрытие своих сугубо эгоистических целей[14] .

В кризисные эпохи гражданское общество не всегда способно про­тивостоять экстремистским тоталитарным партиям, захватившим руко­водство государством. Основные институты демократии, которыми обеспечено современное государство, выглядят как его необходимые части, но не являются таковыми, поскольку государство остается государством и без этих учреждений. Гражданское общество по самой своей природе недостаточно организовано для борьбы с государством, если последнее находит возможность избавиться от его власти и контроля. В социальных спорах самым последним доводом всегда была сила, а организованная сила государства превосходит любую другую.

Решающим фактором сохранения гражданского общества, современ­ного государства и права или, наоборот, замены их тоталитарным стро­ем является состояние народа как особой социальной общности.

Объединение множества людей в единый народ осуществляется через все формы общественного сознания, особенно, на наш взгляд, через осознание общности исторических судеб, т.е. действительное или пред­полагаемое единство прошлого, настоящего и будущего, в основе кото­рого лежат преемственность традиций и предвидение общих историче­ских перспектив[15] .

Основными идеологическими средствами сплочения населения государства в единый народ являются (помимо традиций) об­щая цель или опасность. Опасность может быть реальной (агрессия, стихийные бедствия) или мнимой (несуществующие "враги народа", мнимые агрессоры, "подозрительные"). Общая цель может быть дости­жимой (сохранение или улучшение высокого уровня жизни) или уто­пичной (нереальные проекты социального развития, планы мирового господства). Как правило, народ настроен консервативно, если много­числен "средний класс" - та часть общества, которая достаточно зажи­точна, чтобы не испытывать нужду в необходимом (квалифицированные рабочие, научно-техническая и иная интеллигенция, фермеры, лица, имеющие среднюю по размерам собственность, владельцы мелких предприятии, в том числе в сфере обслуживания и т.п.), но не настолько богата, чтобы вызывать зависть малоимущих, стремление разделить их собственность.

Многочисленность "среднего класса" — основа основ прочности со­временного государства и стабильного гражданского общества. В пе­риоды нормального развития гражданского общества "средний класс" и большая часть народа настроены в духе


сохранения и умножения ос­новных традиций, социально-нравственных связей, скрепляющих народ. В такие периоды отношение народа к государству выражается более всего в поддержке демократических институтов и ясных социальных перспектив развития, в скептическом отношении к социальному аван­тюризму, прожектерству и проявлениям диктаторства.

В кризисные периоды общественного развития, когда возрастает об­щая неуверенность в будущем и опасение за свои судьбы, усиливаются и противоречия в самом народе, и противоположности между государ­ственной властью и обществом. Социальная безысходность порождает и резко обостряет разочарование в надеждах (обычно преувеличенных), традиционно возлагавшихся на помощь со стороны государства, сеет недоверие и неуважение к правительству, подрывает его авторитет. Обычная демократическая процедура деятельности представительных органов власти начинает казаться раздражающе неторопливой, а сама власть - слабой и нерешительной. Если в периоды спокойного развития общества народ питает естественную неприязнь к диктаторству и авто­ритаризму, то в смутные времена бонапартизм начинает казаться един­ственным спасением. Выход правительства и государства из-под народ­ного контроля в таких условиях облегчается расколом самого народа, разорением и деградацией "среднего класса", рознью наций, богатых и бедных, борьбой партий, проповедями демагогов, зовущих к разделу имущества, выходом на политическую арену преимущественно недоволь­ных, критически настроенных наименее обеспеченных слоев общества, а также ростом "охлоса" (деклассированные, экстремистские, антисо­циальные элементы). Дальнейшее развитие общества и народа при стре­мительном росте бесконтрольной власти военного и чиновничьего аппа­рата более всего зависит в таких условиях от глубины общественного кризиса и от степени реальности позитивной программы политиков, возглавляющих государство.

Но само существование человечества - доказательство несбыточности ряда крайне пессимистических прогнозов о конце истории, которым нет числа. До сих пор человечество сущест­вовало как саморегулирующаяся система с сильным инстинктом само­сохранения. Гражданское общество, права и свободы человека, правовое и социальное государство - основные ориентиры в этом саморегулиро­вании.

Глава 3. ГОСУДАРСТВО ПРАВОВОЕ И СОЦИАЛЬНОЕ

Для второй половины XX в. в конституционной организации государства характерно сочетание правового принципа с социальным, что дает формулу социального правового государства.

Вообще слово «социальный» в латинском языке означает «общий», «обще­ственный», то есть относящийся к жизни людей в обществе. Поэтому «соци­альным», по мнению Протасова В.Н., в самом широком значении этого слова является любое государство, будучи продуктом общественного развития[16] . Однако в данном случае под «со­циальным государством» понимается государство, обладающее особыми ка­чествами и функциями.

Существование и деятельность социального государства тесно связана с такими общественными явлениями, какдемократия, гражданское общество, правовое государство, свобода и равенство, права человека.

§ 1. Формирование идеи социальной государственности

Идея социальной государственности сформировалась в конце XIX — нача­ле XX вв. (то есть позднее идеи правового государства) как результат объек­тивных социально-экономических процессов, происходящих в жизни буржу­азного общества, когда в противоречие вошлидва его важнейших принципа - принцип свободы и принцип равенства. Теоретически сложилось два подхода к соотношению этих принципов. Адам Смит, Джон Стюарт Милль, Бенжамен Констан, Джон Локк и др. отстаивали теорию индивидуальной свободы человека, вменяя государству в качестве основной обязанности охранять эту свободу от любого вмешательства, в том числе и от вмешательства самого го­сударства. При этом они понимали, что в конечном счете такая свобода при­ведет к неравенству, однако считали свободу высшей ценностью.

Другой подход олицетворяет Жан-Жак Руссо, который, не отрицая значе­ния индивидуальной свободы, считал, что все должно быть подчиненоприн­ципу равенства, обеспечивать который - задача государства.

Принцип индивидуальной свободы, который раскрепощал инициативу и самодеятельность людей, способствовал развитию частного предприниматель­ства и рыночного хозяйства, имел, таким образом, экономическое основание в период упрочения экономической мощи буржуазных государств. Однако к концу XIX в. по мере развития и накопления богатства стало происходить имущественное расслоение буржуазного общества, его поляризация, чреватая социальным взрывом. И в этой ситуации принцип индивидуальной свободы потерял свою актуальность и уступил место принципу социального равенства, требующего от государства перейти от роли «ночного сторожа» к активному вмешательству в социально-экономическую сферу. Именно в такой историко-политической обстановке и начинает формироваться понятие социального го­сударства, понимание его особых качеств и функций.

В дальнейшем идея социального государства начинает получать все боль­шее признание, воплощаться в практике и конституциях современных го­сударств. Впервые государство было названо социальным в Конституции ФРГ 1949 г. Так или иначе принцип социальности выражен в конституциях Франции, Италии, Португалии, Турции, Испании, Греции, Нидерландов, Дании, Швеции, Японии и др. государств. Большое значение для теории и практики социального государства имело учение английского экономиста Дж.Кейнса, под влиянием взглядов которого сформировалась концепция государства всеобщего благоденствия, исходящая из возрастания социаль­ной функции государства.

Следует отметить, что несомненно катализатором процесса развития идеи социального государства и воплощения ее в жизнь на Западе было возникнове­ние Советского государства, постоянно декларировавшего в своих Конститу­циях и других законодательных актах социальную ориентированность полити­ки. И, хотя политическая теория и декларации социализма находились в противоречии с реальностями отсутствия демократии, гражданского общества, правового государства и частной собственности как экономической основы этих институтов, нельзя отрицать реальных достижений в социальной полити­ке социалистических государств. Разумеется, что в названных социально-эко­номических условиях социально ориентированная деятельность социалистиче­ского государства могла иметь толькопатерналистский (отеческий) характер, связанный с установлением убогого равенства.

Подлинно социальное государство возможно лишь в условиях демокра­тии, гражданского общества и должно бытьправовым в современном значе­нии этой характеристики. В настоящее время правовое государство должно быть социальным, а социальное государство не может не быть правовым.

Теория и практика правового государства, как уже отмечалось, предшест­вовали идее и практическому воплощению государства социального, и их можно рассматривать как определенные этапы в развитии общества. Соци­альное государство пришло вслед за правовым потому, что последнее в его классическом либеральном (формальном) варианте опиралось прежде всего на принципы индивидуальной свободы, формального юридического равенст­ва и невмешательства государства в дела гражданского общества. А это при­вело к глубокому фактическому неравенству, кризисным состояниям в эко­номике и классовой борьбе. Все это потребовало от государства перехода в новое качественное состояние, выполнения новых функций. В наши дни демократические государства стремятся найти оптимальную меру сочетания правового и социального принципов.

Истоки социальной политики государства находятся в далеком прошлом, когда правители, например, римские цезари, заботились о предоставлении плебсу «хлеба и зрелищ». Однако о социальном государстве как особой поли­тико-правовой реальности можно говорить лишь тогда, когда социально ори­ентированная политикафактически становится основным направлением его деятельности и распространяется на широкий круг объектов. Кроме того, социальным может быть только государство, имеющее высокий уровень эко­номического развития, причем в структуре экономики должна быть учтена социальная ориентация государства. В этой связи момент реального возник­новения социальных государств следует отнести к 60-м годам XX в. В каждой же конкретной стране начальную стадию формирования социального госу­дарства следует связывать с установлением ответственности государства за предоставление каждому гражданину прожиточного минимума, что в дальнейшем трансформируется в обязанность государства обеспечить каждому гражданину достойный уровень жизни.

Кроме того, следует учитывать, что проведение государством социально ориентированной политики представляет собой трудный процесс, своего рода политическую эквилибристику, обусловленную необходимостью учитывать противоречивые, почти исключающие друг друга факторы. Социальное госу­дарство должно постоянно налаживать труднодостижимый баланс между свободой рыночной экономики и необходимостью воздействовать на распре­делительные процессы с целью достижения социальной справедливости, сгла­живания социального неравенства. Не случайно среди современных политических движений Запада сложилось своеобразное разде­ление труда: консерваторы делают больший акцент на индивидуальной и поли­тической свободе - правовом принципе, социал-демократы и близкие к ним либералы - на сближении доходов и жизненных шансов как материальном ус­ловии свободы каждого, то есть на социальном принципе.

Становление социального государства - это процесс не только экономи­ческий и политический, но и процесс нравственный, требующий «человече­ского» измерения.

§ 2. Признаки социального государства

С учетом сказанного можно сделать вывод, чтоусловиями существования социального государства и его характерными признаками[17] являются:


1. Демократическая организация государственной власти.

2. Высокий нравственный уровень граждан и прежде всего - должностных лиц государства.

3.Мощный экономический потенциал, позволяющий осуществлять меры по перераспределению доходов, не ущемляя существенно положения собст­венников.

4.Социально ориентированная структура экономики, что проявляется в существовании различных форм собственности со значительной долей собст­венности государства в нужных областях хозяйства.

5.Правовое развитие государства, наличие у него качеств правового го­сударства.

6. Существование гражданского общества, в руках которого государство выступает инструментом проведения социально ориентированной политики.

7. Ярко выраженная социальная направленность политики государства, что проявляется в разработке разнообразных социальных программ и приори­тетности их реализации.

8. Наличие у государства таких целей, как установление всеобщего блага, утверждение в обществе социальной справедливости, обеспечение каждому гражданину.

а) достойных условий существования;

б) социальной защищенности;

в) равных стартовых возможностей для самореализации личности.

9. Наличие развитого социального законодательства (законодательства о социальной защите населения, например Кодекса социальных законов, как это имеет место в ФРГ).

10. Закрепление формулы «социальное государство» в конституции стра­ны (впервые это было сделано в Конституции ФРГ в 1949 г.).

Говоря о функциях социального государства, следует иметь в виду следу­ющие обстоятельства:

а) ему присущи все традиционные функции, обусловленные его природой государства как такового;

б) на содержание всех функций социального государства налагает отпеча­ток его общее социальное назначение, то есть традиционные функции как бы преломляются через призму целей и задач социального государства, и в этом плане можно вести речь о наличии у него общей социальной функции (общем социальном назначении);

в) в рамках общей социальной функции можно выделить специфические направления деятельности социального государства -специфические функ­ции. К последним, в частности, относятся:

- поддержка социально незащищенных категорий населения;

- охрана труда и здоровья людей;

- поддержка семьи, материнства, отцовства и детства;

- сглаживание социального неравенства путем перераспределения дохо­дов между различными социальными слоями через налогообложение, госу­дарственный бюджет, специальные социальные программы;

- поощрение благотворительной деятельности (в частности, путем предо­ставления налоговых льгот предпринимательским структурам, осуществляю­щим благотворительную деятельность);

- финансирование и поддержка фундаментальных научных исследований и культурных программ;

- борьба с безработицей, обеспечение трудовой занятости населения, вы­плата пособий по безработице;

- поиск баланса между свободной рыночной экономикой и мерой воздей­ствия государства на ее развитие с целью обеспечения достойной жизни всех граждан;

- участие в реализации межгосударственных экологических, культурных и социальных программ, решение общечеловеческих проблем;

- забота о сохранении мира в обществе.

§ 3. Является ли Россия социальным государством

На формирование и будущее правового и социального государства в России влияют не только внутренние факторы (становление гражданского общества). Определяющее влияние оказывает и общая эволюция. Направление этой эволюции - формирование мировых надгосударственных органов и организаций, «просветление» государствен­ных границ, а в некоторых регионах превращение их в «прозрачные», разви­тие транснациональных экономических компаний (эволюция гегелевских «корпораций» - атрибута гражданского общества), трансграничное инфор­мационное пространство, новые формы общения, коммуникаций (мультимедиа, прежде всего, Интернет), космические проблемы человечества.

А с другой стороны, появление новых кризисных проблем: сепаратист­ские движения во многих государствах, необходимость именно государствен­ной борьбы с терроризмом, наркомафиями, государственные столкновения из-за нефтяных, газовых и иных сырьевых месторождений, а, в целом, борь­ба за энергосистемы. Это и многое другое ведет к усилению значения госу­дарственных образований в жизни народов. Государственная организация продвигает этнос к лучшим условиям существования, чем имеет безгосудар­ственный этнос.

Таким образом, на эволюцию государственности оказывает влияние две тенденции. Одна ведет к преобразованиям, укрупнениям государственных образований, появлению многих межгосударственных союзов, усиление ро­ли международных организаций. В этой связи в литературе обсуждаются во­просы создания и деятельности «мирового правительства», трансграничного действия и исполнения международных законодательных актов, согласова­ния с ними национального законодательства.

Вторая тенденция ведет к идеологии и практике повышения социальной ценности государства, укрепление национальных основ государственности.

Конституция Российской Федерации в ст. 7 закрепляет принцип социаль­ности государства: «I. Российская Федерация - социальное государство, по­литика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достой­ную жизнь и свободное развитие человека. 2. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный мини­мальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, раз­вивается система социальных служб, устанавливаются государственные пен­сии, пособия и иные гарантии социальной защиты»[18] .Однако пока Россию можно назвать лишь страной, находящейся на переходной стадии к социаль­ному государству, а приведенное выше положение Конституции - расцени­ватькак программную установку.

Можно назвать некоторые проблемы создания социального государства в России:

- Россия еще не обрела опоры в праве, в правах человека и социальное го­сударство в России не может опереться на фундамент правового государст­ва: создание социального государства у нас не является новым этапом разви­тия правового государства (как это имело место на Западе);

- в России не создан «средний слой» собственников: подавляющему боль­шинству населения страны ничего не досталось от стихийно приватизирован­ной партийно-


государственной собственности;

-отсутствует мощный экономический потенциал, позволяющий осуще­ствлять меры по перераспределению доходов, не ущемляя существенно сво­боды и автономии собственников;

-не ликвидированы монополии в важнейших видах производства и сбыта, что приводит к отсутствию реальной конкуренции;

- отсутствует развитое, зрелое гражданское общество;

- снижен уровень нравственности в обществе, практически потеряны привычные духовные ориентиры справедливости и равенства. В обществен­ном сознании утверждается (не без помощи «профессиональных» идеологов и политиков, а также СМИ) пагубное представление о несовместимости, с одной стороны, нравственности, а с другой - политики и экономики («поли­тика — дело грязное»);

- существующие политические партии России не имеют четких социаль­ных программ и представлений о путях реформирования общества;

- в обществе отсутствуют четко обозначенные реальные цели, научно вы­веренные модели жизнеустройства;

- в процессе освобождения российского общества от тотального вмеша­тельства государства по инерции снижена социальная роль государственнос­ти, то есть российское государство впало в другую крайность, оставив граж­данина один на один со стихией рынка.

И тем не менее, несмотря на перечисленные трудности, развитие соци­альной государственности — единственно возможный путь для свободного общества, которым хочет стать Россия.

Заключение

XXI век ставит новые задачи в информационном пространстве человече­ства, учитывая трансграничные возможности информационных процессов. Усилилось и воздействие этих процессов на людей не только вследствие опи­сания работы политиков (встречи, поездки, совещания и т. п.), но и путем описания жизни общества, самых разных людей. Большое значение приобре­ло описание многих малых воздействий, событий, приводящих к крупным по­трясениям, переменам, которые происходят в обществе. Но ведь как часто в прошлом эти малые воздействия также были судьбоносными, приводили к со­циальным потрясениям, переменам, но отсутствие современной информаци­онной технологии делало их малозаметными и малоизвестными.

Иное положение сейчас! По крайней мере, в России газеты, телевидение, радио полны сообщений о таких фактах, обстоятельствах, которые послужи­ли основаниями кадровых перемен, политических решений, крупных соци­альных потрясений.

Сейчас в России развилась «война мемуаров», когда многие отставлен­ные от ключевых должностей политики (экс-председатель правительства, министры, советники президента и т. п.) печатают свои воспоминания, оп­равдания. Даже дети бывших членов Политбюро взялись за перо, стараясь объяснить, оправдать деятельность своих ушедших из этого мира отцов, а иногда и свести старые счеты. В чем тут дело, почему возникают такие ин­формационные цунами? Вполне возможно, что конецXX века получит в будущем оп­ределения «мемуарного» - так много появилось этой продукции при жизни и авторов, и адресатов этих мемуаров. Новые информационные средства да­ют возможность очень быстро разнести по свету содержание «мемуаров», позиции их авторов. Да и сами авторы полагают, что по-прежнему оказыва­ют влияние на ход истории, сообщая новые сведения о прошлом. Они пола­гают, что распространяя таким образом информацию, оказывая своеобраз­ное «малое воздействие» на политическую жизнь, остаются при деле.

И такой признак правового государства как взаимодействие гражданина и государства также «работает» на гражданское общество. Взаимные права и обязанности гражданина и государства обеспечивают соблюдение как част­ных интересов, так и общих (общесоциальных, национальных, интересов крупных социальных групп и т. п.).

Переплетение этих интересов создает такую пеструю ткань, окутываю­щую, обволакивающую жизнедеятельность государства и личности, что при­ходится опять вспоминать о синергетических (самоорганизационных) про­цессах в жизни гражданского общества. Здесь, как нигде более, торжествует жестокая синергетическая действительность.

На предыдущем этапе отечественная теория государства и права, описы­вая переплетения интересов, оперировала понятием «равнодействующей», которая якобы складывалась в этом внешне хаотическом массиве, главным образом, под влиянием социально-экономических классовых интересов, и организовывала, направляла общество в конечном счете по предопределен­ному пути к становлению нового строя, новых общественных отношений, новых процессах, и в конечном счете к коммунистическому будущему чело­вечества. Пожалуй, от представлений о равнодействующей, т. е. об одно­значном, однонаправленном общественном развитии, придется отказаться.

На смену идет иное мировосприятие действительности, как многовари­антности, порой случайности, порой и вероятности бытия. Эти отчасти фи­лософские соображения в контексте современной теории государства и пра­ва по-новому обосновывают характер взаимодействия гражданина и государства. Но главное - именно в таком мире гражданин действительно свободен, может реализовать свои способности, достигать своих целей, удовлетворять свои интересы, а гражданское общество - процветать.

Таким образом, правовое государство может существовать только в паре, в связке с гражданским обществом, обеспечивая его функционирование. И коль скоро такое общество складывается, в той же степени складывается и правовое государство. В этом его смысл, социальное назначение, будущее правового государства в существовании и развитии гражданского общества.

Правовое государство и гражданское общество складывается коэволюционно, синергетически. Поэтому странным звучит вопрос «построили» ли уже в России правовое государство, оправдана ли конституционная характерис­тика российского государства как правового.

Характеристика оправданна, но только в том смысле, что такое государст­во находится на этапе становления, точно также как на том же этапе находит­ся и гражданское общество (свобода личности, либерально-демократический режим, рыночная экономика, частная и иные формы собственности и т. д.).

Пожалуй, будущее российской государственности и заключено в этих двух основных параметрах. Правовое государство является и фактором ста­новления гражданского общества, точно также как гражданское общество воздействует на формирование правового государства.

Идеал правового и социального государства получает закрепление и в це­лом, и в конкретных сферах жизнедеятельности общества. Государство пра­вовое и социальное - последнее достижение научной юридической мысли конца XX века, величественная программа социально-экономической, по­литической, юридической деятельности, направленной на обеспечение сво­боды личности.

Именно человек в концепции государства правового и социального ста­новится целью все этой открывающейся многокрасочной панорамы государ­ственно-правовой жизни общества.


Список использованной литературы.

1. Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право Российской Федерации. М., 1996.

2. Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 1999.

3. Воротилин Е.А. Идеи правового государства в истории политической мыс­ли // Политология. Курс лекций. М., 1997.

4. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990.

5. Деев Н.Н. Государство и право. М., 1996.

6. Енгибарян Р.В. Теория государства и права. М., 1999.

7. Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М.,1994.

8. Проблемы теории государства и права. Под ред. Марченко М.Н. М.,1999.

9. Протасов В.Н. Теория права и государства. М., 1999.

10.Спиридонов Л.И. Теория государства и права. М., 1999.

11.Хропанюк В.Ч. Теория государства и права. М., 1993.

12.Четвернин В.А. Демократическое конституционное государство: введение в теорию. М., 1993.


[1] Цит.по: Протасов В.Н. Теория права и государства. М., 1999. С.197.

[2] Цит.по: Енгибарян Р.В. Теория государства и права. М., 1999. С.114.

[3] Воротилин Е.А. Идеи правового государства в истории политической мысли//Политология. Курс лекций. М., 1997. С.81.

[4] Цит.по: Енгибарян Р.В. Теория государства и права. М., 1999. С.117.

[5] Воротилин Е.А. Идеи правового государства в истории политической мысли//Политология. Курс лекций. М., 1997. С.85.

[6] Протасов В.Н. Теория права и государства. М., 1999. С.198.

[7] Общая теория права и государства./Под ред.В.В.Лазарева. М., 1994. С.297.

[8] Хропанюк В.Ч. Теория государства и права. М. 1993. С.56-57.

[9] Гегель Г.Ф. Философия права. М., 1990. С.227.

[10] Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 1999. С.514.

[11] Проблемы теории государства и права. Под ред.Марченко М.Н. М., 1999. С.54.

[12] Проблемы теории государства и права. Под ред.Марченко М.Н. М., 1999. С.56.

[13] Четвернин В.А. Демократическое конституционное государство: введение в теорию. М., 1993. С.42.

[14] Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право Российской Федерации. М., 1996. С.20-21.

[15] Общая теория государства и права. Академический курс. В 2 т. Т.1. Теория государства. М., 1998. С.357.

[16] Протасов В.Н. Теория права и государства. М., 1999. С.201.

[17] Протасов В.Н. Теория права и государства. М., 1999. С.204.

[18] Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 1999. С.521.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий