регистрация / вход

по Гражданскому праву 4

Контрольная работа по гражданскому праву Вариант 3 Владимиров Дмитрий 2 группа Проблемы договора поставки. Договором поставки признается такой договор купли - продажи, по которому продавец (поставщик), осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием (ст. 506 ГК).Содержащееся в ГК определение понятия договора поставки свидетельствует о том, что договор поставки как вид договора купли - продажи является консенсуальным (поставщик обязуется передать товары покупателю, а последний обязуется их оплатить), возмездным, двусторонним (синаллагматическим) договором.

Контрольная работа по гражданскому праву

Вариант 3

Владимиров Дмитрий 2 группа

Проблемы договора поставки.

Договором поставки признается такой договор купли - продажи, по которому продавец (поставщик), осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием (ст. 506 ГК).Содержащееся в ГК определение понятия договора поставки свидетельствует о том, что договор поставки как вид договора купли - продажи является консенсуальным (поставщик обязуется передать товары покупателю, а последний обязуется их оплатить), возмездным, двусторонним (синаллагматическим) договором.

Квалифицирующими признаками, отличающими договор поставки от иных видов договора купли - продажи, могут служить следующие особенности договора поставки.

Во-первых, следует отметить особенность в субъектном составе данного договора, которая заключается в том, что в качестве поставщика может выступать только лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность: индивидуальный предприниматель или коммерческая организация. Некоммерческие организации могут быть поставщиками товаров только в том случае, если такого рода деятельность разрешена их учредителями и осуществляется в рамках целевой правоспособности соответствующих некоммерческих организаций.

Во-вторых, характерным признаком товаров, поставляемых по договору поставки, является то, что они производятся или закупаются поставщиком. Данный признак товаров предъявляет определенные требования и к правовому статусу поставщика: он осуществляет не вообще всякую предпринимательскую деятельность, а применительно к конкретному договору поставки предпринимательскую деятельность по производству или закупкам определенных товаров. Таким образом, в качестве поставщика по общему правилу выступают коммерческие организации или индивидуальные предприниматели, специализирующиеся на производстве соответствующих товаров либо профессионально занимающиеся их закупками.

В-третьих, имеет существенное значение, для какой цели покупателем приобретаются товары у поставщика, ибо договором поставки признается только такой, в силу которого покупателю передаются товары для их использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием. Данный признак свидетельствует о том, что и в качестве покупателя по договору поставки должна выступать, как правило, коммерческая организация (индивидуальный предприниматель), занимающаяся предпринимательской деятельностью.

Основная проблема это выделения договора поставки в отдельный вид договора купли - продажи следует признать необходимость обеспечения детальной правовой регламентации отношений, складывающихся между профессиональными участниками имущественного оборота. Наиболее оптимален договор поставки, к примеру, для регулирования взаимоотношений между производителями товаров и поставщиками сырья, материалов либо комплектующих изделий; между изготовителями товаров и оптовыми торговыми организациями, специализирующимися на реализации указанных товаров. Специфика поставки состоит в том, что это сугубо предпринимательское правоотношение, в котором и продавец, и покупатель действуют с предпринимательской целью. В связи с этим важно помнить, что правоотношение, в котором хотя бы одна из сторон не имеет коммерческого интереса, поставочным не является.

Во-первых, поскольку обе стороны являются предпринимателями, они выступают в гражданском обороте как равноправные профессионалы. Во-вторых, предприниматели заключают договоры в целях получения прибыли. Предпринимательская деятельность очень динамична и привязана к конкретным условиям. Поэтому предпринимательская цель при заключении договора диктует более жесткие условия его исполнения. То, на чем предприниматель может заработать прибыль сегодня, завтра может оказаться убыточным.

В-третьих, предпринимательская купля - продажа, как правило, носит систематический характер.

Предпринимательский характер правоотношения как нормообразующий фактор служит основой для формирования унифицированных норм, применимых к предпринимательским обязательствам различной направленности, в том числе и к договору поставки. Такие нормы содержатся в общей части ГК РФ. Это, в частности, статья 310, регламентирующая условия и порядок одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннего изменения его условий; статья 359, касающаяся удержания, и некоторые другие.

Однако основное нормообразующее значение данный признак приобретает в контексте определенной направленности. Поэтому в институте поставки сформулированы правила, отражающие предпринимательский характер именно такого договора, который направлен на передачу имущества в собственность в обмен на определенно - эквивалентное денежное предоставление.

Договор поставки выделен в ГК РФ не только по предпринимательскому признаку, но и по признаку предмета договора. Большинство норм параграфа 3 главы 30 ГК РФ сформулировано применительно к движимому имуществу, которое передается от продавца к покупателю не через присоединенную сеть, а обычным способом. Как следствие, данные положения института поставки не могут применяться к тем предпринимательским договорам купли - продажи, предметом которых является иное имущество, в том числе энергия и недвижимость. В результате создается некий правовой вакуум для регулирования отдельных видов купли - продажи: унифицированные нормы, отражающие предпринимательскую специфику купли - продажи как таковую, и положения, отражающие предпринимательскую специфику в контексте конкретных видов купли - продажи, в ГК РФ отсутствуют, а правила поставки к ним неприменимы, поскольку они "привязаны" к особенностям предмета договора. На практике данная проблема лишь в незначительной степени сглаживается путем выявления и применения по аналогии тех немногих поставочных норм, отражающих предпринимательскую специфику, на которые не влияют предметные особенности правоотношения.

Предпринимательская специфика договора поставки предопределяет то, что нередко данные отношения являются длящимися, направленными на неоднократную передачу товаров. Соответственно, некоторые нормы института поставки отражают именно данные особенности обязательства.

В связи с этим в юридической литературе высказывается мысль о том, что "основной целью выделения договора поставки в отдельный вид договора купли - продажи следует признать необходимость обеспечения детальной правовой регламентации отношений, складывающихся между профессиональными участниками имущественного оборота... Данные правоотношения должны отличаться стабильностью и иметь долгосрочный характер. Поэтому в правовом регулировании поставочных отношений преобладающее значение имеют не разовые сделки по передаче товаров, а долгосрочные договорные связи между поставщиками и покупателями"[1] .

Однако, думается, длящийся характер купли - продажи нельзя рассматривать в качестве квалифицирующего признака договора поставки, так как предпринимательская купля - продажа может быть не только длящейся, но и единовременной, а подавляющее большинство норм о поставке регламентируют предпринимательскую специфику правоотношений независимо от того, являются ли они длящимися[2] . Положения, отражающие длящийся характер обязательства, лишь дополняют правовое регулирование тех договоров поставки, которые обладают этим признаком.

В соответствии со статьей 506 ГК РФ по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

Проблемы, связанные с отграничением договоров поставки от договоров купли-продажи, разъяснены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22.10.97 № 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки"[3] .

В частности, в указанном Постановлении четко определены цели договора поставки. В соответствии с пунктом 5 указанного Постановления под целями, не связанными с личным использованием, следует понимать в том числе приобретение покупателем товаров для обеспечения его деятельности в качестве организации или гражданина-предпринимателя (оргтехники, офисной мебели, транспортных средств, материалов для ремонтных работ и т.п.).

Часто возможность отграничения купли-продажи от договора поставки ставилась в зависимость от предмета поставки. В юридической литературе прошлых лет не раз указывалось, что одним из характерных признаков договора поставки является определение в договоре предмета поставки родовыми признаками, тогда как купля-продажа может иметь предметом и индивидуально-определенную вещь[4] .

Несомненно, в подавляющем большинстве случаев предмет договора поставки определен родовыми признаками. Но не исключена возможность заключения договора о поставке индивидуально-определенной вещи, например изготовленного по особому заданию оборудования. При этом под машинами и оборудованием индивидуального исполнения следует понимать такие из них, которые изготавливаются в ограниченных количествах по индивидуальным заказам, по индивидуальной документации, не дающей права на серийное или массовое их производство.

В настоящее время разграничению договора поставки и договора подряда придается особое значение[5] . Сходные отношения возникают в случаях, когда в договор поставки включены условия по передаче материалов, сырья, комплектующих изделий. Судебная практика при разграничении таких договоров учитывает прежде всего основное содержание обязательств. Договор, содержанием которого является выполнение работ по заданию заказчика из его материалов, квалифицируется обычно как договор переработки давальческого сырья, т.е. договор подряда.

Может быть использован и иной критерий - количество передаваемых покупателем материалов. Если покупателем передается большая часть материалов, необходимых для изготовления товаров, то договор может рассматриваться как подрядный.На сегодняшний день особых затруднений при разрешении споров как по отграничению договора поставки от купли-продажи, так и по его отличию от договора подряда не возникает. В частности, это относится к смешанному договору, содержащему элементы поставки и подряда (например, поставка оборудования с его монтажом). В этом случае применяются нормы ГК РФ о договоре поставки и подряда: первые регулируют отношения по передаче имущества, вторые - по совершению работ.

В отдельных случаях неправильная квалификация договора одной из его сторон (смешение договора поставки и подряда) и как результат неверное определение основания и предмета иска могут послужить причиной отказа в удовлетворении исковых требований. Так, судом не были удовлетворены исковые требования о взыскании реального ущерба, определяемого как стоимость недопоставленных товаров, убытков, причиненных полиграфическим браком, и неустойки, поскольку заключенный сторонами договор на изготовление печатной продукции является не договором поставки, как полагал истец, а договором подряда, и условия этого договора ответчиком не нарушены[6] .

Между тем имеет место целый блок вопросов, связанных с проблемой разграничения договора поставки, бартера и мены.

Стороны в ряде случаев в целях поставки друг другу товаров, продукции заключают так называемые договоры о взаимных поставках. Данный термин не предусмотрен действующим законодательством, однако часто употребляется в правоприменительной практике[7] .

Таким образом, возникает вопрос, какова правовая природа данного договора о взаимных (встречных) поставках, является ли он договором поставки или мены.

Полагаем, что отношения по договорам о взаимных поставках должны регулироваться нормами § 3 главы 30 ГК РФ. Содержание таких договоров основано на статье 506 ГК РФ. Поэтому договор о взаимных поставках, так же как и договор поставки, должен содержать взаимные денежные обязательства, имеющиеся в наличии у каждой из сторон, которые одновременно выступают поставщиками и покупателями.

Большое значение имеет также вопрос о начале и окончании действия договора. В соответствии со ст. 425 ГК договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. Вместе с тем стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора. Это могут быть фактические отношения, сложившиеся между сторонами.[8] Например, изготовитель продукции отгрузил ее потребителю, нуждающемуся в данной продукции, а последний принял ее без какой-либо договоренности между ними. В этом случае стороны могут юридически оформить свои отношения путем заключения: договора, который распространяет свое действие на уже существующие между ними отношения по поставке продукции. Это может быть и правоотношение, возникшее между сторонами из других юридических фактов и не урегулированное должным образом.

По общему правилу, истечение срока договора только тогда прекращает его действие, когда стороны надлежащим образом исполнили.

Для оценки факта заключения договора поставки особое значение приобретает условие о сроке или сроках поставки товаров покупателю, которое является существенным условием этого договора. При отсутствии этого условия в тексте договора должны применяться диспозитивные нормы, позволяющие определить срок исполнения обязательства, не содержащего условия о дате его исполнения.[9] По этому вопросу имеется разъяснение, согласно которому в случаях, когда момент заключения и момент исполнения договора не совпадают, а сторонами не указан срок поставки товара и из договора не вытекает, что она должна осуществляться отдельными партиями, при разрешении споров необходимо исходить из того, что срок поставки должен определяться по правилам, установленным ст. 314 ГК РФ (ст. 457 ГК РФ ).

Существенным условием для договоров поставки, предусматривающих поставку товаров в течение всего срока действия договора отдельными партиями, служит период поставки (ст. 508 ГК РФ), т. е. обусловленные сторонами сроки поставки отдельных партий товаров. Если, в договоре периоды поставки не определены, то следует исходить из того, что товары должны поставляться равномерными партиями помесячно. В этом случае периодом поставки будет считаться один месяц. В зависимости от конкретных условий взаимоотношений, наряду с определением периодов поставки, в договоре могут быть установлены график поставки (декадный, суточный и т. п.) и самостоятельная ответственность за его нарушение.

Срок поставки может быть определен различно, например, путем указания конкретной даты (конкретного месяца, квартала) либо указанием периодов поставки в течение срока действия договора. Сроки исполнения обязательства поставки можно считать обусловленными и тогда, когда в договоре отсутствуют конкретные сроки передачи товаров, но определен срок действия договора. В этом случае в соответствии со ст. 314 ГК передача товара может быть осуществлена в любой момент в пределах срока действия договора либо поставщик при исполнении договора может руководствоваться диспозитивной нормой ст. 508, предусматривающей поставку товаров помесячно равными партиями.[10]

Товары, поставленные досрочно и принятые покупателем, засчитываются в счет количества товаров, подлежащих поставке в следующем периоде[11] .

Цена договора обычно согласуется его сторонами. Цены на отдельные виды товаров (например, продукцию оборонного назначения или алкоголь) устанавливаются или регулируются государством.[12]

Может возникнуть вопрос: является ли условие о сроке передачи товара существенным условием договора поставки, которое должно согласовываться сторонами, когда моменты заключения и исполнения договора не совпадают?

Если исходить из того, что срок поставки определен законодателем как существенное условие договора, отсутствие соглашения о сроке влечет признание его незаключенным (в данном контексте не имеются в виду обязательства, по которым товар передается в момент заключения договора). Статья 314 ГК, предусматривающая категорию разумного срока, в этом случае не применяется. Столь серьезные правовые последствия допустимы лишь в том случае, когда они обусловлены предпринимательской спецификой купли-продажи. Есть ли такая обусловленность?

Критерием определения срока в таком случае становится разумный срок. Дело в том, что предпринимательский характер отношений по поставке с обеих сторон требует более конкретного определения срока передачи товара. Это необходимо поставщику (поскольку договор поставки для предпринимателя является одним из многих, он изначально должен занять свое место среди других договоров по сроку исполнения). В неменьшей степени это необходимо и покупателю (предполагается, что конкретный договор поставки является звеном в его хозяйственной деятельности, а для того чтобы все звенья были взаимосогласованны, покупатель при заключении договора должен сам определить, в какой момент для него целесообразно получить исполнение по договору поставки). Поэтому предпринимательский характер обязательства предопределяет необходимость согласования срока поставки самими сторонами. Опираясь на общие правила ст. 314 ГК, восполнить отсутствующее в договоре условие о сроке или сроках поставки достаточно сложно. Разумный срок, предусмотренный ст. 314 ГК, может быть применен лишь в том случае, когда будет установлено, что воля сторон была направлена на то, чтобы путем умолчания определить срок поставки по правилам этой нормы.

Наибольшее практическое значение вопрос о существенности условия о сроке поставки имеет в тех случаях, когда стороны не оговорили в договоре срок передачи товара и поставщик, товар не передал. В такой ситуации от ответа на поставленный вопрос непосредственно зависит вывод о возникновении между сторонами договорных отношений как таковых.[13] В то же время если договор поставки, в котором не указан срок передачи товара, исполнен поставщиком, то от того, является ли условие о сроке существенным, не зависят выводы о возникновении договорных отношений и об их квалификации (поскольку продавец, товар передал, а покупатель его принял, между сторонами в любом случае сложились фактические отношения купли-продажи, которые должны квалифицироваться как поставка в силу их предпринимательского характера). Проблемным будет лишь вопрос о том, можно ли распространять на данные фактические отношения условия подписанной договора. Если исходить из того, что для договора поставки не требуется согласования срока, то следует признавать, что договор заключен в письменной форме, передача товара произведена на основании письменного договора и к правоотношениям должны применяться все условия письменного соглашения. Если же считать, что отсутствие соглашения о сроке поставки означает незаключенность договора, то возможны два варианта. Когда конкретные обстоятельства свидетельствуют о том, что при передаче товара обе стороны признавали распространение условий письменного соглашения на данную фактическую поставку, к данным правоотношениям необходимо применять все условия подписанного договора. В противном случае условия письменного договора к фактической поставке применяться не должны.

Необходимо обратить внимание на особые правомочия покупателя по договору поставки товаров, которыми не наделен покупатель по договору купли-продажи товаров, в случае, когда поставщиком не выполнены обязанности по поставке обусловленного договором количества товаров либо не удовлетворены требования покупателя о замене недоброкачественных товаров или о доукомплектовании товаров в определенный срок. Согласно ст. 520 ГК РФ, в подобных ситуациях покупатель получает право приобрести недоставленные товары у других лиц с последующим отнесением на поставщика всех необходимых и разумных расходов на их приобретение.

Таким образом, договору поставки присущи некоторые признаки, выделяющие его в отдельный вид договора купли-продажи.

Во-первых, передача товаров продавцом (поставщиком) покупателю должна осуществляться в обусловленный договором срок или сроки. Применительно к договору поставки срок (сроки) передачи товаров приобретает характер существенного условия договора.

Во-вторых, по договору поставки подлежат передаче не любые товары, а только производимые или закупаемые поставщиком. Таким образом, в качестве поставщика выступает коммерческая организация, специализирующаяся на производстве соответствующих товаров либо профессионально занимающаяся их закупками.

В-третьих, имеет существенное значение, для какой цели покупателем приобретаются товары у поставщика, ибо договором поставки признается только такой, в силу которого покупателю передаются товары для их использования в предпринимательской деятельности или иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием. Данный признак свидетельствует о том, что и в качестве покупателя по договору поставки должна выступать, как правило, коммерческая организация, занимающаяся предпринимательской деятельностью.[14]

Таким образом в договор обязательно должны быть включены условия, конкретизирующие обязательства сторон: определен порядок исполнения договора, расчетов, условия о таре, маркировке, сопроводительной документации и т.д., а также имущественной ответственности сторон за неисполнение или ненадлежащее выполнение обязательств по договору.

Обзор практики применения судами договора купли-продажи недвижимости и предприятия.

1.Из договора купли-продажи усматривается, что в одном его пункте указана стоимость недвижимого имущества и содержится обязательство продавца передать в собственность покупателя это имущество, а также обязательство покупателя принять и оплатить его. Кроме того, в другом пункте значится, что стоимость здания определена с учетом его износа и реконструкции, включая НДС, является окончательной и не подлежит пересмотру.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на решение Арбитражного суда Иркутской области от 11.10.01 по делу N А19-3322/01-20 и постановление Федерального арбитражного суда Восточно - Сибирского округа от 23.01.02 по тому же делу.

Открытое акционерное общество "Братсккомплексхолдинг" обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с иском к открытому акционерному обществу "Фирма "Лексика" о признании недействительным заключенного между ними договора от 04.03.97 купли - продажи здания, расположенного по адресу: г. Иркутск, ул. Марата, 39.

Исковые требования мотивированы тем, что упомянутый договор является ничтожной сделкой, поскольку содержащееся в пункте 4 этого договора условие свидетельствует о совершении сторонами сделки дарения, которая не допускается в отношениях между коммерческими организациями. Покупатель отказывается от оплаты приобретенного им имущества, ссылаясь на данный пункт договора.

Решением суда первой инстанции от 11.10.01 иск удовлетворен. Суд после оценки пункта 4 оспариваемого договора признал этот договор сделкой дарения.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается решение суда первой и постановление кассационной инстанций отменить, постановление суда апелляционной инстанции оставить в силе.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Из договора купли - продажи от 04.03.97 усматривается, что в пункте 1 указана стоимость недвижимого имущества и содержится обязательство продавца передать в собственность покупателя это имущество, а также обязательство покупателя принять и оплатить его. Кроме того, в пункте 3 значится, что стоимость здания определена с учетом его износа и реконструкции, включая налог на добавленную стоимость, является окончательной и не подлежит пересмотру.При таких условиях договор является возмездным.

2.Для договора купли-продажи недвижимости существенными условиями являются данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче (ст. 554 ГК), и определенная денежная сумма - цена (ст. 555 ГК). ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС МО N КА-А41/10985-03 от 22.01.2004.

Закрытое акционерное общество "Строительная компания "Дружба" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением об оспаривании решения Министерства Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства (далее - МАП России) от 17.04.03, которым общество признано нарушившим законодательство Российской Федерации о рекламе, и постановления от 17.04.03, касающегося привлечения его к административной ответственности на основании статьи 14.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП) за нарушение законодательства о рекламе.

Решением от 09.09.03 названные акты признаны незаконными и отменены.

Постановлением от 28.10.03 решение оставлено без изменения.

3. Требование одного собственника здания о понуждении к заключению договора о выкупе единого и неделимого земельного участка, на котором расположено несколько зданий, принадлежащих разным собственникам, могло быть осуществлено только после раздела всего земельного участка. ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума ВАС РФ N 15671/03 от 16.03.2004 - 8/04, 59.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел заявление закрытого акционерного общества "Омскгалантерея" (лицо, не участвующее в деле) о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции от 26.05.2003, постановления суда апелляционной инстанции от 01.08.2003 по делу N 3-68/03(А-683/03) Арбитражного суда Омской области и постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.10.2003 по тому же делу. Закрытое акционерное общество "Культторг" обратилось в Арбитражный суд Омской области с иском к Департаменту недвижимости администрации города Омска и Главному управлению архитектуры и градостроительства города Омска об обязании ответчиков подготовить кадастровую карту (план) земельных участков, расположенных под принадлежащими истцу объектами недвижимости, находящимися по адресу: г. Омск, ул. 20 лет РККА, 298.

Между тем в соответствии с пунктом 1 статьи 37 Земельного кодекса Российской Федерации объектом купли-продажи могут быть только земельные участки, прошедшие государственный кадастровый учет.

Таким образом, оспариваемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, поэтому в силу пункта 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.

4. Арбитражный суд отказал в признании недействительным в силу ничтожности договора купли-продажи в силу ст. 218, п. 1 ст. 549, ст. 550, ст. 551 ГК РФ, указав, что истцом составленный в установленном порядке перечень объектов государственной собственности субъекта Федерации, включающий спорные объекты, находящиеся на территории другого субъекта, не представлен, следовательно, истцом не доказан факт нахождения в его собственности спорного имущества и отсутствуют полномочия на оспаривание сделки.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа открытое акционерное общество "Птицефабрика Бархатовская" (далее - ОАО "Птицефабрика Бархатовская") обратилось в Арбитражный суд Республики Хакасия с исковым заявлением к открытому акционерному обществу "Птицевод" (далее - ОАО "Птицевод") и Зарецкому Владиславу Владимировичу (далее - Зарецкий В.В.) о признании недействительным в силу ничтожности договора купли-продажи от 16 сентября 2005 года, заключенного между ответчиками, в части летних домиков: литера А2, площадью 41,6 кв.м и литера А3, площадью 40,5 кв.м, расположенных по адресу: Республика Хакасия, Ширинский район, п. Жемчужный, ул. Гайдара, 1, и применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде признания недействительной государственной регистрации права собственности на указанные объекты недвижимости за ОАО "Птицевод" и Зарецким В.В.

В связи с изложенным, доводы заявителя кассационной жалобы о несогласии с выводами судов об истечении срока исковой давности, судом кассационной инстанции во внимание не принимаются как необоснованные.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа постановил: решение Арбитражного суда Республики Хакасия от 8 апреля 2009 года по делу N А74-167/09, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 9 июля 2009 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

5. Арбитражный суд отказал в иске индивидуальному предпринимателю о признании недействительной регистрации права муниципальной собственности на трансформаторную подстанцию ТП-311, поскольку не доказан факт передачи истцу трансформаторной подстанции, так как договор купли-продажи не содержит сведений о том, что трансформаторная подстанция являлась его предметом (п. 1 ст. 559, ст. 561 ГК РФ). ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Западно-Сибирского округа от 18.02.2009 N Ф04-1008/2009(919-А70-24) по делу N А70-2621/25-2008

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа, рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Сергея Камильевича Адельшина на решение Арбитражного суда Тюменской области от 02.07.2008 и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 19.11.2008 по делу N А70-2621/25-2008 по иску индивидуального предпринимателя Сергея Камильевича Адельшина к департаменту имущественных отношений администрации города Тюмени, при участии третьих лиц: управления Федеральной регистрационной службы по Тюменской области, Ханты-Мансийскому и Ямало-Ненецкому автономным округам, открытого акционерного общества "Сибирско-Уральская энергетическая компания",

Индивидуальный предприниматель С.К. Адельшин обратился в Арбитражный суд Тюменской области с иском к департаменту имущественных отношений администрации города Тюмени (далее - департамент), с учетом уточнения исковых требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании недействительной регистрации права муниципальной собственности на трансформаторную подстанцию ТП-311, расположенную по адресу: город Тюмень, улица Харьковская, 81а, об обязаности администрации города Тюмени в лице департамента заключить дополнительное соглашение по передаче трансформаторной подстанции ТП-311 к договору купли-продажи от 12.03.2001, заключенному с индивидуальным предпринимателем С.К. Адельшиным, для внесения записи в единый государственный реестр как о новом собственнике объекта и о признании недействительным права муниципальной собственности на трансформаторную подстанцию ТП-311.

Решением от 02.07.2008, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 19.11.2008, в иске С.К. Адельшину отказано.

С решением от 02.07.2008 и постановлением от 19.11.2008 не согласился истец - С.К. Адельшин, в кассационной жалобе просит их отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении исковых требований. Рассмотрев материалы дела, доводы кассационной жалобы, заслушав пояснения представителя департамента, проверив в соответствии со статьями 274, 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых решения и постановления апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.

6. Суд не удовлетворил требование организации о понуждении организации-ответчика к осуществлению государственной регистрации договора купли-продажи предприятия и перехода права собственности на имущество предприятия, указав, что в силу пункта 3 статьи 560 ГК РФ договор продажи предприятия подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации, но организация не представила доказательства, которые можно расценивать как уклонение организации-ответчика от государственной регистрации договора купли-продажи имущественного комплекса предприятия и перехода права собственности. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Волго-Вятского округа от 03.10.2007 N А29-7386/2006-2э

Агентство Республики Коми по управлению имуществом (далее - Агентство) обратилось в Арбитражный суд Республики Коми с иском к обществу с ограниченной ответственностью ЦЭПБ "Контроль-Сервис" (далее - ООО ЦЭПБ "Контроль-Сервис", Общество) о понуждении осуществления государственной регистрации договора купли-продажи предприятия от 04.11.2004 N 2 и перехода права собственности на имущество предприятия.

Требование основано на статьях 165 (пункте 3), 560 и 564 (пункте 1) Гражданского кодекса Российской Федерации и мотивировано тем, что ответчик уклоняется от государственной регистрации данного договора.

Ответчик обратился в суд со встречным иском о признании недействительным названного договора купли-продажи.

В силу пункта 3 статьи 560 Гражданского кодекса Российской Федерации договор продажи предприятия подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации. Согласно пункту 2 статьи 165 Гражданского кодекса Российской Федерации, если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда.

суд правомерно пришел к выводу о том, что истец не представил доказательства, которые можно расценивать как уклонение ответчика от государственной регистрации договора купли-продажи имущественного комплекса предприятия и перехода права собственности.

Оснований для отмены обжалуемых судебных актов по приведенным в кассационной жалобе доводам не имеется.

7. В случае отсутствия государственной регистрации договора купли-продажи предприятия данный договор считается незаключенным. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Поволжского округа от 11.03.2005 N А06-2282/3-03.Открытое акционерное общество "Дром", с. Яксатово Астраханской области, (далее - истец) обратилось в Арбитражный суд Астраханской области с иском к Обществу с ограниченной ответственностью "Порт "Стрелецкое", г. Астрахань, (далее - ответчик) об обязании исполнить обязательство по договору мены от 19.12.98 и дополнительному соглашению к данному договору от 04.04.2002, а именно, передать в собственность истца движимое и недвижимое имущество Керамзитового завода, находящегося в г. Астрахани по ул. Советской Гвардии,52.

Решением Арбитражного суда Астраханской области от 22.12.2003 исковое требование ОАО "Дром" удовлетворено в полном объеме.

Апелляционной инстанцией Арбитражного суда Астраханской области от 12.02.2004 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением арбитражного суда кассационной инстанции от 27.04.2004 решение суда первой и Постановление апелляционной инстанции отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, исходя из требований ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и доводов, содержащихся в кассационной жалобе, суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены судебных актов.

Согласно п. 2 дополнительного соглашения от 04.04.2002 ООО "Порт "Стрелецкое" обязуется передать в собственность ОАО "Дром" Керамзитовый завод (здание, сооружение, оборудование), а ОАО "Дром" - выполнить для ООО "Порт "Стрелецкое" строительные работы по ремонту и достройке причала и ремонту нежилых помещений. В силу вышеизложенного доводы, изложенные истцом в кассационной жалобе о нарушении судом норм материального права и не соответствии выводов суда имеющимся в деле доказательствам, не могут служить основанием для отмены судебных актов, подлежат отклонению.

Таким образом, обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения.


[1] Витрянский В.В. Договор купли - продажи и его отдельные виды. – М. Статут. 1999. – С. 117.

[2] Дружинина Л. Поставка: трудности квалификации // ЭЖ-Юрист. – 2006. – № 14. – С. 11.

[3] Вестник ВАС РФ. – 1998. – № 3. – С. 17.

[4] Советское гражданское право: Пособие для юридических вузов. Т. II. / Под ред. С.Н. Братуся. – М. Госюриздат. 1951. – С. 20.

[5] Романец Ю.В. Разграничение договоров подряда и купли-продажи // Законодательство. – 1999. – № 9. – С.11.

[6] Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 16.05.2001 № А56-30749/0016. // Вестник ВАС РФ. – 2001. – № 9. – С. 11.

[7] Постановление Президиума ВАС РФ от 22.05.2001 № 1794/00 // Вестник ВАС РФ. – 2001. – № 10. – С. 9; Постановление Президиума ВАС РФ от 18.04.2000 № 506/00 // Вестник ВАС РФ. – 2000. – № 8. – С. 12; Постановление Президиума ВАС РФ от 03.08.1999 № 1267/99 // Вестник ВАС РФ. – 1999. – № 12. – С. 11.

[8] Современные коммерческие договоры купли-продажи, поставки, мены, аренды, лизинга, подряда, перевозки, хранения / Под ред. Посошкова М.И. – М. Спарк. 2002. – С. 144.

[9] Завидов Б. Срок как существенное условие договоров купли-продажи и поставки // Хозяйство и право. – 1997. – № 2. – С. 24.

[10] Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. – М. Юристъ. 2001. – С. 249.

[11] Семенова Е. Товар доставлен - принимайте! // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 44. – С. 14.

[12] Постановление Правительства РФ от 7 марта 1995 г. № 239 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)» // Хозяйство и право. -1995. – №4. – С. 28.

[13] Российское гражданское право. Учебное пособие / Под ред. Сухано­ва Е.А. В 2-х т. – М. Бек. 1999. – С. 97.

[14] Сафонов М.Н. Договор поставки. – М. Инфра-М. 1998. – С. 112.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Государство и право"