регистрация / вход

Убийство в состоянии аффекта 3

ОГЛАВЛЕНИЕ Введение . 3 ГЛАВА 1 Преступления против жизни и здоровья …. 4 § 1. Общая характеристика преступлений против жизни и здоровья . 4

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение ………………………………………………………………. 3

ГЛАВА 1 Преступления против жизни и здоровья ……………. 4

§ 1. Общая характеристика преступлений против жизни и здоровья…………. 4

§ 2. Преступления против жизни. Убийство. Понятие и общая

характеристика убийства……………………………………………………… 5

ГЛАВА 2 Убийство, совершенное в состоянии аффекта

(ст. 107 УК РФ)………………………………………………………… 11

Заключение …………………………………………………………….. 19

Список использованной литературы …………………………………. 20

ВВЕДЕНИЕ

Права и свободы человека и гражданина охраняются государст­вом. В Конституции Российской Федерации этому посвящена спе­циальная глава. Статья 17 (ч. 1) Конституции провозглашает: «В Рос­сийской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Кон­ституцией».

Различные отрасли права ставят своей задачей охрану личности. Выполняет ее и уголовное законодательство Российской Федера­ции. В ст. 2 УК в числе первоочередных задач уголовного закона указывается охрана прав и свобод человека и гражданина. Законо­дательство Российской Федерации, в том числе и уголовное, отдает приоритет охране личности, поэтому большое значение уделяется изучению раздела УК «Преступления против личности». Родо­вым объектом всех преступлений, входящих в этот раздел, являют­ся общественные отношения, обеспечивающие нормальное функ­ционирование личности. В данной работе более подробно остановимся на изучении главы 16 УК «Преступления против жизни и здоровья».

Целью настоящей работы является попытка исследования квалификации убийства, совершенного в состоянии, индивидуализации ответственности за эти преступления.

Основные задачи:

- дать общую характеристику преступлений против жизни и здоровья;

- проанализировать признаки, характеризующие убийства, совершенные в состоянии аффекта;

- рассмотреть многообразие ситуаций, возникающих при совершении этих преступлений;

- раскрыть их значение для правильной юридической оценки.

В работе исследуются различные аспекты действия уго­ловного законодательства в целях охраны жизни человека.

Глава 1. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ

§ 1. Общая характеристика преступлений против жизни и здоровья

Видовым (или групповым) объектом преступлений, предусмот­ренных настоящей главой, являются такие неотъемлемые блага личности, как жизнь и здоровье.

По непосредственному объекту эти посягательства подразделя­ются на преступления против жизни и преступления против здо­ровья.

В свою очередь, к посягательствам на жизнь УК относит:

а) убийство (ст. 105);

б) убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106);

в) убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107);

г) убийство, совершенное при превышении пределов необходи­мой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108);

д) причинение смерти по неосторожности (ст. 109);

е) доведение до самоубийства (ст. 110).

К посягательствам на здоровье УК относит:

а) умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111);

б) умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112);

в) причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта (ст. 113);

г) причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 114);

д) умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115);

е) побои (ст. 116);

ж) истязание (ст. 117);

з) причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности (ст. 118);

и) угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119);

к) принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120);

л) заражение венерической болезнью (ст. 121);

м) заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122);

н) незаконное производство аборта (ст. 123);

о) неоказание помощи больному (ст. 124);

п) оставление в опасности (ст. 125).

§ 2. Преступления против жизни. Убийство. Понятие и общая характеристика убийства.

УК 1996 г. в отличие от УК I960 г., где понятие убийства вообще не раскрывалось, определяет это преступление как умышленное причинение смерти другому человеку (ст. 105).

Причинение смерти по неосторожности теперь в законе не на­зывается убийством, хотя вследствие общности родового и непо­средственного объектов это преступление оставлено в главе «Пре­ступления против жизни и здоровья» (ст. 109 УК).

Непосредственным объектом преступлений против жизни, в том числе и убийства, является жизнь человека. Закон охраняет жизнь любого человека независимо от возраста и состояний здоро­вья. С какого момента начинается человеческая жизнь? На этот, казалось бы, простой вопрос нет единого ответа. Одни авторы счи­тают, что начальным моментом жизни как объекта посягательства при убийстве является начало физиологических родов [1, С.6; 12, С.91]. С этим едва ли можно согласиться. Роды — это сложный, завершающий бере­менность физиологический процесс, при котором наступают ритмичные сокращения маточной мускулатуры, заканчивающиеся из­гнанием плода и последа через естественные родовые пути [7, С.167]. Рожде­ние ребенка обычно начинается путем выхода наружу из полости матки вначале головки плода. Хотя в некоторых случаях возможны и аномалии. После рождения с первым вздохом легкие новорож­денного расправляются. Обычно об этом сигнализирует первый крик ребенка. С этого момента можно говорить о начале человечес­кой жизни.

Что касается насильственного прекращения биологической де­ятельности плода до рождения ребенка, то ответственность в этих случаях может наступать за причинение тяжкого вреда здоровью.

Конечным моментом человеческой жизни является смерть. Раз­личают клиническую и биологическую смерть. После остановки дыхания и кровообращения наступает стадия клинической смерти продолжительностью 5—6 минут. При охлаждении этот период может увеличиться до 10 минут и более. Последняя стадия умира­ния — биологическая смерть. Нарушается интегрирующая дея­тельность центральной нервной системы. Наступает «смерть мозга». Это уже необратимое состояние, хотя жизнедеятельность других органов и тканей некоторое время может продолжаться [11, С. 167].

В юридической литературе утвердилось мнение, что таким мо­ментом является биологическая смерть [14, С. 15].

Объективная сторона убийства выражается в лишении жизни другого человека. Для наличия оконченного преступления необхо­димо установить деяние, направленное на лишение жизни, послед­ствие — смерть другого человека и причинную связь между ними.

Деяние при убийстве имеет, прежде всего, форму действия. Так совершается подавляющее число убийств. Человек лишается жизни путем применения виновным огнестрельного и холодного оружия, иных предметов, путем отравления, производства взрыва и другими способами. Убийство возможно и в форме психического воздействия на потерпевшего. В литературе в качестве примера обычно приводят лишение жизни путем причинения психической травмы лицу, страдающему заболеванием сердечно-сосудистой системы [6, С. 484]. В последнее время в результате расширения форм и ме­тодов воздействия на человеческую психику причинение смерти человеку путем психического воздействия приобретает еще более широкие возможности.

Убийство возможно также и в форме бездействия. Как правило, это может быть тогда, когда виновный с целью лишения жизни не предотвращает наступление смерти, хотя он мог и обязан был это сделать, и путем бездействия сам создает эту опасность ее наступ­ления.

Обязанность виновного совершить действия по предотвраще­нию смерти может вытекать из требований закона (родители не кормят своих новорожденных или малолетних детей или не прини­мают иных мер для сохранения их жизни с целью причинения им смерти). То же самое делают взрослые дети с целью избавиться от своих престарелых родителей в тех случаях, когда последние не способны передвигаться и обеспечивать свои естественные потреб­ности.

Вторым признаком объективной стороны убийства является последствие в виде смерти потерпевшего. Отсутствие последствия при наличии прямого умысла на лишение жизни означает, что дея­ние виновного является покушением на убийство. Смерть при убийстве может наступать немедленно после совершения деяния или по истечении определенного времени. Основанием для вмене­ния в вину последствия является наличие причинной связи между наступившей смертью и действием или бездействием субъекта. При отсутствии причинной связи между деянием и последствием лицо несет ответственность только за совершенное деяние. При установлении прямого умысла на причинение смерти имеет место покушение на убийство, при наличии косвенного умысла лицо от­вечает за фактически причиненный вред (например, за причинение вреда здоровью).

Убийство — преступление с материальным составом.

Субъективная сторона убийства в соответствии со ст. 105 УК характеризуется только умышленной виной. Умысел при убийстве может быть как прямым, так и косвенным. При прямом умысле виновный сознает, что он посягает на жизнь другого человека, пред­видит, что его деяние содержит в себе реальную возможность или неизбежность наступления смерти, и желает ее наступления.

Так, например, С. с прямым умыслом совершил убийство. Обстоятельства дела таковы. С. и П. ехали вместе в такси. По пути между ними возникла ссора. С. достал складной нож и, высказывая угрозы убить П., попросил знакомого ему водителя остановить машину. Выйдя из такси, С. ударил ножом П. В результате ранения сердца П. тут же скончался. [3 , С.6]

При косвенном умысле на убийство виновный осознает, что он своим деянием ставит в опасность жизнь человека, предвидит, что от этого деяния может наступить его смерть, не желает ее наступ­ления, но сознательно допускает либо безразлично относится к ее наступлению. В последнее время широкое распространение полу­чили случаи убийства путем производства взрывов. При этом не­редко вместе с намеченной жертвой погибают и другие посторон­ние лица. В этих случаях виновный в отношении убийства намечен­ной жертвы действует с прямым умыслом, а в отношении лишения жизни посторонних лиц — с косвенным.

Установление различия между прямым и косвенным умыслом имеет большое практическое значение. Как неоднократно подчер­кивал Пленум Верховного Суда Российской Федерации, покуше­ние на убийство возможно только с прямым умыслом, т.е. тогда, когда деяние лица свидетельствовало о том, что он предвидел на­ступление смерти, желал ее наступления, но этого не произошло по причинам, не зависящим от его воли [8, С.4].

Решая вопрос о виде умысла виновного, суды должны исходить из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ране­ние жизненно важных органов человека), причины прекращения виновным преступных действий и т.д., а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного, его взаимоот­ношения с потерпевшим.

Нанесение ножевых ранений в жизненно важные органы, кото­рые заведомо для виновного могут повлечь смерть потерпевшего, свидетельствует, как правило, о наличии прямого умысла на лише­ние жизни. Применение огнестрельного оружия свидетельствует о серьезности намерений лица и наряду с другими обстоятельствами является важным доказательством наличия у виновного умысла на убийство. А производство выстрелов с близкого расстояния обычно происходит с целью совершения убийства. При прямом умысле лицо желает наступления смерти, однако надо иметь в виду, что виновный не обязательно желает наступления только смерти. Его умысел может быть альтернативным, когда он предвидит возможность, как наступления смерти, так и причинения тяжкого вреда здоровью и одинаково желает наступления любого из этих последствий. И если преступный результат не наступает по не зависящим от него обстоятельствам, он должен привлекаться за покушение на убийство.

Так, М. во время работы подъехал на тракторе к киоску и беспричинно стал приставать к гражданам. Когда те предложили ему уехать, пригрозив в противном случае сообщить о нем в милицию, М., высказывая угрозу передавить их, сел на трактор и стал гоняться за ними, сбивая встречавшиеся на пути препятствия. Ч. спря­тался за столб. М. направил трактор в его сторону и с ходу ударил в столб, переломив его. При падении столба Ч. получил перелом бедра. Другим удалось убежать. Судом М. правильно был осужден за покушение на убийство.

Предварительная угроза убийством часто наряду с другими об­стоятельствами является важным доказательством наличия умысла на убийство. Однако по делу необходимо выяснить серьезность намерений лица, высказавшего такую угрозу. Не всегда слова о намерении совершить убийство отражают действительное жела­ние виновного, даже если они сопровождаются иногда и некоторы­ми действиями, внешне похожими на возможность реализации уг­розы.

В этом плане показателен такой пример. Ш., будучи в нетрезвом состоянии, подошел к гражданам, сидевшим во дворе и игравшим в карты, и стал нецензурно выражаться. Граждане сделали ему замечание, а его жена предложила пойти домой. В ответ на это Ш. пошел в сарай, взял там топор и подошел к игравшим в карты. Затем он поднял топор над одним из игроков П. и стал держать его в таком положении. Граждане закричали. П. обернулся, увидел топор и отбежал в сторону. После этого граждане отобрали у Ш. топор. Суд не усмотрел в действиях Ш. покушения на убийство.

Практика показывает, что угроза убийством нередко связана с хулиганскими действиями, которые совершаются с применением или попыткой применения огнестрельного или холодного оружия или иного оружия, а также предметов, используемых в качестве оружия. Покушение на убийство необходимо отграничивать от по­добных действий.

Например, суд не признал покушением на убийство действия Г. Он, будучи в нетрезвом состоянии, учинил в коридоре дома ссору с соседями, нанес супругам П. и их малолетнему сыну несколько ударов, а затем взял столовый нож и угрожал им расправой. Когда М. потребовала от него прекратить хулиганские действия, Г. схва­тил ее, угрожая зарезать, и приставил нож к животу. Затем Г. с ножом бегал за Л., в квартире П. набросился на К., приставил к его груди нож, угрожая выколоть глаза вмешавшемуся П., поднимал нож на уровень его глаз. Суд вполне обоснованно осудил его за хулиганство с применением предметов, используемых в качестве оружия.

При косвенном умысле на убийство виновный предвидит реаль­ную возможность наступления смерти в результате своих действий. В случаях, когда виновный предвидит неизбежность последствия, речь может идти только о прямом умысле (ч. 2 ст. 25 УК). Наиболее существенное различие между этими видами умысла проходит, как указано в законе, по волевому моменту. Если при прямом умысле на убийство виновный желает наступления смерти, то при косвенном — виновный не желает, но сознательно допускает либо безраз­лично относится к ее наступлению. Термин «не желает» надо пони­мать не в смысле «не хочет», а в смысле «не имеет прямого жела­ния» [10, С. 28]. «Сознательно допускает» — означает, что виновный готов принять смерть как результат своего деяния [10 , С.27].

Суды не всегда четко проводят различия между прямым и косвенным умыслом. Так, Кировским районным судом г. Омска К. был признан виновным в покушении на убийство. Осужденный заранее приготовленным ножом ударил в грудь Т., при­чинив ему повреждения, опасные для жизни в момент нанесения. Смерть потерпев­шего не наступила благодаря своевременно оказанной медицинской помощи.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор изменила и переквалифицировала содеянное осужденным на умышленное причинение тяж­кого вреда здоровью потерпевшего. При этом она указала, что покушение на убий­ство возможно лишь с прямым умыслом, а районный суд фактически не признал наличие такого умысла у К., поскольку указал в приговоре, что он, нанеся удар ножом потерпевшему в жизненно важную часть тела и не оказав помощь потерпевшему, должен был осознать последствия такого удара, желая и допуская эти последствия.

В данном случае суд не провел разделение прямого и косвенного умысла по волевому моменту[4 , С.18].

Субъектом убийства является физическое лицо, вменяемое, до­стигшее возраста 14 лет, за исключением убийств, предусмотрен­ных ст. 106— 108 УК (субъектом этих убийств является лицо, достиг­шее 16 лет).

Глава 2 УБИЙСТВО, СОВЕРШЕННОЕ В СОСТОЯНИИ АФФЕКТА (ст. 107 УК РФ)

Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта

1. Убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего силь­ ного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издева­тельством, или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездейст­вием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуа­цией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, - наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или ли­шением свободы на тот же срок.

2. Убийство двух или более лиц, совершенное в состоянии аф­ фекта, - наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

Статья 107 содержит две части. В части первой уточняется характер действий потерпевшего, которые могут вызвать состояние сильного душевного волнения. К ним теперь относятся такие действия потерпевшего, как: 1) насилие и издевательство; 2) тяжкое оскорбление; 3) иные противоправные или аморальные действия; 4) создание длительной психотравмирующей ситуации своим противоправным или аморальным поведением.

Иными словами, в новом УК дана более точная характеристика поведения потерпевшего, который, по существу, своими действиями провоцирует совершение преступления. В УК 1996 г. расширен круг обстоятельств, могущих быть осно­ванием для аффекта. Если в УК 1960 г. к ним, помимо насилия и тяжкого оскорбления, относились и иные противозаконные дейст­вия потерпевшего, если эти действия повлекли или могли повлечь тяжкие последствия для виновного или его близких, то по УК 1996 г. для аффекта достаточно просто противоправных и даже амораль­ных действий (бездействия). Что касается понятия аморальных дея­ний, то в связи с переживаемой нашей страной переоценкой ряда моральных ценностей в понимании их содержания могут возник­нуть определенные трудности. Тем более что наше общество под­верглось сильному расслоению и многие явления представителями различных социальных групп воспринимаются по-разному. Тем более что сейчас мы не можем ссылаться на противоречие действий социалистической или коммунистической морали. Тем не менее, во все времена существовали непреходящие моральные ценности, по­нятия добра и зла, совести, чести и бесчестия, верности и предательства, стыда и бесстыдства, которые всегда, как правило, у большинства членов общества были одинаковыми. Они и должны лежать в основе оценки того или иного деяния.

(1)Данное преступление представляет разновидность убийства со смягчающими обстоятельствами.

(2)Состояние сильного душевного волнения - физиологический аффект, т.е. стремительный и бурно протекающий эмоциональный процесс, который может дать не подчиненную сознательному волевому контролю разрядку в действии. Аффекты (взрывы эмоций ярости, гнева) по преимуществу связаны с шоками-потрясениями. Поэтому в опреде­ленной мере может быть нарушен сознательный контроль в выборе дей­ствия.

(3)Уголовная ответственность в данном случае обусловлена тем, что
в конечном счете у виновного не наступает глубокого помрачения сознания и сохраняется возможность сдерживать себя. Этим физиологиче­ский аффект отличается от патологического, исключающего вменяе­мость лица, а стало быть, и уголовную ответственность. Для решения вопроса о том, совершено ли деяние в состоянии физиологического или патологического аффекта, назначается комплексная психолого-психиат­рическая экспертиза. Для квалификации убийства по ст. 107 УК РФ необходимо уста­новить, что сильное душевное волнение возникло внезапно, т.е. мгновенно и неожиданно, при отсутствии разрыва во времени между убийством и действиями потерпевшего, вызвавшими сильное душевное волнение. Однако следует отметить, что незначительный разрыв во времени между убийством и поведением потерпевшего, спровоцировавшим убийство, не исключает возможности квалифицировать содеянное по ст.107 УК РФ. При этом следует учитывать особенности рассматриваемого дела.

(4)Длительный промежуток во времени между обстоятельствами,
вызвавшими сильное душевное волнение, и убийством исключает при­менение данной нормы.

(5)Для наличия состава убийства, предусмотренного ст. 107 УК РФ,
необходимо, чтобы аффект был вызван насилием, издевательством или
тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием), а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Перечисленные действия потерпевшего вызывают сильное душевное волнение (аффект), которое выводит психику виновного в убийстве из нормального состояния, затрудняет самоконтроль, критическую оценку принимаемых решений, методов и приемов исполнения этих решений. Действия, совершаемые в состоянии сильного и внезапно возникшего душевного волнения, субъективно менее общественно опасны, чем поступки, совершенные при спокойном состоянии психики. Однако состояние аффекта затрудняет, но не исключает самоконтроля, сознательного поведения и возможности удержаться от иного желания, обусловленного аффективным состоянием. В состоянии физиологического аффекта лицо отвечает за свои действия, но это состояние в данном случае расценивается в законе как смягчающее обстоятельство, влияющее на квалификацию убийства.

Под насилием , о котором в данном случае идет речь, следует пони­мать как физическое насилие: побои, телесные повреждения, истязания, лишение свободы, так и угрозу его применения. Характерная черта насилия — противозаконность дей­ствий потерпевшего. Между аффектом и действиями виновного должна быть причинная связь.

Насилие может состоять в совершении потерпевшим таких действий, как различного рода удары, побои и тому подобные деяния, обусловившие состояние сильного душевного волнения. При убийстве в состоянии сильного волнения имеются в виду такие насильственные действия потерпевшего, которые по своему характеру не создавали права на необходимую оборону. Если насильственные действия были достаточно интенсивными (по тяжести причиненного насилия, ущерба, причиненного виновному, обстановке и т. п.), то убийство при подобной ситуации может рассматриваться применительно к правилам о необходимой обороне.

Издевательство — это чаще всего те же насильственные действия, которые могут характеризоваться цинизмом и быть растянутыми во времени. Как насилие, так и издевательство могут проявляться в психическом давлении и в угрозах расправой или оглашением каких-либо сущест­вующих или вымышленных сведениях, компрометирующих виновного либо других лиц, в судьбе которых он заинтересован.

Под тяжким оскорблением следует понимать грубое унижение чести и достоинства личности, которое по обстоятельствам явилось достаточным поводом для возникновения сильного душевного волнения. Тяжкое оскорбление представляет собой грубое унижение чести и достоинства виновного, но в отличие от издевательства, оно носит разо­вый характер. При оценке тяжести оскорбления следует учитывать ин­дивидуальные особенности виновного: болезненное состояние, постиг­шее горе, состояние беременности и т.д.

Для определения наличия или отсутствия состояния аффекта при убийстве, вызванного тяжким оскорблением, важное значение имеет степень тяжести оскорбле­ния. Прежде всего, следует подчеркнуть, что далеко не всякое оскорбление можно считать в такой степени тяж­ким, чтобы оно вызвало состояние аффекта и повлекло убийство.

В юри­дической литературе было высказано мнение, что тяжкое оскор­бление не может быть не чем иным, как оскорблением, предусмот­ренным нормой УК. Не вдаваясь в дискуссию по поводу обоснован­ности подобного мнения, следует заметить, что диспозиция ст. 107 УК позволяет сделать вывод, что для наличия основания возникно­вения аффекта уголовной противоправности тяжкого оскорбления не требуется. Оно может подпадать или не подпадать под признаки преступления, предусмотренного ст. 130 УК. Что касается критерия оценки степени унижения чести и достоинства, то здесь надо учи­тывать как объективные, так и субъективные факторы. Например, слово «фашист» может вызвать разную реакцию у ветерана или участника войны или у представителя молодого поколения, если он принадлежит к той части, для которой нет ничего святого.

Противоправными и аморальными являются такие действия потерпевшего, которые грубо нарушают нормы права, например, право собственности, или моральные нормы, например верность супругов. К иным противоправным или аморальным действиям (бездействию) следует относить случаи причинения имущественного ущерба, наруше­ние права пользования имуществом, факты самоуправства, отказ вер­нуть долг, супружескую измену, обман и лицемерие и т.п. Однако само совер­шение иных противоправных или аморальных действий еще недостаточно для того, чтобы признать установленным факт физиоло­гического аффекта. Необходимо, чтобы эти противоправ­ные или аморальные действия повлекли или могли повлечь наступление тяжких последствий для виновного или его близких,

Аффект, в состоянии которого совершается убийство, может быть вызван не только неожиданным обстоятельством, предусмотренным законом, но и длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. В этом случае любое, порой на первый взгляд не столь значительное обстоятельство может послу­жить той последней каплей, которая переполнит чашу терпения и явится тем детонатором, что вызывает взрыв эмоций, который приведет к убийству.

Длительная психотравмирующая ситуация тесно связана с предыду­щим признаком, ибо травмирование психики возникает в результате систематического противоправного или аморального поведения потерпевшего. Например, факты супружеской измены могут переполнить чашу терпения, вызвать состояние аффекта и привести к убийству. То же относится и к фактам систематического избиения на протяжении длительного времени.

Законодатель определяет этот вид убийства, как совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения. Психическое состояние виновного определяется кратковремен­ной, интенсивной эмоцией, связанной с инстинктивной и безуслов­но-рефлекторной деятельностью. Чаще всего для подобного вида убийства характерны эмоции гнева, ненависти и отчаяния. Состо­яние аффекта продолжается, как правило, небольшой промежуток времени, обычно несколько минут. Сильное душевное волнение возникает внезапно, как реакция на непосредственный раздражи­тель.

Действия потерпевшего должны быть неожиданными для виновного, но согласно ч. 1 ст. 107 не исключается возможность постепенного накапливания напряженности в результате создания потерпевшим психотравмирующей ситуации. Когда «чаша терпения» переполняется, возникает сильное душевное волнение, которое приводит к совершению убийства. Однако во всех случаях сильное душевное волнение должно возникнуть у виновного в момент убийства внезапно, как внезапно должен возникнуть и умысел на убийство. Внезапно возникший умысел при убийстве, совершенном в состоянии аффекта, приводится в исполнение немедленно. Такое убийство не может быть заранее задуманным, предумышленным, а, следовательно, какие-либо приготовительные действия к убийству исклю­чают применение ст. 107 УК.

Характерным для убийства в состоянии аффекта является не только внезапность возникновения, но и немедленное приведение в исполнение умысла на преступные действия. Во всяком случае, обстоятельства дела при квалификации убийства по ст. 107 УК должны свидетельствовать о том, что умысел на его совершение приведен в исполнение до окончания состояния, внезапно возникшего сильного душевного волнения, которое, продолжается иногда всего лишь несколько минут.

Если же умысел на убийство возник внезапно вследствие насилия, оскорбления или иных рассмотренных выше действий потерпевшего, но осуществлен был не сразу, а после какого-то промежутка времени, когда у виновного была реальная возможность «одуматься», совершенное убийство не может квалифицироваться по ч.1 ст. 107 УК РФ.

В качестве примера подобного преступления можно привести дело по обвине­нию Г. Обстоятельства дела таковы. Г., проживая в зарегистрированном браке с Ф., пригласил к себе в семью на постоянное жительство своего племянника X. Осужден­ный злоупотреблял спиртными напитками и на этой почве устраивал скандалы с женой. Однажды после очередного скандала, забрав вещи, он ушел из дома, а X. остался жить в квартире. Через некоторое время Г., зная о том, что X. и Ф. находятся в квартире одни, и подозревая свою жену в неверности, взял веревку, поднялся на крышу дома, откуда при помощи веревки спустился к окну спальной комнаты, расположенной на втором этаже дома. Через открытую форточку он проник в ком­нату. Увидев спящих на одной кровати Ф. и X., Г. на почве ревности ударом ножа в грудь убил X. Затем Г. нанес жене несколько ударов, в том числе и бутылкой, по голове, причинив легкий вред здоровью. При этом он находился в состоянии силь­ного душевного волнения, которое было вызвано тем, что он увидел в одной постели жену и племянника. Как выразился виновный, «его как холодной водой окатило».

Убийство в состоянии аффекта может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Как пример можно привести следующее дело. Л., возвратившись домой, увидел в квартире полностью обнаженную жену, а в своей постели неизвестного мужчину. Это привело его в состояние аффекта и он зубилом .начал наносить удары жене и мужчине. Жена на месте преступления скончалась, а мужчине удалось убежать.
Действия Л. были квалифицированы Судебной коллегией по уголовным делам Вер­ховного Суда Российской Федерации по ч. 1 ст. 107 и ч. 3 ст. 30 УК, т.е. суд пришел к выводу, что виновный действовал с прямым умыслом на убийство. С этим выводом можно согласиться, хотя, однако, следует отметить, что суд не отразил в квалификации то обстоятельство, что умысел виновного был на­правлен на убийство двух человек, потому его действия должны быть квалифициро­ваны по ч. 1 ст. 107 УК, и ч. 3 ст. 30, и ч. 2 ст. 107 УК.

Из ст. 107 УК следует, что внезапное сильное душев­ное волнение и как следствие его умысел на убийство могут возникнуть не только у того лица, которому причинено насилие или нанесено оскорбление, но и у других лиц, которым об этом факте стало известно. На практике этот вопрос возникал и решался положительно.

Так, Ц. был осужден за убийство В., который жестоко избил его несовершеннолетнего сына. Вечером в дом Ц. соседи при­несли его сына, рассказав, что мальчика избивал палкой В. Сын Ц. находился без сознания и был весь окровавлен, его одежда порвана. Еще в детстве он лишился одного глаза, а теперь второй глаз после избиения оказался за­литым кровью. Возмущенный Ц. схватил ружье, выбежал на улицу и, встретив недалеко от своего дома В., застре­лил его. Президиум Верховного Суда РСФСР признал, что Ц. совершил убийство в состоянии аффекта. В дан­ном случае действия Ц. были вызваны насилием в отно­шении сына, оно возмутило Ц., но к нему не относилось. Действия же потерпевшего были противозаконными, по­влекшими тяжкие последствия для близкого Ц. человека.

Противозаконные действия в отношении другого лица и, особенно в отношении детей, женщин и стариков вызы­вают справедливое чувство негодования у каждого челове­ка. Тем более оно присуще родственникам или знакомым лица, подвергшегося насилию или тяжкому оскорблению. Поэтому было бы неправильным считать это чувство тре­тьих лиц низменным или отягчающим ответственность в случае убийства в состоянии внезапно возникшего силь­ного душевного волнения.

(7) В случаях, когда в содеянном содержатся одновременно признаки убийства, предусмотренного ст. 107 УК, и убийства при отягчающих обстоятельствах, применяется норма ст. 107 УК.

Совершенное в состоянии аффекта убийство может содержать одновременно и отягчающие обстоятельства, предусмотренные ч. 2 ст. 105 УК РФ. Смягчая наказание за убийство, совершенное в состоянии аффекта, закон исходит из того, что это преступление является ответным действием на поведение потерпевшего. Поэтому убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения, даже содержащее одновременно признаки, указанные в ч. 2 ст. 105 УК РФ, не превращается в убийство при отягчающих обстоятельствах и квалифицируется по ст. 107 УК РФ, что подтверждается наличием ч. 2 ст. 107 УК РФ, в которой предусматривается ответственность за убийство в состоянии аффекта двух или более лиц.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Среди преступлений, посягающих на личность, наиболее тяжкими являются преступления против жизни. Они посягают на жизнь человека — благо, которое дается ему только один раз. Преступления против жизни относятся к числу тех преступлений, при квали­фикации которых встречаются значительные трудности. Они являются следствием многообразия различных ситуа­ций совершения этих посягательств и сложности призна­ков, которые приходится учитывать. Данное обстоятель­ство обусловило содержание работы, в которой на основе всестороннего изучения практики и использования дости­жений отечественной науки уголовного права предпринята по­пытка исследования квалификации убийства, совершенного в состоянии аффекта, индивидуализации ответственности за эти преступления. В работе показано развитие законода­тельства о преступлениях против жизни, условия правиль­ной их квалификации по действующему законодательст­ву, значение для этого признаков состава преступления, зависимость квалификации убийства от обвинения, отражающего содержание факти­ческих данных, подлежащих квалификации;. На этой ос­нове анализируются особенности квалификации каждого вида убийства, формулиру­ются конкретные рекомендации по совершенствованию практики применения уголовного законодательства (ст. 107 УК) и предложения по его дальней­шему улучшению.

Значительное внимание в работе уде­лено отграничению убийства, совершенного в состоянии аффекта, от другого, а также разграниче­нию преступлений против жизни и других преступлений, связанных с причинением смерти.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бородин С. В. Указ. соч. - 466 с.

2. Бородин С. В. Квалификация преступлений против жизни.- М.: Юридическая литература, 1977. - 240 с.

3. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1992. - N 4. – С. 6-9.

4. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1997. - N 11. – С. 18-21.

5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации – М.: Проспект, 1997. – 760 с.

6. Курс советского уголовного права. Т 3.- Л., 1973. - С. 484.

7. Малая медицинская энциклопедия. Т.9. - М., 1968.- С. 324.

8. О судебной практике по делам об умышленных убийствах : Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 1992 г// Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1993. - N 2. - С. 4- 6

9. Преступность и правонарушения. Статистический сборник. - М., 1997. - 236 с.

10. Рарог А. И. Вина в советском уголовном праве. - Саратов, 1987., - 164 с.

11. Судебная медицина - М. , 1997., - 504 с.

12. Уголовное право. Особенная часть/ Под ред. Б.В. Здравомыслова. - М., 1995.- 576 с.

13. Уголовное право: Часть Общая. Часть Особенная. Учебник/Под общ. ред. Проф. Л.Д. Гаухмана, проф. Л.М. Колодкина и проф. С.В. Максимова. – М.: Юриспруденция, 1999. – 784 с.

14. Уголовное право России. Особенная часть/ Под ред. А.И. Рарога. - М., 1997. -651с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему