регистрация / вход

Корыстно-насильственная преступность и её предупреждение

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИНСТИТУТ ПРАВА

КАФЕДРА КРИМИНОЛОГИИ И СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

ТЕМА: КОРЫСТНО-НАСИЛЬСТВЕННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ

И ЕЁ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Выполнила студентка 6 курса заочного отделения

Курманова Маргарита Робертовна

К защите допущена: Научный руководитель Заведующий кафедрой старший преподаватель

Криминологии и судебных экспертиз кафедры криминологии и Государственный Советник юстиции судебных экспертиз

3 класса,

Заслуженный юрист

Республики Башкортостан,

Профессор кафедры,

Доктор юридических наук

________________ Р.С. Хисматуллин ___________ С.А. Семёнов

«____» _______________ 2005г. «___» __________ 2005г.

УФА - 2005

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

1. Криминологическая характеристика корыстно-насильственной

преступности

1 .1. Понятие корыстно-насильственной преступности. Криминологическая классификация насильственного грабежа, разбоя и вымогательства

1.2. Состояние, структура и динамика корыстно-насильственной

преступности

2. Личность корыстно-насильственного преступника

2.1. Криминологическая характеристика личности корыстно-

насильственного преступника

2.2. Классификация личности корыстно-насильственного преступника

3. Причины и условия корыстно-насильственной преступности

3.1. Криминологическая классификация причин и условий, способствующих

совершению преступлений

3.2. Причины корыстно-насильственной преступности

4. Предупреждение корыстно-насильственной преступности

4.1. Виды предупредительной деятельности. Характеристика общих и специальных мер предупреждения. Объекты и субъекты предупреждения 4.2. Проблемы предупреждения преступности

Заключение

Список использованных источников

Приложение

ВВЕДЕНИЕ

В условиях построения современного правового государства первоочередное значение приобретают проблемы защиты его граждан от преступных посягательств, а также противодействия попыткам криминализации общества, нейтрализации негативных социальных тенденций. В этом контексте особую остроту приобретают вопросы борьбы с преступностью, в частности предупреждения преступлений. Следовательно, охрана общественного порядка и безопасность граждан – важнейшая задача органов государственной власти и общества в целом.

Для эффективной борьбы с чем бы то ни было нужно, прежде всего, знать как можно больше о своем противнике. В данном случае обществу и государству противостоит преступность – социальный феномен с весьма активным биологическим и психологическим компонентом.

В структуре и динамике регистрируемой в России, Республике Башкортостан преступности наблюдаются неблагоприятные тенденции. Ежегодно увеличивается количество преступлений корыстной направленности, особенно насильственных грабежей, разбоев и вымогательств, образующих в совокупности корыстно-насильственную преступность.

Выбор темы «Корыстно-насильственная преступность и ее предупреждение обоснован:

во-первых, ее актуальностью. Россия продолжает находиться в тисках затяжного общественно-политического, социально-экономического, идейно-мировоззренческого, культурологического, духовного кризисов, явственным проявлением которого выступает неуклонное ухудшение всех без исключения количественных и качественных характеристик преступности. Современная преступность заключает в себе непосредственную угрозу суверенитету, территориальной целостности государства, имущественному благополучию, самой жизни и здоровью абсолютного большинства граждан. Разработка и принятие эффективных мер предупреждения корыстно-насильственной преступности положительно отразиться на состоянии преступности вообще. Разработка данных мер невозможна без познания природы и сущности преступности, ее причин и условий, личности преступника;

во-вторых, тем, что проблема корыстно-насильственной преступности и ее предупреждения следует выделять в самостоятельный объект исследования. Корыстно-насильственная преступность обладает своими закономерностями и особенностями, повышенной общественной опасностью по сравнению с ненасильственными имущественными преступлениями. Это объясняется двухобъектностью насильственно грабежа, разбоя, вымогательства. Указанные преступления посягают не только на отношения собственности, но телесную неприкосновенность, здоровье и даже жизнь другого человека. Кроме того, такие неприглядные черты личности корыстно-насильственного преступника, как бесчеловечность, жестокость, агрессивность, проявленные преднамеренно с тем, чтобы облегчить захват чужого имущества или его удержание определяет высокую общественную опасность данной преступности;

в-третьих, существующая судебная практика по делам о насильственном грабеже, разбое и вымогательстве позволяет на примере отдельно взятых уголовных дел изучить закономерности корыстно-насильственной преступности, ее причины и условия, а также личность преступника.

Указанной проблеме посвящено значительное число работ современных ученых. Преступное поведение и все, что с ним связано, представляет весьма сложную, многогранную социально-негативную сферу, которая является объектом изучения многих уголовно-правовых наук.

Данная работа посвящена криминологическому изучению насильственного грабежа, разбоя и вымогательства.

В целях более глубокого познания сущности и природы корыстно­-насильственной преступности необходимо исследовать криминологическую характеристику преступности; ее количественные и качественные характеристики; причины и условия преступности, условия, способствующие криминологическому формированию личности, личность преступника: социально-демографические, уголовно-правовые признаки, нравственные свойства, психологические признаки, физические (биологические) характеристики.

Целью исследования также является проблема предупреждения преступности: система и субъекты предупреждения и их характеристика, социально-экономические, организационно-правовые основы предупреждения.

Работа основана на теоретическом материале: «Генезис преступления. Опыт криминологического исследования» В.Н. Кудрявцева, «Корысть: криминологические и уголовно-правовые проблемы» М.Г.Миненка и Д.М.Миненка, «Преступность в России и проблемы борьбы с ней» и учебник «Криминология» под редакцией А.И.Долговой, «Вопросы криминологии на современном этапе» Р.С.Хисматуллина, «Криминологическая классификация вымогательства» В.Н.Винокуровой и др.

Нормативной базой исследования явилось уголовное законодательство: Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Российской Федерации, Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» и др., а также российские и республиканские программы борьбы с преступностью.

Работа также основана на материалах уголовных дел и данных уголовной статистики.

1. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КОРЫСТНО-НАСИЛЬСТВЕННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

1.1. Понятие корыстно-насильственной преступности. Криминологическая классификация насильственного грабежа, разбоя и вымогательства

Преступность - понятие криминологии, означающее совокупность всех фактически совершенных противоправных деяний, за каждое из которых предусмотрено уголовное наказание, а также массовое негативное социально­-правовое явление, обладающее закономерностями, количественно и качественными характеристиками[1] .

Преступность состоит из множества преступлений, среди которых есть также преступления против собственности.

Современное уголовное право различает ненасильственные и насильственные способы завладения и удержания чужого имущества. Совокупность преступлений, совершенных на определенной территории за определенный промежуток времени по мотиву корысти с применением насилия или с угрозой его применения образует корыстно-насильственную преступность. Корыстно-насильственная преступность как часть преступности, обладает определенными закономерностями, количественно и качественными характеристиками, речь о которых пойдет дальше.

К корыстно-насильственным преступлениям ученые традиционно относят насильственный грабеж (ст. 161 ч. 2 Уголовного кодекса Российской Федерации), разбой (ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации), и вымогательство (ст. 163 Уголовного кодекса Российской Федерации)[2] . Разбой и насильственный грабеж законодатель признает формами хищения, а вымогательство формулирует как самостоятельный, не связанный с хищением, состав преступления.

Преступления против собственности являются наиболее распространенным видом общественно опасных деяний. В январе - марте 2005 года в Российской Федерации зарегистрировано 758,8 тысяч преступлений. Почти половина всех зарегистрированных преступлений 51,5%, составили преступления против собственности. Количество грабежей и разбоев составило 69,2 тысяч и 13,9 тысяч преступлений соответственно[3] . Одновременно возросла судимость за вымогательство (23,7%). Наряду с ростом количества корыстно-насильственных преступлений именно в них отмечается повышение криминального профессионализма, появление новых форм воздействия на потерпевших и увеличение удельного веса рецидивистов. В структуре этих преступлений немало тщательно подготовленных, организованных посягательств. Преступные группировки пытаются овладеть каналами незаконного обогащения, установить сферы влияния и обеспечить безнаказанность своей преступной деятельности. На эти процессы оказывают влияние негативные факторы проводимых реформ, кризис в хозяйственно-экономической сфере, социально-политическая нестабильность, региональные конфликты, социальное неравенство и антагонизм между отдельными группами населения, слабая социальная защищенность широких слоев граждан. Криминальной ситуации в стране должны быть противопоставлены эффективные формы и методы государственного и общественного контроля над преступностью. Вместе с тем, инструменты такого контроля оказались утраченными либо бездействующими, а принимаемые правоохранительными органами меры, пока не смогли обеспечить положительных изменений в динамике и структуре преступности[4] .

Помимо отношений собственности, являющихся основным объектом насильственного грабежа, разбоя и вымогательства, их дополнительным объектом выступают интересы личности – здоровье, телесная неприкосновенность, свобода, честь, достоинство человека. Совершение этих посягательств всегда связано с причинением того или иного вреда личности либо с угрозой причинения такого вреда.

Ценность имущества, на завладение которым направлено насильственное посягательство, может быть различной. Чаще всего эти преступления совершаются ради завладения деньгами, валютой или драгоценностями, импортной радио- и видеоаппаратурой, сотовыми телефонами. Нередко преступники тщательно выясняют материальное положение намеченной жертвы, изучают ее образ жизни, распорядок дня, режим работы, интересы. В последние годы насильственные посягательства часто совершаются на лиц, обладающих большими материальными ценностями, - коммерсантов, служащих совместных предприятий, инофирм, банков, представителей шоу­-бизнеса. Судебная практика показывает, что многие разбойные нападения бывают спровоцированы излишней доверчивостью потерпевших, готовностью идти на случайные контакты с незнакомыми ранее людьми. Характерной чертой поведения потерпевших является неоказание сопротивления (70 %). Хотя опыт показывает, что даже незначительное противодействие, например, крик о помощи, удержание похищаемых вещей, способно сыграть решающую роль в процессе нападения и привести к прекращению насилия.

Имущество является предметом не только разбоев и грабежей, но и подавляющего большинства вымогательств. Вместе с тем законодатель помимо имущества предметом вымогательства признает право на имущество и действия имущественного характера.

Действия имущественного характера как предмет вымогательства характеризуются тем, что они приносят имущественную выгоду вымогателю и причиняют материальный ущерб собственнику (например, безвозмездный ремонт, возведение строения, погашение долга, оплата покупки и т. п.). Таким образом, по смыслу закона вымогательство предполагает более широкий, чем при хищении, круг имущественных выгод, состоящих не только в имуществе, но и в совершении действий имущественного характера в пользу вымогателя.

Следует отметить, что некоторые криминологи относят вымогательство к категории корыстных преступлений[5] . При этом характерно, что они причисляют к данной категории все случаи вымогательства, в том числе и совершаемые с обязательным для данного состава преступления насилием. Анализ такого подхода дает основание предположить, что упомянутые авторы в основу криминологической классификации кладут корыстный мотив, Т.е. один из наиболее важных элементов субъективной стороны преступления.

Другие ученые относят вымогательство к категории насильственных преступлений2 . Так, П.И.Ветров и М.Н.Зацепин, рассматривая проблемы безопасности частного предпринимательства, отмечают, что увеличивается удельный вес преступлений, в том числе вымогательств, совершаемых с использованием насилия. При этом ярко проявляются корыстные мотивы насильственных преступлений, заметно меняется их ориентация: если раньше они совершались в основном в сфере быта и досуга, то теперь последовательно перемещаются и в сферу экономики, новых рыночных отношений, в область предпринимательства3 .

При этом отдельные авторы отмечают значительную распространенность опасных, уже только в силу двойной мотивации (насильственной и корыстной), преступлений, как насильственный грабеж, разбой и вымогательство. При криминологическом анализе, исходя из приоритета таких ценностей, как жизнь, здоровье людей, эти преступления рассматриваются в ряду насильственных.

Наиболее полную и глубокую классификацию насильственной преступности дал в своих работах Ю.М.Антонян[6] . Иллюстрируя этот вид преступности вымогательством, он выделил применительно к нему три типа насилия: физическое, психическое и интеллектуальное.

Как известно, вымогательство – двухобъективное преступление, посягающее, с одной стороны, на личные блага человека (например, его жизнь, здоровье), а с другой - на имущественные права и интересы. Поэтому физическое насилие при вымогательстве выражается в посягательстве как на личные, так и на имущественные блага личности. Оно может иметь место в двух типах ситуаций.

В первом случае физическое насилие непосредственно реализуется вымогателем в виде причинения смерти, тяжкого и иного вреда здоровью человека, либо похищения потерпевшего либо его близких.

В другом случае вымогатель прибегает к нанесению физического урона имуществу (в том числе животным) жертвы (путем его уничтожения, повреждения) в целях понуждения ее к выполнению предъявленного требования. При этом такой способ действий, по мнению преступника, не оставляет у жертвы сомнений в реальности угрозы причинения вреда ее жизни, здоровью, безопасности ее близких.

Значительно чаще физическое насилие является лишь средством устрашения жертвы, понуждения ее к выполнению предъявленного вымогателем требования, т.е. наряду с физическим в таких ситуациях имеет место и психическое насилие.

Психическое насилие, как представляется, может проявляться в трех типах ситуаций.

Первый из них имеет место в том случае, когда вымогатель предъявляет жертве требование имущественного характера в ультимативной форме, подкрепляя его демонстрацией физической силы или оружия, не приведшей к

причинению какого-либо физического ущерба потерпевшему.

Для второго типа ситуаций психического насилия по отношению к потерпевшему характерно предъявление ему аналогичных имущественных требований, подкрепленных лишь вербальной угрозой без демонстрации физической силы или оружия.

Третью группу типовых ситуаций характеризуют как «информационное психическое насилие»[7] . Оно отличается тем, что у вымогателя в подобных случаях имеется в распоряжении компрометирующая либо иная информация, оглашение (распространение) которой крайне нежелательно или представляет реальную опасность для потенциальной жертвы вымогательства. Как правило, это имеет место при так называемом шантаже. В такого рода ситуациях механизм взаимодействия вымогателя и его жертвы представляет собой нередко заурядный торг, когда жертва вынуждена платить «дань» вымогателю за устранение угрозы распространения информации, позорящей потерпевшего или его близких либо угрожающей их безопасности.

При этом вымогательство с помощью шантажа не направлено непосредственно против жизни и здоровья человека, а, как правило, сопровождается наряду с истребованием у жертвы определенных материальных благ посягательствами на нравственные ценности, затрагивающие права и свободы личности, причинением ей моральных травм; принуждением к выполнению нежелательных действий, в том числе унижающих человеческое достоинство потерпевшего.

Весьма существенной спецификой отличается одна из самых распространенных форм принудительного воздействия на жертву при данном виде преступления - так называемый рэкет. По существу, этот тип вымогательства вполне может претендовать на самостоятельный классификационный вид. Характерной особенностью рэкета (помимо высокоорганизованной ее технологии) является комплексный характер воздействия вымогателя (чаще вымогателей) на жертву: не только физическое, но и психическое. Приведенный криминологический термин понимается в юридической литературе неоднозначно. Наиболее предпочтительной является точка зрения, согласно которой некоторые авторы определяют это явление как «наложение преступником(ами) на тех или иных лиц, те или иные производственные и коммерческие структуры обязанности систематического предоставления им денег или материальных ценностей под угрозой насилия над личностью, повреждения или уничтожения имущества»[8] .

Практика показала, что вымогатели-рэкетиры активно используют так называемое инструментальное насилие как средство достижения своей корыстной цели. В процессе совершения подавляющего большинства вымогательств рэкетиры используют оружие заводского либо кустарного производства, которое они обычно применяют для подтверждения реальности своей угрозы.

При этом некоторые авторы, например С.Д.Белоцерковский, в своем исследовании делает вывод о том, что «рэкет – это «костяк», организующее начало самой организованной преступности, которому присуща наивысшая по сравнению с организованными группами, занимающимися другими видами преступной деятельности, степень организованности и как следствие - наивысшая степень активности в осуществлении преступной деятельности»[9] .

Интеллектуальное насилие также представляет собой принудительное воздействие на потерпевшего и имеет место в случаях вымогательства, совершаемого должностным лицом, например при вымогательствах взятки. Специфика данного вида насильственных действий заключается в том, что ненасильственным (в традиционном понимании насилия) способом (например, в умышленном не оформлении должностным лицом необходимого просителю документа) достигается цель: вынудить потерпевшего (путем оказания на него психического воздействия) к выгодному для вымогателя способу действия жертвы по реализации требования преступника.

Отдельная группа авторов относит вымогательство к корыстно-насильственным преступлениям[10] . Они исходят из физического и психического видов насилия как обязательных компонентов объективной стороны данного состава преступления и одновременно выделяют обязательный для субъективной стороны вымогательства.

Все перечисленные точки зрения ученых о том, куда относить вымогательство: к корыстным преступлениям или выделять в самостоятельную группу имеют право на существование. Важно учитывать критерий отнесения вымогательства к той или иной группе преступлений.

В подтверждение сказанного можно обратиться к мировой практике. В группу имущественных преступлений обычно не включают грабежи, разбои, вымогательства и другие прямые корыстные посягательства на чужую собственность, но совершенные с помощью насилия. Во многих странах они учитываются в группе насильственных деяний, например, в США, Германии и др.

Если исходить из приоритета личности над собственностью, то данный подход покажется обоснованным. А если иметь в виду мотивацию, то он не выдерживает критики. Не случайно в стандартной таблице Интерпола рассматриваемые посягательства значатся в общей графе «Кражи», которые потом рассматриваются по видам. Грабежи и разбои - один из них[11] .

1.2. Состояние, структура и динамика корыстно-насильственной преступности

В 2001 году в России было зарегистрировано 2 968, 3 тысячи преступлений. 148,8 тысяч грабежей, 44,8 тысяч разбойных нападений. Их удельный вес в общем числе зарегистрированных за данный период преступлений составил 6,5%. В Республике Башкортостан за аналогичный период рассмотрено 21 622 уголовных дела; 926 дел о грабеже, 353 - разбое, 118 - вымогательстве. Удельный вес дел о грабеже и разбое составил - 5,9%, о вымогательстве - 0,5%.

В 2002 году в России зарегистрировано 2 526,3 тысяч преступлений. Из них - 167,3 тысяч грабежей, 47,1 тысяч разбоев. Удельный вес - 8,5%. В Республике Башкортостан в 2002 году было рассмотрено 14 008 уголовных дел; 932 дела - о грабеже, 351 - разбое, 103 - вымогательстве. Удельный вес дел о грабеже и разбое составил 9,1 %, вымогательстве - 0,7%.

В 2003 году в России зарегистрировано 2756,4 тысяч преступлений. Грабежей – 198,0 тысяч, разбоев – 48,7 тысяч. Каждый десятый грабеж (9,9%) и каждое пятое разбойное нападение (21,5%) были сопряжены с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище. В Республике Башкортостан за 12 месяцев 2003 года было рассмотрено 15 436 уголовных дел; 905 дел – о грабеже, 384 – разбое, 122 – вымогательстве. Удельный вес о грабеже и разбое в общем числе рассмотренных судами уголовных дел составил – 8,4%, вымогательстве – 0,8%.

В 2004 году в России зарегистрировано 2893,8 тысяч преступлений. Грабежей – 251,4 тысячи, разбоев – 55,4 тысячи. Каждый тринадцатый грабеж (7,2%) и каждое одиннадцатое разбойное нападением (9,2%) были сопряжены с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище. По Республике Башкортостан за аналогичный период зарегистрировано грабежей – 1742, разбойных нападений – 703, вымогательств – 349.

В январе – марте 2005 года зарегистрировано 758,8 тысяч преступлений[12] , что на 7,9% больше, чем за этот же период прошлого года. Грабежей – 69,2 тысячи, разбоев – 13,9 тысячи. Каждый шестнадцатый грабеж (6,2%) и каждое одиннадцатое разбойное нападение (8,9%) были сопряжены с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище. В Республике Башкортостан в январе – марте 2005 года зарегистрировано грабежей – 506, разбойных нападений – 173, вымогательств – 86.

Эти данные свидетельствуют о неблагоприятной динамике корыстно-насильственных преступлений, которая наблюдается в России в целом и по Республике Башкортостан в частности. Рост преступности связан с усилением борьбы с преступностью и улучшением регистрации преступлений. Грабежи, разбои и вымогательства регистрируются, как правило, меньше, чем их совершается.

Самая значительная часть данных преступлений совершается в городах, пригородных зонах, крупных населенных пунктах.

Местом совершения грабежей, разбоев и вымогательств является улица (34%)[13] , скверы, парки, бары и иные места (22%), место жительства потерпевшего (22%), подъезды (12%), место жительства преступника (10%). Ежегодно растет число грабежей, разбойных нападений сопряженных с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище.

В рабочие дни совершается – 74% преступлений, выходные – 20%, в праздничные дни – 6%. 42% - данных преступлений совершается от 11 часов вечера до 6 часов утра, 32% - от 11 часов утра до 5 часов вечера, оставшиеся 36% совершаются от 5 часов вечера до 11 часов вечера и от 6 часов утра до 11 часов утра.

Если оружие используется, то почти в половине нападений – ножи, в остальных случаях – огнестрельное оружие, газовые пистолеты или другие предметы, применяемые в качестве оружия.

2. ЛИЧНОСТЬ КОРЫСТНО-НАСИЛЬСТВЕННОГО ПРЕСТУПНИКА

2.1. Криминологическая характеристика личности корыстно-насильственного преступника

«Преступность – это не только совокупность преступных деяний, но и совокупность лиц, которые их совершают»[14] . Лица, совершающие преступления, различаются по характеру, целям, мотивам и ряду других объективных и субъективных признаков преступного поведения. Объединяя их понятием «личность преступника» криминологи придают универсальное значение данному понятию, в котором отражаются личностные особенности по степени влияния на преступление[15] .

Понятие «личность преступника» определяется объективным отличительным признаком – совершением преступления. Различия криминологических характеристик лиц, совершивших преступление, являются основанием для их типологии и квалификации, что не исключает, а предполагает общее понятие «личность преступника» как «совокупность интегрированных в ней социально значимых негативных свойств, образовавшихся в процессе многообразных и систематических взаимодействий с другими людьми»[16] .

Научно-практическая значимость понятия «личность преступника» связана с выявлением такой структуры нравственно-психологических свойств и особенностей личности, которые в соответствующей ситуации ориентируют

человека на выбор антиобщественного варианта поведения.

Социальное окружение влияет на поведение человека, но результатом такого влияния является, прежде всего, формирование определенных внутренних нравственных качеств. Внешние причины всегда действуют лишь опосредованно. Через внутренние условия. В этом нетрудно убедиться на бесчисленном множестве тех случаев, когда поведение людей в аналогичных ситуациях резко отличается по содержанию и направленности вследствие их нравственно-психологических особенностей.

Отрицание личности как объективной реальности и, следовательно, ее важнейшей роли в генезисе преступного поведения произвольно ограничивает изучение причин преступления влиянием лишь обстоятельств внешней среды, что и делает во многих случаях принципиально невозможным установить причины конкретного преступления это происходит потому, что «.. .личность часто отражает прежние, уже изменившиеся обстоятельства, значение и суть которых могут быть в полной мере не выявлены и не учтены, так как в момент совершения преступного деяния они уже отсутствуют»[17] . Поэтому изучение объективной реальности - личности преступника - для установления причин конкретного преступления гораздо надежней, чем ретроспективная оценка уже несуществующих обстоятельств прошлого.

В совершенном преступлении находят отражение составляющие содержание общественной опасности отрицательные свойства личности. Поскольку негативные личностные качества выступают субъективной причиной преступного поведения, то, очевидно, что общественная опасность личности формируется до совершения преступления. Однако в данном случае речь идет не о личности преступника, так как еще нет преступления, а о криминогенной личности, содержащей комплекс характеристик, типичных для тех, кто совершает преступление.

Известно, что преступления совершаются при взаимодействии негативных свойств личности и обстоятельств внешней среды, т. е. при наличии соответствующих условий, отсутствие одного или тем более нескольких таких условий затрудняет или вовсе исключает совершение преступления. Следовательно, профилактика направлена на устранение или нейтрализацию этих условий.

Общественная опасность личности, складывающаяся до совершения преступления, обнаруживается в особенностях до преступного поведения, что и обеспечивает возможность предупредительного воздействия. Отрицание этого очевидного положения лишает всяких оснований работу профилактической службы милиции и др. Именно эти органы профилактируют поведение людей, способных по своим личностным качествам совершить преступление.

Общественная опасность личности в концентрированном виде отражается в преступлении и тем самым переводит криминогенную личность в новое качественное состояние - личность преступника.

Личность как сложное социальное явление предполагает многоуровневый анализ ее сущности и поэтому «как объект исследования … не может быть предметом монополии ни одной из современных наук»[18] .

Наиболее общие положения о личности формируются философией. Философия дает определение понятия личности, ее роли и места в системе общественно-экономических процессов. Однако она не ставит своей задачей вскрыть частные структурные закономерности, необходимые для глубокого познания отдельных сторон личности.

Руководствуясь основополагающими принципами философии, социология и психология глубже проникают в механизм личностных свойств и качеств человека, рассматривая последние под углом зрения своих специфических предметов исследования. Социология рассматривает структуру личности применительно к ее социальным функциям, правам и обязанностям, соответствующим определенным социальным ролям, психология, оперируя психологическими категориями, отражает такие структурные особенности личности, как ее психические состояния, процессы, свойства.

Каждая из перечисленных наук, затрагивая различные, относительно самостоятельные аспекты структуры личности, не может претендовать на исчерпывающее ее познание, так как не только не охватывает всего многообразия отношений, качеств личности, но и анализирует их на различных уровнях.

Проблема личности, ее структуры является одной из актуальных и в криминологии. Криминологическое изучение личности преступника - частный аспект психологических и социологических исследований. Особенности криминологического подхода проявляются при анализе структуры личности преступника.

Личность преступника отличается от личности непреступника наличием таких нравственно-психологических качеств, составляющих содержание общественной опасности, которые во взаимодействии с обстоятельствами внешней среды детерминируют преступление. Поэтому элементы структуры личности преступника должны иметь не только криминологически значимые связи между собой, но и криминогенное содержание.

В криминологии выделяют следующие группы признаков, которые характеризуют личность преступника: социально-демографические, уголовно­правовые признаки, социальные проявления в различных сферах жизнедеятельности, нравственные свойства, психологические признаки, физические (биологические) характеристики.

При анализе большой совокупности случаев можно установить статистически значимые связи между любыми компонентами характеристик личности преступника, например, между семейным положением и возрастом, состоянием здоровья и уровнем материальной обеспеченности и т. д. Однако для структуры личности преступника, в том числе и корыстно-насильственного, важны не любые, а криминологически значимые связи между структурными компонентами.

Совершенно очевидно, что не социальное происхождение, материальное и семейное положение, уровень образования, психофизиологические особенности постоянно отличают личность преступника, в том числе и корыстно-насильственного, от законопослушных граждан. Большинство граждан с теми же, что и у правонарушителей, социальными параметрами не совершают преступлений. Поэтому в структуре личности преступника необходимо выяснить элементы, криминогенность и характер связи которых приводят к преступлению.

Структура личности корыстного преступника складывается из компонентов, характеризующих ее внутренний мир, нравственно­психологические особенности. В этой связи, очевидно, что пол, возраст, темперамент и т. п. не детерминируют сами по себе преступлений. К тому же перечисленные и иные социально-демографические характеристики, дифференцированные по своим признакам (а именно: только в связи с этими признаками они имеют научное или практическое значение), не являются общими и не совпадают у разных категорий корыстных преступников.

Так, лица, совершившие разбои, по своим социально-демографическим признакам достаточно определенно отличаются от лиц, совершивших хищение путем присвоения или растраты (расхитители). Если среди разбойников преобладают лица мужского пола - до 92%[19] , то среди расхитителей, наоборот, большинство (60%) составляют женщины. По уровню образования и семейному положению различия разбойников и расхитителей также весьма значительны. Среди разбойников лиц с высшим образованием - 0,2%, среди расхитителей - 8%. Среди разбойников женатых (замужних) - 10 %, а среди расхитителей - 72%.

Из приведенных данных видно, что названные признаки для общей структуры личности корыстного преступника нельзя однозначно считать криминогенными или антикриминогенными. Иное дело при анализе конкретного преступления. В нем они в значительной степени могут объяснить особенности, направленность и содержание акта преступного поведения.

Эмпирические данные свидетельствуют о специфике мотивов совершения преступлений применительно к возрастным особенностям корыстно-насильственных преступников. Так, преобладающим мотивом является мотив, связанный с употреблением спиртных напитков и наркотиков - 30%[20] в возрастной группе 18-25 лет, мотив, связанный с удовлетворением насущных жизненных потребностей (покупка необходимой одежды, предметов питания) в той же возрастной группе составляет 28%. В других возрастных группах удельный вес данного мотива меньше, чем в возрастной группе 18-25 лет. Объясняется это значительно меньшей по сравнению с другими возрастными группами материальной обеспеченностью, и в то же время здесь большие потребительские запросы – стремление к престижному потреблению в одежде, досуге и т. д., что подтверждается наибольшим среди других возрастных групп удельным весом таких мотивов хищений, как приобретение дорогих вещей - 13%, проведение досуга на уровне категорий граждан, занимающим более высокое социальное положение - 13 %.

Примечательно, что хищения по мотивам, связанным с употреблением спиртных напитков, в значительной степени распространены среди малообеспеченных лиц, которые в процессе преступной деятельности совершали хищения и для удовлетворения потребностей.

Приведенные примеры убеждают в том, что половозрастные особенности, социальное происхождение, профессиональная принадлежность, уровень образования и др. могут только объяснить внутренний мир личности корыстно-насильственного преступника, установить этапы формирования тех или иных психологических особенностей, но в структуру личности преступника не входят.

Представляется правильным считать признаки, характеризующие общую нравственно-психологическую направленность личности, их качественное содержание главным (по отношению к демографическим, психофизиологическим признакам) материалом структуры личности преступника вообще, корыстно-насильственного в частности, поскольку содержание именно этих элементов отличает личность преступника от законопослушных граждан. К этим признакам относятся потребности, интересы, ценностные ориентации, взгляды, убеждения, мотивы, установки.

Выделение названных подструктур несколько искусственно и диктуется только удобством анализа, поскольку в действительности наблюдается тесная взаимосвязь и взаимопроникновение названных структурных элементов.

В психологии считается «твердо установленным эмпирическим фактом»[21]

явление полимотивации, которое означает, что одно поведение побуждает несколько потребностей, а в ряде случает хорошо организованная система потребностей. Следовательно, основанием структуры личности корыстно­насильственного преступника выступает система взаимодействующих потребностей. Эта система динамична, постоянно развивается под влиянием окружающей среды.

В криминологической литературе отмечалось, что потребностям и интересам личности преступника присущи определенные особенности: 1) нарушение равновесия между различными видами потребностей; 2) общая бедность потребностей и интересов; 3) извращенный характер некоторых из них; 4) аморальность способов их удовлетворения.

Применительно к личности корыстного преступника говорят о деформации потребностей, выражающейся в преобразовании материальных интересов над потребностями в общении, творчестве, образовании, духовном развитии. Это положение относится и к корыстно-насильственному преступнику, так как корыстно-насильственная преступность есть разновидность корыстной преступности. Деформированные и извращенные потребности присущи более чем 90% корыстных преступников[22] .

Однако, специфика личности преступника и, в частности, корыстно­насильственного, далеко не всегда начинается с деформированных и извращенных потребностей. В основе преступного поведения зачастую лежат потребности, которые ни деформированными, ни тем более извращенными назвать нельзя. Так 28% лиц, совершивших грабежи и разбои стремились удовлетворить насущные жизненные потребности - приобрести одежду, предметы питания, добыть средства для оплаты услуг и т. д. Такие потребности, обеспечивающие элементарную жизненную деятельность человека, вряд ли можно отнести к деформированным.

В то же время, даже так называемые извращенные потребности ­стремление к пьянству, кутежам, накопительству – вполне коррелируются с легальными способами их удовлетворения и наблюдаются у лиц, не совершающих преступлений. Следовательно, специфика личности корыстно ­насильственного преступника не всегда заметна уже в потребностях. Это не означает, что потребности перестают быть изначальной движущей силой человеческих поступков и тем самым важнейшей составной частью структуры личности. Однако потребности дают импульс к их удовлетворению, но не определяют его способ.

Для корыстно-насильственных преступников характерны убеждения, что преступное поведение – наиболее распространенный и приемлемый в нашей стране способ извлечения дополнительных доходов, без которого невозможно существенно повысить материальную обеспеченность. Убеждение корыстных преступников, что «воруют все» до некоторой степени выступает самооправданием собственного корыстного поведения, и в то же время важная

предпосылка для формирования активной поведенческой позиции по использованию криминальных средств приобретения материальных благ.

Совершение корыстно-насильственных преступлений само по себе выявляет социальную сущность и общественную опасность виновных. Однако это не исключает необходимости тщательно исследовать индивидуальные особенности их личности и учитывать их при назначении справедливого ..наказания виновным. Изучение личностных особенностей насильственных преступлений является одним из основных направлений криминологии. В работах криминологов исследуются типические черты лиц, прибегающих к насилию, причины насильственных преступлении, мотивы их совершения[23] .

При всей важности внешних условий преступного поведения они не являются непосредственной его причиной. Воздействие внешней среды на личность зависит от самого субъекта, от его психологии, сформированной под влиянием условий его жизни и деятельности. Содержание подавляющего большинства поступков людей определяет не случайное воздействие внешней ситуации, а весь жизненный путь, создавший субъективные условия преступного поведения.

Разработанная в криминологии концепция структуры личности преступника применима и к характеристике лиц, совершивших насильственные посягательства на собственность. Изучение показывает, что личность правонарушителей характеризуется относительно устойчивой совокупностью отрицательных качеств, свойств и особенностей. Большое значение имеют возрастные изменения. Они сказываются на преступной активности и на характере совершаемых преступлений. В возрасте находит отражение уровень образования, культуры, общих и специальных знаний человека, его семейное и служебное положение.

Наибольшую долю лиц, совершивших корыстно-насильственные преступления, составляют лица мужского пола. Их удельный вес в общем числе лиц, совершивших указанные преступления, составляет - 92%. Удельный

вес женщин сравнительно мал и составил - 8%. Вообще роль женщин в

исследованных преступлениях специфична. Лишь в отдельных случаях они являются исполнителями. Женщины, выступающие в разбоях, грабежах и вымогательствах чаще выступают в роли пособниц, завлекающих жертву, спаивающих ее, скрывающих следы преступления, сбывающих похищенное. Данный вид преступлений продолжает оставаться «мужским». Данные упомянутых исследований показывают, что вымогательство женщинами совершается в группе лиц (женщин); потерпевшими от таких преступлений также являются лица женского пола, как правило, более молодого возраста. При этом характерно, что насилие применяется вслед за высказыванием имущественного требования, соединенного с угрозой.

Возраст подавляющего большинства лиц, осужденных за корыстно­насильственные посягательства на собственность, находится в пределах от 16 до 25 лет. Причем наиболее многочисленную возрастную группу составляют лица 18-25 лет (62%). Этому возрасту свойственна самая высокая преступная активность, отличающаяся жестокостью, циничностью и примитивностью. Преступное поведение подростков отличается тем, что нередко преступления совершаются ими не столько ради денег, сколько из желания продемонстрировать свою «смелость», «силу», испытать свои возможности. В ряде случаев бывает трудно выделить ведущий мотив их поведения. Поведение человека полимотивировано, в иерархии которых может быть ведущий. Личностный смысл как мотив некоторых хищений может заключаться не только в приобретении материальных благ, но и удовлетворении какой-либо другой жизненно важной потребности. Чаще всего корыстный мотив действует

наряду с другими, например, с такими, как завоевание или удержание признания и авторитета в эталонной для данного лица группе.

Что касается вымогателей, то большинство их составляют лица в возрасте от 16 до 29 лет. Возрастная зрелость обычно соотносится со сложностью объективных свойств вымогательских действий и способом достижения желаемого. Особенно заметно возрастание интеллектуального уровня у лиц, совершающих рэкет.

Статистические данные показывают, что среди осужденных за корыстно­насильственные преступления 64%[24] составляют лица до 30 лет. Такие качества молодежи, как недостаточно сложившиеся нравственные убеждения, отсутствие жизненного опыта, нередко усугубляются ограниченностью кругозора, отсутствием знания действующего законодательства, деятельности правоохранительных органов. В такой ситуации один слух о существующей безнаказанности может оказаться достаточным для того, чтобы на нее рассчитывать, не говоря уже о действительных фактах попустительства, допускаемых правоохранительными органами[25] .

Изучение лиц, совершивших корыстно-насильственные преступления, показывает, что среднее образование имеют 48% лиц, 32% имеют неполное среднее, более высоким уровнем образования характеризуются лица, совершившие вымогательство. Уровень образования, как правило, предопределяет круг запросов, которыми обладают виновные. Неразвитость культурных потребностей восполняется необузданностью в доступных развлечениях и удовольствиях, вызывает неразборчивость в способах их удовлетворения, вплоть до совершения преступлений.

Данные говорят о том, что сам по себе низкий образовательный уровень может являться криминогенным фактором. В свою очередь, сам по себе высокий образовательный уровень нельзя признать антикриминогенным фактором.

По семейному положению рассмотренная категория преступников применительно к их возрасту составила: 88% не состоящих в браке, 12 % имеющих собственные семьи. Только 6% осужденных имеют детей. Антиобщественный образ жизни со всеми вытекающими последствиями препятствует установлению брачных уз, и напротив, способствует расторжению имеющихся. В криминологической литературе отмечено, что отсутствие семьи и свобода от связанных с нею обязанностей способствуют аморальному образу жизни, ведущему к совершению преступлений.

Если классифицировать по месту жительства осужденных создается следующая картина: 88% лиц проживают в г.Уфе, 6% проживает в сельской местности, 6% лиц не имеют определенного места жительства (БОМЖ).

Самая значительная часть осужденных (56%) - это лица не имеющие постоянного источника доходов, так называемые временно неработающие. 22% осужденных - это рабочие, по 8% студенты и служащие, 6% учащиеся.

Многие лица, привлекаемые к ответственности за корыстно­насильственные преступления, не работают и не учатся. Нередко выясняется, что в возрасте 20-26 лет они не овладели никакой специальностью и не получили завершенной ступени образования. Среди работающих лиц большую часть составляют те, кто занят неполный рабочий день, неполную рабочую неделю.

Корыстно-насильственные преступления были совершены несовершеннолетними или с их участием в 62% случаях. Преступность несовершеннолетних играет роль в формировании рецидивной преступности. До 65% рецидивистов – лица, начавшие свой преступный путь в несовершеннолетнем возрасте.

56% преступников предпочли совершить преступления в одиночку, оставшиеся 44% совершили преступления в следующем составе: в группе из двух человек - 24%, из трех и более человек - 20%. Причем 86% групповых преступлений совершено с предварительным сговором, 12% без такового.

94% лиц были вменяемыми на момент совершения преступления, 6% ­страдали психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. Из числа осужденных 64% ранее не привлекались к уголовной ответственности, 32% - ранее судимы. 78% ранее судимых лиц привлекались к уголовной ответственности за корыстные преступления (за кражи, грабежи, разбои).

Что касается нравственных свойств и психологических особенностей лиц, совершивших корыстно-насильственные преступления, то для них являются характерными замкнутость, стремление к поддержанию преступных связей и сплочению преступной среды, противодействие правоохранительным органам и в целом негативное отношение к законопослушному образу жизни. Нередким явлением выступает склонность этих лиц к употреблению спиртных напитков. Большинство разбоев и грабежей 58% совершается лицами, в нетрезвом состоянии. Анализ насилия, применяемого разбойниками и вымогателями в состоянии опьянения, показывает, что им свойственны особая жестокость и садистские наклонности.

Особенности субъекта корыстно-насильственных преступлений имеют производный характер от социальных условий жизни и субъективных особенностей личности. Именно эти факторы определяют общую картину динамики и структуры преступности, объясняют, почему в современных условиях преобладают корыстно-насильственные преступления. Данные о лицах, совершающих корыстно-насильственные преступления, позволяют прогнозировать и предупреждать индивидуальное преступное поведение. Изучение конкретной личности существенно продвигает вперед научное понимание этого вопроса. Наиболее обоснованный прогноз возможен лишь тогда, когда выявляется совокупность криминогенных отклонений, связанных

внутренним единством.

Индивидуальный прогноз преступного поведения является основой профилактической работы. Содержание конкретных мер, могущих затронуть личные интересы субъекта должны определяться не прогнозом возможного противоправного поведения, а теми деяниями, которые субъект уже совершил.

2.2. Криминологическая классификация личности корыстно-насильственного преступника

Изучение преступников бывает результативным с практической и теоретической точек зрения, если систематизировать полученные о них данные. Борьба с преступностью не может ориентироваться только на индивидуальность и неповторимость каждого лица, в то же время она должна учитывать неоднородность контингента преступников. Эта проблема решается путем классификации преступников[26] .

История криминологии насчитывает множество классификаций (типологий) личности преступника вообще и различных категорий преступников (несовершеннолетних, грабителей, вымогателей и др.), в частности.

Известные научные классификации преступников разрабатывались представителями различных наук исходя из своеобразных критериев, принципов, целей и задач классификации.

Так, психолог А.Ф.Лазурский, положив в основу классификации принцип активного приспособления личности к окружающей среде, дает развернутую схему личностей[27] . В этой схеме установлены три уровня личностей: низший, средний и высший, на каждом из которых выделены чистые, смешанные и извращенные типы. По мнению А.Ф.Лазурского, извращенные типы личности низшего уровня плохо приспособлены к жизни, бесполезны или даже вредны в социальном отношении, и именно они совершают преступления. К таковым автор относит несколько типов:

1. Пассивный в двумя разновидностями: а) апатичный, равнодушно­вялый ко всему окружающему, без ярко выраженных интересов и потребностей; б) безвольно-робкий с преобладанием подавленного настроения;

2. Расчетливый эгоист;

3. Активный, также с двумя разновидностями: а) беспорядочные насильники; б) сосредоточенно - жестокие.

Известный русский криминалист С.В.Познышев всех преступников делит на эндогенных, которые совершают преступления под доминирующим влиянием внутренних причин, т. е. психологических особенностей, и экзогенных, совершающих преступления в основном под влиянием различного рода внешних факторов[28] .

А.Г.Ковалев, положив в основу типизации степень криминальной зараженности, называет три типа личности преступника[29] .

1. Глобальный тип с полной преступной зараженностью.

2. Парциальный тип с частичной криминальной зараженностью.

3. Предкриминальный тип.

В научной литературе высказывались сомнения в существовании глобального преступного типа. История человечества не знает такого преступного феномена.

В криминологии широкое распространение получили типологии личности преступника, построенные на основе критериев, отражающих степень общественной опасности, злостности, глубину и стойкость антисоциальности преступника. А.Б.Сахаров называет такие типы преступников: случайные, ситуационные, неустойчивые, злостные[30] . Эта типология получила признание и известность.

С.Б.Алимов исходя из характера и степени антисоциальной направленности взглядов, интересов, ценностных ориентаций выделяет три типа:

1) лица с четко выраженными антиобщественными взглядами и стремлениями;

2) не имеющие явно выраженных антиобщественных позиций;

3) случайные преступники, совершившие преступление под давлением

внешней ситуации.

В учебниках по криминологии выделяют три типа лиц, совершивших умышленные преступления: 1) последовательно-криминогенный тип, важной характеристикой которого являются стойкие антиобщественные взгляды, социальные установки и ориентации субъекта; 2) ситуативно-криминогенный, характеризующийся ненадлежащим исполнением требований общественно­полезных социальный ролей; 3) ситуативный, у которого безнравственные элементы сознания и поведения, как самой личности, так и ее микросреды выражены незначительно.

Ученые Ю.М.Антонян, В.П.Голубев, Ю.Н.Кудряков, избрав в качестве типообразующего фактора мотивы преступного поведения, разработали оригинальную типологию личности преступника, включающую следующие типы: «утверждающийся», «игровой», «дезадаптивный», «алкогольный», «семейный»[31] . Данная типология применима к личности корыстно- насильственного преступника.

К корыстным преступникам «утверждающегося» типа авторы относят лиц, личностным смыслом преступного поведения которых является прежде всего утверждение себя, своей личности на социальном, социально­психологическом или индивидуальном уровнях.

К дезадаптированным типам относятся лица, у которых нарушена социальная адаптация. Они часто ведут антисоциальный, бездомный образ жизни, выключены из нормальных связей и отношений, многие из них являются бродягами. Добытое преступным путем имущество и деньги преступники используют для поддержания дезадаптивного образа жизни, обычно связанного с употреблением спиртных напитков.

Алкогольный тип корыстных преступников характеризуется систематическим совершением корыстных преступлений с целью получения средств для приобретения спиртных напитков.

Представителей игрового типа отличают постоянная потребность в риске,

поиске острых ощущений, связанных с опасностью, включение в эмоционально возбуждающие ситуации, стремление участвовать в различного рода операциях, контактах и т. д. Корыстные побуждения, как правило, действуют наряду с «игровыми», поскольку для них одинаково личностно значимы как материальные выгоды в результате совершения преступлений, так и те эмоциональные переживания, которые связаны с самим процессом преступной деятельности.

Семейный тип характеризуется тем, что хищения совершаются не только для самого себя, сколько в целях достижения необходимого, по их мнению, и мнению близких и значимых для них людей, уровня обеспеченности материальными и духовными благами семьи и отдельных ее членов.

М.Г.Миненок и Д.М.Миненов предложили следующую типологию корыстных преступников: предкриминально-корыстный, монокорыстный, насильственно-корыстный, псевдокорыстный[32] . В рамках корыстного типа выделяют корыстно-насильственный тип.

С учетом количественной характеристики корысти (объема, степени ее выраженности и т.п.) корыстно-насильственные преступники могут быть профессиональными, злостными, ситуационными, импульсивными.

Насильственно- корыстные профессиональные преступники - это лица, которые в качестве средства приобретения материальных благ используют насилие в любой форме - от психической угрозы до любой степени физического воздействия на потерпевшего. К ним относятся лица, профессионально занимающиеся грабежами, разбоями, вымогательством.

В юридической литературе отмечается, что криминальный профессионализм характеризуется: 1) специализацией, отражающей устойчивость преступного занятия; 2) определенным уровнем знаний и навыков (квалификацией); 3) своеобразием преступной деятельности, являющееся источником средств существования; 4) связью преступников с асоциальной средой.

Злостный насильственно-корыстный преступник многократно совершает преступления, которые превращаются в привычный род занятий, однако черты профессионального преступника здесь отсутствуют.

Ситуативные насильственно-корыстные преступники совершают преступления под влиянием криминогенных обстоятельств внешней среды.

В зависимости от характера ситуации можно выделить в рамках ситуативного типа две категории преступников:

1) лиц, совершающих корыстно-насильственные преступления вследствие недостаточной материальной обеспеченности и отсутствии возможности легальным путем существенно повысить свое материальное положение;

2) лиц, совершающих данные преступления под влиянием объективных обстоятельств, внешних к личностным характеристикам виновного. К распространенным внешним криминогенным обстоятельствам относятся негативное влияние лиц с устойчивой корыстной направленностью и др.

И, наконец, импульсивный тип. Импульсивность означает быстрое, внезапно сформировавшееся побуждение, которое вызывает совершение определенного действия.

Изучение личности преступника позволяет дополнить и уточнить знания о содержании нравственно-психологических особенностей присущих корыстно-насильственным преступникам и создает предпосылки для эффективной профилактической работы.

3. ПРИЧИНЫ И УСЛОВИЯ КОРЫСТНО-НАСИЛЬСТВЕННОЙ

ПРЕСТУПНОСТИ

3.1.Криминологическая классификация причин и условий, способствующих совершению преступлений

Объектом криминологической профилактики являются истоки, корневая воспроизводит, а также иные детерминанты преступности (ее видов, отдельных преступлений)[33] .

В соответствии со ст. 73 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, способствовавшие совершению преступлений, подлежат выявлению.

Условия преступлений - это те явления, которые создают реальную возможность совершения какого-либо преступления. Причины преступлений – это те явления, которые превращают такую возможность в действительность.

Преступность связана со многими явлениями, состояниями и процессами. Из них причинами являются лишь те, которые порождают, воспроизводят преступность как свое следствие.

Статистические наблюдения фиксируют зависимость преступности, ее состояния и других характеристик, например, от времени года, половозрастной структуры населения. Но ни зима или лето, ни пол преступника не порождает преступлений (хотя указанные связи учитываются при организации борьбы с преступностью).

Если причины порождают следствие, то условия как разновидность детерминации лишь способствуют этому, обеспечивая возможность действия причины.

В криминологической литературе на практике широко используется понятие «криминогенные факторы», которым охватываются причины и условия, а также некоторые другие детерминанты преступности - все явления и процессы, которые представляют собой ее истоки, корни. Иногда в этом же смысле говорят о причинном комплексе преступности.

Детерминанты преступности действуют практически во всех сферам жизни общества и отличаются большим разнообразием. В то же время у всех причин, условий и других детерминант преступности есть нечто общее - в их основе «всегда лежат объективные социальные противоречия»[34] .

Причины и условия корыстно-насильственных преступлений можно классифицировать по различным основаниям. По уровню различаются причины и условия преступности в целом, как массового социально­негативного явления, причины и условия группы преступлений, причины и условия отдельных преступлений - конкретных уголовно-наказуемых деяний.

По характеру, причины и условия подразделяются на объективные и субъективные. К первым относятся - существующие независимо от сознания и воли людей, например, несовершенство техники, с чем связаны многие неосторожные преступления. Субъективные причины и условия - это, например, антиобщественные взгляды, мотивы и привычки.

Следует, однако, иметь в виду относительность этого деления. Так экономические противоречия, будучи в своей основе объективными, могут в значительной мере определяться субъективными факторами, в частности, ошибками, просчетами, допущенными в ходе реформ.

Причины и условия делятся по их направленности и соответствующему механизму действия. Одни причины и условия детерминируют неблагоприятное нравственное формирование личности, другие (в основном

это условия) внешние ситуации, способствующие совершению преступлений.

По глубине (и силе действия) делятся на главные (основные) и неглавные

(неосновные). Данное разграничение тоже не имеет абсолютного значения и скорее применимо не к преступности в целом, а к отдельным ее видам и еще в большей степени к конкретным преступлениям. Так, несмотря на то, что значительная часть современной России живет за чертой бедности, фактор материальной нужды вряд ли можно считать главным, определяющим по отношению к преступности в целом. Но при совершении конкретного имущественного преступления люмпенизированными лицами он нередко играет именно такую роль.

Причины и условия можно классифицировать по их содержанию. Поэтому основные причины и условия дифференцируются применительно к основным сферам жизни общества: экономические, социальные (в узком смысле), политические, духовно-нравственные, правовые.

Истоки преступности, ее корни не сводимы к какой-либо монопричине, будь то «пережитки» прошлого, или дефекты психологии людей. Причинный комплекс - это совокупность обстоятельств, не привносимых в общество откуда-то извне, а коренящихся в нем самом, в реально существующих общественных отношениях.

В философской литературе принято выделять сопутствующие, необходимые и достаточные условия. Все эти категории имеют и криминологическое значение.

Под сопутствующими условиями применительно к преступлениям следует понимать главным образом обстоятельства места и времени, в которых оно совершается. Они образуют общий фон событий и явлений, на котором данное явление существует, и практически не влияют на его развитие, хотя могут в известной мере определять его форму. Однако эти сопутствующие условия сказываются и на преступности в целом.

Наибольшее криминологическое значение имеют необходимые и достаточные условия. Под необходимыми условиями понимаются такие конкретные обстоятельства внешней среды (в том числе и сопутствующие условия), которые делают возможным совершение данного преступления. В криминологии они обычно именуются обстоятельствами, способствующими достижению преступного результата.

В криминологической литературе правильно подчеркивается относительность различий между причинами преступления и условиями ему способствовавшими. Конкретное явление в одних взаимодействиях может играть роль причины в других - условия. Все дело в том, на какие элементы генезиса влияет это явление и в чем заключается это влияние: генетическом порождении определенного поведения или только содействия ему. Поэтому заранее, априори, нельзя сказать, что, например, бесконтрольность имущества всегда будет условием, а не причиной, а, допустим, безнадзорность подростка - всегда будет причиной преступления. Для решения этого вопроса необходим конкретный анализ соответствующего индивидуального случая или совокупности головных дел.

Распространенная классификация условий, способствующих совершению преступлений, сводится к трем группам: условия физические (технические), психологические и организационные[35] . К физическим условиям относятся особенности места и времени (темная ночь, глухое место), необходимая оснащенность преступника (оружие, подручные средства и др.), а также наличие различных предметов и обстоятельств внешнего мира, которые облегчают совершение преступления, делают его успешным.

При совершении корыстно-насильственных преступлений на первый план выступают физические условия - позднее время, безлюдная улица темный подъезд и др.

Психологические условия - это в основном безразличное отношение правоохранительных органов к преступности, например, проявление равнодушия к заявлениям граждан.

К числу условий также относится помощь соучастников. Наличие достаточных условий для действия виновного и наступления преступного результата означает, что преступление может быть беспрепятственно совершено в любой момент, и поэтому ситуация требует оперативного вмешательства. Предупредить такое преступление можно только путем немедленного устранения хотя бы некоторых из числа достаточных условий (например, путем задержания лица, намеривающего его совершить).

Общие причины корыстно-насильственной преступности заключаются в противоречиях общественного развития, неблагоприятных тенденциях в экономике, просчетах в воспитательной работе и т.д. Непосредственными причинами являются формирование корыстно мотивации в семейно-бытовой среде, деформация досугово-бытовых интересов, потребностей[36] .

Корыстно-насильственная преступность стимулируются снижением у населения порога требовательности к источнику приобретения товаров и расширением круга потенциальных покупателей награбленного. Растет насилие, «кадровая», база корыстных, корыстно-насильственных преступлений, за счет увеличения числа безработных и бездомных, особенно среди молодежи, подростков. Рост безработных среди заключенных, преобладающих среди них наиболее опасных субъектов, а также переполнение следственных изоляторов, превращает места заключения в настоящие «университеты преступности», где формируется самая дерзкая и беспощадная часть организованной, корыстно-насильственной преступности[37] .

3.2. Причины корыстно-насильственных преступлений

Попытки найти первопричину преступлений оказались безуспешными. На ранних этапах развития криминологии к причинам преступности относили низкий уровень образования, профессиональной квалификации, неполную семью. Однако тот факт, что уровень образования преступников ниже, чем у законопослушных граждан, не свидетельствует о том, что низкий уровень образования – причина или одна из причин преступности, так как «быстрый рост образовательного уровня граждан не сопровождается прямо пропорциональным снижением преступности»[38] . Более высокий уровень образования связан и находит отражение в более сложных способах совершения преступлений. Например, вымогательства, характеризующийся сложным по сравнению с грабежом и разбоем способом совершения, совершаются в основном лицами с более высоким образовательным уровнем, чем последние.

Дальнейшая разработка проблем причин преступности приводила к установлению новых, значительно более сложных явлений, так или иначе связанных с преступностью и ее причинами. Это – и общественное разделение труда, уровень развития производительных сил. Ошибочные поиски первопричины были характерны еще для древнегреческих философов (Фалес, Анаксимандр, Анаксимен, Гераклит и др.), пытавшихся свести причины любых материальных или духовных образований к одному единственному первоначалу (вода, апейрон, воздух, огонь)[39] .

Все многообразие обстоятельств-детерминант пытаются свести к одной их заменяющей, а многочисленные формы связей между взаимодействующими

явлениями - только к причинной зависимости, которая не единственное связующее между явлениями.

Существующие в криминологии факторы, влияющие на преступность, не

являются исчерпывающими, в каждом новом исследовании ученые с учетом специфики региона, экономических, политических и других условий выявляют новые факторы или модифицируют прежние факторы.

Следует отметить, что тот или иной фактор становится криминогенным не сам по себе, а в связи с другими факторами. Отдельно взятый фактор является криминогенным в той же степени, что и его противоположность. Так, резкая имущественная дифференциация населения – безусловно, криминогенный фактор, но таковым, как известно, была и уравнительность в распределении материальных благ при социализме.

Крайняя нужда так же опасна, как и излишества. Необходимо оптимальное сочетание, гармоничное равновесие материального и идеального, возможностей использования предметов вещного мира с субъективной подготовленностью индивида, его духовным миром.

Само по себе богатство не является панацеей от преступности. Д.Ю.Ли пишет, что «количество ограблений не зависит от уровня социально­экономического развития стран. Несмотря на то, что убийства достаточно жестко связаны с уровнем дохода, ограбления входящие в категорию насильственных преступлении, не подчиняются общим закономерностям»[40] .

Тенденции, закономерности и отклонения от них дают основания считать, что материальные, осязаемые факторы влияют на поведение людей, на преступность в комплексе. Фактор становится криминогенным или антикриминогенным только в преломлении через призму индивидуальной и социальной психологии.

Начиная с 50-х годов, в криминологии возникла, а затем и получила развитие концепция, в соответствии с которой причины преступности лежат в

сфере сознания. К причинам преступности относили вначале пережитки прошлого, не связанные с реальной действительностью и коренящиеся в сознании отдельных лиц[41] . Затем пережитки прошлого стали связывать с определенными условиями, способствующими совершению преступлений - недостатками в материальном и культурном обслуживании населения, воспитательной сфере и т. д.

Психологизация причин преступности отдает предпочтение субъективному фактору, а влиянию на преступность объективных обстоятельств-детерминант, в том числе и социально-экономического характера, отводится второстепенная роль условий.

Нельзя отрицать роль и значение социально-экономических факторов на поведение людей. Однако в той же мере нельзя недооценивать влияние социально-психологических явлений на экономические отношения в стране. Их тесная и неразрывная связь очевидна.

Разумеется, такие негативные факторы, как, например, безработица, нищета выступают как объективные детерминанты преступности, но их происхождение обусловлено сознательными единоличными или совместными действиями конкретных людей, образующих в совокупности субъективный фактор, который является важным звеном в причинной цепочке преступности.

Криминогенными факторами мотивации корыстно-насильственного преступного поведения являются происходящие в обществе социально-экономические процессы, связанные с экономическим кризисом, развалом производства, растущей безработицей, инфляцией, расслоением народа, ведущим к углублению бедности и нищеты. Любая форма социального неравенства оказывает на граждан побуждающее корыстное влияние, стремление к более высокому уровню обеспеченности, который имеется у некоторых слоев населения. Бедность ощущается человеком тем сильнее, чем ниже его материальная обеспеченность в сравнении с другими людьми.

Социальное сравнение – очень гибкий механизм, который дает субъекту информацию для целенаправленного поведения, в том числе и преступного. Углубление социально-экономического неравенства может подтолкнуть массовое формирование корыстных устремлений[42] .

Конечно, воздействие криминогенных факторов зависит от субъективных особенностей личности правонарушителей. На субъектов с относительно высоким социальным статусом большее влияние оказывают одни факторы (недостатки в учете и контроле материальных ценностей), а на субъектов с низким социальным статусом - другие (недостатки в охране материальных ценностей). Поэтому характеристики корыстно-насильственных преступников далеки от совпадения. Лица, совершившие хозяйственные или должностные преступления, не имеют заметных отличий от законопослушных граждан: они адаптированы к социальной среде, ориентируются в социальных нормах и требованиях. Что же касается лиц, совершивших корыстно­-насильственные посягательства, то их характеристика, как уже отмечалось выше, свидетельствует об обратном – о негативном отношении к законопослушному поведению, существенном сдвиге в сторону материальных потребностей, находящихся в явном противоречии с возможностями субъекта. Субъективные и объективные возможности этих лиц предопределяют характер преступного поведения. Как правило, чем ниже возможности, тем примитивнее выбранные ими способы достижения корыстных целей, из которых насильственное завладение чужим имуществом представляется им наиболее надежным.

Однако следует иметь в виду, что за средними данными скрываются значительные колебания в степени антисоциальности лиц, совершающих корыстно-насильственные преступления. Поэтому и вина может иметь различные степени, обусловливающие различную меру порицания лица и меру его ответственности.

Корыстно-насильственная преступность не является простой совокупностью насильственных грабежей, разбоев и вымогательств. Как и всякое социальное явление, она обладает своими закономерностями, количественными и качественными характеристиками. В связи с этим одной из центральных проблем криминологии является исследование и научное объяснение причин преступности как целостного социально-правового явления, отдельных его видов, а также конкретных преступлений.

Если исходить из того, что социальная среда выступает в психологическом аспекте как конкретная совокупность отношений личности и групп, то криминогенная среда – такая совокупность отношений, которые в своем взаимодействии порождают криминогенную деформацию сознания и поведения личности, совершение преступлений. Среда участников корыстных преступлений может рассматриваться как крайний вариант среды криминогенной. При этом следует иметь в виду, что формирование антиобщественной корыстной ориентации личности – длительный и сложный процесс. Корыстно-насильственные преступления совершаются лицами, как правило, уже на определенной стадии их социальной,0 моральной и правовой деформации, а к их совершению участники подходят с вполне сформировавшимися глубинными негативными личностными свойствами. Определенные жизненные ситуации и тип характера личности выступают лишь катализатором, поводом для окончательного решения и реализации корыстного преступного умысла.

У участников преступлений с корыстной ориентацией, как показали исследования, потребности в вещах и иных материальных благ существенно, и, причем негативно, влияют на нравственное лицо индивидов. Вытеснение значимых для общества социальных и духовных потребностей определяет содержание личности участников корыстных преступлений.

Характер различных потребностей участников корыстных преступлений, направленность их личностных качеств и свойств определяют присущие им ценностные ориентации. При этом важно учитывать, что не само по себе поведение является мерилом нравственного развития и уровня личности. Поведение выступает средством установления отношений между людьми и характеризуется этическим человеческим уровнем этих отношений. Активная или пассивная нравственная позиция личности, в свою очередь, вскрывается не столько через меру реализации в ее поведении норм и ценностей, сколько через ее способность выступать активным борцом за создание отношений между людьми, отвечающих этим ценностям.

Различные цели, желания, принципы, нормы поведения, события и поступки принимаются участниками преступлений с корыстной ориентацией или усваиваются ими как ценности лишь в той мере, в какой они способствуют удовлетворению их материальных узкокорыстных потребностей и интересов.

Когда человек в силу каких-либо причин лишается возможности нормально, правомерно удовлетворять свои потребности, они начинают постепенно утрачивать и соответствующие свойства и качества. При определенных, условиях это может привести и приводит к деформации личности, ибо все личностные свойства находятся во взаимной связи и взаимодействии. Из этого видно, что удовлетворение потребностей и формирование свойств личности есть две стороны единого процесса.

С общения начинается процесс познания человеком самого себя. Именно в процессе социальных контактов формируются человеческие эмоции, этические и эстетические навыки и волевые свойства. С рождения человек попадает под влияние той социальной среды, в которой он находится, и дальнейшее формирование индивида происходит под влиянием всей совокупности отношений, в которые он вступает с другими людьми в процессе общения.

Важную роль в формировании нравственных качеств, материальных потребностей и интересов личности играет малая социальная группа. И если такая группа имеет общественно полезную значимость и такие же ценностные ориентации, то и ценностная ориентация входящего в нее участника будет соответствовать потребностям и интересам данной среды. Если же ценностные ориентации малой группы, ее материальные потребности и интересы будут носить антисоциальный, корыстный характер, то интересы и потребности входящего в эту группу лица будут иметь ярко выраженный антиобщественный характер.

Другими словами участники группы приобретают вполне определенную антиобщественную, корыстную ориентацию. Общественная опасность может в известной мере возрастать, когда субъекты таких антиобщественных отношений - носители различного рода моральной деформации - объединяются в группы для совместного причинения вреда отношениям. Особенно отчетливо это проявляется в тех случаях, когда люди группируются с целью занятий преступной корыстной деятельностью. Безусловно, устойчивая группа лиц с преступной корыстной ориентацией несет больший потенциал опасности для общества, чем разрозненные лица. Причем на уровень общественной опасности содеянного влияет не только факт образования группы, но и особенности взаимосвязей между ее участниками, которые объединяют и направляют свои интеллектуальные, волевые и физические усилия для совершения посягательств на имущественные интересы граждан. Однако было бы неверным считать, что участники корыстных преступлений являются пассивными объектами воздействия социальных условий. Индивиды сами в определенной мере формируют свое восприятие внешней среды и создают условия удовлетворения своих актуализированных материальных потребностей соответственно тем принципам морали и нравственности, которые они считают приемлемыми для себя. Таким образом, стремление и желание участников таких преступлений к удовлетворению своих нормальных или извращенных потребностей противоправным путем носит субъективно-объективный характер.

Совокупность негативных объективных и субъективных явлений в конечном итоге детерминирует противоправное корыстное поведение участников исследуемых преступлений. Изучение причин корыстно- насильственных преступных посягательств против личной собственности и условий, способствующих их совершению, дают возможность выделить несколько групп отрицательных и существенно влияющих на противоправное поведение факторов.

1. Связь корыстно-насильственных преступлений с противоречиями общественного развития. Преступные деяния возникают на почве недостатков социально-экономического развития, социальной жизни. Недостатки и упущения в сложной системе, нарушения в деятельности социальных институтов могут формировать и поддерживать существование моральной деформации личности, выражающейся в корыстных стремлениях отдельных лиц получить нетрудовые доходы.

Таким образом, противоречия и упущения общественного развития

представляют собой объективный, хотя и не связанный напрямую, фактор

существования такого негативного явления, как корыстно-насильственная

преступность.

2. Условия, способствующие деформации личности участников корыстно-насильственных преступных посягательств против личной собственности. Моральная деформация личности имеет длительную и довольно сложную историю. На ранних' стадиях онтогенеза под влиянием неблагоприятных факторов появляются побуждения к приобретению материальных благ независимо от количества и качества затраченного на их владение труда. Несколько позже такие побуждения, обобщаясь и углубляясь, становятся более актуальными, конкретизируя уже определенные конечные цели деяний индивида. Закрепившись в сознании и став ведущим стимулом деятельной активности, они приобретают определенную самостоятельность и важность, обеспечивают тем самым значительную стабильность и устойчивость структуры личности. Именно с этого момента, как подтверждают наши исследования, общая ориентация личности определяется ее стремлением получать материальные блага, иметь определенное благосостояние, обеспечивать себе материально нетворческие формы досуга, а также легкую и беззаботную жизнь.

Таким образом, предыдущее развитие участников правонарушений, и опыт, сложившиеся потребности и ценностные ориентации в первую очередь определяют деформацию личности, а корыстная ориентация участников таких преступлений формируется до момента совершения конкретных противоправных деяний. К моменту же совершения корыстных преступлений участников их уже имеется определенный антисоциальный опыт. Важно отметить такое обстоятельство: для того чтобы человек совершил корыстно-насильственное преступление, должны быть созданы психологические, нравственные предпосылки.

3. Отчуждающие условия микросреды, (семейного, родственного, ближайшего окружения), в которой существует негативное влияние на личность, восприятие материально-потребительской и эгоистической систем моральных и идейных ценностей, которые характерны для участников корыстно-насильственных преступлений происходит вначале под воздействием соответствующего образа жизни родителей, родственников или близких, когда наиболее ценным в жизни признается материальный достаток, наиболее значимым - то, что оправдывает пользование и потребление материальными благами без адекватного количества затраченного на это труда. Материальными благами и вещами в этой среде измеряются чуть ли не все ценности мира; в общении превалируют выгодные, полезные люди и ловкость в извлечении пользы только лично для себя; скромность, труд на общее благо, распределение по труду, честь коллектива,. священность и неприкосновенность государственной, общественной и личной собственности вызывают негативные реакции.

Регулярное неоправданное удовлетворение потребностей, стремление получать личные материальные блага без адекватных усилий при отсутствии положительных примеров для подражания значительно укрепляют усвоение криминогенных стандартов, эталонов и образцов поведения. Таким образом, у участников изученных преступлений появляются признаки моральной деформации личности, которые дают себя знать сначала в психологических и нравственных предпосылках отчуждения от истинных социальных ценностей нашего общества, а затем – в совершении корыстно-насильственных преступлений.

4. Наличие негативных явлений, детерминирующих корыстно-насильственные преступные посягательства против личной собственности. К этой группе можно отнести совокупность таких негативных явлений, которые, формируя корыстную преступную ориентацию, представляют собой совокупность детерминант, порождающих влияние на такую преступность в целом.

Среди негативных факторов необходимо отметить такие, которые привели лицо к совершению противоправных деяний, в первую очередь ­личностные качества участников будущих преступлений. В процессе исследования был выяснен вопрос, какие качества изученных способствовали совершению ими противоправных деяний. Ими оказались (в порядке значимости) следующие: неумение сдерживать свои требования; ориентация на достижение материального благополучия противоправным путем; неумение противопоставить потребительству всесторонне гармоничное развитие личности, соизмерять значимость в жизни материального и духовного, возможности и потребности; нежелание сдерживать свои потребности в при обретении материальных благ (значимость всех этих признаков - лишь каждый десятый участник корыстных преступлений свои главные жизненные цели связывает с достижением духовной и физической высоты (признак оказался незначимым).

5. Влияние ближайшего неформального окружения из числа лиц с противоправным и преступным поведением. Особенно значительным такое влияние оказывается со стороны лиц, которые имеют опыт совершения корыстно-насильственных преступлений. Велико воздействие корыстно­-насильственной преступной группы, если в нее объединились лица с негативным или корыстным противоправным поведением. Условия группы, воздействуя на личность ее участников, формируют у них приверженность к группе, способствуют закреплению в ней. Войдя в группу, столкнувшись с определенными образцами, стандартами принято го в этой группе корыстного преступного поведения, новый ее член не может не подвергаться воздействию существующих в ней взглядов.

Эти взгляды, образцы и стандарты преступного поведения могут быть навязаны остальными участниками группы новичку. В группе, где приняты и разделяются большинством корыстные преступные ориентации, от нового члена ожидается такое же поведение. Если новый участник группы действует аналогичным способом, он вызывает одобрительную реакцию других, в противном же случае к нему могут быть применены меры воздействия, заставляющие его подчиняться линии поведения большинства.

На основе изложенного можно сделать вывод, что знание причин корыстных преступных посягательств против личной собственности и условий, способствующих их совершению, является одним из условий, позволяющих не только глубоко и всесторонне исследовать участников противоправных, деяний, но и в определенной мере изучить структуру личности участников корыстных преступлений и на основе этого определить наиболее эффективные меры профилактического воздействия.

4. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ КОРЫСТНО-НАСИЛЬСТВЕННОЙ

ПРЕСТУПНОСТИ

4.1. Виды предупредительной деятельности. Характеристика общих и специальных мер предупреждения. Объекты и субъекты криминологической профилактики

В современной науке проблемы предупреждения преступлений интенсивно исследовались на протяжении последних сорока лет. Ещё в советские времена была разработана общая теория предупреждения преступности, активно анализировались основные методологические проблемы, были сформулированы важнейшие исходные положения. В то же время после распада СССР произошли коренные изменения в политической, экономической, идеологической, социальной и во всех других сферах жизни общества, изменилось законодательство по проблемам предупреждения преступлений, были сформированы новые субъекты предупреждения преступности, изменились полномочия существовавших ранее, даже принципы осуществления этой деятельности.

Предупреждение преступности буквально означает предохранение[43] людей общества, государства от преступлений.

Предупреждение преступности – это деятельность государства и общества, направленная против преступности с целью удержания ее на социально терпимом уровне посредством устранения или нейтрализации порождающих ее причин[44] .

Положительных результатов в предупреждении преступности можно достичь только при комплексном подходе и решении этой проблемы, т.е. с использованием экономических, социально-культурных, воспитательных и правовых мер. При этом важную роль играет политическая ситуация. Ведь для выработки и реализации данных мер необходима политическая воля.

Идея приоритета предупреждения преступности перед карательной политикой государства появилась еще в IV в. до н.э. и принадлежала Платону. Платон считал, что в обществе должно действовать совершеннейшее законодательство, отвращающее людей от совершения преступлений. Его последователями были Аристотель, Томас Мор, Кампанелла, Монтескье, и др. Правовую аргументацию эта идея получила в работах представителей классической школы уголовного права (XVIII в.). Ими были заложены основы новой политики в борьбе с преступностью. Так, Чезаре Беккариа в книге «О преступлениях» (1764) обосновал важность предупреждения преступности и указал на значение справедливости и неотвратимости наказания, а не его жестокости.

Дальнейшее теоретическое обоснование предупреждения преступности было дано в рамках криминологии, которая выступила альтернативой науке уголовного права в плане формулирования основных целей, задач и мер борьбы с преступностью в современных условиях. Предупреждение предполагает как устранение причин и условий (профилактика), так и недопущение преступлений на стадии их замышления или приготовления (предотвращения), либо пресечения уже начатых преступлений[45] .

По признаку целеполагания (или уровню) принято выделять общесоциальное (или общее) и специальное предупреждение преступности[46] .

В случае общего предупреждения речь идет о том, что позитивное развитие общества, совершенствование его экономической, политической, социальной и иных институтов, устранение из жизни кризисных явлений и диспропорций, питающих преступность, объективно способствует ее предупреждению. Общесоциальное предупреждение преступности предполагает оздоровление общественных отношений во всех сферах общества, соблюдения режима законности, активизацию борьбы с негативными социальными явлениями. Стратегическим направлением является стабилизация политической, экономической, социальной и духовной жизни общества.

При этом цель предупреждения преступности, например, перед экономическими преобразованиями специально не ставиться. Но эти преобразования, осуществляемые ради других (может быть, более высоких) целей, способствуют вытеснению из жизни общества или уменьшению масштабов таких явлений, как нищета, безработица, детская беспризорность, бытовая неустроенность.

В отличие от общих, специальные предупредительные меры осуществляются целенаправленно и в интересах предупреждения преступности, т. е. они призваны решать задачи:

- устранения, нейтрализации, минимизации криминогенных факторов,

- оздоровления социальной микросреды, коррекции поведения лиц, чье поведение чревато угрозой совершения преступления, и т.д.

Таковыми являются, например, профилактические операции, проводимые органами внутренних дел, или административный надзор за определенной категорией лиц, освободившихся из мест лишения свободы.

В зависимости от масштаба применения различают меры предупреждения: общегосударственные и относящиеся к большим социальным группам; меры предупреждения, относящиеся к отдельным объектам или микрогруппам; индивидуальные.

По содержанию меры предупреждения преступности могут быть экономическими, политическими, социальными, организационно-управленческими, культурно-воспитательными, правовыми и иными.

Экономические меры - это повышение уровня доходов населения, целевые ассигнования на улучшение работы по устранению обстоятельств, способствующих определенной разновидности преступлений.

Политические меры предупреждения преступности - решения органов власти о разграничении полномочий федерального центра и субъектов Федерации в области безопасности, охраны правопорядка.

К социальным мерам относится, к примеру, защита интересов малообеспеченных слоев населения, устройство беженцев, вынужденных переселенцев, безработных.

Перечень мер предупреждения преступности не может иметь исчерпывающего характера - настолько сложно и многообразно оно по своему

содержанию.

По стадиям принято выделять непосредственное предупреждение, предупреждение рецидива преступлений.

Более значимо, с практической точки зрения, выделение в предупреждении преступности таких стадий (этапов), как профилактика, предотвращение, пресечение. Причем, это разграничение проводится главным образом применительно к специальному предупреждению преступности.

Предупреждение преступности представляет собой систему, которая включает в себя объекты профилактики , ее основные уровни и формы, меры предупредительного воздействия, субъектов, осуществляющих борьбу.

К объектам предупреждения преступности относятся:

- процессы и явления экономического, социального, политического характера и иные факторы, обуславливающие состояние и динамику преступности;

- деятельность людей, которая должна соответствовать нормам права; личность преступника, понимаемая как социальный процесс, формирования ее криминогенно значимых свойств и качеств.

В системе предупреждения преступности выделяют три основных уровня

и три соответствующие им формы предупреждения преступности:

- общесоциальный уровень;

- специально-криминологический уровень;

- индивидуальный уровень - представляющий собой деятельность в отношении конкретного правонарушителя. Различают четыре вида индивидуальной профилактики: ранняя, непосредственная, пенитенциарная и постпенитенциарная[47] .

Исходя из уровней (форм) предупреждения преступности, меры профилактического воздействия можно разделить на общие и специальные, о них говорилось ранее.

К субъектам общего предупреждения преступности относится практически все общество в целом, все институты гражданского общества, государства в целом. Круг субъектов специально-криминологического предупреждения преступности определяется в законодательном порядке. Различают государственные и негосударственные субъекты специально­-криминологического предупреждения преступности, специализированные и неспециализированные и по др. признакам.

К неспециальным государственным субъектам относятся Президент Российской Федерации, органы законодательной и исполнительной властей. Они формируют законодательную и иную нормативно-правовую основу предупреждения, устанавливают компетенцию, права и обязанности других субъектов в этой деятельности, осуществляют ее финансирование, материальное, кадровое и иное ресурсное обеспечение, планирование, контроль и иные функции властного (государственно-правового) управления в данной области, а также непосредственно проводят на различных уровнях целенаправленные мероприятия по предупреждению преступности.

Наряду с органами власти значительный вклад в дело специально­-криминологического предупреждения преступности должны вносить органы местного самоуправления.

Определенную роль в специально-криминологическом предупреждении играют коммерческие структуры производственного и непроизводственного назначения (особенно в плане обеспечения собственной безопасности).

К числу неспециальных субъектов специального предупреждения относятся различные общественные формирования: политические партии, движения, фонды, религиозные организации.

Для перечисленных субъектов (как государственных, так и общественных) при всех различиях в содержании, направленности деятельности, характерно одно: функция предупреждения преступности (и более широко - борьба с преступностью и правонарушениями), не является для них единственной, профилирующей и даже основной (одной из основных). Но в силу социальной природы преступности, того, что она детерминируется многообразием экономических, политических, социальных и других факторов, эти субъекты социальной практики в состоянии решать задачи оказания противодействия социально негативными явлениям - правонарушениям, включающим наиболее опасные из них преступления.

Другую большую группу составляют специализированные субъекты социально-криминологического предупреждения преступности, общим для которых является предназначенность для борьбы с преступностью и другими правонарушениями (включая их предупреждение), которые являются для них единственной либо профилирующей, основной (одной из основных) функций. В этой группе также различают государственные и негосударственные субъекты.

Конституирующим признаком разновидности субъектов специально-криминологического ­предупреждения преступности является их принадлежность к системе правоохранительных органов государства, либо к судебной власти. Это органы прокуратуры Российской Федерации, Внутренних Дел, Федеральной Службы Безопасности, Таможенной Службы, Юстиции и др., а также суды общей юрисдикции и арбитражные суды. Правоохранительные органы призваны осуществлять контроль и надзор за исполнением законов, реагировать в установленном законом порядке на их нарушителей, привлекать к юридической ответственности виновных лиц. При этом предупреждение преступности и других правонарушений, по прямому указанию закона, относится к одной из основных функции.

Согласно закону РСФСР «О милиции» основными задачами криминальной милиции является предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений. Решение данных задач достигается с помощью входящих в состав криминальной милиции оперативно-розыскных, научно-технических и иных подразделений.

Основными задачами милиции общественной безопасности в соответствии с законом РСФСР «О милиции» является обеспечение личной безопасности граждан, охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений. В состав милиции общественной безопасности входят дежурные части, подразделения патрульно-постовой службы, ГИБДД, участковые уполномоченные милиции и иные подразделения.

Прокуратура осуществляет от имени Российской Федерации надзор за исполнением действующих на ее территории законов, являясь субъектом предупреждения преступности.

Первостепенное значение в этом плане имеет общий надзор. Предупреждению преступлений также способствует прокурорский надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие.

Значительный объем предупредительной работы, как в процессуальных, так и в непроцессуальных формах, выполняется при расследовании уголовных дел о преступлениях, отнесенных к компетенции прокуратуры, а также любых других, принятых к ее производству.

Еще одно направление предупредительной деятельности прокуратуры связано с ее участием в рассмотрении дел судами.

В соответствии со ст. 8 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» на прокуратуру возлагается координация деятельности всех правоохранительных органов по борьбе с преступностью, включая ее предупреждение. Основной целью координации является повышение эффективности воздействия на преступность путем разработки и осуществления право охранительными органами согласованных действий по устранению причин и условий, способствующих ее совершению.

Суды всей своей деятельностью так или иначе способствуют предупреждению преступности и других правонарушений. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания является назначением уголовного судопроизводства согласно ст. 6. Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Применение наказания к преступникам состоит в том, чтобы не допустить совершения ими новых преступлений (специальное предупреждение или частная превенция). Наряду с этим наказание предостерегает других лиц от совершения преступлений (общее предупреждение или превенция).

Велика роль суда в предупреждении преступности путем реализации норм уголовного законодательства с так называемой двойной превенцией. Так, назначая наказание за угрозу убийством или причинение тяжкого вреда здоровью, суд, несомненно, способствует предупреждению других, как правило, несравненно более опасных преступлений (в данном случае убийств и др.), которые с высокой долей вероятности могли бы быть совершены в случае реального исполнения задуманного, обещаний расправиться.

Субъектами индивидуальной профилактики являются сотрудники государственных органов и учреждений, родители и лица их замещающие, отдельные граждане.

Основная ударная сила общесоциального предупреждения направлена на

причины, условия, иные детерминанты преступности, в том числе корыстно­насильственной, во всем их многообразии, включая «причины причин».

Следует подчеркнуть особую роль и значимость своеобразного криминологического сопровождения крупномасштабных социальных явлений и процессов. Этим целям служит прежде всего криминологическая экспертиза, которая представляет собой изучение, анализ, оценку ее предмета ­экономических, социальных, культурно-воспитательных и иных мероприятий с

целью определения их возможного или существующего влияния на преступность, ее причинного комплекса, тенденции, качественно-количественные характеристики, другие криминологические значимые показатели. Чаще всего понятие «криминологическая экспертиза» употребляется применительно к законотворческой работе. Наряду с законопроектами криминологической экспертизе могут подвергаться проекты концепции, федеральных и региональных целевых программ, различного рода основных положений, основных направлений и др. документов.

Предпочтительно проводить экспертизу на стадии разработки и обсуждения проектов, когда в них легче внести необходимые с криминологической позиции коррективы, изменения и дополнения.

Наряду с криминологическими экспертизами криминологи включают в общесоциальное предупреждение преступности в иных формах. В частности, они принимают участие в качестве консультантов в планировании социального развития регионов, отраслей, отдельных объектов, участвуют в разработке и реализации федеральных и региональных целевых программ, участвуют в разработке проектов законов, направленных на борьбу не только с преступностью, но и такими фоновыми явлениями, как пьянство и алкоголизм, проституция, наркотизм и др.

В число мер экономического характера включены вопросы о приемлемом уровне жизни населения и возможности его сохранения, о недопущении выхода показателей уровня бедности, имущественной дифференциации населения и безработицы за границы, максимально допустимые с позиций социально-политической стабильности общества, о доступности для населения образования, культуры, медицинского обслуживания, бытовых, коммунальных и иных услуг.

Специальное предупреждение органически дополняет и конкретизирует общее, но меры специального предупреждения имеют временные границы. Они строго целенаправленны, специализированы и так или иначе локализованы во времени и пространстве применительно к определенным срокам проведения, к различным отраслям хозяйства и т. д. локализованы во времени и пространстве применительно к определенным срокам проведения, к различным отраслям хозяйства и т. д.

Меры общесоциального и специального предупреждения преступности предусмотрены Программой борьбы с преступностью в Республике Башкортостан на 2004-2006 годы, утвержденной указом Президента Республики Башкортостан. К ним относятся мероприятия по организации досуга детей и подростков в каникулярное время, поддержка малоимущих граждан, снижение безработицы среди лиц освободившихся из мест лишения свободы и др.

В сущности, лишь один этот признак (целенаправленность) имеет в известном смысле абсолютное значение, играет роль качественного критерия для разграничения рассматриваемого вида предупреждения преступности. Остальные различия между ними являются не столько сущностными, сколько количественными.

Меры специального предупреждения классифицируются по разным основаниям. Специально-криминологические меры различают по содержанию (экономические, политические, культурно-воспитательные и др.), по масштабам действия (общегосударственные, региональные и др.). Дифференциация мер специального предупреждения осуществляется и по иным основаниям.

В зависимости от момента применения различают раннее и непосредственное предупреждении, первичное и предупреждение рецидивных преступлений.

По степени радикальности можно выделить специально-криминологические меры:

- предупреждающие возможные возникновения криминогенных явлений и ситуаций,

- нейтрализующие (блокирующие, минимизирующие такие явления и ситуации),

- полностью устраняющие их.

По правовой характеристике различаются специально криминологические меры, базирующиеся на нормах права, но ими же регламентированные (например, правовое просвещение и воспитание), и детально урегулированные юридическими нормами (например, административный надзор милиции за лицами, освободившимися из мест лишения свободы).

В свою очередь меры второго вида подразделяются на регламентированные нормами административного, уголовного, гражданского, трудового, процессуального и других отраслей права.

По механизму действия в специальном предупреждении выделяют меры- ­сигналы (вынесение прокурором представления об устранении причин и условий, способствующих совершению преступления) и меры прямого действия (например, совершенствование на предприятии бухгалтерской отчетности в целях недопущения экономической преступности).

Специальное предупреждение, за вычетом предотвращения замышляемых, подготавливаемых и пресечение начатых преступлений, представляет собой криминологическую профилактику, объектом которой являются причины, условия и иные детерминанты преступности.

К числу мер, имеющих специальную направленность по предупреждению корыстной преступности, также корыстно-насильственной, отнесены: создание экономических и правовых условий, исключающих криминализацию общества и всех сфер хозяйственной и финансовой деятельности, захват криминальными структурами производственных и финансовых институтов, их проникновение в различные структуры власти; экспертиза принимаемых решений по финансовым и хозяйственным вопросам с позиций экономической безопасности, а также обязательное прохождение с этой целью экспертизы законодательных и иных нормативно-правовых актов при их подготовке.

Одной из перспективных направлений предупреждения преступлений является виктимологическая профилактика, представляющая собой многогранную деятельность государства и общества. Она информирует население о законных формах самозащиты от преступных посягательств, о возможности сотрудничества людей с правоохранительными органами. В России реализацию виктимологической профилактики возможно осуществлять через социальную службу, заботящуюся о слабо адаптированных людях, которые хотя еще и не встали на путь преступления, но испытывают семейные, бытовые или производственные трудности[48] . Так, например, в США действуют многочисленные программы помощи в решении конфликтов между родственниками и соседями, которые реализуются в специализированных центрах. В России также следовало бы расширять сеть разного рода консультационных психологических центров, способных оказать реальную поддержку (не только психологическую) лицам, являющимся потенциальными жертвами.

Особое внимание следует уделять виктимологическому аспекту борьбы с преступлениями против жизни лиц, характеризующихся весьма благополучным положением в обществе (политиков, предпринимателей). Здесь большое значение имеет сокращение криминальных начал в самом предпринимательстве и создание надежной системы обеспечения безопасности предпринимателей[49] . По существу, это означает принятие мер индивидуальной виктимологической профилактики: информирование и обучение таких лиц приемам самообороны, установление личной охраны, предоставление средств индивидуальной защиты и т.д.

4.2. Проблемы предупреждения корыстно-насильственной преступности

Теория предупреждения преступности преломляет в себе актуальные криминологические проблемы - личность преступника, причины преступности и т. д. Большинство криминологических проблем приобретает свойство завершенности, практической значимости в связи с вопросами предупреждения преступности[50] . При осуществлении профилактической деятельности неизбежно встает вопрос о том, возможна ли предупредительная деятельность. От решения этого вопроса зависит постановка практических задач по борьбе с преступностью.

Еще сравнительно недавно в Программе КПСС[51] , принятом на 22 съезде партии была поставлена задача искоренения нарушений правопорядка, ликвидация преступлений, устранению всех порождающих их причин.

Однако практика показала, что для постановки и реализации такой задачи не было необходимых предпосылок и их формирование маловероятно.

Практике борьбы с преступностью гораздо больше соответствует выявление возможного контроля за уровнем преступности, ее качественными показателями, нежели постановка глобальной и вместе с тем нереальной в обозримой перспективе задачи искоренения преступности. Общество не в силах искоренить преступность, но в состоянии удерживать ее на социально терпимом уровне[52] .

Эффективный контроль над преступностью означает удержание преступности на минимально возможном для данных конкретных условий уровне. Это может проявиться в стабилизации или снижении показателей преступности (состояние, структура, динамика), ограничении причин преступности и уменьшении интенсивности их действия, в позитивных изменениях «географии» преступности. Контроль предполагает и применение таких мер воздействия, которые смягчают проявление преступности по способам совершения преступлений, последствиям от преступлений и т. д. Контроль над преступностью может осуществляться и в условиях ее роста, если этот рост ограничен заранее обозначенными оптимальными для конкретной криминогенной обстановки параметрами. Таким образом, контроль над преступностью не означает сдерживания преступности в жестких и постоянных количественно-качественных границах. В зависимости от характера и интенсивности действия обстоятельств, детерминирующих преступность, снизить или замедлить неблагоприятное развитие преступности.

Проблема предупреждения преступности тесно связана с определением объектов предупредительной деятельности, каждому из которых соответствуют свои специфические средства воздействия.

Меры воздействия на преступность должны быть направлены прежде всего на причины преступности, обстоятельства-детерминанты, являющиеся компонентами сторон противоречий, определяющими преступность, или во всяком случае связаны с основными факторами преступности.

Такие явления, как пьянство и наркомания, тунеядство и паразитизм, накопительство и потребительство, недисциплинированность и бесхозяйственность, аморальность и бездуховность, равнодушие и социальная инертность, бюрократизм и властолюбие нельзя отнести к основным причинам

преступности: некоторые из них сопутствуют преступности или являются ее следствием (пьянство, наркомания и др.), другие в значительной степени нейтральны или даже могут выступать в качестве антикриминогенного фактора (инертность, равнодушие и др.).

Наоборот, равнодушие, например, к материальным благам может быть противопоставлено корысти, которая, действительно, лежит в основе многих преступлений, также как и инертность - обратная сторона социальной активности, которая может быть не только позитивной, созидающей, но и антиобщественной, преступной.

Для криминологии важны в большей степени не сами по себе меры предупреждения, а возможный криминогенный эффект либо в силу недостаточного объема этих мер и, следовательно, слабой эффективности, либо интенсивного и (или) продолжительного применения мер предупреждения, вызывающее острое противоречие к обратным, изначально предполагавшимся результатам.

Общие меры (так же, как и специальные) предупреждения преступности не имеют абсолютного значения и их применение на определенном этапе при соответствующем объеме и интенсивности приводит не только к положительным, но и к отрицательным последствиям. Иначе говоря, предупредительный эффект противоречив и поэтому представляется преувеличенным утверждение, что общие меры можно применять без всякого ограничения, по принципу «чем больше, тем лучше»[53] .

Всякие меры предупреждения необходимо рассматривать в связи с другими явлениями, учитывая, что «положительное и отрицательное существенно обуславливаются друг другом и существуют лишь в своем отношении друг с другом»[54] .

З А К Л Ю Ч Е Н И Е

Таким образом в заключении исследования криминологической характеристики корыстно-насильственной преступности представляется возможным отметить, что:

1. Ввиду невозможности полного уничтожения корыстно-насильственной преступности необходима скоординированная деятельность уполномоченных субъектов по сужению рамок такой преступности.

2. При изучении проблем корыстно-насильственной преступности следует учитывать ее структурные элементы, а также качественные и количественные характеристики, что позволяет более оптимально определить методы по выявлению, расследованию и предотвращению данной преступности.

3. Важно своевременно и всесторонне проанализировать биологические, нервно-психические, социально-демографические, культурно-образовательные, социально-ролевые, профессиональные и нравственные особенности субъектов корыстно-насильственных преступлений, которые оказывают влияние на поведение личности в качестве условий преступлений, поскольку это значительно облегчает работу по выяснению важных обстоятельств уголовного дела, позволяет осуществить предотвратить преступлений в будущем.

4. Необходимо дальнейшее совершенствование мер по обеспечению реально действующих механизмов государства по предупреждению преступлений.

5. В целях достижения масштабного результата деятельность по предупреждению и профилактике корыстно-насильственной преступности должна осуществляться скоординировано сразу по трем направлениям: общесоциальному, специально-криминологическому и индивидуальному.

6. Решение проблем предупреждения преступности и других, связанных с ней задач, неразрывно связано с активизацией и совершенствованием деятельности право охранительных органов, которые способны не только сдерживать негативные процессы, но и эффективно влиять на их развитие. Ими накоплен богатый опыт работы в новых экономических условия, определены приоритетные направления борьбы с преступностью.

7. Достижение качественных сдвигов в борьбе с преступностью требуют программно-целевого подхода, сосредоточения усилий, координации и взаимодействия всей правовой системы, органов государственной власти и управления, общественных объединений и граждан.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Нормативные материалы:

Конституция Российской Федерации. - М.: Проспект, 1996. - 48 с. Уголовный кодекс Российской Федерации (с изменениями и дополнениями на 10 марта 2005г.). - М.: Эксмо, 2005

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (с изменениями и дополнениями на 07 октября 2004 г.). – М.: Омега*Л, 2004

Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» №2202-1 от 17.01.1992г. с изменениями и дополнениями на 22.08.2004г.

Закон РФ «О милиции» №1026-1 от 18.04.2005г. с изменениями и дополнениями на 01.04.2005г.

Программа борьбы с преступностью в Республике Башкортостан на 2004-2006 годы, утвержденная Указом Президента РБ от 12.08.2003 г.

Государственная стратегия экономической безопасности Российской Федерации (основные положения), утвержденная указом Президента России 29.04.96 г./ Российская газета. 1996. 14 мая.

2. Литература:

Агапов П. Криминологическая характеристика бандитизма по материалам Самарского областного суда // Уголовное право. - 2001. -№ 1. - С. 17 -18.

Алексеев А.И. Криминология. Курс лекций. - М., 1999. -340 с.

Алексеев А.И., Герасимов С.И., Сухарев А.Я. Криминологическая профилактика: теория, опыт, проблемы. - М.: НОРМА, 2001. -456 с.

Антонян Ю.М., Козакова В.А. Понятие и криминологическая классификация насильственных преступлений/ В сб.: Современная преступность: новые исследования. - М.: НИИ МВД России, 1993. - 510 с.

Белоцерковский С.Д. Некоторые аспекты криминологической характеристики рэкета как разновидности вымогательства. - М., 1996. -215 с.

Большой юридический энциклопедический словарь. – М.: Книжный мир, 2000. – 484 с.

Босхолов С.С. Основы уголовной политики. - М., 1999. - 258 с.

Васильев В.Л. Юридическая психология: Учебник для вузов. - М.: Юрид. лит, 1991. - 624 с.

Ветров Н.И., Зацепина М.Н. Безопасность частного предпринимательства. - М., 1994. - 150 с.

Вилюнас В.К. Психологические механизмы мотивации человека. - М., 1996. - 283 с.

Винокурова Н.С. Криминологическая классификация вымогательства//

Российский следователь. - 2003. №3 - С. 22-25.

Габузян А.А. Должностные преступления: криминологические и уголовно-правовые аспекты субъективной стороны. - М., 1994. - С. 48.

Гуров А.И. Профессиональная преступность: прошлое и современность.

- М., 1990. - 301 с.

Даль В.И. Толковый словарь. Т. 3. - М., 1995. - 555 с.

Елисеев С.А. Вопросы теории и практики предупреждения корыстных

преступлений. - Томск, 1989. - 108 с.

Иванова И.В. Криминологическая характеристика личности квартирного вора (по материалам уголовных дел, рассмотренных Нижнекамским городским судом в 2000 году)// Следователь. -2002. -№2. -С. 44-45.

Кочои С.И. Ответственность за корыстные преступления против собственности. - М.: Юрист, 1998. -182 с.

Краткий анализ состояния преступности в России в 2001 году// Российская юстиция. - 2002. - № 4. - С. 77-78.

Краткий анализ состояния преступности в России в 2002 году// Российская юстиция. - 2003. - № 5. - С. 78-79.

Краткий анализ состояния преступности в России в 2003 году// Российская юстиция. - 2003. - № 11. -С. 67.

Краткий анализ состояния преступности в России в 2004 году/ Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Краткий анализ состояния преступности в России в январе – марте 2005 году/ Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Криминология и профилактика преступлений: Учебное пособие. Курс

лекций / Под ред. Сальникова В.П. - СПб., 2001. - 228 с.

Криминология. Учебник для вузов / Под ред. А.И.Долговой. - М.: НОРМА, 2000. -784 с.

Криминология/ Под ред. В.Н.Кудрявцева, В.Е.Эминова. - М.: Юрист, 1997. - 690 с.

Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования: Учебное пособие. - М.: ФОРУМ-ИНФРА-М, 1998. -238 с.

Кукушкин П. Профилактика правонарушений и преступлений// Законность. – 2004.- №12. – С.2-5.

Ли Д.Ю. Корысть и насилие: структурно-функциональные закономерности// Уголовное право. -2003. - № 3. -С. 131.

Литвинов А.Н. Предупреждение преступлений и правонарушений. Профилактическая работа с населением: научно-практическое пособие. – М.: Юркнига, 2004. – 140 с.

Лунев В.В. Преступная мифология. Что скрывалось под покровом секретности// Известия. -1991. 15 апр. Его же. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции. - М.: НОРМА, 1999. - 280 с.; Его же. Мотивация преступного поведения. - М.: Наука, 1991.-340 с.

Миненок М.Г., Миненок Д.М. Корысть. Криминологические и уголовно­

правовые проблемы. - СПб.: Юрид. центр Пресс, 2001. - 430 с.

Насильственная преступность / под ред. В.Н.Кудрявцева и А.В.Наумова.

- М.: Спарк, 1997. - 340 с.

Преступность в России и проблемы борьбы с ней / Под ред. А.И.Долговой. - М.: Российская криминологическая ассоциация. -2001. – С. 19-76.

Огородникова Н.В. Вымогательство в системе преступлений против собственности: проблемы совершенствования/ В сб. научных трудов НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации. - М., 2002. - С. 101.

Скоморохов Р., Шиканов В. Значимость статистических сведений о состоянии преступности// Законность. – 2004. - №8 – С.42

Хисматуллин Р.С. Вопросы криминологии на современном этапе: Учебное пособие. - Уфа, 1998. -124 с.

АНКЕТА

к выпускной квалификационной работе по

криминологии по теме:

«Корыстно-насильственная преступность и ее предупреждение»

Личность преступника

Процент (%)

Пол:

мужской

92

женский

8

Возраст:

14-15 лет

2

16-17 лет

10

18-25 лет

62

26-29 лет

14

30-35 лет

4

36-40 лет

4

41-50 лет

4

старше 50

0

Семейное положение:

состоит в браке

12

не состоит в браке

88

имеет детей

6

не имеет детей

94

Образование:

начальное

0

неполное среднее

32

среднее

48

среднее специальное

14

незаконченное высшее

2

высшее

4

Социальное положение:

учащийся

6

студент

8

рабочий

22

служащий

8

безработный

56

пенсионер

0

Характеристика:

по месту жительства положительная

92

по месту жительства отрицательная

8

Место жительства:

проживает в г.Уфе

88

проживает в пределах

Республики Башкортостан

6

проживает в другой местности

0

без определенного места жительства

6

Был ли ранее судим:

да

36

нет

64

Был ли ранее судим за:

неосторожное преступление

0

умышленное преступление

100

Преступление совершено:

одним лицом

56

группой лиц

44

Состав преступной группы:

два человека

54

три человека и более

46

Вид соучастия:

исполнитель

74

организатор

13

пособник

13

подстрекатель

0

Форма соучастия:

без предварительного сговора

14

с предварительным сговором

86

организованная группа

0

преступная организация

0

преступное сообщество

0

Преступление совершеннолетним или с его соучастием:

да

62

нет

38

Преступление совершение:

в состояние алкогольного опьянения

50

в состоянии наркотического опьянения

8

в трезвом состояния

42

Преступление совершено:

вменяемым лицом

94

невменяемым лицом

0

лицом, страдающим психическим расстройством, не исключающим вменяемости

6

Совершение преступления являлось:

основным источником средств существования

56

дополнительным источником средств существования

44

Предмет преступного посягательства:

Денежные средства

30

Материальные ценности

36

Материальные ценности и денежные средства

34

Обстановка совершения преступления:

Дни недели:

рабочие дни

74

выходные дни

20

праздничные

6

Время суток:

от 06ч.00м. до 10ч.00м.

4

от 11ч.00м. до 17ч.00м.

32

от 18ч.00м. до 22ч.00м.

22

от 23ч.00м. до 06ч.00м.

42

Место совершения преступления:

улица

34

подъезд

12

место жительство потерпевшего

22

место жительство преступника

10

иное

22

Потерпевший был знаком с преступником в момент совершения преступления:

да

30

нет

70

Поведение потерпевшего в момент совершения преступления характеризуется:

положительно

20

отрицательно

16

нейтрально

64

Какова нравственно-психологическая характеристика личности преступника по данному делу:

уравновешенный

20

слабовольный

30

эмоциональный

20

аффективный

30

Назначенное наказание по данному делу:

исправительные работы

0

ограничение свободы

0

лишение свободы

38

лишение свободы со штрафом

0

лишение свободы с конфискацией имущества

10

лишение свободы

52

Какое корыстно-насильственное преступление против собственности совершено:

насильственный грабеж

50

разбой

42

вымогательство

8

Мотив преступления:

накопление денег, драгоценностей

22

приобретение дорогих вещей

10

удовлетворение жизненных потребностей

28

помощь семье

4

употребление спиртных напитков

30

уговорили друзья

2

стремление к самоутверждению

0

совершил за компанию

2

мотив неясен

2

Ущерб от преступления является:

незначительным

70

значительным

30

крупный размер

0

особо крупный размер

0

Динамика грабежей и разбоев, зарегистрированных

в России в 2000-2004 г.г., в январе-марте 2005г.

Годы

Грабежи

Разбои

Количество (тыс.)

Динамика

(+/-%)

Количество (тыс.)

Динамика

(+/-%)

2001

148,8

+12,4

44,8

+13,6

2002

167,3

+12,4

47,1

+5

2003

198,0

+18,4

48,7

+3,4

2004

251,4

+27,0

55,4

+13,9

Январь-март 2005

69,2

+19,3

13,9

+4,4

Количество зарегистрированных грабежей, разбоев и

вымогательств по Республике Башкортостан

в 2003, 2004 г.г. и I квартале 2005г.

Годы

Грабежи

Разбои

Вымогательство

2003

1352

552

312

2004

1742

703

349

Январь-март 2005

506

173

86


[1] Энциклопедический юридический словарь / Под общей ред. В.Е.Крутских. -2-е изд. - М.: ИНФРА-М, 1998. - С. 256.

[2] См.: Насильственная преступность / Под ред. В.Н.Кудрявцева и А.В.Наумова.- М.: Спарк, 1997. С. 82; Р.С. Хисматуллин. Вопросы криминологии на современном этапе. Учеб. Пособие, - Уфа, 1998. – С.58.

[3] См.: Таблица «Динамика грабежей и разбоев, зарегистрированных в России в 2000-2004 г.г., в январе-марте 2005г.».

[4] См.: Насильственная преступность. - С. 82-83

[5] См.: Криминология / Под ред. В.Н.кудрявцева и В.Е.эминова. - М.: Юрист, 1997. - С. 368.

2См.: Антонян Ю.М., Казакова В.А. Понятие и криминологическая классификация насильственных преступлений /8 сб.: Современная преступность: новые исследования. - М.: НИИ МВД России, 1993. - С. 235.

3 См.: Ветров Н.И., Зацепин М.Н. Безопасность частного предпринимательства. - М., 1994. - С. 3-5.

[6] См.: Антонян Ю.М., Казакова В.А. Указ. соч. - С. 31-33.

[7] См.: Винокурова Н.С. Криминологическая классификация вымогательства/I Российский следователь. ­2003, -№3. - С. 23.

[8] Гуров А.И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. - М., 1990. - С. 155-156.

[9] Белоцерковский с.д. Некоторые аспекты криминологической характеристики рэкета как разновидности вымогательства. - М., 1996. - С. 8.

[10] Огородникова Н.В. Вымогательство в системе преступлений против собственности: проблемы совершенствования/ В сб. научных трудов НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации. - М., 2002. - С. 101.

[11] См.: Лунев В.В. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции.- М.: НОРМА, 1999. – С.234

[12] Краткий анализ состояния преступности в России в январе – марте 2005 г.

[13] См.: Анкета к выпускной квалификационной работе.

[14] Васильев В.Л. Юридическая психология: Учебник для вузов. – М.: Юрид. лит., 1991. – С.222.

[15] См.: Миненок М.Г., Миненок Д.М. Корысть. Криминологическое и уголовно-правовое проблемы. – СПб.: Юрид. центр Пресс, 2001. – С.57.

[16] Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова. – М.: 1997. – С.79.

1 Миненок М.Г., Миненок Д.М. Указ. соч. - С. 234.

[18] Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. -М.: Юрист, 1998. –С.66

[19] См.: Анкета к выпускной квалификационной работе.

[20] См.: Анкета к выпускной квалификационной работе.

[21] Вилюнас В.К Психологические механизмы мотивации человека. - М., 1990. - С. 187.

[22] См.: Миненок М.Г., Миненок Д.М. Указ. соч. - С. 74

[23] См.: Антонян Ю.М. Психологическое отчуждение личности и преступное поведение. Ереван, 1987.-С.163.

[24] См.: Анкета.

[25] См.: Насильственная преступность. - С. 95.

[26] Криминология. Учебник для вузов / Под ред. А.И.Долговой. - М.: НОРМА, 2000. - С. 296.

[27] По: Миненок М.Г., Миненок Д.М. Указ. соч. - С. 90.

[28] По: Миненок м.г., Миненок Д,М. Указ. Соч. - С. 91.

[29] По: Миненок м.г., Миненок Д,М. Указ. Соч. - С. 91.

[30] См.: Сахаров А.Б. Личность преступника и типология преступника// Социалистическая законность.

- 1973. -№3. С. 22.

[31] Антонян Ю.М., Голубев в.п., Кудряков Ю.Н. Личность корыстного преступника. -Томск, 1989. - С. 66.

[32] См.: Миненок М.Г., Миненок Д.М. Указ. соч. - С. 295.

[33] См.: Алексеев А.И., Герасимов с.и., Сухарев А.Я. Криминологическая профилактика: теория, опыт, проблемы. Монография. - М.: НОРМА, 2001. - С. 47.

[34] Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования: Учебное пособие. - М.: ФОРУМ-ИНФРА-М, 1998. - с. 11-12.

[35] Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования. - С. 133.

[36] См.: Хисматуллин Р.С. Вопросы криминологии на современном этапе: Учебное пособие. -Уфа, 1998.

[37] Лунев В.В. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции. - М., 1999. - С. 465.

[38] Панкратов Р.В. Методологические вопросы объяснения причин преступности в криминологии// Вопросы борьбы с преступностью. Выпуск 35. 1989. - с. 20.

[39] См.: Философия: часть вторая: Основные проблемы философии: Учеб. пособие для вузов / Под ред.

В.И.Кириллова. -М.: Юрист, 2000. - с. 114.

[40] Ли д.М. Корысть и насилие: структурно-функциональные закономерности// Уголовное право, - 2003. - №3 .- с. 131.

[41] Курс советской криминологии / под ред. Кудрявцева В.Н., Карпеца И.И., Корабейникова Б.В. - м., 1985. - С. 225

[42] См.: Габузян А.А. Должностные преступления: криминологические и уголовно-правовые аспекты субъективной стороны. - М., 1994. -с. 48.

[43] По В.И.Далю, предохранить означает «отвратить вред или опасность загодя, когда она грозит, но еще не

постигла делом, предотвратить». Толковый словарь. Т. 3. - м., 1999. - С.387.

[44] Криминология и профилактика преступлений: учебное пособие. Курс лекций / Под общей редакцией

Сальникова вл. - СПб., 2001. - С.97.

[45] Агапов П. Криминологическая характеристика бандитизма по материалам Самарского областного суда//

Уголовное право, - 2001, - № 1. - С. 17.

[46] См.: Криминология. Под редакцией А.И.Долговой. - М., 2000. - С. 339.

[47] Бурлаков В.Н., Орехов В.В. Индивидуальное предупреждение преступности. вопросы теории и практики. - Л., 1988. - С. 32.

[48] См.: Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования: Учебное пособие. – М.: Издательская группа «ФОРУМ-ИНФРА-М», 1998. – с. 198.

[49] См.: Криминология: Учебник для вузов/ Под ред. А.И. Долговой. -2-е изд., перераб. и доп. – М.: Издательство НОРМА, 2001. – с. 520.

[50] См.: Миненок М.Г., Миненок Д.М. Корысть. Криминологические и уголовно-правовые проблемы.СПб., 2001. - С. 265-279.

[51] Программа Коммунистической партии Советского союза. - М., 1976. - С. 106.

[52] Лунеев В.В. Преступная мифология. Что скрывалось под покровом секретности// Известия. 1991. 15 апр.

[53] Жалинский А.Э. Специальное предупреждение преступлений в СССР. Львов, 1976. - С. 122.

[54] Гегель. Энциклопедия философских наук. Т. 1. Наука логики. -М.: Мысль, 1975. - С. 278.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий