регистрация /  вход

Уголовно-проццесуальное право (стр. 1 из 13)

ГЛАВА V УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ДОКАЗЫВАНИЕ

§ 1. Понятие доказывания

Установление истины в уголовном судопроизводстве осуществляется посредством доказывания, которое заключается в собирании, проверке, оценке доказательств, в обосновании выводов по уголовному делу.

Доказывание в уголовном судопроизводстве является разновидностью познания человеком реально существующей, объективной действительности. Познание в уголовном судопроизводстве можно рассматривать в разных аспектах: как установление объективной истины (о чем шла речь во второй главе книги), как познавательную деятельность, направленную на установление истины (этому вопросу посвящена настоящая глава книги).

Уголовно-процессуальное доказывание носит исследовательский характер, оно направлено на выяснение имевших место событий, на познание фактов реальной действительности, на установление объективной истины и подчинено общим закономерностям марксистско-ленинской теории познания. В. И. Ленин писал: «Познание — есть отражение человеком природы» 1. Как и в других сферах общественного познания в уголовном процессе «из незнания является знание.. неполное, неточное знание становится >более полным и более точным» 2. Диалектический путь познания объективной действительности — это путь «от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике...» 3.

В уголовном судопроизводстве доказывание начинается с живого созерцания, эмпирического, непосредственного восприятия фактов и первых сведений о них следователями и другими лицами, осуществляющими доказывание. Оно обогащается затем логическим, рациональным мышлением, позволяющим переработать информацию, проникнуть в сущность изучаемого явления, познать факты, образующие событие преступления, установить объективную истину. Основой этого процесса познания и критерием истины является практика. Практика — основа познания обстоятельств, имеющих значение по уголовному делу. Практикой осуществляется и проверка истинности выводов на всех стадиях процесса, от возбуждения уголовного дела до вынесения приговора, проверка его законности и обоснованности. Практика в различных ее проявлениях выступает как критерий истинности выводов в уголовном судопроизводстве. Таким критерием прежде всего является совокупность фактических данных, на основании: которых проверяется истинность суждений о наличии или отсутствии обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. В. И Ленин считал факты, обосновывающие вывод, критерием истинности вывода и писал, в частности, характеризуя «Капитал» К- Маркса, что «проверка фактами, respective практикой есть здесь в каждом шаге анализа» *. Такая оценка фактов как критерия истины, их роли в проверке обоснованности выводов полностью относится и к уголовно-процессуальному доказыванию

Для доказывания в уголовном судопроизводстве характерно единство чувственного, эмпирического, рационального, логического, непосредственного и опосредствованного познания Однако их диалектическое единство не исключает различных уровней познания. Чувственное познание проявляется в непосредственном восприятии фактических обстоятельств дела следователем и другими лицами, осуществляющими доказывание. Для эмпирического познания характерно не только непосредственное, но и опосредствованное восприятие действительности. Это, например, происходит при допросе свидетелей и других лиц, с помощью которых опосредствованным путем следователь, суд узнают фактические обстоятельства дела Рациональное познание осуществляется путем оценки совокупности фактических данных, позволяющей сделать выводы о наличии или отсутствии обстоятельств, имеющих значение по уголовному делу, путем логического анализа фактических данных, полученных эмпирическим путем.

Доказывание в уголовном судопроизводстве — это не только опосредствованное, но и непосредственное познание. Последнее возможно в отношении отдельных обстоятельств, входящих в предмет доказывания ло уголовному делу: последствий совершения преступления, места совершения преступления, орудий и средств, при помощи которых совершено преступление, и некоторых других обстоятельств5. Утверждение, что процессуальное доказывание «есть полностью опосредствованный путь познания»6, не соответствует марксистско-ленинской теории познания, согласно которой любое познание осуществляется эмпирическим, непосредственным и рациональным, опосредствованным путем. Не соответствует оно и практике уголовно-процессуального доказывания; то, что следователи и с\дьи некоторые обстоятельства, входящие в предмет доказывания, воспринимают непосредственно — очевидно. Ф. Н. Фаткуллин отрицает непосредственный путь познания на том основании, что «знания об обстоятельствах и фактах, подлежащих установлению по делу, и об их существе всегда приобретаются только при помощи определенных средств, облеченных в предусмотренную законом процессуальную форму»7. То, что истина устанавливается, а выводы по делу обосновываются доказательствами — верно, но это не опровергает возможности непосредственного познания следователями и судьями отдельных фактов в процессе их обнаружения, отбора и соответствующего процессуального закрепления сведений о них. Следует заметить, что в другом •случае Ф. Н. Фаткуллин допускает непосредственное познание в уголовном судопроизводстве, когда пишет, что «чувственное восприятие так или иначе наличествует при выявлении любых обстоятельств внешнего мира (в том числе при помощи сведений о них), однако оно никогда не достаточно для надлежащего познания их существа» 8. Последнее верно, тем более для уголовно-процессуального познания, но недостаточность чувственного, эмпирического, непосредственного познания свидетельствует о его наличии, а не об его отсутствии в уголовно-процессуальном доказывании.

Любое познание основано на единых методологических закономерностях, но для отдельных видов познания характерны и определенные особенности. Учитывая эти особенности, следует отличать познание в уголовном судопроизводстве от научного, теоретического познания. Элементы научного познания присущи и уголовно-процессуальному познанию. Внедрение достижений научно-технического прогресса в уголовно-процессуальное доказывание содействует более успешному решению задач процесса. Характер научного исследования может носить, например, деятельность эксперта в уголовном судопроизводстве. Но в уголовно-процессуальном доказывании преобладает практическое, а не теоретическое мышление. Практика является основой и теоретического познания, но для уголовно-процессуального познания она имеет особое значение. Она пронизывает все уголовно-процессуальное доказывание, которое всегда, в каждом случае должно заканчиваться конкретными практическими выводами (совершено или не совершено преступление, виновен или невиновен обвиняемый и т. д.).

5 Ом.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. М, 1973, с. 291—293; Белкин Р. С, Винберг А. И. Криминалистика и

доказывание М., 1969, с 11—13; Куры л ев С. В. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск, 1969, с. 9—24; ДороховВ. Я., Николаев В. С. Обоснованность приговора. М., 1959, с. 37—40.

6 Фаткуллин Ф. Н. Общие проблемы процессуального двказыва-нйя. Казань, 1976, с. 16.

Анализируя соотношение теоретического и уголовно-процессуального познания и отмечая, что последнее — это практическое познание, призванное выявить в конкретном явлении наличие или отсутствие уже познанных сущностей, О. Т. Сизякин пишет: «Создавая норму права, законодатель шел от единичного к общему, от явления к сущности. В судебном познании имеет место, так сказать, обратная связь, а именно: движение от познанного общего, познанной сущности к единичному, к явлению с целью идентификации сущностей — той, которая содержится в исследуемом единичном событии, явлении, и той, которая отражена нормой материального права»9. Это верная характеристика особенности процессуального познания. Ее критика И. М. Лузгиным на том основании, что «следователь изучает не норму уголовного права, а конкретное деяние, устанавливает его черты, свойства» 10, представляется не убедительной. То, что следователь, суд должны познать сущность конкретного деяния верно, но верно и то, что им необходимо познать, является ли оно конкретным проявлением некоторой сущности, отраженной в норме права. В этом, в частности, особенность уголовно-процессуального познания.

Теоретическое познание и познание в уголовном процессе

9 Сизякин О. Т. Сущность и явление в уголовном процессе. — «Советское государство 'и право», 1968, с. 117.

1° Л у з г и н И. М. Методологические проблемы расследования. М., 1973, с. 33.

отличаются по своему предмету и методу. Предмет теоретического познания безграничен, его составляют новые сущности, закономерности развития природы и общества. Предхмег процессуального познания ограничен предписаниями уголовного и уголовно-процессуального закона, он связан ке с новыми, а с уже познанными сущностями и выраженными в таких понятиях, как событие лреступления, вина и другие обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу.

Отличительной чертой процессуального познания в сравнении с теоретическим познанием является правовая регламентация процесса познания и возможности использования тех или иных средств в качестве доказательств истинности выводов.

Закон регулирует деятельность по доказыванию и те отношения, которые возникают между участниками уголовно-процессуального доказывания. Процессуальная форма доказывания содействует познанию фактов, установлению истины в уголовном судопроизводстве11. Она отражает основные методологические положения марксистско-ленинской теории познания. Примером этому является норма, предусматривающая обязанность всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела (ст. 20 УПК).

Процессуальная форма призвана обеспечить наиболее эффективный, оптимальный путь познания в уголовном судопроизводстве. С учетом потребностей практики и научных исследований процессуальная форма постоянно развивается, совершенствуя тем самым и процесс познания фактов, установления объективной истины.


Дарим 300 рублей на твой реферат!
Оставьте заявку, и в течение 5 минут на почту вам станут поступать предложения!
Мы дарим вам 300 рублей на первый заказ!