Понятие и предмет конституционного права

. Конституционное право в системе права Российской Федерации Наименования «конституционное право» и «конституционный строй» изначально связаны с понятием «конституция». Под конституцией обычно понимают писаный, кодифицированный (единый) нормативно-правовой акт, принимаемый либо путем референдума, либо законодательным органом, либо учредительным собранием.

Понятие и предмет конституционного права. Конституционное право в системе права Российской Федерации

Наименования «конституционное право» и «конституционный строй» изначально связаны с понятием «конституция». Под конституцией обычно понимают писаный, кодифицированный (единый) нормативно-правовой акт, принимаемый либо путем референдума, либо законодательным органом, либо учредительным собранием.

Конституционное право — одна из ведущих отраслей российского права, из норм которого непосредственно вытекают все основополагающие нормы других отраслей права. По сути дела, в каждой отрасли российского права получают воплощение и конкретизацию незыблемые, прирожденные права и свободы человека и гражданина, а также основной конституционно-правовой принцип «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью». Все отрасли права основываются на закрепленных именно конституционным правом принципах организации системы государственной власти, компетенции и принципах деятельности всех органов власти, федеративного устройства государства, разграничения полномочий между органами власти Федерации и ее субъектов. Наиболее тесной является взаимосвязь конституционного права с административным и муниципальным правом. Многие нормы конституционного права являются исходными для уголовного материального и процессуального права. Нормы конституционного права о свободе предпринимательской деятельности (ст. 34 Конституции РФ), о праве частной собственности (ст. 35 и 36 Конституции РФ) являются исходными для гражданского права и т. д.

Схематически конституционное право можно представить в виде ядра российской правовой системы, лежащего в основе остальных отраслей права. Кроме того, роль конституционного права как ведущей и основополагающей отрасли права обусловлена еще и тем, что именно его нормами регулируется сам процесс создания права, поскольку именно нормы конституционного права определяют виды правовых актов, компетенцию государственных органов, которые уполномочены их издавать, а также соотношение юридической силы всех правовых актов.

Особенность конституционного права как отрасли права заключается в том, что конституционное право является ведущей отраслью в национальной системе права, поскольку нормы всех других отраслей российского права вытекают из конституционных норм и не должны противоречить им, особенно в сфере регулирования прав и свобод человека и гражданина.

Конституционное право как отрасль права, являясь одной из отраслей российского права, имеет свой предмет и свои методы правового регулирования . В общей теории права под предметом правового регулирования понимают общественные отношения, которые регулирует та или иная отрасль права, под методом правового регулирования понимается способ, при помощи которого регулируются общественные отношения, входящие в предмет правового регулирования.

Предметом конституционно-правового регулирования являются общественные отношения, обусловленные конституционным строем. Сам конституционный строй представляет собой такое устройство общественной жизни, при котором признаются, соблюдаются и защищаются права и свободы человека и гражданина, а государственная власть осуществляется на основе разделения властей.

Предмет конституционного права охватывает три основные сферы общественных отношений:1) охрана прав и свобод человека, или отношения между человеком и государством; 2) устройство государства и государственной власти, или властеотношения; 3) отношения между человеком и государством, которые регулируются не только конституционным правом, но и другими отраслями права, как то: административное, трудовое и др.

Методы конституционно-правового регулирования — это способы, при помощи которых регулируются конституционно-правовые отношения. Существуют два диаметрально противоположных способа правового регулирования — императивный и диспозитивный.

Императивный, или авторитарный, метод правового регулирования характеризуется неравенством сторон общественных отношений. Этот метод означает установление обязательных для этих сторон правил, исключающих свободу выбора собственного поведения.

Диспозитивный метод правового регулирования характеризуется равенством сторон общественных отношений и свободой выбора поведения каждой из них. Этот метод характерен для регулирования общественных отношений, связанных с правами и свободами человека и гражданина, но только в сфере пользования этими правами и свободами. Человек может пользоваться или не пользоваться ими, например избирательными правами, т. е. имеет свободу выбора поведения.

В то же время все остальные граждане, органы государства и местного самоуправления, их должностные лица обязаны не препятствовать реализации прав и свобод человека и гражданина. В остальном метод конституционно-правового регулирования является императивным.

Одновременно конституционное право России явялется и одной из крупнейших юридических наук, тесно взаимодействующей с другими юридическими и общественными науками. Конституционное право как юридическая наука в первую очередь изучает конституционное право как отрасль права и относится к отраслевым юридическим наукам. В предмет ее изучения входят также история конституционного законодательства, практика его применения, разработка рекомендаций по совершенствованию и другие вопросы теоретического и практического прикладного характера. Изучению конституционного права всегда отводилось и по сей день отводится одно из приоритетных мест в системе юридического образования.

Система конституционного права

Критерием для образования системы конституционного права являются не его источники, а институты, т. е. группы норм, регулирующие относительно самостоятельные сферы конституционно-правовых отношений. Каждый конституционно-правовой институт включает несколько различных источников. Например, институт президентства состоит из норм, закрепленных в Конституции, законах, постановлениях Конституционного суда, а институт исполнительной власти — из тех же источников плюс указы Президента и т. д.

Система конституционного права объективно обусловлена самим характером этого права, она разделяет нормы по институтам, но не устанавливает непроницаемых границ между институтами — напротив, создает принципы их взаимодействия между собой, чем обеспечивается единство конституционно-правового регулирования.

Первичное и самое общее деление правовых норм на институты устанавливает Конституция, разделы Конституции — это первооснова для создания системы конституционного права. В ходе исторического развития появляются все новые правовые институты, однако они обязательно имеют в качестве исходной ту или иную конституционную норму. Внутри же основных институтов образуются подсистемы, состоящие из еще более узких институтов. В Конституции РФ, например, нет раздела об избирательной системе, что свойственно многим зарубежным конституциям, но это, безусловно, один из основных институтов конституционного права. Таким образом, система конституции и система конституционного права полностью не совпадают, система конституционного права при определенных условиях может сложиться и развиваться даже без писаной конституции, как это имеет место, например, в Великобритании.

Система российского конституционного права включает следующие основные правовые институты с их основными внутренними подразделениями, или подсистемами, это — основы конституционного строя; основные права и свободы человека и гражданина; уполномоченный по правам человека; федеративное устройство; избирательная система или избирательное право; президентская власть; законодательная власть; исполнительная власть; государственная власть субъектов; судебная власть и прокуратура; местное самоуправление; порядок внесения поправок и пересмотр Конституции.

Вопрос 6.Понятие и особенности конституционно-правовой ответственности, субъекты конституционно-правовой ответственности

Конституционно-правовая ответственность предусмотрена нормами самого конституционного права . Эта ответственность не имеет ни материального, ни репрессивного характера. На гражданина, если он не является должностным лицом, эта ответственность не распространяется.

В демократическом правовом государстве конституционная ответственность выступает как реальная гарантия против концентрации власти и злоупотребления ею. Ответственность распространяется на должностных лиц и органы не только низшего и среднего звена, но и самого высшего. Президент, например, несмотря на то, что он пользуется высшей легитимностью, ибо напрямую избирается народом, несет ответственность перед Конституционным судом, который вправе отменить его нормативные акты, если они противоречат Конституции, а также перед Федеральным собранием, которое вправе отстранить его от должности согласно процедуре, предусмотренной ст. 93 Конституции РФ.

Конституционно-правовая ответственность иногда представляет собой реализацию санкции, указанной в конституционно-правовой норме. Такой санкцией выступает и отмена незаконных актов, и освобождение от должности (отставка), и лишение депутата его полномочий. В Российском конституционном праве закреплена ответственность Правительства перед Президентом, который, например, вправе без объяснения причин отправить в отставку любого министра. Правительство также несет определенную ответственность перед Федеральным собранием, которое вправе выразить ему недоверие.

Все государственные органы несут ответственность за соответствие своих актов Конституции Российской Федерации, эту ответственность реализует Конституционный суд. Таким образом, формы ответственности наступают за конкретное правонарушение, но иногда не связаны с ним, а отражают потребность в регулировании политических отношений. По большинству же конституционных процедур Конституция РФ санкций не предусматривает.

Другая форма ответственности государства перед своими гражданами связана с реализацией гражданами своего конституционного права обжаловать в суд решения и действия или бездействие органов государственной власти, органов местного самоуправления и должностных лиц (ст. 46 Конституции). Ответственность государства перед гражданами также вытекает из его конституционных обязанностей, например обязанности органов государственной власти и органов местного самоуправления, их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом (ст. 24 Конституции).

За нарушение определенных конституционно-правовых норм наступает ответственность, ее несут должностные лица и государственные органы . От конституционно-правовой ответственности следует отличать ответственность за нарушение конституционно-правовых норм, которую несут граждане и должностные лица по другим отраслям права: уголовному, административному, гражданскому. Например:

а) защита Отечества является конституционным долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации; за уклонение от этой обязанности лицо несет административную или уголовную ответственность;

б) каждый по Конституции обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (ст. 58); за нарушение этой нормы лицо отвечает по гражданскому, уголовному и административному законодательству. Во всех приведенных случаях ответственность носит не конституционно-правовой характер, хотя она наступает также за нарушение норм конституционного права.

Конституционная ответственность как таковая чаще всего носит политический и моральный характер, так, например, потеря политической репутации профессионального политика вполне может оказаться достаточным наказанием за антиконституционные действия. Только в определенных случаях конституционная ответственность требует наличия вины того или иного должностного лица, которая должна устанавливаться с соблюдением законных процессуальных правил, поэтому конституционная ответственность часто выполняет скорее профилактическую функцию, в процессуальных же формах эта ответственность устанавливается только судебными органами.

Вопрос 7.Понятие и сущность конституции Российской Федерации

Конституция — акт учредительной или верховной власти, закрепляющий основы конституционного строя, положение человека и гражданина в обществе, форму правления государственно-территориального устройства, систему органов государственной власти и местного самоуправления. По своей сущности конституция есть выражение общей воли народа в акте верховной (учредительной) власти , где согласованы социально-политические, экономические и иные жизненно важные интересы различных групп населения. Конституция в этом смысле есть отражение соотношения политических сил на момент ее принятия, Основной закон государства, выражающий согласованную волю и интересы народа и закрепляющий основополагающие устои общественного устройства и принципы формирования органов государственной власти.

Конституция устанавливает наиболее важные нормы и принципы, из которых потом вырастает детальное правовое регулирование в различных формах. Но определенные нормы конституции могут иметь прямое действие, т. е. для своего применения не нуждаются в дополнительном регулировании. Конституция всегда предусматривает особый порядок изменения ее статей, в чем проявляется ее исключительность по сравнению с обычными законами.

Стабильность конституции, т. е., неизменность ее основных положений при стабильных социально-политических условиях общества является одним из главных условий устойчивости всей системы общества и организации государственной власти, ее предсказуемости. Стабильность конституции определяется социально-политическими и экономическими факторами (устойчивостью регулируемых конституцией отношений, стабильностью политической и социальной ситуации и др.), а также обеспечивается действием специальных юридических механизмов, в частности порядком изменения и пересмотра конституции. В зависимости от того, каков этот порядок, все конституции подразделяются на две группы: а) гибкие, которые изменяются аналогично обычным законам; б) жесткие и особо жесткие, порядок изменения которых существенно усложнен. К числу особо жестких относится российская Конституция: со времени ее принятия, 12 декабря 1993 г., ни одно из конституционных положений не было изменено или дополнено.

Конституционно-правовые отношения, субъекты конституционно-правовых отношений

Со спецификой конституционно-правовых норм неразрывно связана и специфика конституционно-правовых отношений. Конституционное право регулирует наиболее значимые, фундаментальные для общества и государства отношения. Как часть правовой системы конституционное право закрепляет, т. е. учреждает систему конституционных ценностей и обеспечивает их охрану и реализацию. В системе конституционных ценностей основными являются: 1) суверенитет народа; 2) свобода личности; 3) власть — именно эти ценности и выступают основным объектом конституционного регулирования. В условиях демократии высший гуманистический смысл и социальное назначение конституционного права заключаются в том, чтобы закрепленная в Конституции РФ формула «человек, его права и свободы являются высшей ценностью» (ст. 2) получила реальное воплощение, поскольку, опять же согласно Конституции, права и свободы человека определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. 18).

Исходя из этих постулатов, конституционное право регулирует две основные группы отношений: 1) отношения, связанные с охраной и реализацией основных прав и свобод человека и гражданина; 2) отношения, связанные с организацией и функционированием системы власти. Причем вторая группа, так называемые властеотношения, является зависимой и производной от первой. Соответственно этим двум группам отношений используются два типа правового регулирования. Отношения первой группы регулируются на основе общедозволительного типа регулирования по принципу «разрешено все, что не запрещено законом»; вторая группа — властеотношения регулируются в соответствии с разрешительным принципом «разрешено то, что прямо предусмотрено законом». Таким образом, гражданам и их объединениям предоставляется максимум свободы. Поведение, деятельность властных структур, их должностных лиц жестко нормируются, ограничивается свобода усмотрения, а значит, и произвольных, не предусмотренных законом, действий.

Конституционные правоотношения — это отношения, возникающие по поводу реализации гражданами и их объединениями конституционных прав, свобод и обязанностей, а также осуществления органами государственной власти конституционной компетенции. Особенности конституционно-правовых отношений заключаются в том, что они возникают в сферах взаимоотношений личности и государства, органов власти различных уровней (федерального, регионального, муниципального), т. е. в сфере отношений, составляющих предмет конституционного права.

Конституционно-правовые отношения характеризуются своеобразием объектов (в качестве таковых выступают свобода, жизнь, достоинство человека, целостность государства, государственная власть и др.), специфическими источниками (Конституция, федеральные конституционные законы, Федеративный договор и др.), особенным составом субъектов этих отношений. Являясь разновидностью публично-правовых отношений, они характеризуются высоким политическим потенциалом, т. е. выступают юридической формой политических отношений в обществе и, в этой связи, выражают интересы разных социальных групп, а также коренные интересы общества в целом.

Конституционные правоотношения довольно многообразны. В зависимости от временного фактора конституционные правоотношения могут носить длящийся, устойчивый характер (отношения, вытекающие из гражданства, нахождения выборного должностного лица на государственной службе; принадлежности территории к Российской Федерации и др.) или быть временными (отношения между участниками избирательного спора и судом, между сторонами, оспаривающими конституционность положений закона, и Конституционным судом и др.). Конституционные правоотношения различаются по содержанию (избирательные, федеративные, муниципальные и т. д.), субъектному составу, основаниям возникновения. В зависимости от характера регулирующих норм конституционные правоотношения могут быть конкретными в случаях: а) если стороны такого отношения персонифицированы, например: кандидат на выборную должность, избирательная комиссия; Государственная Дума; б) если субъекты правоотношения наделены конкретными правами и обязанностями; в) если их поведение имеет конкретные юридические последствия и др., а также общерегулятивными, что специфично именно для конституционного права. Общерегулятивные отношения носят статутный характер, выражают общее правовое состояние субъектов, их взаимоотношения, ответственность друг перед другом и государством; они характеризуют наиболее важные, существенные, стабильные отношения, образующие устои общества, т. е., отношения собственности, власти, государственного устройства, организации власти, статус личности и др., возникают непосредственно на основе конституции и действуют в течение длительного времени.

Субъектами конституционно-правовых отношений выступают физические лица (граждане, лица без гражданства, иностранцы, беженцы, вынужденные переселенцы) и общественные образования (народ, государство, органы государственной власти, субъекты Российской Федерации, административно-территориальные образования, общественные объединения, международные организации и др.).

Все субъекты наделены конституционной правосубъектностью (способностью иметь конституционные права и обязанности и осуществлять их своими действиями). При этом абсолютной правосубъектностью (т. е. не ограниченной ничем, кроме закона) обладает народ . Как единственный суверен (носитель и источник власти) народ обладает прерогативой участия в свободных выборах, формировании органов власти, выражении своей воли путем референдума. Исключительно народ обладает учредительной властью.

Конституционная правосубъектность личности (человека и гражданина) характеризует универсальную регламентацию статуса личности: место личности в системе демократии, отношение государства к свободе личности, условия и гарантии ее участия в управлении делами общества и государства; возможности личности пользоваться определенными благами, гарантии ее защищенности и безопасности и др.

Вопрос 4.Источники конституционного права

Особенности конституционного права отражают не только его нормы и отношения, но также источники. Нормы конституционного права находят свое выражение в различных формах, которые обычно именуются источниками. Среди них — конституция, закон, постановления, указы и распоряжения и другие виды правовых актов . Эти формы правовых актов характерны практически для всех правовых институтов конституционного права, поэтому не следует думать, что каждому правовому институту соответствует какая-то одна определенная форма. Так, например, институт исполнительной власти регламентируется в форме норм конституции, законов, указов Президента, решений Конституционного суда.

Источники конституционного права составляют своеобразную иерархию, в которой одни акты выполняют роль актов более высокой юридической силы по отношению к другим (например, Конституция обладает высшей юридической силой по отношению к закону или указу Президента, а закон — по отношению к указу Президента и постановлению Правительства). При этом следует знать, что далеко не безразлично, в какой форме реализуется правовая норма, регулирующая те или иные отношения, поскольку тут должен быть жесткий порядок, чтобы предупредить «войну» источников. Например, постановлением Правительства или даже законом нельзя расширять некоторые полномочия исполнительной власти (для этого требуется принять поправку к Конституции в соответствии с предусмотренной процедурой).

Источники конституционного права РФ можно разделить на три группы: 1) федеральное законодательство (конституционные и обычные федеральные законы, нормативные указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, нормативные акты федеральных органов исполнительной власти), внутрифедеральные договоры и соглашения, декларации, судебные решения (акты Конституционного и Верховного судов РФ); 2) законодательство субъектов Федерации — конституции, уставы, законы, правовые акты высших должностных лиц, акты региональных органов исполнительной власти; акты региональных референдумов; 3) акты органов местного самоуправления, включая местные референдумы.

Среди источников конституционного права первое и важнейшее место занимает конституция. Конституция является основным законом любого государства, хотя в писаной форме его может и не быть (например в Великобритании). Особо следует выделить такие источники конституционного права, как: Договоры и соглашения . Следует различать международные договоры и соглашения, заключаемые Российской федерацией с другими суверенными государствами, и внутренние договоры и соглашения, заключаемые между Федерацией и ее субъектами или между субъектами Федерации. Конституция РФ (ч. 4 ст. 15) устанавливает, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Более того, Конституция устанавливает примат международного права по отношению к внутреннему, указывая, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Заключение Российской Федерацией договоров с другими государствами регулируется Федеральным законом о международных договорах Российской Федерации от 15 июля 1995 г. Данным законом устанавливается, что положения официально опубликованных международных договоров РФ, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно.

Для осуществления иных положений международных договоров РФ принимаются соответствующие правовые акты, также этим законом устанавливаются порядок ратификации международных договоров, порядок присоединения РФ к международным договорам, вступление в силу, выполнение, прекращение и приостановление действия международных договоров. Международный договор, следовательно, сам по себе не может изменить Конституцию или действовать в противоречии с ней. Учитывая сложный порядок внесения поправок в Конституцию и пересмотра ее положений, можно предположить, что «неконституционные» договоры будут заключаться крайне редко. Дела о соответствии Конституции РФ международных договоров, не вступивших в силу (или отдельных их положений), разрешаются Конституционным судом Российской Федерации. Если суд признает их не соответствующими Конституции, то такие договоры не подлежат введению в действие и применению.

Признание того или иного акта источником права влечет за собой определенные правовые последствия. Это означает, что такой акт может порождать для граждан какие-то права и обязанности, а следовательно, гражданин вправе требовать защиты своих прав в судебном порядке. Специфика форм, которые присущи нормам конституционного права, состоит не только в их содержании (поскольку конкретному содержанию, как правило, соответствует своя форма), но и в процедуре принятия соответствующих норм. Так, например, закрепление основных прав и свобод граждан может осуществляться только Конституцией и только в соответствии с установленным порядком ее принятия и изменения. Соблюдение порядка оформления правовых норм является важным условием конституционной законности.

теоретических подходах к конституционно-правовой ответственности

Конституционно-правовая ответственность впервые появилась не в правовых актах, а в научных исследованиях, причем по сравнению с другими видами юридической ответственности относительно недавно.

В литературе, посвященной конституционно-правовой ответственности*(1), нашло отражение многообразие существующих позиций по поводу юридической ответственности. Вследствие этого, а также в связи с неоднозначностью восприятия самой конституционно-правовой ответственности имеются серьезные различия в теоретических подходах к этому виду ответственности, отсутствует единство в характеризующем ее категориальном аппарате. Однако можно констатировать, что в отечественной правовой литературе - при всех разногласиях - мнения сходятся в том, что невозможно отрицать как саму необходимость такой ответственности, так и существование целого комплекса мер конституционно-правовой ответственности в российском законодательстве.

Как упоминалось, высказываемые точки зрения о сущности конституционно-правовой ответственности весьма разноречивы, однако в юридической литературе, как правило, признается наличие двух аспектов (видов) конституционно-правовой ответственности - позитивного и негативного (ретроспективного). Ответственность первого вида несут все субъекты конституционно-правовых отношений, ответственность второго вида связана с применением специальных мер воздействия, вытекающих из недолжного поведения субъектов конституционно-правовых отношений*(2).

Сторонники первого считают, что конституционно-правовая ответственность проявляется главным образом в ее позитивной направленности - как ответственное отношение субъектов к своим конституционным обязанностям, добросовестное и эффективное их исполнение*(3). Позитивную направленность конституционно-правовой ответственности ассоциируют с подотчетностью, юридической компетентностью*(4). Однако эти понятия не тождественны, последние непосредственно вытекают из конституционно-правового статуса субъектов и их участия в общественных отношениях.

Представляется, что попытки рассмотрения конституционно-правовой ответственности одновременно с двух позиций могут привести, в том числе, к неприменению мер государственного воздействия к виновным в неправомерном поведении под предлогом несения ими позитивной ответственности.

Ряд авторов отдает предпочтение ретроспективному (негативному) аспекту конституционно-правовой ответственности*(5). При этом конституционно-правовая ответственность понимается как отрицательная оценка деятельности субъекта, в результате чего он испытывает неблагоприятные последствия - ограничение либо лишение политических, юридических или других интересов*(6).

В свою очередь, негативную конституционно-правовую ответственность некоторые исследователи рассматривают в широком и узком смысле. В первом случае - это отдельный вид ответственности, а во втором - любая негативная ответственность за совершение всякого правонарушения*(7). Такой подход, на наш взгляд, является излишне вольным и необоснованным.

Подчеркнем, что, конечно, позитивный и ретроспективный аспекты (виды) ответственности тесно связаны и иногда первый является необходимым условием наступления второго и как бы продолжается в нем. Однако, по нашему мнению, именно в ретроспективном аспекте конституционно-правовая ответственность проявляется наиболее ярко, и именно ретроспективная ответственность не вызывает сомнений как юридическая ответственность. Ретроспективная направленность усиливает воспитательное и правоохранительное значение конституционно-правовой ответственности, ее стимулирующую роль в формировании правомерного поведения и социальной активности субъекта конституционно-правовых отношений. Вряд ли та положительная ответственность, которая сохраняется и в случае ответственного поведения субъекта, может столь же эффективно выполнять указанные функции. При этом не следует вовсе отвергать позитивный аспект как таковой или умалять его значение. Он может и должен быть исследован, но отдельно - как особый вид неюридической ответственности.

В связи с этим, как представляется, следует подходить к конституционно-правовой ответственности прежде всего как к ответственности за поведение, которое отклоняется от модели, предусмотренной диспозицией конституционно-правовой нормы. А учитывая особенности предмета конституционно-правового регулирования, необходимо, на наш взгляд, рассматривать конституционно-правовую ответственность с широких позиций. Причем не столько в смысле предлагаемой двухаспектности, а, главным образом, с точки зрения критериев юридической ответственности. Во-первых, в сфере конституционно-правовой ответственности, возможно не только государственное принуждение. Во-вторых, конституционно-правовые санкции, субъекты и основания конституционно-правовой ответственности по форме и содержанию разнообразнее, чем при любом другом виде юридической ответственности.

Исходя из сказанного, некоторые авторы делают предположение о том, что конституционно-правовая ответственность номинально включает другие самостоятельные виды ответственности (парламентскую, президентскую, правительственную или федеральную и др.) и рассматривают эти виды в качестве самостоятельного явления*(8). Действительно, конституционно-правовая ответственность разнообразна, ибо многовариантны конституционно-правовые отношения. Однако трудно выделить такие особенности, которые необходимы и достаточны для обособления таких видов ответственности в качестве самостоятельных.

2. Конституционно-правовая ответственность - вид юридической ответственности

Справедливо отмечается, что различные виды юридической ответственности, будучи направлены на охрану Конституции, не обретают (пусть даже только в этих пределах) свойств и признаков конституционно-правовой ответственности*(9).

Конституционное право характеризуется наличием собственного потенциала обеспечения действенности своих норм, т.е. собственного института юридической ответственности. Именно он может и должен стать, по сути, ведущим институтом и тем самым предопределять конкретные параметры других институтов конституционного права. Более того, только при наличии самостоятельной ответственности - как решающем условии и первоначальном основании самостоятельности отрасли - конституционное право приобретает достаточно убедительное свидетельство собственной полноты и внутренней завершенности.

Особенности конституционно-правовой ответственности и соответственно ее обособление как самостоятельного вида юридической ответственности объясняются предметом и методом конституционно-правового регулирования общественных отношений; функциями, которые выполняет конституционное право в общей системе права; спецификой статуса субъектов конституционно-правовых отношений; особенностями юридической природы неправомерного поведения в конституционно-правовой сфере; характером конституционных предписаний, на базе которых возникает ответственность; особой процедурой ее реализации.

Конституционно-правовая ответственность - это самостоятельный вид юридической ответственности, осуществление мер которой (в виде различного рода неблагоприятных последствий для субъектов) не только устанавливается конституционно-правовыми нормами, но и направлено, прежде всего, на защиту конституционно-правовых отношений. Ее конституционное и законодательное признание и установление как одного из видов юридической ответственности будет повышать эффективность конституционно-правовых норм, усиливать их влияние на общественно-политическую практику, т.е. способствовать решению одной из самых актуальных проблем конституционного права.

Рассматриваемый вид ответственности предстает в единстве общесистемных признаков, присущих юридической ответственности в целом, а также тех свойств и качеств, которые указывают на ее своеобразие как относительно самостоятельного правового явления. Общие признаки юридической ответственности специфически преломляются применительно к конституционно-правовой ответственности. Вместе с тем, конституционно-правовая ответственность не может быть полным аналогом других видов юридической ответственности, поскольку содержание ответственности должно быть адекватно содержанию соответствующих общественных отношений, по крайней мере, между ними не должно быть несоответствий.

С учетом общесистемных признаков юридической ответственности конституционно-правовую ответственность, наступающую в большинстве случаев, можно определить следующим образом. Это закрепленная конституционно-правовыми нормами обязанность субъекта конституционно-правовых отношений отвечать за несоответствие своего юридически значимого поведения тому, которое предписано ему этими нормами, обеспечиваемая возможностью применения уполномоченной инстанцией мер государственного (или приравненного к нему общественного) воздействия.

Одной из основных функций конституционно-правовой ответственности является восстановительная. Наряду с этим она, как и всякая юридическая ответственность, осуществляет карательную (штрафную) функцию в отношении субъектов, допустивших недолжное поведение в сфере конституционно-правовых отношений. Разумеется, конституционно-правовая ответственность выполняет также стимулирующую (организационную) функцию, поскольку побуждает участников конституционно-правовых отношений к должному поведению. Способствуя предотвращению возможных в будущем конституционных деликтов, конституционно-правовая ответственность выполняет и предупредительно-воспитательную (превентивную) функцию.

Отдельно следует рассмотреть соотношение конституционно-правовой ответственности с другими видами юридической ответственности, от которых она отличается по многим позициям.

Наиболее сложно отграничить конституционно-правовую ответственность от иных видов юридической ответственности в публично-правовой сфере - административной и уголовной. Вместе с тем, представляет интерес ее соотношение с гражданско-правовой ответственностью, чему даже посвящаются специальные исследования*(10).

Конституционно-правовая ответственность в нашей стране наступает на основе норм Конституции РФ и федеральных конституционных законов, также в качестве комплексного института конституционного права она устанавливается и другими его источниками, в том числе федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации и подзаконными актами. Заметим, что сейчас уголовная ответственность устанавливается только федеральным законом. Имеются и особенности в самом закреплении конституционно-правовой ответственности: например, в отличие от других видов юридической ответственности, возможны случаи, когда описана санкция, но не определено основание ответственности, и наоборот*(11).

Субъектами конституционно-правовой ответственности выступают как физические лица, так и коллективные образования; уголовной - только физические; административной - физические и юридические лица. Физические лица как субъекты конституционно-правовой ответственности представлены гражданами, иностранными гражданами, лицами без гражданства, должностными лицами и др. В качестве коллективных образований выступают государственные органы, негосударственные органы и объединения и др.

Основание конституционно-правовой ответственности (конституционный деликт) существенно отличается не только от основания уголовной ответственности (преступления), но и от других правонарушений (деликтов) - административных, дисциплинарных, гражданско-правовых. Вместе с тем, основанием конституционно-правовой ответственности может являться не только не соответствующее нормам конституционного права поведение, но и наступление иных обстоятельств, прямо предусмотренных конституционно-правовыми нормами. Так, конституционно-правовая ответственность может возлагаться за деяния других субъектов. Примером здесь служит ответственность кандидатов за действия их уполномоченных лиц в соответствии с подп."в" п.2 ст.91 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации"*(12).

Предусмотренные за конституционные деликты меры конституционно-правовой ответственности (конституционно-правовые санкции*(13)) далеко не совпадают с наказаниями за преступления и административными наказаниями, установленными за административные правонарушения. Так, лишение прав допускают как уголовное и административное, так и конституционное право (правда, только основных). Однако в ряде случаев применение уголовных или административных санкций невозможно в силу различных конституционно-правовых иммунитетов (которыми обладают, например, глава государства и парламентарии). Как известно, денежные взыскания (штрафы) являются довольно распространенной мерой ответственности: они используются в гражданском, административном, уголовном и международном праве. Высказана идея об установлении и конституционных штрафов*(14). Безусловно, штраф, предусмотренный санкциями конституционно-правовых норм, будет оказывать негативное воздействие на лицо, совершившее конституционный деликт, подтверждая упрек государства, и влечь существенные материальные последствия, которые могут сделать крайне невыгодным совершение некоторых деликтов. Однако такая мера не может быть отнесена к числу основных конституционно-правовых санкций, более того, ее отсутствие свидетельствует о том, что законодатель не считает штраф эффективным видом конституционно-правовых санкций.

Конституционно-правовые санкции применяются широким кругом уполномоченных субъектов (инстанциями ответственности) - органами законодательной, исполнительной, судебной*(15) власти, местного самоуправления, должностными лицами, гражданами и др. - в отношении неподчиненных и неподотчетных им субъектов, тем самым отличаясь от дисциплинарных взысканий.

Принудительный характер юридической ответственности применительно к конституционно-правовой ответственности проявляется не только в государственном принуждении, но и в ином приравненном к нему публичном (общественном)*(16). Конечно, такое публичное (общественное) принуждение так же, как и государственное, осуществляется на основе конституционно-правовых норм (или при их санкционировании*(17)) и, как правило, под государственным контролем. Цель принудительной деятельности достигается путем воздействия на политическую, моральную, организационную и имущественную сферу конкретного субъекта конституционно-правовых отношений.

Проблема реализации конституционно-правовой ответственности решается непросто, и к важнейшим относится вопрос об инстанции (субъекте юрисдикции). Кто-то должен констатировать наступление конституционно-правовой ответственности в отношении соответствующего субъекта. В ином случае невозможно привлечь к конституционно-правовой ответственности. Если инстанция ответственности (субъект юрисдикции) не установлена - нет и самой ответственности. В связи с этим при закреплении конституционно-правовой ответственности должны быть четко указаны не только субъект ответственности, основание, меры воздействия, но и обязательно - инстанция.

Судебный порядок реализации конституционно-правовой ответственности представляется наиболее целесообразным, поскольку востребование суда как независимого и беспристрастного по своей природе и в качестве такового участвующего в решении вопросов о применении мер конституционно-правовой ответственности предполагает соблюдение конституционных гарантий правосудия. Более того, внесудебный порядок применения ряда мер конституционно-правовой ответственности послужил основанием для признания Конституционным Судом РФ не соответствующими Конституции законодательных положений, закрепляющих такой порядок*(18).

3. Конституционно-правовое регулирование в России и за рубежом

Очевидно, что без четкого отражения конституционно-правовой ответственности в нормативных правовых актах будет крайне затруднено развитие как теории юридической ответственности в конституционной сфере, так и ее практическое воплощение.

В российском законодательстве, несмотря на установление отдельных мер конституционно-правовой ответственности, соответствующий термин не используется*(19). Конституция России прямо не признает конституционно-правовую ответственность в качестве отдельного института. Показательно и то, что слово "ответственность" употребляется лишь в трех ее статьях: ст.41, 54, 122, причем в последней речь идет исключительно об уголовной ответственности.

Вместе с тем, необходимость адекватных мер воздействия на субъекты конституционно-правовых отношений в целях защиты Конституции России вытекает непосредственно из закрепленных ею основ конституционного строя Российской Федерации как демократического правового государства, обязанного обеспечивать признание, соблюдение и защиту целого комплекса конституционных ценностей: прав и свобод личности, суверенитета, государственной целостности, единства системы государственной власти, единства экономического пространства и т.д. Поэтому законодатель должен установить контрольный механизм, который обеспечивал бы эффективное исполнение всеми субъектами конституционно-правовых отношений их конституционной обязанности - соблюдение Конституции и федеральных законов и недопущение не соответствующего им поведения. Такой контрольный механизм в случае невыполнения субъектами конституционно-правовых отношений указанной обязанности не может не предполагать наступления для них негативных последствий, включая, безусловно, меры конституционно-правовой ответственности.

Поскольку в России нет прямого (однозначного) конституционного и законодательного указания на конституционно-правовую ответственность, исключительную важность в ее развитии приобретают правовые позиции Конституционного Суда РФ, который в отличие от законодателя использует термин "конституционно-правовая ответственность" и признает наличие ее мер в федеральных законах*(20). Конституционным Судом РФ на основе Конституции РФ сформулирован ряд принципов, которыми должен руководствоваться законодатель при регулировании конституционно-правовой ответственности. Так, Конституционный Суд последовательно проводит принцип определенности основания ответственности - четкого установления всех элементов состава конституционного деликта, чтобы избежать неоднозначного понимания и, следовательно, ошибок при применении. Из правовых позиций Конституционного Суда следует, что меры конституционно-правовой ответственности должны соответствовать требованиям справедливости и соразмерности. Санкции должны соизмеряться с конституционно установленными целями и ценностями, а также с характером совершенного конституционного деликта и иными факторами. Отступление в законодательных актах от указанных конституционных постулатов ведет к признанию Конституционным Судом таких актов не соответствующими Конституции РФ*(21).

В отечественной юридической литературе поднимается вопрос о необходимости специального закона о конституционно-правовой ответственности. Предлагается принятие как единого "своеобразного конституционного кодекса"*(22), так и специальных федеральных законов, посвященных конституционно-правовой ответственности в отдельных сферах. Предполагаемая цель всех этих актов - конкретизировать конституционные нормы по аналогии с тем, как это делается по отношению к другим видам юридической ответственности.

Частично такие идеи нашли отражение в федеральном законодательстве. Анализируя российские нормативные правовые акты, можно сделать вывод о том, что конституционно-правовая ответственность имеет собственную правовую основу. В частности, вопросы конституционно-правовой ответственности затронуты в федеральных конституционных законах - например, "О Конституционном Суде Российской Федерации"*(23) (ст.17, 18, 80), "О Правительстве Российской Федерации"*(24) (ст.33, 43, 44), а также в федеральных законах - например, "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации"*(25) (ст.48, 49), "О политических партиях" (ст.9, 20, 27, 37-43), "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации"*(26) (ст.25, 32, 64), "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации"*(27) (ст.40, 44, 47, 91) и др.

Ярким примером является установление мер федерального воздействия в отношении органов государственной власти субъектов федерации, закрепленных в Федеральном законе "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации"*(28) (ст.3.1, 9, 19, 29, 29.1). Как известно, конституционность ряда соответствующих мер воздействия - досрочного прекращения полномочий (роспуска) законодательного (представительного) органа и отрешения высшего должностного лица (руководителя высшего исполнительного органа) от должности - ставилась под сомнение. Вероятно, это произошло из-за того, что Конституция России не только не регулирует порядок применения таких мер, но и вовсе о них не упоминает. Однако Конституционный Суд РФ признал соответствующими Конституции закрепленные в федеральном законодательстве меры федерального воздействия в отношении органов государственной власти субъектов федерации, указав, что они представляют собой конституционно обусловленный комплексный правовой институт*(29).

Вместе с тем, правовая позиция Конституционного Суда РФ в отношении положений Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", устанавливающих эти меры ответственности, представляется неоднозначной. Конституционный Суд признал соответствие всех обжалуемых мер Конституции, поскольку федеральным законом в качестве обязательного элемента их применения предусматриваются судебные процедуры. Одновременно Суд еще раз подтвердил, что в силу норм Конституции он является единственной судебной инстанцией, которая уполномочена окончательно разрешать публично-правовые споры о соответствии Конституции РФ. Из названного закона следует, что применение рассматриваемых мер воздействия возможно на основании решения "соответствующего суда", но Конституционный Суд решил, что соответствующим в данном случае является только он сам. Другое истолкование норм о таких мерах воздействия, по мнению Конституционного Суда, не вытекает и не может вытекать из данного Федерального закона, поскольку оно не соответствовало бы Конституции*(30) . Таким образом, без окончательного решения Конституционного Суда все остальные судебные решения, констатирующие соответствующие нарушения Конституции и федерального законодательства, не имеют юридического значения, поскольку не могут служить основанием для применения указанных мер воздействия. Вследствие этого механизм реализации таких мер воздействия приобретает, видимо, несколько иное содержание, чем задумывал законодатель, он становится более громоздким и поэтому менее эффективным и сложно реализуемым.

Казалось бы, признание отдельных мер воздействия в отношении органов государственной власти и высших должностных лиц субъектов федерации соответствующими Конституции позволяет согласиться с некоторыми исследователями, которые предлагают закрепить на уровне федерального закона институт федерального вмешательства (интервенции)*(31) (подобный существующим в Бразилии или ФРГ). Однако указанная правовая позиция Конституционного Суда вовсе не позволяет таким образом решить вопрос о федеральном вмешательстве, т.е. установлением в федеральном законе мер конституционно-правового воздействия по отношению к субъекту федерации в целом. Предлагается, например, введение особого режима правления на территории субъекта Российской Федерации, или прямого федерального правления, или федерального правления в отдельной сфере общественных отношений, находящейся в ведении субъекта Российской Федерации*(32.) Все это может рассматриваться как нарушение конституционного статуса субъекта Российской Федерации, так как нарушается стабильность государственной власти такого субъекта, в частности, формируется федеральная администрация, глава которой назначается Президентом РФ. Подобные меры требуют исключительно конституционного регулирования, следовательно, надо вносить поправки в Конституцию РФ. По тем же причинам проблематично и принятие "конституционного кодекса". Впоследствии, когда институт конституционно-правовой ответственности в России обретет четкие контуры и при необходимых изменениях Конституции РФ, можно будет - по аналогии, например, с административной ответственностью - кодифицировать меры конституционно-правовой ответственности.

В противоположность российской практике, за рубежом встречается прямое конституционное и законодательное закрепление конституционно-правовой ответственности в качестве особого вида ответственности. Так, Конституция Польши*(33) прямо предусмотрела конституционно-правовую ответственность: в ст.198 указаны лица, которые несут "за нарушение Конституции или закона в связи с занимаемой должностью или в сфере исполнения своих служебных обязанностей конституционную ответственность". В статье 142 Федерального конституционного закона Австрии*(34) устанавливается "предусмотренная Конституцией ответственность" верховных органов Федерации и земель, их должностных лиц за допущенные правонарушения. Изучение зарубежного опыта правового регулирования вопросов конституционно-правовой ответственности имеет не только теоретическое, но и прикладное значение. Однако в вопросе заимствования моделей конституционно-правовой ответственности, позитивно себя зарекомендовавших за рубежом, необходимо проявлять осторожность, а также учитывать совместимость реципируемых норм и российских правовых реалий. Поэтому речь не может идти о простом механическом использовании иностранных конституционно-правовых конструкций.

1.2 Конституционно-правовая ответственность - вид юридической ответственности / Правовое регулирование конституционной ответственности в Российской Федерации

Справедливо отмечается, что различные виды юридической ответственности, будучи направлены на охрану Конституции, не обретают (пусть даже только в этих пределах) свойств и признаков конституционно-правовой ответственности[1].

Конституционное право характеризуется наличием собственного потенциала обеспечения действенности своих норм, т.е. собственного института юридической ответственности. Именно он может и должен стать, по сути, ведущим институтом и тем самым предопределять конкретные параметры других институтов конституционного права. Более того, только при наличии самостоятельной ответственности - как решающем условии и первоначальном основании самостоятельности отрасли - конституционное право приобретает достаточно убедительное свидетельство собственной полноты и внутренней завершенности.

Особенности конституционно-правовой ответственности и соответственно ее обособление как самостоятельного вида юридической ответственности объясняются предметом и методом конституционно-правового регулирования общественных отношений; функциями, которые выполняет конституционное право в общей системе права; спецификой статуса субъектов конституционно-правовых отношений; особенностями юридической природы неправомерного поведения в конституционно-правовой сфере; характером конституционных предписаний, на базе которых возникает ответственность; особой процедурой ее реализации.

Конституционно-правовая ответственность - это самостоятельный вид юридической ответственности, осуществление мер которой в виде различного рода неблагоприятных последствий для субъектов не только устанавливается конституционно-правовыми нормами, но и направлено, прежде всего, на защиту конституционно-правовых отношений. Ее конституционное и законодательное признание и установление как одного из видов юридической ответственности будет повышать эффективность конституционно-правовых норм, усиливать их влияние на общественно-политическую практику, т.е. способствовать решению одной из самых актуальных проблем конституционного права.

Рассматриваемый вид ответственности предстает в единстве общесистемных признаков, присущих юридической ответственности в целом, а также тех свойств и качеств, которые указывают на ее своеобразие как относительно самостоятельного правового явления. Общие признаки юридической ответственности специфически преломляются применительно к конституционно-правовой ответственности. Вместе с тем, конституционно-правовая ответственность не может быть полным аналогом других видов юридической ответственности, поскольку содержание ответственности должно быть адекватно содержанию соответствующих общественных отношений, по крайней мере, между ними не должно быть несоответствий.

С учетом общесистемных признаков юридической ответственности конституционно-правовую ответственность, наступающую в большинстве случаев, можно определить следующим образом. Это закрепленная конституционно-правовыми нормами обязанность субъекта конституционно-правовых отношений отвечать за несоответствие своего юридически значимого поведения тому, которое предписано ему этими нормами, обеспечиваемая возможностью применения уполномоченной инстанцией мер государственного или приравненного к нему общественного воздействия[2].

Одной из основных функций конституционно-правовой ответственности является восстановительная. Наряду с этим она, как и всякая юридическая ответственность, осуществляет карательную (штрафную) функцию в отношении субъектов, допустивших недолжное поведение в сфере конституционно-правовых отношений. Разумеется, конституционно-правовая ответственность выполняет также стимулирующую (организационную) функцию, поскольку побуждает участников конституционно-правовых отношений к должному поведению. Способствуя предотвращению возможных в будущем конституционных деликтов, конституционно-правовая ответственность выполняет и предупредительно-воспитательную (превентивную) функцию.

Немаловажной является и регулятивная функция конституционной ответственности. Например, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 11 декабря 1998 г. "По делу о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации"[3] специально указывается: "Президент Российской Федерации, согласно Конституции Российской Федерации, является главой государства... Именно этим обусловлены полномочия Президента Российской Федерации по формированию Правительства Российской Федерации, определению направлений его деятельности и контролю за ней, а также конституционная ответственность Президента Российской Федерации за деятельностью Правительства Российской Федерации. Отсюда вытекает и роль Президента Российской Федерации в определении персонального состава Правительства Российской Федерации, в том числе в выборе кандидатуры и назначении на должность Председателя Правительства Российской Федерации". Как следует из Постановления, речь в нем идет не только о негативной, но и о позитивной ответственности.

Конституционная ответственность, как и иные виды юридической ответственности, едина, но имеет две формы реализации - добровольную (позитивную) и государственно-принудительную (негативную). Следовательно, конституционная ответственность призвана не только покарать за совершенный конституционный деликт, но и закрепить, урегулировать общественные отношения, сформировать правомерную деятельность субъектов конституционной ответственности. Эти цели конституционной ответственности обусловливают выделение регулятивной функции конституционной ответственности в системе ее функций. Регулятивная функция конституционной ответственности призвана закрепить и упорядочить общественные отношения. Она направлена на формирование поведения, деятельности субъектов конституционной ответственности, которые могут быть как индивидуальными, так и коллективными.

К индивидуальным субъектам конституционной ответственности относятся: Президент РФ, члены Федерального Собрания, главы субъектов РФ, члены Конституционного Суда, Уполномоченный по правам человека, члены Правительства, Председатель Счетной палаты и его заместитель, Генеральный прокурор, главы органов местного самоуправления, депутаты законодательных органов субъектов РФ. К коллективным субъектам конституционной ответственности относятся: государство в целом, субъекты РФ, исполнительные и законодательные органы субъектов РФ, Правительство РФ, Государственная Дума, Совет Федерации, органы местного самоуправления.

Выделяя органы местного самоуправления в качестве субъектов конституционной ответственности, мы исходим из следующего. Во-первых, правовые основы деятельности органов местного самоуправления закреплены в Конституции РФ (гл. 8). Во-вторых, государство делегировало органам местного самоуправления часть своих полномочий (ст. 132). В-третьих, Конституционный Суд в своем Постановлении признал ответственность органов местного самоуправления и их должностных лиц соответствующей Конституции РФ[4].

Регулятивная функция конституционной ответственности призвана урегулировать общественные отношения таким образом, чтобы, во-первых, субъектами конституционной ответственности признавались, соблюдались и защищались права и свободы человека и гражданина, во-вторых, соблюдались и защищались народовластие, верховенство Конституции, политическая система и иные основы конституционного строя РФ. Общественные отношения, складывающиеся в этих сферах, в обобщенном виде составляют объект воздействия регулятивной функции конституционной ответственности[5]. Они поддаются конкретизации. Например, регулятивная функция участвует в закреплении и реализации правового статуса Президента РФ. "Президент РФ является гарантом Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина. В установленном Конституцией РФ порядке он принимает меры по охране суверенитета РФ, ее независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти" (ч. 2 ст. 80). Закрепляя обязанности Президента, регулятивная функция конституционной ответственности регулирует поведение высшего должностного лица, оформляя правоотношения, участником которых он является. Усиление регулирующей функции публичного права выражается в формулировании четких правил поведения для высших должностных лиц, за невыполнение которых они должны нести конституционную ответственность[6]. В качестве объектов регулятивной функции выступают действия государства, государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц. Формируя правомерное поведение субъектов конституционной ответственности, регулятивная функция в конечном итоге упорядочивает конституционные отношения, складывающиеся между государством и человеком, между различными ветвями власти и т.д.

Объектом воздействия регулятивной функции конституционной ответственности выступают отношения, опосредующие высшие социальные ценности, в качестве которых признаны человек, его права и свободы, народовластие, суверенитет РФ, федерализм, осуществление государственной власти на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. В обобщенном виде объектом выступают конституционный строй, его важнейшие структурные элементы, конституционная законность и правопорядок[7]. Регулятивная функция выступает одним из средств лучшей организации работы компетентных государственных органов, должностных лиц, она обеспечивает должное поведение субъектов государственно-правовых отношений[8].

Конституционные обязанности, запреты, дозволения выступают способами осуществления регулятивной функции конституционной ответственности. В результате формулирования обязанностей, запретов, дозволений формируются составы правомерного конституционного поведения.

Конституция РФ содержит обязанности, выявляющие связь и ответственность государства, его должностных лиц перед гражданами. Вот некоторые из них: органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица обязаны соблюдать Конституцию РФ (ч. 2 ст. 15); "каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц" (ст. 53); "в РФ не должны издаваться законы, отменяющие права и свободы человека" (ч. 2 ст. 55); "РФ гарантирует своим гражданам защиту и покровительство за ее пределами" (ч. 2 ст. 61). Юридическая техника Основного закона своеобразна, мы можем прямо и не встретить в некоторых случаях указания на обязанность, т.к. ее необходимо выводить логическим путем.

Гарантия защиты и покровительства граждан РФ за пределами России - это есть обязанность государства, которая задает направление деятельности государственных органов, регулирует их деятельность. Обязанностью законодателя является принятие таких законов, которые соответствуют Конституции, не умаляют права и свободы человека и гражданина. Обязанностью Президента в случае принятия такого закона является его отклонение, неподписание. В таких действиях проявляется ответственность, которую должностные лица добровольно возложили на себя, взявшись управлять государством, охранять права и свободы человека и гражданина. Через общие правоотношения реализуются основные, естественные права человека, зафиксированные в известных международных документах: российской Декларации прав человека и гражданина, в Конституции РФ. Государство обязано соблюдать и защищать эти права, а граждане, в свою очередь, должны строить свое поведение в соответствии с требованиями Основного закона, блюсти общий интерес, исполнять свой долг, уважать права друг друга[9].

Органы государственной власти в силу признания прав и свобод человека и гражданина в РФ высшей ценностью обязаны принимать такие решения, т.е. законы, подзаконные акты, которые соответствуют Конституции РФ. Регулятивное воздействие норм конституционной ответственности распространяется на отношения между государством и гражданином. Н.И. Матузов указывает на существование взаимной связанности и ответственности между государством и гражданами. Без ответственности государства перед гражданами невозможно построение гражданского общества и правового государства. Субъекты, включенные в правовую сферу, являются взаимно связанными между собой, с одной стороны, правомочиями и притязаниями, с другой - обязательствами и ответственностью[10]. Юридическая ответственность - это один из гарантов личных и общественных ценностей, правопорядка. Подтверждает это ст. 2 Конституции РФ: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью".

Одним из признаков правового государства выступает взаимная ответственность государства и личности. В правовом обществе гражданин должен обладать такой же возможностью принуждения должностных лиц к точному исполнению правовых норм, какой обладают должностные лица в отношении к гражданам. Когда эта возможность станет реальностью, тогда действительно юридическая ответственность будет признана важной социальной ценностью, фактором развития общества. Правовым будет государство, которое признает для себя обязательными создаваемые им же, как законодателем, нормы юридической ответственности. Такое государство в осуществлении своих функций связано с правовой ответственностью[11].

Конституционное законодательство свидетельствует об ответственности субъектов РФ. В ст. 1 ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ"[12] провозглашен принцип верховенства Конституции РФ и федеральных законов на всей территории РФ. Из этого принципа вытекает обязанность законодательных и исполнительных органов субъектов РФ принимать нормативно-правовые акты, соответствующие Конституции РФ и федеральным законам. Эта обязанность направлена на регулирование деятельности представительных и исполнительных органов субъектов РФ, а реализуется она в конституционно-правомерном поведении представительных и исполнительных органов субъектов РФ.

Другой регулирующий аспект конституционной ответственности проявляется в обязанностях правительства добросовестно исполнять предусмотренные обязанности. С одной стороны, Президент имеет право отправить Правительство в отставку, а с другой - Государственная Дума может выразить ему недоверие. Выражение недоверия и отставка Правительства являются серьезными санкциями.

Сущность конституционной ответственности заключается в установлении системы реальных гарантий против концентрации власти в одной из ее ветвей либо в руках одного высшего должностного лица путем установления мер наказания[13].

Регулятивная функция конституционной ответственности обладает одной отличительной особенностью, которая выделяет ее среди других функций юридической ответственности. Она предопределяет деятельность законодателя по установлению других видов юридической ответственности, оказывая тем самым влияние на формирование и функционирование института юридической ответственности в целом.

На базе конституционного законодательства формируются все иные отраслевые институты юридической ответственности и при этом определяется их развитие в нужном для государства и общества направлении (регулятивная функция конституционной ответственности)[14].

Например, закрепление в Конституции РФ обязанности государства по возмещению вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53 Конституции РФ), предопределило закрепление в ГК РФ[15] ответственности государства и признание государства субъектом гражданско-правовых отношений. Ограничение случаев применения смертной казни (ст. 20 Конституции РФ), в свою очередь, повлекло изменение уголовного законодательства.

Другой пример, подчеркивающий значение регулятивного воздействия конституционной ответственности. В ст. 42 Конституции РФ закреплены права человека и гражданина на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением. Этому праву граждан соответствует обязанность Правительства по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране общественного порядка, борьбе с преступностью (п. "е" ч. 1 ст. 114) и обязанность Федерального Собрания принимать нормативно-правовые акты, направленные на регулирование экологических отношений и возмещение вреда в случае совершения экологического правонарушения. В Постановлении Конституционного Суда РФ "По делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. "О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС"[16] обращается внимание на то, что в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС были существенно нарушены не только права на благоприятную окружающую среду, но и другие конституционные права и интересы граждан, связанные с охраной жизни, здоровья, жилища, имущества, выбором места пребывания. Это порождает особый характер отношений между гражданином и государством, заключающийся в том, что государство принимает на себя обязанность возмещения такого вреда, который, исходя из его масштабов и числа пострадавших, не может быть возмещен в порядке, установленном гражданским, административным и другим законодательством. Это положение Конституционного Суда еще раз подчеркивает конституционную ответственность государства за взятые на себя обязательства, а принятие таких законов, направленных на возмещение причиненного вреда, как раз и обусловлено регулятивным воздействием конституционной ответственности.

Отдельно следует рассмотреть соотношение конституционно-правовой ответственности с другими видами юридической ответственности, от которых она отличается по многим позициям.

Наиболее сложно отграничить конституционно-правовую ответственность от иных видов юридической ответственности в публично-правовой сфере - административной и уголовной. Вместе с тем, представляет интерес ее соотношение с гражданско-правовой ответственностью, чему даже посвящаются специальные исследования[17].

Конституционно-правовая ответственность в нашей стране наступает на основе норм Конституции РФ и федеральных конституционных законов, также в качестве комплексного института конституционного права она устанавливается и другими его источниками, в том числе федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации и подзаконными актами. Заметим, что сейчас уголовная ответственность устанавливается только федеральным законом. Имеются и особенности в самом закреплении конституционно-правовой ответственности: например, в отличие от других видов юридической ответственности, возможны случаи, когда описана санкция, но не определено основание ответственности, и наоборот.

Субъектами конституционно-правовой ответственности выступают как физические лица, так и коллективные образования; уголовной - только физические; административной - физические и юридические лица. Физические лица как субъекты конституционно-правовой ответственности представлены гражданами, иностранными гражданами, лицами без гражданства, должностными лицами и др. В качестве коллективных образований выступают государственные органы, негосударственные органы и объединения и др.

Основание конституционно-правовой ответственности -конституционный деликт существенно отличается не только от основания уголовной ответственности - преступления, но и от других правонарушений - деликтов - административных, дисциплинарных, гражданско-правовых. Вместе с тем, основанием конституционно-правовой ответственности может являться не только не соответствующее нормам конституционного права поведение, но и наступление иных обстоятельств, прямо предусмотренных конституционно-правовыми нормами. Так, конституционно-правовая ответственность может возлагаться за деяния других субъектов.

Предусмотренные за конституционные деликты меры конституционно-правовой ответственности - конституционно-правовые санкции[18] далеко не совпадают с наказаниями за преступления и административными наказаниями, установленными за административные правонарушения. Так, лишение прав допускают как уголовное и административное, так и конституционное право, правда, только основных. Однако в ряде случаев применение уголовных или административных санкций невозможно в силу различных конституционно-правовых иммунитетов (которыми обладают, например, глава государства и парламентарии). Как известно, денежные взыскания - штрафы являются довольно распространенной мерой ответственности: они используются в гражданском, административном, уголовном и международном праве. Высказана идея об установлении и конституционных штрафов[19]. Безусловно, штраф, предусмотренный санкциями конституционно-правовых норм, будет оказывать негативное воздействие на лицо, совершившее конституционный деликт, подтверждая упрек государства, и влечь существенные материальные последствия, которые могут сделать крайне невыгодным совершение некоторых деликтов. Однако такая мера не может быть отнесена к числу основных конституционно-правовых санкций, более того, ее отсутствие свидетельствует о том, что законодатель не считает штраф эффективным видом конституционно-правовых санкций.

Конституционно-правовые санкции применяются широким кругом уполномоченных субъектов - инстанциями ответственности - органами законодательной, исполнительной, судебной власти, местного самоуправления, должностными лицами, гражданами и др. - в отношении неподчиненных и неподотчетных им субъектов, тем самым отличаясь от дисциплинарных взысканий. Вместе с тем, возможно создание специализированных, квазисудебных органов для этих целей.

Принудительный характер юридической ответственности применительно к конституционно-правовой ответственности проявляется не только в государственном принуждении, но и в ином приравненном к нему публичном - общественном. Конечно, такое публичное принуждение так же, как и государственное, осуществляется на основе конституционно-правовых норм или при их санкционировании*(17)) и, как правило, под государственным контролем. Так, согласно ст.21 Федерального закона "О политических партиях"[20], устав политической партии должен содержать основания и порядок отзыва выдвинутых политической партией кандидатов, зарегистрированных кандидатов в депутаты и на иные выборные должности в органах государственной власти и органах местного самоуправления.

Цель принудительной деятельности достигается путем воздействия на политическую, моральную, организационную и имущественную сферу конкретного субъекта конституционно-правовых отношений.

Проблема реализации конституционно-правовой ответственности решается непросто, и к важнейшим относится вопрос об инстанции - субъекте юрисдикции. Кто-то должен констатировать наступление конституционно-правовой ответственности в отношении соответствующего субъекта. В ином случае невозможно привлечь к конституционно-правовой ответственности. Если инстанция ответственности - субъект юрисдикции не установлена - нет и самой ответственности. В связи с этим при закреплении конституционно-правовой ответственности должны быть четко указаны не только субъект ответственности, основание, меры воздействия, но и обязательно - инстанция.

Судебный порядок реализации конституционно-правовой ответственности представляется наиболее целесообразным, поскольку востребование суда как независимого и беспристрастного по своей природе и в качестве такового участвующего в решении вопросов о применении мер конституционно-правовой ответственности предполагает соблюдение конституционных гарантий правосудия. Более того, внесудебный порядок применения ряда мер конституционно-правовой ответственности послужил основанием для признания Конституционным Судом РФ не соответствующими Конституции законодательных положений, закрепляющих такой порядок.

Таким образом, можно сделать вывод, что конституционная ответственность является видом юридической ответственности, выполняющей охранительную, регулятивную, стимулирующую и восстановительную функции в сфере конституционно-правовых отношений.

Следующая глава будет посвящена рассмотрению конституционно-правовой ответственности как правового института отрасли конституционного права.

Конституционное право как отрасль права, отраслевая юридическая наука и учебная дисциплина

1.1. Конституционное право как отрасль права

Конституционное право понимается в трех значениях.

1. Конституционное право как отрасль права.

2. Конституционное право как юридическая отраслевая наука.

3. Конституционное право как учебная дисциплина.

Конституционное право как отрасль — одна из многочисленных отраслей российского права, имеющая свой предмет и свои методы правового регулирования. В общей теории права под предметом правового регулирования понимают общественные отношения, которые регулирует та или иная отрасль права, а метод правового регулирования — это способ, при помощи которого регулируются общественные отношения, входящие в предмет правового регулирования.

Предметом конституционно-правового регулирования являются общественные отношения, обусловленные конституционным строем. Сам конституционный строй представляет собой такое устройство общественной жизни, при котором признаются, соблюдаются и защищаются права и свободы человека и гражданина, а государственная власть осуществляется на основе разделения властей.

Сами наименования «конституционное право» и «конституционный строй» связаны с понятием «конституция». Под конституцией обычно понимают писаный, кодифицированный (единый) нормативно-правовой акт, принимаемый либо путем референдума, либо законодательным органом, либо учредительным собранием.

Конституция обладает высшей юридической силой в стране. Все остальные правовые нормы, заключенные в законах и иных источниках права, должны вытекать из конституции, соответствовать и не противоречить ей. Однако это хотя и наиболее распространенное и в большинстве случаев правильное определение, но далеко не единственное.

Во многих странах конституция отсутствует, например, в Великобритании, Германии, Австрии, Швеции, Израиле и в некоторых других. Тем не менее конституционное право в них существует. Конституция может пониматься и в ином смысле. Кроме того, существуют другие, помимо конституции, источники конституционного права.

Само слово «конституция» имеет латинское происхождение. По латыни «constitutio » — это установление, предписание, норма. Но конституции в Древнем Риме имели совсем иное значение. Это были императорские конституции, которые предоставляли римское гражданство определенным группам лиц, строившим в Риме жилые дома или занимавшимся не менее трех лет пекарским ремеслом,т. е. являлись даже не нормативно-правовыми актами, а индивидуальными актами применения права.

Термин «конституция» получил новое значение в период буржуазных революций конца XVII–XVIII вв. в Западной Европе и Войны за независимость в Северной Америке, когда передовая общественная мысль выдвинула требования принятия основного закона, т. е. конституции, для ликвидации абсолютной монархии и произвола со стороны государства, для обеспечения естественных и иных прав человека. Эти требования отразились в главном документе французской революции — Декларации прав человека и гражданина 1789 г., которая до сих пор считается составной частью Конституции Франции. В ст. 16 этой Декларации было записано: «Общество, в котором не обеспечено пользование правами и не проведено разделение власти, не имеет конституции ».

В 1776 г. в британской колонии Нью-Гемпшир впервые в мировой истории был принят законодательный акт под названием «конституция», обладающий высшей юридической силой. Впоследствии такие же конституции были приняты в других колониях Северной Америки — штатах, которые с 1787 г. стали объединяться в единое федеративное государство — США. В этом же году была принята федеральная конституция США, которая считается старейшей национальной конституцией в мире, так как Нью-Гемпшир и другие штаты вошли в состав Соединенных Штатов.

В 1791 г. принимается первая конституция Франции. В этом же году — конституция Польши. В XIX в. подобные законодательные акты — конституции появляются в большинстве стран Европы. В ХХ в. этот процесс охватил практически все страны мира.

Так сложилось два взаимодополняющих понимания конституции. Во-первых, это законодательный акт, обладающий высшей юридической силой в стране. Во-вторых, это устройство общественной жизни, при котором признаются, соблюдаются и защищаются права и свободы человека и гражданина, а государственная власть осуществляется на основе разделения властей. В последнем случае понятие «конституция» равнозначно понятию «конституционный строй».

Взаимодополняемость двух понятий конституции означает, что не во всех странах, в которых есть законодательный акт под названием «конституция», установлен конституционный строй (например при антидемократических политических режимах), и наоборот, даже если в стране отсутствует такой законодательный акт, но установлен конституционный строй, имеется конституция.

На этом основании конституции подразделяют на конституции в формальном смысле и конституции в материальном смысле. Конституции в формальном смысле — это только писаный, кодифицированный законодательный акт, обладающий высшей юридической силой. Конституции в материальном смысле могут быть неписаными (например в Великобритании), состоящими из нескольких законодательных актов, т. е. некодифицированными (например в Австрии, Швеции). Конституции в формальном смысле иногда могут называться по-иному: Основной закон Федеративной Республики Германии, Основные государственные законы Российской Империи и др.

Конституции в формальном смысле также подразделяют по порядку принятия на октроированные (дарованные монархом), принятые парламентами (представительными органами законодательной власти), учредительными собраниями (представительными органами, специально созываемыми для принятия конституции), референдумом (всенародным голосованием). Большинство конституций в последнее время принимается путем референдума, вследствие чего они приобретают высшую степень легитимности.

Конституция в формальном смысле, в принципе, должна приниматься на длительный период времени. Незыблемость конституционных положений способствует общей политической и экономической стабильности в обществе и в государстве. Однако при необходимости в конституцию могут быть внесены изменения и дополнения. По способу изменения, дополнения и отмены конституции делятся на гибкие, жесткие и особо жесткие.

Гибкие конституции изменяются, дополняются и отменяются, как правило, так же, как и обычные законы, — простым большинством голосов депутатов парламента (50% + 1 голос).

Жесткие конституции изменяются, дополняются и отменяются в более сложном порядке. Для этого требуется так называемое квалифицированное большинство голосов (2/3 голосов депутатов парламента) или особо квалифицированное большинство голосов (3/4 или 4/5 голосов депутатов парламента).

Изменение, дополнение и отмена особо жестких конституций требуют, кроме квалифицированного или особо квалифицированного большинства голосов депутатов парламента, соблюдения дополнительных условий. Так, например, поправки к конституции США должны быть дополнительно ратифицированы законодательными органами 3/4 американских штатов. Учитывая, что в состав США в настоящее время входит 50 штатов, поправки к конституции, таким образом, должны быть одобрены в 38 штатах.

Ныне действующая Конституция РФ — это конституция в формальном смысле, т. е. она является писаным кодифицированным законодательным актом, обладающим высшей юридической силой в системе нормативно-правовых актов РФ, которые должны вытекать из Конституции и не противоречить ей.

По порядку принятия Конституция РФ является конституцией, принятой референдумом 12 декабря 1993 г. В истории России это первая формальная конституция, принятая референдумом. Первая российская конституция — Основные государственные законы Российской Империи 1906 г. — была октроированной. Советские конституции (1918, 1924, 1936, 1977 гг.) принимались высшими представительными органами законодательной власти. В 1918 г. была предпринята неудачная попытка принятия конституции Учредительным Собранием. Таким образом, в конституционной истории России были использованы все известные способы принятия конституции.

По способу изменения, дополнения и отмены Конституция РФ является особо жесткой. Порядок конституционных поправок и пересмотра Конституции предусмотрен главой 9 Конституции РФ и будет обсуждаться нами в лекции 8 «Конституционные поправки и пересмотр Конституции РФ».

Методы конституционно-правового регулирования — это способы, при помощи которых регулируются конституционно-правовые отношения. Существуют два диаметрально противоположных способа правового регулирования — императивный и диспозитивный. Императивный (авторитарный) метод правового регулирования характеризуется неравенством сторон общественных отношений. Этот метод означает установление обязательных для этих сторон правил, исключающих свободу выбора собственного поведения. Диспозитивный метод правового регулирования характеризуется равенством сторон общественных отношений и свободой выбора поведения каждой из них. В зависимости от того, какой из указанных методов по преимуществу используется той или иной отраслью права, все эти отрасли делятся на отрасли публичного и частного права. В отраслях публичного права в основном используется императивный метод правового регулирования, а в отраслях частного права — диспозитивный метод.

В конституционном праве используются оба метода правового регулирования. Диспозитивный метод характерен для регулирования общественных отношений, связанных с правами и свободами человека и гражданина, но только в сфере пользования этими правами и свободами. Человек может пользоваться или не пользоваться ими (например избирательными правами), т. е. имеет свободу выбора поведения. В то же время все остальные граждане, органы государства и местного самоуправления, их должностные лица обязаны не препятствовать реализации прав и свобод человека и гражданина. В остальном метод конституционно-правового регулирования является императивным. В целом конституционное право — это отрасль публичного права.

Особенность конституционного права заключается в том, что оно является ведущей отраслью как среди отраслей публичного, так и частного права (например гражданского права). Нормы всех других отраслей права вытекают из конституционных норм, особенно в сфере регулирования прав и свобод человека и гражданина, и не должны противоречить им.

1.2. Источники конституционного права России

Каждая отрасль права имеет свои специфические источники, т. е. внешние формы выражения правовых норм. В общей теории права различают следующие основные источники права:

  • правовые обычаи;
  • судебные прецеденты;
  • нормативно-правовые акты;
  • нормативные договоры (международные и внутригосударственные).

По признаку превалирования того или иного источника права правовые системы относят к тому или иному виду.

В странах христианской цивилизации действуют две правовые системы: англосаксонская и романо-германская (континентальная).

Судебный прецедент, т. е. решение суда по конкретному рассмотренному делу, обязательное для всех последующих решений по аналогичным делам, играет значительную роль в англосаксонской правовой системе (Великобритания, США, Канада, Австралия, Новая Зеландия). Большое значение в странах этой правовой системы имеют правовые обычаи, т. е. правила поведения, сложившиеся в результате многократного повторения их людьми и превратившиеся в устойчивые правовые нормы. Нормативно-правовые акты в этих странах играют меньшую роль.

В странах романо-германской (континентальной) правовой системы, наоборот, решающее значение имеют нормативно-правовые акты. Правовые обычаи используются редко, в основном в сфере частного права. Решения судов источниками права обычно не считаются, за судами признается лишь право толкования нормативно-правовых актов. К этим странам относятся страны континентальной Европы (разумеется, без Великобритании), в том числе и Россия.

Вышеуказанное соотношение источников права в различных правовых системах в полной мере относится и к конституционному праву. Например, конституция Великобритании является конституцией в материальном смысле и представляет собой совокупность судебных прецедентов, правовых обычаев и нормативно-правовых актов, вследствие чего признается неписаной (частично писаной). В конституционном праве стран романо-германской (континентальной) правовой системы, напротив, основным и практически единственным источником являются нормативно-правовые акты, подразделяющиеся на законы (законодательные акты) и подзаконные нормативно-правовые акты. Именно они являются источниками конституционного права России.

Среди законов различаются конституции в формальном смысле и иные законы, среди которых в ряде стран выделяются конституционные, органические, обычные законы.

Ведущим источником конституционного права России является Конституция РФ, принятая референдумом (всенародным голосованием) 12 декабря 1993 г. Это не первая конституция в формальном смысле в истории России, но принципиально отличающаяся от всех прежних конституций (подробнее об этом см. в лекции 2 «Конституция России: история и современность»).

На втором месте среди источников конституционного права России стоят федеральные конституционные законы (ФКЗ). Следует заметить, что в конституционном праве зарубежных стран обычно различают понятия «конституционный закон» и «органический закон». Конституционный закон — это закон, вносящий изменения и дополнения в конституцию, а органические законы — это законы, которые принимаются по вопросам, прямо предусмотренным конституцией. Часто понятие «конституционный закон» и «органический закон» отождествляются. В РФ федеральные конституционные законы — это законы, которые принимаются по вопросам, предусмотренным конституцией, т. е. на самом деле — это органические законы.

В соответствии со ст. 108 Конституции РФ, ФКЗ принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией РФ. Федеральный конституционный закон считается принятым, если он одобрен не менее 3/4 голосов от общего числа членов Совета Федерации (особо квалифицированным большинством голосов) и не менее 2/3 голосов от общего числа депутатов Государственной Думы (квалифицированным большинством голосов). Совет Федерации и Государственная Дума при этом являются палатами российского парламента — Федерального собрания. Принятый федеральный конституционный закон в течение четырнадцати дней подлежит подписанию Президентом РФ и обнародованию. Президент не может отклонить его, потому что не имеет права «вето».

В настоящее время в РФ принято и действует тринадцать ФКЗ.

1. ФКЗ «О Конституционном суде РФ» от 21 июля 1994 г.1

2. ФКЗ «О референдуме РФ» от 10 октября 1995 г.

3. ФКЗ «Об арбитражных судах в РФ» от 28 апреля 1995 г.

4. ФКЗ «О судебной системе РФ» от 31 декабря 1996 г.

5. ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в РФ» от 26 февраля 1997 г.

6. ФКЗ «О Правительстве РФ» от 17 декабря 1997 г.

7. ФКЗ «О военных судах РФ» от 23 июня 1999 г.

8. ФКЗ «О гербе РФ» от 29 декабря 2000 г.

9. ФКЗ «О флаге РФ» от 29 декабря 2000 г.

10.ФКЗ «О гимне РФ» от 29 декабря 2000 г.

11.ФКЗ «О чрезвычайном положении» от 30 мая 2001 г.

12.ФКЗ «О порядке принятия в РФ и образования в ее составе нового субъекта» от 17 декабря 2001 г.

13.ФКЗ «О военном положении» от 20 января 2002 г.

Должны быть приняты и другие ФКЗ: об изменении конституционно-правового статуса субъекта РФ, что предусмотрено ч. 5 ст. 66 Конституции РФ; о военном положении (ч. 3 ст. 87 Конституции РФ); о созыве Конституционного собрания (ч. 2 ст. 135 Конституции РФ).

Источниками конституционного права России являются также и обычные законы, которые называются федеральными законами (ФЗ). Они, в отличие от ФКЗ, принимаются простым большинством голосов от общего числа депутатов Государственной Думы и подлежат одобрению таким же большинством голосов от общего числа членов Совета Федерации (ст. 105 Конституции РФ). Президент РФ обладает правом «вето» в отношении ФЗ, принятых Государственной Думой и одобренных Советом Федерации.

Некоторые ФЗ, также как и ФКЗ, принимаются по вопросам, предусмотренным самой Конституцией РФ, и в таком случае они, безусловно, являются источниками конституционного права России, поскольку дополняют и развивают положения Конституции РФ. Таковыми являются, например, ФЗ «О выборах Президента РФ» от 31 декабря 1999 г., ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы и Федерального собрания РФ» от 24 июня 1999 г. с последующими изменениями и дополнениями, ФЗ «О порядке формирования Совета Федерации Федерального собрания РФ» от 5 августа 2000 г. и многие другие.

Силу ФЗ имеют некоторые законы, принятые еще до вступления в действие Конституции РФ и являющиеся источниками конституционного права России. Они, в отличие от ФЗ, называются Законами РФ. Таковым является, например, закон РФ «О гражданстве РФ» от 28 ноября 1991 г.

Среди подзаконных нормативно-правовых актов большое значение имеют указы Президента РФ. В свое время решающую роль в становлении новой российской государственности сыграл Указ Президента РФ «О поэтапной конституционной реформе в РФ» от 21 сентября 1993 г. В последнее время указами Президента РФ стала регулироваться деятельность вновь введенного Института полномочного представителя Президента РФ в федеральном округе (Указ от 18 мая 2000 г.), Государственного совета (Указ от 1 сентября 2000 г.). Указами Президента РФ вносятся изменения в ст. 65 Конституции, в которой перечислены субъекты РФ в случае изменения наименования субъекта.

Источниками конституционного права России являются также и акты палат Федерального Собрания РФ — Совета Федерации и Государственной Думы — постановления, принимаемые по вопросам их компетенции, и регламенты, устанавливающие внутреннее устройство и порядок деятельности палат.

Нормативные договоры (международные и внутригосударственные) также играют значительную роль в конституционно-правовом регулировании.

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы, а если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Особое значение в современной правовой системе России имеют внутригосударственные договоры о разграничении предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами. Например, Договор РФ и Республики Татарстан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти Республики Татарстан» от 15 февраля 1994 г.; Договор «О разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти города федерального значения Санкт-Петербурга» от 13 июня 1996 г. и многие другие подобные договоры.

Как уже отмечалось, в романо-германской (континентальной) правовой системе судебные решения не признаются источниками права, за ними лишь признается право толкования (разъяснения) нормативно-правовых актов. В России правом официального толкования Конституции РФ наделен Конституционный Суд РФ. В соответствии с ч. 5 ст. 125 Конституции РФ, он дает толкование Конституции РФ по запросам Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, органов законодательной власти субъектов Российской Федерации. Только в период с 1995 по 2000 г. Конституционный суд РФ принял одиннадцать постановлений о толковании отдельных положений Конституции РФ. В частности это постановление Конституционного Суда РФ «По делу о толковании ст. 136 Конституции РФ» от 31 октября 1995 г., постановление Конституционного суда РФ «По делу о толковании положений ст. 91 и 92 (ч. 2) Конституции РФ о досрочном прекращении полномочий Президента РФ в случае стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия» от 11 июля 2000 г. и др.

1.3. Конституционное право России как юридическая отраслевая наука и учебная дисциплина

Конституционное право как юридическая наука в первую очередь изучает конституционное право как отрасль права и относится к отраслевым юридическим наукам. В предмет ее изучения входят также история конституционного законодательства, практика его применения, разработка рекомендаций по совершенствованию и другие вопросы теоретического и практического прикладного характера. Конституционное право как учебная дисциплина, изучаемая в образовательных учреждениях юридического профиля, включает в себя не все вопросы, входящие в предмет конституционного права как науки, а лишь наиболее разработанные и общепризнанные из них.

Изучаемая нами наука и учебная дисциплина, а также отрасль права долгое время в России называлась не конституционным, а государственным правом. Споры о правильном наименовании продолжаются и по сей день. Одни считают, что между этими названиями нет принципиальной разницы и употребление того или иного термина зависит от традиции. Так, в Германии и других немецкоязычных странах (Австрии, Швейцарии) традиционно используют термин «конституционное право». Германская традиция была воспринята и в дореволюционной России. После 1917 г. это название сохранилось из-за формальной роли советских конституций и тотального огосударствления общественной жизни. В современных условиях большинство российских ученых употребляют термин «конституционное право» как своеобразный знак отказа от тоталитарной государственности в пользу конституционализма и демократии.

В большинстве современных стран используют термин «конституционное право». В России исходя из сложившихся традиций употребляются три наименования данной отрасли, науки и учебной дисциплины — «конституционное право», «государственное право» и «конституционное (государственное) право».

Германскими юристами иногда различаются понятия «конституционное право» и «государственное право» по объему регулируемых этими отраслями общественных отношений. С одной стороны, конституционное право шире государственного, так как конституция включает в себя нормы, относящиеся к собственности, семье, охране природы и т. д., а законодательство, относящееся к «конституционному праву», развивает эти исходные положения. С другой стороны, более широкой отраслью является «государственное право», выходящее за пределы конституционных норм, включающее многие вопросы государственного управления, административного, финансового права.

Существует мнение, что «конституционное право» — это разновидность «государственного права». Так, К. В. Арановский — автор одного из вузовских учебников — считает, что везде, где образовалось государство, действует и законодательство, регулирующее властные отношения, имеется политическая практика. Это происходит независимо от наличия или отсутствия конституции. Поэтому науку государствоведения в рамки конституции заключать не следует. Предмет государствоведения — это именно государственное, а не конституционное право. Конституционное право — лишь разновидность государственного права, которая привилась в отдельных странах. На земле существуют целые регионы, где конституция остается инородным по происхождению и чуждым по духу явлением. К. В. Арановский с этой точки зрения предпочитает термин «государственное право», а его учебник называется «Государственное право зарубежных стран».

В предмет изучения других отраслевых наук обычно входит и изучение основных принципов институтов аналогичных отраслей права зарубежных стран. Зарубежное конституционное право в нашей стране традиционно выделяется в самостоятельную отрасль знаний и учебную дисциплину. В советский период существовало три науки и учебные дисциплины — «Советское государственное право», «Государственное право социалистических стран» и «Государственное право буржуазных стран и стран, освободившихся от колониальной зависимости»; две последние науки выделялись из идеологических соображений. В настоящее время изучаются две науки и дисциплины — «Конституционное право России (Конституционное право РФ)» и «Конституционное право зарубежных стран (Иностранное конституционное право)». Следует отметить, что конституционное право — это единственная отрасль права, изучаемая в рамках двух наук и дисциплин. Вопросы иных отраслей права в зарубежных странах при необходимости изучаются в соответствующих отраслевых науках, в целом посвященных российскому праву.

В последние годы появились крупные исследования по сравнительному конституционному праву, где сопоставляются конституционное право России и конституционное право зарубежных стран.

Конституционное право как наука и учебная дисциплина тесно связано с другими юридическими науками и дисциплинами.

С одной стороны, конституционное право взаимодействует с теорией государства и права. Являясь фундаментальной юридической наукой, теория государства и права разрабатывает методологию изучения всех юридических наук, обобщает и анализирует данные остальных юридических наук. Конституционное право, в свою очередь, обогащает научный потенциал теории государства и права своими достижениями. Особо тесной является взаимосвязь конституционного права с теорией государства как составной частью общей теории государства и права. Имеются целые разделы, совместно изучаемые науками теории государства и права и конституционного права. В первую очередь это вопросы, касающиеся форм государства: форм правления, государственного устройства и политического режима. Совместно обеими науками изучаются вопросы организации и функционирования органов государственной власти. В теории государства и права этот раздел обычно называется «Механизм государства». Каждая из наук изучает эти вопросы исходя из специфики своего предмета исследования. Предмет теории государства и права — общие закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права, а конституционное право в большей степени изучает конкретные конституционно-правовые нормы, касающиеся форм государства, системы органов государственной власти и т. д.

С другой стороны, конституционное право России взаимодействует практически со всеми отраслевыми юридическими науками, как материальными, так и процессуальными. Наиболее тесной является взаимосвязь конституционного права с юридическими науками публично-правового цикла: административным правом, муниципальным правом. Вместе с муниципальным правом конституционное право входит в одну специальность по защите диссертаций на соискание ученых степеней кандидата и доктора юридических наук — 12.00.02.

Многие нормы конституционного права являются исходными для уголовного материального и процессуального права. Например, конституционная норма о запрещении обратной силы закона (ст. 54 Конституции РФ) воплощается в уголовном материальном праве (ст. 10 УК РФ), а норма о презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ) — в уголовно-процессуальном праве (ст. 14 УПК РФ). Таким образом, имеется прямая взаимосвязь науки конституционного права и наук уголовного права и уголовного процесса.

Конституционное право взаимодействует и с науками частноправового цикла. Так, исходными для гражданского права являются нормы конституционного права о свободе предпринимательской деятельности (ст. 34 Конституции РФ), о праве частной собственности (ст. 35 и 36 Конституции РФ).

Конституционное право имеет взаимосвязь с неюридической общественной наукой — политологией. Последняя изучает государство в системе других общественных институтов, составляющих политическую систему: политических партий, движений и т. д. Политология также изучает формы государства, но в рамках своего предмета исследования. То же самое можно сказать и о социологии, изучающей государственные институты во взаимосвязи с другими социальными явлениями. В последнее время предпринимаются попытки выделения новой учебной дисциплины «Государствоведение», стоящей на стыке теории государства, конституционного права, политологии и социологии. Понятие «государствоведение» имеет и иной смысл — вместе с правоведением оно объединяется в понятие юридической науки вообще.

Конституционное право — отрасль права, регламентирующая организацию государственной власти в стране, основные формы осуществления этой власти, отношения государства и гражданина (в том числе избирательную систему), а также иных лиц, участников правовых отношений.

[править]Конституция

Ядром конституционного права является право — правовой акт или совокупность правовых актов, обладающих наивысшей юридической силой и регулирующая основы организации государства и взаимоотношение государства и гражданина[1] .

Конституция является основным законом государства, обладает наивысшей юридической силой, является как политической, так и идеологическойдоктриной:

  • Как политический документ, конституция отражает определённое соотношение политической силы в обществе на момент её разработки и принятия.
  • Как идеологический документ, конституция выражает определённое мировоззрение, декларирует важнейшие ценности.

[править]Регулируемые общественные отношения

Нормы Конституционного права реализуются через конституционно-правовые отношения (права и обязанности, возникающие между его сторонами в основном в результате наступления юридических фактов)

Конституционное право регулирует наиболее важные общественные отношения (например, основы государственного строя) и судоустройства, избирательной системы, закрепляет основные (конституционные) права (такие как право на труд и пр.), нормы о которых содержатся в Конституции и других законах. Конституционное право также определяет основные права и обязанности государства и гражданина, которые конкретизируются в законах и иных правовых актах, относящихся к иным отраслям права.

[править]Методы регулирования

В Конституционном праве доминирует императивный метод регулирования общественных отношений и большинство норм, связанных с властными отношениями, имеют обязывающий, предписывающий или запрещающий характер.А также в конституционной отрасли права существуют нормы дозволяющие, являющиеся нормами-основами.

Они представляют собой нормы-правила, непосредственно порождающие правоотношения при наступлении соответствующих юридических фактов (например, избрание на всеобщих выборахПрезидента порождает новые отношения между ним и парламентом, ведёт, как правило, к отставке прежнего правительства и формированию нового).

Нормы-дозволения также применяются, в основном при регулировании правового статуса личности.

В отличие от других отраслей права в конституционном праве много норм-принципов, норм-целей, норм-символов, которые сами по себе не порождают непосредственных правоотношений, но как правило подробно раскрываются в нормах других отраслей права (например, право на труд обычно закрепляется в Конституции, но уточняется до непосредственно применяемых норм лишь в трудовом праве).

Можно также выделить отдельные методы науки Конституционного права:

  • формально-юридического анализа
  • сравнительно-правовой
  • системный
  • правового моделирования
  • статистический
  • конкретно-социологический
  • диалектический

[править]Субъекты регулируемых отношений

К числу субъектов конституционного права относят:

1. физические лица (прежде всего граждане, но также иностранцы , лица с двойным гражданством и лица без гражданства);

2. государство (посредством государственных органов);

3. субъекты федерации (в федеративном государстве) и административно-территориальные образования ;

4. социальные и этнические общности (народ, нации и другие этнические группы , классы — в социалистических государствах и др.);

5. общественные объединения граждан (партии, общественные организации и пр.), например, в процессе избирательной кампании ).

[править]Структура

Конституционное право в обобщённом виде состоит из следующих институтов:

1. политическая система, государственный суверенитет и форма правления ; права и свободы человека и гражданина, включая институт гражданства;

2. государственное устройство (в федеративном государстве регламентировано более подробно);

3. избирательное право и избирательная система;

4. законодательная власть и статус депутатов;

5. исполнительная власть, институт главы государства и функции правительства;

6. судебная власть и статус судей ;

7. конституционный контроль;

8. местное управление и самоуправление.

Источники права

Основное место конституционного права в системе отраслей права закрепляется его основным источником — Конституцией государства. С принятием на референдуме 12 декабря 1993 г. новой Конституции РФ она стала основным источником российского конституционного права.

Кроме Конституции другими источниками конституционного права являются законы по наиболее важным вопросам государственного устройства — (избирательный закон, законы о партиях и общественных организациях, судоустройстве), решения, принятые путём референдума, декларации прав, решения, принятые в порядке судебного конституционного контроля, в ряде стран — конституционные обычаи, в мусульманских государствах — предписания Корана.

В России крупные исследования в области источниковедения производились Овсепян Ж., Кутафиным О.Е., Марченко Н., Колесниковым Е.В и др.