регистрация / вход

Сущность права современные подходы и решения

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ФИНАНСОВЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

ФИНАНСОВЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

(ФИНУНИВЕРСИТЕТ)

Факультет права и политологии

Кафедра «Теория и история государства и права»

Курсовая работа по дисциплине: «Теория государства и права»

на тему: «Сущность права: современные подходы и решения»

Выполнил: студент группы Ю-1-1

Исмаилов Исмаил

Научный руководитель:

проф. Чистяков Н.М.

Москва — 2010

Содержание

Введение3

1.Сущность права: понятие и содержание5

2. Эволюция представлений о сущности права10

2.1 Понятие сущности права на ранних стадиях развития общества10

2.2 Развитие сущности права в Средние Века15

2.3 Концепции правопонимания в Новое Время20

3. Основные современные учения о сущности права и поиски нового понимания права32

3.1 Основные правовые школы и учения32

3.2 Представление о будущем права. Формирование новых концепций правопонимания40

Заключение43

Библиографический список44

Приложение45

Таблица основных теорий происхождения права45


Введение

Право – это система общих правил поведения, санкционированных государством и охраняемых от нарушения государством.

Всякое государство неразрывно связано с правом, выражая через него свою волю. Право же закрепляет устройство государства, определяет компетенцию его органов. Идея правового государства не нашла своей полной реализации ни в древности, ни в новейшее время, что говорит об актуальности изучения данной проблемы.

Идея о возможности построения правового государства возникла во времена античности. Философ Платон различал два типа государственного устройства: в первом надо всем возвышались правители, а во втором – законы. И нужно стремиться к этому. Государство будет процветать, “если закон владыка над правителями, а они его рабы”.

В основе современных концепций правового государства лежали идеи французского правоведа Монтескье и немецкого философа Канта. По определению Канта “ право есть совокупность условий, при котором произвол одного лица совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы. К таким условиям относятся: наличие принудительного осуществления законом, гарантируемый статус собственности и личных прав индивида, равенство членов общество перед законом, разрешение споров в судебном порядке”.

Сейчас правоведы характеризуют построение правового государства как цель, к которой надо стремиться. Но для изучения данного вопроса следует первично изучить современные концепции понимания права, охарактеризовать современные представления о праве и его сущности.

Цель данной курсовой работы – раскрыть внутреннюю природу права в ее развитии.

Для выполнения поставленной цели необходимо: определить понятие сущности права (теория), проследить эволюцию понятий о сущности права (теория и практика), охарактеризовать современные и будущие концепции правопонимания (практика).

1.Сущность права: понятие и содержание

Связь позитивного права как особого регулятора отношений между людьми и государством, официальное выражение такого права в законах и других юридических источниках права, защита права государством — все эти признаки характеризуют позитивное права как явление, т.е. его внешние черты. Говоря же о сущности права, мы должны раскрыть его внутренние, глубинные качества, какие цели достигаются с помощью права, и чьим интересам оно служит.

Право – достаточно сложное и многоаспектное научное понятие. Само слово «право» понимается в русском языке по-разному. Слово «право» употребляется, когда речь идет о системе норм, норм не только юридических, но и, например, моральных. Слово «право» также употребляется, когда характеризуется допустимая мера поведения индивида. Корень “прав” содержится в словах “правильный”, “справедливый”, “правый”, а также “правда”.

В некоторых правовых системах понятия «права» и «морали» сливаются воедино. В Древнем Китае и Древней Индии понятия «права» и «морали» были неразделимы. В Древней Греции важное значение имело понятие «дике» (справедливость). В римском праве существовали понятия “эквитас” (справедливость) и “натуралис ратио” (естественный разум). Дигесты римского императора Юстиниана начинаются с превосходного определения Цельса: “Право есть наука о добром и справедливом”. Древнейшие источники феодального права именовались правдами.

В некоторых современных конституционных актах принцип справедливости, как основы внутреннего построения права, также находит закрепление. Установление справедливости – одна из главнейших целей народа Испании по Конституции Испании. Конституция Индии (1949 г.) среди целей народа на первое место также ставит обеспечение социальной, экономической и политической справедливости. Подобные утверждения можно найти в конституциях и законах многих современных государств. Не являлось исключением и социалистическое право, хотя справедливость здесь понималась весьма однобоко, сугубо классово, а на практике часто попиралось.

Таким образом, связь со справедливостью, свойственной позитивному праву, можно охарактеризовать, как один из главнейших принципов сущности права. Однако, ни современные законодатели, ни древнейшие, такие как Хаммурапи, никогда не отождествляли право и справедливость абсолютно. Позитивное право должно было восприниматься как нечто справедливое, как некий официальный эталон справедливости, признанный в данном обществе. Само понятие справедливости всегда предполагало защиту интересов всех членов данного общества. Таким оно выступало при первобытном строе, таким прошло через тысячелетия истории цивилизации, таким остается и сегодня. Это наиболее устойчивая категория, выражающая общечеловеческие интересы, “правду” и “право” для каждого из людей.

Древнегреческие философы формулировали свои представления о сущности права через понятие общесоциальной справедливости. Правда стоит упомянуть, что это были одни из первых попыток дать определение сущности права, поэтому они не претендуют на совершенность. Они не раскрывали других аспектов сущности права.

Так как сущность права является внутренней характеристикой, необходимо, чтобы она отражала все аспекты права. Учитывая данную оговорку, мы можем дать определение сущности права:

Сущность права — это главная, внутренняя, относительно устойчивая качественная характеристика права, которая отражает природу и назначение его в жизни общества. Выявление сущности основывается на исследовании социальных ценностей, идей, определяющих природу права.

Поскольку право представляет собой сложное многогранное социальное явление, оно может исследоваться в различных аспектах, с различных точек зрения. История правовой мысли представлена достаточно широким диапазоном взглядов о сущности права и определении его понятия. Существующие в юридической науке подходы являются выражением исторически конкретных социальных проблем и одновременно вариантом их разрешения.

При рассмотрении сущности права важно учитывать два аспекта:

1. Любое право есть прежде всего регулятор (формальная сторона сущности права)

2. Чьи интересы обслуживают этот регулятор (содержательная сторона сущности права)

Эти два аспекта раскрывают содержательную сторону сущности права. То, что право является регулятором следует из самого определения права. Этот аспект сущности права остается статичным и не меняется. Право не может перестать быть регулятором общественных отношений, пока оно существует. Регулятивная природа права определяется тем, что оно отличается волевым характером. В истории правовой мысли это обстоятельство подмечено уже давно. Так, уже Гуго Гроций, голландский государственный деятель и философ эпохи Просвещения, отмечал, что «право имеет своим источником волю». Эта конструктивная мысль поддерживается и в современной юридической литературе.

Основным же различием в определении сущности права является его содержательный фактор. То есть то, чьи интересы оно обслуживает (сюда же можно отнести то, каким образом и с какими целями право обслуживает эти интересы.) Различие же взглядов о сущности право чаще всего заключается в том, что теоретики-правоведы используют различные подходы к праву. Теоретики социологического подхода к правопониманию оценивают право, как средство социального контроля или с точки зрения живого права. Приверженцы классовой (марксистской) теории обращали внимание на экономический фактор, заостряя внимание на том, что право является формой воли господствующего класса, которая должна узаконить их главенствующее положение в обществе. Содержательный фактор права тесно взаимосвязан с его формальной стороной. Как уже было упомянуто ранее, право обладает волевым характером. А содержательная сторона сущности права как раз и раскрывает, исходя из чьей воли оно реализуется.

Учитывая вышесказанное, можно дать более конкретное определение сущности права.

Итак, сущность права — это обусловленная материальными и социально-культурными условиями жизнедеятельности общества, характером классов, социальных групп населения, отдельных индивидов, общая воля как результат согласования, сочетания частных или специфических интересов, выраженная в законе либо иным способом признаваемая государством и выступающая вследствие этого общим (общесоциальным) масштабом, мерой (регулятором) поведения и деятельности людей.

В качестве сущностной характеристики права признается свобода.
Свобода понимается как возможность выбора варианта поведения, возможность поступать по своей воли. Но право и свобода — не одно и тоже. Право — это мера свободы, ее границы, т. к. право не существует само по себе, а складывается в отношениях между людьми и вытекает из возможностей, существующих у людей в обществе. Такое понимание права, свободы в праве было выражено Кантом. Аналогичная позиция выражена во Всеобщей Декларации Прав Человека: «при осуществлении своих прав и свобод, каждый человек должен подвергаться только тем ограничениям, которые установлены законом, для обеспечения признания и уважения прав и свобод других людей». Право не только устанавливает границу свободы, оно еще обеспечивает свободу, защищает ее. В праве выражена мера ответственности за нарушение прав и свобод иных людей. Если у человека нет свободы выбора, нет смысла устанавливать ответственность.

Однако важнейшим вопросом в практическом, а не теоретическом изучении сущности права является не выделение его основных характеристик, а изучение взглядов известных правоведов на сущность права. Как уже было сказано раннее, большое количество правоведов различных времен занимались изучением данного вопроса. Ранее уже упоминались основные тезисы Канта, Гуго Гроция, Хаммурапи, Юстиниана и Цельса. Однако на данный момент существуют целые концепции правопонимания, составленные различными авторами.

Основная цель данной работы: изучить отношение к природе и сущности права правоведов различных времен. Проследить эволюцию взглядов, сформировать представление о будущем права и о поисках нового понимания права.

2. Эволюция представлений о сущности права

Сущность права – понятие крайне изменчивое. С течением времени представления людей о сущности права постоянно эволюционировали. Для того, чтобы разобраться в том, что сейчас из себя представляет понятие сущности права, необходимо определить основные направления в развитии сущности права в каждый исторический период.

2.1 Понятие сущности права на ранних стадиях развития общества

Право и государство появляются почти одновременно, и их появление обусловлено схожими процессами и факторами. Однако и представления о государстве, и представления о праве серьезно изменились.

Серьезно задумываться на тему сущности права начали в период буржуазных революций, так как право должно было получить основополагающую роль в жизни общества. Возможно, это вызвано тем, что на ранних стадиях развития общества психология людей не могла принять право, как аппарат, способный контролировать жизнь общества. Это могло получиться из-за убеждений людей о том, что вся общественная жизнь контролируется диктатором. Особенно это свойственно в Древнем Востоке. Однако в некоторых государства, где право стало активно развиваться, представления о сущности права стали активно развиваться.

Основной тенденцией в определении сущности права на ранних стадиях развития общества является сопоставление права и справедливости. Понятия права и справедливости многими мыслителями Древнего Мира были расценены как равнозначные. Особенно это было характерно учениям Сократа и Аристотеля. Именно они являются крупнейшими теоретиками права и государства того времени, наряду с другими древнегреческими и римскими мыслителями и философами.

Сократ утверждал, что справедливость драгоценнее всякого золота — это равенство для всех и добровольное подчинение всех закону; законное и справедливое — одно и то же. Право — есть справедливость, выраженная в реализации разумно взвешенных интересов всех членов общества. Сократ многое писал о взаимосвязи закона и полиса.

Тесная связь и, можно даже сказать, внутреннее единство полиса и его законов в концепции Сократа обусловлены их единым божественным первоисточником. Нравственная организация полисной жизни так же невозможна без законов, как невозможны и законы вне полиса: законы и есть, в трактовке Сократа, сами устои полиса. Сократ разделяет, подобно софистам, право естественное и позитивное. Но это различие естественных и человеческих установлений Сократ не превращает в их противоположность, как это делали софисты. И законы бога, и законы человека выражают справедливость, а возможно даже тождественны ей. Когда софист Гиппий настойчиво спрашивает у Сократа, каково же его учение о справедливости, Сократ говорит ему: «Я лично того мнения, что нежелание несправедливости служит достаточным доказательством справедливости. Но если ты этим не довольствуешься, то, вот, не понравятся ли тебе следующее: я утверждаю, что то, что законно, то и справедливо»[1] .

Аристотель придерживался схожего мнения. Основные тезисы, характеризующие его представления о праве имеют подобный характер:право — это политическая справедливость, справедливый порядок, установленный в государстве, в обществе. «Понятие справедливости связано с представлениями о государстве, так как право, служащее мерилом справедливости, является регулирующей нормой политического общежития».[2]

Право в целом как явление политическое Аристотель называет «политическим правом». Это - в частности, означает невозможность неполитического права, отсутствия права вообще в неполитических (деспотических) формах общения, общественного устройства и правления. Как естественное, так и условное право -- явления политическиё и носят политический характер. «Что касается политического права, -- пишет Аристотель, то оно частью естественное, частью условное. Естественное право -- то, которое везде имеет одинаковое значение и не зависит от признания или непризнания его. Условное право то, которое первоначально могло быть бёз существенного различия таким или иным, но раз оно определено (это безразличие прекращается), и есть разница, выкупить ли пленника за одну мину, и принести ли в жертву одну козу, а не двух баранов. Сюда же относятся законоположения, даваемые для отдельных единичных случаев, например, касательно жертвоприношения Бразиду, законоположения, пол силу путем голосования».[3]

Платон же дополнил понятие справедливости, завершив эту модель представлений о сущности права. Он определил справедливость как сочетание трех добродетелей — мудрости, мужества, умеренности; она заключается в том, что никто не должен вмешиваться в дела других, захватывать чужое, лишаться своего. «… Неправильны те законы, что установлены не ради общего блага всего государства в целом … где законы установлены в интересах нескольких человек».[4]

Римские юристы тоже внесли огромную лепту в развитие права. Деятельность римских юристов была по преимуществу направлена на удовлетворение нужд правовой практики и приспособление действующих норм права к изменяющимся потребностям правового общения. Именно римские юристы развели понятия частного и публичного права. В частности Ульпиан определял публичное право, как право, которое «относится к положению всего государства», а частное, как право, которое «относится к пользе отдельных лиц».

Римский юрист и оратор Марк Тулий Цицерон, как и древнегреческие философы, соотносил понятие «права» и «справедливости». Он утверждает, что идеальный гражданин должен «владеть основами права, без знания которых никто не может быть справедлив»

Римское право стало самым выдающимся примером развития национального права. Римская Юриспруденция достигла вершин юридической техники и оказала большое влияние на последующее развитие правовой мысли. Это обусловлено не только высокой юридической культурой римской юриспруденции (обстоятельность и аргументированность анализа, чёткость формулировок, обширность разработанных проблем), но и той ролью, которая выпала на долю римского права в дальнейшей истории права.

В других же странах понятия о сущности права формировались медленнее. Однако некоторые мыслители, такие как Конфуций, формировали свои идеи о сущности права. Он отрицательно относился к тому, что сейчас принято называть позитивным правом.


“Если, - подчеркивал он, - руководить народом посредством законов и поддерживать порядок при помощи наказаний, народ будет стремиться уклоняться (от наказаний) и не будет испытывать стыда. Если же руководить народом посредством добродетели и поддерживать порядок при помощи ритуала, народ будет знать стыд и он исправится”[5]


Закон, по представлению Конфуция имеют отрицательный характер потому, что он ассоциируются с наказанием, что отрицательно психологически влияет на людей.

Также в Древнем Китае большую роль в формировании представлений о праве сыграл Шан Ян (Гунсунь Ян). Шан Ян выступил с обоснованием управления, опирающегося на законы (фа) и суровые наказания. Критикуя распространенные в его время и влиятельные конфуцианские представления и идеалы в сфере управления (приверженность старым обычаям и ритуалам, устоявшимся законам и традиционной этике и т. д.), Шан Ян замечает, что люди, придерживающиеся подобных взглядов, могут “лишь занимать должности и блюсти законы, однако они не способны обсуждать (вопросы), выходящие за рамки старых законов”.

Но по сути Шан Ян воспринимает закон лишь как орудие. Закон по Шан Яну – лишь голая приказная форма, которая может заполняться любым содержанием, снабжается любой санкцией. Шан Ян не выделял основных принципов права: равенство всех перед законом, соответствие меры наказания тяжести содеянного поступка, ответственность лишь за вину и т.д. Причем законодатель, согласно Шан Яну, не только не связан законами (старыми или новыми, своими), но даже восхваляется за это: “Мудрый творит законы, а глупый ограничен ими”.

Вывод: Развитие представлений о сущности права в эпоху Древнего Мира сопутствовало развитию представлений о государстве. Однако ни то, ни другое понятие не остановилось в развитии и совершенствовании. Период Средних Веков раскрыл новые представления о праве, превращая его понятие в близкое современному. Данному времени свойственно лишь определение происхождения права (аппарат осуществления справедливости), а также основных функций, которыми наделяется право. При этом явно видны противоречия, появляющиеся в процессе развития представлений о праве и его сущности.

2.2 Развитие сущности права в Средние Века

Следующим этапом развития концепций о сущности права стал период Средних Веков. В это время продолжало действовать римское право и представления о нем римских юристов, но также зародилось церковное право, т.к в это время была высока роль церкви.

Приверженцы римского права занимались «подгоном» основных представлений о праве к сложившейся на тот момент политической и экономической действительности. В своей поддержке государей, боровшихся с сепаратизмом феодалов и притязаниями папства на светскую власть, правоведы оправдывали абсолютную монархию и признавали больший авторитет воли монарха, нежели норм права.

Правоведы, занимавшие позиции церковного права, проводили иные мероприятия. Они старались выстроить единый и эффективный правовой комплекс, объединяя в нём ряд предписаний Библии, решения церковных соборов, некоторые обычного и римского права. Первый свод церковного права - «кодекс Грациана» - составил в XII веке монах Грациан. Теоретической посылкой канонического права служило представление о том, что церковь законно обладает юрисдикцией вершить и судить дела, носящие не только нравственно-религиозный, но и чисто светский характер. По своей сути многие религиозные нормы смешались с правовыми, что показывает представление о сущности права данной теории.

Западноевропейская юридическая мысль средневековья развивалась двумя путями. Первый особое внимание уделяет развитию естественного права, проблемы которого были подняты ещё в римской юриспруденции и осваивались преимущественно философскими методами. Второй проявляет интерес к нормам, принципам, системе позитивного права, изучаемого в основном посредством приёмов юридико-догматического и историко-филологического анализа.

Большую роль в развитии учения о государстве и праве в Средние века сыграл доминиканский монах, учёный-богослов Фома Аквинский (Аквинат), сформировавший свою правовую школу.

От Аристотеля Фома Аквинский перенял мысль о том, что человек по природе своей существо социальное, в нём изначально заложено стремление жить в коллективе (государстве), ибо в одиночку он не может полностью самореализоваться. По этой причине и возникает государство. Цель государственности - общее благосостояние, обеспечение условий для достойной, разумной жизни.

Суть теории Фомы Аквинского заключается в том, что правитель должен быть добродетельным, то есть править в соответствии со справедливостью. В ином случае его перестанет поддерживать церковь, которая может подвигнуть народ на социальные потрясения.

Фома Аквинский выделял две формы монархии – абсолютную и политическую монархии. Но отдавал предпочтение второй, т.к он считал, что при ней власть не выходит за пределы закона. Закон должен быть выше власти.

Фома Аквинский широко применял категорию «закон» для объяснения различных явлений, свойственных политическому обществу. Он выделяет четыре вида закона:

1)Вечный закон (закон Мироздания) – основан на принципах божественного мироздания;

2)Естественный закон - это решение людей отличающихся добродетелью о том, как правильно следует поступать в силу природных свойств человека;

3)Позитивный закон - закон созданный правителем, который должен быть добродетельным, заботиться о своём народе, не преследовать личной выгоды и направлять общество на правильный естественный путь совместного бытия;

4)Божественный закон, то есть законы Библии и церкви

Также Фома Аквинский построил и концепцию права. По его теории право - это состояние справедливости, это упорядоченный комплекс существующих связей. Право никто не устанавливает, оно уже существует, главным существенным признаком права является справедливость. Аквинат выделял следующие виды права: естественное право, право народов, позитивное право и божественное право.

Как в своей теории закона, так и в концепции права Фома Аквинский проводил мысль, что правовым человеческое общество является только тогда, когда оно не противоречит естественному праву и основано на справедливости.

Противопоставлял свою теорию церковной другой правовед средневековья – Марсилий Пандуанский. В своём сочинении «Защитник мира», он возлагает на церковь ответственность за все беды и несчастья мира. Они устранимы, если только впредь церковники будут заниматься исключительно сферой духовной жизни людей. Церковь должна быть отделена от государства и подчинена светской политической власти. Эта власть и представляющее её государство возникли, как считал Марсилий Падуанский, в процессе постепенного усложнения форм человеческого общежития. Церковные нормы не должны быть общеобязательными и иметь силу правовых норм.

Марсилий Пандуанский выразил несвойственную для того времени идею (но вполне современную для нашего времени) народного суверенитета. Он утверждал, что народ – источник светской и духовной власти, носитель суверенитета и единственный законодатель. Правда, под народом он понимал не все население, а лишь его «достойнейшую часть».

Государственная власть действует, прежде всего, посредством издания законов. Они суть веления подкрепляемые угрозой реального наказания или обещанием реальной награды. Этим законы государства отличаются от законов божеских, сопровождаемые посулами наград или наказаний в загробной жизни. Право издавать юридические законы имеет народ, а законодательствовать должны наиболее достойные, выбираемые народом люди.

Также Марсилий Пандуанский проводил различия между законодательной и исполнительной властями. Он определил законодательную власть более важной, так как в ее руках самый важный аппарат управления – закон, которому должен следовать каждый человек.

Его мысли о праве народа издавать законы, о соотношении законодательной и исполнительной властей, об обязательности закона для всех лиц государства, в том числе и для правителей благотворно повлияли на формирование в эпоху Возрождения и в новое время представлений о демократическом политическом строе общества.

Данный период на долгое время застопорил развитие всех концепций правопонимания, кроме теологической, что привело к долгому застою в праве, более медленному формированию его институтов и представлений о его сущности.

Вывод: Средние века - период спада в истории политических и правовых учений по сравнению с Античным миром. Общественное сознание стало существенно ограничено церковными канонами, а также тягой к потусторонним и внеземным идеалам. Но и в период средневековья политико-правовая идеология была далека от застоя. Выведение на первый план проблемы соотношения церкви и государства неизбежно порождало споры о сущности, целях и задачах государства, о его отличии от церкви. Логически это вело к постановке и решению проблем государственного суверенитета. Споры, касающиеся соотношения церкви и государства, привели к разделению понятий о праве, как официальном общественном регуляторе, и о нормах этики, морали и других норм, относящихся к внутреннему миру людей. В наиболее радикальных теориях той эпохи уже провозглашались свобода совести и невмешательство церкви в государственные дела.

Период Средневековья не внес большую лепту в развитие демократических представлений о праве. Общества стран Западной Европы были организованы как монархическо-церковные сословные иерархии. Идеи свободы и равенства были перенесены более всего в сферу религиозных исканий, где мечты о преодолении чуждой народу власти церкви и государства принимали форму идей непосредственной власти бога.

Демократические тенденции раннего христианства нашли развитие в идеологии ряда еретических движений средних веков. Применяя к государству и праву тексты святого писания о равенстве верующих перед богом, радикальные ереси обосновывали равенство людей перед законом и их право участвовать в решении не только церковных, но и государственных дел.

2.3 Концепции правопонимания в Новое Время

Следующим периодом развития права является Новое Время. Развитие философии права в эпоху Нового времени, с XVI по XIX в., составило всеобщую концептуальную основу правовых учений нашего времени. Наряду с положениями, отражающими историческое своеобразие эпохи и особенности национального самосознания европейских народов, важнейшее содержание философии права и философии истории Т. Гоббса, Дж. Локка, Г. Гроция, Б. Спинозы, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, И. Канта, И. Г. Фихте, Г. В. Ф. Гегеля имеет всеобщее значение.

Одним из виднейших правоведов Нового Времени был голландец Гуго Гроций. Основное сочинение Гроция «О праве войны и мира» (1625) оказало исключительно большое влияние на современников. В этой книге Гроций открывает рационалистическое направление в философии права, активно применяя метод дедукции при изложении и обосновании вопросов теории естественного права.

Гроций связывает естественное право с проблемами нравственности, которыми он в полном согласии с античной традицией занимается в аспекте вопроса о справедливости. В этом смысле юриспруденция имеет в своем предмете общность с предметом этики. От них же Гроций отделяет вопрос о целесообразности и пользе, который должен составить предмет особой, а именно политической, науки.

При этом Гроция в первую очередь интересует следующий вопрос: существует ли справедливое по природе или же оно есть только то, что установлено по закону. Разбирая этот вопрос, он приходит к такому выводу: человек отличается от животных своим стремлением к общению, причем к общению согласно с требованиями разума. Для удовлетворения этого стремления он наделен двумя способностями: способностью говорить и способностью действовать согласно с общими принципами. Обладая разумом, человек составляет суждение о том, что ведет к мирному, организованному общежитию, а что препятствует ему.

Именно стремление к общежитию и есть источник права, независимо от установленных положительных законов; из него вытекает обязанность воздерживаться от воровства, вознаграждать причиненный вред, сдерживать свои обещания и т.п. Гроций различает право справедливое и несправедливое. Но только первое можно назвать правом в точном смысле этого слова. Причем оно было бы справедливо даже в том случае, если бы Бог не заботился о людях, т.е. оно справедливо уже само по себе, по своей внутренней сущности. Всевышний не в состоянии изменить велений естественного права, как вытекающих с необходимостью из природы разумных и стремящихся к общежитию существ.

Таким образом, Гроций считает естественным состоянием людей состояние общественное, но последнее является следствием стремления каждого индивида к общежитию, так что уже в учении Греция школа естественного права получает индивидуалистическую окраску.

Еще одним правоведом и философом того времени являлся англичанин Томас Гоббс, известнейшее произведение которого «Левиафан» описывает аппарат государство, как чудовище, готовое раздавить.

Свободное взаимопересечение воль отдельных людей, согласно Гоббсу, имеет своим результатом «естественное состояние» общества. Сама по себе воля человека зла, ибо в основе ее лежит дух соперничества, недоверия и любви к славе. И именно потому что воля каждого человека по природе эгоистична и зла и направлена только на самосохранение, то столкновение с точно такой же волей другого, при условии равенства всех людей, неизбежно приводит к взаимной вражде. Это состояние Гоббс называл «войной всех против всех». Вместе с тем, это состояние войны противоречит принципу самосохранения. Поэтому основным естественным законом, вытекающим из самой природы людей, является закон сохранения мира.

Из основного закона сохранения мира Гоббс выводит девятнадцать подчиненных естественных законов: поступай по отношению к другим так, как ты желал бы, чтобы другие поступали по отношению к тебе; не делай другому того, чего не хотел бы, чтобы делали тебе; закон справедливости (неизменно воздавать каждому его собственное); и др. Эти естественные законы неизменны и вечны.

Науку об естественных законах Гоббс характеризовал как единственную и истинную философию морали в качестве науки о добре и зле в человеческих поступках и в общественной жизни.

Под свободой Гоббс понимал «отсутствие внешних препятствий, которые нередко могут лишить человека части его власти делать то, что он хотел бы, но не могут мешать использовать оставленную человеку власть сообразно тому, что диктуется ему его суждением и разумом». Исходя из своего понятия свободы и естественного права, Гоббс проводит четкое различие между правом и законом. Так, право состоит в свободе делать или не делать что-либо, а закон, наоборот, определяет и обязывает что-либо делать или не делать. Таким образом, закон и право он различал как обязательство и свободу, которые несовместимы в одном и том же отношении.

Таким образом, в основе построения социального организма по Гоббсу лежит теоретико-методологическая идея социального атомизма и нравственно-этическая идея злой воли человека.

Это новое состояние общества, возвышающееся над «естественным состоянием», является следствием «общественного договора», суть которого заключается в отказе от эгоизма «естественной» воли личности и признании суверенитета государства. Договор – достаточно своеобразная категория философии права Гоббса, обозначающая не какой-то единовременный акт, но постоянное состояние сознания и воли граждан, добровольно признающих над собой власть государства. Идея общественного договора и вообще договорного характера государства – одна из влиятельнейших идей в целом ряде политических теорий Нового времени (Дж. Локка и Ж.-Ж. Руссо). Понятия «естественного состояния» и «общественного договора» являются для Гоббса средствами не исторической, а скорее логической характеристики общества, своего рода мыслительными моделями, позволяющими высветить отдельные стороны существа общественных отношений. Так, реальный аналог естественного состояния Гоббс находил не в первобытной и не в архаической истории, а в современной ему истории гражданских войн и революций.

В Новое Время появилась концепция, ставшая позже называться либеральной и имеющая огромное значение для современных представлений о праве. Этот подход называют либеральным, он возник в рамках просветительской философии XVIIIвека. Эта концепция связана с именами Дж. Локка, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, И. Канта, Ч. Беккариа и др. Она исходит из убеждения, что в праве первичны не запреты и репрессии, не ограничения поведения человека, а наоборот, — его права и свободы. Термину «право» было как бы возвращено его подлинное содержание, отражающее социальную природу права: это, прежде всего, именно право человека на жизнь, собственность, безопасность, свободу совести, слова, перемещения и пр. Иными словами, основой права, его первоначалом, первоэлементом признаются естественные права и свободы человека, которые должны соблюдаться категорически, независимо от любых, пусть даже самых целесообразных требований момента. Никакой государственный запрет и вообще никакое требование к индивиду не должны покушаться на его неотъемлемые права и свободы.

Историческую подоплеку такого категорического требования понять нетрудно: буржуазно-просветительская мысль вела отчаянную борьбу с усиливавшимся деспотизмом феодально-абсолютистских государств, в которых право, по сути дела, являлось возведенной в закон волей правителя, государя. Естественно, что в этих условиях процветали произвол и деспотизм. Если их что и сдерживало, так это чисто физические границы производительных способностей подданных и пределы мощи репрессивного государственного аппарата. Допросветительская правовая мысль также пыталась найти какие-то ограничения тенденции сползания государств к деспотизму, однако особых успехов не достигла. Самым распространенным средством борьбы с этим социальным злом был призыв к разуму правителя, монарха, которому, дескать, много выгоднее заботиться о своих подданных, как доброму отцу о своих многочисленных детях, ведь тогда и самому государю будет обеспечена спокойная жизнь.

Мыслители XVIII в. решительно отбрасывают эти наивно-патерналистские взгляды, но задача остается прежней: найти нормативные ограничения деспотической власти государства, его огромной принудительной силы. Стремительно развивающийся капитализм утверждает новые формы поведения людей и соответственно иной тип личности. От человека в возрастающих масштабах требуются и, следовательно, культивируются такие качества, как инициативность, предприимчивость, самостоятельность, ответственность прежде всего за себя, а не за род или общину. Соответственно возникает и требование гарантий, защиты достигнутого в жизни путем индивидуальных усилий от произвола со стороны государства. Именно этот социальный запрос и стал базой просветительской философии права от Локка до Канта, сформулировавшей концепцию естественных прав и свобод человека. Таким образом был подведен теоретический фундамент под идею о необходимости принудительного ограничения самой государственной власти.

Высшим принципом новой философии права выступает признание независимости каждого индивида, его полной самостоятельности и не менее полной ответственности за свою судьбу. Государство не имеет права решать, что для индивида хорошо, а что — плохо. Государство не мешает индивиду действовать на свой собственный страх и риск, но и не несет ответственности за успех или неуспех его действий. «Запретительный» дух старого понимания права меняется на «разрешительный»: разрешено все, что не запрещено.

Очень важна для формирования представлений о праве философия права Гегеля. Право с точки зрения Гегеля есть наличное бытие свободной воли. “Право состоит в том, что наличное бытие вообще есть наличное бытие свободной воли”.[6] Понятие права значительно более широко чем юридическое понятие о праве, оно охватывает “наличное бытие всех отраслей свободы”.[7] Это есть объективно идеалистическое понятие права. Разум, дух в области общественных отношений людей с точки зрения Гегеля творит свою работу при помощи индивидуальной воли отдельных лиц и создает объективный мир свободы, то есть право.

Понятие о праве в представлении Гегеля имеет своей основой не волю отдельного лица, а некую себе и для себя сущую, всеобщую волю, имеющую самостоятельное существование во времени, пространстве и выражающую объективно разумную, а не субъективный произвол отдельного лица, что существенно отлично от понятия о праве данное Кантом и всеми сторонниками критической философии. Категорический императив Канта в области права гласит: “Поступай так, чтобы твоя свобода могла сосуществовать со свободой всех людей, исходное положение - свобода отдельной личности”. Гегель же стремиться постигнуть разумную сущность права и государства самих по себе, независимо от прав и интересов отдельной личности. Он трактует положительное право как выражение самого разума, чтобы тем самым обосновать неправомерность, но революцию уничтожения, не отрицая при этом возможности элементов насилия и тирании в положительном праве, но считает их для самого права чем-то случайным, не касающимся природы права самого по себе, как нечто разумного, как в себе и для себя сущей свободы воли.

Понятие “право” употребляется в гегелевской философии права в следующих основных значениях:

I) право как свобода (идея права)

II) право как определенная ступень и форма свободы (особое право)

III) право как закон (позитивное право).

I. На ступени объективного духа, где все развитие определяется идеей свободы - “свобода” и “право” выражают единый смысл.

II. Система права как царство реализованной свободы представляет собой иерархию особых прав (от абстрактных форм до конкретных).

Конкретизация понятия права есть определенное наличное бытие свободы, а значит и особое право. Подобная характеристика относится к абстрактному праву, морали, семье, обществу, государству. Эти “особые права” даны в рамках одной формации объективного духа, они ограничены, соподчинены и могут вступать во взаимные коллизии.

Последующее “особое право”, диалектически “снимающее” предыдущее, более абстрактное “особое право”, представляет его основание и истину. Более конкретное “особое право” первичнее и сильнее более абстрактного.

На вершине “особых прав” стоит право государства, над ним лишь право мирового духа. Поскольку в реальной действительности “особые права” всех ступеней (личности, ее совести, семьи, государства) даны одновременно и, следовательно, в актуальной или потенциальной коллизии, так как по гегелевской схеме, окончательно истинно лишь право высшей ступени.

III. Право как закон (позитивное право) является одним из “особых прав”.

Гегель пишет: “То, что есть право в себе, положено в его объективном наличном бытии, то есть определено для сознания мыслью и известно как то, что есть и признано правом, как закон; посредством этого определения право есть вообще позитивное право”.[8]

Превращение права в себе в закон путем законодательства придает праву форму всеобщности и подлинной определенности. Предметом законодательства может быть лишь внимание стороны гегелевских отношений. Различая право и закон, Гегель в то же время стремится исключить их противопоставление. Гегель признает, что содержание права может быть искажено в процессе законодательства, поэтому не все данное в форме закона есть право. В гегелевской философии речь идет о внутреннем различении одного и того же понятия права на разных ступенях ее конкретизации.

Одной из самых важных фигур европейской юриспруденции второй половины 19 столетия был германский правовед Рудольф фон Иеринг (1818-1892). Его труды «Дух римского права на различных ступенях его развития», «Цель в праве» и «Борьба за право».

Первое место в применяемой им методологии познания права и государства он отводит описанию, классификации и анализу фактов. По сравнению с изучением эмпирического материала оперирование философскими конструкциями начинает играть у него вспомогательную роль. Эмпирический материал рассматривается Иерингом как в историческом, так и в структурном функциональном измерениях. Уподобляя право организму, Иеринг придает ему «все качества продукта природы: единство во множестве, индивидуальность, рост из себя и т.д.». Рост или развитие права из самого себя как раз и требует исторического подхода к нему. Необходимость именно такого подхода обосновывается и показывается в «Духе римского права». Здесь рассматриваются истоки и общее понятие права. Отправной пункт рассуждений таков: «Цель есть творец всего права». Теологическая (осуществляется через призму категории «цель») трактовка права, естественно, приводит Иеринга к постановке вопроса о субъекте целеполагания или – что одно и то же – о создателе права.

Само право характеризуется Иерингом с разных сторон. Прежде всего, со стороны содержания. Им являются интересы субъектов социального взаимодействия, но такие интересы, которые общи всем его участникам; другими словами – интересы общества в целом. Они и составляют содержание права. При одном непременном условии – их защите, гарантированной государством. Право есть защищенный государством интерес. Право – совокупность жизненных условий общества в широком смысле, обеспеченных внешним принуждением, т.е. государственной властью.

Право, также характеризуется Иерингом в качестве суммы норм общеобязательных правил поведения. Право есть совокупность действующих в государстве принудительных норм. Принудительность, сообщаемая государством общеобязательному правилу поведения, служит для Иеринга главным признаком того, что в сущности есть право. Иеринг повторяет свой тезис об ограниченности государственного принуждения праву и благотельности такого принуждения.

Недостаток суждений Иеринга в том, что у него нет четкого разграничения между правом и законом. У него эти понятия идентичны, в действительности они не таковы.

Если же перейти к правовой мысли в Новое Время в России, то можно подчеркнуть, что к XVI в. в России появляются первые признаки начала процесса освобождения политической мысли от религии. Он был связан с творчеством Ф.И. Карпова, И.С. Пересветова, А.М. Курбского, выступавших за “справедливость государственного устройства”, сословную монархию.

С XVII в. в России проблемы власти становятся предметом специального наблюдения и анализа. Возникают идеи, предвосхищающие отдельные моменты петровских реформ. Яркими представителями политической мысли в этот период явились Ю. Крижанич и А. Ордин-Нащекин. Целесообразно обратить внимание на фундаментальный труд “Политика” хорватско-русского общественно-политического деятеля Юрия Крижанича (1617–1683), который прожил в России 17 лет и здесь же написал основные фрагменты своей работы. Крижанич – апологет самодержавия, “совершенного самовладства”, как наилучшего правления. “Правь так, – советовал он царям, – чтобы не захотели перемен. Для этого надо обеспечить благочестие, справедливость, покой, изобилие, веру, суд, мир и дешевизну”

Вместе с тем Крижанич полагал, что “безграничная власть противна божественному и природному закону”. Чтобы этого не произошло, он советовал ограничить законами всевластие “слуг царя”, установить новое, наилучшее законодательство, отменить слишком тяжелые для народа повинности. дать людям всех чинов и сословий подобающие привилегии. Благие законы лучше всего противостоят жажде власти. [c.136] В своем труде Ю. Крижанич анализирует экономические основы прочности государства – земледелие, ремесла, торговлю, рассматривает роль отдельных групп населения, а также обосновывает превосходство монархии над другими формами правления (олигархией, республикой, деспотией). Ю. Крижанич считал отсутствие городского самоуправления недостатком русской жизни, а Ордин-Нащекин, на основе своего воеводства в Пскове, даже разработал проект городского самоуправления. Особо следует заметить, что Ю. Крижанич разработал стройную политическую концепцию славянского единства, доказывал необходимость “объединения всех славян в единую семью”.

Политические исследования Ю. Крижанича и Ордин-Нащокина, направленные на упорядочение путем законов самодержавия в России, опередили свое время.

Новый этап в истории политической и правовой мысли России начинается на рубеже XVII–XVIII вв., с реформ Петра I. Социально-политические реформы в России затрагивали общие проблемы государства, структуры государственного аппарата, социального устройства общества и сословных отношений. Европеизируя Россию, Петр в то же время стремился укрепить абсолютную монархию, ограничить церковь и власть родовой аристократии.

Сторонники идеи просвещенного абсолютизма, политические теоретики “гнезда Петрова” (А.С. Пушкин): Ф. Прокопович (1681–1736) – автор “Слова о власти и чести царской”, “Регламента или Устава Духовной Коллегии”, Ф.С. Салтыков (1661–1715) – составитель “Пропозиций” по государственному устройству, В.Н. Татищев (1686–1750) – создатель “Истории Российской с самых древнейших времен”, И.Т. Посошков (1652–1726) – автор “Книги о скудости и богатстве” и др. – рассматривали государство в качестве гаранта общего блага, как силу, способную обеспечить “общенародную пользу” и “внимать разуму подданных”. В то же время в силу своеобразия российского исторического процесса и отсутствия демократических институтов все преобразования в стране могли осуществляться только сверху, “от царя”, как пожалование. Проекты реформ приобретали силу закона лишь в том случае, если были санкционированы государством, как бы исходили от него. Несогласие с государственной властью и издаваемыми законами не допускалось, верховный носитель власти ставился над всеми гражданами и сословиями, любые действия государя оправдывались, хотя просвещенный абсолютизм, по мнению Ф. Прокоповича, не может отождествляться с произволом верховного правителя. Про свещенный монарх должен править, опираясь на обоснованный и соблюдаемый свод законов. [c.137] Ф. Прокопович исходил из посылки, что основой прогресса, силы государства и благосостояния граждан является образование и распространение наук. Верховным носителем государственной власти должен быть просвещенный правитель: “В наследуемом царстве печется самодержец о добре общем, яко о своем домашнем”

В.Н. Татищев полагал, что выбор форм правления или избрание нового монарха должны соответствовать естественному закону и осуществляться “согласием всех подданных”. Форма правления зависит от географических условий, размеров территории и уровня просвещения.

Вывод: Именно в эту эпоху появилось большее количество правовых школ. После «темного» с точки зрения развития правовой мысли Средневековья, в котором развитие получили лишь две концепции, настал период, который послужил толчком для развития представлений о праве.
3. Основные современные учения о сущности права и поиски нового понимания права

Представления о сущности права находятся в развитии и являются предметом активных споров и в современных условиях развития общества. Современные учения о сущности права представляют собой не некую универсальную, единую правовую доктрину, а скорее набор, конгломерат отдельных концепций, направлений в теории права, среди которых можно выделить основные.

Для того чтобы максимально полно изучить вопрос сущности права, одним из важнейших условий является обозначить основные учения о сущности права, указать непосредственную практику, в которой бы употреблялась эта часть теории права, которая отображала бы реалии развития представлений о сущности права. Совокупность представлений о праве образует правовую школу.

Цель работы: обозначить основные теоретические и практические аспекты каждой правовой школы, выявить основные сходства и различия в этих представлениях.

3.1 Основные правовые школы и учения

В Психологической теории право трактуется, главным образом, как совокупность элементов субъективной человеческой психики. Объективно в области права существуют только психические переживания, связанные с представлением одного человека, пользующегося каким-либо правом требовать выполнения определенных обязанностей, лежащих на другом человеке. При этом все же различается официальное и неофициальное право. Официальное — установленное государством и поддерживаемое им, неофициально — лишенное этого, но все же действующее в качестве права. Таким образом, в психологической теории наряду с писаными законами, т.е. наряду с реально существующей системой правовых норм (предписаний), установленных государством, правом признаются также психологические переживания людей. Это означает, что правовые нормы могут создаваться и помимо государства, в результате определенных эмоций и переживаний человека по поводу права. Право рассматривается не как общественное явление, связанное с государством, а как нечто интуитивное, как явление, существующее в сфере эмоций, индивидуальных психических переживаний человека. Таким образом, государственное принуждение здесь не выступает в качестве существенного признака права. На первый план выдвигаются личностно-психологические установки индивида.

Однако, правильно выделяя определенные психологические аспекты права, это учение по существу растворяет право в индивидуальной психике, делает его тождественным правосознанию, игнорируя тем самым реальную объективную природу права как сложного явления социальной жизни, недооценивая право как объективно складывающуюся систему норм, искажая его связь с экономикой и государством.[9]

Социологический подход концептуально сформировался во второй половине XIX в., в рамках школы «свободного права». Нормы права, рассчитанные на свободную конкуренцию, в новых условиях развития капитализма перестали удовлетворять потребности общественного развития. Суды вынуждены были так интерпретировать законы, что под видом толкования фактически устанавливались новые нормы. Идеологи нового правового мышления призвали к открытому и свободному судейскому правотворчеству. Отсюда тезис: «Право следует искать не в нормах, а в самой жизни». Уподобление писаного закона пустому звуку, сосуду, который еще следует заполнить и т.п. – вот постулаты социологического направления, и в частности реалистической теории права в США. Наполнять законы правом призваны судьи и администраторы. Как убеждаемся, недоверие к закону и законности – вот суть реалистического подхода к праву.

На почве критики старых законов после Октябрьской революции социологический подход пропагандировался и в марксистской теории права (например, взгляды П.И. Стучки). Утверждались совершенно новые общественные связи, и их спешили объявить правовыми, самим правом. Но поскольку в то же время издавались декреты советской власти и ставить их под сомнение в качестве права марксистские политические деятели не могли, то правом объявлялись одновременно и новые законы, и новые отношения.

В последние десятилетия получил распространение взгляд на право как на деятельность физических должностных и юридических лиц, реализующих в той или иной форме свои правомочия. В большей степени этому способствовала компрометация лицемерного юридического позитивизма сталинской эпохи, когда писаное право (законодательство) для многих оставалось на бумаге, а нарушения конституционных норм являлись едва ли не нормой жизнедеятельности отдельных ведомств и многих ответственных работников. Однако следует различать, как представляется, консервативную и прогрессивную ветви социологического подхода к праву. Те, кто объявлял правом практику государственного строительства, преобразования общественного бытия на коммунистических началах или даже «саму общественную жизнь» в целом в период застоя нашего общества, – все они вольно или невольно оправдывали теневые отношения во всех их разновидностях, придавали им характер правовых. Жизнь тогда, как хорошо известно, шла своим чередом в обход закона, помимо закона и в нарушение закона. Напротив, в условиях, когда наблюдаются глубокие перемены в жизни в сторону поворота ее к международным стандартам, в социологических взглядах ряда авторов можно усмотреть весьма прогрессивные мотивы.

Как бы то ни было, для правореализующей практики, для правоприменителей рассматриваемый подход к праву менее предпочтителен, поскольку он, скорее, дестабилизирует правовой порядок, а не укрепляет его. Он вносит неопределенность и сумятицу в отношения субъектов правового общения. Каковы причины этого? Каковы отрицательные стороны правового реализма? Назовем три основные:

– отсутствие прочной юридической основы предпринимаемых действий и уверенности в конечных их результатах;

– решение юридических дел в пользу экономически и политически сильного, в ущерб слабым, малообеспеченным, не стоящим у кормила политической власти;

– опасность некомпетентного решения и откровенного произвола со стороны нечистоплотных должностных лиц.

В условиях нашей действительности, когда работники правоохранительных органов не прочь удовлетворить свои интересы в обход и вопреки закону, трудно даже вообразить, что было бы, если бы они вообще не были связаны никакими законами. У нас очень мало материальных, политических, юридических (процессуальных, в частности) и моральных (общекультурных) гарантий против произвола судей, прокуроров и администрации. В отношении всех должностных лиц, милиции самый лучший принцип, какой можно предложить, это, как уже отмечалось, «дозволено только то, что прямо разрешено законом». Социологический подход к праву очень хорош для исследователя и для законодателя. Чтобы познать право, издать полезный и эффективный закон, надо изучать законодательство в действии. Социально реализованное бытие писаных норм – источник их постоянного совершенствования. Жизнь права – источник выявления пробелов в законодательном регулировании общественных отношений. Сами общественные отношения выступают в разных ипостасях: они и предпосылка (источник) права, и форма его реализации (жизни), и критерий справедливости, ценности, эффективности правовых норм. Рассмотрение их непосредственно в качестве права обедняет теорию и дезориентирует практику.

В основе солидаристского направления , или социальной концепции права лежит идея солидарности, т.е. сотрудничества в осуществлении власти различных социальных слоев и групп, участвующих в политической жизни. Согласно этой теории, каждый член общества должен осознавать свою социальную функцию, установленную правом, проникнуться идеей необходимости совершения определенных поступков, обеспечивающих солидарность всех членов общества. Право выступает как выразитель этой солидарности, инструмент, охраняющий “общие интересы” всех групп.

Таким образом, социальная концепция права, рассматривая сущность права, представляет его как средство достижения социальной гармонии. Она направлена на поиск правовых средств, помогающих устранить возможные социальные конфликты, обеспечить порядок в обществе, стабильность и устойчивость самой общественной системы. Это предполагает рассмотрение права не обособлено, а наряду с другими элементами социальной действительности — экономикой, политикой, моралью в их функциональной взаимообусловленности и взаимозависимости.[10]

Нормативное понимание права самое пригодное для отражения его инструментальной роли. Определение права как совокупности охраняемых государством норм позволяет гражданам и другим исполнителям правовых предписаний знакомиться с содержанием последних по тексту нормативных актов и соответственно сознательно избирать вариант своего поведения. Уже по одной этой причине нельзя отвергать данный подход. Нельзя связывать его с одними именами (например, именем Вышинского), забывая о других, или с одним временем (например, временем культа личности), не принимая во внимание позитивную роль нормативистских воззрений и нормативистской практики.

В наибольшей степени нормативистская теория права разработана Г. Кельзеном. У него право поставлено в такую связь с государством, что последнее само рассматривается как персонифицированный правопорядок. Право в названной теории представляет собой иерархическую (ступенчатую) систему норм, представляемую в виде лестницы (пирамиды), где каждая верхняя ступенька обусловливает нижнюю, а нижняя вытекает из верхней, ей подчиняется. Правом признается государственная воля, выраженная в обязательном нормативном акте, обеспеченном принудительной силой государства.

Нормативисты ограничивают задачу юридической науки формально-догматическим анализом правовой нормы, изучением лишь внешнего ее строения (структуры). Тем самым в известном смысле игнорируется содержание правовой нормы, ее связь с действительностью, с материальными условиями жизни и интересами ее индивидов.[11]

При таком обилии правовых школ, существуют такие концепции, которые образовались совсем недавно и являются наиболее современным отображением взглядов людей о праве. Далее речь пойдет именно об этих теориях

Согласно теории “возрожденного естественного права ” (современная модификация естественно-правовой теории), то право, которое создается государством, является производным по отношению к высшему, “естественному праву”, вытекающему из человеческой природы. Позитивное право, т.е. нормы, установленные государством, признается правом только в том случае, если оно не противоречит “естественному праву”. Как и в естественно-правовой доктрине, здесь проводится идея, что позитивное право должно соответствовать высшей справедливости, “естественному праву”.

В рамках теории “возрождения естественного права” выделяются два основных направления — неотомистская теория права и “светские” концепции естественного права.

Рассматривая вопрос о природе, сущности права, неотомистская теория пытается найти основные права в мировом порядке, согласующемся с религиозными догматами, вечным законом, высшим божественным разумом, управляющим миром.

Неотомизм — по существу новейшая интерпретация средневекового учения Фомы Аквинского. Божественный закон призван устранять несовершенство человеческого, положительного закона, если он расходится с естественным правом. Сторонники неотомизма подчеркивают превосходство естественного права над правом человеческим, позитивным, т.е. установленным государством. При этом они отмечают, что право частной собственности, хотя и имеет государственное происхождение, не противоречит естественному праву.

Неопозитивизм — направление современной юриспруденции, которое, фетишизируя словесно-символическую форму существования права, фиксирует в основном лишь результаты правотворческой деятельности, открывая тем самым нормативные установления от существующих правовых норм с формальной точки зрения, т.е. с точки зрения их внешней формы. Иными словами, акцент делается на формальной характеристике права. Не случайно, поэтому позитивизм нередко остается на уровне описательной социологии.

Светская” доктрина естественного права исходит из этической первоосновы права, из необходимости соответствия правовых установлений моральным требованиям естественного права, основанного на стандартах справедливого поведения. Для теории естественного права характерным является признание в качестве основы “правильного”, “законного” права некоей естественной нормативной системы, не совпадающей с позитивным правом.[12]

Вывод: Существует огромное количество различных правовых учений, каждое из которых уникально в вопросе рассмотрения сущности права. Все эти концепции являются составленными моделями практического воплощения представлений о сущности права. При этом очень важно не забывать о том, что все эти школы развиваются,а не стоят на месте, происходит модификация представлений о сущности права. Очень важным является то, что на этих концепциях нельзя зацикливаться, все они развиваются, а новые тенденции в развитии права приводят к появлению новых учений о сущности права.

Новому Времени свойственен гораздо больший радикализм правовых взглядов. Это обусловлено тем, что общество встало на демократические рельсы, свободы открыли широкое пространство для мысли. Именно период Нового Времени и Эпохи Возрождения принес наибольшее количество правовых концепций и теорий. Понятия о сущности права стали наполнены гораздо большим содержанием, чем наполнялись ранее.

3.2 Представление о будущем права. Формирование новых концепций правопонимания

Как уже было сказано раннее, современные концепции правопонимания не являются окончательными и абсолютно завершенными. У них всех присутствуют сильные и слабые стороны. Однако представления о сущности права постоянно претерпевают изменения. Это происходит потому, что меняются общественные отношения, которые право должно регулировать, меняются цели правового регулирования и представления самих людей о том, что есть право. На современном этапе развития общества человечество поставлено перед необходимостью сделать глобальный поворот в своем развитии: оно должно приучить себя к жизни в условиях мира, сотрудничества, справедливости, доброжелательности, свободы. В контексте обновления человеческой цивилизации право как нормативный феномен культуры примет облик, полностью совместимый со свободным социальным творчеством людей. В правовом развитии акцент стоит на свободе, а это требует его ориентации на ценности самоопределения, саморазвития, саморегулирования, самоуправления во всех сферах человеческой жизни.

Есть большое количество гипотез насчет права будущего. Как полагают некоторые ученные, в будущем право должно будет послужить инструментом выхода из институционального кризиса государства и права. Этот кризис уже давно перерос уровень государственный, он все ближе и ближе подбирается к общемировому уровню. Симптомы институционального кризиса государства и права: сверхцентрализация и бюрократизм в государственном управлении, сверхрегуляция, деспотизм законов, отрыв политико-правовых форм от социального содержания, превращение народа в объект государственного управления и правового регулирования. Впереди, как многие считают, закат классических форм государственности, распад крупных государственных образований, замена иерархического пирамидального строения общества на более приспособленный для информационного общества. В сфере права распадение централизованных единств, крупных целостных структур должно положить конец “господству закона”, оно уступит место саморегулированию, нормативной импровизации членов независимых социальных ячеек.[13] При этом данный подход не определяет содержание будущего права.

Большинство теорий о будущем права строятся на представлениях о будущем института государства. Первичным объектом изучения является именно государство, а право будет должно измениться и подстроится под новый тип государства, так же право должно будет определить и регламентировать правовой статус новой государственности. Однако изучение права отдельно от государства использовать необходимо.

«В отсутствии правового идеала, в отсутствии которого технически высокоразвитое право теряет душу, становится автоматическим монстром» - так утверждали первые критики юридического позитивизма, чьи тезисы очень важны для формирования «живой» системы права, а не подавляющего всех левиафана. От бездушия право должны будут спасти другие науки (философия, этика, теология), им необходимо будет установить границы справедливости, определить основное содержание права путем осмысления положения человека в мире.

Плоское, одномерное, упрощенное “техническое” право, пригодное для решения узкопрагматических задач, должно уступить место живому человеческому праву для свободного и справедливого общения людей.

Новые концепции правопонимания могут или полностью вытеснить современные, или стать их частью, дополнив представления о сущности права в сторону нового курса развития права и государства. В данный период основной целью развития государственности является построение правового государства. Данное стремление основано на общечеловеческой системе ценностей. Из этого следует вывод, что если изменятся ценности общества, то и цели политические и правовые видоизменятся под новую систему ценностей.

Стоит также отметить, что с развитием промышленности и технологий могут появиться новые институты права, а возможно даже новые отрасли. Все это приведет к большой нормотворческой работе, которая должна будет основываться уже на новых принципах и доктринах права.

Концепции права будущего будут напрямую зависеть от политического режима, экономической обстановки, правовой культуры населения. Структурный кризис любой из этих отраслей будет приводить к большему усовершенствованию нормативных предписаний и концепций.

Вывод : Сейчас трудно предсказать детально, каким станет право в течении XXI века, но ясно, что понимание права будет совершенно иным по сравнению с тем, которое сегодня владеет нашими умами. Оно будет основано на интеграции общественного и естественнонаучного знания, на существенном переосмыслении привычных для нас представлений о связях общества, природы, космоса, биологического и социального, материального и духовного, рационального и иррационального.[14]

Заключение

Сущность права – понятие крайне тонкое. Право характеризуется двойственной природой. Дуализм права проявляется в сочетании классовой и общесоциальной составляющих. С одной стороны, право выражает волю правящей элиты, с другой - долговременные интересы всего общества. Определение и разграничение данных понятий крайне важно для изучения сущности права.

С точки зрения практики сущность права интересна тем, что большое количество ученых-правоведов и не только занимались изучением этого вопроса. Концепции правопонимания составляют огромный материал, в котором описаны самые различные аспекты права, ведь каждый правовед обращал особое внимание на какой-либо аспект.

Представления о сущности права безусловно нужно рассматривать в эволюции и развитии, вне отрыва от конкретной исторической и социально-политической обстановки. Лишь тогда мы сможем получить истинные знания о сущности права и о каждой отдельной теории понимания сущности права.

Вопрос будущего права скорее философский, нежели сугубо правовой. В первую очередь потому, что первичную роль в нем играет гипотеза. Но при этом мы можем проследить вполне предсказуемые тенденции в будущем, так как они начали свое развитие задолго до официального закрепления данных норм. Мы можем утверждать, что праву просто придется видоизмениться, так как без этого невозможно будет преодолеть институциональный кризис власти. Представления о сущности права могут поменяться как в сторону расширения содержания данного понятия, так и в сторону сужения, что маловероятно, так как намечается появление большого количества новых институтов права и отраслей.

Таким образом мы рассмотрели все этапы развития сущности права.


Библиографический список

1. Теория государства и права: учебное пособие / Н.М. Чистяков – М.: КНОРУС,2010, с. 92,93

2. Теория государства и права: учебник / В.И. Червонюк – М.: ИНФРА, 2006, с.215-239

3. Теория государства и права. Учебное пособие – М.: Книжный мир. 2007 – с.95-100

4. Алексеев С.С. Теория права - М.: Изд-во БЭК, 2004.- 224с.

5. Общая теория права: Учеб. пособие для юр. вузов. М., 2001. С.96,97,98

6. Основы государства и права: Учебное пособие. / Под общей ред. С.А. Камарова. – М.: Манускрипт, 2001, с.105-107

7. Общая теория права: Учеб. пособ. для вузов. /Под ред. А.С. Пиголкина - М.: Манускрипт, 2000.- 396с.

8. Теория права и государства: Учебник для вузов. М., 2000. С.85-90

9. Теория права и государства: Учебник для вузов.– М.: Юристъ, 2002

10. Ксенофонт. «Воспоминания о Сократе», IV, IV, 12

11. Аристотель. «Этика», V, 2-10

12. Венгеров А. Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. 3-е изд. – М.: Юриспруденция, 2004.

13. Конфуций. “Беседы и высказывания»

14. Гегель. «Философия права». “Мысль”. М – 2000

Приложение

Таблица основных теорий происхождения права

Теория происхождения права Представители Содержание Оценка
Теологическая

Многие религиозные деятели Древнего Востока, средневековой Европы (Фома Аквинский ХIII в.), идеологи ислама и современной католической церкви( неотимисты, Жак Маритен)

Теория отстаивает идеи незыблемости вечности государства, необходимости подчинения государственной воле (закон), как власти от Бога, но вместе с тем, и зависимости самого государства от божественной воли, которая проявляется через церковь и другие религиозные организации. Суждение о законности происхождения и использования власти правителя принадлежит церкви. Высказывая такое суждение, даже и ведущее к низложению правителя, церковь не посягает на божественный принцип власти, необходимый для общежития. Подданные не только не должны исполнять приказания правителя, противоречащие божественным законам, но и вообще не обязаны повиноваться узурпаторам и тиранам.

Теологическую теорию нельзя доказать, как нельзя и прямо опровергнуть: вопрос об ее истинности решается вместе с вопросом о существовании Бога, Всемирного разума, т.е. это в конечном счете вопросы веры.

Психологическая Г.Гард, Л.И. Петражицкий Появление государства и права объясняется проявлением свойств человеческой психики, потребностью подчиняться, подражанием, сознанием зависимости от элиты общества, осознанием справедливости, определенных вариантов действия и отношения и пр. В основе его лежат особые эмоции, которые переживаются как внутренняя помеха свободе и которые побуждают человека к какому-либо действию. Нормы как авторитарные запреты и веления есть лишь отражение этих переживаний. Психологическая теория различает этический долг как правовую обязанность и этический долг как нравственную обязанность. Влияние человеческой психики не является решающим, а сама психика формируется под влиянием соответствующих экономически, социальных и иных условий. Именно эти условия должны учитываться в первую очередь.
Естественно-правовая Фундаментальную разработку теория естественного права получила в работах Локка, Руссо, Монтескье, Гольбаха, Радищева и других мыслителей. Суть данной теории состоит в том, что, кроме позитивного права, которое создается государством, существует общее для всех людей естественное право, стоящее над позитивным правом. Последнее основывается именно на требованиях естественного права (права на жизнь, свободное развитие, труд, участие в делах общества и государства). Понятие естественного права включает в себя представления о прирожденных и неотъемлемых правах человека и гражданина, которые являются обязательными для каждого государства. Еще римские юристы наряду с гражданским правом и правом народов выделяли естественное право (jusnaturale) как отражение законов природы и естественного порядка вещей.

В цивилизованном обществе нет оснований для противопоставления естественного и позитивного права, так как последнее закрепляет и охраняет естественные права человека, составляя единую общечеловеческую систему правового регулирования общественных отношений.

Нормативизм К. Бергбом - в Германии, Г.Ф. Шершеневич - в России, Д. Остин - в Англии, Р.Штаммлер С точки зрения этой теории право творится государством - это нормы государства, направленные на удовлетворение интересов человека. ). Главный тезис юридического позитивизма - признание правом только норм, создаваемых государством для общего блага или для удовлетворения интересов человека. При этом не отрицается и то, что в праве воплощаются идеи справедливости, и то, что право становится обязательным для самого государства. Однако только та справедливость, которая получает защиту государства, есть право. Исходя из своих научных представлений, нормативистская теория отстаивала идею правовой государственности. Многие ее сторонники выступали против противопоставления государства в права, определяли государство как единство внутреннего смысла всех правовых положений, как осуществление и воплощение правовых норм в единый правопорядок.
Социологическая Эрлих, С.М. Муромцев и Г.Ф. Шершеневич. Социальная норма - это норма поведения, прилагаемая к внешним выражениям общественной жизни. Она источник человеческого благополучия и стоит выше государства. В отличие от правового позитивизма, сводившего задачи юридической науки к формально-логическому изучению действующего права, социологическая школа перемещает центр тяжести на изучение «живого права», то есть системы правоотношений, поведения людей в сфере права.

Отвлекаясь от формальных признаков права, социологическая теория наполняет его социальным содержанием, доказывает, что право является уравновешивающей силой в жизни общества. Идеи данной теории четко выражают сущность правового государства, в котором и само государство, и его граждане должны подчиняться правовым предписаниям в интересах общего блага.


[1] Ксенофонт. «Воспоминания о Сократе», IV, IV, 12

[2] Аристотель. «Этика», V, 2)

[3] Аристотель. «Этика», V, 10)

[4] Платон. “Политик”

[5] Конфуций. “Беседы и высказывания»

[6] Гегель. Философия права. “Мысль”, М. 2000 г.

[7] Гегель. Философия права. “Мысль”, М. 2000 г.

[8] Гегель . «Философия права». “Мысль”. М - 2000 г. – с.247

[9] Алексеев Л.И. К вопросу об общем понятии права // Государство и право. – 1995.

[10] Основы государства и права: Учебное пособие. / Под общей ред. С.А. Камарова. – М.: Манускрипт, 2001

[11] Общая теория права: Учеб. пособие для юр. вузов. М., 2001. С.97,98.

[12] Общая теория права: Учеб. пособие для юр. вузов. М., 2001. С.96,97.

[13] Теория права и государства: Учебник для вузов.– М.: Юристъ, 2002.

[14] Теория права и государства: Учебник для вузов. М., 2000. С.85-90.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий