регистрация / вход

Предмет хищения и его признаки

Введение. Актуальность исследования. Право собственности является основой общественного и государственного устройства. В ст. 8 Конституции РФ провозглашается: «В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности».

Введение.

Актуальность исследования. Право собственности является основой общественного и государственного устройства. В ст. 8 Конституции РФ провозглашается: «В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности». Одной из основных функций государства является всесторонняя охрана собственности. К наиболее эффективным методам охраны собственности можно отнести уголовное законодательство. В настоящее время проблема преступности в Российской Федерации стоит особенно остро. Социально-экономические изменения последнего времени обусловили изменения в структуре преступности. Значительно увеличилась доля экономических преступлений. При этом преступления против собственности являются самыми распространенными как в России в целом, так и в её отдельных регионах. Среди них наиболее велик удельный вес хищений. Научно-техническое развитие общества, всеобщая компьютеризация способствует многообразию способов совершения преступлений против собственности и расширению круга предметов хищения.

Существенные изменения уголовного законодательства, связанные с принятием УК РФ 1996 года, а позднее с внесение изменений в Уголовный кодекс, коснулись и предмета хищения. Реформирование уголовного законодательства в сфере охраны отношений собственности породило ряд вопросов, где наиболее проблемным элементом выступает предмет хищения. Исходя из вышеизложенного, понятна необходимость научного осмысления предмета хищения, его сущностных признаков и проблем квалификации, связанных с предметом хищения.

Цели и задачи курсовой работы. Цель работы состоит в том, чтобы на основе имеющейся научной и иной литературы, нормативной базы, материалов практической деятельности разработать и обосновать комплексный подход к решению проблем, связанных с понятием предмета хищения, выявить основные виды предметов хищения.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие исследовательские задачи:

- изучить основы построения диспозиций статей УК РФ устанавливающих ответственность за имущественные преступления;

- изучить основные научные тенденции в области определения обязательственных признаков предмета хищения;

- сформулировать основные признаки предмета уголовно-наказуемого хищения;

- дать теоретическое определение предмета хищения;

При написании данной курсовой работы использовались работы таких авторов как: А.А. Бакрадзе, С.В Максимов, С.М. Кочои, Л.Д. Гаухман, О.В. Сперанский, А.В. Голикова, Е.В, Герасимова, М.В. Фролов, И.А. Никитина, а так же такие нормативно правовые акты как: Конституция РФ, Уголовный Кодекс РФ, комментарии к Уголовному Кодексу РФ под редакцией В.М. Лебедева, Гражданский Кодекс РФ, Административный Кодекс РФ, Постановление Пленума Верховного Суда РФ.

Глава 1. Общие положения о предмете хищения.

§1. Признаки предмета хищения.

Материальный признак предполагает, что предмет хищения – это всегда вещь материального мира. Предмет должен иметь форму, цвет, количество, объем, физическое состояние и отвечать другим свойствам материального тела. Информация, интеллектуальная собственность не являются предметом хищения, предусмотренного в гл. 21 УК РФ.

Социальный признак состоит в том, что предмет хищения должен быть овеществлен человеческим трудом. Указанный признак позволяет отграничить преступления против собственности от экологических преступлений, в случае, когда имеет место завладение природными богатствами. Овеществленность человеческим трудом не является единственным критерием, положенным в основу разграничения названных преступлений. Запрет на сбор или добычу указанных богатств может быть продиктован экологическими соображениями. Природные объекты, находящиеся в естественном состоянии, всегда неразрывно связанны с природой и представляют собой единый комплекс, посягательство на объекты природы разрушает их связь с природой. Не исключено, что и экологические преступления могут быть совершены из корыстных побуждений, но они не связаны с намерением виновного, поживиться за счет труда других людей.

Юридический признак, по мнению Герасимовой Е.В[1] ., включает два свойства, во-первых, виновный не должен иметь правомочий собственника или иного владельца на данной имущество, а во-вторых, такие правомочия должны находиться у другого лица. Правовая охрана имущества, находящегося на умершем лице, либо при нем (одежда, личные вещи, деньги, иные ценности) отличается определенными особенностями. Согласно общепринятой в уголовно-правовой науке позиции, похищение вещей с могилы расценивается как надругательство над телами умерших и местами их захоронений. Однако, в ряде случаев, родственники умершего не только не отказываются от имущества, находящегося в местах захоронения и при умершем, но и принимают меры, направленные на обеспечение сохранности такого имущества (захоронение в склепе). Целесообразно придерживаться дифференцированного подхода при оценке завладения имуществом, находящимся при умершем или на могиле. Все предметы ритуального оформления условно можно разделить на две группы: вещи кратковременного существования (цветы, венки и т.п.), и вещи длительного существования (надгробный памятник, ограда, ювелирные украшения, находящиеся на умершем). Завладение дорогостоящими вещами длительного существования, находящиеся на могиле, на умершем, либо при нем, при установлении корыстной цели всегда следует оценивать как хищение чужого имущества.

Экономический признак означает, что предметом хищения может быть лишь вещь, которая обладает экономической ценностью, нашедшей своё выражение в цене.

На основе рассмотренных признаков формулируется понятие предмета хищения.

§2. Предмет хищения.

Предметом хищения может быть только чужое имущество, являющееся объектом вещного права, не изъятым из свободного гражданского оборота.

Предмет хищения – имущество, обладающее признаками вещи и имеющее экономическую (товарную) стоимость. Иными словами, имущество должно иметь характеристики предмета материального мира (физические признаки), и в имуществе должен быть овеществлен человеческий труд, т.е. оно должно иметь денежную стоимость (экономический признак). Вещь – объект материального мира, в которой овеществлен труд человека, поэтому и предмет хищения всегда материален.

Предметы хищения могут быть как одушевленными (например, домашние животные, специально разведенная в водоеме или выловленная рыба и прочие), так и неодушевленными (вещи, деньги, ценные бумаги и т.п.).

Предметом хищения может быть движимое и недвижимое имущество. Наиболее распространенным предметом хищения является движимое имущество, среди которого чаще всего предметом хищения выступает ценные вещи (деньги, драгоценности, ценные бумаги и др.). Предметом хищения выступают наличные деньги в российской и иностранной валюте, как находящиеся в обращении, так и изъятые из финансового оборота (обращения), но подлежащие обмену в виде банковского билета (банкнот), а также представляющие собой историческую, научную, культурную, нумизматическую ценность. Хищение же поддельных (фальшивых) денег в российской и иностранной валюте, хотя и образует все признаки рассматриваемого посягательства, таковым не является, поскольку налицо покушение на негодный предмет, и такие действия должны квалифицироваться по ч. 3ст.30 и соответствующей статьей УК РФ о хищении. В случае если виновный заведомо знал, что деньги – поддельные (фальшивые), имел умысел на их последующий сбыт, то содеянное квалифицируется по ч.1 ст. 30 и ст. 186 УК РФ как приготовление к сбыту.

Полемичным в юридической литературе выступает вопрос отнесения к предмету хищения безналичных денег, находящихся на счетах в банковских и кредитных учреждениях. Несмотря на то, что безналичные деньги не являются непосредственно вещественными объектами, а выступают имущественными обязательственными правами, дающими право требования, следует признать, что безналичные деньги могут выступать предметом хищения, пример, при совершении виновным мошеннических действий путем предъявления поддельных документов (например, именных ценных бумаг), финансовых документов (например, фальшивых банковских авизо), использования поддельных или чужих кредитных или расчетных пластиковых карт для обналичивания денег, применения компьютерных технологий, позволяющих незаконно переводить или зачислять на необходимые виновному банковские счета безналичные деньги. Специфика данного вида хищения состоит в том, что сами по себе средства совершения хищения (кредитная карта, банковское авизо и т.п.) не является предметом хищения, а их хищение может квалифицироваться как приготовление к посягательству.

Предметом оконченного хищения могут быть ценные бумаги, под которыми понимаются документы, удостоверяющие с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при их предъявлении (ст.142 ГК РФ).

Предметом оконченного хищения могут быть ценные бумаги на предъявителя, когда для осуществления указанного в ней права не требуется идентификация владельца (например, облигации, акции, банковские сберегательные книжки на предъявителя, приватизационные чеки).

Завладение именными ценными бумагами (например, векселями[2] , чеками, депозитным и сберегательными сертификатами, коносаментами) с целью их использования для получения имущественных ценностей или материальной выгоды путем мошеннических действий (подделки документов, выдачи себя за собственника ценной бумаги) квалифицируется как приготовление к хищению. В данном случае именные ценные бумаги представляют собой средства совершения хищения. Хищение признается оконченным, когда имущество (которое и является предметом преступления) будет получено виновным.

К предметам хищения не могут быть отнесены легитимационные знаки (жетоны, номерки, квитанции и т.п.), документы неимущественного характера, результаты интеллектуальной деятельности (результаты изобретений и т.п.).

За некоторым исключением предметами хищения не могут быть клад, сокрытые в земле золото или иные ценности, собственник которых не установлен или утратил право на них. Клад принадлежит собственнику земельного участка, на котором он был найден, и лицу, его обнаружившего, а в случае, если найденные предметы представляют культурную, историческую ценность, - государству. Присвоение же таких предметов лицом, обнаружившим клад, или собственником участка образует хищение предметов, имеющих особую историческую, научную, художественную, культурную ценность (ст. 164 УК РФ).

Клад также передается государству в том случае, если он обнаружен лицом, в профессионально-служебные обязанности которого, входит раскопки с целью поиска клада. В данном случае клад может быть предметом хищения, если вышеуказанное лицо совершило хищение путем кражи, присвоения или растраты.

Предметом хищения может быть недвижимое имущество. Согласно ст.130 ГК РФ к недвижимому имуществу относятся «земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и всё, что прочно связанно с землей, т.е. объекты, перемещение которых без соразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество».

Некоторые виды недвижимости, прочно связанные с землей и которые в силу объективных обстоятельств невозможно изъять и переместить (например, дом, квартира, дача, земельный участок, леса, обособленные водные объекты), не могут быть похищены обычным способом, поскольку само по себе завладение чужим недвижимым имуществом без оформления права на неё не образует хищения. Обращение чужой недвижимости в свою собственность возможно лишь путем оформления прав на неё, которое образует такое хищение, как мошенничество.

Такие объекты недвижимости, как воздушные и морские суда, суда внутреннего плаванья, космические объекты, летательные аппараты также могут быть предметом хищения.

При отнесении тех или иных объектов недвижимости к предмету хищения необходимо обратить внимание на принципиальную возможность нахождения такого объекта в частной собственности.

Так, Законом от 21.02.1992 г. №2395-1 «О недрах»[3] недра в пределах границ территории Российской Федерации, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы, являются государственной собственностью. То есть участки недр (их содержимое) не могут быть предметом каких-либо сделок (купли, продажи, дарения, наследования, залога или отчуждения в иной Фоме), и, следовательно, не могут быть предметом хищения, а совершение таких сделок – неправильно и должно влечь уголовную ответственность.

Вместе с тем законодательно предусматривается получение права пользоваться недрами, которые оформляется в строго регламентационной законом форме (на основании лицензии). Любая незаконная деятельность по эксплуатации недр и добыче полезных ископаемых должна влечь уголовную ответственность.

В юридической литературе предлагается установить уголовную ответственность за нарушение права пользования недрами, причинившее крупный имущественный ущерб собственнику недр (государству), а также за самовольную разработку недр и самовольную добычу полезных ископаемых, при отсутствии признаков хищения. Поскольку это деяние причиняет в основном имущественный ущерб собственнику – государству, поскольку и поместить его следует в главу посягательств на собственность, а не в главу экономических преступлений[4] .

Из предметов хищения исключены предметы, обладающие повышенной опасностью, и изъятые из свободного гражданского оборота: ядерные материалы, радиоактивные вещества, оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства и психотропные вещества. Их хищение предусмотрено ст. 221, 226, 229 УК РФ.

§3. Формы хищения.

Формы хищения – это способы его совершения (открытый, насильственный, ненасильственный, совершенный путем присвоения или растраты, обмана или злоупотреблением доверия). В зависимости от способа изъятия и обращения чужого имущества в свою пользу или пользу других лиц законодатель выделяет следующие формы хищений:

1) кража – тайное хищение чужого имущества (ст. 158 УК РФ);

2) мошенничество – хищение чужого имущества путем обмана или

злоупотребления доверием (ст. 159 УК РФ);

3) присвоение или растрата – хищение вверенного имущества

(ст. 160 УК РФ);

4) грабеж – открытое хищение чужого имущества (ст. 161 УК РФ);

5) хищение предметов, имеющих особую ценность – хищение

предметов, имеющих особую историческую, художественную или

культурную ценность (ст. 164 УК РФ);

Вопрос отнесения разбоя к одной из форм хищения является дискуссионным. Так, одни ученые (Л.Д. Гаухман, С. В. Максимов), причисляя разбой к одной из форм хищения, отмечают, что, во-первых, осуществляемое в результате разбоя хищения полностью охватывается составом данного преступления, и, во-вторых, фактическое хищение чужого имущества имеет место в подавляющем большинстве совершенных разбойных нападений[5] .

Иной точки зрения придерживается С. М. Кочои, который подчеркивает, что разбой можно было бы считать формой хищения при иной законодательной конструкции. Например, если разбой определять как хищение с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. По мнению С. М. Кочои, разбой можно считать искусственным составом корыстного преступления против собственности[6] .

§4. Виды хищения.

В зависимости от стоимости похищенного выделяют следующие виды хищения:

1) Мелкое. Хищение признается мелким, если стоимость похищен-

ного имущества не превышает 1000 руб. Кроме того, мелкое хи-

щение должно совершаться исключительно насильственным

путем – путем кражи, мошенничества, присвоение или растраты.

В содеянном должны отсутствовать квалифицирующие признаки,

предусмотренные ст. 158, 159, 160 УК РФ. За такое хищение

предусмотрена административная ответственность (ст. 7. 27

Кодекса РФ об административных правонарушениях). Остальные

виды хищения влекут уголовную ответственность;

2) Простое (стоимость похищенного имущества не превышает 250

тыс. руб.);

3) Хищение в крупном размере (стоимость похищенного имущества

в соответствии с примечанием 4 к ст. 158 УК РФ должна

превышать 250 тыс. руб., но не превышать 1 млн. руб.);

4) Хищение, причинившее значительный ущерб гражданину.

Значительный ущерб согласно примечанию 2 к ст. 158 УК РФ

определяется с учетом имущественного положения потерпевшего,

но не может составлять менее 2500 руб.;

5) Хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК РФ)

Особая ценность предметов хищения в данном случае

связывается с их особой исторической, научной, художественной

или культурной ценностью, для определения которой необходимы

специальные знания.

Определяя стоимость похищенного имущества, следует исходить из его фактической цены на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов.

Глава 2. Уголовно-правовые аспекты наказания за хищение.

§1. Общая характеристика наказаний предусмотренных за

хищение.

Установлено, что относительно хищений законом предусмотрено достаточно большое разнообразие видов как основных, так и дополнительных наказаний.

В качестве дополнительных наказаний законодатель определяет штраф или конфискацию имущества. В данном случае логика законодателя совершенно очевидна: за имущественные преступления должно следовать имущественное наказания.

Помимо штрафа и конфискации имущества, суды при наказании дополнительных наказаний за хищение имеют еще две возможности:

- согласно ст.47 УК РФ, в качестве дополнительного наказания может

назначаться лишение права занимать определенные должности или

заниматься определенной деятельностью;

- в соответствии со ст. 48 УК РФ, при осуждении лица за совершение

тяжкого или особо тяжкого преступления, с учетом личности виновного

суд может лишить его специального, воинского или почетного звания,

классного чина и государственных наград.

Штраф – наказание, вполне способное оказать должное воздействие на лиц, совершающих хищение, однако полезен он только тогда, когда осужденному есть чем платить. Анализ уголовных дел показывает, что установленный УК РФ размер штрафа вполне позволяет назначать его за хищение[7] .

Штраф в качестве дополнительного наказания во многих ситуациях является эффективным дополнением карательного потенциала основного наказания, особенно в случае назначения его условно.

Исправительные работы не являются «штрафом в рассрочку», а представляют собой комплексное наказание, своеобразно объединяющее в себе одновременно воспитательное воздействие. Однако уровень применения данного вида наказания постоянно снижается. Одной из причин этого положения является указание в ч.1 ст. 50 УК РФ на то, что исправительные работы отбываются по месту работы осужденного, в связи, с чем суды не назначают их нетрудоустроенным. Такой подход является неверным. УК РФ не содержит никаких ограничений в применении исправительных работ к лицам, которые не имеют места работы. При назначении им исправительных работ, согласно ч.4 ст. 40 УИК РФ, осужденный обязан трудоустроиться или встать на учет в органы службы занятости, причем отказаться от предложенной работы или переквалифицироваться он не в праве[8] .

Отложение введения в действие таких видов наказания, как арест и обязательные работы снижает эффективность наказания, назначаемого за хищения. Многообразие личностей, совершающих хищение, позволяет говорить о необходимости многообразия и видов наказания. Арест способен воздействовать на одну категорию преступников, обязательные работы – на другую, исправительные работы – на третью. В целом ряде случаев применение таких видов наказания будет более целесообразным, чем лишение свободы или условное наказание[9] . Следует согласиться с мнением законодателя установившего за более тяжкие составы хищений единичные санкции, только с одним видом наказания – лишение свободы.

§2. Толкование Пленумом Верховного Суда РФ уголовного законодательства об ответственности за хищение.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое"[10] . Обращение Верховного Суда РФ к анализу практики применения уголовного законодательства об ответственности за посягательства на собственность объясняется тем, что, несмотря на принимаемые превентивные меры, число противоправных деяний продолжает неуклонно расти. Ученые-юристы и практические работники к основным причинам роста преступлений против собственности относят несовершенство норм уголовного законодательства об ответственности за указанные деяния, низкий профессиональный уровень правоохранительных органов и неэффективную в этой связи их деятельность.

Так, Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 27 декабря 2002 г., исходя из распространенности преступлений против собственности, разъяснил понятие хищения. В соответствии с законом под хищением понимаются "совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества". В этом случае Пленум в некоторой степени продублировал дефиницию, сформулированную законодателем в примечании 1 к ст. 158 УК РФ, но сделал это не совсем удачно и корректно как с позиции законодателя, так и с позиции правоприменителя. По непонятным причинам Пленум Верховного Суда РФ сузил признаки законодательно определенного понятия хищения, несмотря на то, что законодатель данное понятие распространил на все хищения, установленные в статьях УК РФ. В связи с этим возникает вопрос: к каким именно хищениям применимы указанные признаки?

О хищении в том или ином проявлении помимо традиционных, установленных в гл. 21 УК РФ говорят ст. 221 "Хищение либо вымогательство ядерных материалов или радиоактивных веществ", ст. 226 "Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств", ст. 229 "Хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ".

Причем относительно практики применения последних двух составов имеются самостоятельные Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. N 5 "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств"[11] и от 27 мая 1998 г. N 9 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными сильнодействующими и ядовитыми веществами"[12] .

В п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда от 12 марта 2002 г. N 5 разъясняется момент окончания хищения, в соответствии с которым исходя из смысла закона под оконченным хищением оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств следует понимать противоправное завладение ими любым способом с намерением лица присвоить похищенное либо передать его другому лицу, а равно распорядиться им по своему усмотрению иным образом"[13] . Анализ указанной дефиниции позволяет выявить по крайней мере три противоречия с понятием хищения, сформулированным в п. 1 примечания к ст. 158 УК РФ. Во-первых, Постановление от 12 марта 2002 г. устанавливает лишь одно действие - завладение, свидетельствующее о перемещении похищенного имущества из владения собственника в обладание виновного лица, в отличие от Постановления от 27 декабря 2002 г., в котором говорится об изъятии и (или) обращении имущества. Во-вторых, Постановление от 12 марта 2002 г. ничего не говорит о корыстной цели завладения оружием и предметами, указанными в Постановлении, хотя в акте от 27 декабря 2002 г. прописана обязательная, единственная цель изъятия и (или) обращения чужого имущества - корыстная. По сути, цели, как в общем-то и мотивы, для квалификации по ст. 226 УК РФ значения не имеют, так как в Постановлении по этим делам говорится о возможности виновного лица распорядиться похищенным иным образом, то есть не обязательно руководствуясь корыстными соображениями. В-третьих, наблюдается серьезнейшее противоречие относительно момента окончания хищений, предусмотренных гл. 21 УК РФ, и хищения, о котором идет речь в ст. 221 УК РФ. Так, в п. 6 Постановления от 27 декабря 2002 г. говорится, что наиболее распространенные формы хищений - кража и грабеж "считаются оконченными, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться и распоряжаться по своему усмотрению". Цитируемое нами Постановление от 12 марта 2002 г. "под оконченным хищением оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств понимает завладение ими любым способом".

Приведенные выше примеры свидетельствуют о нарушении элементарных законов логики как со стороны законодателя, так и со стороны Пленума Верховного Суда при соответственно принятии и толковании норм уголовного закона, регламентирующих схожие, по сути, общественные отношения.

Анализ Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 9 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" также позволил выявить ряд рассогласований с другими постановлениями Пленума Верховного Суда РФ. Так, в п. 11 Постановления разъясняется, что "по смыслу ст. 229 УК РФ ответственность за хищение наркотических средств или психотропных веществ наступает в случаях противоправного их изъятия у юридических и физических лиц, владеющих ими законно или незаконно, в том числе путем сбора наркотикосодержащих растений либо их частей..."[14] . В целях уяснения положений, сформулированных в данном документе, следует вновь обратиться к анализу понятий хищения, установленных в этом Постановлении, а также и в примечании 1 к ст. 158 УК РФ. Как можно увидеть, смысл, заложенный в понятие хищения, данное в Постановлении от 27 мая 1998 г., несколько уже данного в примечании к ст. 158 УК РФ. Во-первых, в Постановлении от 27 мая 1998 г. говорится лишь о противоправном изъятии наркотических средств или психотропных веществ, в отличие от изъятия и (или) обращения в примечании 1 к ст. 158 УК. Во-вторых, в Постановлении от 27 мая 1998 г. нет ни слова об обязательном признаке хищения - ущербе для собственника или иного владельца имущества, что также свидетельствует о более узком смысле, заложенном в рассматриваемое Постановление.

По мнению авторов, рассогласованность в трактовке признаков хищения следует в обязательном порядке устранить, исходя из сформулированного в примечании 1 к ст. 158 УК РФ понятия хищения, которое применяется ко всем хищениям, закрепленным в уголовном законе. В связи с данным положением абсолютно все хищения, имеющие место в УК РФ, должны включать признаки, указанные в п. 1 примечания к ст. 158 УК РФ, без каких-либо исключений.

Проанализировав три вышеназванных постановления, можно констатировать, что Пленум Верховного Суда России при разъяснении уголовно-правовых норм и их толковании вышел за рамки своих полномочий, установленных законодательством, создал новые нормы, что делать категорически запрещено.

Следует также указать, что Пленум коренным образом пересмотрел свои прежние позиции относительно трактовки понятия "группа лиц по предварительному сговору". Могут ли ее составить два лица, одно из которых выполняло деяние, входящее в объективную сторону хищения, а другое осуществляло лишь вспомогательную функцию (участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по ранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало от возможного обнаружения совершаемого преступления и т.д.)? Суды низового звена в этом вопросе ориентировались на позицию Верховного Суда, а она стабильностью не отличалась[15] .

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 декабря 2002 г. N 29 по данному вопросу высказался следующим образом: "Если организатор, подстрекатель или пособник непосредственно не участвовал в совершении хищения чужого имущества, содеянное исполнителем преступление не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору. В этих случаях в силу ч. 3 ст. 34 УК РФ действия организатора, подстрекателя или пособника следует квалифицировать со ссылкой на статью 33 УК РФ" (п. 8); "Исходя из смысла части второй статьи 35 УК РФ уголовная ответственность за кражу, грабеж или разбой, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления... содеянное ими является соисполнительством и в силу части второй статьи 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по статье 33 УК РФ" (п. 10).

По мнению Л.Л. Кругликова и Ю.Г. Зуева, в цитируемом п. 10 Постановления допущена ошибка. При распределении ролей нельзя вести речь о соисполнительстве, это вторая и самостоятельная разновидность группового преступления. Можно сказать, что всякое соисполнительство - это групповое преступление, но не всякое групповое преступление - это обязательно соисполнительство, иначе объективные признаки группы простой и действовавшей по предварительному сговору совпадали бы. В этой связи непонятно, почему при распределении ролей иные роли, не связанные с исполнением преступления, Пленум упорно именует исполнением, стирая тем самым им же самим обозначенную грань между ч. 1 и ч. 2, 3 ст. 35 УК РФ.

Теперь обратимся к анализу двух норм, а именно: ст. 161 УК РФ "Грабеж" и ст. 162 УК РФ "Разбой". Законодатель при конструировании данных норм предусмотрел в них возможность совершения деяний с насилием или угрозой применения насилия. Однако применительно к грабежу насилие или угроза применением насилия должны быть не опасными для жизни или здоровья, тогда как при совершении разбоя насилие или угроза применением насилия к потерпевшему должны быть опасными для его жизни или здоровья. Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" трактует данные преступления следующим образом.

Пункт 21 данного Постановления под насилием, не опасным для жизни или здоровья (ст. 161 УК РФ), понимает "побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.). Под насилием, опасным для жизни или здоровья (ст. 162 УК РФ), следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности"[16] .

Исходя из этого можно сделать следующий вывод. При совершении грабежа с насилием, не опасным для жизни или здоровья потерпевшего, закон допускает лишь нанесение побоев (ст. 116 УК РФ). При совершении разбоя насилие должно быть опасным для жизни или здоровья, что подразумевает причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ), вреда здоровью средней тяжести (ст. 112 УК РФ) и тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ). В указанном случае дополнительной квалификации по статьям о причинении вреда жизни и здоровью не требуется.

Обратимся к статьям гл. 16 УК РФ о преступлениях против жизни и здоровья. В ст. 111 УК РФ под умышленным причинением тяжкого вреда здоровью понимается ОПАСНОЕ ДЛЯ ЖИЗНИ ИЛИ ЗДОРОВЬЯ (выделено мной. - Авт.) или повлекшее за собой потерю зрения, речи, слуха... и т.д. Суть заключается в том, что вред, причиняемый в ходе деяния, является опасным для жизни или здоровья. В ст. 112 УК РФ под умышленным причинением средней тяжести вреда здоровью понимается вред, не опасный для жизни и не повлекший последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, но вызвавший длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть. В ст. 115 УК РФ под умышленным причинением легкого вреда здоровью понимается вред, вызвавший кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Сформулированные положения позволяют сделать вывод о том, что тяжкий вред здоровью опасен и для жизни, и для здоровья потерпевшего, легкий вред здоровью и вред здоровью средней тяжести не опасны для жизни, но опасны для здоровья. Видится не вполне логичным закрепление всех названных признаков в рамках одной ст. 162 УК РФ, потому что каждый из них очень специфичен и несет определенные особенности, которые необходимо отделять друг от друга, а не смешивать в рамках ч. 1 ст. 162 УК РФ. Было бы логичным установить ответственность за разбой с причинением легкого вреда здоровью в основном составе, с причинением вреда здоровью средней тяжести в квалифицированном составе, с причинением тяжкого вреда здоровью в особо квалифицированном составе. В настоящее время из указанной массы выделяется лишь разбой с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, ответственность за который предусмотрена п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Следующий момент касается угрозы применением насилия, как не опасного для жизни или здоровья, так и опасного для них. Каких-либо критериев для определения опасности или неопасности угрозы для жизни или здоровья не существует. В п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. речь идет об угрозе применения насилия, носившей неопределенный характер. В данном случае вопрос решается с учетом всех обстоятельств дела. Думается, что возможно определить угрозу, опасную именно для жизни, в то время как определить угрозу, опасную для здоровья, вряд ли удастся. В соответствии с этим видится необходимость отказа от закрепления в качестве признака грабежа и разбоя угрозы применения насилия, не опасного для здоровья (применительно к грабежу), и угрозы применения насилия, опасного для здоровья (применительно к разбою), так как это внесет путаницу в правоприменительную деятельность и позволит в большей мере использовать такое негативное явление, как судейское усмотрение.

Существенное значение для правильной квалификации деяния как преступления имеет и точность используемых в УК РФ понятий. Нами выше рассмотрены лишь моменты, затрагивающие хищения. Однако анализ статей уголовного закона позволяет сделать вывод о том, что законодатель помимо хищений выделяет еще и похищения (например, ст. 183 УК РФ - похищение документов, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, ст. 276 УК РФ - похищение в целях передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, ст. 325 УК РФ - похищение официальных документов, штампов или печатей, паспорта или иного важного личного документа, марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия, защищенных от подделок). Кроме этого, в ст. 312 УК РФ установлена ответственность за растрату или присвоение имущества, подвергнутого описи, а в ст. 356 УК РФ в качестве применения запрещенных средств и методов ведения войны указаны действия по разграблению национального имущества на оккупированной территории.

Анализируемое деяние, как видно, имеет определенную схожесть в терминологии с хищением имущества, предусмотренным в примечании к ст. 158 УК РФ. Однако законодатель не объяснил: являются ли синонимами термины "хищение" и "похищение"? Какой смысл был заложен для разграничения этих понятий и было ли это различие вообще предусмотрено? В том случае, если понятия "хищение" и "похищение" абсолютно схожи, то непонятно, зачем их по-разному называть, если же имеется различие, то следовало бы указать, какое именно. Например, в УК РСФСР 1960 г. понятие "хищение" относилось к изъятию государственной собственности, а похищение - к частной, что свидетельствовало о приоритетной охране первой. В настоящее время данное положение не применяется, и Конституция РФ предусматривает равную охрану всех форм собственности. То же самое следует определить применительно и для различия ст. 160 и 312 УК РФ в плане выяснения принципиальных различий между присвоением и растратой, предусмотренной данными статьями, помимо объекта и предмета данных деяний. Принципиально важным является определение различия или схожести грабежа в смысле ст. 161 УК РФ и разграбления, о котором говорится в ст. 356 УК РФ.

Законодательное определение данных положений поможет избежать трудностей и противоречивости действующего уголовного закона.

Высказанные замечания свидетельствуют о том, что, несмотря на активность Пленума Верховного Суда РФ в разъяснении положений уголовного закона, касающихся квалификации преступлений против собственности, существует еще немало проблем.

В этой связи Пленум Верховного Суда РФ должен более взвешенно подходить к процессу разъяснения уголовно-правовых норм, не выходить за рамки своих полномочий, не допускать досадных ошибок, которые негативно сказываются на правоприменительной деятельности и на авторитете такого серьезного органа, как Верховный Суд РФ. Полагаем, что деятельность этого органа ни в коем случае не должна быть связана с таким толкованием и разъяснением, о котором шла речь в рамках подготовленной публикации. Деятельность Верховного Суда РФ должна быть более ответственной и соответствующей как Конституции России, так и законодательству о судебной власти.

Заключение.

При исследовании данной курсовой работы мы пришли к выводу, что хищение – в уголовном праве это совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества (ст. 158 УК РФ). Российский уголовный закон различает следующие виды X.: кражу (тайное X.), грабеж (открытое X., совершенное без насилия или с насилием, неопасным для жизни и здоровья), разбой (нападение с целью завладеть имуществом, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья, или угрозой применения такого насилия), мошенничество, вымогательство.

Основными признаками хищения являются: материальный (физический, вещный), социальный, юридический и экономический. Без этих признаков не возможно бы было дать определение хищения как преступления.

Список литературы.

1) Герасимова Е.В. Предмет хищения в российском уголовном праве. М., 2006 г.

2) Современный экономический словарь. http://slovari.yandex.ru

3) Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: авторский комментарий к уголовному закону. М.: Волттерс Клувер, 2006 год.

4) КонсультантПлюс: Высшая школа. Выпуск 10 к осеннему семестру 2008 года.

5) Гаухман Л.Д., Максимов С. В. Ответственность за преступления против собственности. М., 1997 г

6) Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2.

7) Сперанский О.В. Наказание за хищение, правовое регулирование, теория, практика. 2002г.

8) Кочои С. М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М.: Юристъ, 1998 г.

9) Голикова А.В. Ущерб в хищении: Понятия, структура, значение для квалификации и назначение уголовного наказания //диссертация// Тамбов 2005

10)Никитина И.А. Хищение чужого имущества в сфере предпринимательской деятельности. Томск., 1995г

11) Фролов М. В. Имущество как предмет хищения. Екатеринбург 2002 г.

12)Комментарии к Уголовному Кодексу РФ под ред. В.М. Лебедева. М., 2007 г.

13) Уголовный Кодекс РФ. Москва, 2009 год.

14) Бакрадзе А. А. Присвоение и растрата как формы хищения в уголовном праве России. Москва, 2004 г.


[1] Герасимова Е.В. Предмет хищения в российском уголовном праве. М.,2006 г.

[2] Вексель - (от нем. Wechsel — обмен) — ценная бумага в виде долгосрочного обязательства, составленного в письменном виде по определенной форме. Вексель дает лицу, которому он выдан (кредитору, заимодавцу), именуемому векселедержателем, безусловное, поддерживаемое законом право на получение (возврат) предоставленного им на фиксированный срок и на определенных условиях денежного долга. Современный экономический словарь.

[3] КонсультантПлюс: Высшая школа. Выпуск 10 к осеннему семестру 2008 года.

[4] Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: авторский комментарий к уголовному закону. М.: Волттерс Клувер, 2006 год.

[5] Гаухман Л.Д., Максимов С. В. Ответственность за преступления против собственности. М., 1997 г.

[6] Кочои С. М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М.: Юристъ, 1998 г.

[7] Фролов М. В. Имущество как предмет хищения. Екатеринбург 2002 г.

[8] Голикова А.В. Ущерб в хищении: Понятия, структура, значение для квалификации и назначение уголовного наказания //диссертация// Тамбов 2005

[9] Сперанский О.В. Наказание за хищение, правовое регулирование, теория, практика. 2002 г.

[10] См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2.

[11] См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 5.

[12] См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 7

[13] Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам / Сост. С.Г. Ласточкина, Н.Н. Хохлова. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2003. С. 257.

[14] Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам / Сост. С.Г. Ласточкина, Н.Н. Хохлова. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2003. С. 266.

[15] См.: Кругликов Л.Л., Зуев Ю.Г. Новое постановление Пленума по делам о хищениях: удачи и просчеты // Актуальные проблемы дифференциации ответственности и законодательная техника в уголовном праве и процессе: Сб. науч. статей / Под ред. профессора, заслуженного деятеля науки РФ, действительного члена МАН ВШ и РАЕН Л.Л. Кругликова; Яросл. гос. ун-т. Ярославль, 2003. С. 8.

[16] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 1. С. 2 - 7.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий