регистрация / вход

Теракт в Беслане: версии и оценки периодической печати

Определение понятия терроризма, теракта или террористической акции и заложника. Причины, содержание и последствия теракта в Беслане. Анализ версии беслановской трагедии и периодической печати о теракте в Беслане, оценка влияния СМИ на массовое сознание.

Курсовая работа

На тему:

«Теракт в Беслане: версии и оценки периодической печати»


План

· Введение

I Глава. Причины, содержание и последствия теракта в Беслане

II Глава. Анализ версий и оценок периодической печати теракта в Беслане 2004г.

· Заключение

· Список использованных источников и литературы


Введение

Проблема терроризма – одна из самых острых проблем современного мира. Борьба с террором, международное сотрудничество в этой области являются ключевыми вопросами на всех переговорах и встречах высшего уровня. Для России, занимающей особое геополитическое положение, проблема борьбы с терроризмом играет ключевую роль в жизни страны, так как за последние годы именно в России произошло большое количество терактов, дестабилизировавших положение в государстве. И, пожалуй, самым ужасным терактом стал захват школы №1 в Беслане (Северная Осетия) 1 сентября 2004 года.

Отсутствие крупных работ затрудняет изучение этой темы. Однако теракт широко освещался в СМИ, оценки которых по этой трагедии сильно разнятся. Понять и проанализировать то, что произошло в Беслане в сентябре 2004 года, можно только изучив все версии беслановской трагедии и комментарии к ним.

Цель курсовой работы – осветить теракт в Беслане; проанализировать версии периодической печати о теракте в Беслане; оценить влияние СМИ на массовое сознание.

При написании курсовой работы я руководствуюсь понятиями терроризма, теракта или террористической акции и заложника.

Определение понятия терроризма во всех источниках разное.

В своей же работе я буду опираться на более полное определение этого понятия, данного в ст.3 Федерального закона «О борьбе с терроризмом». Терроризм – это насилие или угроза его применения в отношении физических лиц или организаций, а также уничтожение (повреждение) или угроза уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, осуществляемые в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность; нападение на представителя иностранного государства международной организации, пользующихся международной защитой, а равно на служебные помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношений[1] .

В том же законе даны определения понятия заложника и террористической акции.

Заложник - физическое лицо, захваченное и (или) удерживаемое в целях понуждения государства, организации или отдельных лиц совершить какое–либо действие или воздержаться от совершения какого–либо действия как условия освобождения удерживаемого лица[2] .

Террористическая акция - непосредственное совершение преступления террористического характера в форме взрыва, поджога, применения или угрозы применения ядерных взрывных устройств, радиоактивных, химических, биологических, взрывчатых, токсических, отравляющих, сильнодействующих, ядовитых веществ; уничтожения, повреждения или захвата транспортных средств или других объектов; посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля, представителя национальных, этнических, религиозных или иных групп населения; захвата заложников, похищения человека; создания опасности причинения вреда жизни, здоровью или имуществу неопределенного круга лиц путем создания условий для аварий и катастроф техногенного характера либо реальной угрозы создания такой опасности; распространения угроз в любой форме и любыми средствами; иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий [3] .

В курсовой работе я использую следующие исторические источники:

I. Документы государственных и управленческих структур

К этой группе относится Конституция РФ, по которой Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов - равноправных субъектов Российской Федерации (ст.5), обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории (ст.4), а материнство, детство и семья находятся под защитой государства (ст.38);

Федеральный закон РФ «О борьбе с терроризмом», принятый Государственной Думой 3 июля 1998года и подписанный президентом РФ 25июля 1998года - №130-ФЗ.

Настоящий Федеральный закон определяет правовые и организационные основы борьбы с терроризмом в Российской Федерации, порядок координации деятельности осуществляющих борьбу с терроризмом федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, общественных объединений и организаций независимо от форм собственности, должностных лиц и отдельных граждан, а также права, обязанности и гарантии граждан в связи с осуществлением борьбы с терроризмом[4] .

Указ президента РФ № 1143 от 4 сентября 2004 года, в котором президент выражает соболезнования семьям погибших и постановляет объявить 6-7 сентября 2004 года днями траура в Российской Федерации.

II. Труды политических лидеров

К этой группе относится Обращение Президента России Владимира Путина 4 сентября 2004 года в связи с трагическими событиями в Беслане, в котором он предложил комплекс мер, необходимых для стабилизации обстановки в стране, особенно на Северном Кавказе, после беслановской трагедии;

Выступление президента РФ Владимира Путина на расширенном заседании Правительства 13 сентября, которое посвящено тому, что необходимо сделать для эффективного противостояния терроризму. В своем выступлении президент доказывал, что борьба с терроризмом – это наша общая и главная цель, а достижение ее зависит от того, насколько мобилизованы все ресурсы государства и общества;

Обращение Президента Республики Северная Осетия-Алания Александра Дзасохова к жителям республики по Северо-осетинскому телевидению ночью 3 сентября 2004 года, в котором он оценивает ситуацию в Беслане и те меры, которые были предприняты, чтобы спасти людей.

III. Периодическая печать

К этой группе относятся материалы газет («Российская газета», «Московский комсомолец», «Известия», «Аргументы и Факты», «Северный Кавказ», «Новые известия»), журнала «Российская Федерация сегодня», в которых широко освещался теракт в Беслане, а именно развитие событий в захваченной школе, причины и последствия теракта, работа спецслужб и деятельность власти в дни теракта.

IV. Ресурсы Интернет

К этой группе относятся материалы сайта, посвященного теракту в Беслане; а также статья Сулиеты Кусовой-Чухо «Альтернативная действительность. Как федеральные СМИ освещали трагедию в Беслане» и «Доклад об освещении российскими СМИ трагедии в Беслане: доступ к информации и условия работы журналистов», в которых даётся оценка работы журналистов в Беслане.

На основе анализа этих источников можно раскрыть цели курсовой работы.


I Глава Причины, содержание и последствия теракта в Беслане

Для России Беслан – то же, что для США 11 сентября 2001 года. Жизнь до Беслана и после Беслана – это своего рода афоризм, но он отражает реальное положение вещей. «После этой трагедии были приняты такие общегосударственные решения и в таком быстром режиме, что в условиях спокойного времени понадобилось бы много лет для их принятия»[5] , - так говорит президент Северной Осетии Александр Дзасохов в интервью «Российской газете» спустя полгода после беслановской трагедии. Что же произошло в сентябре 2004 года в Беслане?

Сегодня существует несколько версий развития событий, остановимся на наиболее официальных из них, содержащихся в обращениях президента России Владимира Путина и президента Северной Осетии Александра Дзасохова; на сайте, посвященном трагедии в Беслане; а также в хрониках «Российской газеты».

Теракт в школе североосетинского города Беслан стал самым ужасным событием в 2004 году. Эта трагедия потрясла без преувеличения всю страну, пережившую настоящий шок. Захват школы длился 52 часа и завершился жестокой драмой, унесшей жизни 330 человек, среди которых 172 ребенка.

Школу № 1 города Беслан захватили 1 сентября, в День знаний. Боевики ворвались на школьный двор во время торжественной линейки, около 9 утра. Стрельбой и криками "Аллах акбар" загнали всех - детей и взрослых - внутрь школы, в спортзал. Некоторым бесланцам в суматохе удалось убежать. Охранявших школу милиционеров застрелили. Всего жертвами первого дня теракта стал 21 человек.

О том, сколько заложников находилось в руках террористов стало известно только 4 сентября.В школе Беслана находился 1181 заложник. Об этом сообщил представитель министерства народного образования Северной Осетии [6] . Боевики категорически отказались от переговоров с властями и угрожали взорвать здание школы в случае начала штурма.

По сообщениям «Российской газеты» в 11:25 1 сентября террористы выдвигают первые требования. Они требуют выпустить боевиков, арестованных за нападение на Ингушетию. Также они требуют вызвать на переговоры президента Северной Осетии Александра Дзасохова, главу Ингушетии Мурата Зязикова и врача Леонида Рошаля, а в 13:20 террористы выдвигают новые требования: вывод всех российских войск из Чечни. В то же время бандиты отказываются обменивать заложников на руководителей республики и представителей федеральной власти[7] .

И уже первого сентября стали известны подробности захвата школы боевиками: террористам удалось захватить милицейскую машину с майором ГАИ, которая вместе с машиной ГАЗ-66, в которой был весь арсенал боевиков, затем проехала на территорию школы и захватила ее. Боевики заминировали спортзал, где находились заложники.

Школу в Беслане захватили боевики Басаева из террористической организации "Исламский батальон шахидов Риядус-Салихьийн". Об этом газете The New York Times сообщил по телефону один из захвативших школу террористов. Боевик заявил корреспонденту New York Times, что они хотят поговорить с властями Северной Осетии и Ингушетии, а также с доктором Рошалем. "Утрите ваши сопли", - сказал боевик в ответ на вопрос корреспондента газеты, что они намерены обсудить с властями. После этого он повесил трубку[8] .

Переговоры с террористами вел Леонид Рошаль, однако боевики отказались даже принять еду, воду и медикаменты, хотя среди заложников были грудные дети.

Через сутки после захвата при посредничестве экс-президента Ингушетии Руслана Аушева удалось освободить 26 человек - 13 женщин и столько же детей. Обстановка вокруг школы накалилась до предела. Местные жители, чьи дети находились внутри, уже готовы были самостоятельно штурмовать здание.

Драма с захватом заложников завершилась на третий день. Около часа дня в спортзале прогремели два взрыва. После этого бойцы спецподразделений пошли на штурм. Часть детей погибла от взрывов, часть оказалась погребена под обломками рухнувшей крыши. Остальные заложники бросились к окнам и побежали в разные стороны, попадая под перекрестный огонь.

Около десяти террористов воспользовались суматохой и прорвались из здания школы. Они заняли оборону в одном из близлежащих домов. Оттуда их не могли выбить до 5 вечера. До позднего вечера в Беслане не стихала стрельба. Бойцы спецподразделений выбивали из подвала последних боевиков, которые прикрывались заложниками.

В школе погибли 330 человек, из них 172 ребенка. Из 32 террористов живыми были захвачены двое. Однако одного из них растерзала разъяренная толпа. Подразделения спецназа понесли самые ощутимые потери за последние годы - погибли 10 спецназовцев. Сегодня о них уже можно рассказывать, но по-прежнему нельзя называть фамилий.В интервью «Российской газете» офицер «Альфы» рассказывает об обстоятельствах гибели своих боевых товарищей: «Для нас потеря каждого бойца невосполнима. В Беслане потери оказались столь велики потому, что бойцы не могли использовать тот набор средств, который существует для уничтожения террористов в подобных ситуациях: в здании были заложники. Работали точечно. А террористы использовали все, что имели, в том числе очень много гранат. Бандиты стреляли детям в спины, мы рвались в школу, чтобы их нейтрализовать. Но ведь эти отморозки, стреляя, прикрывались детьми. Сами понимаете, гранату не бросишь. Шли грудью»[9] . Все спецназовцы погибли, спасая детей. Указом президента РФ за мужество и героизм, проявленные при освобождении заложников, четырем офицерам присвоено звание Героя России, шестеро за мужество и самоотверженность, проявленные при выполнении специального задания, награждены орденом "За заслуги перед Отечеством" IV степени (с изображением мечей) - посмертно.

Сейчас все настойчивее звучат голоса, что террористы, например, не хотели убивать заложников, а ждали переговоров, но федеральная власть на это не шла. По этому поводу Александр Дзасохов высказал своё мнение: «Это ложь. Мы сами первыми искали контакты и шли на переговоры. 2 сентября, в середине дня, где-то ближе к 13 часам, удалось наладить по телефону связь с Закаевым…если бы Закаев предложил дать ему возможность прилететь или по телефону переговорить с людьми, захватившими школу, я бы согласился на это. И, думаю, сумел бы добиться одобрения этого замысла на самом высоком уровне»[10] . Более важной цели, чем освободить заложников, быть вообще не могло. Поэтому власти готовы были на выполнение любых требований. Но как говорит сам Дзасохов в интервью «Российской газете», требований у террористов первоначально не было, власти сами пытались навести их на возможные требования: «Спросили, может, вы хотите, чтобы за освобождение заложников мы должны освободить 26 террористов, задержанных по факту нападения на Ингушетию в июне 2004 года, которые в это время находились в СИЗО города Владикавказа? Тогда скажите. А мы будем добиваться перед властями, перед министерством юстиции освобождения их ради спасения людей. Нам снова ответили — нет. Тогда скажите, какие у вас требования. Нет требований. «Мы не за этим сюда пришли», — был ответ. Причем они несколько раз это повторяли — мы не за этим сюда пришли»[11] . Главари пришли убивать. Причем просто убивать, не важно кого. Они стали убивать заложников в первые же минуты захвата, стреляли во все, что двигалось. Власти вновь спрашивали у террористов их требования, предлагали свои: «Мы готовы дать вам коридор, который будет выстроен за счет добровольцев, их много. Коридор такой длины, какой вам нужен. Хотите, в конце коридора будет стоять вертолет, на который вы сядете? Хотите, на вертолетах с вами уйдут добровольцы из числа жителей, из нас и так далее? Они это тоже отвергли. Но им это было предложено»[12] .

Первые требования у террористов появились, если это можно назвать требованиями, 2-го числа, примерно к трем часам дня. На ученической тетради в клетку от руки, с огромным количеством орфографических ошибок был написан некий ультиматум: вывести войска, признать независимость Чечни. Причем немедленно. Это была так называемая записка Басаева, хотя подписи Басаева там не было. Скорее всего это было сочинение, созданное внутри школы, поскольку послание было написано на выдранных страницах школьной тетради. На выполнение этого требования власти пойти не могли. Все ли возможные варианты для спасения были предприняты или что-то можно было сделать еще? Президент Северной Осетии считает, что всё, что можно было сделать, было сделано. Штурм школы не планировался, взрыв произошёл изнутри.

Что касается причин беслановской трагедии, то Совет Федерации создал специальную комиссию по расследованию всех обстоятельств, приведших к трагедии в Беслане, решение об этом принято 10 сентября на заседании Временной комиссии СФ по анализу ситуации на Северном Кавказе. «Считаю, что все граждане России вправе знать правду, как могло получиться то, что произошло в Беслане»[13] , - заявил Председатель СФ Сергей Миронов. «Мы не собираемся искать виновных, мы не собираемся кого-либо наказывать, но мы хотим знать, как такое могло произойти и что необходимо сделать для того, чтобы впредь это не повторилось»[14] , - пояснил Сергей Миронов.

Расследование Совета Федерации по причинам трагедии ещё ведётся. Но 18 февраля 2005 года и.о. начальника Управления Генпрокуратуры на Северном Кавказе Николай Хазиков заявил, что уголовное дело в отношении Нурпаши Кулаева, единственного захваченного террориста в Беслане, закончилось. Тела остальных уничтоженных членов банды после проведённых экспертиз были захоронены в безымянных могилах. Всего материалы дела составляют 94 тома. Как сказал Хазиков о Кулаеве, «в окончательной формулировке ему предъявлено обвинение по восьми статьям УК РФ – в бандитизме, терроризме, захвате заложников, убийствах, посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов и ряду других»[15] .

Генпрокуратура также предъявила обвинения в захвате заложников в Беслане лидерам чеченских террористов Аслану Масхадову и Шамилю Басаеву. По словам «Российской газеты» Басаев подтвердил своё руководство акцией в Беслане в интервью, данном английскому телевидению[16] .Масхадов же, наоборот, утверждал, что предлагал свои услуги российским властям по освобождению заложников, однако те не согласились. Председатель комиссии СФ по расследованию теракта в Беслане Александр Торшин решительно опровергает это: «Масхадов за три дня, по данным комиссии, ни разу не вышел на связь и ни разу никак себя не проявил»[17] .В первый день захвата школы лично Александр Дзасохов несколько раз связывался с находившимся в Лондоне Ахмедом Закаевым и просил позвонить Масхадову. Однако Масхадов молча наблюдал за развитием беслановской трагедии. Но дело против Масхадова будет прекращено с формулировкой: «в связи со смертью обвиняемого». Лидер бывшей Ичкерии, главарь чеченских террористов Аслан Масхадов нашел бесславную смерть в бетонном бункере, где он скрывался в подполье частного дома в селении Толстой-Юрт Грозненского района[18] . Блестяще проведённая операция показала, что федеральные силы не разучились действовать слаженно и профессионально.

К причинам трагедии в Беслане Дзасохов, в частности, относит то, что Беслан не считался потенциально опасной территорией, такой как Владикавказ и Моздок. В Беслане есть такие важные объекты, как железнодорожный вокзал, аэропорт.Нападения на школу не мог предположить никто. Однако до 1 сентября никто из властей не мог даже подумать, что в Беслане может произойти теракт.

Президент РФ Владимир Путин в своём обращении 4 сентября выделил свои причины произошедшего в Беслане, признал ошибки властей: «Мы живем в условиях обострившихся внутренних конфликтов и межэтнических противоречий, которые раньше жестко подавлялись господствующей идеологией.

Мы перестали уделять должное внимание вопросам обороны и безопасности, позволили коррупции поразить судебную и правоохранительную сферы.

Кроме того, наша страна - с некогда самой мощной системой защиты своих внешних рубежей - в одночасье оказалась не защищенной ни с Запада, ни с Востока.

На создание новых, современных и реально защищенных границ уйдут многие годы и потребуются миллиарды рублей.

Но и здесь мы могли бы быть более эффективными, если бы действовали своевременно и профессионально.

В общем, нужно признать, что мы не проявили понимания сложности и опасности процессов, происходящих в своей собственной стране и в мире в целом.

Во всяком случае, не смогли на них адекватно среагировать. Проявили слабость.

А слабых – бьют»[19] .

Уже в этом обращении президент предложил ряд мер, которые необходимо провести в России, чтобы не допустить повторения беслановской трагедии: необходимо создать новую систему взаимодействия сил и средств, осуществляющих контроль за ситуацией на Северном Кавказе; необходимо создать эффективную антикризисную систему управления - включая принципиально новые подходы к деятельности правоохранительных органов.

Последствиями теракта в Беслане стало создание особой Федеральной комиссии по Северному Кавказу, её задача – в обозримое время добиться заметных результатов по улучшению уровня жизни в регионе; Полномочным представителем Президента РФ в Южном федеральном округе был назначен Дмитрий Козак; президент также посчитал необходимым воссоздать министерство, ответственное за вопросы региональной и национальной политики, на должность министра назначен Владимир Яковлев; подписан указ Президента о разработке антикризисных планов действий[20] .

Итак, можно сделать некоторые выводы.

1 сентября 2004 года произошёл чудовищный теракт в Беслане, боевики захватили школу № 1. Три дня власти пытались мирным способом освободить детей и их родителей. 3 сентября внутри школы произошли 2 взрыва, после которых спецназ начал всеобщий штурм школы. Погибло 330 человек, среди которых 172 ребёнка. Из 32 террористов живым был захвачен лишь один. 10 спецназовцев погибло, спасая детей.

«Террористическое преступление в Беслане — это новая по жестокости форма вызова всей России, это удар по России, а не кавказский междусобойчик»[21] .

После теракта создается специальная комиссия Совета Федерации по расследованию причин трагедии. Между тем Генпрокуратура завершила расследование дела, материалы которого составили 94 тома. Обвинения были выдвинуты не только единственному захваченному террористу Н.Кулаеву, но также и организаторам теракта Басаеву и Масхадову, последний был уничтожен в результате спецоперации федеральных сил.

Президент РФ Владимир Путин и Президент Северной Осетии Александр Дзасохов признали в числе причин трагедии поведение властей. В короткий срок после трагедии принимается ряд мер: создается особая Федеральная комиссия по Северному Кавказу, а также воссоздаётся министерство, ответственное за вопросы региональной и национальной политики, подписан указ Президента о разработке антикризисных планов действий.

II глава Анализ версий и оценок периодической печати теракта в Беслане 2004 г

Произошедшее в Беслане широко освещалось и комментировалось в СМИ. Однако за фразой «широко освещалось» стоит огромный разброс мнений и фактов, домыслы были перемешаны с реальностью. Обратимся к нескольким мнениям по поводу освещения теракта в СМИ.

«Первое потрясение, узнав о захвате школы в Беслане, испытала я как человек. В заложниках оказались наши родственники, и с этого часа телефонная связь с городом не прекращалась. Как журналист, я испытала второе потрясение от того, как теракт освещался в СМИ, особенно на телевидении. Такого разрыва между реальностью и информационным потоком мне еще встречать не доводилось. О том, что действительно происходило в Беслане, мы знали из телефонных переговоров: связь с Осетией была ежечасная»[22] .

То, что предложило нам телевидение в послетерактовские дни, Юрий Богомолов очень точно назвал «альтернативной действительностью», которая «хороша в качестве забавы и развлечения. Но за ней нужен глаз да глаз. Она то и дело подобно шварцевской тени пытается заместить собой реальность»[23] . Обсуждение общественно-политических проблем, очень значимых по своим последствиям для страны, окончательно исчезло из эфира.

Анализируя материалы федеральных печатных и электронных массмедиа в дни трагедии и после нее, хочется сказать, что можно по-разному относиться к политическим инициативам президента В.В. Путина, но, даже будучи его оппонентом, долг каждого журналиста сегодня — направить Слово на архиважное для будущего России дело сохранения мира на Кавказе. Как можно в этом контексте расценивать ксенофобскую тональность некоторых СМИ в освещении бесланского теракта: выпячивание темы противостояния креста и полумесяца, изначальной агрессивности мусульманской религии, террористических корней национальной горской культуры (особенно чеченцев) и т.д.

Какую цель, к примеру, преследовала публикация в «Московском комсомольце» «Кровавые мальчики» с подзаголовком «Русский парень расправился с чеченцами по законам гор»? «Никакого житья от этих чеченских беженцев нет! Заняли нашу деревню, жилье им дали, кормят их, одевают… А они потом возвращаются воевать в Чечню…. Переселенцам предлагали идти на мельницу или на хлебозавод, выделяли огороды — но земля так и оставалась пустой. Они ничего не желали делать. «Пусть русские пашут, а нам религия не позволяет», — отводили глаза»[24] . Обратите внимание на дату публикации — 4 сентября. Страна возбуждена окровавленными детскими тельцами, искаженными от боли лицами матерей в Беслане, еще не опознаны тела погибших на станции метро «Рижская», еще не собраны останки жертв авиакатастрофы двух российских самолетов, подорванных шахидами. Прочтя эту публикацию, где «негодяи-чеченцы» так отвратительно, мерзко и неблагодарно ведут себя в русской деревеньке, их приютившей, готовясь там к новым терактам (а тональность публикации именно такова), что может совершить воспаленное страхом и ненавистью сознание обывателя?

Однако это только одно мнение. Есть и противоположное, которое освящено в «Докладе об освещении российскими СМИ трагедии в Беслане: доступ к информации и условия работы журналистов».

Освещение средствами массовой информации событий в Беслане показало, что в России утвердилась свобода СМИ. Однако внимание российских и международных экспертов и правозащитников привлекли некоторые вызывающие тревогу обстоятельства, связанные с взаимоотношениями власти и СМИ.

Имели место случаи задержания и преследования журналистов, которые серьезно препятствовали их работе.

«Еще большую озабоченность вызывает тот факт, что правительство в краткие сроки не предоставило правдивую информацию о разрешении кризиса, в том числе о том:

- сколько человек было взято в заложники;

- каково было количество террористов;

- кем они были;

- каковы были их требования.

В результате журналисты в Беслане подвергались физическим нападениям за то, что они якобы дезинформировали аудиторию»[25] .

Кризис доверия СМИ по отношению к правительству, граждан по отношению к СМИ и граждан по отношению к правительству углубился. Это серьезный недостаток для демократического государства.

Подробнее разобраться в этих версиях можно, проанализировав саму прессу.

Основными источниками информации для жителей России являются три общенациональных телеканала. К сожалению, они не предоставляли зрителям точной и своевременной информации о трагедии в Беслане. В конце концов, к освещению событий подключились печатные СМИ и новостные интернет-сайты, которые, как могли, заполнили информационный вакуум.

Первая тема, которая сразу поднялась в СМИ – это религиозная составляющая террора.

Непременный телегазетный персонаж-аналитик богослов А. Кураев не преминул сообщить о своей оценке ислама как религии террора: «…произошедшее в Беслане не просто преступление. Это религиозное преступление. Ритуальное убийство. Убийство детей, совершенное с молитвой и во имя веры террориста. С криком «аллах акбар» террорист убивает людей, принося их в жертву своей религиозной идее…Может быть, терроризм – это следствие искаженного понимания Корана. Но ведь – именно Корана, а не книги о Винни-Пухе…Мир ислама ответственен за исламский терроризм – хотя бы тем, что отказывается увидеть эту свою ответственность»[26] .

А. Добрович в интервью газете «Известия» высказался по этому поводу: «Мне кажется, что мусульманский террор не искоренить ни точечными ликвидациями, ни ковровыми бомбардировками, ни свержением диктаторов. Он начинается в мечетях, детских садах, школах, университетах... Пока в мусульманском мире не найдется духовный лидер или группа уважаемых людей, осуждающих террор, которые скажут, что человеческая жизнь имеет ценность, что убийство - грех, что в любой борьбе не должны страдать невинные, - будет литься "мерзкая кровь" неверных и «благородная кровь» шахидов»[27] .

Однако при этом в газетах ничего не пишется о мнениях мусульманских лидеров или простых мусульман - носителей ценностей традиционного ислама, который, как и всякая мировая религия, не имеет ничего общего с идеологией терроризма. Отделить подлинный ислам от его сектантской разновидности (ваххабизма) требует пережитая трагедия и стратегия сохранения единой и неделимой России.

Другой темой, обсуждаемой в прессе, стало обращение президента. Газета «Московский Комсомолец» подробно проанализировала речь Путина, выдержки из которой я приводила в предыдущей главе. Выводы, которые сделал журналист ошеломляющие. Он воспринял обращение президента к народу как прошение об отставке; признание полного банкротства силовых ведомств: «Смысл — покаянный. А интонация — геройская. Власть сообщает, что будет рулить и впредь. Вот эта, та самая, которая:

— абсолютно неподготовленная;

— переставшая уделять внимание обороне и безопасности;

— действующая несвоевременно и непрофессионально;

— не проявившая понимания;

— не умеющая адекватно реагировать на опасные процессы, происходящие в собственной стране;

— позволившая коррупции поразить судебную и правоохранительную сферы (то есть самое себя, ибо эти сферы — неотъемлемая часть власти, ее главные инструменты)»[28] . Но самое большое негодование у газеты вызвал тот комплекс мер, который был предложен президентом: «Президент должен был выйти к народу не с жалкими словами о том, что «в ближайшее время будет подготовлен комплекс мер, направленных на укрепление единства страны». Президент должен был выйти к народу с головой Басаева в руках. А за ним должны были стоять силовики с головами других убийц (но только лица, пожалуйста, должны быть узнаваемы, а то покажут кого попало: вот, мол, знаменитый полевой командир — а через два месяца этот труп захватывает театральный центр в Москве)»[29] .

Эта тема также обсуждалась и в «Новых Известиях», в газете опубликовано интервью с известным политологом, председателем Исламского комитета Гейдаром Джемалем. Он увидел скрытый подтекст в речи президента Путина: «Я считаю, что самым важным в выступлении президента была часть, где он говорил о том, что неким силам не удастся расколоть страну. Я вижу в этом однозначную ссылку на то, что в верхушке российской элиты существуют противоборствующие кланы. И они используют продолжающийся чеченский конфликт в качестве площадки для сведения счетов между собой и попыток изменить формат существующего в России политического режима»[30] . Смысл, по мнению Джемаля, в том, что часть элиты абсолютно не понимает действий президента и ведет атаку непосредственно против него, используя такие радикальные методы как теракт в Беслане. Интересно, что этот факт в обращении президента никто не заметил, однако автор уточняет, что Владимир Владимирович был очень осторожен в формулировках.

«Парламентская газета» публикует мнение известного политика, руководителя Фонда ИНДЕМ Георгия Сатарова. Он полностью анализирует речь Путина, однако останавливается преимущественно на вопросах коррупции: «Судебная и правоохранительная системы, я надеюсь, приведены Президентом в качестве примера. Конечно, коррупция захватила и другие органы власти, болезнь зашла довольно далеко. Если говорить о каких-то оценках, то мы приближаемся к такому режиму, который обычно называют клептократия. Последние годы, к сожалению, коррупция росла»[31] . Вывод Сатарова пессимистичный, он считает, что слова президента останутся словами, о коррупции говорили, говорят и будут говорить, однако конкретных действий предпринято не будет.

Однако ключевыми темами публикаций остаются все-таки другие: причины теракта, действия федеральных и региональных ветвей власти, действия силовых структур, последствия теракта и, конечно, необходимые меры по предотвращению подобных ситуаций.

Первое – это причины теракта в Беслане.

Целый номер «Российской Федерации сегодня» был посвящен анализу того, что происходило в Беслане. Это комплекс статей и высказываний о теракте, его причинах и последствиях.

Владимир Гусев, первый заместитель председателя Комитета СФ по экономической политике, предпринимательству и собственности, в статье «Час истины, оплаченный кровью» признает, что власть оказалась неспособной противостоять террору, что вина произошедшего в Беслане частично лежит и на спецслужбах. Среди причин теракта автор выделяет: «Существующая структура власти не позволяет нам ни защищаться, ни двигаться вперед…Вертикаль власти, на создание которой потрачено столько сил, не сформирована...У нас нет национального проекта, нет и идеологии. А без этого государство существовать не может...Сегодняшний кадровый состав управления страной, по большей степени, вызывает горечь»[32] .

Валерий Драганов, председатель Комитета Государственной Думы
по экономической политике, предпринимательству и туризму, в статье «Беслан – кровавый финал «Норд-Оста» проводит аналогии между двумя терактами, в Беслане и на Дубровке. Он видит причину теракта в работе спецслужб и приходит к выводу, что Беслан – продолжение Норд-Оста, власти, правоохранительные органы ничему не научились, никак не изменили свои действия после захвата заложников в Доме культуры на Дубровке. Автор пишет, что готов молиться Богу, лишь бы этот кровавый сценарий не повторился и в третий раз.

Олег Ковалёв, представитель партии «Единая Россия», видит причину теракта в том, что Россия сейчас экономически слаба, находится в состоянии «переходного периода», а это приводит к тому, что страна уязвима перед действиями международного терроризма[33] .

Елена Драпеко, представитель партии КПРФ, считает, что в теракте виновата исполнительная власть, которая оказалась не в состоянии нас защитить, а произошло это, потому что за последние годы постоянно проводятся какие-то перетряски властных структур и кадров. «Служба безопасности (ФСБ) на моей памяти уже в седьмой раз перекраивается. Уверена, уже по одной этой причине она ослабла и не в состоянии эффективно работать»[34] .

В газете «Северный Кавказ» выделили одну причину теракта – деятельность террористов. Теракт в Беслане произошел, «потому что они окончательно зашли в идеологический тупик. Чем прежде мотивировались их злодеяния? Бесконечно повторяемым заклинанием: дескать народ Ичкерии страдает под российским гнётом. Сегодня и Запад, и Восток убедились, что Чечня не хочет возвращаться к шариатским судам и криминальному беспределу. Потому-то сепаратисты ясно осознали: дело их проиграно. Теперь можно показать своё истинное лицо. И, уходя, хлопнуть дверью»[35] . Таким хлопком двери, по мнению газеты, и стала трагедия в Беслане.

Есть и ещё одно интересное мнение, оно было высказано Александром Дугиным, два с половиной месяца его отказывались публиковать в каких-либо изданиях. Он считает, что произошедшее в Беслане спланировано США. «Мы столкнулись с системным вызовом, а не со случайностью. Те силы, которые противодействуют нам сейчас, поставили определённую цель - дестабилизация ситуации в России, особенно на Северном Кавказе, прекращение российского влияния на постсоветском пространстве, и, к великому сожалению, они своей цели пока добиваются. Это стратегические задачи США, основанные на традиционной политике Британской империи последних 200 лет.

Мы имеем дело не с мифическим международным терроризмом, который является лишь инструментом, о чём сказал сам Президент. Это игра против России, и нет никаких иллюзий: в центре противоположной стороны США»[36] .

Но есть эксперты, которые считают, что главные причины трагедии кроются в нерешенных внутренних конфликтах — как в Чечне, так и в Центре. Газета «Аргументы и Факты» считает, что «терактв Осетии — это вторая после «Норд-Оста» серия конфликта между Путиным и определенными олигархическими кругами, которых не устраивает его политика. Но правоохранительным органам легче всего свалить свой провал на козни международного терроризма. Нелепо думать, что теракты в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г., захват заложников в Ираке, недавний взрыв автобусов в Беэр-Шеве в Израиле и события в России последних дней координируются из одного центра. Все эти теракты имеют разные первопричины, разных заказчиков и разные источники финансирования»[37] .

«Парламентская газета» пишет, что проще всего всё произошедшее списать на патологическую жестокость бандитов. Однако «в своём обращении Президент РФ Владимир Путин не случайно говорил о попытке дестабилизировать обстановку на Северном Кавказе, разжечь огонь межнациональной вражды. Правобережье Терека, где расположен Беслан, до сих пор хранит следы кровавого осетино-ингушского конфликта начала 90-х - даже окопы еще сохранились. Отсюда и расчет: почему бы снова не столкнуть народы? Почему бы не посеять недоверие жителей Северной Осетии и Ингушетии не только друг к другу, но и к властям обеих республик? Почему бы, учитывая взрывоопасную ситуацию в Южной Осетии, не открыть что-то вроде "второго фронта"?
Слава богу, расчет оказался просчетом. Не только руководители Чечни, Ингушетии, других регионов Северного Кавказа резко осудили бесчеловечную акцию. И не только духовенство и старейшины выразили гнев и негодование. На прошедшем в Назрани многолюдном митинге простые, как говорится, люди высказали сочувствие и поддержку попавшим в беду соседям. Что же касается самих жителей и Беслана, и Северной Осетии, то перед их стойкостью и мужеством можно лишь преклоняться»[38] .

«Российская газета», можно сказать, опровергала все то, что было сказано в других газетах и журналах. На ее страницах была помещена официальная хроника событий, давали комментарии официальные лица, в частности Александр Дзасохов в своем интервью этой газете опроверг многие домыслы о теракте в Беслане. Корреспондент «Российской газеты» Тимофей Борисов в дни теракта работал в оперативном штабе, он не кидался, как многие журналисты, под пули в поисках достоверной информации, однако смог оценить и увидеть всю ситуацию в целом. В своей статье он дает ответы на многие вопросы: сколько было террористов, из кого состояла банда, как работал оперативный штаб, что требовали террористы, почему в оцеплении стояли милиционеры[39] . И его версия развития событий ничем не отличается от официальной, изложенной в первой главе данной работы. Что касается причин, то «Российская газета» не ставила целью кого-то обвинить в теракте, единственный вывод: «Сейчас гораздо важнее сделать правильные выводы из последней трагедии. Не те, что "надо усилить, углубить, взять под контроль", а реальные выводы, кардинальные. Причем надо сделать это срочно, очень срочно, потому что бандиты на Беслане не успокоятся. Это показал опыт "Норд-Оста".

Бандиты извлекли из первого опыта хороший урок. В Беслане они уже предусмотрели отсутствие в школе подземных коммуникаций, по которым можно было бы пробраться спецназу. Если в "Норд-Осте" бойцы начали штурм, пробив стену смежного с театром гей-клуба, то в Беслане террористы специально выбрали такой объект для захвата, чтобы контролировать его со всех четырех сторон, что сделало невозможным незаметное приближение бойцов спецподразделений. Если в театре на Дубровке кнопка от бомбы была у одного человека, то в Беслане взорвать спортзал с заложниками могли многие, и бандиты постоянно меняли расположение кнопок взрывателя.

А какие уроки извлекли из опыта "Норд-Оста" мы?»[40]

И риторический вопрос в конце. Корреспондент не посчитал себя вправе прокомментировать положение в стране до и после теракта.

В прессе шло также широкое обсуждение деятельности власти и силовых органов.

Осуждение спецслужб проходит через все публикации «Московского Комсомольца», в частности Александр Хинштейн пишет, что нашим силовикам вместо отставки дают ордена, как бы плохо не была проведена операция[41] . Бесчеловечным кажется это высказывание, особенно по отношению к тем офицерам, которые погибли в Беслане, спасая детей. Неужели, по мнению автора, они не заслужили наград?

Такова позиция «Московского Комсомольца». Если говорить о других изданиях, то стоит остановиться ещё на публикациях нескольких газет.

Газета «Известия» проводит собственное расследование по теракту в Беслане, ее версия несколько отличается от официальной. Правда, газета признала, что штурм школы начат был не спецназом. Ключевой вопрос публикаций: кто стрелял первым. И журналисты делают свой вывод: «Мы очень хорошо слышали, как все началось. Никакого взрыва сначала не было. Сначала была автоматная стрельба, все более интенсивная. И только спустя какое-то время, может, несколько секунд, может, минуту, прозвучал взрыв. Скорее всего, стрельбу открыли люди, находящиеся в оцеплении. Не исключено, что местные ополченцы, которые с первого дня дежурили на подступах к школе. У них было и охотничье, и боевое оружие. Вполне вероятно, что у кого-то из них могли не выдержать нервы и он выстрелил. Услышав стрельбу, боевики решили, что начался штурм и стали стрелять в сотрудников МЧС, которые пришли забрать трупы расстрелянных заложников»[42] .

Валерий Кадохов, представитель в Совете Федерации от парламента Республики Северная Осетия — Алания, в статье «Кто ответит?» высказывается более жестко. Он настаивает на крайне жестких мерах: «Кто пропустил за взятку через пост бандитов, должен не только пост потерять, а и голову. Кто не может создать сеть для поимки преступников, должен уступить место более умелому»[43] . На главный свой вопрос о том, кто же ответит за Беслан, Кадохов отвечает так: «Я меньше всего хочу говорить о бандитах. Это звери в человеческом обличье. Ответить должны те, кто не может поймать Масхадова и Басаева. Никогда не поверю, что в поимке главарей преступной сети проявлено столько же усердия, сколько проявляется при перераспределении собственности. Кто Басаева и Масхадова не может поймать, почему он генерал армии? И не станет ли он после бесланской трагедии маршалом?»[44] Сегодня, когда Масхадов уничтожен, может и не так бы жестоко оценил работу силовиков Кадохов.

Валерий Драганов, председатель Комитета Государственной Думы по экономической политике, предпринимательству и туризму, в статье «Беслан кровавый финал «Норд-Оста» по поводу операции освобождения заложников пишет, что «Беслан — это шаг назад даже по сравнению с «Норд-Остом». Почти трое суток террористы удерживали заложников, а никто из первых руководителей МВД, ФСБ, Генпрокуратуры даже не появился на телеэкране, чтобы прояснить происходящее. За них перед страной “отчитывались” второ- и третьестепенные лица, вызывая возмущение своей недостоверной информацией.Ну а уверения в том, что профессионалы не готовились к штурму школы и стихийно бросились защищать заложников (даже не успев надеть бронежилеты), вообще уму непостижимы»[45] .

В газете «Северный Кавказ» также высказывается версия о том, что спецслужбы первыми штурм не начинали. В то время, когда группа МЧС подходила к зданию школы, раздались 2 мощных взрыва. «Не желая выпускать добычу, террористы стали стрелять в спину убегающим детям. Бойцам спецназа не оставалось другого выхода, как начать штурм здания»[46] . Это версия газеты «Северный Кавказ».

Причины штурма здания по-другому описываются в «Аргументах и Фактах». Газета пишет, что «работа» террористов была проплачена только за 3 дня. Вся сумма находилась у их командира по кличке Магас, который в ночь со 2 на 3 сентября незаметно покинул школу вместе с кассой, где лежали деньги за выполненный теракт. Среди боевиков начался разлад. Накануне штурма две шахидки, нервничая, собирали пояса со взрывчаткой, случайно подключили электропитание и подорвались на своих изделиях. Бандитам ничего не оставалось делать, как принять последний бой. Однако некоторые из них переоделись в гражданскую одежду и пытались смешаться с освобожденными заложниками»[47] .

«Парламентская газета» пишет, что «не хочется говорить худого о спецслужбах - они в Беслане понесли немалые потери, ценой своей жизни спасая жизнь заложников. Однако факт остается фактом: террористы опять сработали на опережение. И речь не только о самом захвате школы. Хотя и его нельзя назвать неожиданным»[48] . Штурм школы не планировался, дабы избежать жертв среди заложников. Но разве была гарантия, что бандиты не взорвут здание? Не было. Почему тогда спецназ не был готов к любому повороту событий?

«Новые Известия» считают, что осуждать спецслужбы просто бессмысленно. «Кто первым открыл огонь по школе, наверное, мы уже не узнаем никогда. Уже секунд через 10 после взрывов в спортзале застрочил пулемет, потом подключились автоматы, подствольные гранатометы, снайперские винтовки. Многие кивают на ополченцев из числа местных жителей, которые могли не выдержать напряжения и начать обстрел школы. Но это уже не имело никакого значения. Пошел страшный бой, причем шквальный огонь велся со всех четырех сторон школы. Да еще в городе то и дело вспыхивали краткосрочные, но от этого не менее интенсивные перестрелки»[49] .

Так описывают деятельность спецслужб различные печатные издания, теперь стоит обратить внимание на описание деятельности власти в дни теракта.

Газета «Известия» в своем расследовании ставит важный вопрос: можно ли было договориться с террористами и дать им уйти, обменяв детей, например, на политиков и чиновников? Вывод: можно. Это, по мнению газеты, следует из того, что террористы шли хоть на какие-то переговоры, они выпустили 26 человек, они разрешили забрать трупы. Также газета утверждает, что «несмотря на заверения представителей оперативного штаба о том, что бандиты не выдвигают требований, эти требования, скорее всего, были»[50] , ведь не зря же террористы выбрали Беслан, где есть аэропорт. Это версия «Известий».

«Северный Кавказ» пишет, что преступники отказывались вступать в переговоры и отказывались озвучить свои требования. А все эти трагические дни президент республики Дзасохов «был готов отдать себя взамен хотя бы на одного ребёнка»[51] . Газета утверждает, что власти делали все возможное, чтобы освободить заложников и не допустить штурма.

А. Аслаханов объясняет поведение властей в интервью «Аргументам и Фактам», опровергает их бездействие: «Некоторые обвиняют нас в том, что мы не шли на переговоры. Я из Москвы разговаривал с бандитами трижды. Разговаривали и те, кто находился на месте. Достичь хотелось только одного: встретиться с ними и добиваться освобождения заложников»[52] . Однако задачей террористов было уничтожить всех заложников и погибнуть самим, так как они понимали, что их за совершенное никто не простит.

«Новые Известия» считают, что людям врали с первого дня захвата заложников. Врали в лицо, врали по телевидению, по радио. Цинично. Нагло. Когда на площади у Дома культуры представители республиканского правительства говорили, что в школе 360 заложников и 17 террористов, жители Беслана рыдали. От того, что столкнулись со столь явной ложью. Когда скрывать очевидное стало невозможно, власти подтвердили все, о чем на улицах говорили еще первого сентября. И то, что внутри больше 1200 человек. И то, что бандитов не 17, а 40. И то, что они готовились к теракту заранее, еще летом спрятали в здании оружие. «Осетины сегодня проклинают собственную власть. И соседскую. Простые люди не могут понять, почему главу Ингушетии Мурада Зязикова, переговоров с которым якобы требовали террористы, никто не мог разыскать. Не верят они и в то, что бандиты не выдвигали никаких осмысленных условий»[53] .

Ни один житель Беслана больше не верит собственным начальникам. Не верит и в собственную безопасность.

Что писали в газетах о психологических и политических последствиях теракта, а также о мерах по предупреждению терактов в будущем?

К чему привели события в Беслане и их освещение в СМИ? Люди боятся летать на самолетах, ездить в метро, ходить в театры, не хотят отпускать детей в школу. Все россияне сейчас испытывают тяжелый моральный стресс. Многие не отрываются от телевизоров, и это опасно. Сегодня звучит много упреков в адрес тележурналистов по поводу того, как они освещали захват школы в Беслане. Мол, и «картинка» была скудная, и комментарии скупые... Показывать и говорить правду, – разумеется, долг репортеров. Но вот какая важная вещь: помимо информационной и развлекательной функций, телевидение выполняет еще одну: стирает границы. В лучшем случае сближает. В худшем – создает иллюзию, что нам некуда спрятаться от войн и катастроф. Ведь уже нет разницы, где разыгралась трагедия – в Москве, Нью-Йорке, Иерусалиме или Беслане. Каждый из нас, включив новости, видит все то же, что и люди, попавшие в гущу событий. Ту же кровь, те же слезы. Кто способен остаться в такие минуты равнодушным? Ведь все мы – очевидцы. Но есть масса впечатлительных людей, которые переживают увиденную трагедию так, будто она произошла с ними самими. И мы уже не можем сказать им: «Да что ты так переживаешь? Не в твоем же городе, не с твоими близкими это произошло!». Здесь заключается серьезная проблема, которую у нас не принимают в расчет, говоря о ликвидации последствий терактов. Спустя полгода после захвата и штурма центра на Дубровке исследовали людей, наблюдавших за этими событиями по телевизору, и выяснили: 20% испытывали все признаки посттравматического стрессового расстройства – страдали от бессонницы, раздражительности, повышенного сердцебиения, апатии, усталости при минимальных нагрузках. Встречались и очень тяжелые случаи, так называемые флэш-бэки, когда спустя много дней перед глазами телеочевидцев продолжали возникать яркие картины происшествия. По сути дела, у них наблюдались те же реакции, что и у участников событий. Но одно дело, когда человек способен легко восстановить причинно-следственные связи между своим самочувствием и тем, что когда-то с ним случилось. А здесь – вполне здоровый посторонний человек, и все симптомы посттравматического стресса. Проблема эта пока мало изучена, хотя у психологов есть для ее обозначения термин – «вторичная жертва». Давно установлено, что стать вторичной жертвой может кто-то из врачей, спасателей, полицейских и пожарных – непосредственных участников трагедии. Хотя они все-таки люди психологически подготовленные. Не застрахованы и журналисты, специализирующиеся на этих темах. А в последнее время к ним прибавились те, кто потом все это читает и смотрит по телевизору. Причем у них даже нет предпосылок к установлению прямой связи между трагедиями и своим состоянием. Да и общество не готово принять от них жалобу. В случае с вторичными жертвами я даже не уверен, что большинство наших специалистов-медиков способны правильно действовать в ситуации, когда к ним обратится человек, который так серьезно переживает из-за событий в Беслане, что у него все валится из рук. Ни с того, ни с сего он вступает в конфликты на работе, начинает кричать на близких – возникают острые проблемы в межличностном общении. И это становится массовым явлением, протекающим параллельно с другим, более заметным, когда люди боятся ездить в метро, летать на самолетах, страшатся за своих детей, идущих в школу. В общем, есть прямая связь между состоянием здоровья общества и работой СМИ. Террористы во многом добиваются своей цели – запугать людей – при помощи журналистов. Им важно, чтобы мы видели сцены насилия, которое они совершают. Таковы психологические последствия теракта. Что касается политических, то ими стали меры, предпринятые в стране, а также широкое обсуждение по поводу необходимых изменений во всех сферах жизни общества.

Самые радикальные предложения были высказаны Александром Дугиным. Он считает, что «после всего случившегося, особенно в бесланской школе, политическая элита современной России должна быть отправлена в небытие, поскольку вокруг Путина сидят люди, которые делают всё возможное, чтобы предотвратить полноценное развитие России в геополитическом, политическом и социальном аспекте»[54] . Обвиняя во всем произошедшем США и полностью поддерживая деятельность В.Путина, Дугин пишет, что «сейчас пришло время политической диктатуры. Путину нужно найти в себе силы свернуть шеи этому своему ближайшему окружению, разогнать, отправить их к родственничкам в Англию, к детишкам или к друзьям, на отдых - куда угодно, но только вон, из Кремля - вон, из советнических уютных кресел со Старой площади -вон! Здесь любые, даже самые жёсткие, методы хороши. Потому что хуже не бывает»[55] .

«Аргументы и Факты» предлагают собственные методы по борьбе с террором. Во-первых, национальная система безопасности должна быть способна не только пресекать теракты и преодолевать их последствия, но и работать на предотвращение вылазок террористов. Во-вторых, должны быть запрещены экстремистские организации. Террористов «необходимо лишать каналов материальной подпитки». В-третьих, необходимо ужесточить наказание за должностные преступления. В-четвертых, необходимо организовывать добровольные структуры в сфере охраны общественного порядка[56] . Так четко определила свои требования эта газета.

Владимир Гусев, первый заместитель председателя Комитета СФ по экономической политике, предпринимательству и собственности, в статье «Час истины, оплаченный кровью» выдвигает свои предложения: «Нужно создавать условия, которые будут затруднять боевикам пополнять свои ряды, то есть нужно дать работу, учебные места, дать молодежи социальную перспективу, вернуться в школе к воспитанию гражданина, а не просто жителя...Нужно учиться сотрудничать с умеренными чеченцами, которых большинство...Еще одна важнейшая проблема — изменение настроения в целом в российском обществе. Как это ни странно звучит, но нам необходимо вновь учиться говорить друг с другом»[57] .

Владимир Кулаков, руководитель постоянной делегации Совета Федерации в Парламентской Ассамблее ОБСЕ, председатель Комиссии по контролю за обеспечением деятельности, генерал-полковник, в своей статье «Балканизации» страны не допустим!» предлагает ряд мер, необходимых для борьбы с террором. Его предложения по-военному четкие: «Нужно применить экономические санкции к странам, с территорий которых действуют террористы...Надо обеспечить тщательный отбор людей в органы внутренних дел, исключить возможность вербовки террористами сотрудников милиции...Обязательно необходимо, как это было раньше, чтобы государственные границы со странами, из которых хотя бы гипотетически возможна переброска террористов, были, что называется, на замке...Необходимо усилить контроль за оружием, боеприпасами и взрывчатыми веществами...Средства массовой информации не должны служить проведению террористических актов, дестабилизации обстановки в стране...Перечисленные меры будут также дополнены новой системой управления на Северном Кавказе. В каждом из двенадцати регионов создается региональное управление под руководством офицера Министерства внутренних дел. В его распоряжение будет выделен специальный отряд. Также создается межрегиональная структура в масштабах Северного Кавказа. Вся эта совокупная система мер должна сработать»[58] . Таково мнение военного.

Каково мнение партий по этому поводу?

Олег Ковалев, представитель партии «Единая Россия», считает, что необходимо наладить постоянное финансирование работы спецслужб, в первую очередь выделение средств на создание агентурной сети. Также «необходимо не только восстановить регистрацию граждан по месту жительства, но и закрыть границы, осложнить их пересечение для потенциальных преступников»[59] .

По мнению представителя партии КПРФ Елены Драпеко прежде всего «необходимо незамедлительно привести в соответствие с законодательством положение лиц без гражданства»[60] , также необходимо в ближайшее время отменить мораторий на смертную казнь.

Леонид Слуцкий, член партии ЛДПР, считает, что сегодня нужно сосредоточить внимание не столько на создании, сколько на согласованности действий различных функциональных подразделений[61] .

Ирина Савельева («Родина») четко и по пунктам описывает ряд необходимых мер: «Что необходимо сделать в первую очередь? 1. Жестко обозначить границы России и ужесточить визовый режим. 2. Отменить мораторий на смертную казнь за терроризм и наркотики. 3. Упорядочить и жестко контролировать финансовые потоки в Чечню. 4. Обеспечить подразделения, участвующие в спецоперациях, спецназ и пограничные войска новейшими видами вооружений»[62] .

По поводу мер по борьбе с терроризмом сказано уже много. Журнал «Российская Федерация сегодня» приводит экстренное заседание Совета Думы по этому вопросу. В статье «Нас не поставить на колени» приведен ряд мнений известных политиков, их предложения:

«Алексей Сигуткин, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по обороне:

— Все эти трагические события — результат развала спецслужб в начале девяностых годов. Чтобы предотвращать теракты, надо восстановить сильную структуру госбезопасности с широкой агентурной сетью.

Виталий Маргелов, заместитель председателя Комитета Государственной Думы по безопасности:

— Можно напридумать массу антитеррористических мер, но все они будут упираться в бюджет. Надо разумно и “прицельно” распределить средства Стабилизационного фонда. Из него профинансировать силовые структуры, правоохранительные органы.

Николай Харитонов, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам:

— Президент в своем Обращении говорит о несовершенстве политической системы. Ее такой и создали. Сам он на этом посту уже второй срок. Значит, признает неэффективность своей работы и партии власти. Нужно требовать ужесточения мер: смертная казнь и за терроризм, и за провоз, хранение взрывчатых веществ.

Владимир Пехтин, заместитель Председателя Государственной Думы:

— Бюджет 2005 года учитывает сложную обстановку в стране. Часть средств из него нужно направить на разработку новых технологий и методов борьбы с терроризмом.

Владимир Жириновский, заместитель Председателя палаты, лидер ЛДПР:

— Я уже вносил предложение создать министерство либо комитет по борьбе с терроризмом»[63] .

Такой разброс мнений и комментарий ознаменовался в прессе в связи с произошедшим в Беслане в сентябре 2004 года. Однако какими бы не были мнения газет и журналов, официальное расследование теракта в Беслане ещё не закончено.

Итак, можно сделать некоторые выводы

Ситуация в России во время беслановской трагедии и после неё широко обсуждается в СМИ. Существует несколько мнений по поводу освещения теракта СМИ. По одному из них журналистов в Беслане притесняли, не давали говорить правду, а сами сведения прессы и телевидения были правдивы и соответствовали действительности. По другому мнению журналисты доносили до своих слушателей или читателей информацию, которая была далека от истины. Иными словами то, что мы читали в газетах и видели по телевизору было «альтернативной действительностью».

Теракт в Беслане, его причины и последствия стали ключевыми темами всех печатных изданий в сентябре 2004 года. Только ленивый журналист или обозреватель не кинул камень в сторону спецслужб или власти, однако последние не пытались оправдываться, ошибки и просчёты были признаны на самом высоком уровне. Был предложен комплекс мер для борьбы с террором.

И как раз эти меры стали вторым вопросом, широко обсуждавшимся в прессе.

Печатные издания поделились на те, что поддерживали официальную версию развития событий в Беслане, и те, что придерживались собственной. Официальную, к примеру, поддержал журнал Федерального собрания РФ «Российская Федерация сегодня», «Российская газета». Собственную версию выдвинула газета «Известия». «Московский Комсомолец» занимался исключительно критикой: критиковались действия властей, спецслужб, критиковалась речь президента, критиковались меры, предложенные им.

В прессе начались спекуляции на религиозную тему, осуждался не только террор, но и ислам вместе с ним. Грубо и жестоко осуждались действия офицеров спецслужб, людей, которые спасали детей ценой своей жизни, и эта критика была им вместо благодарности. С такими публикациями напряженность в обществе только усиливалась, усилилась враждебность к исламу, ко всему чеченскому народу.

Чтобы не происходило в стране, отечественная журналистика должна руководствоваться не пиаром, не сведением политических счетов, а идеей единого многонационального государства, способствовать его сплочению, а не распаду.


Заключение

Итак, цель курсовой работы - проанализировать версии периодической печати о теракте в Беслане; оценить влияние СМИ на массовое сознание и освещение самого теракта - была достигнута.

Печатные СМИ, также как и телевидение, широко освещали трагедию в Беслане, ужасные фотографии и съемки, неточные и недостоверные сведения о заложниках и террористах, свидетельства очевидцев - все вызывало шок и ужас в массовом сознании. Страх охватил людей по всей России.

А статьи, посвященные религиозной составляющей террора, Чечне и работе спецслужб, усиливали враждебность населения к властям, к исламу; усугубляли положение в стране ещё больше.

Бесланская трагедия вошла - через телевидение, газеты и журналы - в каждый дом, в каждую семью. Мы сопереживали, сострадали, мучались, пугались. Однако СМИ были не только информацией о терроре, можно сказать, что СМИ – обязательный элемент в механизме террора, так как задача террористов – не убить 300 или даже 1000 человек, они рассчитывали на ужасающие картинки по телевидению, жуткие факты в газетах. В задачу террористов входит создать ощущение беззащитности среди населения, навести страх и ужас среди народа. Это, конечно, не свидетельство необходимости информационной блокады. Это требует, во-первых, ясного представления о функциях СМИ в ситуации террора. Террористы задумывали и планировали через СМИ поразить нацию. Передать много разных эмоций, протранслировать шок и страх, чтобы захватить этим всю страну. И стать в эти часы и дни тотальными звездами мировой сцены.

Что же касается версий теракта в печати, то их можно разделить на официальную и неофициальную. Официальную представляла «Российская газета», журнал «Российская Федерация сегодня», вкратце ее можно охарактеризовать так: 1 сентября была захвачена школа № 1 в Беслане. 32 террориста-смертника, не предъявляя никаких требований, продержали заложников в спортзале школы в течение 2-х дней. К концу 2-го дня они потребовали вывести войска из Чечни и признать ее независимость. Власти всеми доступными средствами пытались вызволить заложников, пытались вести переговоры, однако террористы не шли на контакт. 3 сентября в школе произошло 2 взрыва, после чего спецназ начал штурм. Погибло 330 человек, среди которых 172 ребенка. В операции по освобождению также погибло 10 офицеров спецслужб.

Неофициальных версий много, что из написанного правда, а что домыслы широкой публике неизвестно. Нам остается ждать результатов расследования произошедшего в Беслане. Однако разрешат ли эти результаты все споры? Очевидно, что спорить уже бесполезно, нужно действовать, чтобы не допустить повторения Беслана.


Список использованных источников и литературы

I. Документы государственных и управленческих структур

· Конституция РФ

· Федеральный закон РФ «О борьбе с терроризмом», принятый Государственной Думой 3 июля 1998года и подписанный президентом РФ 25июля 1998года - №130-ФЗ.

· Указ президента РФ № 1143 от 4 сентября 2004 года.

II. Труды политических лидеров

· Обращение Президента России Владимира Путина 4 сентября 2004 года.// «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

· Выступление президента РФ Владимира Путина на расширенном заседании Правительства 13 сентября.// «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

· Обращение Президента Республики Северная Осетия-Алания Александра Дзасохова к жителям республики по Северо-осетинскому телевидению ночью 3 сентября 2004 года.http://president.osetia.ru/sp2004.htm

III. Периодическая печать

· Борисов Т. Послесловие к Беслану.// «Российская газета». 2005. 16 марта.

· Беслан: поминутная хроника террора.// «Российская газета». 2004. 4 сентября.

· Добромыслова О. Нам не стыдно глядеть в глаза матерей Беслана.// «Российская газета». 2004. 17 сентября.

· Борисов Т. 94 тома про Беслан.// «Российская газета». 2005. 19 февраля.

· Борисов Т. Заложники были обречены.// «Российская газета». 2005. 5 февраля.

· Прохоренко И. Масхадов молча наблюдал за Бесланом.// «Российская газета». 2005. 3 марта.

· Борисов Т. Бесланный конец Масхадова.// «Российская газета». 2005. 10 марта.

· Борисов Т. На расстоянии прямого выстрела.// "Российская газета". 2004. 7 сентября.

· Пошатаев В. Коррупция сродни террору.// «Парламентская газета». 2004. 8 сентября.

· Быков А. Помним. Скорбим. Не простим. // «Парламентская газета». 2004. 7 сентября.

· Кураев А. Как относиться к исламу после Беслана.// «Известия». 2004. 16 сентября.

· Ханелис В. С точки зрения психиатра, террорист-самоубийца, как правило, абсолютно здоров.// «Известия». 2004. 13 сентября.

· Кириллов Р. 2004 год – год трагедии в Беслане.// «Известия». 2004. 30 декабря.

· Гритчин Н, Речкалов В. Где могли пропасть пропавшие без вести.// «Известия». 2004. 6 сентября.

· Максимов В. «Война идёт внутри самой власти».// «Новые Известия». 2004. 6 сентября.

· Богомолов А. Четыре дня и ночи ада.// «Новые Известия». 2004. 6 сентября.

· Петелин Г. «Вся страна пережила тяжелейший стресс».// «Новые Известия». 2004. 6 сентября.

· Минкин А. Признание президента.// «Московский Комсомолец». 2004. 6 сентября.

· Хинштейн А. Хроника вранья.// «Московский Комсомолец». 2004. 6 сентября.

· Сажнева Е. Кровавые мальчики.// «Московский комсомолец». 2004. 4 сентября.

· Гусев В. Час истины, оплаченный кровью.// «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

· Кадохов В. Кто ответит?// «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

· Кулаков В. «Балканизации» страны не допустим!// «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

· Драганов В. Беслан – кровавый финал «Норд-Оста».// «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

· Платошкин А. Нас не поставить на колени.// «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

· Совет Федерации проведёт независимое, беспристрастное расследование причин трагедии в Беслане.// «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

· Ковалев О. Террористы всем нам объявили войну.// «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

· Драпеко Е. Террористы всем нам объявили войну.// «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

· Слуцкий Л. Террористы всем нам объявили войну. // «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

· Савельева И. Террористы всем нам объявили войну. // «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

· Битиев Р. Расстрелянное детство.// «Северный Кавказ». 2004. 8 сентября.

· Дугин А. В России может произойти всё, что угодно.// «Северный Кавказ». 2004. 23 ноября.

· Олисаева А. Беслан. Сентябрь. Горе. // «Северный Кавказ». 2004. 8 сентября.

· Хузам А. Куда ведут кровавые следы?// «Аргументы и Факты». 2004. 15 сентября.

· Сварцевич В., Александров Г. «Дяденьки, убейте их, они – сволочи!»// «Аргументы и Факты». 2004. 8 сентября.

· Аслаханов А. «Отец спас сына и упал замертво…» // «Аргументы и Факты». 2004. 8 сентября.

· Колесниченко А. Уроки Беслана: как будем бороться с террористами. // «Аргументы и Факты». 2004. 15 сентября.

· Кузнецова Т. Город ангелов.// «Аргументы и Факты». 2004. 15 сентября.

· Сварцевич В. Беслан: кровь возвращает имена.// «Аргументы и Факты». 2004. 20 октября.

· Кузнецова Т., Кодзасова И. Город ангелов-2.// «Аргументы и Факты». 2005. 2 марта.

IV. Ресурсы Интернет

· Доклад об освещении российскими СМИ трагедии в Беслане: доступ к информации и условия работы журналистов. www.cjes.ru/lib/content.php?content_id=7075&category_id=4

· Сулиета Кусова-Чухо.Альтернативная действительность. Как федеральные СМИ освещали трагедию в Беслане. www.islam.ru/pressclub/islamofobia/alterrial/

· Хронология происшествий.

· www.beslan0109.narod.ru/info.html


[1] Федеральный закон «О борьбе с терроризмом» 25июля 1998года №130-ФЗ. // Библиотечка Российской газеты. Выпуск № 13. 2003. С. 11.

[2] Федеральный закон «О борьбе с терроризмом» 25июля 1998года №130-ФЗ. // Библиотечка Российской газеты. Выпуск № 13. 2003. С. 13.

[3] Там же. С. 12.

[4] .Там же. С. 6.

[5] Борисов Т. Послесловие к Беслану.// «Российская газета». 2005. 16 марта.

[6] Хронология происшествий. www.beslan0109.narod.ru/info.html

[7] Беслан: поминутная хроника террора.// «Российская газета». 2004. 4 сентября.

[8] Хронология происшествий. www.beslan0109.narod.ru/info.html

[9] Добромыслова О. Нам не стыдно глядеть в глаза матерей Беслана.// «Российская газета». 2004. 17 сентября.

[10] Борисов Т. Послесловие к Беслану.// «Российская газета». 2005. 16 марта.

[11] Там же.

[12] Там же.

[13] Совет Федерации проведёт независимое, беспристрастное расследование причин трагедии в Беслане.// «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

[14] Там же.

[15] Борисов Т. 94 тома про Беслан. // «Российская газета». 2005. 19 февраля.

[16] Борисов Т. Заложники были обречены. // «Российская газета». 2005. 5 февраля.

[17] Прохоренко И. Масхадов молча наблюдал за Бесланом. // «Российская газета». 2005. 3 марта.

[18] Борисов Т. Бесланный конец Масхадова. // «Российская газета». 2005. 10 марта.

[19] Обращение Президента России Владимира Путина 4 сентября 2004 года в связи с трагическими событиями в Беслане.// «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

[20] Выступление президента РФ Владимира Путина на расширенном заседании Правительства 13 сентября. // «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

[21] Борисов Т. Послесловие к Беслану.// «Российская газета». 2005. 16 марта.

[22] Сулиета Кусова-Чухо.Альтернативная действительность. Как федеральные СМИ освещали трагедию в Беслане. www.islam.ru/pressclub/islamofobia/alterrial/

[23] Там же.

[24] Сажнева Е. Кровавые мальчики.// «Московский комсомолец». 2004. 4 сентября.

[25] Доклад об освещении российскими СМИ трагедии в Беслане: доступ к информации и условия работы журналистов. www.cjes.ru/lib/content.php?content_id=7075&category_id=4

[26] Кураев А. Как относиться к исламу после Беслана.// «Известия». 2004. 16 сентября.

[27] Ханелис В. С точки зрения психиатра, террорист-самоубийца, как правило, абсолютно здоров. // «Известия». 2004. 13 сентября.

[28] Минкин А. Признание президента. // «Московский Комсомолец». 2004. 6 сентября.

[29] Минкин А. Признание президента. // «Московский Комсомолец». 2004. 6 сентября.

[30] Максимов В. «Война идет внутри самой власти». // «Новые Известия». 2004. 6 сентября.

[31] Пошатаев В. Коррупция сродни террору. // «Парламентская газета». 2004. 8 сентября.

[32] Гусев В. Час истины, оплаченный кровью. // «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

[33] Ковалев О. Террористы всем нам объявили войну. // «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

[34] Драпеко Е. Террористы всем нам объявили войну. // «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

[35] Битиев Р. Расстрелянное детство. // «Северный Кавказ». 2004. 8 сентября.

[36] Дугин А. В России может произойти всё, что угодно. // «Северный Кавказ». 2004. 23 ноября.

[37] Хузам А. Куда ведут кровавые следы?// «Аргументы и Факты». 2004. 15 сентября.

[38] Быков А. Помним. Скорбим. Не простим. // «Парламентская газета». 2004. 7 сентября.

[39] Борисов Т. На расстоянии прямого выстрела. // "Российская газета". 2004. 7 сентября.

[40] Борисов Т. На расстоянии прямого выстрела. // "Российская газета". 2004. 7 сентября.

[41] Хинштейн А. Хроника вранья. // «Московский Комсомолец». 2004. 6 сентября.

[42] Гритчин Н, Речкалов В. Где могли пропасть пропавшие без вести. // «Известия». 2004. 6 сентября.

[43] Кадохов В. Кто ответит? // «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

[44] Там же.

[45] Драганов В. Беслан – кровавый финал «Норд-Оста». // «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

[46] Олисаева А. Беслан. Сентябрь. Горе. // «Северный Кавказ». 2004. 8 сентября.

[47] Сварцевич В., Александров Г. «Дяденьки, убейте их, они – сволочи!»// «Аргументы и Факты». 2004. 8 сентября.

[48] Быков А. Помним. Скорбим. Не простим. // «Парламентская газета». 2004. 7 сентября.

[49] Богомолов А. Четыре дня и ночи ада.// «Новые Известия». 2004. 6 сентября.

[50] Там же.

[51] Олисаева А. Беслан. Сентябрь. Горе. // «Северный Кавказ». 2004. 8 сентября.

[52] Аслаханов А. «Отец спас сына и упал замертво…» // «Аргументы и Факты». 2004. 8 сентября.

[53] Богомолов А. Четыре дня и ночи ада.// «Новые Известия». 2004. 6 сентября.

[54] Дугин А. В России может произойти всё, что угодно. // «Северный Кавказ». 2004. 23 ноября.

[55] Там же.

[56] Колесниченко А. Уроки Беслана: как будем бороться с террористами. // «Аргументы и Факты». 2004. 15 сентября.

[57] Там же.

[58] Кулаков В. «Балканизации» страны не допустим! // «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

[59] Ковалев О. Террористы всем нам объявили войну. // «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

[60] Драпеко Е. Террористы всем нам объявили войну. // «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

[61] Слуцкий Л. Террористы всем нам объявили войну. // «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

[62] Савельева И. Террористы всем нам объявили войну. // «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

[63] Платошкин А. Нас не поставить на колени. // «Российская Федерация сегодня». 2004. 18 сентября.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему