регистрация / вход

Функциональные особенности просторечий в текстах печатных СМИ

Разновидность русского языка, носителем которой является необразованное, полуобразованное городское население. Своеобразная подсистема русского языка, не имеющая прямых аналогов в других национальных языках. Функциональная роль просторечий в печатных СМИ.

ВВЕДЕНИЕ

Уровень исследования темы в научной литературе.

Тема просторечия достаточно хорошо освещена в научной литературе, например в книге Химика В.В. «Поэтика низкого или просторечия». Социо–культурный феномен просторечия и его теоретические аспекты обозначены в работе Бельчикова Ю.А. «Просторечие». Аспекты употребления просторечий в разговорном языке рассматриваются в изданиях: Шафигулина Б.Я. «Языковая политика в городе», Китайгородская М.В. «Носитель городского просторечия».

Научная новизна.

Аспект употребления просторечий в печатных СМИ в научной литературе не освещен, в связи, с чем предпринято исследование, проводимое в данной курсовой работе.

Актуальность исследования.

Функциональная роль просторечий в печатных СМИ тема достаточно актуальная и злободневная. Связано это с тем что, речь отклонённая от литературных норм стала встречаться достаточно часто. Использование просторечий в печатных изданиях обусловлено многими факторами. В массовых изданиях они используются для более яркого выражения ситуации, в качественных же изданиях стараются избегать просторечий. Просторечия плотно вошли в нашу жизнь, люди читают то, что им близко и понятно. Просторечие, как особое явление русского языка, осознаётся не только лингвистами, но и всеми носителями языка.

Объект исследования.

Функциональные особенности просторечий, используемые в печатных СМИ

Предмет исследования.

Технологии использования просторечий в печатных СМИ.


1. Функциональные особенности просторечий в текстах печатных СМИ

1.1 Определение просторечия

Просторечия – слова, выражения, формы словообразования, черты произношения, имеющие оттенок упрощения, сниженности, грубости («башка», «кишка тонка», «бечь» вместо «бежать», « вчерась» вместо «вчера» и т.д)[1] . Просторечие характеризуется яркой экспрессией, стилистической сниженностью, граничит с разговорными элементами литературной речи, а также с диалектизмами, аргоизмами, вульгаризмами. Состав и границы просторечия исторически изменчивы. В западноевропейской лингвистике термином «просторечие» (английское popularlanguage, немецкое volkssprache) обозначают конгломерат отклонений от «стандартного» языка: сленгизмы, модные фразы, прозвища и т.д. Стилистическая окрашенность просторечия делает его средством экспрессии в художественных произведениях (литературное просторечие) и в общеупотребительном литературном языке.

Просторечие, разновидность русского национального языка, носителем которой является необразованное и полуобразованное городское население[2] . Это наиболее своеобразная подсистема русского языка, не имеющая прямых аналогов в других национальных языках. От территориальных диалектов просторечие отличается тем, что не локализовано в тех или иных географических рамках, а от литературного языка (включая разговорную речь, являющуюся его разновидностью) – своей некодифицированностью, аноримированностью, смешанным характером используемых языковых средств.

1.2.Типология просторечий

Просторечия реализуется в устной форме речи; при этом, естественно, оно может получать отражение в художественной литературе и в частной переписке лиц – носителей просторечия. Наиболее типичные места реализации просторечия: семья (общение внутри семьи и с родственниками), «посиделки» во дворе коммунальных домов, суд (свидетельские показания, приём у судьи), кабинет врача (рассказ пациента о болезни) и немногие другие. В целом сфера функционирования просторечия весьма узка и ограничена бытовыми и семейными коммуникациями.

В современном просторечии выделяют два временных пласта – пласт старых, традиционных средств, отчётливо обнаруживает своё диалектное происхождение, и пласт сравнительно новых средств, пришедших в просторечие преимущественно из социальных жаргонов[3] . В соответствии с этим различают просторечие – 1 и просторечие – 2

1.2.1 Характерные черты и способы образования просторечия (1)

Носителями просторечия – 1 являются горожане пожилого возраста, имеющие низкий образовательный и культурный уровень; среди носителей просторечия – 2 преобладают представители среднего и молодого поколений, также не имеющие достаточного образования и характеризующиеся относительно низким культурным уровнем. Возрастная дифференциация носителей просторечия дополняется различиями по полу: владеющие просторечием – 1 - это преимущественно пожилые женщины, а среди пользующихся просторечием – 2 Значительную (если не преобладающую) часть составляют мужчины. В языковом отношении различия между этими двумя пластами просторечия проявляются на всех уровнях – от фонетики до синтаксиса.

Фонетика просторечий первого типа.

В области фонетики специфика просторечия – 1 заключается не в наборе фонем – в основном он тот же, что в литературном языке, а в их речевой реализации и особенно в их сочетаемости друг с другом. В частности, обращают на себя внимание следующие явления:

- устранение так называемого зияния путем вставки между двумя соседними гласными [j] или [в] : [ п`иjан`ина] пианино, [ какава] какао, [ рад` ива] радио и т.д.

- стяжение гласных ( это явление свойственно и разгорной разновидности литературного языка, одна в просторечии – 1 оно представлено гораздо более широко и последовательно): [ пр`ибр`ила] приобрела, [ н`укаво] ни у кого, [закном] за окном, [ арадром] аэродром и т.д.

- ассимиляция гласных соседних слогов [ карас`ин] керосин, [ п`ир`им`ида] пирамида, [ в`ил`идол] валидол и т.д.

- упрощение групп согласных путём вставки гласного:[ жыз`ин`] жизнь, [руб`ел] рубль и.т.д.

- упрощение слоговой структуры слов, в особенности иноязычных: [в`ит`инар] ветеринар, [ мътафон ] магнитофон и т.д.

- отсечение части консонантных сочетаний на конце слова: [инфарк] инфаркт, [cп`иктак] спектакль и т.д.

- диссимиляция согласных по месту и способу образования: [ къл`идор] коридор, [ транваи] трамвай и т. д.

- ассимиляция согласных по месту и способу образования, главным образом в окончаниях глагольных форм 2 л. Ед.ч., сопровождающаяся межслоговой ассимиляцией гласных: [ баис`и] боишься, [ воз`ис`и] возишься и т.д.

-сохранение некоторых типов ассимилятивного смягчения согласных, для современного литературного языка являющихся ненормативными: ко[н`ф]ета, ко[н`в]ерт, ла[п`к]и и т.д.

Морфология и словообразование просторечий первого типа

В области морфологии и словообразования просторечие – 1 отличается такими особенностями:

- Для морфемной и морфолингвистической структуры слова при его изменении падежам или лицам чрезвычайно характерно аналогическое выравнивание основ: рот – в роту ( в роте), ротом; хочу – хочем, хочете, хочут или же: хотим, хотите, хотят – хотишь, хотит; пеку – пекешь, пекет, пекем; ездить – ездию, ездиешь, ездим, ездиют; требовать – требоваю, требоваешь, требовает и т.п.

- Иное, чем в литературном языке, значение категории рода некоторых существительных: густая повидла, свежая мяса, кислый яблок, этот полотенец или иной тип склонения: церква, простынь, мысля, болезня и.т.п.

- Более широкое, по сравнению с литературным языком, распостранение форм местного падежа на –у у существительных мужского рода с основой на твёрдый согласный : на газу, в складу, на пляжу и т.д., форм родительного партитивного ( мало дождю, нету хлебу), форм именительного множественного на –ь/я: торть, шоферь, инженерь и т.д., в том числе от ряда существительных женского рода: площадя, очередя, матеря, скатертя и др.

- смешение форм родительного и дательного падежей у существительных женского рода: у сестре – к сестры, от маме – к мамы и подобное.

- флексия –ов (-ев) в родительном падеже множественного числа у существительных среднего и мужского рода: делов, местов, от соседев, пять рблев и т.д.

- склонение несклоняемых иноязычных существительных: без пальта, ехать на метре, шли из кина, две бутылки ситр и т.д.

- тенденция к «прозрачности» словообразовательной структуры слова: об – вернуть, об – городить, об – дурачить, и т.д.

- иная, по сравнению с литературным языком , словообразовательная структура слова в его финальной ( суффикс + флексия) части: чувствие(упал без чувств), наследствие ( наследственность),учительша, хулиганничать ит.д.

В области лексики и лексической семантики характерным является наличие довольно значительного числа слов, преимущественно для обозначения обидно – бытовых реалий и действий, отсутствующих в литературном языке, - серчать, пущай, черед (очередь), аккурат (точно), шибко, намедни, харчи, давеча и т.д., многие из которых являются диалектизмами[4] . С другой стороны, в просторечии – 1 отсутствуют многие разряды отвлеченной лексики, описывающей абстрактные понятия и отношения.

Помимо этого достаточно очевидного, внешнего своеобразия просторечие –1 отличается рядом специфических признаков в использовании лексики:

- использование слова в значении , не характерном для литературного языка:

Гулять в значении «иметь интимные отношения» ,уважать в значении «любить»( о пище), признать в значении «узнать», разнос в значении «поднос» и.т.д.

- размытость категориального значения слова: атом ( они без конца с этим атомом носятся – могут иметься в виду и исследования в области атомной энергии, и испытания атомного оружия, и угроза атомной войны и т.д).

В просторечии – 1 встречаются специфический тип переноса наименования с абстрактного понятия на лицо. Например, термин диабет используется, помимо своего основного значения, также для названия лица, страдающего сахарной болезнью: Это всё диабеты без очереди идут (реплика у процедурного кабинета).

Метонимическому переносу в просторечии – 1 могут подвергаться термины, в литературном употреблении обозначающие только множества или совокупности и не имеющие значения `один элемент множества, совокупности` пр.: Она вышла замуж за контингента ( в речи медсестры) –

фраза, понятная лишь при описании соответствующей ситуации: совокупность пациентов, обслуживаемых спецполиклиникой, на «административно – медицинском» языке называется контингентом, пр.: Этот больной принадлежит к контингенту лиц, обслуживаемых нашей поликлиникой. Естественно, что, приобретя значение `один из множества лиц`, слово контингент попало в разряд одушевленных существительных (вышла замуж за контингента).

Исследователи отмечают еще одну черту, характерную для просторечного словоупотребления, - семантическую ущербность слова: отсутствие многих значений, присущих этому слову в литературном языке. Так, слово мотив, при сохранении значения «мелодия», не употребляется в смысле «причина, повод чего – либо» (побудительные мотивы); партия не имеет значений «одна игра ( в шахматы и проч.)», «определённое количество товара»; у слова дисциплина отсутствует значение «учебный предмет» и т.п.Частным случаем семантических сдвигов в слове является специфическое употребление его в следствие чрезвычайно характерной для просторечия – 1 тенденции к эфемизации речи: отдыхать в значении «спать», кушать в значении «есть» и.т.п., а также более старое, имеющее рецидивы и в современном просторечии употребление местоимения они и соответствующих глагольных форм множественного числа применительно к одному лицу, которое говорящий воспринимает как представителя иного, более высокого социального статуса: - Где врач? – Они обедать, ушедши; - Я вот за ними стою, который в шляпе.

В области синтаксиса для просторечия – 1 характерны такие черты:

- употребление полной формы страдательных причастий с перфектным значением и полных прилагательных в именной части сказуемого: Обед уже приготовленный; Пол вымытый; Дверь была закрытая; Я согласная; А она чем больная?

- употребление в той же функции деепричастий на –вши и –мши ( последняя – специфически просторечная форма): я не мывши ( т.е. не мылся) вторую неделю; Все цветы поваливши ( т.е. повалились, были поваленными); Он был выпимши и т.д.

- употребление конструкции с никто (при местоимении может быть и существительное , но не обязательно), в которой сказуемое имеет форму множественного числа, - своего рода согласование по смысло: Гости никто не приехали; А у нее из цеха никто не были?

- употребление творительного падежа некоторых существительных для обозначения причины : умер голодом ( от голода), ослеп катарактой ( от катаракты);

- Специфическое управление при словах, совпадающих (формально и по смыслу) с литературными: никем не нуждаться ( ни в ком не нуждаться); Что тебе болит? ( Что у тебя болит?); Мне (или ко мне) это не касается( вместо: меня).

- употребление предлога с вместо из: пришёл с магазина, вернулся с отпуска, стреляют с автоматов и т.д.

1.2.2 Характерные черты и способы образования просторечия (2)

Просторечие – 2 представляет собой подсистему менее яркую и менее определённую по набору типичных для нее языковых черт. В значительной мере это объясняется тем. Что просторечия – 2 как своеобразная разновидность городской речи относительно молодо. При этом оно занимает промежуточное положение не столько между литературным языком и территориальными диалектами ( это характерно для просторечия – 1) , сколько между социальными и профессиональными жаргонами, с одной стороны, и литературным языком с другой стороны[5] .

Занимая такое положение. Просторечие – играет роль проводника. Через которые в литературную речь идут различные иносистемные элементы - профессиональные, жаргонные, аргоистические, сленговые. Такое посредничество вполне объяснимо как собственно языковыми, так и социальными причинами. В социальном отношении совокупность носителей просторечия – 2 чрезвычайно разнородна и текуча во времени: здесь и выходцы из сельской местности, приехавшие в город на учёбу и на работу и осевшие в городе; и уроженцы городов, находящихся в тесном диалектном окружении; и жители крупных городов, не имеющие среднего образования и занятые физическим трудом; носителей просторечия – 2 немало среди представителей таких не схожих профессий, кА продавцы, грузчики, портные, парикмахеры, официанты, железнодорожные проводники, сапожники, уборщицы и т.п.

Поскольку, как было сказано выше, просторечие в целом анормотивно и, стало быть, в нём нет фильтра, подобного литературной норме, который избирательно допускал бы в просторечное употребления средства, принадлежащие другим языковым подсистемам, - постольку языковые особенности, присущие уроженцам определенных мест, представителями определенных профессий или социально специфической среды, могут становиться достоянием просторечия.

И действительно, многие языковые элементы, принадлежащие ранее социально или профессионально органическому словоупотреблению, заимствуются литературным языком не прямо из групповых или профессиональных жаргонов, а через просторечие -2. Таковы, например, активно употребляющиеся в современной речи слова жаргонного происхождения беспредел (действия, далеко выходящие за рамки допустимого), возникать (высказывать своё мнение, когда о нем никто не спрашивает), отморозок (человек, не считающийся ни с законом, ни с какими бы то ни было нормами человеческих отношений), придурок (глупый, бестолковый человек), прокол (ошибка, неудача), штука ( тысяча денежных единиц) и т.п.

В области фонетики и морфологии просторечие – 2 менее специфично, чем просторечие -1: фонетические и морфологические особенности имеют спорадический, случайный характер и нередко локализованы в отдельных словах и словоформах. Так, если просторечию – присуща определенная последовательность в реализации указанных выше явлениях (ассимиляция и дессимеляция звуков в пределах слова, упрощение его слоговой структуры и т.д.), то в просторечии -2 эти явления представлены непоследовательно, с лексическими ограничениями, а некоторые отсутствуют совсем. Это связано с общей тенденцией, свойственной просторечию – как более молодой разновидности городской речи, - к уменьшению контрастности средств выражения ( сравнительно с литературным языком), к сближению их, по крайней мере в формальном отношении, со средствами выражения, присущими социально престижным формам национального языка – разговорной речи и кодифицированной разновидности литературной речи.

Например, диссемеляция согласных по месту и способу образования представлена в просторечии – фактами типа транвай; в словах же типа директор, коридор, где распределение согласных более ярко, более заметно, оно не происходит. Метатетические формы типа [саше ] вместо [шасэ ]/[шосе ] также не характерны для просторечия -2. Устранение зияния ( типа [какава ] или [п`иjан`ина]), наиболее яркая черта просторечия -1, в просторечии -2 почти не встречается. Отличия от литературного языка в значении категории рода некоторых существительных хотя и наблюдаются, но у значительно меньшего круга слов и менее «бросающихся в глаза» случаях: тюль, толь, шампунь склоняются как существительные женского рода. Однако слова среднего рода село, кино, мясо и т.д., не употребляются как существительные женского рода ( что свойственно просторечию – 1).

Склоняемые формы иноязычных существительных типа метро образуется весьма избирательно: они появляются в основном на тех участках речевой цепи, где возможно неоднозначное осмысление несклоняемой формы слушающим (ехали метром, но вышел из метро, а не метра ).

В просторечии – 2 характерно использование диминутивов ( т.е. слов с уменьшительно – ласкательными суффиксами) например: огурчик, номерок, документики – как выражение своеобразно понимаемой вежливости. Среди таких диминутивов встречаются формы, образованные по специфической модели, не имеющей распространения в литературном языек ( мяско при разговорно - литературном мясцо ).

В просторечии – 2 употребительны некоторые фразеологизмы, которые служат своеобразными «лакмусовыми бумажками», указывающими на просторечность говорящего ( некоторые из них постепенно просачиваются в разговорную речь, отчасти утрачивая свой просторечный характер). Это, например, выражение надо же!, употребляемое в функции восклицания, передающего удивление (у нас уже вторую неделю воды нет. – Надо же!), сравнительный оборот как этот(эта, эти) , с незаполненной семантической валентностью у местоимения: Проходите вперед! Стала, как эта (в троллейбусе); Я ему говорю: выйди погуляй. Нет, сидит целый день, как этот; бороты без разницы ( Мне это без разницы), по нахалке в значении «нахально»; типа того : А она мне типа того, что я, мол, и не была там никогда; и некоторые другие.

Среди форм речевого этикета, присущих просторечию -2 , выделяются различные виды личных обращений, в функции которых используются термины родства и наименования некоторых социальных ролей: папаша, мамаша, дед, дедуля, бабуля, друг, парень, мужик, шеф, начальник, хозяин, командир, в последнее время – женщина, дама, мужчина. Эти формы распределены по полу и возрасту говорящих; некоторые из них имеют ограничения в употреблении, обусловленные профессией как говорящего, так и адресата. Так, обращения папаша, мамаша, мать, отец, дед, друг, парень, шеф, начальник свойственны в большей степени речи мужчин молодого и среднего возраста; обращения дедуля, бабуля, а также женщина, дама, мужчина более характерны для речи молодых женщин.

Так как просторечие ( в обеих его разновидностях) обслуживает узкобытовые сферы коммуникации, очевидно, что с наибольшей рельефностью оно реализуется в речевых актах, имеющих иллокутивную функцию порицания, обвинения. Просьбы, заверения, внушения и т.п. Однако и в других видах коммуникации носители просторечия обычно используют именно эту разновидность русского языка.

1.3 Тенденции распространения просторечия в современном обществе

Русская речь, как всякая речь вообще, - это постоянное и неуклонное изменение, развитие, творчество. Путь слова из социального жаргона в нормативную разговорную речь – это типичный способ расширения лексического состава русского языка: из его низких сфер слова и сочетания слов легко проникают в жаргоны отдельных молодёжных группировок, оттуда в молодёжную субкультуру в целом[6] . Затем подобное словоупотребление расширяется до массового, просторечного и наконец закрепляется в разговорном литературном языке. Такова судьба многих слов, таких как: расклад, прокрутить, беспредел, тусовка .

Молодёжь, живущая в объединениях по интересам – специалисты IT, музыканты, спортсмены, торговцы, - овладевает так называемыми социально – профессиональными жаргонами. Среди них наиболее распространены компьютерный лексикон программистов и пользователей («гуру», «хакеров», «юзеров»).

Молодёжный интержаргон, или сленг, - это ненормативные слова, выходящие за пределы корпоративного употребления, часто они переходят в массовое просторечие. Таковы, например, популярные в живой русской речи слова и выражения: крутой, беспредел, тасоваться, кайф, прикид, крыша поехала и т.п[7] . Происхождение этих слов и выражений сомнительное, но. Попадая в сферу широкого молодёжного словоупотребления, их откравенно маргинальный смысл обычно исчезает. Речь молодёжи – это своеобразный генератор, который приводит в движение разговорно – просторечную стихию, это достоверный и яркий показатель состояния общества и его языка.

В последние годы тонкая грань между просторечием -1 и просторечием – 2 становиться всё меньше, в связи с политической, экономической и культурной обстановкой в стране. Самой преобладающей на данный момент является массовая культура, она генерирует новые слова, а средства массовой коммуникации продвигают их на общее пользование.

Просторечие как функциональная разновидность национального русского языка является сферой снижения, эмоционального – экспрессивного усиления, а также известного упрощения коммуникации. Если оставить в стороне ситуации натурального речевого поведения с его эксплетивным или реактивным использованием не нормативных единиц, то основными регистровыми функциями современного просторечия окажутся: номинативная (обозначение новых реалий или обновление старых), конативная (потребность выражения воздействия на среду) и эмотивная (потребность в экспрессивном самовыражении). В большинстве случаев осознанное и преднамеренное использование просторечной лексики в речи оказывается одновременно и актом языковой игры, к которой традиционно стремится говорящий. Таким образом, мы наблюдаем динамично развивающуюся систему под названием русское просторечие. На сколько быстро развиваются современные технологии, растет и количество употреблений просторечной лексики[8] .

2. Технология использования просторечий в печатных СМИ

2.1 Ролевая нагрузка просторечия в печатных СМИ

В наших газетах и журналах, особенно в последние годы широко обсуждаются вопросы культуры речи, подвергаются осуждения отклонения от норм литературного языка, неправильности устной и письменной речи, неряшливое отношение к родному языку. Многочисленны и многообразны ошибки в использовании так называемых просторечных слов, слов обиходной речи. Одни из них противоречат литературной норме ( например, вперед вместо сначала , обратно вместо опять , подать вместо дать , заиметь вместо получить и т.д.). Другие являются синонимами к литературным словам, не оправдываемы стилистической необходимостью

( пример, пошив вместо шитье , заслушать вместо выслушать , прослушать , подослать вместо прислать , заполучить вместо получить и т.п.).

Влияние газет не могло не способствовать усвоению «массовым» читателем особенностей газетного языка, формирование представления о том, как пишутся статьи. Естественно, что ориентация авторов писем в газету на публицистический дискурс в наибольшей степени проявляется на уровне словоупотребления. Ориентируясь на язык газетных статей, авторы наиболее активно используют именно те языковые средства, которые легче всего осознаются как отличительные признаки газетно-публицистического стиля: газетные штампы, книжная лексика, заимствованные слова, а также элементы канцелярско-делового стиля.

Специфический язык газеты обуславливается функциями публицистики. Первоначальная функция газет – мобильно предоставлять информацию. Злободневность тем, освещаемых в газетах, необходимость быстро реагировать на действительность не позволяют тщательно обрабатывать языковой материал в статьях, а потому одной из отличительных черт языка газеты является использование многочисленных клише и штампов. Речевые стандарты обусловлены также повторимостью тем и ограниченностью их числа, поэтому газетный штамп, обозначающий какое – либо явление.

Например: Приближается день выборов Президента Российской Федерации 12 апреля 2009 года; Митинг на красной площади прошёл, но не такого митинга народ ожидал, отсылает читателя к уже знакомой ему (или стандартной) ситуации, связанной с этим явлением.

Газетная лексика заимствуется в виде целостных блоков, речевых формул, обладающих единым значением, сохраняющимися для носителей просторечия в случае модификации агитационная функция языка газет – стремление воздействовать на читателя – приводит к необходимости создания ярких, запоминающихся выражений, которые от частого использования переходят в разряд стершихся, набивших оскомину штампов. Самым ярким примером агитационного клише являются лозунговые формы, наиболее разработанные и часто дополнявшие или даже заменявшие какую – либо логическую аргументацию.

2.2 Использование просторечий в печатных СМИ в зависимости от целевой аудитории

В данный момент времени нам прекрасно известно, что каждое издание печатных СМИ ориентировано на определенную целевую группу. Целевой группой печатных СМИ является, сегмент общества с определенным образом жизни, степенью образования, набором социальных характеристик отвечающих тематике издания.

Использование профессиональных просторечий.

Обычно в печатных СМИ используются профессиональные просторечия, для того чтобы быть адресованным для определенного слоя населения. Например статья в газете « Аргументы и факты» под названием « Деньги или жизнь» содержит такие просторечия как эскулап (врач) или лорврач (отоларинголог). Данная статья адресована таким людям, которые часто ходят в больницу, либо в ней работают.

Также если взять любое профессиональное издание, например фармацевтический журнал «Первый стол» целевая аудитория которого работники аптек, в нем можно увидеть множество профессиональных просторечии таких как: дефиктура (дефицитные позиции аптечного ассортимента), оригиналка (коробка изделия медицинского назначения формируемая заводом изготовителем) и т.д.

Когда, мы встречаем статью с определенным набором слов, адресованных конкретной целевой группе это достаточно сильно бросается в глаза, за счёт слов индикаторов, указывающих на профессиональную ориентацию адресата. Таким образом, различные колонки встречаются в печатных изданиях СМИ.

Профессионализмы на страницах массовых изданий встречаются редко. Их использование можно считать оправданным в многотиражных производственных газетах, но в общественной прессе их употребление (как правило, без особой надобности) не уместно. Использование профессиональной лексики без пояснения значения приводит к недопониманию. Однако умелое употребление профессионализмов в тексте при описании какой-либо профессиональной деятельности или людей, связанных с этой деятельностью, может являться и удачным художественным приемом:

Ее делали из двух видов рыбы: сначала варили частик , рыбью мелочь, потом его выкидывали и закладывали стерлядку. («Я учил политбюро рыбачить» «КП» №27 ноябрь 2009).

Использование диалектизмов:

Диалектная лексика на страницах газет встречается довольно редко. Это можно объяснить территориальной ограниченностью ее употребления. Диалектизмы «чувствуются» и автором, и читателем. Такие слова затрудняют понимание текста. Однако в районных газетах местные диалектные элементы приобретают другое «звучание» и помогают автору донести до аудитории основную мысль.

В российских изданиях диалектизмы – редкость, и используются они, в основном, как художественный прием при описании определенной местности и людей, связанных с этой местностью:

Перед армией кантемировец, что балакает уже по-московски, выполняет норматив мастера спорта. («С талантом неудачника», «АиФ», декабрь 2009)

Использование жаргонизмов и арготизмов:

Жаргонная лексика, как явление устной ненормативной речи, очень быстро и в большом количестве проникают в газетный язык. Сегодня, к сожалению, в прессе встречаются многие разновидности жаргона и арго, используемые, как правило, без определенных причин:

Он может ни хрена не делать, вставать часов в 12 и валяться на диване, плюя в потолок. («Тот Сократ, что живет в тебе…», «СПИД – инфо» ноябрь,2009)

Жаргонизмы и арготизмы, встречающиеся в современной прессе, как правило, экспрессивны, а иногда и вульгарны:

И иначе как уродами нельзя назвать тех, кто постоянно ведет жизнь России к дестабилизации. («На беде других счастья не построить», «СПИД –инфо», декабрь,2009)

Профессиональные жаргоны редки, так как они, как и профессионализмы, затрудняют понимание текста и редко выходят за рамки узкопрофессиональной лексики.

Очень широко проникновение в газетный язык молодежного жаргона. Жаргонизмы такого рода можно встретить в молодежных изданиях, а так же в публикациях о молодежных мероприятиях, шоу-бизнесе, написанных, как правило, начинающими авторами:

А четвертые, по приколу , говорили, что непонятным голосом поет сам Макс. («Виртуальная девчонка С6Н12О6», «КП» №27, декабрь,2009)

2.3 Типология просторечий наиболее распространенных в печатных СМИ

В данной работе предпринято исследование в процессе, которого можно выявить различные признаки употребления просторечия в печатных СМИ.

При выявлении лексических разрядов были приняты во внимание различные признаки: не только функционально – речевой ( границы речевого употребления), но и словообразовательный, семантический и эмоционально-оценочный, нормативный и генетический. Единый принцип классификации был не возможен из – за большой разнородности данных лексических рядов.

Для нескольких лексических групп, соотносимых со словарными характеристиками разговорное и просторечное, главным и объединяющим признаком является функциональный – очевидная связь с современной разговорной речью и обусловленная этой связью окраска непринужденности и фамильярности.

Не претендуя на исчерпанность классификации и на охват явлений переходного и пограничного характера, здесь можно наметить следующие, наиболее отчетливые и типичные группы:

1. Лексические эллептизмы – существительные и глаголы, образованные на базе словосочетаний и включившие в свое значение содержание всего сочетания (зачетка вместо сочетания зачетная книжка , бюллетенить вместо находиться на бюллетене ). Известно, что это весьма продуктивный и характерный для современной разговорной речи словообразовательный тип: безбилетник, бездельничать, валериана, вечерка, газировка, галерка, горловик, докторша, касторка, малолитражка, малярничать, насмешничать, овсянка, подземка, подземка, скрытничать, температурить, хлорка, чаевничать, электричка и.т.п.

2. Слова, образованные с помощью суффиксов, имеющих окраску разговорности (т.е. действующих как активная словообразовательная модель в разговорной речи и проникающих в другие стили в составе отдельных лексем – «суффиксы стилистической модификации»): ямина, помидорина, молодчина, самогонка, печенка, ворюга, пьянчуга, миляга, бедняга, грязнуха, распустеха, пройдоха, мерзляк, остряк, воображала, мазила и.т.п. Данные словообразования позволяют журналисту выразительнее указать на качества описываемого предмета, показывают экспрессию, заложенную в текст. Большую группу в ряду экспрессивно окрашенных образуют суффиксы субъективной оценки, а в составе разговорно–просторечной лексики – существительные и прилагательные с соответствующими суффиксами: гвоздок, часик, голубчик, капиталец, спинка, елочка, водица, делишки, дядюшка, собачонка, тоненький, мокрехонький, здоровенный и т.п.

3. Слова, образованные способом усечения. Специфическим способом словообразования разговорной речи представляются разные типы усечений: перманент (перманентная завивка), кварц ( кварцевая лампа), интим, факультатив, гуманитар, демисизон, интеллектуал, сноб, прима ( по семантической структуре многие из них являются эллептизмами).

4. Переносные значения общеупотребительных (преимущественно нейтральных) слов. Метафора используется как средство выражения к тому явлению, на которое переносится имя другого явления. Чаще всего перенос направлен на дискредитацию, «снижение» или несерьезное, шутливое осмысление обозначаемого явления. Таковы переносные значения слов: баба, базар, влипнуть, выудить, глухарь, гоготать, жарить ( об интенсивном действии), залепить, корова, лакать, мумия, наплевать, огурчик, отколоть, петрушка, присосаться, ржать, смыться, тряпка и.т.д. Перечисленные ряды составляют основную массу разговорно – просторечных слов.

Помимо общего признака связи с непринужденной, неофициальной сферой общения, противопоставленности специфической лексике книжных стилей, слова этих групп обладают частными признаками, создающими между ними стилистические различия.

Прежде всего, неодинакова по силе проявления эмоционально – оценочная экспрессия (экспрессивно – эмоциональная окраска) слов, образующих группы. В разряде эллиптизмов довольно много слов с ослабленной оценочной экспрессией: валериана, вечерник, копирка, насмешничать и т.п. практически это слова как бы с чистой функциональной окраской, именуемой в традиции разговорной. Как правило, слабо ощутим элемент оценочности у слов, образованных по способу усечения, их стилистическое своеобразие основано на генетическом признаке – связи со средой, из которой они вышли (профессиональная или жаргонная отнесенность): прима, факультатив, серьез и.т.п. Напротив словам с переносными значениями и словам с окрашенными суффиксами почти всегда присуща отчетливая оценочность, нередко очень грубая (лапоть, мухомор – о человеке, примазаться, путаться, мазила и т.д. ).

Экспрессивно – эмоциональный ореол как положительный ( одобрение, ласка, сочувствие), так и отрицательный ( пренебрежение, презрение) является неизменным суффиксом слов с суффиксами субъективной оценки. Более того, эмоциональная окраска здесь часто затмевает функциональную, и именно она оказывается решающей при определении стилистического качества слова.

Другой причиной несходства слов внутри намеченных групп является, если можно так сказать, разная степень их нормативности, большая или меньшая близость к общелитературной нейтральной норме. Это то, что иногда называют степенью сниженности слова. Зависит она в первую очередь от прочности усвоения слова литературным языком.

Ни один из разрядов слов разговорно–просторечного пласта не является замкнутым; одни слова, изменяя или теряя окраску, уходят, другие сливаются вновь из самых разнообразных источников. Слова, поступающие из ненормативной речи и говоров, на фоне разговорной речи и тем более на фоне книжных стилей первое время, на стадии усвоения, сохраняют печать ненормативности. Поэтому среди эллиптизмов, например, можно найти слова, ставшие нейтральными или почти нейтральными (бескозырка, антоновка, дружинник, рыбачить, бродяжничать, открытка) , слова с обычной для них окраской непринужденности и слова, еще не зарегистрированные словарями, но уже достаточно часто встречаемые в печатных источниках – самоволка, продленка, пылесосить, загранка. Они менее освоены литературным языком, чем, например, антоновка или овсянка и кажутся нам менее нормативными. То же самое можно наблюдать и в других лексических группах: бедняга для нас слово разговорное, но вполне литературное, но вряд ли мы признаем таковым существительное доходяга . В последнее время оно часто попадает в СМИ, но еще сохраняет жаргонный колорит и представляется нам ненормативным.

Во-вторых, на степень нормативности слова влияет характер его значения и особенно – оценочной экспрессии. Резкая грубость, например, служит препятствием для движения слова к разряду нейтральных. Грубые слова из состава разговорной метафорической лексики – гнида, зараза, кобель, жрать, снюхаться – неизмеримо «ниже» основанных на том же принципе метафоры слов ( точнее – значений слов) теленок, жариться(загорать) и подобное.

В-третьих, яркость окраски и степень сниженности слова, к которому присоединяются. Суффикс –ка, с помощью которого образуются разговорно-просторечные синонимы к мотивирующим словам (жилетка, папироска, книжка) .

Все эти признаки (в совокупности или порознь) создают динамическую систему просторечия, плотно вошедший в печатный язык прессы.

2.4 Технологический процесс применения просторечий в прессе

В данной работе были исследованы несколько печатных СМИ таких, как «Комсомольская правда», «Аргументы и факты», «СПИД – инфо».

Данные материалы были взяты не случайно, связано это с тем, что данные издания являются одними из самых продаваемых в России. Рейтинг за ноябрь – декабрь 2009 «tns» по России: Average Issue Readership (AIR) - усредненное количество читателей одного номера издания. Рис.2 (см. приложение).

Существует достаточно значительная разница между данными СМИ. В «Комсомольской правде» встречается очень большое количество просторечных выражений, жаргонизмов и профессионализмов. Если рассматривать с этой точки зрения газету «Аргументы и Факты», то можно заметить, что количество разговорной лексики гораздо ниже, чем в «КП». Хотя данные издания позиционируют себя как массовые издания, ощущается различие между ними. « СПИД –Инфо» относится к пласту жёлтой прессы и естественно, что на её страницах множество не литературной лексики. Данные издания были взяты для того, чтобы отчетливее показать проникновение просторечия во все сферы жизни современного общества.

Использование просторечной лексики для создания заголовков и Лид – абзацев.

Заголовок печатного издания одно из самых важных элементов написания журналистских текстов. От успеха заголовка, чаще всего зависит и успех самой статьи. Заголовок несет в себе информативную функцию, читатель должен оперативно получить информацию о тексте. Заголовки зацепляют внимание читателя, а внимание самое важное в работе журналиста. В написании заголовков современная журналистика использует все возможные приёмы, один из них использование просторечной лексики. Рассмотрим, а примерах:

Использование просторечий в заголовках:

Заголовок - поговорка:

ТАНКИ ИСКОВ НЕ БОЯТСЯ («КП» ноябрь 2009 №27)

Данный заголовок берет всем известное выражение, клише, штамп и перекладывает на современный и актуальный манер.

Заголовок - интрига:

КОФЕ С МАТОМ ЗАКАЗЫВАЛИ?

Данный заголовок несёт в себе функцию интриги. Самая важная его часть это вопросы в конце предложения и яркие слова (мат).

Заголовок – ужастик

БОЕВИКИ ПЫТАЛИСЬ УСТРОИТЬ ВТОРОЙ БЕСЛАН?

(«АиФ» декабрь №54).

Заголовок направлен на формирование эмоционально – экспрессивных чувств, пытается задеть «за живое» читателя.

Использование просторечий в Лид – абзацах.

Лид – подзаголовок, кратко рассказывающий о содержании статьи. Чаще всего составляет 1-2 предложения.

Лид- вопрос

Каждому хочется,чтобы его его ценили. Прислушивались, спрашивали совета. Чтобы выделяли средь других. Но часто получается так, что тебя и вовсе не замечают. Как будто ты человек – невидимка. Как же вырваться из этого замкнутого круга? ( «Комсомольская Правда» ноябрь 2009 №27 ).

Использует выразительные качества просторечной лексики за счет постановки вопроса.

Лид- зонтик

19 декабря в КРЕМЛЕ Хосе Каррерас даст благотворительный концерт, где споет с первой примой оперы Марией Гулегиной. ( «АиФ» декабрь №54).

Данные примеры очень показательны, так как это доказывает, на сколько сильно авторы статей гонятся за вниманием читателя.

Использование просторечий в качестве изображения персонажей или обстановки (придание художественности) в статье.

Очень часто в современной прессе используется прием включения просторечий для повышения эмоциональной окраски. Для передачи информации в художественной манере, для передачи прямой речи.

«Они, то хочут всё и сразу. А оно то откуда.» ( «СПИД – ИНФО» №35 декабрь 2009) .

Данная прямая речь указывает на определенный социальный статус и определенный уровень образования. Слово хочут относится к просторечию – 1, данное слово является индикатором. Даже одна фраза выкинутая из контекста дает возможность примерно определить, что, скорее всего это пожилой человек, с деревенскими корнями. При таких оборотах достигается максимальная эффективность изображения и передачи информации.

Этот отморозок устроил в клубе такое, что мало не показалось. («КП» декабрь 2009 №29)

В данном случае употребление слова отморозок обусловлено экспрессией говорящего, для него это лучший способ показать те, чувства которые он испытывает к данной личности. Опять же это определенный культурный уровень говорящего, что и индицирует данное слово.

Вообще, употребление просторечий в прессе можно назвать оправданными, потому как таким образом достигается большая изобразительность. В случае употребления таких просторечий проще расшифровать информационное сообщение. Присущая публицистическим произведениям направленность на воздействие и убеждение устанавливает особые взаимоотношения между сторонами общения – обращающимся с речью и адресатом речи. Публицистическая речь предполагает вовлечение в обсуждение второго лица. Это речь, «призванная воздействовать на убеждения или поведение читателя, на его оценку тех или иных факторов». Вызываемая самим характером и назначением речи экспрессивность сближает публицистику как с художественной, так и с разговорной речью.


Заключение

Подводя основные итоги в данной курсовой работе, необходимо отметить, что проведенное исследование позволило наиболее точно изучить основные функциональные особенности просторечий в печатных СМИ.

В данной работе было проведено исследование функциональных особенностей просторечий в печатных СМИ, в следствии проделанной работы была выдвинута теоретическая база динамической системы просторечия в современном обществе. Данная база основывается на научной литературе.В технологиях использования просторечий в печатных изданиях выявилось несколько отличительных тенденции: во–первых использование просторечной лексики для написания, заголовков и Лид – абзацев, обусловлено это тем, что требуется большое количество экспрессии и инновации. Во–вторых использование просторечий для изобразительных средств, для придания тексту художественности. Здесь просторечие подразделяется на основные разновидности: начинающегося с обычной диалектной лексики и склоняемого до арготизмов и жаргонизмов.

В данной работе разработана типология наиболее часто встречаемых способов образования просторечии, используемых в публицистическом стиле. Типология исследовалась на конкретных примерах из современных массовых издании таких как «Комсомольская правда», «СПИД – инфо», «Аргументы и факты». Примеры просторечной лексики можно наблюдать в предоставленных карточках ( см.приложение).

Современное русское просторечие, как динамическая система общества очень обширно проникает в публицистический стиль газетной печати. Связано это с такими аспектами, как понижение уровня культуры, в целом, снижение уровня образования журналистских кадров, тенденции газетной печати к массовости и желтизне.

Но всё-таки чаще, использование просторечий обусловлено многими аспектами художественности и экспрессии. Функциональная роль просторечий достаточно велика: просторечие несет в себе не только не нормативную лексику, оно несет новизну, эмоциональную окрашенность.

Тем более что просторечия, которые считались раньше не нормативной лексикой в современный век становятся как, допустимая литературная норма. Тенденция к ускорению темпов жизни, к оперативной подаче информации, делает просторечие незаменимой частью журналистских текстов. Просторечная лексика в массовом издании упрощает функцию восприятия текста читателем. Людям нужно давать, то, что им близко и знакомо. В условиях формирования массового сознания, вариант использования просторечия наиболее оправдан. Естественно, дело каждого человека в отдельности, какую прессу читать, как разговаривать. Выбор всегда остается за нами, но больше говорят рейтинги. Массовые издания, признаются читателем. А издания качественного варианта, не на столько востребованы.


Библиографический список

1. Белл Р.Т. Социолингвистика: Цели, методы и проблемы: Пер.с анг. М.:2005, -320с.

2. Белоусов В.И. Русский язык. Энциклопедия. Изд.2-е, переработан. и допол. М.2008. с 107 -108.

3. Бельчиков Ю.А. Просторечие. М., 2001, с.402

4. Дьячок М.Т.; Моисеев С.В. //к изучению социолингвистического аспекта портрета носителя русского просторечия// Наука. Университет.2005. Материалы Шестой научной конференции. Новосибирск, 2005. – с.167-169.

5. Китайгородская М.В. //Носитель городского просторечия как языковая личность//. М.2000. – с.222 – 228

6. Скляровская С.Н., Шмелева И.Н.,//Вопросы исторической лексикологии и лексикографии восточнославянских языков// М.; 2001, -с 276 -285.

7. Химик В.В. //Поэтика низкого, или просторечие//.М.2003; - с.4 – 101.

8. Химик В.В. //Современное русское просторечие, как диалектическая система// СПб.2003., - с.5 – 15.

9. Шалинина И.В.//Известия Уральского Государственного университета//. Екатиринбург, 2005. – с.203 -216.

10. Шафигулин Б.Я. //Языковая политика в городе. Барнаул. 2000. – с.172-181.

11. Газета « Аргументы и факты», ноябрь – декабрь 2009.

12. Газета « СПИД – инфо», ноябрь – декабрь 2009.

13. Газета « Комсомольская правда», ноябрь – декабрь 2009.

14. http\\www.tns.ru\\


Рис.1

Лексика русского языка

Стилистически нейтральные слова Стилистически окрашенные

(общеупотребительные) слова

Литературные Нелитературные

(разговорная речь) (ограниченного употребления)

Просторечные Профессиональные Жаргонные Диалектные


[1] Бельчиков Ю.А. Просторечие. М., 2001, с.402

[2] Химик В.В. //Поэтика низкого, или просторечие//.М.2003; - с.4

[3] Дьячок М.Т.; Моисеев С.В. //к изучению социолингвистического аспекта портрета носителя русского просторечия//

С.167.

[4] Скляровская С.Н., Шмелева И.Н.,//Вопросы исторической лексикологии и лексикографии восточнославянских языков// М.; 2001, -с 276

[5] Китайгородская М.В. //Носитель городского просторечия как языковая личность//. М.2000. – с.222

[6] Химик В.В. //Современное русское просторечие, как диалектическая система// СПб.2003., - с.5

[7] Шафигулин Б.Я. //Языковая политика в городе. Барнаул. 2000. – с.172

[8] Белл Р.Т. Социолингвистика: Цели, методы и проблемы: Пер.с анг. М.:2005, -320с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий