регистрация / вход

Лексические нормы

Норма в лексике и качество речи. Основные свойства литературного языка. Лексическая и фразеологическая правильность. Причины создания условно-профессиональных языков. Основные функции арго. Официально-деловой стиль как разновидность литературного языка.

Содержание

Глава 1. Норма в лексике и качество речи.

Глава 2. Официально-деловой стиль

Практические задания.

Список литературы


Глава 1. Норма в лексике и качество речи

Правильность — главный признак хорошей речи. Это фундамент, на котором зиждутся все качества речевого мастерства — такие, как чистота, точность, логичность, образность, выразительность, богатство и т. д.

Правильной называют речь, в которой строго соблюдаются современные требования литературного языка, речь, свободную от ненормативных единиц (в первую очередь — просторечных).

Из сказанного следует, что правильная (нормированная, литературная) речь противопоставляется неправильной (ненормированной, нелитературной).

Чтобы глубже понять сущность важнейшего признака хорошей речи, сделаем несколько замечаний.

Что такое литературный язык? Современный лингвист К. С. Горбачевич дает такое определение: «Литературным языком называют исторически сложившуюся (образцовую, обработанную) форму национального языка, обладающую богатым лексическим фондом, упорядоченной грамматической структурой и развитой системой стилей».

Основные свойства литературного языка:

- нормированность , т. е. строгая подчиненность определенным правилам (ударения, произношения, словоупотребления и др.); существование в двух формах — устной и письменной.

- распространенность (социальная, территориальная и т. д.);

- стилистическое богатство , заключающееся в обилии функционально оправданных вариантов и синонимических средств (например, понятие «медленно» можно передать следующими словами и выражениями: не торопясь, не спеша, неспешно, медлительно, лениво, нерасторопно, медленным темпом, черепашьим шагом, еле-еле, потихоньку, с прохладцей, шаг за шагом, через час по чайной ложке и др.).[1]

Итак, нормированность — один из признаков литературного языка. Назовем основные типы норм (правил).

- Акцентологические нормы (правила ударения). Нужно произносить: обеспечение, ходатайствовать, созыв, эксперт, газопровод, новорождённый, валового, центнер, торты, облегчить и т.. д. Другое ударение в этих словах нарушает правильность речи.

- Орфоэпические (произносительные) нормы . Нужно произносить: мертвенный, никчёмный, афера, бытие, современный; нельзя: мертвенный, никчемный, афера, бытиё, современный.

Следует смягчать согласные в словах: декада, академия, пионер, термин, шинель и произносить твердо: интернационал, тенденция, атеизм, детектив, термос, свитер.

Русский язык знает случаи сложных смысловых грамматических, стилистических и иных трансформаций. Так, слово «двурушник»в вначале употреблялось только в жаргоне нищих («двуручник» - «человек, протягивающий за милостыней не одну, а две руки»), затем оно стало фактом просторечия. В настоящее время это полноправное слово литературного языка (газетно-публицистической его разновидности) со значением — «тот, кто под личиной преданности кому-, чему-либо тайно действует в пользу враждебной стороны».[2]

Возможен и обратный процесс: единица литературного языка переходит в разряд ненормативных средств. Например, два века назад ударение засуха было литературным, в наши дни такое произношение нарушает правильность речи.

Основной враг повседневного речевого общения — просторечие: «Я тебя проведу до угла» (нужно: провожу); «Сумею ли прийти завтра — не знаю» (нужно: смогу ли прийти); «Это две большие разницы» (нужно: две разные вещи или большая разница); «Не скажете, сколько время?» (нужно: сколько времени или который час); «Купил светло-серый полувер» (нужно: пуловер); «В семье двое девочек» (нужно: две девочки, но двое или два мальчика); «Не трать на него нервы» (нужно: не порти или не порть нервы); «Бронь не пригодилась» (нужно: броня); «Вкусный салат из рыбной консервы я вчера ела» (нужно: из рыбных консервов); «Буряк очень мелкий» (нужно: бурак, но лучше литературное— свёкла); «Устраните имеющиеся недостатки» (могут ли быть неимеющиеся недостатки? Нужно: устраните недостатки); «В данный период времени» (а что такое период? Период — это «промежуток времени, в который что-нибудь совершается». Следовательно, в слово период уже включено понятие времени. Поэтому нужно сказать: в данный период или в данное время); «Бывай здоров» (странное пожелание быть здоровым время от времени; нужно: будь здоров); «Хочу кушать» (нужно: хочу есть).

Под просторечием понимаются часто употребляемые ненормативные единицы языка, не имеющие социальной, профессиональной, территориальной прикрепленности: «новорожденный» (нужно: новорождённый); «дедектив» (нужно: детектив); «согласно замечаний инженера» (нужно: согласно — чему? — замечаниям) и т. п.

Просторечные элементы нарушают правильность речи, если они употреблены немотивированно.[3]

Лексическая и фразеологическая правильность

Смысловая неточность — серьезный порок современного словоупотребления. «На летних каникулах многие классы уезжают к морю во всем количестве» (нужно: в полном составе); «Желает лучшего работа молодежной лекторской: группы» (содержание фразы говорит о том, что работа лекторской группы не соответствует определенным требованиям, но мысль выражена неправильно, нужно: Оставляет желать лучшего работа...).

Самая сложная и разнообразная по составу группа небрежностей и неправильностей в речи вызвана недостаточным знанием смысла слов и выражений, правил их сочетаемости, стилистических качеств единиц языка. Это — результат нетвердого овладения системой русского литературного языка, его словарем, синтаксисом, стилистическими средствами.

Слова и выражения вне контекста могут иметь одно, несколько или много значений, которые фиксируются толковыми словарями. В конкретной речевой ситуации от каждого слова, по образному выражению В. Конецкого, падает столько теней, полутеней, смысловых бликов и полутонов, «сколько элементарных частиц во Вселенной».

Вот эта смысловая многоликость слова обязывает нас прочно усваивать основные его значения, чтобы грамотно вводить единицу языка в речь.

Нормы словоупотребления, это уместное употребление слова или фразеологизма в присущем ему значении. Ошибки здесь особенно непозволительны, т. к. могут привести к неправильному пониманию высказывания или комической ситуации. Так, в речи оратора устойчивое сочетание «человек с большой буквы» («настоящий, достойный называться так») превратилось в нелепое выражение «человек с большой буквой», а его автор предстал в весьма невыгодном свете.[4]

Кроме того в общеразговорном языке встречается такой вид разговорной речи, как «жаргон». Существуют и такие понятия как «арго», «сленг». По сути, они обозначают одно и то же.

«Жаргон» - от фр. «jargon» - речь социальной или профессиональной группы, которая отличается от общеразговорного языка особым составом слов и выражений. Это условный язык, понятный только в определенной среде, в нем много искусственных, иногда условных слов и выражений.

Слово «арго» произошло от фр. «argo» - речь определенных, замкнутых групп, которая создается с целью языкового обособления. Это в основном специальная или своеобразно освоенная общеупотребительная лексика.

Так называемый «сленг» противостоит официальному, общепринятому языку и, по мнению лексикографов, до конца понятен лишь представителям узкого круга лиц, принадлежащих к той или иной социальной или профессиональной группе, которая ввела в обиход данное слово или выражение.

Пропасть между «классической» речью и сленгом расширяется с каждым днем в связи с не просто демократизацией, но и «вульгаризацией» общественной жизни. Значительную роль в появлении новых слов играют средства массовой информации, особенно телевидение, которое смотрят все. Жаргон теснит респектабельную речь и благодаря массовой культуре накладывает свой отпечаток на язык всей нации.

С течением времени (особенно в 20-м веке) ускоряется темп жизни. Соответственно, растет словарный запас, ведь каждому новому понятию должно соответствовать как минимум одно слово. Соответственно расширяется словарь сленга. В связи с бурным ростом массовых коммуникаций были добавлены тысячи новых слов, отразивших политические и социальные перемены. Новые слова возникают и для того, чтобы освежить старые понятия.

Языковые новшества отражаются в средствах массовой информации, естественно, что они находят свое отражение и в жаргоне. В нем - вызов «правильной» жизни.

Сленг быстрее других языковых пластов отражает тенденцию «сжатости» в слове. Эта тенденция наблюдается достаточно сильно и в разговорной речи. Даже сами термины «арго» и «жаргон» устаревают, уступая место более краткому, односложному «сленг».[5]

Социальные диалекты русского языка делятся на 3 большие группы-, арго, жаргоны и условно-профессиональные языки.

Жаргоны бывают классово-прослоечные, производственные, молодежные, жаргоны группировок людей по интересам и увлечениям. К производственным жаргонам относятся «сленги» любых профессий, «непосвященному» понять их очень трудно, например, сленг программистов и торговцев оргтехникой: «мамка» - материнская плата, «красная сборка» -оборудование, произведенное в России, «пент» - компьютер с процессором пентиум (кстати, здесь также присутствует тенденция «сжатости», упомянутая выше).

Молодежные жаргоны делятся на производственные и бытовые. Производственная лексика учащихся тесно связана с процессом учебы, солдат - с воинской службой. Общебытовой словарь намного шире производственного, он включает в себя слова, не связанные с процессом учебы, работы или службы. Например, увлечение наркотиками ввело в язык такие слова как «машинка» - шприц, «колеса» - таблетки (изначально - с содержанием наркотика, но сейчас этим словом можно назвать любую таблетку), ширяться - колоться, и тому подобное. То, что эти слова знают все, говорит о повышающейся активности наркоманов, об увеличении их числа. Жаргоны солдат и матросов срочной службы: «литеха» - лейтенант, «дух» -солдат который служит первые полгода; жаргоны школьников: «училка» -учительница, и тому подобное; жаргоны студентов: «война» - занятия по военной подготовке; общебытовые молодежные жаргоны: «бутыльмен» -бутылка; жаргоны неформальных молодежных группировок: «хайр» - волосы (слово заимствовано из англ. «Hair» - волосы), с последним жаргоном очень тесно переплетается сленг музыкантов, так как вся «неформальная» культура построена на музыке.

Молодежь привлекает в жаргонизмах необычность звучания, эмоционально-экспрессивная окраска.

Подавляющее большинство жаргонных слов музыкантов - заимствования из английского языка: «дум» - одно из направлений в музыке (от англ. «Doom» - судьба), «попса» - популярная музыка (из англ. заимствовано только понятие: «рорulаг musik»), у музыкантов, связанных с уголовным миром, свой сленг: «жмура тянуть» - играть на похоронах.

Жаргоны группировок людей по интересам - наиболее распространенные, у любителей домино: «забить козла» - поиграть в домино, и тому подобное.

Чаще всего жаргоны используются для забавы. Их возникновение не связывается с особой необходимостью в этом, в них отсутствует секретность или условность.[6]

Кроме жаргонов существует так называемая «феня». Этот термин обозначает речь деклассированных элементов, «болтать по фене» - говорить на воровском языке. Первоначально это выражение имело вид: «по офене болтать», то есть говорить на языке офеней, мелких торговцев. У офеней был свой условно-профессиональный язык который они использовали при обмане покупателей или в опасных ситуациях когда нужно было скрыть свои намерения и действия. В наше время слово «феня» употребляется вне фразеологического оборота и обозначает лексику деклассированных элементов.

Причины создания условно-профессиональных языков следующие:

1. Люди хотят общаться друг с другом в присутствии чужих, оставаясь непонятыми.

2. Желание скрыть секреты своего ремесла и торговли.

3. Необходимость в изоляции от враждебно настроенных сил.

4. Стремление к речевой выразительности.

Условно-профессиональные языки ремесленников и торговце функционировали до революции 1917 г. В современной речи они ь используются.

Особое место среди социальных диалектов занимает арг деклассированных элементов, которое существовало еще в глубоко древности. Некоторые исследователи считают арго искусственным и тайны языком, другие полагают, что это реакция деклассированны элементов на окружающую среду (враждебную).

Основные функции арго:

1. Конспиративная. Арго вырабатывается стихийно, многие слова могу перейти из арго в обычный разговорный язык (существуют такие слов; которые перешли к нам из арго разбойников 17 в.), более того, в над] время в язык проникает все больше слов «деклассированных (свидетельство их возрастающей активности). Тем не менее, арго непонятно для «непосвященных», и это преступный мир использует своих целях.

2. Опознавательная. Арго - пароль, по которому узнают друг друг деклассированные элементы. Когда вора вводят новую камеру, он спрашивает: «Люди есть?» (люди - воры, соблюдающие воровские правила). При отрицательном ответе он может ударить! надзирателя и тем самым попасть не в камеру, где находятся его враги, а штрафной изолятор

3. Номинативная. В арго существует большое количество слов фразеологизмов, которые используются для обозначения тех предметов явлений, для которых нет эквивалента в литературном языке. Например «катран» - игорный дом, где «работают» шулеры, «лох» - жертв преступления.

4. Мировоззренческая. Сниженность и вульгаризм воровской речи особенность нашего восприятия, а в восприятии самого вора она носи героический, приподнятый характер.[7]

Глава 2. Официально-деловой стиль

Официально-деловой стиль - это такая разновидность литературного языка, которая обслуживает сферу официальных деловых отношений: отношение между государственной властью и населением, между странами, между предприятиями, организациями, учреждениями, между личностью и обществом.

Функция делового стиля заключается в том, что он изложению характер документа и тем самым переводит отраженные в этом документе различные стороны человеческих отношений в разряд официально-деловых.

Официально-деловой сталь подразделяется на две разновидности:

1) Официально-документальный,

2) Обиходно-деловой.

Официально документальный подстиль включает язык дипломатии и язык законов. Его основные жанры - это выступления на приемах, доклады, законы, международные договоры, официальные сообщения.

Обиходно-деловой подстиль включает служебную переписку и деловые бумаги (заявление, справка, приказ, акт и др.)

Наиболее общим отличительным признаком официально-делового стиля является намеренно сдержанная, строгая, безлично-объективная тональность (официальная окраска), служащая выражению констатирующего и предписывающего характера документов. В официально-деловом стиле высок уровень обобщения и в то же время конкретизации, так как в текстах отражаются конкретные ситуации, есть указание на конкретных лиц, предметы, даты. Отличительным признаком стиля является так же широкое использование стандартных языковых средств выражения. К тому же стандартизация затрагивает в официально-деловом стиле не только языковые средства, элементы формы, а весь документ или письмо в целом.

Основной сферой, в которой функционирует официально-деловой стиль русского литературного языка, является административно-правовая деятельность. Этот стиль удовлетворяет потребность общества в документальном оформлении разных актов государственной, общественной, политической, экономической жизни, деловых отношений между государством и организациями, а также между членами общества в официальной сфере их общения. Тексты этого стиля представляют огромное разнообразие жанров: устав, закон, приказ, распоряжение, договор, инструкция, жалоба, рецепт, различного рода заявления, а также множество деловых жанров (например, объяснительная записка, автобиография, анкета, статистический отчет и др.). Выражение правовой воли в деловых документах определяет свойства, основные черты деловой речи и социально-организующее употребление языка. Жанры официально-делового стиля выполняют информационную, предписывающую, констатирующую функции в различных сферах деятельности. Поэтому основной формой реализации этого стиля является письменная.[8]

Содержание разговора можно забыть, неправильно запомнить, неверно понять и даже намеренно исказить. Но если текст сохранился в письменном виде (и зафиксирован по всем правилам), то любой, кто его прочтет, может быть уверен в точности содержащейся в ней информации.

Существует ряд обстоятельств, когда хранение письменной информации не только желательно, но и необходимо.

Несмотря на различия в содержании отдельных жанров, степени их сложности, официально-деловая речь имеет общие стилевые черты: точность изложения, не допускающую возможности различий в толковании; детальность изложения; стереотипность, стандартизованность изложения; долженствующе-предписывающий характер изложения. К этому можно добавить такие черты, как официальность, строгость выражения мысли, а также объективность и логичность, которые свойственны и научной речи.

Функция социальной регламентации, которая играет самую важную роль в официально-деловой речи, предъявляет к соответствующим текстам требование однозначности прочтения. В связи с этим для каждого текста должна быть характерна такая точность изложения информации, которая не допускала бы возможность различных толкований. Официальный документ будет выполнять свое назначение, если его содержание тщательно продумано, а языковое оформление безупречно. Именно этой целью определяются собственно лингвистические черты официально-деловой речи, а также ее композиция, рубрикация, выделение абзацев и проч., т. е. стандартизованность многих деловых документов. Вспомните листок по учету кадров, анкету, заполняемую, например, для получения визы, квитанцию на оплату жилищно-коммунальных услуг и т. п.[9]

Лексический состав текстов этого стиля имеет свои особенности, связанные с указанными чертами. Прежде всего, в этих текстах используются слова и словосочетания литературного языка, которые имеют ярко выраженную функционально-стилистическую окраску, например истец, ответчик, протокол, должностная инструкция, заключение под стражу, пассажироперевозки, поставка, удостоверение личности, научный сотрудник и др., среди них значительное количество профессиональных терминов. Многие глаголы содержат тему предписания или долженствования: запретить, разрешить, постановить, обязать, назначить и проч. Следует заметить, что в официально-деловой речи наблюдается самый высокий процент употребления инфинитива среди согласных форм. Это также связано с императивным характером официально-деловых текстов. Рассмотрим пример:

« При изучении любого международного соглашения, а в особенности соглашения об устранения двойного налогообложения, прежде всего необходимо четко определить сферу его действия в двух аспектах:

- налоги, на которые распространяется действие соглашения;

- территории, на которые распространяется действие соглашения» (Консультант. 1997. № 24).

Даже в этом коротком отрывке имеются слова и словосочетания с официально-правовой окраской (международное соглашение, двойное налогообложение, налоги), выражающее долженствование словосочетание необходимость определить, такие черты, как строгость выражения мысли, беспристрастная констатация, полная безличность изложения.

Для официально-делового стиля характерна тенденция к сокращению числа значений слов, упрощению их семантической структуры, к однозначности лексических и сверхсловных обозначений, вплоть до узкой терминологизации. Поэтому достаточно часто в текстах данного стиля даются точные определения применяемых слов и понятий, т. е. четко ограничивается их семантический объем. Здесь недопустимы полисемия (многозначность), метафорическое использование слов, употребление слов в переносных значениях, а синонимы употребляются в незначительной степени и, как правило, принадлежат одному стилю: снабжение = поставка = обеспечение, платежеспособность = кредитоспособность, износ = амортизация, ассигнование = субсидирование и др.

Типичным для делового языка являются сложные слова, образованные то двух и более слов: квартиросъемщик, работодатель, материально-технический, ремонтно-эксплуатационный, вышеуказанный, нижепоименованный и т. п. Образование таких слов объясняется стремлением делового языка к точности передачи смысла и однозначности толкования. Этой же цели служат словосочетания «неидиоматического» характера, например пункт назначения, высшее учебное заведение, налоговая декларация, акционерное общество, жилищный кооператив и проч. Однотипность подобных словосочетаний и их высокая повторяемость приводит к клишированности используемых языковых средств, что придает текстам официально-делового стиля стандартизованный характер. Рассмотрим пример:

«Нотариус, занимающийся частной практикой, должен быть членом нотариальной палаты, совершать все предусмотренные законодательством нотариальные действия от имени государства, вправе иметь контору, открывать расчетный и другие счета, в том числе валютный, иметь имущественные и личные неимущественные права и обязанности, нанимать и увольнять работников, распоряжаться поступившим доходом, выступать в суде, арбитражном суде от своего имени и совершать другие действия в соответствии с законодательством Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации» (Консультант. 1997. № 24).

Этому тексту присущи многие типичные черты делового стиля: стилистически отмеченные слова и словосочетания (нотариус, нотариальная палата, расчетный счет, арбитражный суд и проч.); «долженствующе-предписывающий» характер изложения, передающийся инфинитивными конструкциями (должен быть, должен совершать, вправе иметь и др.); композиционное построение, подчиненное основной теме этого предложения - изложению прав и обязанностей нотариуса, занимающегося частной практикой; беспристрастная констатация фактов, изложенных по мере их значимости; полное отсутствие какой-либо оценки.[10]

Официально-деловая речь отражает не индивидуальный, а социальный опыт, вследствие чего ее лексика предельно обобщена в семантическом отношении, т. е. устранено все остросвоеобразное, конкретное, неповторимое, а на передний план выдвинуто типичное. Для официального документа важна юридическая сущность, поэтому предпочтение отдается родовым понятиям, например, прибыть (приехать, прилететь, прийти и т. д.), транспортное средство (автобус, самолет, «Жигули» и т. д.), населенный пункт (деревня, город, село и т. д.) и др. При названии лица употребляются имена существительные, обозначающие лицо по признаку, обусловленному каким-либо отношением или действием (преподаватель Сергеева Т. Н., свидетель Молотков Т. П., ректор университета Старое Е. И. и т. п.).

Для деловой речи характерно использование отглагольных существительных, которых в официально-деловом стиле больше, чем в других стилях, и причастий: прибытие поезда, предоставление жилплощади, обслуживание население, пополнение бюджета, принятие мер; данный, указанный, вышепоименованный и т. п.; широко используется сложные отыменные предлоги: в части, по линии, на предмет, во избежание, по достижении, по возвращении и др.

Обычно предложение содержит достаточно большой объем информации и рассчитано на повторное прочтение. Простые предложения часто осложняются однородными членами, что обусловлено необходимостью исчерпать предмет сообщения. Активно используются пассивные конструкции; как и в научной речи, большое место занимают сложноподчиненные предложения с придаточным условием:

«Порядок ведения заседания и исследования дополнительных доказательств, если они были представлены в апелляционную инстанцию, определяется председательствующим. По общему правилу вначале заслушиваются объяснения лиц, участвующих в деле, и их представителей. Сначала выступает лицо, подавшее апелляционную жалобу, и его представитель. В случае обжалования решения обеим сторонам первым выступает истец» (Хозяйство и право. 1997. № 1).

В этом отрывке первое предложение – сложноподчиненное с придаточным условием. В последующих предложения несколько причастий (участвующих, подавшее), пассивный глагол (заслушиваются), сложный отыменной предлог (случай). Строгая логика и точность изложения определяют последовательность действий в представленной ситуации. Данный текст исполняет роль регламента и устанавливает порядок процедуры рассмотрения операционной жалобы. [11]

В официально-деловом стиле нет места проявления авторской индивидуальности. Этот стиль очень замкнут, мало проницаем для других стилей речи.


Практические задания

Задание № 1. Исправить речевые ошибки

Готовя контрольная работу, меня все время отвлекал телефон.

Когда я готовила контрольную работу, меня все время отвлекал телефон.

(В предложении с деепричастным оборотом действия, выраженные глаголом и деепричастием, должен совершать один субъект)

Министр финансов выступил о том, что курс рубля будет зафиксирован.

Министр финансов выступил с сообщением, что курс рубля будет зафиксирован.

(не верная сочетаемость слов, неправильное употребление. Следует говорить: выступил с чем-либо, выступил по поводу чего-либо, выступил с сообщением и т.д.)

Первая премьера этого балета состоялась в Риге.

Премьера этого балета состоялась в Риге.

(Лишнее слово).

Задание № 2. Поставить ударение в словах.

Намерение, звала, инструмент, хозяева, приговор, квартал, принудить.

Намерение, звала, инструмент, хозяева, приговор, квартал, принудить .

Задание № 3. Изменить по падежам.

Две тысячи пятьсот семь листов; четыреста сорок девятая упаковка.

И.две тысячи пятьсот семь листов

Р. двух тысяч пятисот семи листов

Д. двум тысячам пятистам семи листам

В. две тысячи пятьсот семь листов

Т. двумя тысячами пятьюстами семью листами

П. двух тысячах пятистах семи листах

И.четыреста сорок девятая упаковка

Р. четырехсот сорока девятой упаковки

Д. четыремстам сорока девяти упаковкам

В. четыреста сорок девятую упаковку

Т. четырьмястами сорок девятью упаковками

П. четырехстах сорока девяти упаковках


Список литературы

1. Греков В.Ф. и др. Пособие для занятий по русскому языку. М., Просвещение, 1968г.

2. Дудников А.В. Русский язык. - Москва., Просвещение, 1983

3. Жуков В.П. Русская фразеология. -Москва., Высшая школа, 1986.

4. Кондратов Н.А. Основные вопросы русского языка. - Москва., Просвещение, 1985.

5. Лекант П.А. Современный русский литературный язык. - М., Высшая школа, 1982.

6. Никитина Е.И. Русская речь: Учеб. Пособие по развитию связной речи для 8-9 кл. общеобразоват. учреждений/под. ред. В.В. Бабайцева. М., Просвещение, 1995.

7. Розенталь Д.Э. Современный русский язык часть 1. М., Высшая школа, 1976.

8. Пастухова Л. С. Заговори чтоб я тебя увидел. М., Просвещение. 1999.


[1] 1. Лекант П.А. Современный русский литературный язык. - Москва., Высшая школа, 1982. С. 23

[2] 4. Кондратов Н.А. Основные вопросы русского языка. - Москва., Просвещение, 1985. С. 192

[3] 7. Розенталь Д.Э. Современный русский язык часть 1. - Москва., Высшая школа, 1976. С. 197

[4] Дудников А.В. Русский язык. - Москва., Просвещение, 1983. С. 68

[5] Пастухова Л. С. Заговори чтоб я тебя увидел. М.,1999. С. 104

[6] Там же. С. 110

[7] Там же. С. 112

[8] Лекант П.А. Современный русский литературный язык. - М., Высшая школа, 1982. С.69

[9] Кондратов Н.А. Основные вопросы русского языка. - Москва., Просвещение, 1985. С. 99

[10] Дудников А.В. Русский язык. - Москва., Просвещение, 1983. С. 178

[11] Кондратов Н.А. Основные вопросы русского языка. - Москва., Просвещение, 1985. С. 224

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему