Речевые ошибки

Характеристика лексических, морфологических, синтаксических, стилистических и коммуникативных ошибок. Анализ конкретных речевых материалов с точки зрения орфографии и грамматики. Изучение основных нарушений коммуникативных норм: неуважение, грубость.

Содержание

Введение

Классификация речевых ошибок

Нарушения коммуникативных норм

Заключение

Литература

Приложение


Введение

Тема настоящей работы приобретает сейчас все большую актуальность. Литература уходит с центрального места в русской культуре на фоне пришедшей в движение словесной жизни общества, в первую очередь — публичного слова, прежде долгие годы замороженного в готовых формах заранее писанных речей.

Проблемы экономические неожиданно становятся проблемами чисто лингвистическими и культурными. Неумение логично и доходчиво излагать свои мысли, откровенно неуклюжие попытки языкового манипулирования общественным сознанием, а часто и просто недостаток образования привели к явному падению общественного престижа некоторых фирм.

В современной обыденной речи мы на каждом шагу наталкиваемся на явное косноязычие ("Теперь нам нужно будет определиться вот о чем…", "Мы тут пока обменялись…" и пр.). Здесь за речью, оторванной напрочь от литературной традиции, следующей своему "бюрократически-панибратскому" синтаксису, своей орфоэпии, стоит несомненное реальное содержание, политическая и экономическая реальность. Вместо слова, адекватного мысли, звучит косвенная по отношению к содержанию и уже привычно неправильная речь.

Антиинтеллектуализм, увы, весьма характерен для нашей массовой культуры (точнее, бескультурья). Он ведет к диалогу глухих.

В научной литературе этот вопрос пока еще мало исследован. Много работ посвящено психологическому и социологическому исследованию русской речи и проблеме языковой личности и эффективности общения. В конце 80-х — начале 90-х гг. выходят работы В. Д. Бондалетова "Социальная лингвистика" (1987), Ю. Н. Караулова "Русский язык и языковая личность" (1987), Г. Г. Дилигенского "Социально-политическая психология" (1992) и пр. Конкретно же язык рекламы почти не рассматривается.

Цель данной работы — подробно рассмотреть с позиций социо- и психолингвистики основные аспекты речевой деятельности современных, проанализировать наиболее часто встречающиеся в речи ошибки и неточности.

Предметом исследования являются тексты, степень их соответствия нормам русского литературного языка, речевые ошибки и причины их возникновения.

Задачи исследования:

Изучить классификацию речевых ошибок;

собрать и проанализировать конкретные речевые материалы с точки зрения орфографии, стилистики и грамматики;

Рассмотреть нарушения коммуникативных норм.

Основными методами исследования в данной работе явились методы наблюдения и сравнительного анализа.


Классификация речевых ошибок

Речевые ошибки подразделяются на лексические, морфологические, синтаксические, стилистические, коммуникативные в соответствии с языковым уровнем, на котором они возникают.

Лексические погрешности

Игнорирование значения слова – один из основных пороков, связанный с нежеланием пишущих или говорящих анализировать свою речь и чаще заглядывать в словари. Например, до редактирования предложение выглядело так: Весной хочется сменить личину. После: Весной хочется сменить облик.

Употребление иностранных модных слов без учета их значения, имеющихся эквивалентов и контекста приводит к неясностям, ошибкам и курьезам. Например, неясен смысл таких высказываний, как: Мы ждем экспансии креативных людей или Создавайте свой имидж с учетом новых тенденций в моде. Слово экспансия означает распространение чего-либо за первоначальные пределы (экспансия эпидемии, экспансия насилия и террора на телеэкране). Автор, видимо, имел в виду не экспансию, а появление большого числа. Англицизм креативный, т. е. "творческий", активно используется в теории рекламы, а в общем употреблении есть его абсолютный синоним творческий, так же как и у слова имидж есть соответствие образ. Поэтому проще сказать: Мы ждем появления большого числа творческих людей или Создавайте свой образ, стиль с учетом новых тенденций в моде.

Встречаются совсем курьезные случаи: несколько лет назад в Москве существовало туристическое агентство "Фобос-С" (в переводе с греческого – страх) и агентство недвижимости "Деймос" (в переводе с греческого – ужас). Как тут не вспомнить известные слова Базарова из "Отцов и детей" И. С. Тургенева: "О друг мой, Аркадий Николаич! Об одном прошу тебя: не говори красиво".

Неправильное употребление метафоры чаще всего обусловлено тем, что, обыгрывая слово, автор игнорирует связи с реальностью, свойственные прямому значению слова, и поэтому переносное оказывается немотивированным или абсурдным.

До редактирования: 1) Под крылом зеленого змия.

2) На прохоровском поле 1200 танков схватились врукопашную.

После редактирования: 1) Под властью зеленого змия.

2) На прохоровском поле сражалось 1200 танков.

Под крылом у зеленого змия (1) находиться невозможно, поскольку рожденный ползать, как известно, летать не может и крыльев у него нет. По-видимому, автор перепутал змия с драконом. Кроме того, метафора под крылом очень похожа на фразеологизм под крылышком, т. е. под покровительством, а такое значение не согласуется со смыслом заголовка: вряд ли зеленый змий будет кому-то покровительствовать, он может только порабощать. Врукопашную (2) могут схватиться только люди, но не танки.

Нежелательная двусмысленность возникает по разным причинам. Например, неожиданно для автора семантизируется аббревиатура. Так, название фирмы, составленное из первых слогов фамилий Ананьев и Усманов, звучит как "АнУс"; другую фирму назвали "Ректум" (Роман и Екатерина Тумановы).

Более частая причина двусмысленности – игнорирование контекста. До редактирования: Изымаем у браконьеров телевизоры. После редактирования: Изымаем у браконьеров телевизоры (вид запрещенной снасти). До редактирования: В стране катаКЛИЗМЫ. После редактирования: В стране катаклизмы. До редактирования: Если бы президент хотел внести Черномырдина, то он сделал бы это. После редактирования: Если бы президент хотел внести в бюллетень кандидатуру Черномырдина, то он сделал бы это.

Неоправданное метонимическое стяжение. Стяжение словосочетаний на основе смежности явлений – одна из разновидностей метонимии. Так образуются сочетания разговорного стиля: В 10 часов по Москве, т. е. по московскому времени, Альтернативная служба предоставляется любому гражданину, т. е. возможность такой службы. Это явление нередко используется как риторический прием в слоганах, заголовках, других ключевых фрагментах текста: "Комет": еще больше качества по той же цене (реклама увеличенной по массе упаковки чистящего средства), но оно может приводить к возникновению ошибок: Кисть художника передала те места, где бывал Тургенев. (До редактирования). Кисть художника создала образы тех мест, где бывал И. Тургенев. (После редактирования).

Неправильное употребление фразеологизмов, крылатых слов, пословиц, цитат – также характерный речевой порок. Первый способ употребления этих единиц – в каноническом виде. Но часто при этом их значение, так же как и слова, не учитывается или учитывается приблизительно. Нередко нарушается целостность оборота, вследствие чего возникают нежелательные ассоциации с прямыми значениями слов, входящих в его состав: В порыве страсти безымянная фанатка откусила бы Майклу Джексону нос, который и без того держится на соплях (незадолго до публикации певец сделал пластическую операцию). После редактирования предложение выглядит так: В порыве страсти безымянная фанатка откусила бы Майклу Джексону нос. Еще один пример такой ошибки: Если Вы столкнулись нос к носу с насморком, "Називин" поможет Вам. "Називин" - утри нос насморку. После исправления: У Вас насморк? "Називин" поможет Вам. "Називин" - и никаких проблем.

Из-за близости значений или внешней схожести выражений возможна их контаминация – совмещение нескольких оборотов в одном:

1) Базу боевиков мы сровняли с лицом земли. (Совмещены выражения сровнять с землей и стереть с лица земли.)

2) Попытаемся сдвинуть решение вопроса с мертвой точки зрения. (Совмещены выражения точка зрения и сдвинуть с мертвой точки.)

После исправления:

1) Базу боевиков мы сровняли с землей или стерли с лица земли.

2) Попытаемся сдвинуть решение вопроса с мертвой точки.

Второй способ употребления устойчивых оборотов – их обыгрывание, перефразирование.

Морфологические погрешности

Морфологические ошибки встречаются в различных текстах и подразделяются следующим образом.

Неправильное образование форм числа существительных – ошибки, возникающие в следующих случаях:

При употреблении отвлеченных понятий, когда форма множественного числа должна приобретать конкретизирующее значение (средство – средства), но по какой-то причине не приобретает (например, такая форма еще не появилась, хотя системой языка допускается);

Форма единственного числа существует в профессиональной речи, но не признана литературным языком;

Слова в единственном и множественном числе разошлись по значению.

Примеры таких ошибок:

Анализы (рубрика в газете)

Фирма делает анализы экономического состояния предприятий. (Анализы делают в поликлинике.)

Без финансовых поддержек нам нельзя существовать! (Поддержки – элементы в некоторых видах спорта.)

На Москву обрушилась эпидемия моральных ущербов. (Моральные ущербы – профессиональная метонимия, опущено слово иск.)

Что обозначают последние эволюции этой фракции?

(Эволюции – малоизвестный военный термин, обозначающий перемещение войск.)

После редактирования эти примеры выглядят так:

1) Анализ (рубрика в газете)

2) Фирма проводит анализ экономического состояния предприятий.

3) Без финансовой поддержки нам нельзя существовать.

4) На Москву обрушилась эпидемия исков по возмещению морального ущерба.

5) Что означают последние изменения в этой фракции?

Один из значений единственного числа конкретных существительных – обобщенное, т. е. обозначение не единичного предмета, а всего класса (например, в рекламе: швеллер, круг, труба). Но часто контекст возвращает слову основное значение – единичного предмета – или у слова не развито обобщающее значение единичного числа. В таких случаях нередко возникает не просто ошибка, а комическая ситуация.

Например:

Всегда в продаже крышка для консервирования. (Всегда в продаже крышки для консервирования. – правильный вариант).

Деревянной скамейкой по хулигану. (Предложено устанавливать деревянные скамейки в электричках, чтобы хулиганы не могли испортить их обивку). Правильно: Деревянные скамейки против хулиганов.

Неправильное употребление форм рода существительных часто встречается в следующих речевых ситуациях. Неправильно, по роду подлежащего, согласуется форма определения при именном сказуемом. Реже неправильно согласуются определения с другими членами предложения. Например: Олень - один из самых красивых животных. (Олень – одно из самых красивых животных).

Или: Яхромский завод – один из старейших предприятий. (Яхромский завод – одно из старейший предприятий).

Неправильно определяется род существительных с суффиксами объективной оценки. Известно, что род существительных независимо от суффиксов не меняется и определяется по слову без суффикса, за очень редкими исключениями (например, изменение рода происходит в слове зверь мужского рода, когда оно присоединяет уменьшительный суффикс – юшк и получается зверюшка женского рода).

У авторов часто возникают трудности в определении рода аббревиатур и несклоняемых существительных. Причем некоторые ошибки обусловлены объективными причинами: скажем, род неодушевленных существительных и аббревиатур определяется не только по роду стержневого понятия в словосочетании, но и по грамматической аналогии – путем формального отождествления рода аббревиатуры с существующими образцами. Тогда неодушевленные существительные попадают не в свой род. Например, существительные на твердую согласную относятся к мужскому роду. Такие часто встречающиеся словосочетания, как аббревиатура ВЧК (Всероссийская чрезвычайная комиссия): Куда идет наш ВЧК, Возрождается старое КГБ, Мисс "Русское Чикаго", Сакраменто молчало, Неожиданное пенальти, Кофе черный холодное и т. п., демонстрируют склонность русского человека относить к среднему роду аббревиатуры и неодушевленные несклоняемые существительные, оканчивающиеся на гласную. Но иногда и одушевленные существительные, род которых определяется только стержневым словом – родовым понятием, попадают в средний род: Царицынское кенгуру, И. О. ушло, да здравствует новое И. О.

Определение одушевленности и неодушевленности существительных связано с контекстуальным значением слова.

Пример: Гурману можно порекомендовать норвежский лосось со спаржей. (Могут приобретать значение неодушевленных как " блюдо из чего-либо" только слова креветки, раки, омары.)

Верный вариант предложения: Гурману можно порекомендовать норвежского лосося со спаржей.

Ошибки в склонении существительных нередко возникают при употреблении нерусских имен и фамилий: Мы привыкли к предсказаниям Павла Глоба. (Мужские фамилии с окончанием на безударное – а склоняются, женские нет.) Правильнее будет сказать: Мы привыкли к предсказаниям Павла Глобы.

Еще один пример: Расследования Нестора БермЫ захватывают телезрителя. (Фамилии, оканчивающиеся на ударное – а, не склоняются.) Правильнее будет сказать: Расследования Нестора БермА захватывают телезрителя.

Часто неправильно склоняются и административные названия. Возникает разнобой в склонении иностранных марок изделий: Сюжет для Санты-Барбары. (Первая часть таких наименований не склоняется.), то есть правильно – Сюжет для Санта-Барбары.

Ошибки в степенях сравнения встречаются при образовании форм прилагательных, когда смешиваются аналитический и синтетический способы, появляются просторечные формы, степени сравнения образуются от тех прилагательных, которые в силу своих грамматических свойств не могут их иметь, как в приводимых ниже примерах.

Валютные ссуды выдает только Пресненское отделение банка, да и то в самых исключительнейших случаях.

Применение этой санкции будет способствовать более скорейшему разрешению конфликта.

Обычно такие решения принимают люди более старше.

Исправленные варианты:

1) Валютные ссуды выдает только Пресненское отделение банка, да и то только в исключительных случаях.

2) Применение этой санкции будет способствовать скорейшему разрешению конфликта.

3) Обычно такие решения принимают люди постраше.

Склонение числительных традиционно сопровождается огромным количеством ошибок – либо склоняют неправильно, либо не склоняют вовсе. Например:

1) Семидесятью голосами это решение Думе принять не удалось.

2) Около четыреста картин еще вчера были здесь.

3) Ежегодно Московский метрополитен перевозит около двести миллионов человек. Во всех четырехсот семидесяти томах этого дела.

Правильно:

1) Семьюдесятью голосами это решение Думе принять не удалось.

2) Около четырехсот картин еще вчера были здесь.

3) Ежегодно Московский метрополитен перевозит около двухсот миллионов человек. Во всех четырехстах семидесяти томах этого дела…

Омонимия средневозрастного и пассивного залогов – ошибки, связанные с образованием форм глаголов. Например: После училища выпускники направляются в Военную академию имени М. В. Фрунзе. (Это ошибочный вариант.) После окончания училища выпускники поступают в Военную академию имени М. В. Фрунзе. (Это исправленный вариант).

Синтаксические погрешности

Из синтаксических ошибок отметим наиболее распространенные, и прежде всего многочисленные нарушения норм образования словосочетаний.

Такие ошибки встречаются в словосочетаниях, компоненты которых связаны управлением, и мотивированы чаще всего грамматической аналогией, когда управление, свойственное одному слову, в силу близости значений распространяется на другие слова. Так, сочетание говорить о чем мотивирует появление ненормативных сочетаний утверждать о чем, понимать о чем, означать о чем вместо утверждать что, понимать что, означать что; сочетание свойственный чему порождает сочетание характерный чему вместо характерный для чего; сочетание следить за чем мотивирует появление сочетания отслеживать за чем вместо отслеживать что. Также по аналогии управление одного из однородных членов приписывается и другому.

Лучше намекнуть о волнующей вас теме в присутствии подозреваемого. (Аналогия с сочетанием сказать о чем?)

Книга, предназначенная широкому читателю, не является популярной в полном смысле слова. (Аналогия с сочетанием адресованная кому?)

Он осужден к трем годам заключения. (Аналогия с сочетанием приговорен к чему?)

Наше кредо – уход и оздоровление волос. (Управление последнего однородного члена распространяется на первый).

Исправленные варианты:

Лучше намекнуть на волнующую вас тему в присутствии подозреваемого.

Книга, предназначенная для широкого читателя, не является популярной в полном смысле слова.

Он осужден на три года заключения.

Наше кредо – уход за волосами и их оздоровление.

Контаминация словосочетаний – слияние двух сочетаний в одном, стяжение – пропуск малозначимых элементов и образование новых связей, влияние просторечного или профессионального управления.

Люди становятся из врагов в оппонентов. (Контаминация словосочетаний становиться кем? Превращается из кого в кого?).

Голодовка на визу. (Стяжение словосочетаний голодовка в знак протеста на отказ выдать выездную визу

Затишье по кредитам. (Влияние канцеляризмов с предлогом по, стяжение словосочетания затишье в выдаче кредитов.)

Ему гарантирован главный приз по благотворительности. (Влияние канцеляризмов с предлогом по.)

Виктор Степанович только что вернулся с Лиссабона (просторечное управление).

Этот стиль больше подходит к принцессе - ураган Стефани. (Смешение управления подходить к чему? В значении приближаться и подходить кому? в значении соответствовать.)

Исправленные предложения:

Люди превращаются из врагов в оппонентов.

В визе отказано – объявлена голодовка.

Кредиты больше не выдают.

Ему гарантирован главный приз за благотворительность.

Виктор Степанович только что вернулся из Лиссабона.

Этот стиль больше подходит принцессе - ураган Стефани.

Потеря дополнения при сильноуправляющем слове. К таким словам относятся переходные глаголы, отглагольные существительные, десемантизированные слова, к примеру идея, проблема. Отсутствие дополнения при переходных глаголах может использоваться как риторический прием (Пришел. Увидел. Победил; Их принцип – наказать и не пущать), указывать на более абстрактное содержание высказывания (Он поет обозначает способность что-то делать, а не обязательно выполнение действия), на другое значение слова (Он пьет). Но чаще это порок предложения или результат неудачного обыгрывания слова, как в приводимых ниже примерах:

1) Есть смысл сравнить наши цены.

2) Михалков решил снимать и наказать.

3) Нас умоют, нам зальют, болт подтянут, хит споют (речи идет об автосервисе).

4) А если ученик не знает?

После редактирования:

Сравните цены у нас и наших конкурентов.

Михалков решил снимать кино и наказать виновных.

Нас умоют, бак зальют, болт подтянут, хит споют.

А если ученик не знает темы?

Омонимия падежных значений часто является причиной двусмысленности. Она возникает, когда авторы выбирают неправильный порядок слов или неудачные падежные формы.

Шикарные особняки теснят жалкие лачуги. (Непонятно, лачуги вытесняются особняками или наоборот, так как формы именительного и винительного падежей совпадают.)

Победит ли Интернет талант художника? (Случай, аналогичный предыдущему.)

Джеймс Бонд из Санкт-Петербурга перебрался в Сайгон. (Омонимия определительного и обстоятельного значений родительного падежа – Джеймс Бонд какой? И перебрался откуда?)

Моющие пылесосы 25 видов лучших мировых производителей. (Наряду с правильным прочтением пылесосы 25 только марок, а не видов возникает комическое 25 видов производителей по той же причине, что и в предыдущем примере.)

Исправленные примеры:

1) Жалкие лачуги потеснены шикарными особняками.

2) Будет ли талант художника побежден Интернетом?

3) Из Санкт-Петербурга Джеймс Бонд перебрался в Сайгон.

4) 25 марок моющих пылесосов от лучших производителей.

Неправильное употребление союзов в сложном предложении и само предложение может быть перегруженным частями, грамматически и по смыслу плохо оформленным, с неправильным порядком частей:

1) Да, трагедии произошли с В. Листьевым, А. Менем и с тысячами Листьевых и Меней, которые произошли в нашей стране (придаточная часть, которая относится не ко всей главной части, а к одному слову в ее составе, должна следовать за этим словом; кроме того, придаточная часть по смыслу повторяет главную).

2) Он вышел на пенсию, где больше не танцевал.

Исправленный вариант:

Да, в нашей стране произошли трагедии с В. Листьевым, А. Менем и с тысячами Листьевых и Меней.

Он вышел на пенсию и больше не танцевал.

Синтаксические погрешности обусловлены, с одной стороны, языковой модой (смешение стилей, отрицание предшествующих традиций), а с другой – слабым владением ресурсами языка, неумением выбрать такой способ формулировки мысли, который соответствовал бы общепринятому в данный момент стилевому стандарту.

Смешение стилей – одно из наиболее распространенных нарушений. Часто его допускают как сознательно, но неоправданно, так и по небрежности. Проявляется оно и на уровне синтаксиса - в выборе нехарактерных для данного стиля слов, и на уровне синтаксиса – в выборе иностилевых конструкций, как в приводимых ниже примерах.

1) Быть без денег по этому направлению, надеюсь, не придется. (Канцелярский оборот с предлогом по.)

2) Степашина все-таки проголосуют в Думе? (Управление, свойственное канцелярскому стилю.)

3) Он делал на правительстве доклад. (Метонимическое стяжение, свойственное устной деловой речи.)

4) До тех пор пока наши чиновники собственной задницей не почувствуют состояния российских дорог, ждать улучшения экономической ситуации не приходится. (Грубость в публичном общении.)

Правильнее было бы так:

Деньги на развитие этого направления, надеюсь, будут выделены.

За Степашина все-таки проголосуют в Думе?

Он делал доклад на заседании правительства.

До тех пор пока чиновники собственной пятой точкой не почувствуют состояния российских дорог, ждать улучшения экономической ситуации не приходится.

Нарушение границ сочетаемости слов – частый стилистический порок текста. Ее изменение, расширение – активный процесс в семантике и синтаксисе, поэтому наряду с грубыми нарушениями и небрежностью возможны возникающие, утверждающие варианты. Установить, где небрежность, а где новый вариант, бывает довольно трудно, и требуется предельное внимание, чтобы избежать субъективности. Приведем примеры грубого нарушения сочетаемости:

1) Нужно принимать такие гарантии.

2) С окончанием матча количество звонящих должно активизироваться.

3) Я не буду лить много слов.

После исправления:

1) Нужно давать такие гарантии.

2) С окончанием матча количество звонящих должно увеличиться.

3) Я не буду говорить много.

Избыточные неоправданные сочетания – плеоназм и тавтология – также распространенный порок текста. Плеоназм – это употребление лишних по смыслу, пустых слов и слов-паразитов; тавтология – неоправданное употребление одних и тех же или однокоренных слов, приводящее к появлению в тексте смысловой избыточности. Плеоназм и тавтологию надо отличать от экспрессивных сочетаний типа давным-давно, подобру-поздорову, волей-неволей, туча тучей и подобных.

Выделяют следующие категории наиболее распространенных "лишних" слов:

Пустые определения, либо предполагающие как само собой разумеющийся обозначенный признак (имеющиеся резервы, целый ряд, проведенные исследования), либо не сообщающие ничего нового (определенное влияние, конкретные меры, плотно занять свою нишу);

Глагольно-именные сочетания, такие, как осуществлять координацию вместо координировать, при условии, что они не выполняют стилистического задания;

Плеонастические и тавтологические сочетания (на самом деле и вправду экипаж находился…, выпускает небольшой выпуск, внутренние помещения);

"солидные" сочетания канцелярского стиля (в зимний период вместо зимой, чтобы холод не поступал вместо чтобы было тепло).


Нарушения коммуникативных норм

Нарушения коммуникативных норм многообразны. Это может быть как этикетная избыточность – приторно вежливое, переходящее в угодничество общение, так и нарушение норм речевого этикета: грубость, злословие, неуважение к собеседнику, оппоненту, намеренное введение его в заблуждение и т. п. Неуважение к аудитории и оппонентам проявляется по-разному. Это могут быть ярлыки, прозвища, неуместное обыгрывание имен собственных и просто оскорбление тех, с кем автор не согласен: Грач прилетел (Л. Грач), Лебедь раскрыл клюв (А. Лебедь), Степаша (С. Степашин) заменит Барсушу (М. Барсукова), маршал Чепчиков (маршал Е. Шапошников), Придавленный Шпалой (министр МПС Н. Аксененко), Ястреб Женский (С. Ястржембский). Также не иначе как оскорбление аудитории расцениваются случаи, когда, например, журналисты, следуя моде или потакая низменным человеческим инстинктам, позволяют себе ругательства, уголовный жаргон, грубое просторечие, ерничество, намеренное опошление общепринятых культурных ценностей. Употребление грубой лексики настолько очевидно противоречит нормам общественной морали, что в Уголовном кодексе РФ рассматривается как мелкое хулиганство и по идее подлежит наказанию. Тем более таких слов не должно быть в массовой коммуникации и в устной речи. И не важно, в каком виде – целиком, с точками или в виде намека. Оскорбление аудитории может иметь внешне пристойные формы, не содержать ни одного грубого слова: В Амстердаме во время праздников проблема общественных туалетов решена. Прямо на людных улицах устанавливаются писсуары. Подходи, вставай спиной к публике, расстегивай ширинку и делай свое дело, ни на кого не обращая внимания. Нарушение коммуникативных норм – проблема не только культуры речи, но и эффективности общения: таким образом лелеют примитивизм одних и вызывают протест и отвращение других, но поставленной цели не достигают.


Заключение

Современный русский литературный язык — это нормализованная форма общенационального языка, существующая как в устной, так и в письменной разновидностях и обслуживающая все сфер общественной и культурной жизни нации.

Отметим, однако, что, во-первых, норма русского литературного языка постоянно изменяется. Как литературный язык оказывает воздействие на разговорный, на язык массовой культуры, так и последний не может не влиять на изменения морфологической, синтаксической, орфографической норм русского литературного языка. Потому представляется достаточно трудным определить границы нормы словоупотребления, и проанализировать текст на наличие в нем ошибок.

Самым распространенным сейчас является подход к языку с позиций психо и социолингвистики, как к речевому действию.

Наиболее общая операционная структура речевого действия включает в себя, во-первых, звено ориентировки, во-вторых, звено планирования, или программирования. От программы мы переходим к ее реализации в языковом коде. Здесь мы имеем ряд механизмов, в совокупности обеспечивающих такую реализацию. Это механизмы:

а) выбора слов,

б) перехода от программы к ее реализации,

в) грамматического прогнозирования,

г) перебора и сопоставления синтаксических вариантов,

д) закрепления и воспроизведения грамматических "обязательств". Параллельно с реализацией программы идет моторное программирование высказывания, за которым следует его реализация.

Итак, речевое действие, как и любое другое:

характеризуется собственной целью и задачей (промежуточной по отношению к деятельности в целом и подчиненной цели деятельности);

вообще определяется структурой деятельности в целом и в особенности теми речевыми и неречевыми действиями, которые предшествовали ему внутри акта деятельности;

имеет определенную внутреннюю структуру, обусловленную взаимодействием, во-первых, тех его характеристик, которые связаны со структурой акта деятельности и общи для многих однотипных ее актов, во-вторых, тех конкретных условий и обстоятельств, в которых это действие осуществляется в данный момент.

Речь — способ формирования и формулирования мысли посредством языка, и "язык не есть то же самое, что речь". И более того, речь — не только "манифестация", "действительность", "реализация" языка, но качественно своеобразное психическое явление, как "форма существования сознания (мыслей, чувств, переживаний) для другого, служащая средством общения с ним…" В речи мы формулируем мысль, но формулируя, сплошь и рядом формируем. На основе этих посылок речь о определяется как своеобразный, специфический человеческий способ формирования и формулирования мысли посредством языка как системы "объективно-общественных смыслов явлений", отработанных и зафиксированных в языковых значениях.

Человеческая деятельность, речь, как способ формирования и формулирования мысли посредством языка, является основой, сущностью коммуникативно-общественной деятельности, деятельности общения, при этом общение рассматривается как необходимое и специфическое условие процесса присвоения индивидами достижений исторического развития человечества. Коммуникативно-общественная деятельность включает все формы опосредствованного взаимодействия людей — вербальную форму, жесты, мимику, голосовые реакции, условные знаковые системы и т. д.


Литература

1. Блакар Р. -М. Язык как инструмент социальной власти. — М., 2004.

2. Богин Г. И. Уровни и компоненты речевой способности человека. Калинин, 1975.

3. Бондалетов В. Д. Социальная лингвистика. — М.: Просвещение, 1987.

4. Брызгунова Е. А. Интонация. – М.: Наука, 2006. – 120 с.

5. Вопросы порождения речи и обучения языку. Под. ред. А. А. Леоньтьева и Т. В. Рябовой. М., 1967.

6. Выготский Л. С. Мышление и речь. – М.: Лабиринт, 2006

7. Выготский Л. С. Собрание сочинений: в шести томах. Т. 2, 3. - М., 1982

8. Гаспаров Б. М. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. – М.: Новое литературное обозрение, 2006 – 352 с.

9. Зиндер Л. Р. Общая фонетика. – М.: Высшая школа, 1979.– 312 с.

10. Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. — М.: Наука, 1987.

11. Колошанский Г. В. Коммуникативная функция и структура языка. М., "Наука", 1984.

12. Крылова О. А. Русский речевой этикет приветствия // 1 сентября – М., 2007.

13. Культура русской речи и эффективность общения. М., 2003.

14. Леонтьев А. А. Речь и общение. – Ин. языки в школе, 1974 №6

15. Лурия А. Р. Язык и сознание. - М., 1979

16. Немов Р. С. Психология: в 3-х т. Т. 1. – М., ВЛАДОС, 2008

17. Новоселова С. А. Общение и речь: развитие речи у детей в общении со взрослыми. - М., 1985

18. Оганесян С. С. Культура речевого общения // Русский язык в школе. № 5 – 2004г.

19. Основы теории речевой деятельности. Под. ред. А. А. Леонтьева. М., "Наука", 1974.

20. Психология формирования и развития личности/ Отв. ред. Л. И. Анцыферова. — М.: Просвещение, 1987.

21. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии (в двух томах). Т. 1. - М., 1989

22. Солнцев В. М. Язык как системно-структурное образование. М., "Наука", 1977.

23. Сусов. Введение в теоретическое языкознание. – М.: Педагогика, 2000. – 422 с.

24. Формановская Н. И. Культура общения и речевой этикет /Н. И. Формановская. -Науч. -попул. изд. -М.: ИКАР, 2002.

25. Честара Дж. Деловой этикет. – М., 1997.

26. Шабанова М. П. Русский язык и культура речи – М., 2004.

27. Энциклопедия этикета/Сост. О. И. Максименко; Худож. В. И. Сидоренко. -М.: Астрель: АСТ, 2000.

28. Язык и речь как объекты комплексного филологического исследования. Под. ред. Д. С. Лихачева. Калинин, 1981.


Приложение

Определение уровней речевых ошибок

Уровень I: "Русского языка не знает." (Я буду прыгнуть сейчас). Надо пользоваться именно данным языком с его элементарными правилами. Точка отсчета всякой оценки речи — так или иначе осознаваемая говорящим правильность. Это "уровень правильности".

Уровень II: "Еще говорить не научился". ( Я (пауза) сейчас (пауза) это (пауза) ну…) Плохая скорость передачи информации, связанная с недостаточно разобранным внутренним планом речевого поступка.

Это "уровень скорости".

Уровень III: "У него бедная речь". Критикуя недостатки речевых поступков, относящихся к этому уровню, "оценщик" выражает свое стремление к тому, чтобы люди широко использовали "богатство языка". Это "Уровень насыщенности".

Уровень IV: "Не те слова говорит". (Вчера шествую я в баню…) Критика за неправильное употребление слов. Это "уровень адекватного выбора".

Уровень V: "Говорит он то, а получается не то".("Да, кладовщик нам нужен. Но вот с оплатой, правда… Мы понимаем, вы ведь раньше, ну, короче говоря, не на таких работах…" "Да, раньше… Моя звезда закатилась". Здесь нарушен важный аспект всего диалога — его "тональность", заданная первым собеседником и не усвоенная вторым. Это нарушение адекватности в тексте, принципиально большем, чем предложение.) Этот уровень касается достижений и недостатков в производстве и восприятии целого текста со всем сложнейшим комплектом как присущих ему средств выражения предметного содержания, так и средств выражения самого "выразителя". Это "уровень адекватной комплектации".

Все упущения, а следовательно и достижения, речевых поступков легко распределяются по названным пяти уровням. Названные пять уровней речевой деятельности никогда не описывались в советской психологической и психолингвистической литературе совокупно, но каждый уровень в отдельности был и остается предметом наблюдения и экспериментального исследования. Поэтому каждый из названных уровней изучался как частная подсистема в функциональной системе речевой деятельности.