регистрация / вход

Способы выражения сопоставительных отношений в сложном предложении

Содержание Введение 3 Глава 1. Сложное предложение 5 1.1. Понятие о сложном предложении 5 1.2.Общая классификация сложных предложений 7 1.3. Средства выражения синтаксических отношений между

Содержание

Введение 3

Глава 1. Сложное предложение 5

1.1. Понятие о сложном предложении 5

1.2.Общая классификация сложных предложений 7

1.3. Средства выражения синтаксических отношений между

частями сложного предложения 10

Глава 2. Способы выражения сопоставительных отношений

в сложном предложении 12

2.1. Сочинение в сложном предложении 12

2.2. Подчинение в сложном предложении 20

2.3. Бессоюзноесложное предложение 34

Заключение 38

Список использованной литературы 40

Введение

Сложными предло­жениями называются такие, которые состоят из двух или из нескольких простых, сливающихся в одно целое по смыслу и в произ­ношении Простые предложения соединяются в сложные двумя основными способами: 1) при помощи союзов и относительных местоимений и местоименных наречий, которые называются союзными сло­вами (примеры 1-й, 2-й, 3-й); 2) при помощи интонации (без сою­зов и союзных слов) (пример 4-й).

Сложные предложения, в которых простые соединяются союзами и союзными словами, делятся на две группы: 1) предложения сложносочинённые, 2) предложения сложноподчи­нённые.

Сложносочинёнными предложениями называются такие, в которых простые предложения соединяются сочинительными союзами.

Сложноподчинёнными предложениями называются такие, у которых одно простое предложение присоединяется к дру­гому подчинительным союзом или союзным словом

Бессоюзные сложные предложения не делят на сложносочинённые и сложноподчинённые, потому что в них нет основных показателей сочинения и подчинения — союзов и союзных слов.

Бессоюзным сложным предложением называется такое, в котором предложения объединены в одно целое по смыслу, но соединение предложений выражается не союзами и относительными словами, а интонацией и соотношением форм вида и времени глаголов.

В современном русском языке бессоюзные сложные предложения очень широко распространены в художественной литературе. Наряду с этим они широко используются и в разговорной речи, в диалоге, когда интонация, жесты, мимика помогают выражению смысловых отношений.

В синтаксисе сложного предложения, особенно в теоре­тических исследованиях, обычно рассматриваются типо­вые конструкции с минимальным числом частей. Это вполне закономерно и объясняется тем, что именно эти конструкции дают материал для характеристики прин­ципиальных явлений структуры и грамматических зна­чений сложного предложения, то есть именно в этих конструкциях проявляется грамматическая природа сложного предложения как особой структурно-семанти­ческой единицы в языке.

Цель данной курсовой работы: теоретическое изучение способов выражения сопоставительных отношений в сложном предложении.

Для решения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

- рассмотреть понятие о сложном предложении;

- изучить общую классификацию сложных предложений;

- разобрать средства выражения синтаксических отношений между частями сложного предложения

- рассмотреть способы выражения сопоставительных отношений в сложных сочинительных, подчинительных и бессоюзных предложениях.

Структура данной курсовой работы состоит из введения, основной части, заключения, списка использованной литературы.

В написании курсовой работы были использованы работы Валгиной Н.С., Формановской Н.И., Холодова Н.И., Белошапковой В. А., Земского А. М., Пешковского А. М.

Глава 1. Сложное предложение

1.1. Понятие о сложном предложении

Предложение, имеющее всвоем составе две или не­сколько предикативных единиц, образующих смысловое, структурное и интонационное единство, называется сложным. Сложное предложение представляет собой целостную синтаксическую структуру, которая высту­пает в качестве одной коммуникативной единицы. Грамматические особенности сложного предложения определяется двумя моментами: 1) каждая из его ча­стей строится по той или иной схеме простого предло­жения и имеет самостоятельную предикативность; 2) объединение частей сложного предложения состав­ляет семантико-структурное единство.

Эта двойственность сложного предложения привела к разному пониманию его синтаксической природы. В одних случаях учитывалось его первое свойство — объединенное предикативных единиц, в других — смысловое и структурное единство их. А. М. Пешковский, А. А. Шахматов, понимавшие сложное предло­жение как сцепление простых предложений, пришли к выводу о неудобстве самого термина: сложное предло­жение А. М. Пешковский называет «сложным целым», а А.А. Шахматов—«сочетанием предложений».B. А. Богородицкий описал сложное предложение как единую и цельную структуру. Эту идею развивают и углубляют далее Н. С. Поспелов. В. А. Белошапкова, C. Е. Крючков, Л. Ю. Максимов (2, С.289).

Части сложного предложения и простые предложе­ния существенно различаются, хотя в некоторых част­ных случаях могут формально совпадать. Части слож­ного предложения не обладают интонационной завер­шенностью, как отдельное простое предложение, кроме того, в большинстве случаев они имеют специальные конструктивные элементы, которых не может быть в стру­ктуре простого предложения. Признание сложного пред­ложения как «целостного синтаксического выражения единой сложной мысли» приводит к выявлению его грамматической специфики — отсутствию механического объединения простых предложений. При построении сложного предложения используются лишь те или иные общие схемы простого предложения, по они каждый раз приспосабливаются к общей схеме построения сложного предложения, сохраняя свою отдельную предикатив­ность. Следовательно, структурно сложное предложение отличается от простого прежде всего наличием двух или нескольких предикативных центров, в то время как в простом предложении всегда имеется только один пре­дикативный центр.

Простое и сложное предложение различаются и своим основным грамматическим значением: в простом предложении — это предикативность, в сложном — семантико-синтаксические отношения между его частями, опирающиеся на взаимодействие модально-временных пла­нов этих отдельных частей. Для характеристики сложного предложения, определения его типологии необходим учет следующих моментов его семантико-структурной организации: синтаксическая связь между частями и средства ее выражения; потенциально возможное чи­сло компонентов, поскольку это обусловлено семантико-структурной природой сложного предложения; порядок расположения частей — строго закрепленный или отно­сительно свободный; некоторые особенности лексиче­ского наполнения частей.

Закономерности построения сложного предложения как единицы полипредикативной влияют на словопорядок внутри отдельных его частей, на замещенность или незамещенность синтаксических позиций тех или иных членов внутри компонентов сложного предложения (т. е. полноту или неполноту их состава), на выбор лексических эквивалентов или указателей в компонентах, содер­жательно развертывающих первую часть (как и вообще предшествующую) сложного предложения. Например: С утра небо было в облачных мазках, как в шпаклевке, словно его собирались подкрасить к празднику (Павл.) — лексическая соотнесенность небо его, препозиция местоимения его по отношению к глаголу; Серые массивы садов вокруг города напоминали туман, крутящийся у входа в ущелье, а резкие тени облаков на склоне гор широкие, темные овраги (Павл.)—незамещенность по­зиции сказуемого и словопорядок во второй части; Иногда ветер схватывал пепел с искрами и забот­ливо нес ввысь, покуда искры не тухли (Шол.)—сло­вопорядок подлежащее — сказуемое во второй части. Все эти способы «подстраивания» частей сложного пред­ложения под его первую часть (или вообще препози­тивно расположенную) диктуются семантикой, построе­нием и даже стилистикой сложного предложения в целом (8, С.41).

Различаясь своей семантико-структурной организа­цией, в отдельных случаях простое предложение и слож­ное могут сближаться между собой, образуя переходные типы. Такими можно считать предложения с подчини­тельными конструкциями, выражающими: 1) сравнение; 2) цель действия. Например: Внизу, как зеркало сталь­ное, синеют озера струи... (Тютч.); Я страдала за мило­го, доброго Ивана Андреича, как за сына (Ч.)—пред­ложения со сравнительными оборотами; И люди ехали на нартах, шли пешком, чтобы работать на строительстве (Семушк.)—предложения с целевым инфинитивом в подчиненной позиции.

1.2.Общая классификация сложных предложений

Части сложного предложения могут объединяться: 1) при помощи союзов и союзных слов, 2) без союзов и союзных слов, при помощи только интонации и соотно­шения форм сказуемых. В связи с этим сложные пред­ложения делятся на две большие группы: союзные сложные предложения и бессоюзные слож­ные предложения, Например: 1) Голубые глаза де­вушки широко открылись от испуга, и в них сверкнула слеза (Кор.); Морозка понял, что разговор окончен (Фад.); 2) На глаз поверишь криво отмеришь (М. Г.); Но рябина не только отцвела на ней успели вырасти эти богатые и нарядные гроздья (Буб.).

Союзные предложения, в свою очередь, делятся на две группы в зависимости от типа союзов и союзных слов: предложения сложносочиненные — с сочи­нительными союзами; предложения сложноподчи­ненные— с подчинительными союзами и союзными (или относительными) словами.

При сочинении части сложного предложения объединяются как синтаксически равноправные, при подчинении — одна из частей (или несколько) син­таксически подчиняется другой, зависит от нее. Ср.: Солнце в зените, и все тени сожжены им (М. Г.) — ...Она хорошо знала, где бьется сердце сына (М. Г.); Реки легко переплывать тому, кто рожден и вырос на берегу моря (М. Г.). В первом предложении части со­единены как равноправные, они сохраняют свою отно­сительную самостоятельность, хотя лексически вторая часть испытывает воздействие первой: форма место­имения им во второй части указывает на подлежащее солнце в первой части. Во втором и третьем предложе­ниях зависимые части где бьется сердце сына и кто рож­ден и вырос на берегу моря целиком лишены способно­сти к самостоятельному функционированию, они всецело подчинены первым частям. Кроме того, и первые части этих предложений недостаточно самостоятельны, т. е. они не могут существовать без зависимых частей: в предложении Она хорошо знала обнаруживается явная семантическая недостаточность, так как глагол знала требует пояснения; предложение Реки легко переплы­вать тому также оказывается неполноценным, так как указание тому нуждается в конкретизации. Эта семан­тическая и грамматическая недостаточность первых ча­стей предложения восполняется зависимыми частями в сложноподчиненном предложении. Таким образом, можно говорить не только о зависимости одной из ча­стей сложноподчиненного предложения, но и о взаимо­зависимости составляющих его частей.

Сочинение и подчинение не всегда четко разграничи­ваются, и потому имеются переходные типы союзного сложного предложения. Эта переходность проявляется в том, что в ряде сложных предложений употребляются подчинительные союзы, однако смысловые отношениямежду частями явно напоминают отношения в сложно­сочиненном предложении, причем роль подчинительного союза оказывается настолько формальной, что он не закрепляется за конкретной частью предложения, а мо­жет одинаково включаться то в одну часть, то в другую. Это свойственно, например, сложным предложениям с сопоставительными частями, в которых имеются союзы в то время как, между тем как; если...то, чем...тем и др.: Чем ближе к старости, тем чаще мысли Левитана останавливались на осени (Пауст.); Если Яшвили весь был во внешнем центробежном проявле­нии, Тициан Табидзе был устремлен внутрь (Пастерн.) — пропуск то во второй части.

Двойственный характер синтаксической связи мож­но усмотреть и в предложениях, в которых связь между частями выражается не столько союзами и союзными словами, сколько иными структурными средствами, в частности формами наклонений глаголов, порядком частей. Такие структурно связанные, несвободные син­таксические построения свойственны разговорному стилю. Связь в них выражается только морфологически или морфологическими средствами в сочетании с сою­зами, утратившими свой подчинительный характер. На­пример: Не успела еще остыть лава вулкана, как к ме­сту происшествия устремились ученые-нефтяники («Правда»); Стоило повернуть голову, как причудливое ощущение исчезло бы без следа (Грин); Приди сюда Митраша голодный и без корзины, что бы ему было тут делать? (Пришв.). Переходный тип образуют такие свя­занные структуры, как: Пришел бы ко мне как хороший, я дала бы тебе и сала и хлеба (Чук.); Не добеги маль­чик вовремя никто и не знал бы, что автолавка уже здесь (Айтм.); А посмотреть со стороны квалифициро­ванных социологов у нас сотни («Лит. газета»). Во всех этих предложениях главную конструктивную роль иг­рает глагольная форма, и если и появляется союз, то он явно утрачивает подчинительное значение, тем более что располагается в условно называемой главной части (11, С.520)).

Структурно связанными с нечетко выраженными син­таксическими отношениями являются и предложения с оборотом что касается... то: Что касается нас с Толиком, то мы сами важных вещей не делали. Мы делали ящики для этих вещей (В. Войнович). Такие конструкции могут быть представлены еще более сниженными стилистически вариантами: Что до Алексея Козьмича, то он просто молодец и вы ему многим обязаны (Ефр.); Что же до защитной роли жира, ее не нужно доказы­вать («Наука и жизнь»).

Двойственный характер синтаксической связи отли­чает также предложения с двойными союзами типа: правда...но, хотя...но, пускай...но, как ни...но (однако) и другими, в которых первая часть связана с подчини­тельным союзом, а вторая — с сочинительным. Это пред­ложения с обобщенно-уступительным значением: Хоть ты и в новой коже, да сердце у тебя все то же (Кр.); Правда, обед его состоял из двух или трех блюд, изго­товленных отставным солдатом, но шампанское лилось притом рекою (П.). Ближе к сложносочиненным стоят предложения с тем же значением, но без подчинитель­ной части союза, место которой занимает союз-частица и, например: И жаль батьки, да везти на погост (посл.); И лиха беда, да забывчива она (посл.) .Ср.: Хоть и жаль батьки, да везти на погост.

1.3. Средства выражения синтаксических отношений между частями сложного предложения

Средствами выражения синтаксических отношений между частями сложного предложения являются: 1) союзы, 2) относительные (союзные) слова, 3) поря­док частей, 4) интонация (2, С.293).

Союзы соединяют части сложносочиненного и слож­ноподчиненного предложения. В сложносочиненном предложении союзы служат основным средством связи, например: В комнате не было света, и все за окнами сливалось в одно зеленое месиво (Тих.); То холодно, то очень жарко, то солнце спрячется, то светит слишком ярко (Кр.); Старуха на печку легла, а Дарья, вдова молодая, проведать ребяток пошла (Н.).

Подчинительные союзы соединяют части сложнопод­чиненного предложения, например: Морозна понял, что разговор окончен (Фад.); Надо ехать, если он советует (Гонч.); Палуба «Эспаньолы» приходилась пониже набережной, так что на нее можно было опуститься без сходни (Грин).

Роль связующего элемента ё сложноподчиненном предложении может выполнять относительное (союзное) слово, которое является членом предложения: Пастух поглядел на небо, откуда моросил дождь (Ч.); Дибич угадывал в непроглядной темноте, кому принадлежат голоса (Фед.).

С союзами и союзными словами в придаточной части могут соотноситься относительные местоименные и на­речные слова, которые в таком случае также осущест­вляют синтаксическую связь: Я тот, кого никто не лю­бит (Л.). В предложении То, что увидел он, было так неожиданно, что он немножко испугался (Ч.) имеются все связующие элементы: то — соотносительное слово в главной части, что — союзное слово в придаточной первой, что — союз во второй придаточной.

Способом выражения отношений между частями сложного предложения служит интонация, а также порядок следования частей (5, С.154). В предложениях Стало душно, я вышел из комнаты и Я вышел из комнаты: стало душно — по-разному выражается последователь­ность причинно-следственных отношений. Многие слож­ные предложения обладают спецификой расположения частей: есть структуры со строго закрепленным поряд­ком частей. Другие, хотя и допускают варианты в рас­положении частей, однако меняют при этом семантико-синтаксические отношения между ними, например: Так как в лесу было уже темно, мы решили оставить наши поиски; Мы решили оставить наши поиски, так как а лесу было уже темно — причинно-следственные отно­шения в первом предложении преобразованы в отноше­ние причинного обоснования — во втором. Семантиче­ские различия, которые создаются здесь порядком частей, свойственны данному предложению как опреде­ленной структуре и не связаны с контекстом. Поря­док слов внутри частей сложного предложения, особенно к зависимой части, — явление отнюдь не произвольное, а обусловленное структурой всего предложения как це­лостной единицы.

Интонация в сложном предложении является средством объединения частей в одно целое. Отдельная часть сложного предложения не обладает интонацион­ной завершенностью. Интонация конца свойственна лишь заключительной части сложного предложения. Особенно важна роль интонации в бессоюзном сложном предложении, так как здесь именно она является пока­зателем смысловых отношений между частями напри­мер: Настанет утро, поедем в поле - перечислительная интонация; Настанет утро— поедем в поле — интонация обусловленности, передающая условно-временные значения.

Глава 2. Способы выражения сопоставительных отношений в сложном предложении

2.1. Сочинение в сложном предложении

Сложное предложение, части которого соединяются со­чинительными союзами, называется сложносочи­ненным.

Сочинительная связь, характеризующая синтаксиче­ские отношения частей сложносочиненного предложе­ния, предполагает их равноправность, которая выяв­ляется лишь на синтаксическом уровне. Что же касается смысловых взаимоотношений частей, то здесь могут быть самые разнообразные варианты: и относительная самостоятельность отдельных частей, и взаимообуслов­леность (5, С.154).

Относительно самостоятельными являются части сложносочиненного предложения при их автосемантичности — в таком случае лексическое наполнение каждой части оказывается вполне достаточным для самостоя­тельного функционирования в качестве простого пред­ложения, например: Море глухо рокотало, и волны бились о берег бешено и гневно (М. Г.). Ср.: Море глухо рокотало. Волны бились о берег бешено и гневно.

При синсемантичности частей (такой оказывается обычно вторая часть) смысловая самостоятельность их нарушается, и предложение характеризуется семантико-синтаксической целостностью. Например: Благоговейная и спокойная любовь Куприна к природе очень зарази­тельна, и в этом тоже чувствуется сила его таланта (Пауст.); Далеко внизу мерещились синие пади, и туда из-под ног катились с шумом тяжелые валуны (Фад.). В первом предложении вторая часть синсемантична, в ней есть лексические указания на прямую связь с пер­вой частью — словоформы в этом и его; во втором пред­ложении местоимение туда соотносится с содержанием первой части сложносочиненного предложения. Связан­ным оказывается и словопорядок вторых частей предло­жений: словоформы в этом я туда располагаются внача­ле их явно под воздействием первых частей предложе­ний. Иногда и первая часть сложносочиненного предло­жения обнаруживает лексическую недостаточность, которая не позволяет ей получить хотя бы относительную смысловую самостоятельность. Например: Трудно ска­зать почему, но блистательный и прощальный ущерб природы, прозрачные дни, безмолвное море, сухие стебла кукурузы, пустота оставленных на зиму дач, травяни­стый запах последних цветов все это сообщает особую горечь и силу повествованию (Пауст.).

Части сложносочиненного предложения могут иметь общие члены предложения, которые объединяют их в единое целое. Например: У Ивана Ивановича большие выразительные глаза табачного цвета и рот несколько похож на букву ижицу (Г.). Общие члены предложения (в роли таковых выступают лишь детерминанты) могут распространять не все звенья сложного предложения, а только часть из них, как в предложении По ночам да­вили морозы, трава обрастала инеем, земля, скованная ледозвоном, отходила только к полудню (Шол.), где отнесенности детерминирующего обстоятельства по но­чам к третьей части препятствует ее лексический состав.

Все это свидетельствует о тесной спаянности частей сложносочиненного предложения, как лексической, так и синтаксической.

Типы сложносочиненных предложений

Сложносочиненные предложения различают по сред­ствам синтаксической связи и по характеру выражаемых отношений между частями. В связи с этим выделяются предложения с соединительными отношени­ями, предложения с противительными отно­шениями, предложения с разделительными отношениями и предложения с отношениями градации и присоединения. Эти разновидности сложносочиненных предложений могут объединяться в более широкие разряды на основании такого синтакси­ческого признака, как структурная открытость и закры­тость. К предложениям открытой структуры относятся предложения с отношениями соединительными и разде­лительными; к предложениям закрытой структуры — предложения с отношениями противительными, града­ционными и присоединительными.

Части сложносочиненных предложений открытой структуры представляют собой незамкнутый ряд, они однотипно построены, имеют значение одновременности, что выражается соответствием видо-временных форм гла­голов-сказуемых. Такие предложения могут иметь не­ограниченное число частей (практически возникают ог­раничения лишь лексического плана). Например: И, луч­ших лет надежды и любовь, в груди моей все оживает вновь, и мысли далеко несутся, и полон ум желаний и страстей, и кровь кипит и слезы из очей, как звуки, друг за другом льются (Л.); То длинный сук се за шею зацепит вдруг, то из ушей златые серьги вырвет силой, то в хрупком снеге с ножки милой увязнет мокрый баш­мачок; то выронит она платок... (П.).

В предложениях закрытой структуры части пред­ставляют собой замкнутый ряд, это всегда две части структурно и семантически взаимообусловленные, свя­занные. Это предложения с противительно-сопостави­тельными и присоединительными отношениями. Вторая часть в них замыкает ряд и не предполагает наличия третьей. Например: Не только Соня без краски не могла выдержать этого взгляда, но и старая графиня и Наташа краснели, заметив этот взгляд (Л. Т.); Он хотел было что-то сказать ему, но толстяк уже исчез (Г.). Закры­тость структуры может наблюдаться и в предложениях с соединительными союзами, в тех случаях, когда слож­носочиненные предложения являются объединениями частей контрастных или результативных, например: Я хотел ему ответить, и не мог слова вымолвить; Я рас­сказал ей смешную историю, и она сразу успокоилась. Это свидетельствует о том, что свойство закрытости и открытости структуры связано не столько с характером самого союза (хотя это решающее условие, например, при противительно-сопоставительных союзах), сколько с семантико-структурной взаимосвязанностыо частей. Так, предложение Ветер стихал, и свежая прохлада на­чинала распространяться в виноградниках (Л. Т.) мо­жет служить примером открытой структуры, поскольку предполагает продолжение ряда из-за параллелизма строения предикативной основы каждой части (в основ­ном из-за совпадения видо-временного плана глаголов-сказуемых), однако при изменении формы сказуемого в первой части причинно-следственная зависимостькомпонентов предложения может проявиться более отчет­ливо и ряд замкнется: Ветер стих, и свежая прохлада начала распространяться в виноградниках.

Предложения с соединительными союзами

Средствами связи в сложносочиненных предложениях с соединительными отношениями являются союзы и, да (в значении и), ни... ни, также, тоже. Наиболее распро­страненным является союз и. Предложения с этим сою­зом могут иметь разнообразные значения (13, С.76).

Значение одновременности передается путем исполь­зования совпадающих видо-временных форм глаголов-сказуемых (хотя формы вида могут иногда и не совпа­дать), особой перечислительной интонации и некоторых лексических средств. Например: Осенью вокруг источ­ника золотели опавшие листья, и сама чаша его от вы­падения железных солей покрывалась красновато-ржа­вым налетом (Перв.).

При выражении значения временной последователь­ности действий, состояний кроме видо-временных форм глагола-сказуемого, не меньшую роль играет и порядок расположения частей. Например: Дверь скрипнула, и вошел хозяин (Л. Т.).

Сложносочиненные предложения с союзом и могут иметь и следственный оттенок значения. Например: Ему стало досадно, и он стал барабанить в закрытую дверь ногой и шашкой (Л. Т.). Особенно четко причинно-след­ственные значения передаются в предложениях с наре­чиями потому, оттого и другими во второй части, напри­мер: О проступке Василия я мог только догадываться, и поэтому мне было трудно судить, верно или неверно сейчас поступает Лелюков (Перв.). Такие предложения имеют присоединительный оттенок значения во второй части.

В предложениях с союзом и могут передаваться зна­чения неожиданного результата, быстрой смены собы­тий, такие предложения характеризуются особой, пре­рывистой интонацией. Например: Один прыжок и лев уже на спине буйвола (Купр.); Подложили огонь под готовый костер со струокками и пламя запылало (Акс).

Иногда союз и употребляется в предложениях, близ­ких по значению к противительно-уступительным. Например: ... Были открыты все окна с правой стороны, и все-таки было душно (Пан.).

Союз ни ... ни употребляется в предложениях со зна­чением взаимоисключения: Ни калина не растет меж ними, ни трава не зеленеет (Т.).

Союзы тоже и также употребляются в предложениях с присоединительным оттенком значения во второй ча­сти: Она мне нравилась все больше и больше, я тоже, по-видимому, был симпатичен ей (Ч.).

Предложения с противительными союзами

Средствами связи в сложносочиненных предложениях с противительными отношениями являются союзы а, но, д a (в значении но), зато, однако, же, а то, не то (2, С.300).

Чаще всего в предложениях с союзом а передается значение сопоставления, например: Старуха на печку легла, а Дарья, вдова молодая, проведать ребяток по­шла (Н.).

Значение противопоставления имеют предложения с союзом но, например: С утра был туман, но к завт­раку погода разгулялась... (Л. Т.).

Противительное и сопоставительное значение часто осложняется добавочными оттенками: несоответствия, ограничения, уступки, возмещения. Например, уступи­тельный оттенок значения может заключаться в предло­жениях с союзом но: Мы почти не знали друг друга, но Назым чуть ли не сразу заговорил о том, что его взвол­новало (Эрепб.). Значение несоответствия может быть передано в предложениях с союзом а: Ончеловек не­складный, растрепанный, оборванный, а лицо у него почти красивое... (М. Г.).

Сложносочиненные предложения с союзом однако передают противопоставление с оттенком ограничения или несоответствия. Например: Перестрелка затихла, однако ядра и бомбы продолжали летать сюда, как и отсюда (С.-Ц.).

Сложносочиненные предложения с союзом зато ука­зывают на сопоставление с оттенком возмещения. На­пример: Федя никогда не плакал, зато находило на него временами дикое упрямство (Т.). Значение возмести­тельного сопоставления может быть передано сочета­нием союзов но зато, например: Яркая роскошь южной природы не трогала старика, но зато многое восхищало Сергея, бывшего здесь впервые (Кунр.).

Союз да может передавать значение противопостав­ления или несоответствия в чистом виде. Например: Я ему верю, да суд-то ему на слово не верит (Дост.). Однако эти значения могут быть осложнены оттенком несоответствия, например: Владимир и писал бы оды, да Ольга не читала их (П.).

Союз же, близкий по значению союзу а, употреб­ляется в предложениях с общим значением сопоставле­ния и противопоставления. Например: Ученье и обед де­лали дни очень интересными, вечера же проходили скуч­новато (Ч.).

В разряде противительных особую группу состав­ляют сложносочиненные предложения с союзами аль­тернативными: а то, а не то, не то.

Такие предложения передают значение особого про­тивопоставления— с оттенком условности: вторая часть такого предложения указывает па возможные послед­ствия невыполнения того, о чем говорится в первой части. Например: Ты сегодня же должен поговорить с отцом, а то он будет беспокоиться о твоем отъезде (Писем.); Посоветуй им встретить меня с детской лю­бовью и послушанием; не то не избежать им лютой казни (П.); Отвечай же мне, а не то буду беспокоиться (П.). Альтернативные союзы свойственны речи разго­ворной, они передают значения, близкие значениям слов иначе, в противном случае, которые часто и сопровож­дают данные союзы или даже самостоятельно исполь­зуются в качестве связующих элементов сложного пред­ложения, ср.: Ты, Тиша, скорей приходи, а то маменька опять браниться станет (А. Остр.) — Скорей приходи, а то в противном случае маменька опять браниться ста­нет Скорей приходи, в противном случае маменька опять браниться станет.

Предложения с разделительными союзами

В сложносочиненных предложениях с разделительными отношениями используются союзы или, либо, то...то, не то...не то, то ли...то ли, ли...ли, ли...или (11, С.516).

Сложносочиненные предложения с разделительными союзами передают значения чередования событий или взаимоисключения. Союзы или, либо передают значение взаимоисключения. Например: Пусть перебирается в де­ревню, во флигель, или я переберусь отсюда, но оста­ваться с ним в одном доме я не могу... (Ч.); Два дня валялся, да вспомнил про лошадь,либо волки съели, либо замерзла (Сераф.).

Союз то...то, повторяющийся, указывает на последо­вательную смену событий. Например: Jo телега проедет со скрипом, то раздастся голос какой-нибудь бабы, иду­щей на рынок (Ч.).

В предложениях с союзом не то...не то передаются разделительные отношения с оттенком предположения. Например: ...Не то он завидовал Наталье, не то он со­жалел о ней (Т.).

В предложениях с союзом то ли...то ли также заклю­чается оттенок предположительности, некоторой неопре­деленности. Например: Го ли вода еще холодная, то ли Кадошка [охотничья собака] еще молод и глуп, только остановился он у воды и не может дальше идти (Пришв.).

Союзы ли...ли, ли...или употребляются в сложносочи­ненных предложениях разделительных, выражающих перечисление взаимоисключающих событий, явлений. Например: Судьба ли нас свела опять на Кавказе, или она нарочно сюда приехала... (Л.); Думы ли реют тре­вожно-несвязные, плачет ли сердце в груди,— скоро повысыплют звезды алмазные, жди! (Фет).

Предложения с градационными союзами

В сложносочиненных предложениях могут передаваться особые отношения градации, т. е. усиления, нарастания, или, наоборот, ослабления значимости второго компо­нента предложения по сравнению с первым. Такие зна­чения свойственны союзам не только...но и, не столько... сколько, не то чтобы...но, хотя и...но и др. Такие союзы всегда двойные, первая часть их помещается перед пер­вой частью сложносочиненного предложения, вторая — перед второй. Расчлененность союза и расположениеего компонентов в разных частях предложения тесно связывает эти части в единое целое. Например: Не только ученики выбежали встречать автофургон, но даже старая нянечка не могла усидеть в школе; Не то чтобы он не хотел меня слушать, но просто ему все это было безразлично. Предложения с градационными сою­зами передают отношения, близкие к соединительным, ср.: И ученики выбежали встречать автофургон, и даже старая нянечка не могла усидеть в школе.

Сложносочиненные предложения с присоединительными союзами

Вторая часть сложносочиненного предложения может представлять собой дополнительное сообщение или до­бавочное замечание, вызванное содержанием первой части. В таком случае возникают присоединительные отношения.

Присоединительное значение передается при помощи союзных сочетаний да и, но и, сочинительных союзов и, да, а, но, же в сочетании с наречиями еще, притом, при­чем, потому и другими и частицами вот, даже. Напри­мер: Пока осмотрят, одобрят и утвердят цену, пройдут месяцы, да и неизвестно еще, утвердят ли (Тевек.); Мне вздумалось завернуть под навес, где стояли наши ло­шади, посмотреть, есть ли у них корм, и притом осто­рожность никогда не мешает... (Л.); Учился он хорошо, и шла даже молва, что он и из арифметики и из всемир­ной истории собьет самого учителя Дарданелрва (Дост.).

Присоединительное значение может быть передано и только сочинительными союзами — а, но, и. Например: У вас уже будут привычки, а привычки всегда побеж­дают мнения и убеждения (М. Г.); ...Дети шумно лепили бабу из талого снега, и хорошая вышла баба (С.-Ц.). Союз и часто употребляется в присоединительном значе­нии с указательным местоимением, которое как бы вме­щает в себя все содержание первой части предложения. Например: Прекрасным садом будет земля, и в этом и скрыт смысл жизни... (М. Г.). Для присоединенной ча­сти сложносочиненного предложения с союзами и, а, но характерно повторение однокорневого слова (или его синонима), которое было обозначено в первой части сложного предложения, с указательным местоимением (лексический подхват). Например: Ко мне он относился мягко и внимательно, но в этом внимании было что-то пугавшее меня немножко... (М. Г.); То пускают голый жгут, получают нечто одетое в свинцовую трубу, а в той трубе ни мало ни много семьсот переплетенных прово­лок (Сол.).

2.2. Подчинение в сложном предложении

Сложноподчиненным называется сложное пред­ложение, части которого связаны подчинительными сою­зами или относительными (союзными) словами.

Подчинительная связь между частями сложнопод­чиненного предложения выражается в синтаксической зависимости одной части от другой (10, С.116).

Часть сложноподчиненного предложения, синтакси­чески зависимая от другой, подчиняющей части, назы­вается придаточной. Часть сложноподчиненного предложения, подчиняющая себе придаточную, назы­вается главной.

Зависимость придаточной части от главной — явле­ние синтаксическое, структурное, а не смысловое. До­вольно часто большую смысловую значимость имеют именно придаточные части предложения. Например: Известно, что слоны, в диковинку у нас (Кр.); Ведь глав­ное то, чего не понимают такие люди,— сказала дама,это то, что брак без любви не есть брак (Л. Т.). Это, конечно, не исключает и совпадения главной части пред­ложения и смыслового центра высказывания.

Подчинительная связь выражается в определенных формальных показателях — подчинительных союзах и относительных (союзных) словах. Например, из двух предложений Ему стало душно, и он вышел на крыльцо и Он вышел на крыльцо, так как ему стало душно слож­ноподчиненным является только второе, имеющее в своем составе подчинительный союз так как, хотя и в том и в другом случае выражаются причинно-следст­венные отношения.

Части сложноподчиненного предложения находятся в смысловой и структурной взаимосвязи. И хотя фор­мальный показатель подчинения, указывающий на необ­ходимость другой части предложения, находится в при­даточной части, главная в свою очередь не всегда обла­дает достаточной самостоятельностью, поскольку по тем или иным причинам требует придаточной части, т. е. структурно предполагает ее. Взаимосвязанность частейпроявляется в смысловой и структурной неполноте главной части, в наличии в ней соотносительных слов, а также второй части двойного союза, в особых формах сказуемого. Например, в предложении Он чувствовал, что все это не идет к ней и не будет воспринято ею (М. Г.) главная часть требует обязательного распро­странения, так как глагол чувствовать переходный, с сильным управлением.

В предложении Я тот, которому внимала ты в полу­ночной тишине (Л.) местоимение тот, выполняющее роль соотносительного слова в главной части, нуждается в наполнении конкретным содержанием.

В предложении Когда ночью пришли с обыском, то обитатели квартиры решили защищаться (Л. Т.) глав­ная часть содержит слово-скрепу то, являющееся вместе с союзом когда в придаточной части структурным свя­зующим элементом. В предложении Не успел я распла­титься со старым моим ямщиком, как Дуня возврати­лась с самоваром (П.) первая часть содержит особую форму сказуемого не успел в сочетании с инфинитивом совершенного вида и обозначает действие, не закончив­шееся к тому моменту, как совершилось действие, названное во второй части, и все предложение в целом базируется на лексически и структурно связанном обо­роте не успел... как (не прошло и... как и под.).

Таким образом, части сложноподчиненного предло­жения представляют собой структурное и семантическое целое.

Сложноподчиненные предложения с присловной и неприсловной зависимостью придаточной

Связь придаточной части с главной может быть более тесной и менее тесной. Более тесная связь обнаружи­вается в предложениях с придаточной частью, прикреп­ленной к одному слову или словосочетанию главной, причем к слову не как члену предложения (функцио­нальное его значение в данном случае не играет никакой роли), а как лексико-морфологической единице. Такая связь напоминает связь словоформ в составе словосоче­тания. Например, в предложении Хата, где квартирует Николка, стоит на яру над Доном (Шол.) придаточное распространяет именно существительное хата, а не под­лежащее, ср.: Хату, где квартирует Николка, видно из­дали, Лексико-морфологические свойства существитель­ного выявляют его способность иметь определения лю­бой формы — в виде согласованной или несогласованной словоформы (на уровне словосочетания), в виде прида­точной предикативной единицы (на уровне сложного предложения). Ср.: Хата с квартирантом Пиколкой...; Хата с квартирующим в ней Николкой... Особенно тесно спаянными оказываются структуры с главной частью, имеющей в своем составе слово, которое обязательно нуждается в распространении или конкретизации значе­ния. В предложении Вначале он испытывал некоторое стеснение за свой помятый китель и несвежую фуражку, но потом решил, что фронтовику, пожалуй, и нечего стыдиться своей внешности (Шол.) придаточное что фронтовику, пожалуй, и нечего стыдиться своей внешно­сти структурно необходимо, потому что глагол решил, к которому относится придаточная часть, требует пояс­нения. Ср.: Решил не стыдиться своей внешности.

В следующем примере придаточная часть прикреп­ляется к неразложимому словосочетанию, нуждающе­муся в обязательном распространении: Накануне в го­лову запало, что эксперимент может сорваться («Сме­на»).

Тесная связь обнаруживается между частями и в следующем предложении: Есть люди, которые, только что прочитав книгу, испытывают нетерпеливую жажду немедля рассуждать о прочитанном (Кожевн.), где при­даточная часть относится к имени существительному, ко­торое нуждается в обязательном определении, в против­ном случае главная часть не выражает законченной мысли. Необходима придаточная часть в предложении Я был польщен и делал вид, что не забыл ни одно из этих диковинных имен (Купр.), где она относится к не­разложимому словосочетанию делал вид. В предложении Три года прошло с той поры, как я видела его (М. Г.) придаточная часть относится к сочетанию той поры, ко­торое немыслимо без определения, так как не имеет конкретного содержания.

В предложении Тот, кто испытал легкое головокру­жение от первого глотка соленого и теплого воздуха морских побережий, сразу почувствует подлинность гриновского пейзажа (Пауст.) указательное местоимение тот в главной части требует конкретизации, которую и осуществляет относящаяся к нему придаточная часть. В приведенных примерах придаточные относятся к сло­вам, которые нуждаются в распространении или конкре­тизации значения, и главные части лишаются смысла без придаточных. В других случаях слова могут и не нуждаться в распространении, но допускают его с целью добавочной характеристики.

Такие тесно спаянные структуры с придаточной ча­стью, относящейся к одному слову (или словосочетанию) главной, называются предложениями с присловной зависимостью (2, С.326).

В сложноподчиненных предложениях с прнсловной зависимостью синтаксические отношения между главной и придаточной частями строятся на лексико-морфологи­ческой основе, поскольку функция придаточной зависит от лексико-морфологической природы распространяе­мого ею слова.

Присловной зависимости, как структурному признаку сложноподчиненного предложения, противополагаетсязависимость совершенно иного плана, не сопоставимая с зависимостью словоформ в составе словосочетания,— это зависимость предложенческого типа, когда прида­точная часть относится к предикативной основе или пре­дикату главной части, а иногда и к отдельному члену предложения. Такая связь придаточной и главной ча­стей сродни связи детерминирующего обстоятельства с предикативной основой на уровне простого предло­жжения (1, С.17).

Придаточная часть такого сложноподчиненного пред­ложения содержит указание на определенное обстоя­тельство, при котором совершается или может совер­шаться то, о чем говорится в главной (время, условие, причину, следствие и т. д.) и тем самым распространяет всю главную часть в целом или его предикат-сказуемое. Например: Когда Елизавета Сергеевна заговорила, его лицо вспыхнуло восторгом (М. Г.). Главная часть слож­ноподчиненного предложения с неприсловной зависи­мостью обычно не требует распространения вообще и распространения определенным видом придаточной — в частности; например, в предложении Доктор не любил нашего хозяйства, потому что оно мешало нам спорить (Ч.) главная часть выражает относительно законченную мысль и может существовать без придаточной, употреб­ление придаточной части со значением причины зависит от конкретной цели высказывания. Та же главная часть свободно присоединяет и другие виды придаточных. Ср.: Доктор не любил нашего хозяйства, хотя находил его вполне сносным; Доктор не любил нашего хозяйства, чего отнюдь и не скрывал. Такая «свобода» в присоеди­нении придаточных частей свидетельствует об их нетес­ной связи с главной; отношения между частями форми­руются как собственно синтаксические. Такие придаточ­ные соотносятся с предикативной основой главной части или ее предикатом (сказуемым), в последнем случае связь обеспечивается не морфологической природой или лексическим значением глагола, а его позицией сказуе­мого.

Особенно наглядно различие в характере связи обна­руживается в предложениях с придаточными, имею­щими уточняющий характер. Возьмем предложение Вечером пошла Суламифь в старый город, туда, где длинными рядами тянулись лавки менял, ростовщиков и торговцев благовонными снадобьями (Купр.). Придаточная часть места конкретизирует (уточняет) обстоя­тельственный член предложения, т. е. синтаксическую единицу, а не определенную в лексико-морфологическом отношении группу слов (или отдельное слово), по­скольку указательное слово туда само находится в пози­ции уточнения к обстоятельству главной части предло­жения (уточняется не слово, а член предложения). Интересно, что при уточнении обстоятельств места и времени, выраженных наречиями, обстоятельственная функция придаточных проявляется достаточно четко, так как наречие — это морфологизованное обстоятельство: И всюду, где только лес был пореже, лежали на земле белые холсты лунного света (Кат.). Если же обстоятель­ство выражено неморфологизованным способом, в част­ности предложно-падежной формой существительного, то при необходимости уточнить его придаточной требуется указательное слово, подчеркивающее его обстоя­тельственную функцию (в старый город, туда, где...). Вез указательного слова обстоятельственное значение у придаточной снимается, так как контактное располо­жение с именем проявляет присловную зависимость: действует существительное как лексико-морфологическая единица, а не как словоформа в обстоятельствен­ной функции. Например, в том же предложении без указательного слова придаточная часть, прикрепленная к имени существительному непосредственно, примет функцию определения, как того и требует имя: Вечером пошла Суламифь в старый город, где длинными рядами тянулись лавки... В данном случае обстоятельственная функция сочетания в старый город уже не играет роли, ср.: Старый город, где длинными рядами тянулись лавки, привлекал туристов. Как видим, уточнительные прида­точные не обнаруживают присловной зависимости, хотя II относятся к отдельным словам: они распространяют синтаксические единицы — члены предложения.

Различный характер синтаксической связи между придаточной и главной частями подчас трудно бывает установить, и тогда функция придаточной части квали­фицируется по-разному. Например, в предложении: У дверей амбара, где спал Гришка. [Пахомыч] остано­вился (Шол.) придаточная часть может обнаружить при-словную зависимость и иметь определительное значение (ср.: У дверей амбара, в котором спал Гришка...), од­нако придаточную можно воспринять и как уточнительную, тогда она будет иметь отнесенность к обстоятельству у дверей амбара, т. е. к члену предложения, и по­тому получит значение обстоятельственное. Такая син­таксическая двусмысленность снимается при наличии указательного слова: У дверей амбара, там, где спая Гришка, [Пахомыч] остановился.

Таким образом, сложноподчиненные предложения различаются характером синтаксической связи между придаточной и главной частями: первую группу состав­ляют предложения, в которых придаточные обнаруживают присловную зависимость, т. е. распространяют слово как лексико-морфологическую единицу, такие сложноподчиненные предложения по сути своей как бы находятся на границе между простыми и сложными предложениями, и отношения между частями в них напоми­нают отношения словоформ в составе словосочетания; вторая группа предложений объединяет такие предло­жения, в которых связь между частями носит собст­венно предложенческий характер, т. е. придаточная рас­пространяет либо предикативную основу в целом, либо предикат главной, либо отдельный второстепенный член предложения (в случае уточнительного значения придаточной части).

По своим функциям придаточные различаются так: одни из них восполняют отсутствующий член главного предложения — И казалось ему, что степь живая (Шол.); другие раскрывают значение местоименного слова или словосочетания с местоименным словом в главной части — Бабушка не поняла того, что он ска-зал (Фад.); третьи распространяют главную часть в це­лом или ее предикат —Он [Женя] взял ветку и разгреб костер, чтобы тот горел веселей (Пан.).

Грамматические средства связи частей в сложноподчиненном предложении

1. Основным синтаксическим средством связи в сложно­подчиненном предложении являются специальные свя­зующие элементы, формальные показатели взаимосвя­занности частей. Это подчинительные союзы, относи­тельные (союзные) слова, соотносительные слова (опре­делительные и указательные местоимения и местоимен­ные наречия). В зависимости от вида формальныхпоказателей связи различаются сложноподчиненные предложения: 1) союзного типа, 2) относительного типа, И) местоименно-соотносительного типа, 4) местоименно-союзного соотносительного типа.

Союзы простые (что, чтобы, хотя, если, как, словно и др.) и составные (потому что, так как, между тем как, несмотря на то что и др.) помещаются в придаточной части и служат показателем ее подчиненности главной: Война, точно она их ждала, глянула им прямо в очи (Фад.); Цветухин придумал поход в ночлежный дом для изучения типов, потому что театр готовил «На дне» (Фед.).

Союзы, закрепленные за определенными видами при­даточных, т. е. с четко выраженной семантикой, назы­ваются семантическими (так как, потому что — причинные; хотя, несмотря на то что — уступительные и др.). Союзы с неопределенной семантикой, употребля­емые в различных видах придаточных и имеющие чисто синтаксическое значение, называются функциональными (что, чтобы, как и др.).

Например, союз как может служить для присоедине­ния придаточных частей с разным значением: изъясни­тельным, сравнительным, временным, условным. Он не слыхал, как подымался жадный вал (П.); Зачем Арапа своего младая любит Дездемона, как месяц любит ночи мглу? (П.); Его пустынный угол отдал внаймы, как вы­шел срок (П.); А теперь так привыкла, что и с места не тронусь, как придут нам сказать, что злодеи около крепости рыщут (П.). Союз как (в сочетании с то в главной части) может оформлять придаточную часть и со значением причины, в настоящее время воспринимаемым, правда, как устаревшее: Я привез его здрава и невредима'и как река еще не стала, а мостов уже нет то я и отправил его ко Льву Сергееви­чу (П.).

Некоторые составные союзы (так как, потому что) способны расчленяться. В таком случае первая часть союза переходит в главную часть предложения и приоб­ретает функцию соотносительного слова. Ср.: Было бы хорошо избежать «идейных» разговоров с ним, потому что он, наверное, в спорах волнуется до бешенства (М. Г.). — Было бы хорошо избежать «идейных» разго­воров с ним потому, что он, наверное, в спорах вол­нуется до бешенства.

Подчинительные союзы причинные, временные, услов­ные могут включать в свой состав слова-скрепы, которые располагаются в начале главной части предложения. Это двойные союзы (когда ... то, если ... то, если ... так, как ... то и др.): Если вы согласны, то я сейчас же соединюсь с нашими дорогими сотрудниками (Кунр.). Слова-скрепы возможны лишь при препозиции прида­точной части, они подчеркивают результативный харак­тер второй части предложения. В сложных предложе­ниях с сопоставительными отношениями используются парные союзы (чем ... тем, если ... то и др.): Чем скорее догорал огонь, тем виднее становилась лунная ночь (Ч.).

Парные союзы, омонимичные союзам со словами-скрепами, отличаются могут легко опускаться. Ср.: Если в Александровском округе климат морской, то в Тымовском он континентальный (Ч.) и ...Если уж его лучший друг Володя не может уехать, то он, Толя Орлов, останется с ним (Фад.). Сложноподчиненные предложения с союзной связью образуют союзный тип.

Относительные (союзные) слова — это ме­стоимения и местоименные наречия, служащие сред­ством связи придаточной части с главной (который, чей, какой, что; где, куда, откуда, как, когда и др.). Отно­сительные слова располагаются в придаточной части предложения. В отличие от союзов они являются знаме­нательными словами и потому выполняют функцию од­ного из членов предложения. Ср., например, функции слов-омонимов: Мне ясно видно стало, что лицо у него в слезах (М. Г.) — Старик не сумел ответить, что он бу­дет делать с кладом (Ч.). В первом предложении слово что выполняет функцию союза, так как оно лишено се­мантической знаменательности и служит только сред­ством связи и показателем синтаксических отношений между частями сложного предложения. Во втором пред­ложении что является относительным (союзным) сло­вом, так как оно не теряет синтаксической полнозначности и выполняет роль дополнения в придаточной части предложения. Еще пример: Не сразу я сообразил, что мой сосед тоже стрелял (С. Бар.) — Что будет в тем­ноте, я не представлял (С. Бар.).

Относительные слова, имеющие в качестве омонимов союзы (что, как), обычно сопровождаются логическим иыделением. Сложноподчиненные предложения с отно­сительными словами в придаточной составляют отно­сительный тип.

Соотносительные слова — это определитель­ные и указательные местоимения и местоименные наре­чия, находящиеся в главной части сложноподчиненного предложения и прикрепляющие к себе придаточную часть, которая конкретизирует их значение. Местоимен­ные слова обычно выступают в соотношениях с союз­ными словами в придаточной части и составляют с ними соотносительные пары. Например: тот кто, тот —кото­рый, тот чей, там где, там куда, тогда. когда и т. д. И все же я всегда завидовал тем, которые вста­вали по горну (С. Бар.); Все, что полагалось в дорогу, было собрано и сложено в чемодан (Баб.); Ведет дорога длинная туда, где быть должна Муравия, старинная му-равская страна (Твард.).

Придаточная часть может присоединяться к соотно­сительному слову (или словосочетанию с соотноситель­ным словом) в главной и при помощи союза: Надвор­ные постройки обветшали и выглядели так, будто много лет не касались их заботливые человеческие руки (Шол.); Он удивлялся сестре: она не казалась настолько красивой, чтоб возбудить такую любовь в юноше (М. Г.).

Роль соотносительных слов в структурном отноше­нии неодинакова. Они либо конструктивно необходимы, поскольку участвуют в организации строя предложения, либо не обязательны, и тогда используются только в качестве выделительных слов. Ср.: Я люблю и привык видеть тебя такой свято чистой, что даже пятно грязи на твоем платье бросает черную тень на мою душу (М. Г.) и ...Лопатин заметил то, что комиссар полка отстал от них на одну перебежку (Сим.). В первом предложении соотносительное слово такой конструктивно необходимо, без него невозможна следующая придаточная часть (с данной структурой и данной семантикой); во вто­ром— местоимение то легко опускается без ущерба для общего смысла предложения, причем основной струк­турный признак предложения — присловная зависи­мость— также сохраняется. Такое конструктивно необя­зательное местоимение становится обязательным, если включается в ряд однородных членов при перечислении:«Может быть, это и моя последняя весна»,подумал Лермонтов, но тотчас начал торопливо думать о дру­гомо Щербатовой, о том, что уже починили, должно быть, паром и через несколько часов он расстанется с ней (Пауст.).

Конструктивная необязательность соотносительных слов в некоторых случаях подчеркивается возможностью их слияния с союзом придаточного предложения. Ср.: Ей даже стало холодно от счастья и захотелось петь для того, чтобы все знали о ее счастье (Пауст.) —Ей даже стало холодно от счастья и захотелось петь, чтобы все знали о ее счастье Ей даже стало холодно от счастья и захотелось петь, для того чтобы все знали о ее счастье. .

Таким образом, сложноподчиненные предложения с соотносительными словами в главной части образуют две структурные разновидности: местоименно-соотносительный тип (при наличии соотношения ме­стоименных слов в главной и придаточной частях) и местоименно - союзный соотносительный тип (при соотношении местоименного слова в главной части и союза — в придаточной) (2, С.341).

2. Кроме союзов, союзных и соотносительных слов, показателями синтаксических отношений между частями сложноподчиненного предложения могут служить и дру­гие средства, обычно выступающие в качестве сопут­ствующих основному: порядок расположения частей, со­отношение глагольных форм, входящих в главную и придаточную части, интонация, лексико-морфологиче-ский характер слова, к которому относится придаточная часть, некоторые особые лексические элементы.

Порядок следования частей сложноподчи­ненного предложения разных типов неодинаков: он мо­жет быть строго определенным или свободным. Это за­висит от семантико-структурной природы предложения в целом. Например, некоторые семантико-структурные типы сложноподчиненных предложений имеют строго закрепленный порядок следования частей. Так, прида­точная часть всегда следует за главной в местоименно-союзных соотносительных предложениях. Другие — со­юзные, относительные, местоименно-соотносительные — более свободны в отношении порядка расположения частей. Определенность порядка частей объясняется раз­ными причинами, как структурными, так и семантиче­скими, а чаще совмещением и того и другого.

Например, некоторые подчинительные союзы присо­единяют только придаточную часть, следующую за глав­ной. Так, придаточные с союзами ибо, благо, потому что, так что располагаются только после главной ча­сти:— Этого холода я не ощущаю, ибо мне ясно мое место в великом механизме жизни (М. Г.); Я не чув­ствовал себя среди них лишним, благо о моем возрасте и даже имени никто не спрашивал (С. Бар.). Придаточ­ные с другими союзами, например условными, времен­ными, занимающие обычно свободное положение по от­ношению к главной части, теряют эту свободу, как только осложняются словами-скрепами. В таком случае обязательна препозиция придаточной части: Если отнять у человека способность мечтать, то отпадет одна из са­мых мощных побудительных причин, рождающих куль­туру, искусство, науку и желание борьбы во имя пре­красного будущего (Пауст.). Некоторые типы прида­точных, например присоединительные, закрепляются в положении после главной части, что объясняется их функцией добавочного сообщения. Если они и поме­щаются перед главной частью, что бывает крайне редко, то это воспринимается как инверсия. Придаточные опре­делительные и изъяснительные располагаются в постпо­зиции по отношению к слову, ими распространяемому, хотя и здесь, в стилистических целях, иногда допустима инверсия.

Соотношение глагольных форм частей сложноподчиненного предложения также является син­таксическим средством их связи.

Видо-временные формы глаголов первой части пред­ложения (независимо от того, главная она или прида­точная) обычно предполагают определенные формы вто­рой части. Так, в предложении Лист оторвался и улетел только на третий день к вечеру, когда из-за днепровских круч ударил в лицо грозовой ветер и молнии, обгоняя друг друга, начали бить в почерневшую воду (Пауст.) глаголам главной части оторвался и улетел прошедшего времени соответствуют те же грамматические значения глаголов придаточной части (другие формы во второй части предложения невозможны) (2, С.321)

Особенно ярко выступает конструктивная роль гла­гольных форм в тех, особых, случаях, когда в придаточ­ной части нет союза, а главная, всегда постпозитивная, имеет связующий элемент: Не прошло и десяти минут, как Сергей сидел в самолете (Баб.); Стоило повернуть голову, как причудливое ощущение исчезло бы без следа (Грин).

В качестве средства связи в структуре сложноподчи­ненного предложения иногда выступают некоторые осо­бые лексические элементы. Это свойственно сложноподчиненным предложениям с такими структур­ными элементами, как что касается ... то; дело в том, что.. Глагол касаться и существительное дело в таких конструкциях теряют свое основное лексическое значе­ние и превращаются в чисто связующие элементы: Что же касается до метафизических брожений чувства и ума, то ведь это, знаете, дело вкуса (М. Г.); Дело в том, что нет на свете ничего практичнее, чем те фантазии, о ко­торых теперь мечтают лишь немногие (Купр.).

Конструктивным показателем является и лексико-морфологический характер слова, к которому относится придаточная часть. Так, имена существитель­ные при распространении предполагают определитель­ную часть, а глаголы, краткие прилагательные, безлич­но-предикативные слова — изъяснительную: Вскочив с постели, он начал одеваться с быстротой, которая сму­щала и смешила его (М. Г.); После чая стали обсуж­дать, чем бы наполнить этот весело начатый день (М. Г.); Неизвестно, кто будет страдающей стороной (М. Г.); Ты рада, что ты дома? (Ч.); Но только жалко, что вы так поздно дали мне этот чудесный урок (Пауст.). Если в некоторых случаях имена существительные и присоединяют изъяснительную часть, то это существи­тельные определенной семантической группы, а именно: со значением речи, мысли, сообщения, т. е. значением, свойственным глагольным словам. Придаточные при та­ких существительных осложняются определительным оттенком значения: Письмо это и деньги вернулись на­зад с известием, что Петруха убит на войне (Л. Т.); Грину хотелось порадовать старика, уже примиривше­гося с мыслью, что из сына Александра вышел никчем­ный бродяга (Пауст.). Таким образом, совмещение «глагольной» семантики и формы имени существитель­ного дало и совмещение функций придаточной.

Роль интонации как средства конструирования сложноподчиненного предложения заключается в том, что она объединяет его части в единое целое. Из сколь­ких бы частей ни состояло сложноподчиненное предложение, интонация конца свойственна только последней его части (6, С.24).

Таким образом, структура сложноподчиненного пред­ложения определяется как синтаксическими средствами связи, так и отчасти лексико-морфологическими свой­ствами слов, участвующих в его построении.

Сематико-структурные типы сложноподчиненных предложений

Структурными показателями сложноподчиненного пред­ложения являются, как выяснено, во-первых, присловная и неприсловная зависимость его частей; во-вторых, грам­матические средства связи частей. Что же касается семантики придаточных, то оказывается, что она не яв­ляется строго закрепленной за каждым определенным структурным типом. Есть типы однозначные, есть дву­значные и есть многозначные. Так, структуры с отноше­нием придаточной части к глаголу, прилагательному, безлично-предикативному слову имеют придаточную часть только со значением изъяснительным (однознач­ные структуры). Придаточные, относящиеся к имени существительному, двузначны: они могут быть определи­тельными и изъяснительными (наиболее типичны, прав­да, структуры с придаточной определительной; изъясни­тельные усматриваются только при существительных особой лексико-семантической группы). Придаточные же в структурах приместоименного типа очень разнооб­разны: и определительные, и изъяснительные, и обстоя­тельственные (разных видов). Структуры с неприсловной зависимостью более ограничены семантикой прида­точных частей — они всегда имеют обстоятельственное значение (исключая присоединительные, сопоставитель­ные и пояснительные конструкции), но конкретные виды обстоятельств разнообразны.

Средства связи (союзы, союзные и соотносительные слова) также не являются строго закрепленными за определенными структурными типами, за исключением структур с присловной зависимостью приместоименного типа (с обязательным соотношением местоименных слов или местоименных слов и союзов). Например, присубстантивное подчинение в сложноподчиненных предложе­ниях может быть и относительным и союзным, так жекак и глагольное и др. Предложения с неприсловной зависимостью частей тоже неоднородны в отношении вида связи — они имеют и относительное подчинение и союзное.

Семантико-структурная классификация может быть представлена следующим образом: сложноподчиненные предложения с придаточной определительной, сложно­подчиненные предложения с придаточной изъяснитель­ной, сложноподчиненные предложения с придаточной обстоятельственной (времени, места, причины, образа действия, степени, меры, сравнительной, условной, усту­пительной, следствия, цели); сложноподчиненные пред­ложения с придаточной присоединительной; сложнопод­чиненные предложения с сопоставительными отноше­ниями между частями; сложноподчиненные предложения с пояснительными отношениями между частями.

2.3. Бессоюзное сложное предложение

Бессоюзным называется сложное предложение, ча­сти которого связаны по смыслу, интонационно, соотно­шением видо-временных форм глаголов-сказуемых и порядком расположения частей. Основной признак бес­союзного предложения — отсутствие союзов и союзных слов (2, С.361).

Бессоюзное сложное предложение в смысловом отно­шении представляет собой единство. Например, в пред­ложении Багряные лучи солнца обливали стены и башни города кровью, зловеще блестели стекла окон, весь го­род казался израненным (М. Г.) рисуется общая карти­на города, детали этого описания фиксируются частями бессоюзного сложного предложения, которые объедине­ны содержанием и, следовательно, лексически.

Средством связи частей служит и интонация, которая при всем своем разнообразии в разных типах бессоюз­ного сложного предложения характеризует каждое предложение как интонационно целостное высказыва­ние, интонация конца наблюдается лишь в последней части сложного предложения. Вот примеры различного интонационного оформления предложений и одновре­менно общей интонационной целостности: интонация перечисления: Знойный день, тишина (М. Г.); Жизнь застыла в светлом покое, небо ласково смотрит на зем­лю голубым ясным оком, солнце огненный зрачок его (М. Г.); интонация обусловленности: Пролетит чайка, лениво махая крыльями, вода покажет другую птицу, белее и красивее той, что в воздухе (М. Г.); инто­нация противопоставления: Лето припасает зима поедает (поел.); интонация пояснения: Теперь им предстояло самое трудное: они должны были покинуть товарища... (Фад.); интонация предупреждения (в первой части) и присоединения, добавочно­го сообщения (во второй части): Я поднял голову: перед огнем, на опрокинутой кадке, сидела мельни­чиха... (Т.).

В бессоюзных сложных предложениях формы глаго­лов-сказуемых обычно однородны, этим и обнаружива­ется связь отдельных частей, например: Гудели мухи, ныли комары, где-то трещал сверчок (М. Г.); Облака на горизонте опустились в море, вода его стала спокойнее и синей (М. Г.); На столе горела лампа, окна были от­крыты, желтый язык огня вздрагивал, вытягиваясь и опускаясь (М. Г.).

Особенно наглядно эта связь выявляется при объеди­нении частей сложного предложения общими чле­нами, например: В синем небе над маленькой площадью Капри низко плывут облака, мелькают свет­лые узоры звезд, вспыхивает и гаснет голубой Сириус (М.Г.).

Средством выражения синтаксической связи в бес­союзном предложении может служить и порядок распо­ложения частей, который влияет на их смысловые взаи­моотношения. Это обычно свойственно предложениям с отношениями обусловленности. Например, в предло­жении Вспыхнули под навесом три электрических фо­наря, все сидевшие на соломе поднялись (Мальц.) пе­редается временная последовательность событий; при ином интонационном оформлении предложение может быть преобразовано в предложение со значением при­чинно-следственным, а в таком случае на смысловые взаимоотношения частей влияет порядок их расположе­ния: Вспыхнули под навесом три электрических фона­ря все сидевшие на соломе поднялись (отношения причинно-следственные; причина обозначена в первой части, следствие — во второй: Вспыхнули под навесом три электрических фонаря, и потому все сидевшие на соломе поднялись); Все сидевшие на соломе поднялись: вспыхнули под навесом три электрических фонаря (от­ношения причинной обусловленности, ср.: Все сидевшие на соломе поднялись, так как вспыхнули под навесом три электрических фонаря; причина обозначена во вто­рой части).

Бессоюзные сложные предложения делятся на две группы: 1) предложения со структурно-обусловленными частями и 2) предложения со структурно-необусловленными частями (4, С.68).

Предложения первой группы имеют структурные показатели объединенности частей

Предложения второй группы не имеют специаль­ных структурных показателей объединенности частей, кроме соответствия видо-временных форм глаголов-ска­зуемых (кстати, такого соответствия может и не быть). Предложения этой группы различаются семантически.

Для предложений с семантической взаимосвязанно­стью частей характерно явление семантической недиф-ференцированности, совмещения семантики, например: Пашню пашут руками не машут (поел.)—время и условие в первой части; Чин следовал ему он службу вдруг оставил (Гр.)—противопоставление и уступка.

Осмысление таких предложений тесно связано с кон­текстом.

Бессоюзные сложные предложения с взаимосвязан­ными частями широко употребляются в художественной литературе и являются яркой приметой разговорного стиля речи. Именно поэтому большую роль в оформле­нии смысловых взаимоотношений составляющих их ча­стей играет интонация, которая и помогает конкретизи­ровать их содержание (на письме это передается раз­ными знаками препинания — запятой, двоеточием,тире).

Заключение

Структурная схема сложного предложения — это отвлеченный образец, по которому строятся минимальные конструкции сложных предложений того или иного типа.

Как часть сложного предложения, построенного по тому или иному образцу, может быть употреблена не любая предикативная единица. В сложных предложениях разных образцов существуют специфиче­ские закономерности, регулирующие характер предикативных единиц, составляющих части сложного предложения.

Предикативные единицы, являющиеся компонентами сложного предложения, могут быть связаны сочинительной, подчинительной или недифференцированной связью.

Сочинительная связь между компонентами сложного предложения аналогична связи между формами слов в открытых и закрытых сочинительных словосо­четаниях. Она характеризуется тем, что соединяемые ею компо­ненты (формы слов — в словосочетании и предикативные единицы — в сложном предложении) выполняют одну и ту же синтакси­ческую функцию относительно друг друга и образуемого ими целого. Основным средством выражения сочинительной связи яв­ляются сочинительные союзы. В сложных предложениях с сочини­тельной связью нет различий в функции части, вводимой союзом, и части, не содержащей союза, и ни одна из соединяемых предикативных единиц не занимает синтаксического места формы слова в составе другой части.

Подчинительная связь между компонентами слож­ного предложения аналогична разным видам подчини­тельной связи в словосочетании и простом предложении. Она может также не иметь аналогов в синтакси­ческих связях в словосочетании и простом предложении, но всегда характеризуется тем, что объединяемые ею элементы различают­ся по своей синтаксической функции и каждый из них имеет свое особое синтаксическое место в сложном предложе­нии. Средства выражения подчинительной связи между компонентами сложного предложения специфичны: основными выразителями отно­шений являются подчинительные союзы и приобретаю­щие функцию союза относительные местоимения (союзные слова).

Сочинительная и подчинительная связь четко дифференцированы в сложных предложениях союзного типа.

В бессоюзных предложениях противопоставление сочинительной и под­чинительной связи снято. Таким образом, связь в бессоюзных сложных предложениях должна быть квалифицирована как недиффе­ренцированная.

Список использованной литературы

1. Белошапкова В. А. Сложное предложение в современном русском языке, М., 1967.

2. Валгина Н.С. Синтаксис современного русского языка : Учебник для вузов. – М.: Высшая школа, 1978. – 439 с.

3. Вопросы синтаксиса современного русского языка. - М 1950.

4. Диброва Е.И., Касаткин Л.Л., Щеболева И.И. Совре­менный русский язык. -Ростов н/Д: Феникс, 1997.

5. Земский А. М.Русский язык. Ч. 2. Синтаксис. Учебник для пед. училищ. /Под ред. акад. В. В. Виноградова. - М. «Просвещение», 1971. – 184 с.

6. Крючков С. Е., Максимов J1. Ю. Современный русский язык. Синтаксис сложного предложения. - М., 1969.

7. Общий курс русской грамматики. - М. — Л., 1935.

8. Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освеще­нии. - М, 1976.

9. Розенталъ Д.Э., Голуб И. Б, Телешова М.А. Совре­менный русский язык. - М.: Рольф, 2002.

10. Русская грамматика – М.: Просвещение, 1980. – Т.2

11. Современный русский язык: Учебник /Белошапкова В. А., Земская Е. А., Милославский И. Г., Панов М. В.; Под. ред. В. А. Белошапковой.—М.: Высш. школа, 1981. – 560 с.

12. Современный русский язык: Учебник. -Ростов н/Д: Феникс, 2003. – 160 с.

13. Формовская Н.И. Стилистика сложного предложения. – М.: Просвещение, 1978. – 326 с.

14. Холодов Н.И. Сложносочиненное предложение в современном русском языке. – Смоленск, 1975.

15. Шахматов А. А. Синтаксис русского языка. - Л., 1941.

16. Шмелев Д.Н. Современный русский язык. Лексика. М.: Просвещение, 1977.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий