регистрация / вход

Введение в германскую филологию

Вводная лекция 3 главных фактора: Знание теории Понимание конкретного содержания Языковой опыт и способности интерпретатора Филология как наука возникает на зрелой стадии развития письменных цивилизаций в Древней Индии и Древней Греции. Первый расцвет филологии – эпоха софистики. Античная теория литературы – «Поэтика» Аристотеля.

Введение в германскую филологию

Вводная лекция

3 главных фактора:

1. Знание теории

2. Понимание конкретного содержания

3. Языковой опыт и способности интерпретатора

Филология как наука возникает на зрелой стадии развития письменных цивилизаций в Древней Индии и Древней Греции. Первый расцвет филологии – эпоха софистики. Античная теория литературы – «Поэтика» Аристотеля. Следующий этап – эпоха эллинизма. После распада античной цивилизации филология в основном свелась к герменевтике – изучению религиозных текстов. Возрождение филологии связано с эпохой Ренессанса. В это время разыскивались старые античные тексты. Новая филология зародилась только в 19 веке. Она разделилась на многочисленные дисциплины. Происходит постепенная специализация филологии, но все филологические науки сохраняют свое единство.

Филологическое исследование текста предполагает 3 уровня:

1. Анализ конкретных условий возникновения

2. Изучение условий вхождения текста в данную область

3. изучение общих исторических закономерностей

Структурализм – текст для самого текста, формализация гуманитарных знаний, исключение субъективности .

Постструктурализм →постмодернизм.

Плюрализм – отсутствие единственно верной интерпретации.

Демократизация филологии, отказ от разделения текстов на первостепенные и второстепенные. Филология функционирует не как обособленная наука, а как своеобразный принцип, который определяется не столько границами предмета, сколько подходом к нему.

Языкознание – наука, объектом изучения которой является язык во всем объеме свойств и функций; строение, функционирование и историческое развитие языка.

1. Общее языкознание

2. Частные области языкознания

· Дисциплины о внутреннем устройстве языка

· Дисциплины об историческом развитии языков

· Дисциплины о функционирование языка в обществе (социолингвистика)

· Дисциплины, которые занимаются комплексными проблемами и находятся на стыке наук

· Прикладные лингвистические дисциплины

Германская филология – (1) область языкознания, занимающаяся изучением германских языков,

(2) комплекс дисциплин, связанных с изучением языков, истории и культуры германоязычных народов.

В 16-17вв. появился интерес к изучению национальных языков. Первые описательные грамматики. Потребность в этом заключалась в необходимости языковой нормы. В 16в. В Англии выходит словарь трудных слов. В 17в. В Германии – первый толковый словарь немецкого языка, через 100 лет он выходит уже в нескольких томах.

Сравнительно-исторический метод

Предпосылки развития сравнительно-исторического языкознания.

1. Скалигер «Рассуждение о языках европейцев». Тэн Кате создал первую грамматику готского языка, описал общие закономерности сильных глаголов в германских языков и указал на вокализм в сильных глаголах.

2. Жан-Жак Руссо «Опыт о происхождении языков». Многочисленные теории о происхождении языка (общественного договора, трудовых выкриков). Дидро: «Язык – это средство общения в человеческом обществе». Гердер настаивал на естественном происхождении языка. Принцип историзма (Язык развивается).

3. Открытие санскрита, старейшие письменные памятники.

Основатели сравнительно-исторического языкознания: Бопп и Раск.

В. Джонс:

1) сходство не только в корнях, но и в формах грамматики не может быть результатом случайности;

2) это есть родство языков, восходящих к одному общему источнику;

3) источник этот, «быть может, уже больше не существует»;

4) кроме санскрита, греческого и латинского языков, к этой же семье языков относятся и германские, и кельтские, и иранские языки.

В начале XIX в. независимо друг от друга разные ученые различных стран занялись выяснением родственных отношений языков в пределах той или иной семьи и достигли замечательных результатов.

Франц Бопп (1791–1867) прямо пошел от высказывания В. Джонза и исследовал сравнительным методом спряжение основных глаголов в санскрите, греческом, латинском и готском (1816), сопоставляя как корни, так и флексии, что было методологически особо важно, так как соответствия корней и слов для установления родства языков недостаточно; если же и материальное оформление флексий дает такой же надежный критерий звуковых соответствий, – что никак нельзя приписать заимствованию или случайности, так как система грамматических флексий, как правило, не может быть заимствована, – то это служит гарантией верного понимания соотношений родственных языков. Хотя Бопп и полагал в начале своей деятельности, что «праязыком» для индоевропейских языков был санскрит, и хотя он позднее пытался включить в родственный круг индоевропейских языков такие чуждые языки, как малайские и кавказские, но и своей первой работой, и позднее, привлекая данные иранских, славянских, балтийских языков и армянского языка, Бопп доказал на большом обследованном материале декларативный тезис В. Джонза и написал первую «Сравнительную грамматику индогерманских [индоевропейских] языков» (1833).

Иным путем шел опередивший Ф. Боппа датский ученый Расмус-Кристиан Раск (1787–1832). Раск всячески подчеркивал, что лексические соответствия между языками не являются надежными, гораздо важнее грамматические соответствия, ибо заимствования словоизменения, и в частности флексий, «никогда не бывает».

Начав свое исследование с исландского языка, Раск сопоставил его прежде всего с другими «атлантическими» языками: гренландским, баскским, кельтскими – и отказал им в родстве (относительно кельтских Раск позднее переменил мнение). Затем Раск сопоставлял исландский язык (1-й круг) с ближайше родственным норвежским и получил 2-й круг; этот второй круг он сопоставил с другими скандинавскими (шведский, датский) языками (3-й круг), далее с другими германскими (4-й круг), и, наконец, германский круг он сопоставил с другими аналогичными «кругами» в поисках «фракийского» (т. е. индоевропейского) круга, сравнивая германские данные с показаниями греческого и латинского языков.

К сожалению, Раск не привлекал санскрита даже и после того, как он побывал в России и Индии; это сузило его «круги» и обеднило его выводы.

Однако привлечение славянских и в особенности балтийских языков значительно восполнило указанные недочеты.

1) Родственная общность языков вытекает из того, что такие языки происходят от одного языка-основы (или группового праязыка) путем его распадения благодаря дроблению коллектива-носителя. Однако это длительный и противоречивый процесс, а не следствие «расщепления ветви надвое» данного языка, как мыслил А. Шлейхер. Тем самым исследование исторического развития данного языка или группы данных языков возможно только на фоне исторической судьбы того населения, которое являлось носителем данного языка или диалекта.

2) Язык-основа не только «совокупность... соответствий» (Мейе), а реальный, исторически существовавший язык, который полностью восстановить нельзя, но основные данные его фонетики, грамматики и лексики (в наименьшей мере) восстановить можно, что блестяще подтвердилось по данным хеттского языка применительно к алгебраической реконструкции Ф. де Соссюра; за совокупностью же соответствий следует сохранить положение реконструктивной модели.

3) Что и как можно и должно сравнивать при сравнительно-историческом изучении языков?

а) Надо сравнивать слова, но не только слова и не всякие слова, и не по их случайным созвучиям.

«Совпадение» слов в разных языках при том же или подобном звучании и значении ничего доказать не может, так как, во-первых, это может быть следствием заимствования (например, наличие слова фабрика в виде fabrique, Fabrik, fabriq, фабрик, fabrika и т. п. в самых разных языках) или результатом случайного совпадения: «так, по-английски и по-новоперсидски то же сочетание артикуляций bad означает «дурной», и тем не менее персидское слово ничего не имеет общего с английским: это чистая «игра природы». «Совокупное рассмотрение английской лексики и новоперсидской лексики показывает, что из этого факта никакие выводы сделать нельзя»1.

б) Можно и должно брать слова сравниваемых языков, но только те, которые исторически могут относиться к эпохе «языка-основы». Так как существование языка-основы следует предполагать в общинно-родовом строе, то ясно, что искусственно созданное слово эпохи капитализма фабрика для этого не годится. Какие же слова годятся для такого сравнения? Прежде всего имена родства, эти слова в ту отдаленную эпоху были наиболее важными для определения структуры общества, часть из них сохранилась и до наших дней как элементы основного словарного фонда родственных языков (мать, брат, сестра), часть уже «вышла в тираж», т. е. перешла в пассивный словарь (деверь, сноха, ятры), но для сравнительного анализа годятся и те, и другие слова; например, ятры, или ятровь, – «жена деверя» – слово, имеющее параллели в старославянском, в сербском, словенском, чешском и польском, где jetrew и более раннее jetry показывают носовую гласную, что связывает этот корень со словами утроба, нутро, внутр-[енности], с французским entrailles и т. п.

Для сравнения подходят также числительные (до десяти), некоторые исконные местоимения, слова, обозначающие части тела, и далее названия некоторых животных, растений, орудий, но здесь могут быть существенные расхождения между языками, так как при переселениях и общении с другими народами одни слова могли теряться, другие – заменяться чужими (например, лошадь вместо конь), третьи – просто заимствоваться.

4) Одних «совпадений» корней слов или даже слов для выяснения родства языков недостаточно; как уже в XVIII в. писал В. Джонз, необходимы «совпадения» и в грамматическом оформлении слов. Речь идет именно о грамматическом оформлении, а не о наличии в языках тех же или подобных грамматических категорий. Так, категория глагольного вида ярко выражена в языках славянских и в некоторых языках Африки; однако выражается это материально (в смысле грамматических способов и звукового оформления) совершенно по-разному. Поэтому на основании данного «совпадения» между данными языками речи о родстве быть не может.

Но если те же грамматические значения выражаются в языках тем же способом и в соответствующем звуковом оформлении, то это свидетельствует более чем что-либо о родстве данных языков, например:

где не только корни, но и грамматические флексии -ут, -жть, -anti, -onti, -unt, -and в точности соответствуют друг другу и восходят к одному общему источнику [хотя значение этого слова в других языках отличается от славянских – «нести»]. В латинском языке этому слову соответствует vulpes – «лисица»; lupus – «волк» – заимствовано из оскского языка.

Важность критерия грамматических соответствий заключается в том, что если можно заимствовать слова (что бывает чаще всего), иногда грамматические модели слов (связанные с определенными деривационными аффиксами), то словоизменительные формы, как правило, не могут заимствоваться. Поэтому сравнительное сопоставление падежных и глагольно-личных флексий вернее всего приводит к нужному результату.

5) При сравнении языков очень важную роль играет звуковое оформление сравниваемого. Без сравнительной фонетики не может быть сравнительного языковедения. Как уже было выше указано, полное звуковое совпадение форм слов разных языков ничего показать и доказать не может. Наоборот, частичное совпадение звуков и частичное расхождение, при условии регулярных звуковых соответствий, может быть самым надежным критерием родства языков. При сопоставлении латинской формы ferunt и русской берут на первый взгляд трудно обнаружить общее. Но если мы убедимся, что начальному славянскому б в латинском регулярно соответствует f (брат – frater, боб – faba, берут –ferunt и т. п.), то звуковое соответствие начального латинского f славянскому б делается ясным. Что касается флексий, то выше уже было указано соответствие русского у перед согласной старославянскому и древнерусскому ж (т. е. носовому о) при наличии в других индоевропейских языках сочетаний гласный + носовая согласная + согласная (или в конце слова), так как подобные сочетания в этих языках не давали носовых гласных, а сохранялись в виде -unt, -ont(i), -and и т. п.

Установление регулярных «звуковых соответствий» – одно из первых правил сравнительно-исторической методики изучения родственных языков.

6) Что касается значений сопоставляемых слов, то они тоже не обязательно должны совпадать нацело, а могут расходиться по законам полисемии.

Так, в славянских языках город, град, grod и т. п. означают «населенный пункт определенного типа», а берег, бриjег, бряг, brzeg, breg и т. п. означают «берег», но соответствующие им в иных родственных языках слова Garten и Berg (в немецком) означают «сад» и «гора». Нетрудно догадаться, как *gord – первоначально «огороженное место» могло получить значение «сад», а *berg могло получить значение и всякого «берега» с горой или без горы или же, наоборот, значение всякой «горы» у воды или без нее. Бывает, что значение тех же слов при расхождении родственных языков и не меняется (ср. русское борода и соответствующее немецкое Bart – «борода» или русское голова и соответствующее литовское galva – «голова» и т. п.).

7) При установлении звуковых соответствий необходимо учитывать исторические звуковые изменения, которые в силу внутренних законов развития каждого языка проявляются в последнем в виде «фонетических законов» (см. гл. VII, § 85).

Так, очень соблазнительно сопоставить русское слово гать и норвежское gate – «улица». Однако это сопоставление ничего не дает, как правильно отмечает Б. А. Серебренников, так как в германских языках (к которым принадлежит норвежский) звонкие взрывные (b, d, g) не могут быть первичными благодаря «передвижению согласных», т. е. исторически действовавшему фонетическому закону. Наоборот, на первый взгляд такие трудно сопоставимые слова, как русское жена и норвежское kona, легко можно привести в соответствие, если знать, что в скандинавских германских языках [k] происходит из [g], а в славянских [g] в положении перед гласными переднего ряда изменялось в [ж], тем самым норвежское kona и русское жена восходят к одному и тому же слову; ср. греческое gyne – «женщина», где не произошло ни передвижения согласных, как в германских, ни «палатализации» [g] в [ж] перед гласными переднего ряда, как в славянских.

Если мы знаем фонетические законы развития данных языков, то нас никак не могут «пугать» такие сопоставления, как русское я [ja] и скандинавское ik или же русское сто и греческое hekaton.

8) Как же осуществляется реконструкция архетипа, или праформы, при сравнительно-историческом анализе языков?

Для этого необходимо:

а) Сопоставлять и корневые, и аффиксальные элементы слов.

б) Сопоставлять данные письменных памятников мертвых языков с данными живых языков и диалектов (завет А. X. Востокова).

в) Производить сравнение по методу «расширяющихся кругов», т. е. идя от сопоставления ближайше родственных языков к родству групп и семей (например, русский сопоставлять с украинским, восточнославянские языки – с другими группами славянских, славянские – с балтийскими, балто-славянские – с иными индоевропейскими (завет Р. Раска).

г) Если мы наблюдаем в ближнеродственных языках, например, такое соответствие, как русское – голова, болгарское – глава, польское – glowa (что поддержано и другими аналогичными случаями, как золото, злато, zloto, а также ворона, врана, wrona, и другими регулярными соответствиями), то возникает вопрос:какой же вид имел архетип (праформа) этих слов родственных языков? Вряд ли какой-либо из указанных: эти явления параллельные, а не восходящие друг к другу. Ключ к решению данного вопроса находится, во-первых, в сопоставлении с другими «кругами» родственных языков, например с литовским galvd – «голова», с немецким gold – «золотой» или опять же с литовским arn – «ворона», а во-вторых, в подведении данного звукового изменения (судьба групп *tolt, tort в славянских языках) под более общий закон, в данном случае под «закон открытых слогов»1, по которому в славянских языках звуковые группы о, е перед [l], [r] между согласными должны были дать или «полногласие» (две гласных вокруг [1] или [r], как в русском), или метатезу (как в польском), или метатезу с удлинением гласной (откуда о > а, как в болгарском).

9) При сравнительно-историческом исследовании языков надо особо выделять заимствования. С одной стороны, они ничего сравнительного не дают (см. выше о слове фабрика); с другой –заимствования, оставаясь в неизменном фонетическом оформлении в заимствовавшем языке, могут сохранять архетип или вообще более древний облик данных корней и слов, так как в заимствовавшем языке не происходило тех фонетических изменений, которые характерны для языка, из которого произошло заимствование. Так, например, полногласное русское слово толокно и слово, в котором отражается результат исчезновения бывших носовых гласных, кудель имеются в виде древнего заимствования talkkuna и kuontalo в финском языке, где сохраняется вид этих слов, более близкий к архетипам. Венгерское szalma – «солома» показывает на древние связи угров (венгров) и восточных славян в эпоху до образования полногласных сочетаний в восточнославянских языках и подтверждает реконструкцию русского слова солома в общеславянском в виде *solma1.

10) Без правильной методики реконструкции невозможно установление достоверных этимологии. О трудностях установления правильных этимологии и роли сравнительно-исторического изучения языков и реконструкции, в частности в этимологических исследованиях, см. в анализе этимологии слова пшено в курсе «Введение в языкознание» Л. А. Булаховского (1953, стр. 166).

Результаты почти двухсотлетних исследований языков методом сравнительно-исторического языкознания подытоживаются в схеме генеалогической классификации языков.

Выше уже было сказано о неравномерности знаний о языках различных семей. Поэтому одни семьи, более изученные, изложены детальнее, другие же семьи, менее известные, даны в виде более сухих перечней.

Семьи языков разделяются на ветви, группы, подгруппы, под-подгруппы родственных языков. Каждая ступень дробления объединяет более близкие языки по сравнению с предшествующей, более общей. Так, языки восточнославянские обнаруживают большую близость, чем вообще славянские, а славянские – большую близость, чем индоевропейские.

При перечне языков в пределах группы и групп в пределах семьи сначала перечисляются языки живые, а затем уже мертвые.

Младограмматизм

В последней четверти прошлого века в языкознании определилось направление, которому за молодой задор его представителей, с каким они нападали на старшее поколение языковедов, немецкий филолог Ф. Царнке присвоил шутливое название «младограмматиков» (Junggramrnatiker). Один из зачинателей этого направления, К. Бругман, превратил это название в знамя новой лингвистической школы, и оно со временем приобрело все права лингвистического термина.

К новому направлению примыкали по преимуществу ученые Лейпцигского университета (почему младограмматиков иногда именуют также лейпцигской школой языкознания) — А. Лескин (1840 — 1916), К. Бругман (J849 — 1919), Г. Остгоф (1842 — 1907), Г. Пауль (1846 — 1921), Б. Дельбрюк (1842 — 1922) и др.

К позициям младограмматизма в той или иной степени приближался также Ф. де Соссюр (1857 — 1913) на первом этапе своей деятельности, Ф. Ф. Фортунатов (1848 — 1914), В. Томсен (1842 — 1927) и др. Однако следует иметь в виду, что эти лингвисты слишком своеобразны и оригинальны в своем творчестве (Ф. де Соссюр и Ф. Ф. Фортунатов — создатели своих школ в языкознании), чтобы их можно было безоговорочно относить к младограмматикам. Правильнее было бы говорить о них (привлекая также широкий круг других лингвистов) как о представителях сравнительно-исторического языкознания, развитие принципов которого отнюдь нельзя считать монополией младограмматиков.

Основным для концепции младограмматизма является представление о языке как об индивидуальной психофизической (или психофизиологической) деятельности. Все языковые изменения, по мнению младограмматиков, совершаются в «обычной речевой деятельности» индивида. Отсюда их требование обратиться к изучению в первую очередь живых языков, которые легче, чем мертвые древние языки, поддаются наблюдению и, следовательно, дают больше материала для вскрытия закономерностей развития языка. С этим связано и их скептическое отношение к реконструкциям индоевропейского праязыка. Впрочем, младограмматики в своей научной практике были непоследовательны и вопреки своим декларативным заявлениям много внимания уделяли изучению именно древних языков и занимались реконструкцией если не индоевропейского праязыка, то отдельных его форм.

Понимание языка как постоянно изменяющегося явления обусловило требование младограмматиками исторического подхода к изучению языка. Исторический подход у них универсализируется и делается обязательным при изучении всех явлений. В целях более глубокого и детального изучения они рекомендовали изолированное рассмотрение отдельных явлений языка (так называемый «атомизм» младограмматиков).

Двусторонность природы языка (это индивидуально-психологическое и физиологическое явление) нашла свое выражение в формулировании младограмматиками методов исторического изучения процессов развития языка. Внимание исследователя должно быть направлено на установление новообразований по аналогии (аналогия покоится на психических явлениях ассоциации) и вскрытие и описание фонетических законов (отражающих физиологическую сторону жизни языка). В понятии фонетического закона, несомненно, отразились прежние воззрения на язык как на естественный организм, подчиненный в своем развитии строгим и не знающим исключений (как и физические законы) закономерностям. Фонетические законы младограмматиков — это последующий этап в стремлении языковедов превратить лингвистику в науку законополагающую.

Явление аналогии и фонетические законы, выдвинутые младограмматиками на первый план в лингвистическом исследовании, в течение многих лет были предметом оживленной дискуссии, в процессе которой самим младограмматикам пришлось пересмотреть понятие фонетического закона. Если первоначально фонетические законы определялись как «законы, действующие совершенно слепо, со слепой необходимостью природы», то в дальнейшем сферу их действия пришлось ограничить рядом факторов (хронологическими и пространственными пределами, встречным действием аналогии, позднейшими иностранными заимствованиями, определенными фонетическими условиями). В поздних работах Б. Дельбрюка находит свое выражение кризис младограмматической концепции; он вообще отказывает в закономерности процессам звуковых изменений, поскольку «язык слагается из человеческих действий и поступков, которые, по-видимому, произвольны».

Введение младограмматиками новых методов исследования сопровождалось многими значительными открытиями в области индоевропейских языков, но вместе с тем знаменовалось сужением научной проблематики. Лингвистические исследования замыкались главным образом в области фонетики, в меньшей мере затрагивая морфологию и почти совсем не касаясь синтаксиса (редкое исключение составляет «Сравнительный синтаксис индоевропейских языков» Б. Дельбрюка, занимающий последние три тома шеститомных «Основ сравнительной грамматики индоевропейских языков»; первые три тома, посвященные фонетике и морфологии, написаны К. Бругманом) и лексики (если не говорить, конечно, об этимологических исследованиях). В соответствии с этим многочисленные исторические грамматики отдельных индоевропейских языков, написанные младограмматиками, состоят по преимуществу из исторической фонетики и в меньшей мере исторической морфологии.

Фердинанд де Соссюр и «Курс общей лингвистики»

Фердинанд де Соссюр (1857-1913) считается основателем социологической школы языкознания (ее называют также французской школой). Однако многие положения его учения послужили основанием и для другого направления, которое затем оформилось в так называемый структурализм (см. ниже). Именно поэтому, а также в силу того, что ряд выдвинутых им положений находится за пределами доктрин какой-либо определенной школы и связывается непосредственно с самим Ф. де Соссюром ("соссюрианство в языкознании"), его правильнее рассматривать отдельно, не только как представителя социологической школы.

Ф. де Соссюр различает язык (langue), речь (parole) и речевую деятельность (langage). Речевая деятельность многоформенна и соприкасается с рядом областей: физикой, физиологией, психикой. Речь - индивидуальное явление, а язык - "социальный продукт речевой способности, совокупность необходимых условий, усвоенных общественным коллективом для осуществления этой способности у отдельных лиц". Язык выступает как "система чисто лингвистических отношений", и только он должен изучаться языковедами: "единственным и истинным объектом лингвистики является язык, рассмотренный в самом себе и для себя.

В развитие этого положения Ф. де Соссюр проводит разграничение между внешней лингвистикой и внутренней лингвистикой . Внешней лингвистике принадлежать отношения языка к общественным установлениям и историческим условиям его существования. Но все эти моменты находятся за пределами языка как системы чистых отношений ("нет никакой необходимости знать условия, в которых развивается тот или иной язык", так как "язык есть система, подчиняющаяся своему собственному порядку".) И именно в этом последнем понимании язык составляет предмет внутренней лингвистики ("внутренним является все то, что в какой-либо степени видоизменяет систему").

Следующее разграничение Ф. де Соссюр проводит по двум плоскостям: диахронии (исторический или динамический аспект) и синхронии (статический аспект, язык в его системе). Оба эти аспекта Ф. де Соссюр не только отрывает друг от друга, но и противопоставляет ("противопоставление двух точек зрения на язык - синхронной и диахронной - совершенно абсолютно и не терпит компромисса"). Отвлеченный от исторического рассмотрения, синхронический аспект позволяет исследователю сосредоточиться на изучении замкнутой в себе системы языка, "в самой себе и для себя". Историческая же точка зрения на язык (диахрония) разрушает систему, превращает ее в собрание разрозненных фактов.

Язык Ф. де Соссюр рассматривает далее как систему произвольных знаков (знаковая природа языка) и уподобляет его тем самым любой другой системе знаков. ("Язык есть система знаков, выражающих идеи, а следовательно, его можно сравнить с письмом, с азбукой для глухонемых, с символическими обрядами, с формами учтивости, с военными сигналами и т.п.") Он мыслит себе создание науки, "изучающей жизнь знаков внутри жизни общества" (семиология), куда составной частью вошла бы и лингвистика.

Языковой знак , по Ф. де Соссюру, с одной стороны, абсолютно произволен, но, с другой стороны, обязателен для данного языкового коллектива. ("Если по отношению к изображаемой им идее означающее (т.е. знак) представляется свободно выбранным, то, наоборот, по отношению к языковому коллективу, который им пользуется, оно не свободно, оно навязано".) Ф. де Соссюр следующим картинным образом рисует социальную обусловленность языкового знака: "Языку как бы говорят: "Выбирай!", но прибавляют: "Ты выберешь вот этот знак, а не другой". Изложенные общие положения конкретизируются, развиваются в частных положениях лингвистической теории Ф. де Соссюра.

Ф. де Соссюр поднял много новых проблем в языкознании, выявил ряд важных аспектов в изучении языка, способствовал более глубокому пониманию специфики языка. Но вместе с тем в его учении немало внутренних противоречий. В нем также заложена отчетливая тенденция к антиисторическому подходу к изучению языка, к метафизическому представлению о языке как системе чистых отношений, не обремененных никакими материальными формами. Именно эти моменты его лингвистической теории и получали в дальнейшем преимущественно развитие в некоторых направлениях структуральной лингвистики.

Структурализм

Общетеоретическое обоснование необходимости структурального подхода к изучению языка с большой ясностью было сформулировано Виге Брёндалем в статье «Структуральная лингвистика», помещенной в 1939 г. в первом номере журнала «Acta Linguistica» (Копенгаген), который был создан в качестве международного органа нового лингвистического направления. Однако в действительности структуральные методы изучения языка стали использоваться отдельными языковедами значительно раньше опубликования этого манифеста структурализма. Вместе с тем лингвистический структурализм никогда не представлял собой однородного явления. Так же как на основе сравнительно-исторического подхода к изучению языка оформились такие далеко не равнозначные лингвистические направления, как натурализм, младограмматизм, неолингвистика и др., так и структуральный принцип воплощается в различных системах исследовательских приемов, соединяясь одновременно с различными философскими (методологическими) концепциями. Обычно выделяют следующие структуральные в своей основе направления в лингвистике: глоссематику, или датский (называемый также копенгагенским) структурализм, функциональную лингвистику (Пражский лингвистический кружок, или пражский структурализм) и дескриптивную лингвистику (американский структурализм). Хотя все эти лингвистические направления исходят из структурного понимания языка, их ни в коем случае не следует рассматривать как равнозначные и давать им всем единую оценку.

ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ЛИНГВИСТИКА (ПРАЖСКИЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ КРУЖОК)

Лингвистическая концепция Ф. де Соссюра отличалась значительной противоречивостью и наряду с положениями, которые дали основания Л. Ельмслеву сделать его крайние выводы, бесспорно, содержала ряд замечательных мыслей, наблюдений и заключений. Именно положительные стороны учения Ф. де Соссюра стремилось развить и воплотить в конкретных исследованиях содружество работавших в Праге языковедов, получившее название Пражского лингвистического кружка (ПЛК). Очень скоро это объединение вышло далеко за локальные признаки и сложилось в оригинальное лингвистическое направление, представители которого после некоторого пересмотра и уточнения своих теоретических положений (подчеркивая свое принципиальное отличие от глоссематики Ельмслева и дескриптивной лингвистики) придерживаются ныне наименования функциональной лингвистики.

Пражский лингвистический кружок организационно оформился в 1926 г., объединив ряд русских лингвистов — Н. Трубецкого (1890 — 1938), Р. Якобсона, С. Карцевского (1884 — 1955), чехословацких языковедов — В. Матезиуса (1882 — 1945), В. Скаличку, Ф. Травничека, Б. Гавранека и других, а также учеников В. Матезиуса — И. Вахека, Б. Трнка и пр. С 1929 по 1939 г. Пражский лингвистический кружок издавал свои «Труды» («Travaux de Cercle linguistique de Prague»). В первом томе этих «Трудов», приуроченном к 1-му съезду славистов, были опубликованы «Тезисы» ПЛК, содержащие теоретическую программу недавно возникшего лингвистического объединения (с небольшими сокращениями они приводятся в настоящей книге). В 1951 г. на страницах журнала «Tvorba» в Чехословакии развернулась дискуссия, затрагивавшая в первую очередь структуралистские основы ПЛК. Эта дискуссия способствовала окончательному формулированию теоретических положений ПЛК, основная методическая направленность которых характеризуется и самим наименованием — «функциональная лингвистика». Именно с точки зрения этой характерной черты и следует рассматривать и оценивать данное лингвистическое направление.

Функциональная лингвистика исходит из структурного понимания языка и в соответствии с этим полагает необходимым опираться на структуральные методы лингвистического исследования. Однако само понимание структурализма (и способа его приложения к изучению языковых явлений) резко отличается от той его трактовки, которую он получает у Л. Ельмслева или в дескриптивной лингвистике. «Структурализм, — устанавливают представители функциональной лингвистики, — является, на наш взгляд, направлением, рассматривающим языковую действительность как реализацию системы знаков, которые обязательны для определенного коллектива и упорядочены специфическими законами. Под знаком пражская школа понимает языковой коррелят внеязыковой действительности, без которой он не имеет ни смысла, ни права на существование». Учитывая тот факт, что «структура языка тесно связана с окружающими ее структурами», пражские структуралисты большое внимание уделяют изучению различных функциональных и стилистических слоев языка и отношений языка к литературе, искусству, культуре. Такого рода соотносительное изучение структуры языка исходит из того положения, что языковой знак нельзя рассматривать независимо от его реализации: это нераздельные явления и сами противопоставления, складывающиеся внутри структуры языка, поэтому следует изучать как отношения реальных элементов, имеющих реальные качества и признаки.

Чрезвычайно характерной чертой функциональной лингвистики является то, что она не ограничивается в своей исследовательской работе синхронической плоскостью языка, но применяет структуральные методы к изучению процессов развития языка, т. е. к его диахронии. В этом последнем случае внимание исследователя обращается не на описание изменений фактов языка (исторический или даже хронологический дескриптивизм), а на вскрытие причин этих изменений. Такое интересное и многообещающее направление в современной языковедческой работе, как диахроническая фонология, является прямым производным основных теоретических положений функциональной лингвистики.

В тесной и логической связи с изложенными теоретическими принципами находится и трактовка, с одной стороны, взаимоотношений синхронической и диахронической плоскостей языка, а с другой стороны, — соссюровского противопоставления «языка» и «речи». Синхрония и диахрония не представляют в функциональной лингвистике независимых областей и аспектов изучения языка, но взаимопроникают друг в друга. «Диахронные законы отличаются в структурном языкознании от синхронных только тем, что они ограничены во времени относительной хронологией и приводятся в исторической последовательности». А что касается дихотомии «язык/речь», то «языковые факты, толкуемые де Соссюром как речь (parole), пражская школа считает высказываниями, т. е. языковым материалом, в котором языковедам следует определять законы «интерсубъектного» характера».

Направляя свои усилия на анализ языковой действительности, данной в высказываниях, представители функциональной лингвистики основной своей задачей считают вскрытие действующих в языковой действительности законов. Лингвистические законы, будучи законами абстрактными, «в отличие от законов естествознания, действующих механически, являются нормирующими (нормотетическими) и, следовательно, имеют силу только для определенной системы и в определенное время».

Традиционные методы лингвистического исследования функциональная лингвистика стремится соединить с квантитативными («математическая лингвистика»). «Для полного познания языковой действительности, — говорится в ее научной программе, — следует сочетать качественный анализ элементов языка с количественным (статистическим) анализом». Подобного рода квантитативный подход к изучению языка во многом способствовал становлению и развитию математических методов лингвистического исследования, ныне широко применяемых в прикладной лингвистике.

ДЕСКРИПТИВНАЯ ЛИНГВИСТИКА

Дескриптивную лингвистику обычно рассматривают как одно из разветвлений структурализма. И действительно, дескриптивная лингвистика строит свои рабочие приемы также на структуральном принципе. Но не отграничиваясь от структурального направления в целом, а на последних своих этапах в отношении методологических основ идя на прямое сближение со школой Л. Ельмслева, дескриптивная лингвистика вместе с тем обладает рядом особенностей, которые позволяют рассматривать ее как отдельное направление. Сравнительно с другими направлениями лингвистического структурализма она обладает более разработанной системой исследовательской работы. На ее формирование оказал влияние и тот лингвистический материал, с которым она по преимуществу имела дело. Наконец, она основывается и на ином исходном принципе и, в частности, не является прямым производным теоретических положений, выдвинутых Ф. де Соссюром.

Дескриптивная лингвистика выросла из практических потребностей изучения языков американских индейцев (и также этим отличается от структурализма копенгагенской школы, исходящего из абстрактных категорий и схем), и в дальнейшем, когда стала применять свои методы к изучению английского языка, а также других индоевропейских, тюркских и семитских языков, она стремилась сохранить свою практическую направленность, установив тесные связи также и с методикой преподавания языков. В развитии принципов дескриптивной лингвистики можно установить несколько этапов, связанных с научной деятельностью ряда языковедов.

В качестве истоков дескриптивной лингвистики обычно называют работы выдающегося американского лингвиста и антрополога (в американском понимании этой науки) Франца Боаса (1858 — 1942). В большом теоретическом введении к коллективному «Руководству по языкам американских индейцев» (извлечение из этого введения приводится в книге) он, основываясь на опыте своей работы, показывает непригодность выработанных на материале преимущественно индоевропейских языков научных принципов для изучения индейских языков. Эти языки обладают иными языковыми категориями, к ним неприложимы приемы исторической их интерпретации, так как они «не имеют истории» (т. е. прошлых этапов своего развития, засвидетельствованных памятниками письменности). Отсюда, по мнению Ф. Боаса, возникает необходимость создания объективного метода изучения языков, покоящегося на описании формальных качеств языка.

Леонард Блумфильд (1887 — 1949) такие объективные методы изучения языков ориентировал на положения «поведенческой» психологии (бихейвиоризм). Он сформулировал в своем основном теоретическом труде «Язык» и в ряде статей (одна из них — «Ряд постулатов для науки о языке» приводится в книге) принципы так называемой «механистической» лингвистики, которая процесс речевого общения расчленяет на ряд физиологических в своей основе стимулов и реакций и на их основе изучает речевое поведение человека . Соответственно этой общетеоретической установке решаются Л. Блумфильдом все основные теоретические проблемы языкознания и вырабатывается методика научного исследования.

Наибольшей формализации методы настоящего лингвистического направления достигают в работах группы современных американских языковедов (Блок, Трейджер, Хокитт, Хэррис), считающих себя последователями Л. Блумфильда. Эта группа выдвинула и сам термин — «дескриптивная лингвистика». Как показывает сам термин, языковеды данного направления сосредоточивают свое внимание на «описании» формальных элементов структуры языка, причем в основу такого описания кладется дистрибуция (порядок расположения) речевых черт (отсюда и другое наименование этого направления — дистрибутивная лингвистика). Зеллиг Хэррис определяет общие задачи данного лингвистического направления следующими словами: «Дескриптивная лингвистика есть особая область исследования, имеющего дело не с речевой деятельностью в целом, но с регулярностями определенных признаков речи. Эти регулярности заключаются в дистрибуционных отношениях, существующих между признаками исследуемой речи, т. е. в повторяемости этих признаков относительно друг друга, в пределах высказываний». Уже и из одной этой цитаты становится ясным, что«дескриптивисты» понятие речи, истолковываемое как поток определенным образом организованных голосовых звуков и их комплексов, полностью отождествляют с языком. Сосредоточивая свое внимание на описании дистрибуционных черт речевого высказывания, они всячески стремятся изгнать из лингвистики значение, которое якобы привносит психологические, философские и вообще внелингвистические элементы и тем самым нарушает классификационную ясность структурных черт речевых сигналов. Блок и Трейджер, например, пишут по этому поводу: «Хотя важно делать различие между грамматическим и лексическим значением, и при систематическом описании языка приходится по необходимости определять с возможной точностью по крайней мере грамматические значения, однако все наши классификации должны основываться исключительно на форме — на различиях и сходствах в фонетической структуре основ и аффиксов или на функционировании слов в конкретных типах словосочетаний и предложений. При осуществлении классификаций не должно быть никакого обращения к значению, абстрактной логике или философии» («Очерк лингвистического анализа», 1942, стр. 68).

В соответствии с такой установкой успешней всего дескриптивные методы применяются к тем элементам структуры языка, «значимая» сторона которых лишена связи с понятиями, т. е. к фонетической системе языка. Выход за эти пределы и обращение к морфологии и синтаксису, попытка установить единые схемы изучения для разных сторон языка (фонетики, морфологии, синтаксиса), а через их посредство универсальные категории для всех языков обнаружили всю слабость и недостаточность чисто дескриптивных методов изучения языка. Выяснилось, что смысловую сторону языка нельзя выбросить за борт в лингвистическом исследовании и что, следовательно, необходимо считаться также и с «вторжением в язык философии», культурных и исторических факторов. Именно по этой линии и идет главным образом критика дескриптивных методов как в США (Пайк, Хойер), так и со стороны европейских языковедов, даже и придерживающихся структуральных принципов (например, А. Дидерихсен). Неясными также остаются границы дистрибуции.

В самые последние годы даже такой крайний дескриптивист, как 3. Хэррис, вынужден был допустить определенное отступление от некоторых первоначально декларированных принципов и при описании речевых черт обратиться к фактору значения. Ныне он, например, формулирует такие правила: «Если мы устанавливаем, что слова или морфемы А и Б более различны по своим значениям, чем А и В, мы часто обнаруживаем, что дистрибуция А и Б также более различна, чем дистрибуция А и В. Иными словами, различие значения координируется с различием дистрибуции» («Дистрибуционная структура», журнал «Word, 1954, № 2 — 3).

ГЛОССЕМАТИКА (ДАТСКИЙ СТРУКТУРАЛИЗМ)

Глоссематика (первоначально она именовалась фонематикой) является производным от лингвистической концепции Ф. де Соссюра, хотя и представляет собой, чрезвычайно одностороннюю интерпретацию его идей. Наименование «глоссематика» (от греческого γλωσσα — «язык») возникло с целью противопоставления нового направления традиционному языкознанию, которое в понимании глоссематиков страдает чрезмерным субъективизмом и поэтому является ненаучным. Несмотря на то, что глоссематика получила в зарубежном языкознании довольно широкую известность, это очень тесное объединение лингвистов, включающее фактически только двух видных языковедов — X. Ульдалля и Л. Ельмслева (В. Брёндаль имеет к нему косвенное отношение). Так как местом деятельности глоссематиков в основном является Копенгаген, то глоссематика именуется иногда также датским или копенгагенским структурализмом.

Среди работ X. Ульдалля, относящихся к описанию принципов глоссематики как «алгебры языка», следует назвать только одну — «Основы глоссематики», написанную и известную в рукописи сравнительно давно, но опубликованную только в 1957 г. Действительным создателем глоссематики был Луи Ельмслев, автор значительного количества работ. Первой его большой работой, в которой уже намечались теоретические основы нового направления, была книга «Принципы всеобщей грамматики» (1928). За ней последовали «Категория падежа» (в журнале «Acta Jutlandica» за 1935 г. — I т. и за 1937 г. — II т.) и отдельные статьи, из которых наибольший интерес в теоретическом отношении представляют: «Понятие управления», «Язык и речь», «Метод структурного анализа в лингвистике». Все три указанные статьи представлены в настоящей книге. Итоговой работой Л. Ельмслева являются «Основы лингвистической теории» (1943 г.; в 1953 г. вышла в переводе с датского на английский язык под названием Prolegomena to a Theory of Language).

Л. Ельмслев стремится к построению универсальной лингвистической теории, и эта универсальность достигается у него посредством полной дематериализации языка и лишения его всяких элементов развития. Глоссематика представляет язык как имеющую только синхроническую плоскость абстрактную систему чистых отношений, игнорирующую как специфику структуры каждого языка в отдельности, так и конкретные формы их существования. В соответствии с теорией Л. Ельмслева исследователь должен изучать не взаимоотношения реальных языковых элементов, а лишь структуру наличествующих в языке отношений. Таким образом, отдельные элементы языка оказываются не чем иным, как пучками функций, а весь язык — сетью функций (сам Л. Ельмслев дает следующее определение языка: «Язык — это иерархия, каждая часть которой допускает дальнейшее членение на классы, определяемые посредством взаимных отношений, так что каждый из этих классов поддается членению на производные, определяемые посредством взаимной мутации». Всякая структура, которая удовлетворяет этому определению, есть язык. Язык, каким мы его понимаем из нашей практики, есть лишь частный случай такого рода структуры).

Следовательно, «лингвистика отношений» есть нечто первичное, по отношению к чему реальные языки с их звуковой материей и значениями суть вторичные явления , интересные для языковеда в той мере, в какой они отражают стоящую за ними универсальную структуру абстрактных категорий. В этой трактовке приходится говорить даже не о синхроническом изучении языка (т. е. его системы в данном состоянии), а о таком изучении, которое не знает никаких временных и пространственных ограничений (панхрония, или ахрония). Стремясь к выведению панхронических категорий и абстрагируясь от реальных и конкретных систем языков, глоссематика фактически поднимается над языком и выходит за пределы тех проблем, которые составляют науку о языке. Последнего обстоятельства не скрывает и Л. Ельмслев, но особенно отчетливо оно предстает в названной выше работе X. Ульдалля, где глоссематика излагается как определенное мировоззрение или философская система, сближающаяся с позициями логического позитивизма. Что касается «надъязыкового» характера теории Л. Ельмслева, то он проявляется, в частности, в том, что ее вплоть до последнего времени не удалось применить к изучению какого-либо конкретного языка.

История древних германцев

Прародина. Разные точки зрения. За 2000 тыс. лет до н.э. проживали на территории современной Дании, северной Германии, Голландии и южной части Скандинавского полуострова (Швейцария и Норвегия). Германские языки – самые западные. «Германцы» - римское слово.

Первые сведения появились в 1в. до н.э. Описания путешественников и географов. За 100-120 лет до н.э. германцы вторглись на территорию современной Италии. Когда границы Римской Империи пошли на север, они соприкоснулись с германскими племенами. Рейн и Дунай были границами между Римской Империей и Германией. Римляне совершали походы на германцев.

52г. до н.э. – Цезарь «История галльской войны» («записки о галльской войне»)

1в. н.э. – труды латинских писателей: Плиния старшего и Тацита. Наиболее достоверны труды Плиния «О германской войне», «Естественная история», он сам участвовал в походах, но его трды были сохранены лишь частично. Самый полный источник – «О происхождении и положении Германии» Тацита. Сам Тацит в Германии не был.

3-4вв. - многие античные авторы описывают Великое переселение народов.

Ранние исторические памятники германских народов:

1. 5-6вв. – заказывали написание историй своих народов. «История франков» Гр. Турского. Много вымысла, остатки религиозных верований.

2. Древнегерманский эпос «Беовульф», «Видсид» - каталог древнегерманских племен. Исландские саги о Гисле, о Гунлауге.

3. «Варварские правды» - своды законов, уголовные кодексы, описывающие правовые отношения, социальную структуру общества.

4. Религиозные обряды, верования и обычаи – «Старшая и Младшая Эда», саги.

5. Археология

Диалекты формировались в 3 этапа:

1. Конец 1в. до н.э. – мелкие племена, внутри которых кровнородственные отношения (фризы, сфевы) Обычай кровной мести, позже был замене на выкуп. Регулярной армии не было. Цезарь описывал германцев как людей земледелия. Тацит упоминал, что они имели раздельное земледелие. Народное собрание «тинг» состояло из свободных мужчин племени. Принцепсы – князья и местные вожди. Власть еще не была наследственной. 2 типа вождя: 1) кин (принцепс), 2) дукс. Дружина становиться регулярной. Существовало рабство (люди, взятые в плен или за долги). Выделение родовой знати.

2. 3в. н.э. - этап «больших племен»: франки, саксы, алеманы, готы. Сплочение в единый народ происходило долго. Римская граница стала стабильной. Развивается земледелие, увеличивается население. Маленькие племена объединяются. Развивается институт наследственной власти.

4 недостатка источников:

1. Недостоверная информация

2. Образец природной примитивности

3. Политические идеи

4. Римляне не знали культуры германцев. Данные получали с помощью археологии.

У германцев много с/х орудии, обширные поля, разделенные на наделы и огороженные. Очевидно, у них была тесная связь с землей и собственностью, они не кочевали. А вели оседлую жизнь. Митгард – германский хутор. Утгард – все, что снаружи. Охота не играла большой роли, большее значение предавалось скотоводству. Скот был универсальным средством оплаты. Деревня – dorf. Длинные дома – жилые и хозяйственные помещения под одной крышей. Германские законы были направлены на индивида, на его защиту и защиту частной собственности.

3. Великое переселение народов (375 – 568гг.). Германские племена носят название Wandergenossenschaften. Предпосылки наметились гораздо раньше. Римлянам так и не удалось захватить Германию и сделать ее свей провинцией и решили отгородиться от германцев Адрианным валом, похожим на китайскую стену. Вскоре германцы поняли, что римский климат лучше и начали мигрировать. Постепенно Римская Империя входила в кризисное состояние.

270г. – пришедшие с вотока готы захватили Дакию (Румыния). Стремление германцев к подвигам.

375г. – нашествие гуннов. Марш-бросок от Китая до современной Австрии. Кровопролитная война всех против всех. Падение западной Римской Империи. Впоследствии германцы приняли христианство. Территорию заселили славяне.

Готский племенной союз был одним из главных. Это племя стояло особняком.

1в. до н.э. - готы селились на территории современной Польши.

2в. до н.э. – на юг и к Черному морю.

376г. – после нашествия гуннов, вестготы напали на Римскую Империю.

378г. – вторглись на территорию современной Болгарии и Греции.

400г. – вторглись с Италию. Рим они осаждали трижды.

410г. – готский король Аларих осуществил операцию взятию Рима.

410-415гг. - основные государства с центром в Тулузе возглавил Атаульор, затем центром стал город Таледо.

Государству вестготов пришел конец.

Остготскими племенами руководил Атилла. После его смерти племенной союз распался. Теодорих создал государство остготов со столицей в городе Равена. После его смерти остготы начинают борьбу с Византийской Империей. Государство остготов просуществовало менее ста лет.

Вандалы жили на территории современной Словакии, основали государство в Африке. Постоянно пользовались флотом. В 455г. высадились с Италии и разбили Рим. Их государство не просуществовало долго, в конце 5в. оно было разграблено Византийской Империей.

Бургунды около 400г. проживали в среднем течении реки Рейн. Центр – Вормс. Охраняли Альпийские перевалы. В 534г. были захвачены франками.

Основные западногерманские народы. Которые участвовали в переселении народов: алеманы, саксы, франки, бавары и лангобарды.

Около 450г. англы, саксы и юты на кораблях переплыли Ламанш и оказались на острове Великобритания. Часть обосновалась в Англии, а кельты – в Шотландии и Корнуоле.

В 568г. в Италии образовалось государство лангобардов со столицей в городе Павиа. Франки в 5в. жили в Рейнской области. В 482-511гг. франками командовал Хлодвиг. Он объединил мелкие племена, перевел через Рейн и вторгся в Галлию. Хлодвиг и его потомки стали первой династией франкских королей – Меровинги. Ближе в 8в. эта династия стала приходить в упадок.

Самая главная династия мажордомов – Каролинги (Карл Мартел). Он одержал победу в битве против арабов. Карл Великий был внуком Мартела. Он совершает походы против всех соседей. Саксонская война длиться более 30 лет. В 773-774гг. вторгается в северную Италию и покоряет государство лангобардов. Затем захватывает северную Австрию и Венгрию. Неудачная попытка покорить Испанию. Он получил титул императора Священной Римской Империи. Умер в январе 814г. и был похоронен в г. Ахен в одном из самых старых соборов. Продолжателей у него не нашлось. У него было 3 внука, они не ладили между собой и в 834г. империя была разделена на 3 части, согласно Верденскому договору.

Людовик Немецкий стал первым королем Германии. Карл Лысый – Франции.

Германо-скандинавская мифология

2 ветви. Будущие немцы и англичане рано приняли христианство, скандинавы позже (9-10вв.)

Меркурий – Один, Марс – Тиу. Тор – типичный бог грома, ответственный за плодородие. Существовала особая богиня плодородия – Нерпус, и еще – Ньёрд.

Языческие Мерзебургские заклинания. Одно бережет от сглаза, другое лечит ушибленную ногу.

- Источники (саги, Эдда)

- Модель мира (названия стран)

- Второстепенные божественные стихии

- Божественные животные

- Космогоническое происхождение мира

- Миф о последней битве

- Один, Тор, Локки

- Мед поэзии

- Ваны (скандинавский пантеон из ванов и асов)

История создания мира

В начале была чёрная бездна Гинунгагап, по оба края которой лежали царства льда — Нифльхейм и огня — Муспелльхейм. В Нифльхейме был родник Хвергельмир и двенадцать мощных потоков (Эливагар) брали из него своё начало. Оба края бездны, соединившись, произвели Имира и телицу Аудумла. Из пота Имира родилась пара — мужчина и женщина, а одна нога с другой зачала сына. Это были первые инеистые великаны. Корова Аудумла лизала солёные камни, чтобы питать Имира молоком из своих сосцов. От коровы родился Бури. Его сын Бёр взял себе в жёны внучку Имира великаншу Бестлу, и она родила ему трёх сыновей-асов: Одина, Вали и Ве. Асы убили своего прадеда Имира, а из его тела сотворили Мидгард. Сотворив мир, Один и его братья задумали его населить. На берегу моря они нашли два дерева: ясень и ольху (по другим источникам — иву). Из ясеня сделали мужчину, а из ольхи — женщину. Затем один из асов вдохнул в них жизнь, другой дал им разум, а третий — кровь и румяные щеки. Так появились первые люди, и звали их: мужчину — Аск, а женщину — Эмбла. (Аск и Эмбла) За морем, к востоку от Мидгарда, асы создали страну Ётунхейм и отдали её во владение Бергельмиру и его потомкам. Со временем асов стало больше, тогда они построили для себя страну высоко над землёй и назвали её Асгардом.

Структура мира

Пространственная структура мира имеет «горизонтальную» и «вертикальную» составляющие. Горизонтальная проекция противопоставляет центральный мир населённый людьми (Мидгард-земля) окраинным землям (Ётунхейму на востоке, Нифльхейму на севере, Муспельхейму на юге). Вокруг земли расположен Океан, где живёт мировой змей Ёрмунганд.

Основой вертикальной составляющей является Иггдрасиль, связывающий все миры между собой (Мидгард, Асгард, Муспелльсхейм, Нифльхейм и др.). В первой песне Старшей Эдды «Прорицание вёльвы» описано девять миров, находящихся на Мировом древе.

Миры-страны

Асгард — страна богов-асов, находящаяся на небе.

Ванахейм — мир, в котором живут ваны.

Ётунхейм — мир ётунов-великанов, располагается восточнее Мидгарда.

Льесальвхейм — мир светлых альвов.

Мидгард — срединный мир, населённый людьми (Земля).

Муспелльхейм — огненная страна, у входа в которую сидит великан Сурт (Чёрный). Во время Рагнарёка «сыны Муспелля» поедут по Биврёсту и от их скачки он разрушится.

Нифльхейм — мир вечного льда и мрака, существовавший в бездне ещё до начала творения.

Свартальвхейм — подземная страна цвергов.

Хельхейм — преисподняя, царство мёртвых, владения Хель.

Эсхатология

В процессе мироустройства боги обуздали чудовищ — змея Ёрмунганда, волка Фенрира и др. Но с приближением конца мира эти чудовища вырвутся на волю, приплывёт корабль мертвецов, по мосту радуги Биврёст придут воины Муспелля и разрушат этот мост, от чего пойдет разрушение Мидгарда и Асгарда, и произойдёт последняя битва Рагнарёк, в которой на стороне богов будут выступать павшие воины. Боги и чудовища уничтожат друг друга, и огненный великан Сурт уничтожит мир, после чего должен возникнуть новый мир. Лив и Ливтрасир — супружеская пара, которой суждено пережить Рагнарёк и гибель мира; они возродят человеческий род. Ещё, по преданию, Рагнарёк переживут боги: Видар, Вали, Магни, Моди и Улль, а Бальдр и Хёд вернутся в мир живых.

Пантеон

Ваны (боги плодородия): Vana, Гулльвейг, Нертус, Ньёрд, Фрейр, Фрейя

Асы (боги и богини)

боги: Даг, Деллинг, Мейли, Риг, Андхримнир, Бальдр, Бёр, Браги, Бури, Вали, Ве, Видар, Вили, Квасир, Лодур, Магни, Моди, Од, Один, Тор, Тюр, Улль, Форсети, Хеймдалль, Хёнир, Хермод, Хёд

богини: Биль, Нотт, Вар, Вёр, Гефион, Глин, Гна, Ёрд, Идун, Лефн, Нанна, Сага, Син, Сиф, Сигюн, Снотра, Сьёфн, Труд, Фригг, Фулла, Эйр

Турсы (великаны): Beli, Fenja, Hyndla, Menja, Olvaldi, Ragnhild,

великаны-ётуны: Бауги, Билейст, Биллинг, Вафтруднир, Гиллинг, Гимир, Грунгнир, Гуттунг, Кари, Локи, Мани, Мимир, Модгуд, Моккуркальфи, Мундильфёри, Нарфи, Скимир, Снёр Трим, Фарбаути, Фйаляр, Форньёт, Хрэсвельгр, Эгир,

великанши-ётуны: Ангрбода, Герд, Гироккин, Грид, Гуннлед, Лаувейя, Ран, Ринд, Соль, Токк, Хель, Хрод, Элли, Ярнсакса

инеистые великаны (ледяные великаны): Бергельмир, Бесла, Бёльторн, Гейрод, Грэйп, Гьялп, Имир, Скади, Тьяцци, Трудгельмир

огненные великаны: Сурт, Логи

Альвы (низшие духи)

Светлые альвы: Beyla, Byggvir, Dokkalfar, Вёлунд

Дварфы и цверги: Berling, Litr, Альвис, Альфрик, Андвари, Берлинг, Бил, Брок, Видфин, Галяр, Грэр, Гендальф, Двалин, Дьюрин, Ловар, Нии, Ниди, Отр, Регин, Синдри, Фафнир, Фйаляр, Хрейдмар, Хьюки, Эйтри,

Ветры: Аустри, Вестри, Нордри, Судри

Тор, сын Одина, один из главных асов

В германо-скандинавской мифологии старшим богом считался Один. Кроме Одина, было двенадцать богов: Тор, Бальдр, Тюр, Хеймдалль, Браги, Хёд, Видар, Вали, Улль, Ньёрд, Фрейр, Локи. Основные женские персонажи скандинавской мифологии — Фригг (жена Одина, ведающая судьбы), Фрейя (богиня любви), Идунн (хранительница золотых молодильных яблок), златоволосая Сив (жена бога-громовержца Тора, предположительно связанная с плодородием) и др.

Асы — главные боги во главе с Одином, живущие в Асгарде — стране богов-асов, находящейся на небе.

Ваны — боги, связанные с плодородием, одно время враждовали с асами.

Турсы (великаны) — воплощение зла, противостоящее асам (воплощению добра).

Альвы — духи природы; подразделяются на светлых (эльфов), дварфов (гномов) и тёмных — цвергов.

Норны — три богини человеческой судьбы.

История германской письменности

Использование разных алфавитов.

Самое древнее – руническое письмо. Руна – секрет, тайна. 24 знака. Самые древние памятники – 2-3вв. н.э.. Древний рунический алфавит назывался «старший футарк». Первые 6 символов: f, u, ѣ, a, r, k. 24 знака делились на 3 атта: 1) Фрейра и Фри, 2) Хендаль, 3) Тюна. Каждой букве соответствовало слово. Звуковые значения просты. Считается, что руны восходят к южно-европейской письменности, это не самостоятельное изобретение. У них есть своеобразие (последовательность знаков).

Памятников на футарке очень мало6 надписи на оружии, украшениях, амулетах, камнях, скалах. Условные сокращения, а не целые предложения, произносимые по порядку, как кольцо. Самая длинная надпись – на каменной плите (около 200 символов, часто имена собственные). К 9в. рунический ряд сократился до 16 символов (младший футарк). Основные надписи – надгробные плиты, частная переписка (на деревянных брусках). В конце 12в. поняли. Что 16 знаков - мало. Создали пунктировые руны (над определенными рунами ставилась точка). Рунический кодекс 13в. на древнедатском языке пунктировыми рунами. В некоторых государствах они смешались с латинскими буквами. В Англии рунами пользовались долго. Нажпись на Темзском ноже – 28 рун. Затем стало 33 руны (æ, y, q). Памятники на английских рунах с 7в. – на старых вещах, ларцах, могильном кресте.

Второй тип письма – готское письмо (не путать с готическим). Применяется только готами. Крупные четкие буквы. В основе – символы из греческого алфавита. Самый главный памятник – «Серебряный кодекс» - перевод Евангелия епископом Вульфиллой на готский язык.

Самый главный тип письменности – латинское письмо. Введение христианства, богослужение только на латыни. Детей обучали латинской грамоте. Документы на латинском языке. В процессе обучения латинскому языку ученикам объясняли трудности, появлялись примечания (глоссы→глоссарий). В 7-9вв появляются связные германские тексты. В скандинавских языках – в 12-13вв. Руническая письменность отмирает. Классический латинский алфавит стоит из 23 букв. Y, Z, Q не употреблялись. Фактически из 20. Не было разницы между j=I, u=v. Уже 18. У римлян не было w, появилась из uu или vv. Особые звуки для Ѳ, ð. Они стали обозначаться «th». В 8-9вв. правил орфографии не было. Не было пробелов и знаков препинания.

Виды латинского алфавита

1. Капитальное письмо (scripturacapitalis) совпадает с прописными.

2. Унциальное письмо (scripturauncialis) 3-4вв. более упрощенное.

3. Курсивное письмо - использовалось в документах. В 6в. курсивное + унциальное = полуунциальное (scripturaminusculis)

a. Островное – в Ирландии

b. Континентальное – в эпоху правления Карла Великого (8-9вв.)

4. Ломаное письмо (fractura), готический стиль, с 12в. Было закреплено печатным станком. Гот – синоним «варвар». Просуществовал до 1945г. отдельные надписи: названия кафе, магазинов.

5. Современный латинский шрифт произошел в Италии в 15в. В 16в. получил широкое распространение.

Языковая система германских языков

Фонетический строй

Фонетическая система древнегерманских языков на разных этапах истории представляла собой преобразование и развитие древнейшей фонологической системы индоевропейских языков.

Особенности ударения

Преобразование системы ударения сыграло важную роль. Ударение – выделение слога. Средства выделения могут быть различными: интенсивность выдыхания, высота тона, длительность.

Ударение бывает:

1. Динамическое (экспираторное) – соответствует длительности всего слога

2. Музыкальное (тоническое) - только части слога

Так же ударение делится на:

1. Подвижное

2. Фиксированное

3. Свободное

4. Ограниченно-свободное

В германских языках ударение закреплено за первым корневым слогом. Фиксированное ударение на первом слоге ведет к ослаблению.

Система древнеиндоевропейских согласных

губные зубные велярные лабио-велярные
Смычные b, p, bh d, t, dh g, k, gh gw, kw, ghw
Фрикативные s
Носовые сонорные m n
Плавные сонорные l, r
Полугласные w j

В ней существует особый класс сонорных. Которые имели слоговые и неслоговые варианты. M, n, l, r могут образовывать слог без гласных.

Система древнегерманских согласных

Нет звуков: bh, dh, gh, ghw

Появляются фрикативные :

· Губные: f, v

· Зубные: Ѳ, ð, s, z

· Велярные: x, g

· Фарингальные: h

Не было слоговых сонорных.

Правило первого передвижения согласных. Отмечено Р.Раском, а сформировал его Гримм.

губные зубные велярные лабио-велярные
Смычные b, p d, t g, h gw, kw
Фрикативные f, v Ѳ, ð, s, z x, g
Носовые сонорные m n
Плавные сонорные l, r
Полугласные w j

+ фарингальный h

1. Bh →Ђ [v]→b

Dh →đ → d

gh→ g → g

hostis → guest →gast

2. P → f

T → Ŧ

K → h

3. B → p

D → t (deca →ten)

G → h

Закон Вернера

Вернер дополнил закон первого передвижения согласных:

F → v

Ђ → ð

G→h

Вернер сформулировал правило, связал это чередование с местом ударения в слове.

Гипотеза: если гласный непосредственно предшествующий индоевропейскому глухому смычному был безударным, в германском слове ему соответствует звонкий, а если ударный – то глухой.

Чередование по закону Вернера очень распространено

Ђ → ð

Bharatar – frater – broЂor

Pater – pitar – fadar – fæder

Wesan – wæs (was) – wæron (were) – weren (P2)

В различных германских языках могло происходить выравнивание, устранение чередования по принципу аналогии.

Судьба звонких щелевых в общегерманском и некоторых германских языках.

Bh →Ђ [v]→b

Dh →đ → d

gh→ g→ g

В некоторых позициях щелевые становились смычными:

1. После носовых (camb → kamb)

2. В начале слова (gelb → yellow, gern→yearn)

3. В удвоении – для английских и немецких глаголов (give→geben)

Вывод : в большинстве древнегерманских языков звонкие смычные стали отдельными фонемами, в то время как в готском звонкие, щелевые и смычные находились в дополнительной дистрибуции, т.е. являлись позиционными вариантами одной фонемы.

Ротацизм в германских языках

Zпоявляется из чередования с S. Ротацизм развивается по-разному. Особняком стоит готский язык – в нем ротацизма не было. Z сохраняется и выступает как отдельная фонема. В остальных германских языках Z →ř (opus→opera). В скандинавских и западногерманских языках он развивался по-разному. В скандинавских - сохранялся до 9в., после чего слился со старым звуком (maiza →meiri). В западногерманских языках этот новый ř рано слился со старым и отпадал в конечные позиции в слове.

Развитие сонорных.

Наиболее архаичная подгруппа. Наименее подвержены изменению. Изменение сонорных слоговых. Способность образовывать слог без гласного позже была утрачена.

n₀→ un, m₀ →um, l₀ →ul, r₀ →ur

· Плавные и носовые сонорные (m, n, l, r) – наиболее устойчивые (finf →fünf). Перед [x] n был не устойчив (bring →bringen, brought →brachte).

В английских диалектах происходит ассимиляция: nЂ →Ŧ

В скандинавских языках n выпал в финальной позиции после безударного гласного

· Полугласные (j, w), в зависимости от позиции: j→[ĭ] or [j]; w→[ŭ] or [w] (harjis→hari)

В скандинавских языках j отпадал в начале слова и сохранялся в суффиксах. В западногерманских языках – наоборот.

Древнеанглийский и современный германский сохранили губно-губную артикуляцию w, в остальных языках она произносится как [v]. В западногерманских языках wне уступает в конечной позиции

Гаменация – удвоение согласной (-ll, -nn, -jj)

Способ - ассимиляция согласных (ln/lm →ll). Скандинавские языки особенно богаты на ассимиляцию (nr→nn; lr→ll).

Закон Хольтсмана

Развитие двойных полугласных. В западногерманских языках в интервокальной позиции после краткого гласного, первая часть двойного полугласного образовывала с гласным дифтонг, а в гото-скандинавском ареале переходило в Г или Д. (zweio → zwei)

Удвоение согласных в западногерманских языках

Все согласные, кроме r, удваивались в позиции после краткого гласного, перед сонорными, чаще перед j (bidjan→bidja→bidden→bid).

Система древнегерманских гласных

В индоевропейском языке было 11 гласных фонем: ī/ĭ, ē/ĕ, ō/ŏ, ā/ă, ū/ŭ, ð

В общегерманском – 9 гласных: : ī/ĭ, ē₁, ē₂ /ĕ, ō, ă, ū/ŭ. Ŭ имел двоякую основу. Общегерманское ă соответствовало индоевропейскому ă, но германское ă – это индоевропейское ŏ. Безударное ð перешло в общегерманское а. Временное исчезновение ŏ в германских языках. В готском языке ĭ и ĕ объединились в одну фонему. На письме готский е был диграфом ai.

Долгие гласные:

i – аналог индоевропейского i, долгий Iмог возникать из удлиненного краткого ĭ. (ĭnx→īx)

ō германский – комбинированный индоевропейский ō и ā (mater– mōder– mōðir).

[æ]мог переходить в ā; ai → ā

Ē – один из самых сложных германских звуков. Считается, что узкий вариант ε – вариация дифтонга ei.

Дифтонги:

В древнеевропейском языке происходит реконструирование 12 сочетаний: ei, oi→ai; eu, ou→ au. Эти 12 образований не были дифтонгами, они были сочетаниями 2 фонем. Часто они сохранялись и превращались в полноценный дифтонг.

Первый элемент дифтонга изменяется также как и одиночный гласный. Дифтонги могли монофтонгизироваться: ei →ī. Благодаря переходам их осталось всего 3: ai [ε], au [o], eu/iu.

ai – общегерманский

Древнеанглийский ā
Древнеисландский ā (перед r, h, hw)
Древненемецкий ei
Восточно-скандинавский ē
Древневерхненемецкий ē(перед r,w)

au – общегерманский

Древнеанглийский ea
Древнеисландский au
Древневерхненемецкий ou/ö (перед h или зубными согласными)
Дренеиндоевропейский ǿ

iu/eu

Древнеанглийский io/eo
Древнеиндоевропейский jo/ju
Древневерхненемецкий io/iu

Аблаут – это закономерное чередование гласных в разных типах морфем, при постоянном составе согласных. Такое чередование свойственно всем индоевропейским языкам. Самое известное: ē/ĕ – ō/ŏ (lego – logos, везу- воз, несу - ноша) – это качественный аблаут. А бывает и количественный, когда меняется не сам гласный, а его долгота.

3 ступени количественного аблаута:

1. Нормальная (ŏ, ĕ) sĕdeo est
2. Продолжительная (ō) sēdes
3. Нулевая (редуцирование) sunt

Германские языки унаследовали все функции аблаута. Само явление преобразования с преобразованием фонологической и морфологической системы. Образование основных форм сильных глаголов – основная функция аблаута. Всего в германском языке 7 видов аблаута (видов чередования):

1 ряд:

ĕ→ō→ε→ε

г.: i→ai→ĭ→ĭ

г.: steigan – staig – stigun – stigans;

н.: steigen – stieg – gestiegen

2 ряд:

ē→ō→ε→ε

г.: iu – au – u – u

г.: kiusan – kaus – kusun – kusans;

англ.: choose – chose - chosen

3 ряд:

e→o→ð→ð

i→a→u→u

binden – band – gebunden;

bind – bound – bound

4 ряд:

i→a→e→ε

i→a→e→u

niman - nam – nemun – numāns

nehmen – nahm - genommen

5 ряд:

ĕ→ō→ē→ε

i→a→ē→i

give - gave – given

geben – gab – gegeben

6 ряд:

ŏ→ō→ō→o

a→o→o→a

faran - for – forun – farans

fahren – fuhr – gefahren

7 ряд:

ē→ō→ō→ē tekan - taitok –taitokun - tekans

Спонтанные изменения гласных в германских языках. Они немногочисленны и характерны для отдельных языков. Их всего 3:

Готское сужение

ĕ→ĭ;

[æ]→ē

Weg → wigs

Дифтонгизация

(древневерхненемецкий)

ō→uo

ē→ia, ie

Mother →mutter

Here →hier

Ингвионская палатализация (англы, саксы, фризы) a→æ Lassen → let; tag → day

Комбинаторные изменения германских гласных.

e→i перед i и j последующего слога Лат. medius→ гот. midjis
e→i перед «носовой + согласный» Греч. penta→ гот. firnf; five
ĭ→ī, ă→ā, ŭ→ū после выпадение носового
Удлинение гласного в односложных словах с открытым слогом (сканд. и англ.)

Преломление – ассимилятивное изменение гласного под влиянием последующего согласного или группы согласных. 2 типа:

Готское

[i]→[ε]ai

[u]→[o] au

да.Feoh – двн.fihu –гот. faihu
Древнеанглийское

ĭ/ī; ĕ/ē; æ̆/æ → h, h+согл., r+согл., l +согл.,w (вызывали преломление)

ĭe/īe, ĕo/ēo, ĕa/ēa

Herz - heart

Перегласовка – ассимилятивное изменение гласного под влиянием последующего гласного или полугласного. 4 типа:

Палатальная

ă/ā, ŭ/ū, ŏ/ō → I, j, (r)

æ→e, y(ü), ø(ö)→e

Namnjan – nefna

Mūs - mys

Лабиальная

Изменение под влиянием uandw

å→[o]

Land →lånd

Hauen →hoggwa

Велярная a, o, uвлияют на артикуляцию i,e Helm →hjalmr
Лабиовелярная u, w воздействуют на ĕ→ia→iø

Законы конца слова в германских языках. Процесс ослабления (редукции). Некоторые звуки (согласные) были более устойчивыми. Самые устойчивые – краткие гласные в многосложных словах (asti, ist, is).

1. В западногерманских языках ĭ, ŭ после долгого слога отпадали, после краткого - сохранялись (skcipu - sceap). Отпадали в прикрытой позиции (dogar – dags - dæζ - dogr)

2. Безударные долгие гласные сохранялись, но в многосложных словах сокращались до кратких.

3. Индоевропейские дифтонги в финальной позиции исчезали.

4. Редукции мог подвергнуться и конечный согласный.

Общие фонетические особенности германских языков.

1. Сильное экспираторное ударение на первом или втором слоге.

2. Редукция безударных слогов и отпад согласных и гласных в старом конце слова.

3. Общегерманское передвижение согласных.

4. Исчезновение слоговых сонорных.

5. Некоторые виды ассимилятивного удвоения согласных.

6. Неустойчивая система гласных и различные виды комбинаторных ассимилятивных изменений.

7. Систематическое использование аблаута.

Происхождение и состав германской лексики

3 пласта:

1. Общеиндоевропейские лексемы

2. Германские лексемы

3. Заимствования

Общеиндоевропейская лексика

Составляет значительную часть словаря. В основном, это обозначения наиболее важных понятий, например: термины родства, некоторые с/х термины, названия ряде животных и растений, небесных тел и метеорологических явлений, частей тела, числительные (brother, Bruder; heart, Herz).

Общегерманская лексика

Обозначают как важные, так и периферийные понятия (see, sea; house, Haus; drink, trinken). Возможно, некоторые из них восходят к индоевропейским корням.

Заимствования

Составляют значительный слой лексики германских языков.

1. Заимствования из других германских языков. Слова нижненемецкого происхождения в континентальных скандинавских языках и лексемы английского происхождения в большинстве других германских языков.

- Нижненемецкие заимствования в шведском, датском и норвежском восходят к временам расцвета Ганзейского союза (понятия из области ремесленного производства, строительства, архитектуры, военного дела, торговли, ряд абстрактных имен, прилагательных, префиксов и суффиксов)

2. Заимствования из не-германских языков

- Количество таких языков-источников очень велико. Из одних (латынь, греческий, французский) вошло много слов, из других – единицы.

- «заимствования для себя» и экзотизмы

- Количество и состав заимствований определяются географическими, историческими и политическими факторами

Источники заимствований:

1. Кельтские заимствования немногочисленны (īzarno, rīg)

2. Классические языки (латынь, греческий)

a. 1 пласт – первые контакты германских племен с Римской Империей

b. 2 пласт – христианизация

c. 3 пласт – средневековая наука

d. 4 пласт – научные, технические и другие термины нового и новейшего времени

3. Французский язык оказал значительное влияние (понятия из области духовной жизни, политики, дипломатии, военного дела, коммерции, кулинарии)

4. Итальянский язык. Сфера искусства, финансов и военного дела

5. Древнееврейский язык. Ряд слов из Библии

Морфологическая система германских языков (в сравнении с индоевропейской)

Считается, что индоевропейский был флективным языком со спряжениями и склонениями.

3 морфологических элемента:

1. Корень (лексическое значение)

2. Основообразующий суффикс

3. Флексия (род, число, падеж)

Первоначальное значение основообразующего суффикса неизвестно, в древне-индоевропейском языке он был показателем основы. Деление существительных на типы склонение древнее, чем на роды. Глагольные формы тоже имели 3-частную структуру. Суффикс выполнял формообразующую функцию. Много слов с индоевропейскими склонениями и спряжениями (супплетивные формы) – грамматические формы одного слова от разных основ (go – went; be – was /were – been). 3-морфемная структура не сохранилась (только в готских и рунических надписях). В общегерманском языке не основообразующего суффикса, только корень и флексия.

Общегерманский язык:

1. Уменьшение индивидуальных и супплетивных форм и распространение регулярных.

2. Увеличение количества (удельного веса) продуктивных основ.

Общие индоевропейские черты в системе германского имени.

3 типа склонения:

1. Существительных и прилагательных

2. Местоимений

3. Личных местоимений 1-2 лица и возвратного местоимения «себя»

Сначала прилагательные своего склонения не имели. В германском языке падежные окончания 2 –ого местоименного типа начали проникать в падежные окончания прилагательных. Так появился слабый тип склонения прилагательных.

В германских языках:

1. Именные склонения существительных и слабое склонение прилагательных

2. Тип склонения указательного местоимения (все местоимения и большинство форм сильного склонения прилагательных)

3. Личные местоимения 1-2 лица и «себя»

В индоевропейском - 8 падежей:

- именительный

- родительный

- дательный

- винительный

- отложительный

- местный (где?)

- инструментальный (кем? чем?)

- звательный (О!)

В германских - 4 падежа:

- именительный

- родительный

- дательный

- винительный

В германских языках основообразующий суффикс либо исчез, либо слился с флексией или корнем, либо сам стал флексией. Имя существительное в древнегерманском языке имело категорию рода, числа и падежа, выражающуюся флексией. В германском языке существительные классифицировались согласно типу основ :

1. гласные

o основы на «а» (u, e, ō) (stains, waurd, wulfs) – мужской и средний род

o основы на «о» (u, i, ā) (giba) – женский род

o основы на «ī» (hostis, gast(s), quens) – мужской и женский род

o основы не «u» (fructus, sunu(s), handus) – все 3 рода (преимущественно мужской)

2. согласные

o основы на «n», не только существительные, но и слабые склонения прилагательных

-an/-in – мужской и средний род

-on/-in

(hana – hanins –hannan)

o архаичная основа на «s» - средний род (lamb – lambru)

o основа на «nt» (nd) – мужской род, субстантивированные причастия 1

3. корневые – основа совпадает с корнем и присоединяет окончание (некоторые существительные мужского и среднего рода, единичные – женского рода)

o основа на «n» - мужской род

o основа на «i», «o» - женский род

Склонение прилагательных.

1. Сильное

2. Слабое

У прилагательных были формы всех 3 родов (blinds, blinda, blind). Возникло слабое склонение с основой на «n». Бинарная оппозиция. Сначала слабый тип прилагательных сопутствовал указательным местоимениям. Из него развился определенный артикль. Некоторые прилагательные имели только сильные формы. Большинство причастий 1 не имели сильных форм (iz-oz, ist-ost). Многие прилагательные образовывали степени сравнения суплетивно.

Категории германского глагола.

Индоевропейские глагольные основы выражали действия не только во временном, но и в видовом отношении. Существовала основа «аориста». От нее образовывались глаголы прошедшего (не длительного) времени. Длительные и недлительные действия происходили от разных основ. Было 4 наклонения : изъявительное, повелительное, желательное и конъюнктивное; 2 залога: действительный и средний; не 2, а 3 числа: единственное, множественное и двойственное. Упрощение системы разделения на основы, основа «presenta» стала преобладать. Суффиксы -d, -t, -Ѣ. Основа аориста была утрачена. Осталось 3 наклонения: изъявительное, повелительное и сослагательное. Везде, кроме готского, исчезло двойственное число. Стали развиваться неличные формы глагола (инфинитивы и причастия).

P1 - -en, -an, -nt

P2 – 2 вида образования:

1. Сильные глаголы -n

2. Слабые глаголы -d, -t, -Ѣ

Морфологическая классификация глаголов.

Германские глаголы делятся на 2 подгруппы на основании способа образования прошедшего времени:

1. Сильные – с помощью аблаута

2. Слабые – с помощью зубного суффикса -d или -t. Слабых глаголов больше.

Существует также 2 ограниченные группы:

3. Претерито-презентные – в настоящем времени образовывали формы таким же образом, как и сильные глаголы, а в прошедшем времени в единственном и множественном числе меняли корневую гласную


Ich darf

Du darfst

Er, es, sie darf

Wir dürfen

Ihr dürft

Sie dürfen


4. Неправильные - высокочастотные глаголы, которые имеют индивидуальные парадигмы спряжения (*es, *bhu)

Германский глагол имел категории:

- Лица

- Числа

- Времени (2)

- Наклонения

- Залога

- Обладал неличными формами

Времена: настоящее и прошедшее. Новые временные формы образовывались аналитически, при помощи словосочетаний. 3 аналитических способа образования будущего времени (впервые появились в готском):

1. Duginnan + infinitive (начинать, собираться)

2. Haban + Infinitive

3. Skulan + Infinitive (=shall)

Длительное действие выражалось: wissam +P1

PerfectandPluaquamperfect

1. Wissam + P2

2. Haban + P2

Английский язык

Самый распространенный германский язык и самый крупный язык мира. Основной ареал: Ирландия, США, Канада, Австралия, Новая Зеландия, ЮАР, более 50 стран Азии, Африки, Центральной и Южной Америки и Океании. В Индии, Сингапуре – он один из официальных языков.

3 этапа развития:

1. Конец 7 – конец 11вв. – древнеанглийский (англо-саксонский)

2. 12-15вв. – среднеанглийский

3. С16в. – новоанглийский

Древнеанглийский

Германские племена заселили Британию в 5-7вв. Кельты были вытеснены в горы. Германские племена (англы, саксы, юты) основали ряд королевств. Английский язык делился на большое количество диалектов. Письменные памятники – рунические надписи. После принятия христианства стали переходить на латиницу. Вводили много своих букв. Первые литературные памятники в 7-8вв (Беда, король Альфред, Беовульф, англо-саксонские хроники).

Фонетическая система.

Гласные:

- 14 монофтонгов : i, y, u, e, o, a, æ (долгие и краткие)

- 8 дифтонгов: ea, eo, ie, io(долгие и краткие)

Согласные:

- Сонорные

- Придыхательный τ

- Межзубные (θ, ð)

Был флективным языком с развитой системой окончаний. Существительное имело категорию рода и падежа, женский род отличался от мужского и среднего. 4 падежа, активно использовались оба типа склонения прилагательных.

Развитая система местоимений:

- Личные местоимения 1-2 лица

- Личные местоимения 3 лица

- Указательные местоимения

- Вопросительные местоимения

Глагол:

- Неличные формы

- 3 наклонения

- 2 времени

- 2 числа

- 4 группы (сильные, слабые, претерито-презентные, неправильные)

Коренной перелом в истории развития языка произошел в 11в. Мощное иноязычное влияние скандинавов. Эпоха викингов. Смешанное англо-скандинавское население. Происходило смешение диалектов. 11в. – норманнское завоевание. Вильгельм Завоеватель считал себя французом. Основная масса говорила на англо-саксонском, а правящая верхушка – на французском. Ассимиляция завоевателей. Французский стал книжным языком. С детства население учило английский, но в нем было много французских слов (50%). Одновременно с влиянием французского (звания, титулы) было и скандинавское влияние (they, till, take, call). brother↔friar , fetterly↔paternal, yard↔garden. Из французского было заимствовано множество суффиксов (-able, -ess). Французских заимствований больше, чем скандинавских, но с точки зрения грамматического строя превалирует скандинавский язык. Смешение со скандинавскими диалектами в 9-11вв привело к ослаблению безударных окончаний и ускорению распада систем склонений и спряжений. Q и J – французское влияние, эти звуки не характерны для английского языка. hw→wh.

Среднеанглийский

Появляются открытые и закрытые слоги. Пропадает звук [y] = [u]. Пропадает τ, либо становиться частью дифтонга (day, way). Появляется звук [t∫]. В 11-15вв произошла унификация системы склонений, падежные окончания стали пропадать, прилагательные становятся несклоняемыми. Появляются притяжательные местоимения, артикль, в инфинитивах отпадает суффикс –en. P1 начинает образовываться с помощью ing(e). Начинается аналитическое образование временных форм.

Новоанглийский

16 век. Великий перебой гласных (Thegreatvowelshift). Практически все гласные поменяли свою артикуляцию, при этом написание не изменилось (skī →sky [ai]; lāke→lake [ei]; [ō]→[u] moon). Вокализация [r] (fire, bear). Полная утрата категории рода. Формируется единая система образования множественного числа.

Исчезновение местоимения 2 лица единственного числа «thou» (ты). У глагол исчезает различие в числе. Вместо сильных и слабых глаголов появляются правильные и неправильные. Претерито-презентные стали модальными или вспомогательными. Широко используется Continuous, а с 17в. – Perfect. Использование глагола do как вспомогательного. Начиная с Шекспира – новоанглийский язык.

Основные группы английских диалектов:

- ScottishEnglish (не путать со ScottishGaelic) – сильно изменненый под влиянием кельтского языка английский диалект (Южная Шотландия). [r] носит жесткий характер. Много местных слов. Диалект с высоким статусом.

- Северо-английские диалекты (Ливерпуль, Манчестер) – скандинавское влияние. Своеобразная фонетическая система ([æ] шире).

- Южные диалекты – близки к литературным стандартам, за исключением «Кокни» (язык лондонских низов). Характерно полное выпадение h перед гласной, [f] = [θ], [v] = [ð], that [dæt], they [dei].

- Центральные диалекты (Бермингем) – ближе всего к английской литературной норме.

Национальные варианты английского языка:

- Американский

o Северо-восточных штатов

o Южных штатов

o Среднего запада

Разница между ними не столь велика, как между английскими диалектами.

Наиболее архаичные – северо-восточные диалекты. [r]в поствокальной позиции произноситься; [o] = [a]. Грамматических расхождений практически нет (Am: get – got – gotten). Лексические расхождения носят эпизодический характер.

Наиболее специфические – южные диалекты (бывшие колонии Франции и Испании). Специфический говор (going – gwine).

Среднезападный диалект наиболее приближен к литературному.

- Канадский (более 9млн человек) совпадает со среднезападным диалектом.

- Австралийский развивается с 18в. Процесс формирования не завершен.

Немецкий язык

Второй по количеству говорящих германский язык (Германия, Австрия, Швейцария, Люксембург, Эльзас и Аатаингия, районы Бельгии и Дании, Южный Тероль в Италии).

Сформировался в период 5-11вв из близкородственных племен (франки, алеманты, бавары, хаты и туринги). В 6-9вв формирование происходило в рамках Империи Франков одновременно с французским. Выделение отдельного немецкого государства. С 9 века – письменность.

Якоб Гринн делил немецкий язык на:

1. 8-11вв – древневерхненемецкий

2. 11-14вв – средневерхненемецкий

3. 14-16вв – ранненововерхненемецкий

4. С 16в – нововерхненемецкий

«Верхненемецкий» имеет 2 значения:

- Географическое разделение диалектов (южная и средняя часть Германии (горная) и северная (низменная))

- Общенемецкая литературная норма, «высокий» немецкий и «низкий» (разговорный).

Древневерхненемецкий

Ряд исторических провинций: Франкония, Швабия, Бавария, Саксония, Тюринги. Письменные диалекты делились по географическому принципу: южные (баварский, алеманский), средненемецкие (Рейн, Мозель).

Deutsch -самоназвание, слово происходит от древненемецкого прилагательного «dutch» (голландский).

Письменность на латинице возникает в 9 веке. Самый старый языческий памятник – «Песнь о Хильдебранте», «Мерзебульские заговоры». С 9в возникают христианские памятники «Страстсбургские клятвы».

Система гласных. Традиционная система вокализма, одинаковое количество кратких и долгих гласных (5), много дифтонгов.

Система согласных . Закон о втором передвижении согласных. Актуально только для верхненемецких диалектов.

Глухие смычные p, t, k,

- после гласного: p→f, ff; t→s, ss; k→h, hh (open – offen; water – wasser)

- в удвоении или в начале слова: p→pf; t→z; k→ch (pepper – pfeffer; two – zwei; heart – herz)

Параллельно происходит процесс оглушения: b→p; d→t; g→k. Началось это оглушение в 6в н.э. Очагом стал юг Германии (Бавария). Полностью эти перходы представлены только в Баварском и Алеманском.

Грамматика. Флективность, с 10в. процесс совпадения падежных окончаний, унифицированная система спряжений и склонений (4 падежа). В 9в. возник определенный артикль.

Средневерхненемецкий

Расцвет литературы, широкое распространение языка. Экспансия немцев на восток. С 10в они заселяют территорию современной восточной Германии. 10-13вв – колонизация этих территорий. Вся территория делилась на огромное количество государств. Отсутствие единой нормы. Более широкое использование умлаута. Появляется звук [ш] sc/sk→sch.

Нововерхненемецкий

14-16вв. – формирование единого немецкого языка (Австрия, Саксония, Чехия).

Фонетика.

- Удлинение краткого гласного в открытом слоге и укорочение в закрытом

- Дифтонгизация некоторых долгих гласных (min – mein; hūs – hous)

- Некоторые старые дифтонги монофтонгизировались

Грамматика.

- Своеобразная система образования множественного числа (4 класса существительных: -en, -er, -e)

- Аналитические временные и залоговые формы

В 14в немецкий вытесняет латынь. Конкуренция 2 типов языковой нормы: южной и восточно-средней. Иоганн фон Гуттенберг и Реформация. Мартин Лютер настоял на переводе Библии на немецкий язык. В 16в – дальнейшая экспансия. Верхненемецкий проникает на север и вытесняет нижненемецкий. В 18в формируется орфографическая норма. В 19в завершена унификация устного разговорного языка. 20в. – реформа орфографии.

Немецкие диалекты

- Нижненемецкий. Нет второго передвижения согласных, единая норма множественного числа глаголов.

o Западная группа (Гамбург, Бремен)

o Восточная группа (Росток)

- Верхненемецкий

o Средненемецкие. Неполное второе передвижение согласных (центральная часть Германии)

o Южнонемецкие. Полное второе передвижение согласных (Бавария, Баден-Вюнтунберг, Швейцария)

Национальные варианты

- Австрийский. Соблюдается литературная норма, но в лексике есть некоторые особенности (Rentner – Pensioner), в фонетике: южно-немецкие диалекты.

- Швейцарский. Литературный немецкий язык. Один южноверхненемецких диалектов. Отличия в фонетике.

Скандинавские языки

- Шведский (9млн человек) Швеция, Финляндия, США

- Датский (5млн человек) Дания, северные районы Германии

- Норвежский (4.5млн человек) Норвегия, США, Канада

o Букмол

o Норвежский

- Исландский (273тыс человек) Исландия

- Фарерский (45тыс человек) Фарерские острова

ДАТСКИЙ ЯЗЫК — делится на множество говоров, группирующихся в 3 основных диалекта: западный (ютландский) — в Ютландии и Шлезвиге с ближайшими о-вами; островной (зеландский) — в Зеландии и на большинстве о-вов; восточный (сконский) — на о-ве Борнхольме, а раньше и в теперешних шведских провинциях — Сконе, Халланд и Блекинге.

Литературно-государственный датский яз. сложился в XV—XVI вв. на основе зеландского диалекта. Торговые и культурные связи с Сев. Германией привели к заимствованию ряда нижненемецких слов уже в предшествующую эпоху. С развитием капиталистических отношении эти связи укрепляются, и число заимствовании быстро возрастает. Вместе с тем в XVI и XVII вв. в литературный датский яз. вводится много слов из ученой латыни. Распространение верхненемецкого яз. (после реформации) как языка господствующих классов в Сев. Германии влечет за собой проникновение верхненемецких слов и в датский яз. В XVII в. верхненемецкий даже становится в Дании придворным языком. Затем в этой роли его сменяет французский, и в датский яз. проникают французские слова. Однако уже в середине XVIII в. наплыв иностранных слов вызывает пуристское движение (журнал Снедорфа «Den Patriotiske Tilskuer» — «Патриотический зритель», 1761—1763). Тем не менее в лит-ом датском яз. иностранный элемент и теперь очень значителен.

Современный датский яз. характеризуется радикальным упрощением морфологии [с XV—XVII вв.]: остаются только 2 падежа («общий» и родит., окончание к-рого всегда «s»), глагольные формы не различаются по лицам (наст. вр. «er», прошлое — «de», «te» или без окончания) и т. п. Важнейшими фонетическими отличиями датского яз. от других С. яз. являются: «b» и фрикативные «d», «g» вместо «p», «t», «k» после гласных (уже с XIV в.); «stød» — внезапное смыкание голосовых связок в тех случаях, когда в шведском и норвежском имеется простое ударение («Fod» произн. «fó’:ð»); сильно придыхательное произношение сохранившихся «p», «t», «k» и отсутствие голоса в «b», «d», «g» (взрывных); краткие согласные вместо долгих в конце слов («Nat» «ночь» — шв., «natt»); дифтонги «au», «ai» на месте старого гласного + «g» и некоторые др.

ШВЕДСКИЙ ЯЗЫК — охватывает большое число разнообразных говоров: норрландские (на севере), свейские (вокруг оз. Мелар), йетские (ок. оз. Веттер), шведско-датские (на юге), шведско-норвежские (в Йэмтланде и Херьедале), готландские (гутнические), финляндско-шведские.

Лит-ый государственный язык сложился на основе скрещения некоторых йетских и свейских говоров. Уже при самом своем зарождении (среднешведск.) он испытал воздействие нижненемецкого вследствие большого экономического влияния Ганзы. В XIV в. в официальных документах появилось множество датских оборотов в результате унии с Данией под гегемонией последней. Но датское влияние не успело широко распространиться вне правительственно-канцелярского языка: с укреплением экономического положения Швеции и расторжением Кальмарской унии [1523] большая часть датских заимствований изгоняется из языка самих правящих слоев. Реформация [1527], а затем Тридцатилетняя война внесли в шведский язык новый ряд немецких (в большом числе — верхненемецких) слов и выражений, а развитие науки привело к заимствованиям из латыни. Эпоха «великодержавия» отразилась в языке заимствованиями, с одной стороны, из французского, как языка наиболее окрепшего абсолютизма, с другой стороны — из древне-шведского и древнеисландского, к-рые должны были придавать языку «высокий» стиль. В эту же эпоху насильственное распространение государственного шведского яз. в захваченных Швецией областях приняло огромные размеры. В XVIII и нач. XIX в. Швеция потеряла свои забалтийские владения; в то же время началось быстрое разложение феодализма, и в XIX в. шведская буржуазия ведет уже решительную борьбу за политическую власть, стараясь использовать при этом крестьянские массы. Все это заметно сказалось на языке: многие иностранные слова XVII—XVIII вв. заменяются новообразованиями, вновь вводятся в употребление некоторые старинные слова и отчасти используется словарный запас крестьянских диалектов. В результате современный лит-ый язык по словарю значительно отличается от языка XVIII в., но грамматический его строй в основном определился уже в XVII в

Разговорный лит-ный язык идет дальше письменного в упрощении морфологии; напр. в нем нет изменения глагола ни по лицам ни по числал, тогда как в письменном яз. различаются ед. и множ. ч. Официальный устный язык следует письменному и отличается от повседневного не только в граматике и словаре, но и в произношении («mig» «меня» — в официальн. произн. «mig», в разгов. «mej»).

Из фонетических особенностей шведского яз. следует отметить: звук «tç» на месте мягк. «k» и «tj»; «s» на месте «stj»; отпадение начальн. «l», «d» перед «j» и некоторые др.

Орфография, несмотря на реформу 1906, сильно отстает от произношения; не прекращается движение за более коренную реформу.

НОРВЕЖСКИЙ ЯЗЫК. — Многочисленные и очень разнообразные норвежские говоры составляют 3 больших группы: северную (к северу от Троньема), западную (весь запад Норвегии южнее Мольде) и восточную (широкая полоса от Троньема до Осло-фьорда). Ряд характерных различии между зап. и вост. диалектами ясно выступает и в древних письменных памятниках. В XIV в. в письменном языке заметно некоторое влияние шведского (Шведско-норвежская уния 1319). После заключения Кальмарской унии [1397] начинается все усиливающееся влияние датского яз., и уже в XV в. датский занимает господствующее положение в лит-ре. В XVI в. соединение Дании и Норвегии превращается в подчинение Норвегии Данией. Датский яз. делается государственным яз. Норвегии; вместе с реформацией там принимается и датский перевод Библии.

РИКСМОЛ. — Постепенно датский яз. в Норвегии становится разговорным языком буржуазии, чиновничества и высшего духовенства. Он начинает просачиваться в слои мелкой городской буржуазии, а затем и городского пролетариата. Это распространение датского яз. ведет к его скрещению в Норвегии с местными диалектами. Отдельные датские слова проникают в норвежские говоры, но вместе с тем и господствующий датский яз. испытывает воздействие норвежского. Образуется датско-норвежский «городской язык» (bymål), в различной степени норвегизированный в различных социальных слоях. Некоторые норвежские элементы употребляются писателями-норвежцами и в письменном (датском) языке. В 1811 был основан университет в Христиании (теперь Осло), и Копенгаген потерял свою исключительную роль в формировании норвежской интеллигенции. В 1814 Норвегия отделилась от Дании. Лит-ый язык Норвегии получил возможность самостоятельного развития. Некоторые грамматические отклонения от датского и все большее число норвежских слов (к XX в. прибл. 7 000) закрепляются в лит-ом обиходе авторитетом таких писателен XIX в., как Вельхавен, Вергеланд, Ибсен, Б.-Бьёрнсон. В устной речи различие между датским и датско-норвежским (dansk-norsk) выступает еще ярче. К концу XIX в. датско-норвежский начинает называться уже просто норвежским (norsk) или «риксмол» (riksmål) в отличие от «ландсмола» и диалектов. Орфография однако долгое время остается датской, хотя и делаются отдельные попытки приблизить ее к норвежскому произношению. Наконец проводятся и официальные реформы [1907, 1917], в ряде случаев сближающие письмо с произношением. Но все же в орфографии остается больше общего с датским, чем в произношении.

ЛАНДСМЛОЛ. — Датско-норвежский «городской язык» оставался чуждым большей части крестьянства. В середине XIX в. изучение крестьянских говоров привело норвежского филолога И. Осена (J. Aassen), вышедшего из крестьянской среды, к мысли возродить собственно норвежский лит-ый яз., используя для этого живые диалекты, а отчасти и древненорвежский язык. Образцы предлагаемого им лит-ого яз., к-рый он назвал landsmål, Осен дал в 1853. Ландсмол нашел отклик и в самой крестьянской среде и в кругах народнически настроенной интеллигенции. Ряд крупных писателей (Винье, К. Янсен, А. Гарборг, Тведи др.) пишут на ландсмоле, на нем начинает выходить газета «Fedraheimen» (Отчий край, 1877). Образуются общества для его пропаганды — «Det Norske Samlaget» [1868], «Noregs Mallag» [1906]. С 1885 на ландсмоле допускается преподавание, в 1901 он получает официальную орфографию, в 1907 признается равноправным с риксмолом. Наиболее распространен ландсмол в Зап. Норвегии, т. к. его основное ядро — родной говор самого Осена — принадлежит к западной группе диалектов. Отдельные писатели вносят в ландсмол черты других диалектов (особенно вост.-норвежского), но эти варианты ландсмола в общем не выходят за пределы произведений данных писателей. Число таких слов, к-рых нет в датском, в ландсмоле естественно больше, чем в риксмоле; иностранные слова в ландсмоле по возможности избегаются. Слова, общие с риксмолом (и датским), большей частью отличаются фонетическими особенностями. Имеются отличия и в некоторых грамматических элементах, но по общему строю речи ландсмол очень близок к риксмолу.

ИСЛАНДСКИЙ ЯЗЫК — несравненно богаче представлен лит-ыми памятниками древнего периода (Эдда, песни скальдов, саги), чем прочие С. яз. Он является как бы классическим лит-ым языком скандинавского средневековья, почему, говоря вообще о «древнескандинавском» или «древнесеверном» яз., нередко имеют в виду именно древнеисландский.

Различия между диалектами исландского яз. сравнительно очень невелики, что объясняется смешением отдельных говоров при самом заселении острова [конец IX и начало X вв.], учреждением альтинга (общего веча) уже в 930 и ранним распространением грамотности в широких слоях населения. Расхождение между исландским яз. и диалектами Зап. Норвегии (откуда преимущественно шла колонизация) становится довольно значительным в конце средних веков, но особенно резким — лишь в новое время, и не столько вследствие ряда изменений в самом исландском, сколько благодаря отдалению норвежского от старого типа.

В новоисландском почти полностью сохранилась древняя система склонения и спряжения, и много архаичного осталось и в синтаксисе. Словарные сообенности новоисландского проявляются гл. обр. в новообразованиях из старых элементов и в различных сдвигах в значении старых слов (соответственно новым социальным условиям и потребностям); имеется также ряд заимствований из датского (в результате присоединения Исландии к Дании). «Интернациональный» словарный элемент в исландском яз. крайне незначителен, т. к. большинство новых понятий выражается с помощью новообразовании (напр. «партия» — шв.-норв. «parti», датск. «Parti» — исл. «flokkur», собственно «отряд, группа, стая» и т. п.). Все же некоторые термины — общественно-политические (напр. «kommúnismi») и технические — постепенно проникают и в исландский яз. Лишь немногие фонетические отличия новоисландского от древнего отражаются на письме.

ФЕРЕЙСКИЙ ЯЗЫК — несмотря на малочисленность говорящих на нем (ок. 25 тыс.), разделяется на несколько говоров. Оформление письменно-литературного яз. (если не считать нескольких древних памятников) относится к XIX в. Разорение мелких рыбацких хозяйств датским промышленным капиталом усилило раздражение против господства датского яз. (Ферейские о-ва принадлежат Дании). Подготовкой к применению ферейского яз. в лит-ре послужили собирание и запись старинных народных песен (Hammershaimb, Jakobsen и др.). В 1895 устанавливается твердая орфография; обработка ферейского яз. как лит-ого идет все дальше вместе с ростом лит-ры на нем и появлением нескольких периодических издании. Как и исландский, ферейский яз. до сих пор сохраняет много архаичных черт, особенно в словаре и грамматике.

Готский язык

Готы – восточногерманское племя. Прародина – Скандинавия. В 1-егг н.э жили на территории современной Польши. Во 2в мигрировали на юг и расселились в низовьях Днепра и Дона, на побережье Черного моря. В 3-4вв делятся на остготов и вестготов. Появляются 2 диалекта. Одна часть готов сбежала на запад, на Балканы (вестготы), а остальные остались и появились на территории Римской Империи значительно позже. В 5в. готы принимают христианство (арианская ересь). В конце 5в остготы основали свое государство в Италии, которое просуществовало 60 лет. Государство вестготов находилось сначала в Испании и Франции, а потом было вытеснено в Испанию. В 8в они были завоеваны арабами.

Готский язык полностью описан. Самый главный памятник – «Серебряный кодекс» 5-6вв. – перевод Библии на готский язык. «Кодекс Кардинус» (на готском и на латыни).

Сохранились архаичные черты:

- Двойственное число

- Основообразующий суффикс существительных

- Нет полномасштабной категории страдательного залога, только MediaPassivi

- Не было ротацизма и перегласовок

Система фонем.

Гласные

- 5 долгих и 5 кратких гласных: ī(ei), ū, ō, ā, ē; ĭ(ĭ, ĕ), ŭ, ă, [ε] (ai), [ŏ] (au)

- Дифтонги: ai, au, iu

- Комбинаторные изменения – преломление

- Использование аблаута

Согласные

- 2 полугласных: j, w

- 5 сонорных: r, l, m, n, ŋ

- 9 щелевых: s, f, Ѣ; z, ђ, [v],ð, h, hw, ζ

- 6 смычных: p, t, k, b, d, g

Полугласные могли выступать и в роли краткого гласного и в роли согласного. Характерна диссимиляция (если конечный согласный корня глухой, то щелевой в суффиксе – звонкий, и наоборот. Отсутствовало чередование по закону Вернера у сильных глаголов.

Морфология

- Категории рода, числа, падежа (звательный, инструментальный), 3 склонения, указательные местоимения, личные местоимения 1-2 лица, возвратное «себя»

- Склонения прилагательных (сильное и слабое), степени сравнения образовывались с помощью суффиксов ista/osta; iza/oza;

- Разветвленная система местоимений

я ты мы (2) вы (2) мы вы
N Ik Ѣu wit Ut Weis Jus
G Meina Ѣeina Ugkara Iqqara Unsara Izwara
D Mis Ѣus Ugkis Iqqis Uns, unsis Izwis
Acc mik Ѣuk Ugkis iqqis Uns, unsis izwis

o 3-е лицо : is, ita, si

o Притяжательные местоимения

o Указательные местоимения

- Sah , Ѣatah , soh

- Jains, jain, jaine (тот)

- Sama, sa, samo(тот самый)

- Hi (это здесь)

o Относительные

o Вопросительные (hwas, hwa, hwo)

o Неопределенные (sums, sum, suma)

o Местоименные прилагательные

- Глагол: лицо, число, время, наклонение, залог. 3 неличные формы: инфинитив, причастие 1,2. Наиболее развитая - система изъявительного наклонения, 2 времени: Pressens, Pretereta.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий