Мир Знаний

Каменное зодчество Литвы XIII – XVIII веков (стр. 6 из 10)

Архитектура барокко второй половины XVII века отличается нарядностью, разнообразием и богатством синтеза зодчества и изобразительного, а также декоративно-прикладного искусства. В XVIII веке архитектурные формы позднего барокко отмечены легкостью в прорисовке силуэта строений, изящным декором фронтонов, многообразием профилей арочных проемов. Необычайно пластичную интерпретацию получает ордер.

В новом стиле возводятся строения различного назначения, однако ярче всего он проявился в зданиях церквей и резиденций крупных феодалов. Интересно применялось барокко в архитектуре малых форм – ворота, ограды и особенно мемориальные памятники.

Одной из первых построек раннего барокко в Литве является костел святой Терезы (1633-1650, архитектор К. Тенкалло). Построен по заказу вице-канцлера Великого княжества Литовского С.К. Паца. Входит в ансамбль кармелитского монастыря.

В плане костел трехнефный, асимметричный (в восточной стороне – капелла и коридоры, в западной – колокольня), имеет базиликальное внутреннее пространство, которое перекрыто цилиндрическими сводами с люнетами; над центральным алтарем – сферический свод. Отличается особенно гармоничным – близким к ранним формам барочных римских костелов – главным фасадом, безбашенным, симметричным, разделенным на два основных яруса. Центр нижнего яруса акцентируется высокой нишей, в которой устроен портал, оформленный двумя колоннами с сандриком, с выемкой и картушем, волютами и оконным проемом хора над ним. В центре верхнего яруса помещено нарядно оформленное круглое окно с профилированным наличником, сегментным сандриком и балюстрадой; по сторонам расположены спаренные ионические пилястры и высокие волюты. Фасад увенчан высоким треугольным фронтоном с гербом семьи Пацов в центре. Все декоративные элементы главного фасада выполнены из черного и белого мрамора и гранита. (57, 138) Интерьер отличается изысканными пропорциями и нарядностью оформления, особенно главный неф, который выше и в два раза шире боковых. Стены между проемами полукруглых арок в нефах расчленены спаренными пилястрами с пышными коринфскими капителями, над которыми проходит декоративный орнамент. Паруса купола украшены лепниной сложного рисунка. Главные художественные акценты интерьера – разноцветные с позолотой алтари (девять алтарей; восемь из них в стиле рококо, середина XVIII века, выполнены из песчаника). Центральное место в костеле занимает двухъярусный алтарь святой Терезы – один из самых значительных и оригинальных в Литве. В нем помещены две картины: «Экстаз святой Терезы» (первая половина XIX века, художник К. Русяцкас) и «Мадонна с младенцем и святым Казимиром» (конец XVIII века, художник С. Чехавичюс). Своды главного нефа, купол, частично стены и некоторые плоскости боковых алтарей расписаны фресками на сюжеты из жизни испанской кармелитской монахини святой Терезы, представляющими значительное художественное явление в позднем барокко в Литве.

Планы литовских костелов ясные, большей частью симметричные; в них нет выступов, сложных кривых форм и линий, нет неясности в распределении помещений. Костелы строятся двухбашенные с планом в виде латинского креста, двухбашенные прямоугольной планировки, центрально-купольные. По силуэту и композиции особенно характерны двухбашенные костелы с плоским главным фасадом.

Двухбашенные костелы, имеющие план в виде латинского креста, широко распространяются во второй половине XVII века. Самым значительным их образцом считается костел святых Петра и Павла в Вильнюсе, построенный в 1668-1676 годах. Вместе с монастырем каноников Латерана он стоит на живописном и возвышенном месте в лесистом районе Антакальниса. Инициатором строительства был крупный феодал М. К. Пац, разбогатевший во время войн середины XVII века. Архитектор костела И.Заор из Кракова; с 1670 года строительными работами руководил Фредиани ди Лука.

План и решение внутреннего пространства костела святых Петра и Павла в основном следуют схеме костела святого Казимира в Вильнюсе, а две лестничные башенки в углах ризниц и маленькие часовни являются как бы своеобразным композиционным и функциональным повторением традиций литовского Ренессанса, берущих свое начало еще в готических храмах.

Внешне костел не отличается единством архитектурных форм, хотя эти формы довольно монументальны: массивный, не очень соразмерных пропорций купол; низкие, круглые в первом ярусе и восьмигранные в верхних ярусах башни фасада; тесно вклинившийся между ними треугольный фронтон, по композиции близкий классическому портику. Создается впечатление, будто в фасаде костела смешаны стилистически различные элементы различного масштаба. Зато интерьер храма является высоким образцом синтеза архитектуры и искусства. Предпочтение здесь отдается пластическим композициям из белого стука, фигурным и орнаментальным. Некоторую роль играют и фрески на сводах. Интерьер костела святых Петра и Павла – это характерный пример использования скульптуры в период расцвета барокко. Некоторые эскизы его скульптурного убранства делал И. Шрейтерис, всеми скульптурными работами руководили талантливые мастера Д. Галли из Рима, П. Перти из Милана и их главный помощник М. Жялявичюс из Вильнюса. Костел святых Петра и Павла отличается необычайным изобилием скульптур и рельефов, оригинально размещенных на стенах продольного нефа, трансепта, боковых часовен, на сводах и в куполе. Здесь одних лишь фигур более двух тысяч (их исполнением руководил П. Перти), кроме того есть различная орнаментальная лепнина (руководитель работ – Д. Галли). Тематика скульптур обширна: это евангельские и исторические сцены, в том числе эпизоды из истории Литвы; много в этих скульптурах и бытового элемента. (46, 190)

Несмотря на столь большое количество изображений, здесь нет повторов, нет тождественности в композиции и моделировке. Декораторы интерьера прекрасно использовали как в самих скульптурах, так и в их расположении выразительность симметрии и асимметрии. В художественной переработке разнообразных тем и мотивов чувствуются итальянские влияния и тенденции идеализации. Однако эта идеализация порой противоречиво сочетается с искренним, живым реализмом. Многие скульптуры лишены церковной патетики святости, они просты, человечны, и в некоторых из них чувствуется подлинный драматизм эпохи. Здесь можно встретить типы крестьян и горожан, мужчин и женщин (например, глубоко эмоциональные девичьи головки в часовне святого Августина). Воплощение жизни и человечности мы находим в фигуре матери, кормящей грудью ребенка. Тема материнства выражена искренне и необыкновенно просто. (65, 274) Контраст роскоши, в которой живет знать, и народной бедности передан в скульптурной группе, изображающей нищего и королеву. Жизненная правда есть и в статуе Марии Магдалины (предполагают, что это изображена жена скульптора П. Перти).

В интерьере костела святых Петра и Павла много военных сцен с фигурами рыцарей в латах, довольно наивно показывающих литовское войско во главе с великим князем Казимиром (1440-1492). Между сценами, связанными тематически, всегда существуют и определенные композиционные, визуально воспринимаемые контакты. Притом вся эта обильная пластика размещена в пространстве костела тектонично и разумно чередуется со спокойной поверхностью стен, не покрытых скульптурами или рельефами. Зачастую позы или жесты фигур построены согласно особенностям тех архитектурных элементов, в которые эти фигуры вписаны; позы фигур, сидящих на архивольтах часовен, гармонично сочетаются с контурами арок. Во всей этой скульптуре много яркой театральности и даже вычурности, вообще свойственных барокко, однако она уникальна по своему простодушному звучанию благодаря множеству черт, почерпнутых непосредственно в жизни Литвы той эпохи. (61, 259)

Примером костела с планом латинского креста, в XVIII веке изменившего интерьер умеренного барокко на нарядные формы рококо, был трехнефный доминиканский костел в Вильнюсе (планировка 1679-1688, реконструкция 1748-1770). Здание отличается величественным объемом, играющим важную в панораме старого города. Внешний вид решен сдержанно. Двухбашенный фасад, разделен карнизами на три яруса, которые пилястрами расчленены на три части по вертикали. Главный вход устроен на боковом фасаде в виде портала, эффектно оформленного дорическими колоннами, пилястрами и рельефным картушем. Интерьер отличается большой декоративностью и изящностью форм в стиле позднего барокко и рококо. Четыре столпа волнистого профиля, поддерживают парапет хора, украшенный рокайлями («ракушками»), мотив которых повторяется в плафонах и в лепных украшениях стен. Основные декоративные акценты - шестнадцать больших алтарей оригинальной композиции и амвон, отличающийся пластичностью своих форм. Купол и своды нефа расписаны фресками на темы из жизни святых (художник неизвестен). (29, 115)

Двухбашенные костелы прямоугольной планировки бывают однонефными и трехнефными с часовнями, по пространственной трактовке – зального и базиликального типа. Их фасады украшены высокими многоярусными башнями, которые эффектно вырисовываются в панораме города и в пейзаже. Одинаковые в плане, ярусы башен различаются и по квадратуре, пропорциям, ритму и применению элементов барочного декора. Зрительно башни объединяются расположенными на высоте третьего яруса декоративными фронтонами, и это смягчает переход к верхним ярусам, где башни смотрятся уже порознь. Одним из первых реконструированных в XVIII веке костелов с плоским двухбашенным фасадом является костел святой Екатерины монастыря бенедиктинок в Вильнюсе (построена в 1622-1650, реконструирована в 1741-1746 архитектором И. Глаубицем). Бенедиктинские монастырь и костел вместе с доминиканскими костелом и монастырем представляют собой два важнейших компонента своеобразного юго-западного квартала старого Вильнюса. Костел святой Екатерины отличается высокими (пятьдесят метров) пятиярусными башнями с изящно вкомпонованным между ними фронтоном. Ритмика пилястр и карнизов фасада и конструктивно обоснована и декоративна. К костелу пристроена гармонирующая с ним маленькая часовня (архитектор И. Глаубиц, 1746).