Мир Знаний

Банковский надзор и пути совершенствования в России (стр. 3 из 8)

1.2 Международные стандарты в России

Банк России в июне 1997 г. выразил готовность присоеди­ниться к "Базельским основопо­лагающим принципам эффектив­ного банковского надзора". При этом Центральный банк РФ ис­ходил из того, что реализация этих принципов "имеет чрезвы­чайно важное значение для со­здания в России эффективной системы банковского надзора, соответствующей требованиям рыночной экономики и отвечаю­щей интересам клиентов и вклад­чиков банков" (Вестник банка России, № 41 (204), 1997, с.1).

Присоединение к этим прин­ципам отнюдь не влечет за со­бой автоматического улучшения в сфере контроля. Потребуется серьезная корректировка подхо­дов к банковскому надзору в Рос­сии, которая связана, в частно­сти, с ужесточением ряда нор­мативов, переходом на новый план счетов бухгалтерского уче­та, созданием новой системы формирования резервов на воз­можные потери по ссудам и многое другое.

Присоединение к базельским принципам должно вылиться в радикальные перемены в самом надзоре. Переосмыслению дол­жны подвергнуться, в первую очередь, основы банковского надзора. На первый план выд­вигается принцип "конструктив­ного сотрудничества", определя­емый пониманием не только объективного существования тес­ных взаимосвязей между коммер­ческими банками и Центральным банком, но и того, что вместе они являются неотъемлемой ча­стью народнохозяйственного комплекса. В нормальных рыноч­ных условиях они либо вместе процветают, либо вместе терпят неудачу. Центральный банк мо­жет обеспечить реализацию сто­ящих перед ним задач (устойчи­вость национальной денежной единицы, эффективное функци­онирование платежной системы и многое другое, без чего не­мыслима здоровая экономика) только при наличии прочного банковского "фундамента" в виде коммерческих банков и благода­ря ему.

Банки в процессе оценки ус­ловий наиболее выгодного раз­мещения активов, формирования своего кредитного портфеля ре­шают важнейшую макроэкономи­ческую задачу — эффективное распределение ресурсов. С этих позиций излишняя зарегулированность (впрочем как и недорегулированность) их деятельно­сти лишает экономику этого су­щественного для рыночного хо­зяйства механизма. Следователь­но, должны быть и разумные гра­ницы надзора (доминирование принципа "не навреди").

В свою очередь, коммерчес­кие банки объективно заинтере­сованы в максимальном обще­ственном доверии к ним, в ос­нове которого — их надежность и стабильность, которые может обеспечить грамотное, цивили­зованное регулирование банков­ской деятельности. Коммерчес­кие банки и Центральный банк — "зеркальное отражение друг дру­га". Их деятельность и интересы переплетаются. Эффективная банковская система не может су­ществовать в условиях их про­тивоборства и недоверия друг к другу. Центральный банк не дол­жен становится на излишне же­сткие позиции, а коммерческим банкам желательно понять, что надзор в конечном итоге поло­жительно отражается на их кол­лективных долговременных инте­ресах.

Необходимость надзора за деятельностью коммерческих банков определяется:

· особым положением банка в связи с тем, что он оперирует "дважды общественными" день­гами — его капитал сформиро­ван на основе акций или паев, а на счетах находятся средства клиентов;

· ролью, которую банки игра­ют в хозяйственной жизни об­щества (воздействуя на объем и структуру денежной массы, они активно влияют на общую эко­номическую конъюнктуру);

· особым доверительным ха­рактером отношений между ком­мерческими банками и их кли­ентами. Если в обществе нет к ним абсолютного доверия, то банковская система не сможет должным образом выполнять свои функции по привлечению и перераспределению времен­но свободных денежных средств в обществе, а сами банки будут недополучать значительные при­были;

· наличием большого числа серьезных и разноплановых рис­ков банковской деятельности, потенциально способных в крат­чайшие сроки вывести рынок или его отдельных агентов из состо­яния равновесия;

· возможностью лишь на об­щегосударственном уровне обес­печить систему гарантий надеж­ности депозитов и осуществить ряд других мер по поддержанию стабильности на денежно-кредит­ных рынках.

Банковский надзор не может быть эффективным без реального выполнения двух функций: пре­вентивной и защитной.

Первая нацелена на то, чтобы не допу­стить краха отдельных банков или дестабилизации рынка в целом. Вторая предусматривает меры нейтрализации или локализации негативных последствий, если такой крах или дестабилизация все же произошли. Она состоит из системы мер реальной помо­щи банкам, попавшим в слож­ную финансовую ситуацию, и си­стемы гарантий депозитов, на­правленных на защиту интересов вкладчиков в случае банкротства кредитных институтов.

Подобный подход позволяет Центральному банку расширить отношения с проблемными бан­ками: перейти от помощи в вы­явлении и оценке проблем, по­исков путей выхода из неблагоприятной ситуации, организацион­но-управленческих рекомендаций к временному предоставлению на определенных условиях средств или отсрочки выплат штрафов, предусмотренных за нарушения. Последнее определяется тем, что проблемы ликвидности попавших в затруднительное положение банков могут быстро трансфор­мироваться в проблемы плате­жеспособности, поскольку уско­ренная реализация долгосрочных активов (нередко по бросовым ценам) влечет за собой серьез­ные потери капитала и может вызвать усугубление финансово­го положения вплоть до банкрот­ства. Это, в свою очередь, мо­жет сопровождаться для обще­ства значительно большими из­держками, чем своевременное оказание необходимой и адек­ватной помощи проблемному банку.

Основным критерием оцен­ки качества надзора должно стать поддержание абсолютного дове­рия к банковскому сектору. В дополнение к традиционным це­лям второго порядка — поддер­жание общей стабильности, пре­дотвращение банкротств крупных банков и системных кризисов — в их состав можно было бы вклю­чить:

фактическое обеспечение безопасности вкладов физичес­ких лиц;

борьбу с криминализацией банковской сферы и различного рода отклонениями от нормы;

отслеживание незаконных банковских сделок организация­ми и лицами, не имеющими на это лицензии (например, "чер­ный нал"), недобросовестной рекламы, ограничений конкурен­ции, несвоевременности зачис­ления средств на счета клиен­тов и др.

Все элементы общей цели банковского надзора внутренне взаимосвязаны. Игнорирование любого из них лишает надзор эффективности. Так, с одной сто­роны, отсутствие реального ме­ханизма защиты вкладов населения обходится банковской си­стеме в недополучение ресурсов минимум в 30 млрд долл., нахо­дящихся на руках людей, недо­веряющих банкирам. С другой стороны, защита вкладов насе­ления, по существу, означает ог­раждение коммерческих банков от риска массового изъятия де­нег в случае временных трудно­стей или паники и в целом умень­шает риск системного кризиса.

Главное содержание банков­ского надзора, на мой взгляд, должно быть переориентирова­но с оценки отдельных рисков (какими бы значимыми они ни были) на оценку общей степени концентрации совокупных бан­ковских рисков. К их числу по­мимо кредитных рисков и рис­ков потери ликвидности относят­ся процентные, биржевые, валют­ные, организационные и ряд других, надзор за которыми не ведется вообще или ведется недостаточно. Однако это вовсе не означает усложнения или уве­личения объема отчетности ком­мерческих банков.

Особое внимание следовало бы уделить оценке организаци­онных рисков, связанных с ка­чеством управления кредит­ных учреждений. Не секрет, что разорение многих банков преж­де всего было связано с неудов­летворительным их управлением из-за недостаточных квалифика­ции и опыта высших менедже­ров. Недопустимым пробелом в надзоре продолжает оставаться учет рисков, связанных с потен­циальной криминализацией бан­ков. А ведь давно стало понят­но, что привлечение и исполь­зование средств из сомнитель­ных источников, так же как и различные нарушения с целью извлечения сверхдоходов, под­вергают серьезной опасности экономическую устойчивость кре­дитных учреждений.

Любые назревшие и даже хорошо продуманные изменения в структуре, целях и содержа­нии банковского надзора могут уподобиться "стрельбе из пушек по воробьям" без серьезной пе­рестройки его инструментария.

Рационализация форм и ме­тодов банковского надзора, на мой взгляд, должна исходить из необходимости:

упрощения и рационализации отчетности без ущерба для "про­зрачности" банка и без потери информативности;

удешевления (и одновремен­но повышения их качества и лич­ной ответственности проверяю­щих), за счет уменьшения числа трудоемких и дорогостоящих проверок с одновременным пе­реносом их основной тяжести на специализированные аудиторс­кие фирмы, получающие задания на проверки в территориальных управлениях. Центрального бан­ка (оплата внеочередных услуг аудиторов должна полностью ло­житься на коммерческие банки, нарушающие те или иные зако­нодательно закрепленные прави­ла деятельности);

полной открытости банковс­кого надзора общественности: серьезные изменения в нем дол­жны в обязательном порядке предварительно обсуждаться с банковскими союзами;

максимальной гибкости: лю­бые "модернизации" в банковс­кой деятельности должны в крат­чайшие сроки находить отраже­ние в надзоре. Так, распростра­нение фьючерсов, сделок своп, других дериватов требует осо­бых подходов к выяснению но­вых банковских рисков, новых методов их учета и регулирова­ния.

Надзорная система, постро­енная на перечисленных принци­пах, сложившихся в ходе станов­ления экономических структур развитых стран, позволит сфор­мировать банковскую систему, сочетающую в себе достаточную надежность со способностью выполнять присущие ей специ­фические функции, без которых немыслимо современное рыноч­ное хозяйство.