Рабство в Вавилонии VII-IV вв. до н.э.

Федеральное Агентство по Образованию Государственное Образовательное Учреждение Высшего Профессионального Образования Тверской Государственный Университет

Федеральное Агентство по Образованию

Государственное Образовательное Учреждение

Высшего Профессионального Образования

Тверской Государственный Университет

Исторический факультет

Кафедра истории древнего мира и средних веков

Курсовая работа

тема: Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV вв. до н.э.

Тверь 2008

Введение

Вот уже полторы тысячи лет, как под песком и глиной скрылись остатки одного из величайших городов древности. А мы до сих пор вспоминаем его, называя этим именем любой большой и шумный город. Этот город Вавилон – город с развитым ирригационным земледелием, торговлей и работорговлей, город, часто упоминаемый в Библии, переводимый как «врата рая».

Одной из особенностей древневосточных государств было рабство. Не была исключением и Вавилония. Долгие годы считалось, что рабство восточных цивилизаций идентично рабству в античных странах (Греции и Риме). Затем ученые стали искать в Восточном рабстве некий особый тип рабовладения. В своих исследованиях они доказывали, что рабы Египта и Междуречья жили совсем в других условиях, нежели рабы Греции и Рима. Рабство на Востоке экономически никогда не играло большой роли. Интенсивная потребность в рабах, жадная погоня за рабами, столь характерная для поздней римской республики, совершенно отсутствует на Востоке, потому что хозяйственные отношения здесь были совершенно иные. Последние исследования свидетельствуют о том, что в Восточном рабстве не стоит видеть абсолютно противоположное античному. Конечно, рабство на Востоке имеет свои особенности, но общий принцип не противоречит рабству Греции и Рима.

Так какое же оно было рабство на Востоке, в частности в Вавилонии? Как жили рабы в то время? Удивительно, но исследований, содержащих ответы на эти вопросы немного. Как покупались и продавались рабы, мы знаем достаточно хорошо, а вот их повседневная жизнь остается для нас загадкой. Думаю, данная тема актуальна, потому что рассматривает «историю повседневности» рабов, что в современной науке является еще новой и мало изученной темой в истории. Тема помогает взглянуть на общественную жизнь Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. через призму рабовладения.

К тому же в советской историографии к проблеме рабов относились как к проблеме угнетенного класса общества. Многие трудности, испытываемые рабами, преувеличивались. Сейчас мнение на этот счет в науке поменялось, а новых трудов на эту тему написано мало. Необходимо выявить объективный взгляд на проблему. Надеюсь, данная работа поможет в формировании этого взгляда.

Предметом данной курсовой работы является история рабства Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. Объектом изучения являются юридические документы, посвященные этому явлению.

Начало исследования нововавилонских текстов восходит еще к 60-м годам ΧΙΧ века, когда Ж. Опперт[1] , один из основоположников ассириологии, стал публиковать и интерпретировать эти тексты. Это, наверное, были самые первые работы на эту тему. В конце того же века Ж. Н. Штрассмайер[2] продолжил публикацию найденных текстов и издал около 3000 документов, датировавшихся VΙΙ-ΙV в до н.э. В это же время стали появляться многочисленные образцовые публикации В.Г. Пинчесса[3] . Все эти ученые создали огромную научную базу для исследования данной проблемы. Активное изучение нововавилонских текстов продолжалось вплоть до конца ΧΙΧ. В то время как раз было найдено «Сказание о Гильгамеше» и о вавилонских документах на время забыли.

Опубликование в 1911 году классической работы П. Кошакера[4] о вавилонско-ассирийском поручительстве, основанной в основном на нововавилонских документах, положило начало новой эпохе в исследовании этих текстов. Начиная с 20-х годов ΧΧ в. стали появляться многочисленные работы многих авторов, посвященных нововавилонским текстам. В 1949 г. И. Мендельсон издал первое сводное исследование «Рабство на Ближнем и Древнем Востоке»[5] .

В советское время изучением нововавилонских текстов занимались многие юристы-ассириологи. Однако большинство работ посвящено чисто юридическим вопросам, а исследований по экономике и социальным вопросам довольно мало. Юридическим вопросам посвящена работа А.П. Рифтина «Старо-вавилонские юридические и административные документы в собрании СССР»[6]

Работа над вавилонскими текстами с социально-экономическим уклоном была начата еще при жизни академика В.В.Струве. В 1974 году его ученик М. А. Дандамаев выпустил монографию «Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в до н.э»[7] . Данная книга представляет собой фундаментальное исследование, касающееся изучения рабства на Востоке, в частности в Вавилонии. Автор приводит и интерпретирует богатейший источниковый материал. В монографии рассматриваются не только юридические, экономические, социальные вопросы рабства, но также и вопросы повседневной жизни рабов. Помимо социального слоя рабов в исследовании отводиться отдельная глава на рассмотрение полузависимого населения – мушкенумов.

Ценные замечания по вопросу рабства в Вавилонии можно встретить в трехтомном труде «История древнего мира» под редакцией И.М Дьяконова[8] .

К сожалению, в настоящее время работ, посвященных данной теме практически нет.

Нельзя говорить о законченности темы, хотя изданы многочисленные труды как обобщающие, так и посвященные отдельным вопросам, касающимся не только рабства в Вавилонии, но и юридическим, экономическим, социальным и другим вопросам. Но все эти работы в большинстве своем вышли в советское или вообще дореволюционное время, что не может отражаться на их актуальности и выводах. Безусловно, ученые, написавшие их, сделали огромный вклад в изучении вавилонских текстов в общем и рабства в частности. В обзоре историографии использовался хронологический принцип, по времени появления научных трудов.

Целью курсовой работы является рассмотрение положения рабов в Вавилонии в VΙΙ-ΙV вв. до н.э., через призму половых различий. Для достижения поставленной цели нужно решить ряд исследовательских задач.

1. Рассмотрение особенностей рабства на Востоке в целом. Выявление общих положений, посвященных рабам.

2. Сравнение различных точек зрения на рабство в Вавилонии данного периода (VΙΙ-ΙV в до н.э)

3. Рассмотрение рабства по половому принципу, опираясь на материал источников.

Для решения задач курсовой работы был использован ряд источников. Они опубликованы в Хрестоматии по истории Древнего Востока под редакцией М.А. Коростовцева, 1 часть[9] . Источники относятся к типу письменных. Все тексты, опубликованные в названной выше Хрестоматии, переведены и прокомментированы одним из крупнейших специалистов по рабству в Вавилонии М.А. Дандамаевым. В Хрестоматии приводятся тексты о продаже и найме рабов, контракты об обучении рабов различным ремеслам, сделки, заключенные рабами относительно преступлений, совершенных рабами, и судебные протоколы относительно преступлений, совершенных рабами.

Хотя тексты не озаглавлены и не разбиты по темам, их несложно распределить самостоятельно, т.к. они следуют друг за другом группами, освещающими разные вопросы жизни рабов. Все источники – это деловые документы, составленные в присутствии заинтересованных сторон писцом. В конце каждого документа стоит подпись этого писца и подписи свидетелей, что позволяет не сомневаться в правдивости данных текстов. Многие тексты имеют абсолютную датировку.

Среди документов есть составленные хозяином против своего раба или о купле-продаже рабов, есть и документы об аренде имущества раба свободным. Есть документы о мужчинах рабах, о женщинах, есть даже упоминание о детях.

Источники обладают огромными информативными возможностями. Там можно почерпнуть информацию как о земельных отношения в Вавилонии или наказаниях за преступления для рабов, так и о том, что рабов клеймили. Сопоставив информацию документов можно сделать вывод об экономической, социальной, юридической жизни вавилонского общества. Также можно было бы поговорить о божественном пантеоне Вавилона (В некоторых документах упоминаются храмовые рабы и соответственно боги, в храмах которых они служили), или о ремесле, которое было развито в то время (есть документы об обучении рабов ремеслу).

Что же касается рабства в Вавилонии VΙΙ-ΙV в до н.э., то по данным источникам можно сделать огромное количество наблюдений. Его положение в обществе, хозяйственная жизнь представляется без труда.

Конечно, в книге представлена лишь малая часть имеющихся источников по данной теме, но они позволяют решить поставленные задачи. В данной работе использовались следующие методы исторического исследования. Во-первых, общенаучный логический метод, который позволяет теоретически осмыслить события и факты. В частности в рамках этого метода большей всего использовался прием анализа. Во-вторых, использовался исторический общенаучный метод. Он позволил изучить данное историческое явление в динамике, выявить особенные черты Вавилонского рабства, по сравнению с рабством в других государствах, его истоки, место, занимаемое этим явлением в истории страны. В-третьих, использовался системно-структурный исторический метод. С помощью этого метода, через призму рабства, можно рассмотреть жизнь Вавилонии VΙΙ-ΙV в до н.э. Также он позволяет изучать рабство не как отдельное явление жизни, а как часть сложной общественной структуры. В-четвертых, в курсовой работе использовался метод классификации. Он позволил сгруппировать источники, разделив их по принципу принадлежности к полу (то есть отдельно источники, посвященные мужчинам, отдельно женщинам и отдельно детям).

Все методы, использованные в курсовой работе, взаимно дополняют друг друга и помогают создать наиболее полную картину рабства в Вавилонии VΙΙ-ΙV в до н.э.

В курсовой работе использовались следующие методологические принципы: принцип историзма и принцип объективности. Принцип историзма позволяет изучить рабство в контексте того времени, когда оно происходило и в связи с сопутствующими явлениями и событиями. Принцип объективности предполагает непредвзятый подход к изучению темы.

Работа включает введение, три главы, заключение, приложение, список источников и литературы.


Глава 1. Общая характеристика рабства в Вавилонии VΙΙ-ΙV в до н.э.

Что такое рабство? Какими признаками можно охарактеризовать положение раба? Где брали рабов? На первый взгляд, кажется, что вопросы эти достаточно просты, но исследователи до сих пор не пришли к общему ответу. Институт рабства, возникший в конце ΙV тысячелетии до н.э., просуществовал довольно долго (в первой половине ΧΙΧ в. в южноамериканских штатах производство было еще в значительной части основано на рабском труде) и совсем не удивительно то, что в различных странах рабство развивалось разными путями. Кроме того, даже в одном и том же обществе, в один и тот же исторический период фактическое положение рабов сильно варьировало; одна часть рабов подвергалась жестоким формам эксплуатации, а другая находилась в сравнительно хороших условиях. Давая определение раба, историки часто настолько расходятся между собой, что обычно считают необходимым сообщить читателю, кого они имеют в виду под рабами. Некоторые определения подтолкнули исследователей античного рабства к отделению его от так называемого «восточного» рабства. Целесообразно будет ознакомиться с некоторыми высказываниями востоковедов, работы которых натолкнули специалистов по античности на противопоставление «восточного» и античного рабства. По мнению Мендельсона, раб обычно был той же «расы», того же цвета кожи, религии и того же языка, что и его хозяин. Огромное число рабов прежде были свободными. Ближневосточная система рабства отличалась от римской и американской систем, так как: 1) на Ближнем Востоке рабство было главным образом результатом нищеты; 2) кроме того, раб жил и работал бок о бок с хозяином. Поэтому переход от свободного состояния в рабское и наоборот был обычным явлением: человек мог быть продан в рабство, а на другой день освобожден и вследствие этого терял всякую связь со своим бывшим хозяином. Исследователи Драйвер и Майлз считают, что в отличие от римского общества периода завоевательных войн в Вавилонии раб не считался вещью, а сохранял личность, имел семью, и хозяин не имел по отношению к нему права жизни и смерти. Ученый Кардашиа соглашается с предыдущим мнением и пишет о том, что на Востоке раб был личностью во все периоды, в том числе и во время Ι вавилонской династии, в касситскую, нововавилонскую и ахеменидскую эпохи, а в новоассирийское время раб мог владеть землей, другими рабами и т. д.[10] А вот учёный Мейер, не соглашаясь с этим, пишет о том, что рабы на Востоке – это не производительный, но очень дорого обходящийся инвентарь. Ими пользуются главным образом для личных услуг[11] . Исследователи ΧΙΧ в. также считали, что рабы в вавилонском государстве считались вещью, т.к. при перечислении их ставилось «голова». На данный момент такое обоснование считается устаревшим, хотя и не лишено определенного смысла[12] . Специалист по древней Греции Финли считает, что в странах древнего Востока и в ранние периоды Греции и Рима одно состояние незаметно переходило в другое, и поэтому бесполезно спрашивать, где провести линию раздела между свободным и рабом[13] . После всех приведенных выше отличий Восточного рабства от античного обратим внимание на выводы К.К.Зельина из его теоретического очерка, посвященного мифологическим признакам рабства. Автор отмечает, что для древности характерно «необыкновенное обилие и разнообразие форм социально-экономических отношений» и рабство было только одной из форм личной зависимости и внеэкономического принуждения.[14] Зельин пишет, что «в древности раб мог оказаться в иных случаях в таких же или даже лучших условиях, чем свободный и в то же время находиться в тяжелой зависимости, подвергаться принуждению и угнетению»;[15] «Зависимый человек мог находиться в полном порабощении у… господина (индивидуального или коллективного), к нему могли быть применены все средства физического принуждения, но при этом он мог и не быть рабом».[16] «Зависимость может быть постоянной, передающейся из поколения в поколение, традиционной, или же носить временный характер»[17] . Автор поясняет, что под рабами он имеет в виду «людей, принадлежащих к сословию рабов, т.е. признаваемых таковыми действующим правом, являющихся собственностью других людей, коллективов или даже «божества», но не обязательно товаром, не обязательно лишенных средств производства или даже правоспособности, не обязательно жесточайшим образом угнетаемых»[18] Среди рабов автор выделяет в особую группу рабов в античном смысле как людей, признаваемых законом рабами, лишенных средств производства и подвергающихся внеэкономическому принуждению[19] . М. А. Дандамаев, написавший монографию «Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э.», считает, что в приведенных выше цитатах из труда Зельина совершенно правильно отражено положение рабов. Он говорит о том, что «как бы проблема социальных классов Вавилонии ни была сложна для нашего понимания, по крайней мере для ΙΙ и Ι тысячелетий можно выделить, в частности, два сословия, а именно полноправные свободные и рабы в античном смысле этого слова, которые совершенно четко противопоставлены друг другу в юридических памятниках. Полноправные свободные были членами общины и народного собрания и экономически независимы, имели определенные привилегии. Что же касается рабов, они – вещь хозяина и по отношению к последнему у них только обязанности, но никаких прав»[20] . Далее он пишет, что «для исследования проблемы рабства в Вавилонии Ι тысячелетия имеются вполне надежные источники. Но даже исчерпывающее и убедительное исследование проблемы рабства в античном смысле не дает возможности понять механизм общества, его социально-экономическую структуру. В Вавилонии (в частности Ι тысячелетия) существовали социальные слои населения, которые не были полноправными гражданами и которые в зависимости от конкретных исторических условий либо были наделены средствами производства, либо же были лишены их. В производстве их труд имел большое значение, многие из этих групп работали в силу внеэкономического принуждения, но с точки зрения существовавших законов они не считались рабами... Они не являлись полной собственностью». Этих людей мы не должны считать рабами. М. А. Дандамаев считает, что К.К. Зельин совершенно прав, полагая, что нужно отказаться от отнесения зависимых людей к рабам. Принимая во внимание определение раба, данное Зельиным (раб – собственность другого лица, но не обязательно товар и не обязательно лишен средств производства), Дандамаев считает его абсолютно верным в методологическом плане, но считает необходимым применительно к Вавилонии VΙΙ-ΙV вв. несколько сузить его. Он считает, что в Вавилонии этого периода рабы наравне со скотом были основным видом движимого имущества, их часто продавали, обменивали на другое имущество и т.д. Если удается установить, что лица, обозначенные определенным словом, могли быть проданы, тогда само это слово принимается нами как термин для рабов. Другим критерием рабского статуса является клеймение, с помощью которого отличали людей, представляющих чью-то собственность, или лиц, совершивших преступление. Правда, иногда ввиду нечеткости в употреблении некоторых терминов иногда могут возникнуть трудности при определении статуса лиц, названных в тексте рабами (например, термин «раб царя», употреблявшийся широко). Дандамаев также пишет, что вавилонские рабы могли владеть землей, домами, скотом, орудиями производства и т.д.[21] Например, существует целая серия документов посвященных богатому рабу Рибату, сыну Бел-рибы, рабу Римут-Нинурты. В тексте UM, 118 есть прямое перечисление скота, которое дается внаем. А именно: «18 баранов больших…баранов двухлетних, 14 барашков, 11 больших суягных овец, 19 годовалых овец, 6 больших козлов, 1 двухлетний козел… больших суягных коз, 1 годовалая коза, всего 141 [голова] мелкого скота, белого и черного, больших и маленьких, принадлежащих Рибату, сыну Бел-рибы, рабу Римут-Нинурты»[22] Но у нас нет оснований считать это имущество собственностью самих рабов, а в ряде случаев даже удается доказать, что имущество раба принадлежало его хозяину. «При таком подходе»,- пишет он, - «вавилонские рабы VΙΙ-ΙV вв. в отношении юридического статуса заметно не отличаются от античных. Рабы в Вавилонии были полной, ничем не ограниченной собственностью хозяина, и , по-видимому, в отличии от Афин V в. не было даже правового запрета убить своего раба. Среди вавилонских рабов были также богатые и влиятельные, но ведь такие рабы имелись и в развитых античных государствах. Поэтому, нет оснований проводить какую-то резкую грань между античными и вавилонскими рабами». Статус рабства был наследственным. В начале было приведено мнение Мендельсона о текучести состава рабов на Ближнем Востоке и легкости перехода из рабского состояния в свободное, и наоборот. М. А. Дандамаев не согласен с этим выводом и считает его ошибочным. Он пишет о том, что «о переходе из одного статуса в другой можно говорить (да и то лишь условно) только в тех случаях, когда речь идет о рабстве-должничестве, ограниченном во времени действовавшим законодательством. Во-первых, должника, лишь временно работающего на кредитора, вряд ли следует причислять к рабам. Во-вторых, а Вавилонии Ι тысячелетия, по-видимому, не было законов, ограничивающих рабство-должничество определенным сроком, да и само долговое рабство в это время не имело широкого распространения. А переход из одного сословия в другое либо вовсе не допускался, либо был настолько затруднен, что до сих пор не известен ни один конкретный пример подобного перехода. Правда, рабов можно было отпустить на свободу, но вольноотпущенники, по всей вероятности, не могли добиться тех прав, которыми пользовались граждане. Поэтому нет никаких оснований полагать, что рабы могли легко стать и становились свободными[23] . Как и в вопросе определения рабства нет общего мнения, так нет и полной ясности в терминологии. В источниках встречаются различные обозначения рабов. М. А. Дандамаев выделяет девять специальных терминов для обозначения рабства. Одни из них являются абстрактными, собирательными терминами для рабов, другие всегда указывали на конкретного раба или рабыню. Кстати, термины для обозначения рабов мужчин, рабов женщин и рабов детей отличались. Нередко одно и то же лицо в документе обозначалось несколькими различными терминами. Весьма распространенными терминами являлись ardu (в ж.р. amtu), qallu (в ж.р. qallatu) и amēlūtu. Весьма трудно бывает ответить на вопрос, что в точности имели в виду вавилоняне под каким-либо словом. Иногда одним и тем же словом назвали как рабов, так и свободных. Поэтому перевод слова обычно делают из контекста. Наконец, иногда рабы упоминаются просто по имени. Хотя в редких случаях так могут быть упомянуты и свободные. Контекст почти всегда дает возможность установить социальный статус таких лиц[24] . Изложенный выше материал свидетельствует об отсутствии у вавилонян четкой социальной терминологии. Об этом же свидетельствует и употребление слова (amēl)sābu «человек», «воин», «работник»[25] .

Далее стоит перейти к рассмотрению такого важного вопроса, как источники рабства.

Подавляющее большинство рабов было местного (вавилонского) происхождения. В нововавилонское время многие патриархальные формы пополнения контингента рабов уступают место другим. Перечислим их:

· Обращение военнопленных в рабов.

· Естественное воспроизводство рабов из поколения в поколение.

· Обращение полноправных граждан в рабов за нарушение определенных законов.

· Долговое рабство.

· Усыновление подкинутого ребенка другим лицом с последующим превращением его в раба.

· Продажа родителями своих несовершеннолетних детей в рабство.

В нововавилонский период первые две формы пополнения количества рабов были наиболее актуальны и широко использовались на практике. Рабам разрешалось жить семьями, поэтому естественный прирост был основным источником увеличения рабского контингента. Чужеземцы же появились в большом количестве в Вавилонии после успешных военных походов. Остальные, перечисленные формы увеличения численности рабов, не являлись сколько-нибудь существенным источником рабства. Например, долговое рабство уже не имело такого большого значения, как в предшествующие эпохи, хотя и продолжала существовать. Редко кто оставлял своих детей на улице для усыновления. Продажа родителями своих несовершеннолетних детей в рабство стало достаточно нетипичным явлением[26] .

Хотя в документах есть упоминание о таком событии. В тексте YBT, VΙ, 154 есть такие слова: «Банат-Иннин, дочь Нергал-иддина, сказала в народном собрании Набу-шар-уцуру, представителю Эанны, и Зерия, управителю Эанны, сыну Ибни, потомка Эгиби, следующее: «Муж мой Набу-зер-укин умер, [а] в стране царит голод и [поэтому] я заклеймила своих малолетних детей Шамаш-Рибу и Шамаш-леу и отдала [их богине] Белит Урукской. Пока живы они действительно будут храмовыми рабами Белит Урукской»[27] . Из этого отрывка явно видно, что мать отдала своих детей в храмовое рабство, к тому же она поставила на них клеймо («заклеймила»), что несомненно является признаком рабского положения. Также в документе RA, ΧΙΙ есть упоминание об отдаче ребенка в рабство родителями: «Инна-цилли-баби, булочник, сын Ахушуну, храмовый раб [богини] Иштар Урукской, обратился к судям Нергал-шар-уцура, царя Вавилона, со следующими словами: «[Вот] 10 лет с тех пор, как мой отец Ахушуну отдал меня за ссуду в І/і мины 2 сикля серебра в залог в распоряжение жрицы [по имени] Ахата, чтобы я служил ей»[28] . Таким образом, можно сделать краткий вывод, исходя из материала данной главы. Во-первых, историки до сих пор не пришли к общему выводу относительно вопросов определения рабства и того, кого считать рабами. Исследователи разделились на три основные группы: те, кто считают, что в Вавилонии раб не считался вещью, а сохранял личность, имел семью, и хозяин не имел по отношению к нему права жизни и смерти; те, кто думают, что рабы - это не производительный, но очень дорого обходящийся инвентарь и те, кто имеют срединную точку зрения, то есть считают, что на Востоке одно состояние незаметно переходило в другое, и поэтому бесполезно спрашивать, где провести линию раздела между свободным и рабом.

Во-вторых, у вавилонян не было четкой терминологии для определения рабства. В-третьих, из сказанного выше можно сделать вывод, что рабами становились в основном военнопленные и дети рабов. Это и был основной источник прироста рабского населения.


Глава 2. Мужское рабство

Как и во многих других рабовладельческих системах древности в Вавилонской системе присутствовало разделение рабов по половому признаку. Исходя из данных источника, можно заключить, что рабов мужчин было значительно больше рабов женщин. В данной главе рассмотрим повседневную жизнь рабов мужчин, действия которые могли совершать по отношению к ним их владельцы, действия, совершаемые самими рабами.

Для начала рассмотрим варианты, при которых мужчины становились рабами. Это были стандартные способы, т.е. обращение военнопленных в рабов, естественный прирост населения, долговое рабство, продажа детей родителями в рабство, усыновление подкинутого ребенка другим лицом с последующим превращением его в раба, обращение в рабство преступников.

Чтобы легче было представить описанное время, посмотрим сначала, как одевались рабы, что они ели, где жили, что делали.

По-видимому, большая часть рабов в VΙΙ-ΙV вв. жила семьями. Нередко рабов целыми семьями закладывали, продавали или отдавали в приданое. Семья обычно состояла из раба, его жены и детей. Таким образом, нововавилонское право допускало браки (или, может быть, точнее будет сказать сожительство) между рабами. Однако такие браки, очевидно, были возможны только в тех случаях, когда хозяину это было выгодно по экономическим или другим соображениям. При желании хозяин всегда мог продать членов семьи раба отдельно друг от друга или разлучить их другим способом. Разрешались также браки между частновладельческими и храмовыми рабами, естественно, с согласия хозяев обеих сторон. Дети от таких браков становились собственностью храма. В нововавилонское время также допускались браки между рабами и свободными.[29]

Рассмотрим сведения о пайках рабов. Документы свидетельствуют о том, что дневной рацион взрослого раба обычно равнялся 0,7 – 0,8 л ячменя или фиников, а средняя продовольственная норма взрослого свободного работника была немногим менее 1 л. Следовательно, значительной разницы между зерновыми пайками рабов и свободных не было. Однако рабы помимо хлеба и фиников ничего не получали, в то время как свободные наемникам выдавалось пиво, соль, горчица, растительное масло и т.д. правда, рабы, отпущенные на оброк, или имели собственное хозяйство, или нанимались на работу. Естественно, они не зависели от обычных продовольственных норм. Кроме того, рабы, принадлежащие высокопоставленным лицам, могли получать более разнообразную пищу.[30]

Что же касается одежды рабов, наши сведения об этом крайне скудны. Отдавая раба кредитору в антихрезу, хозяин должен был снабжать его ежегодно одним платьем. Рабы, обучающиеся ремеслу, также получали платье от хозяина. Об этом упоминается в документе PETSCHOW, с.112. В нем говориться о том, что «Мина-ана-Белдан, сын Лабаши, потомка каменщика, отдал своего раба Инна-Набу-ултараха для обучения строительному делу на восемь лет Шузибани-Белу, сыну Ахиттабши. […] [В течение] одного года продовольствие и рабочую одежду Инна-Набу-ултараху должен давать Мина-ана-Белдан».[31] Очевидно, рабов по одежде было невозможно отличить от свободных. Эта одежда вероятнее всего была самая дешевая. В то же время рабы, имевшие свой пекулий, могли одеваться в богатые одежды, подражая богатым людям.[32]

В большинстве случаев рабы жили в домах своих хозяев, занимая, очевидно, худшие комнаты или хозяйственные помещения. Бедные оброчные рабы, как и беднота из сословия свободных, арендовала маленькие комнатки, расположенные чаще всего на крышах жилых домов или складов.[33] Так в документе NBD, 499 речь идет о том, что Бел-цуле-шиме, раб Набу-аххе-иддина, потомка Эгиби взял у пекаря Шушранни-Мардука, сына Мардук-надин-аха, потомка Адад-шум-эреша, Шарид-туппу, деда Шуршанни-Мардука в аренду помещение на крыше амбара за 2 ка хлеба в день.[34] Арендная плата за такие помещения равнялась около 1 сикля серебра в год.[35] В то же время рабы могли арендовать и часть дома. В документе GC, Ι, 35 написано: «Дом Бел-иддина, сына Набу-этира, [а именно] южную [и] восточную [части] и верхний этаж, Амату добровольно сдала на четыре года Ки-Набу, рабу Арад-Набу, для жилья за 12 лепешек в день и Ѕ сикля серебра в год».[36] Конечно, некоторая часть самостоятельных рабов могла арендовать дома совсем не уступающие домам зажиточных граждан.[37]

К сожалению, прямых данных о продолжительности жизни вавилонян чрезвычайно мало. Можно полагать, что средняя продолжительность жизни рабов была несколько ниже, чем свободных. При найме и закладе рабов предусматривалось возмещение для работодателя или кредитора в случае болезни или смерти рабов.

Сведения текстов о болезнях рабов очень скудны. Иногда в документах отмечались факты продажи престарелых рабов, которые оценивались в несколько раз дешевле молодых. Можно говорить о том, что хотя бы часть рабов жила по 60-80 лет. Во всяком случае, вавилонянам была чужда характерная для развитых античных государств практика максимально эффективной эксплуатации рабов, вызывая среди последних высокую смертность.[38]

Теперь рассмотрим те действия, которые в праве был совершать рабовладелец.

1. Хозяин раба обладал уникальным правом продавать своего раба. Подтверждение этому мы встречаем и в текстах. В документе YBT, VΙΙ, 130 написано: «Бунану, сын Аххешая, добровольно продал [богине] Иштар Урукской своего раба Мари-иллиха, на запястье которого написано имя Калбы, за 1 Ѕ мины серебра – долга который числиться за ним и за его братом Калбой».[39] В этом документе речь идет о продаже раба за долги храму, но часто рабов продавали в частные руки. Об этом свидетельствует документ NER, 2: «Бел-аххе-иддин и Набу-аххе-буллит, сыновья Эсагил-шум-ибни, потомка Син-дамиа, и мать их Римат, дочь Шузубу, потомка жреца святилища, добровольно продали за 2 мины серебра, за полную цену, Набу-эду-уцура, [его] жену Бану-умму, [а также женщин] Кишринни и Гимилинни, всего четырех рабов, Набу-аххе-иддину, сыну Шулы, потомку Эгиби»[40] .

Иногда рабов не продавали, а просто отдавали за долги. Об этом говориться в документе YBT, VΙΙ, 17: «Набу-аххе-буллит, сын Набу-шум-укина, потомка жреца Нинурты, и его жена Булта, дочь Бел-ушаллим, потомка Кури, добровольно отдали своего раба Ах-иддина [богине] Иштар ради сохранения своих жизней»[41] .

2. Чтобы обозначить социальное положение рабов и права владения ими со стороны хозяев их клеймили. Клеймение чаще всего состояло в том, что на руках рабов каленым железом «писали» или татуировали имена их владельцев[42] . Например, в уже упоминавшемся документе YBT, VΙΙ, 130 идет речь о рабе «на запястье которого написано имя Калбы».[43] Иногда вместо имени владельца на запястье раба ставился какой-либо другой знак. Обычно он был у беглых рабов, которые клеймились дополнительно. Документы не содержат сведений относительно того, на каком месте ставилось клеймо и какую форму оно имело.[44]

Возможно, что некоторые рабы носили на шее ярлыки. Иногда на теле рабов ставились в качестве клейма такие символы богов, как топорик, звездочка и т.д.[45]

3. Рабов могли закладывать наряду с такими объектами заклада, как поля, дома, скот, деньги и прочее движимое имущество, а также с доходами, которые те или иные лица получали за службу в храме. Широкое распространение залога связано с распространением кредита в экономике. В нововавилонское время речь идет уже не о залоге с последующим наложением ареста на имущество (как это было в предшествующие периоды), а об условном залоге, добровольно отданном в обеспечение ссуды. Кредитор фактически не владел залогом. Однако в ряде случаев заложенное имущество действительно поступало в распоряжение кредитора.[46]

В нововавилонский период существовало 2 вида залога:

· При котором то или иное имущество объявлялось залогом в обеспечение ссуды с правом владения этим имуществом для кредитора или без такого права.

· Залог поступал в антихрезу, т.е. кредитор получал право пользоваться залогом для извлечения доходов.

Более распространенным считается второй вид залога. Часто рабов отдавали в антихрезу за долги. Должник мог взять обратно человека, только в случае полного возмещения ссуды. Если же заложник сбегал, должник выплачивал деньгами эквивалент трудовой провинности, отданного в антихрезу лица. Если должник продавал раба, сданного в антихрезу, до погашения ссуды, то с момента отчуждения последнего он обязан был платить проценты на капитал.[47]

4. Иногда частные лица нанимали рабов. Контракты о найме работников заключались обычно на один месяц или на один год, но иногда и на несколько месяцев или на два года. Документы о найме содержат оговорку: работник не имеет право в течение срока найма оставлять свою работу или искать другую. В тех случаях, когда наемник не мог выйти на работу, он должен был предоставить себе замену. Если наемник был раб, хозяин не имел права продать или передать его другому лицу в течение оговоренного контрактом наемного периода. Оплата труда наемников рабов была равна оплате свободных. Поэтому наниматели предпочитали неквалифицированным, незаинтересованным в производительности труда рабам, заинтересованных свободных. В документах не указано, какой работой занимались рабы, но можно предположить, что их не ставили на тяжелые работы, требующие мастерства и ответственности, и им не доверяли дорогостоящие орудия. Рабов нанимали чаще всего для выполнения работы по дому.[48]

5. Часто рабов дарили или отдавали в наследство. Рабы, также, включались в приданое. Хотя отдать в приданое рабов могли только состоятельные люди, имевшие несколько десятков, а то и больше сотни рабов. Люди же среднего достатка, имевшие 3-5 рабов могли выделить одного, двух рабов. Менее состоятельные люди вообще владели только парой рабов. Многие жители сельской местности и городов вообще не имели рабов.

В большинстве документов о дарении речь идет о передаче рабов и другого имущества наследникам завещателя с условием, что последний до своей смерти будет пользоваться этим имуществом или же наследники будут содержать его.[49]

6. Рабовладельцы могли заключать рабов в кандалы. Обычно этому подвергались рабы, совершавшие побеги и отказывающиеся работать. Наиболее непокорных рабов вообще отправляли в, так называемые, работные дома, где их держали под особым надзором, где был установлен тюремный режим.

Теперь, пришло время посмотреть, чем занимались сами рабы. Можно полагать, что большая часть рабов была занята выполнением различных домашних работ у своих хозяев, хотя прямых указаний на это в источниках нет. Отсутствие таких сведений легко объясняется тем, что эта сторона деятельности не выходила за сферу взаимоотношений между ними и их хозяевами и не затрагивала интересов третьих лиц, а поэтому не могла быть отражена в контрактах. Очевидно, большая часть рабов отдаваемых в наем или антихрезу, как правило, не владела каким-либо ремеслом и, естественно, использовалась только для домашних услуг.[50]

Рабский труд применялся в различных областях производственного труда, где-то больше, где-то меньше. Рассмотрим некоторые из них.

Строительство . Данных об использовании труда рабов в строительстве чрезвычайно мало. Сохранился контракт об обучении раба домостроительному делу: «Мина-ана-Белдан, сын Лабаши, потомка каменщика, отдала своего раба Инна-Набу-ултараха для обучения домостроительному делу на восемь лет Шузибани-Белу, сыну Аххитабши. Он должен обучить его домостроительному делу».[51] Рабы работали на сооружении дамбы и формовали кирпич, а также выполняли различные земляные работы. Очевидно, в строительстве труд рабов применялся в очень ограниченных масштабах. Прежде всего, квалифицированных рабов-строителей было чрезвычайно мало, потому что обучение стоило больших затрат.[52] В том же документе PETSHOW, с.112 написано: « [В течение] одного года продовольствие и рабочую одежду Инна-Набу-ултараху должен давать Мина-ана-Белдан. Если он не обучит его, то за каждый день по 3 ка ячменя, оброк его, Шузибанни-Бел должен отдать Мина-ана-Белдану».[53] Кроме того, за рабами требовался постоянный надзор, так как у них не было никакой заинтересованности в производительности труда. Наконец, было рискованно доверить рабам дорогие орудия, даже если они умели квалифицированно обращаться с ними.[54]

Сельское хозяйство . Документы не содержат почти никаких данных о применении труда рабов, принадлежащих частным лицам, в сельском хозяйстве, за исключением тех случаев, когда рабы выступают арендаторами.[55] Обратимся к документам об аренде земли. В документе UM, 106 значиться: «Рибат, сын Бел-рибы, и Рахим, сын Бел-аб-уцура, рабы Римут-Нинурты, добровольно сказали Римут-Нинурте, потомку Мурашу, следующее: «Дай нам в аренду на три года зерновые поля с деревьями и соломой, принадлежащие шушану /неполноправный государственный работник. – прим. авт./ сокровищницы [и расположенные] в местностях Хаттая, … Бит-Нана, Бел-айби, 24 укрощенных вола для плугов в полной с полной упряжью на 6 плугов, [а также] для посева 80 кур ячменя, 20 кур пшеницы, 16 кур полбы, 1 пан 4 сут сезама, и мы будем платить тебе в год 800 кур ячменя, 300 кур пшеницы, 150 кур полбы, 20 кур сезама, всего 1000 кур урожая зерном и … в местности Бел-габари с зерновых полей с деревьями, которые там, в год – 1000 кур фиников согласно мерке местности Хаттая». Далее написано, что «Рибут-Нинурта услышал их» и дал им все, что они просили по списку.[56]

Имеются также документы об аренде водоемов (ВЕ, Х, 54): «Рибат, сын Бел-рибы, раб Эллиль-шум-иддина, добровольно сказал Эллиль-шум-иддину, потомку Мурашу, следующее: «Дай мне в аренду на год рыбные водоемы между местностью Ахшану и хутором Бел-аб-уцура у полей, принадлежащих артели купцов, рыбные водоемы у поля начальника хиндану и рыбные водоемы в местности Бит-нату-эли. За год я уплачу тебе Ѕ таланта очищенного серебра и начиная с того дня, как эти рыбные водоемы ты дашь мне для ловли, я ежедневно буду класть на твой стол установленное количество рыбы». Затем Эллиль-шум-иддин услышал его и дал ему эти рыбные водоемы в аренду на год за Ѕ таланта серебра. Рибат должен платить Эллиль-шум-иддину в год Ѕ таланта серебра [как] арендную плату с этих водоемов и должен класть рыбу на его стол».[57]

Рассмотренные документы заставляют с большой осторожностью относиться к вопросу об оценке роли труда рабов в сельском хозяйстве. Мы не видим сколько-нибудь широко применения труда рабов в этой области. В основном рабы выступают как арендаторы, действуя на свой страх и риск. Условия аренды не отличались от тех, которые характерны между свободными. Но среди рабов-арендаторов мало таких, которые сами работают на полях. Нередко размеры земли были настолько велики, что арендаторы должны были прибегать к помощи значительного числа сельскохозяйственных работников. Иногда арендованная земля сдавалась в субаренду другим рабам. Можно предположить, что рабы не использовались как рабочая сила на полях из-за того, что за ними нужен был постоянный надзор, а это вызывало большие расходы. В мелких же землевладениях рабы нужны были для работы по дому. Таким образом, в крупных частновладельческих хозяйствах Вавилонии VΙΙ-ΙV вв. рабский труд в виду его неэффективности (рабы не были заинтересованы в высокой производительности труда) находил лишь очень ограниченное применение и не мог конкурировать с трудом свободных арендаторов.[58]

Правда, на полях храмов трудилось сравнительно большое число рабов.

Но, во-первых, этих рабов было явно недостаточно для ведения хозяйства. Во-вторых, храмы иногда сдавали землю в аренду частновладельческим рабам. Но гораздо чаще они пользовались услугами частных арендаторов. Следовательно, и здесь труд рабов применялся в очень ограниченных количествах.[59]

В храмовых хозяйствах рабы нередко пасли скот, но часто сбегали, угоняя с собой стадо. Поэтому храмовое правительство стремилось прибегать к услугам пастухов, которым либо выплачивалась какая-то сумма, либо предоставлялось право на определенную долю храмовых доходов.[60] Обратимся к документу YBT, VΙΙ ,189: «Бау-эреш, сын Набу-ах-уцура, пастух мелкого скота, относящегося к имуществу [богини] Иштар Урукской и [богини] Нана и находящегося под ответственностью главного пастуха Арад-Бела, сына Шар-укина…» Из этого документа видно, что именно свободные пасли скот в храмовых хозяйствах.

Все сказанное заставляет прийти к выводу, что в Вавилонии VΙΙ-ΙV вв. рабский труд не играл решающей роли в сельском хозяйстве и применялся в очень ограниченных масштабах. Как правило, рабы были арендаторами. Даже в храмовых хозяйствах, где труд рабов применялся более широко и имел большое экономическое значение, решающим он, тем не менее, не являлся. Наиболее квалифицированные и сложные виды работ обычно доверялись только свободным, которые трудились за плату.[61]

Ремесло. Прежде всего, сохранилось несколько контрактов об обучении рабов различным ремеслам. Обратимся к ним. Документ CYR, 64 говорит о заключении сделки об обучении раба ткацкому делу: «Нупта, дочь Иддин-Мардука, потомка Нур-Сина, отдала Аткал-ана-Мардука, раба, принадлежащего Идти-Мардук-балату, сыну Набу-аххе-иддина, потомка Эгиби, для обучения ткацкому делу [сроком] на 5 лет Бел-этиру, сыну Аплы, потомка Бел-этира. Он должен обучить его в совершенстве ткацкому делу.

Нупта должна давать Аткал-ана-Мардуку ежедневно 1 ка хлеба, а также рабочую одежду [раз в год].

Если он не обучит ткацкому делу, то 1 сут ячменя за каждый день в качестве его оброка он должен уплатить.

Нарушитель [контракта] должен уплатить 1/3 мины серебра.

Свидетели (имена трех человек), писец (имя).

Вавилон, 20-й день [месяца] ташриту 2-го года Кира /537 г. до. н.э./, царя Вавилона, царя стран».[62]

Следующий документ CYR, 248 свидетельствует об обучении раба пекарному делу: «[Документ относительно] Ина-кате-Набу-буллита, раба, принадлежащего Идти-Мардук-балату, который [начиная] с месяца абу 6-го года Кира, царя Вавилона, царя стран, поставлен в распоряжение Рихети, раба Басин, для [обучения] пекарному делу. До месяца арахсамну он должен обучить его в совершенстве пекарному делу».[63]

Документ DAR, 457: «Амат-Баба, дочь Калбы, потомка Набая, отдала Улту,-пани-Белшуллума, своего раба, кожевника, за его наемную плату в 10 [пар] кожаной обуви [в распоряжение] Набу-буллитанни, раба, принадлежащего Эа-нациру, сыну… . Он должен обучить его в совершенстве кожевенному делу. С первого дня [месяца] аддару Улту-пани-белшуллум [находиться] в распоряжении Набу-буллитанни».[64] В этом тексте речь уже идет о рабе ремесленнике, обучающем других своему мастерству. Еще один документ, уже упоминавшийся выше, PETSHOW, с.112, говорит об обучении раба строительному делу.[65]

Во всех случаях речь идет о рабах-мужчинах, отданных в обучение. Возраст их не указывается, как и возраст мастеров, но, по-видимому, они были молодыми людьми.[66]

Нередко мастера сами были рабами. Обучение в зависимости от ремесла продолжалось от 15 месяцев до 6-8 лет и в течение этого времени ученик, очевидно, находился у мастера. Работал ли ученик круглый год или имел определенное количество выходных дней, сказать трудно. Хозяин должен был содержать своего раба (Об этом написано выше). Мастеру платой служил труд раба и, кроме того, после успешного и своевременного завершения обучения иногда он получал от рабовладельца подарок – обычную одежду. Однако если мастер не выполнит своего обязательства и не научит ученика ремеслу, заставляя его заниматься посторонней работой, то он должен возместить хозяину раба стоимость трудовой повинности последнего за все время обучения. После завершения обучения раб работал у своего хозяина или оставался у мастера, который выдавал за него наемную плату, уплачивая хозяину оброк.[67]

Многие рабовладельцы отдавали своих рабов для обучения ремеслам, т.к. квалифицированный ремесленник давал хозяину гораздо больше дохода, чем простой раб. Однако отдавать раба в обучение могли только очень богатые люди, вот почему большинство контрактов об обучении заключены могущественной семьей Эгиби[68] . Это банковская династия, носившая название «Эгиби и сыновья», нажила колоссальное состояние. Считается, что основателями династии были евреи, высланные из Иудеи вавилонским завоевателем Навуходоносором.[69] Во время обучения раб не приносил владельцу никакой выгоды, к тому же он должен был нести расходы по его содержанию. Отдавать в обучении одного из трех имеющихся у среднего рабовладельца рабов очень невыгодно.[70]

Однако можно с уверенностью сказать, что рабы, принадлежащие ремесленникам, часто работали в мастерской хозяина. Однако многие ремесленники имели только одного раба, который обслуживал дом и выполнял неквалифицированные работы в мастерской. Следовательно в Вавилоне VΙΙ-ΙV вв не было крупных ремесленных предприятий, основанных на рабском труде. Конечно, в этот период квалифицированные рабы-ремесленники упоминаются чаще, чем в предшествующие периоды. Но труд рабов не играл решающей роли и не мог вытеснить труд свободных в области квалифицированного производства.[71]

Легко можно заметить, что в VΙΙ-ΙV вв. В Вавилонии было сравнительно много рабов, которые имели семьи, владели землей, домами и значительным движимым имуществом. Рабовладельцу был выгоден раб, работавший на свой страх и риск и плативший оброк, поэтому часто раб получал право на пекулий. Рабы, имевшие пекулий /лат. peculium - собственность, имущество, от pecus – скот. Часть имущества господина (участок земли, сумма денег) которая предоставлялась рабу для ведения хозяйства. – О.С./ в экономической жизни действовали как свободные и, подобно последним, распоряжались своим имуществом: брали и давали ссуду деньгами, натуральными продуктами свободным и рабам. Рабы занимались торговлей, открывали корчмы, ремесленные мастерские, обучали других лиц различным ремеслам. Они закладывали свое имущество или сами брали в залог чужое имущество, продавали и покупали, арендовали у своих хозяев и у других лиц и сами сдавали в аренду дома, землю и т.д. Когда у одного раба не хватало средств, объединялись несколько рабов или рабы со свободными.[72] Обратимся к документу DAR, 97: «5 мин серебра, принадлежащего Бел-кациру, сыну Мардук-этира, потомка прачечника, и 5 мин серебра, принадлежащего Набу-ялу, рабу Мардук-нацир-апли, потомка Эгиби, они оба внесли совместно для торговли».[73] Из него явно видно, что рабы вели вместе со свободными и торговые дела.

Кроме того, рабы покупали рабов, чтобы использовать в своем хозяйстве. Рабы могли нанимать и свободных в качестве своих гонцов, агентов и наемных работников, а также брать в долговой залог рабов и свободных[74] .

Что же делали с пекулием, если раба продавали? Тексты не дают прямого ответа на этот вопрос, но косвенные данные позволяют полагать, что пекулий, по крайней мере, в большинстве случаев оставался во владении раба, а его новый хозяин должен был доплатить за этот участок земли.[75]

Платили ли рабы налоги? Скудный материал текстов позволяет полагать, что частновладельческие рабы не обязаны платить государственные налоги и нести общественные повинности. В тех случаях, когда они платили подати или выполняли повинности, это делалось в частном порядке по договоренности со свободными контрагентами и за соответствующее вознаграждение. Иногда свободные, которые сами были не в состоянии из-за старости или по другим причинам нести царские повинности с наделов лука, усыновляли рабов, чтобы возложить на них выполнение повинностей.[76]

Обратимся к следующему вопросу – мог ли раб быть отпущен на свободу? Да, для этого существовало два способа:

1. Господин отпускает раба на свободу с условием, что он будет служить своему бывшему хозяину, пока последний жив.

2. Свободные (либо сам господин, либо другое лицо) усыновляют раба.

После того, как хозяин отпустил своего раба, он не мог произвольно снова поработить его. Однако, отпуск рабов на свободу не носил массового характера.[77]

Определим специфические черты мужского рабства:

· Мужчины попадали в рабство традиционными путями. В отличие от женщин они могли попадать в долговое рабство.

· Рабы могли жениться как на рабынях, так и на свободных. Были разрешены браки частновладельческих и храмовых рабов, но дети от таких браков становились собственностью храма. Браки совершались с позволения хозяина.

· Зерновые пайки рабов и свободных наемников практически не отличались. Однако свободные помимо ячменя и фиников получали и другой провиант.

· Одежда рабов не отличалась от одежды свободных, иногда даже превосходила её по дороговизне (если раб был состоятельный). Хозяин должен был снабжать платьем раба отданного в антихрезу или в обучение.

· Рабы обычно жили в доме своего хозяина, в худших помещениях. Оброчные рабы могли снимать помещения на крышах жилых домов или складов. Однако рабы могли арендовать и часть дома.

· Средняя продолжительность жизни рабов была ниже, чем у свободных. Часть рабов доживала до 60-80 лет. Сведения о болезнях работах очень скудны.

· Рабов часто клеймили, ставя на руке имя владельца или какой-либо другой знак. Возможно, носили ярлыки на шее.

· Раба могли продать, заложить, нанять, подарить, отдать в наследство или приданое.

· Рабов, совершающих побеги, заковывали в кандалы.

· Рабский труд применялся в строительстве, ремесле, частично в сельском хозяйстве, в домашнем хозяйстве.

· Некоторые рабы обладали пекулием, т.е. участком земли, который обрабатывали. Богатые рабы могли нанимать работников для своего пекулия, сдавать землю, водоемы в аренду.

· При продаже раба пекулий в большинстве случаев продавался вместе с ним.

· Частновладельческие рабы не обязаны были платить налоги и нести общественные повинности.

· Раб мог быть отпущен своим хозяином на свободу. Отпущенного раба нельзя было снова поработить. Отпуск рабов на свободу не носил массового характера.

Подводя итог, можно сказать, что жизнь мужчин - рабов Вавилонии VΙΙ-ΙV вв. до н.э. была довольно благоприятной. Они имели семью, имели пекулий, занимались торговлей, ремеслом. Рабы, несмотря на то, что не являлись гражданами страны, могли жить ничуть не хуже свободных. Исходя из того, что иногда свободные брали ссуды у рабов, то рабы жили даже лучше. И хотя рабовладелец мог когда угодно продать раба, для раба имевшего свой пекулий это не было трагедией, т.к. раба продавали вместе с землей. Собственно, рабы не сильно отличались от свободных в экономическом смысле. В юридическом смысле они были собственностью хозяина. Это противоречие между юридическим и фактическим положением рабов вело в определенной степени к стиранию различий между рабом и свободным.

Глава 3. Женское рабство

Хотя данных о мужчинах рабах немного, все же мы знаем о них больше, чем о женщинах рабынях. Источники дают очень скудный материал относительно женского рабства. И все-таки из него можно сделать достаточное количество выводов. Постараемся рассмотреть женское рабство по тем же аспектам, что и мужское. Начнем с повседневной жизни женщин рабынь.

Для начала рассмотрим, как же женщины становились рабынями. В основном, конечно, типичными для того времени способами, т.е. с помощью естественного прироста рабского населения, обращения военнопленных в рабов, иногда удочерения подкинутого ребенка с последующим превращением в рабыню или продажи родителями своих несовершенно летних детей в рабство. Но был еще один, нетипичный способ обращения в рабство женщин. В нововавилонское время свободным женщинам запрещалось сожительствовать с мужчинами, за это они карались обращением в рабство. Очевидно, в это время в отличие от некоторых более ранних периодов свободные женщины не имели права заниматься проституцией, если она не была связана с культом.[78] К тому же в документах упоминается выражение, переводимое как «клеймо рабыни», с указанием, что этим клеймом будут отмечены девушки, принадлежащие к сословию свободных, если они будут развратничать.[79] Но зато жена должника, в отличие от его детей, не могла попасть в долговое рабство, т.к это не разрешалось.

Большинство рабынь состояло в браке, но брак этот мог заключаться только с разрешения хозяина. Также как и мужчины рабы, они могли выходить замуж как за рабов, так и за свободных. Причем дети от браков от рабов со свободными скорее всего становились свободными, во всяком случае если их усыновили свободные. Но, нет данных считать, что дети от таких браков во всех случаях считались свободными.[80] Как уже говорилось выше, рабовладелец мог продавать членов семьи раба по отдельности или разделять их другим способом.

К тому же в нововавилонское время рабовладелец, естественно, мог жить со своими рабынями. Но, в отличие от предыдущего периода, имел право продать рабыню, которая родила ему детей. Если по старовавилонским законам дети хозяина и рабыни при всех случаях рассматривались как свободные, то по нововавилонским положение изменилось. Дети хозяина, не усыновленные хозяином при его жизни, по всей вероятности, после его смерти становились рабами.[81]

Обратимся теперь к сведениям о пайках отданных в наем рабынь. Месячный рацион такой рабыни составлял 4 сут (20 л) ячменя, т.е. немногим менее 0,7 л в день. Значительной разницы между пайками свободных людей и рабов не было. Между тем, при разводе муж обязался платить жене и детям алименты продуктами. А тем женщины, чьи мужья находились на военной службе, государство также давало пайки, 1,2 л на каждую.[82]

Одежда рабынь (как и мужчин) не отличалась от той, что носили свободные женщины. Единственным отличием была её цена – рабыни носили более дешевую.

Женщины рабыни, также как и мужчины, жили в основном в домах своих хозяев, занимая худшие комнаты. Но помимо этого они могли снимать маленькие комнатки, расположенные чаще всего на крышах жилых домов или складов.[83] Сохранился документ DAR, 163 в котором говориться: «Гузану, сын Гимиллу, сдал на два года «рабское помещение» на крыше в аренду за 5 Ѕ сикля серебра в год Бел-рибе, сыну Калбы, и Анамуххи-таклак, рабыне, принадлежащей Баку. Половину серебра они должны уплатить в начале года, а остальную часть серебра - в середине года».[84] Отсюда к тому же возможен вывод о том, что Бел-риба и Анамуххи-таклак состояли в браке (брак между свободным и рабыней).

Обратимся теперь действиям, которые рабовладелец был в праве совершать по отношению к своей рабыне.

1. Также как и любого раба, женщин рабынь продавали. Доказательством этого служит документ NBK, 175: «Бел-каблия-укин, сын Набу-этиранни, продал добровольно свою рабыню Нана-киширрат за 1/3 мины в сиклях, за согласованную цену, Набу-идти-эду-алику, рабу принадлежащему Набу-балату-эрешу, распорядителю имуществом храма Эбаббарра».[85]

2. «Иддия, сын Син-иддина, Римут, сын Мурану, и Син-зер-ушабши, сын Шамаш-этира, добровольно продали свою рабыню Белтиму, на правой руке которой написано имя Ханнатани и на левой руке которой написано имя Иддия, сына Син-иддина, за 1 мину 18 сиклей очищенного серебра, за полную цену, Иддаху-Набу, рабу Уггия, сыну Икубу, потомка Син-икиши».(UET, ΙV, 29).[86] Из этого документа можно сделать вывод, что клеймили не только свободных женщин, занимавшихся проституцией, но и просто рабынь. Стоит обратить внимание, что у этой рабыни стоит два клейма, одно имя бывшего хозяина (правая рука), другое – настоящего (левая рука). Нередко рабов перепродавали несколько раз в жизни, и каждый раз клеймили дополнительно, например на обоих запястьях рук одного раба. Иногда количество клейм доходило до трех.[87]

3. Рабынь, так же как и рабов мужчин, могли закладывать за долги.

4. Еще одним действием допустимым по отношению к рабам был найм. Если мужчин рабов нанимали в основном частные лица, то рабынь нанимали храмы. В нововавилонское время была распространена храмовая проституция. В VΙΙ - ΙV вв., как и во все периоды древней истории Месопотамии, сожительство допускалось с рабынями, но уменьшать долю имущества законной жены не разрешалось, особенно если она родила детей. Кроме того, нередко рабынь отдавали внаем в публичные дома или отдельным лицам в качестве наложниц. В нововавилонское время публичный дом уже носил название «место, где познают рабынь».[88] Приведем в пример документ Nbd 682: «если Амитию, рабыню Идти-Мардук-балату, сына Набу-аххе-иддина, потомка Эгиби, увидят с Гузану, сыном Набу-мушетик-урри, потомка Этель-Адада, он (Гузану), должен за время, (пока) он будет с нею, платить Идти-Мардук-балату оброк за нее, (а именно) по 3 сут ячменя в день».[89] Отсюда видно, что рабынь отдавали в наем в качестве наложниц.

5. Рабыни часто входили в приданое, дарились и переходили по наследству. В документе Camb 193 сказано, что Идти-Мардук-балату, сын Бел-аххе-иддина отдал в приданое за своей дочерью 10 мин серебра, четырех рабынь и домашнюю утварь.[90]

Чем же занимались рабыни? Рабыни не могли использоваться в качестве ремесленников, т.к. это была мужская работа. Как правило, даже многие мужчины рабы не владели ремеслами. Хотя, в документе CT ΧΧΙΙ сказано в отношении одной из рабынь, что она ткачиха. По-видимому, это случайность, потому что ткачихи были среди свободных.[91]

Очевидно, рабыни использовались только для домашних услуг. Это в еще большей степени верно в отношении рабынь, которые по преимуществу были заняты домашними работами, особенно когда семья владела только одной - двумя рабынями, что и было характерно для большинства состоятельных людей.[92]

Обратимся к документу CYR, 287 «Забаба-шум-уцур, сын Набу-мукин-зера, потомка начальника строителей, отдал своего сына Набу-буллитсу в распоряжение Шеббаты, рабыни, принадлежащей Шуле, за наемную плату в 4 сикля серебра в год. В этом году в месяцы аяру и ташриту Набу-буллитсу [должен выполнять] работу у Забаба-шум-уцура».[93] Из этого документа следует, что женщина рабыня могла нанимать работников для работы на участке. Отсюда возникает вопрос – неужели женщина в Вавилонии VΙΙ - ΙV вв. до н.э. стояла на одной ступеньке с мужчинами? Так же могла владеть землей, распоряжаться имуществом? Скорее всего, нет. Вернее было бы предположить, что указанная выше Шеббата нанимала работника не для себя, а для своего хозяина.

Рабыни в это время могли быть агентами и контрагентами. Нередко рабыни занимались регулированием денежных расчетов своих хозяев с их контрагентами.[94] Также рабыни являлись свидетелями при заключении сделок.

Делая вывод из всего выше сказанного, отметим яркие черты женского рабства:

· Женщины попадали в рабство традиционными путями, но было одно исключение – если женщина занималась проституцией вне храмового культа.

· Женщины рабыни могли выходить замуж, как за рабов, так и за свободных, могли сожительствовать со своим хозяином. Дети от браков свободного и рабыни становились свободными, если при жизни отец их усыновлял.

· Отданные в наем, женщины получали пайку ячменя равную пайке свободных. Если рабыня была в разводе, то бывший муж должен был обеспечивать её и её детей. Также государство выдавало продукты рабыням, чьи мужья находились на военной службе.

· Рабыни обычно жили или в доме у хозяина, или снимали «рабские помещения» на чердаках домов и складов.

· Рабынь довольно часто клеймили, ставя на запястье имя владельца. Клеймили также свободных женщин, занимавшихся проституцией и ставших рабынями.

· Рабовладельцы имели право рабынь продать, сдать внаем, заложить, подарить, оставить в наследство, отдать в приданое.

· Чаще всего рабынь нанимали в публичные дома для занятия проституцией в рамках культа.

· Рабыни использовались в качестве домашней челяди, т.к. никаким ремеслом они владели.

· Не платили налоги и не несли общественные повинности.

Рабыни могли быть агентами, контрагентами, свидетелями при сделках, могли заниматься денежными делами своих хозяев.

Заключение

Исходя из изложенного выше материала, можно сделать вывод, что данная тема действительно актуальна. В ней отражен непредвзятый взгляд на рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV вв. до н.э. В курсовой работе раскрывается повседневная жизнь рабов, их обязанности, место в жизни общества.

Итак, низший класс вавилонского общества составляли рабы - "вардум". В науке до сих пор остается открытой проблема рабства на Востоке. В курсовой работе были изложены мнения некоторых исследователей по вопросу определения рабства. В основном мнения всех ученых разделились на три группы. Для первых раб в Вавилонии считался личностью, для вторых – вещью, а третьи говорят о легком переходе из рабского состояния в свободное, поэтому не прощупывают разницы между рабом и свободным. Эта последняя точка зрения устарела.

Также в курсовой работе рассмотрен вопрос обозначения рабства. Количество терминов, обозначающих рабов, достигает десятка, поэтому нельзя говорить о наличии четкой социальной терминологии в нововавилонское время. К тому же некоторые термины обозначают как рабов, так и юридически свободных людей. Понять, о ком идет речь, практически всегда можно из контекста.

Источниками рабства служили война, имущественное расслоение, приводившее к долговой кабале, неравноправное положение членов семьи, находившихся под патриархальной властью отца, что давало ему право отдать их в залог или продать в рабство, обращение в рабство за некоторые преступления, усыновление подкинутого ребенка с последующим превращением его в раба, наконец, естественное воспроизводство рабов. В изучаемый период совершенно исчезла практика самозаклада и само продажи. Кредитор мог арестовать неплатежеспособного должника и заключить его в долговую тюрьму, но не имел возможности продать его в рабство третьему лицу. Муж не мог отдать в залог жену, однако имел право отдать своих детей, хотя такая практика была довольно редкой. Продажа детей родителями, по-видимому, разрешалась законом, но тоже была чрезвычайно редка.

Семья среднего достатка имела от 2 до 5 рабов. Иногда в богатых семьях их число достигало нескольких десятков. Рабы были имуществом, вещью хозяина: в случае их убийства или членовредительства хозяину возмещали ущерб или отдавали раба за раба. Рабов продавали, покупали, отдавали в наем, дарили, похищали. Они имели ряд отличий: это могли быть таблички на груди, особая прическа, клеймо, проткнутые уши. Рабы нередко убегали от хозяев или пытались оспорить свое рабское состояние, но за это их жестоко наказывали. В то же время рабство в Вавилонии имело ряд своеобразных черт.

Так как курсовая работа в целом посвящена рассмотрению мужского и женского рабства, сравним положение мужчины раба и женщины рабыни в Вавилонском обществе VΙΙ-ΙV вв. до н.э. (см. Приложение №1). Делая вывод из данной таблицы, отметим, что больших отличий между положением рабов и рабынь в Вавилонии VΙΙ-ΙV вв. до н.э. не было. Возникающие различия связаны в первую очередь с физиологическими различиями между мужчиной и женщиной, с такими характеристиками как выносливость, физическая сила. В связи с этим женщины не могут быть заняты в ремесле или сельском хозяйстве. Их сфера деятельности - домашнее хозяйство. Следующие различия связаны с естественными взаимоотношениями мужчины и женщины, со способностью женщин рожать детей. Так, только женщины занимались культовой проституцией, т.к. храмам был выгоден естественный прирост рабского контингента. Различия также присутствуют в сфере имущественных отношений. Только мужчины могли иметь пекулий. Зато в сфере гражданских отношений рабы и рабыни были равны. Рабов вообще не считали гражданами, поэтому ни мужчины, ни женщины этого класса не платили налоги и не облагались трудовыми повинностями в пользу государства. К тому же и мужчины, и женщины могли выступать в качестве агентов своих хозяев, могли быть свидетелями при заключении юридических сделок. Рабы, независимо от пола, могли стать вольноотпущенниками.

В конце хочется еще раз вспомнить мысль о том, что рабство в Вавилонии никогда не достигало такой ступени развития, чтобы можно было говорить о господствующей роли труда рабов в экономике. Рабский труд являлся только одним из типов принудительного труда, и притом не всегда самым значительным по своей роли.

Думаю, исследования по данной теме необходимо продолжить, потому что на рабство на Востоке в общем, и в Вавилонии в частности можно смотреть под разными углами зрения. Тема интересна для исследования и содержит в себе ряд вопросов, которые еще не полностью решены в науке. В дальнейшем я планирую продолжить работу над этой темой.


Список источников и литературы

Источник

Хрестоматия по истории Древнего Востока: Учебное пособие, в 2-ух частях. Ч.1/ Под ред. М.А. Коростовцева. – М.: Высшая школа, 1980. – С. 225-243.

Литература

Георгиева Т.С. Культура повседневности: учебное пособие для студентов, обучающихся по специальности философия, политология, религиоведение. Кн.1/ Т.С. Георгиева.– М.: Высшая школа, 2005.

Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV вв. до н.э. / М.А. Дандамаев. – М.: Наука, 1974.

Зельин К.К., Трофимова М.К. Формы зависимости в Восточном Средиземноморье эллинистического периода. / К.К. Зельин, М.К. Трофимова. – М.: Наука, 1969.

История древнего мира. Кн.2 / Под ред. И.М. Дьяконова. – М.: Наука, 1989.

Мейер Э. Рабство в Древнем мире / Э.Мейер. – М.: Прокопович, 1907.

Рифтин А.П. Сторо-вавилонские юридические и административные документы в собрании СССР / А.П. Рифтин. – М. Л.: Ак. Наук, 1937.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона / Т.51. – М., 1899.


[1] Дандамаев М. А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в до н.э. – М., 1974. – С. 19

[2] Там же – С. 19

[3] Там же – С. 19-20

[4] Там же – С. 20

[5] Дандамаев М. А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в до н.э. – С. 21

[6] Рифтин А.П. Старо-вавилонские юридические и административные документы в собрании СССР – М. Л., 1937.

[7] Дандамаев М. А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в до н.э. – М., 1974.

[8] История древнего мира под ред. И.М. Дьяконова. – М., 1983

[9] Хрестоматия по истории Древнего Востока: Учебное пособие, в 2-ух частях. Ч.1. / Под. Ред. М.А. Коростовцева. – М.: Высшая школа, 1980. – С. 225-243.

[10] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – М., 1974. – С.44-45

[11] Мейер Э. Рабство в древнем мире – 1907

[12] Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т.51. – М., 1899. – С.35

[13] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.45

[14] Зельин К.К., Трофимова М.К. Формы зависимости в Восточном Средиземноморье эллинистического периода. – М., 1969. – С. 6-7, 23.

[15] Зельин К.К., Трофимова М.К. Формы зависимости в Восточном Средиземноморье эллинистического периода. – С. 23.

[16] Там же. – С.43.

[17] Там же. – С.43.

[18] Там же. – С.29.

[19] Там же. – С.26-27.

[20] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С. 50.

[21] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С. 51-52

[22] Хрестоматия по истории Древнего Востока: Учебное пособие, в 2-ух частях. Ч.1. / Под. Ред. М.А. Коростовцева. – М., 1980. – С. 230.

[23] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С. 52-53

[24] Там же. – С. 54-66

[25] Дандамаев М. А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в до н.э. – С.66

[26] Там же.– С. 67-69

[27] Хрестоматия по истории Древнего Востока.– С. 240.

[28] Там же. – С. 242-243

[29] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.238-240.

[30] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.142-143.

[31] Хрестоматия по истории Древнего Востока.– С. 229.

[32] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.143.

[33] Там же. – С.143.

[34] Хрестоматия по истории Древнего Востока.– С. 232.

[35] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.143.

[36] Хрестоматия по истории Древнего Востока.– С. 232.

[37] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.144.

[38] Там же. – С.144-145.

[39] Хрестоматия по истории Древнего Востока.– С. 239.

[40] Там же.– С. 225-226.

[41] Там же.– С. 239.

[42] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.137.

[43] Хрестоматия по истории Древнего Востока.– С. 239.

[44] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.138.

[45] Там же. – С.139.

[46] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.86-87.

[47] Там же. – С. 88-89.

[48] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.72-83.

[49] Там же. – С. 125-131.

[50] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.147.

[51] Хрестоматия по истории Древнего Востока.– С. 229.

[52] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.148

[53] Хрестоматия по истории Древнего Востока.– С. 229.

[54] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.148.

[55] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.148.

[56] Хрестоматия по истории Древнего Востока.– С. 227.

[57] Хрестоматия по истории Древнего Востока.– С. 228.

[58] Дандамаев М.А Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.159-162.

[59] Там же. – С.162-163.

[60] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э.. – С 164.

[61] Там же. - С. 164.

[62] Хрестоматия по истории Древнего Востока.– С. 228.

[63] Хрестоматия по истории Древнего Востока. – С.229

[64] Там же. – С. 229.

[65] Там же. – С.229.

[66] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.170.

[67] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.170.

[68] Там же. – С.175.

[69] Георгиева Т.С. Культура повседневности: учебное пособие для студентов, обучающихся по специальности философия, политология, религиоведение. Кн.1.– М., 2005. – С. 90.

[70] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.175.

[71] Там же. – С.175-176.

[72] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э.. – С.226-227

[73] Хрестоматия по истории Древнего Востока. – С.230

[74] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.227.

[75] Там же. – С.232.

[76] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.243.

[77] Там же. – С.262-264.

[78] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С. 84.

[79] Там же. – С. 138.

[80] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С. 241.

[81] Там же. – С. 240.

[82] Там же. – С. 142.

[83] Там же. – С. 143

[84] Хрестоматия по истории Древнего Востока.– С. 232.

[85] Там же. – С.234.

[86] Там же. – С.234.

[87] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С.137.

[88] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С. 85.

[89] Там же. – С. 85.

[90] Там же. – С. 126.

[91] Там же. – С. 174.

[92] Там же. – С. 147.

[93] Хрестоматия по истории Древнего Востока.– С. 235.

[94] Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. – С. 236.