регистрация / вход

Центр культуры на основе памятников камнерезного искусства Алтая

Содержание: Введение 4 1.1История присоединение Алтая. Заселение Алтая русскими людьми. 4 1.2.История открытия и изучений месторождений поделочных камней Алтая 6


Содержание:

Введение· 3

1.1История присоединение Алтая. Заселение Алтая русскими людьми. 3

1.2.История открытия и изучений месторождений поделочных камней Алтая · 3

1.3 Камнерезное дело в Колывани · 3

Центр культуры на основе памятников камнерезного искусства Алтая.3

2.1. Колыванская камнерезная фабрика · 3

2.2. Особенности колыванских изделий и их роль сегодня · 3

Заключение· 3

Список используемой литературы:3

Введение

На рубеже XX-XXI веков, камень уверенно вошел в рынок, причем во внутренний. В основном это, конечно, строительный камень, используемый для облицовки. Великолепные мозаики, фонтаны, монументальные композиции, как для интерьеров, так и для городских улиц и парков, изготавливаются на производствах по шаблонам, не имеющих ничего общего с ресурсосберегающими технологиями и, тем более с камнерезным искусством. Камнерезные работы (пластика из камней-самоцветов) также высоко ценится, как и 100 и 200 лет назад.

Художественная обработка камня в России – своеобразная и интересная область искусства. Алтай – один из центров русского камнерезного искусства, конца XVIII – первой половины XIX веков, периода наивысшего его развития. Время подлинного рассвета художественной обработки камня, время, когда колыванскими мастерами были созданы шедевры, по сей день нигде и никем не превзойденные. Это непосредственно связано с высокими достижениями всего русского искусства, в первую очередь, с расцветом архитектуры и декоративных искусств того времени.

1.1 История присоединение Алтая. Заселение Алтая русскими людьми.

После похода Ермака борьба русских войск с Кучумом продолжалась и закончилась его окончательным разгромом, так как местные племена не поддержали татарских феодалов. Летом 1598 года отряд русских служилых людей дошел до Оби и внезапно напал на новую ставку Кучума. Она располагалась около устья р. Ирмень (на территории нынешней Новосибирской области). В бою были убиты многие родственники Кучума, захвачена в плен его семья. Сам он с несколькими воинами бежал, но вскоре погиб в борьбе с другими феодалами. Окончательное поражение Сибирского ханства означало присоединение к Русскому государству всей Западной и Южной Сибири, в том числе и Алтая. Разгром Кучума убедил народы Сибири в том, что Русское государство достаточно сильно и может защитить их от набегов монголов и казахов. В начале 1604 года Тоян, один из местных князьков, поехал в Москву и обратился с просьбой построить «в его вотчине» город. Просьба его была удовлетворена, и осенью 1604 года был основан Томский острог (крепость). В 1609 году принял русское подданство и тёлеутский князь Абак. Чтобы прикрыть от набегов восточных монголов Верхнее Приобье, где обитали телеуты, в 1618 году царскими властями был построен Кузнецкий острог. Алтайцы и другие вошедшие в состав России племена Сибири были обложены небольшой данью (ясаком). После завоевания Сибирского ханства русское правительство не могло сразу оградить крепостями всю присоединенную территорию. Этим воспользовались князья двух западномонгольских племен. Они попросили разрешить им временно кочевать со своими людьми вдоль Иртыша и защитить их от казахов. Пока шли переговоры, большое число их успело перейти на территорию Западной Сибири. Царское правительство разрешило им остаться, но при условии, что они примут русское подданство. Часть их согласилась, и они были переведены в низовья Волги. Остальные отказались, но пытались остаться на занятой территории,и подчинить себе алтайцев. Жившие в Приобье телеуты оказывали упорное сопротивление, но силы были неравны. В 1655 году телеутский князь Кока Абаков, собрав значительные силы, вновь начал вооруженную борьбу против захватчиков. Она продолжалась до 1658 года, но закончилась поражением алтайцев. В начале XVIII века по распоряжению царского правительства вдоль Иртыша была возведена линия крепостей. Не решаясь вступать в открытую борьбу с русскими войсками, западномонгольские феодалы ушли с русской территории, но при этом насильно угнали с собой алтайцев. Остались лишь те, кто успел бежать под защиту крепостей или укрыться в горах и тайге. Только в 1756 году алтайским племенам удалось вырваться из неволи. По просьбе их зайсанов они были приняты в русское подданство, перешли границу и расселились в Горном Алтае. Добровольное вхождение алтайцев в состав России имело для них большое значение. Они закрепились на определенной территории, у них прекратились разорительные феодальные войны. Русские крестьяне знакомили их с пашенным земледелием, применением на охоте огнестрельного оружия, помогали переходить к оседлому образу жизни. В свою очередь алтайцы делились своими знаниями о природе края.

На протяжении XVII века на территорию Алтая направлялись лишь небольшие русские отряды для сбора ясака с немногочисленных оставшихся в горных долинах алтайцев. В первой четверти XVIII века опустевшие местности по верхнему течению Оби и ее притокам начинают заселяться русскими людьми. В 1717 году основывается Белоярская крепость, в 1718 году — Бийская. В середине XVIII века была построена укрепленная линия, протянувшаяся от Усть-Каменогорска до Бийска (крепости Чарышская, Ануйская и другие). В крепостях и других укрепленных пунктах (форпостах, маяках) царское правительство размещало отряды служилых людей, а позднее казаков. Так возникла Бийская казачья линия. Чтобы снабдить гарнизоны хлебом, царские власти насильно переселяли сюда крестьян из северных губерний и Приуралья. Их называли переведенцами. Одновременно с правительственной колонизацией, а иногда и опережая ее, шло самовольное переселение русских людей. Бежавшие от помещичьей неволи крепостные, работные люди уральских заводов, уходившие от религиозных преследований старообрядцы пробирались на Алтай и основывали здесь маленькие деревни. Русские крестьяне и «промышленные люди» (охотники, рыболовы) переселялись на Алтай и из северных районов Сибири, где природные условия не позволяли заниматься земледелием. К числу первых русских селений, возникших на Алтае, относятся расположенные на Правобережье Оби деревни Кислуха, Бобровка, Санникова. В окрестностях Бийска раньше других основались деревни Соколова и Фоминская. В 20-х годах XVIII века появилось русское селение (деревня Усть-Барнаульская) на месте нынешнего краевого центра.

1.2.История открытия и изучений месторождений поделочных камней Алтая

Первые сведения о находке на Алтае поделочных камней относится к 1730-1740 гг., когда в процессе поисков серебро-свинцовых и медных руд людьми действительного статского советника А.Н. Демидова на территории «Ведомства Колыванских заводов» были отмечены цветные мраморы, яшмы и опал. В 1744 г. Из Петербурга на Алтай была отправлена особая комиссия для проверки сведений о содержании в алтайских медных и медно-свинцовых рудах золота и серебра. Возглавлявшего эту комиссию бригадира А.В. Баэра при выезде из Барнаула (24 января 1745 г.) на колыванский завод сопровождал кранильщик Опарышев. Из поездки на Алтай Баэр привез в Петербург наряду с рудными штуфами и образцы поделочных камней, вызвавших интерес и получивших одобрение Императорского Двора.

21 января 1786 г. Вышел указ Екатерины II, который обусловил интенсивные поиски поделочных камней на Алтае и в последствии развитие камнерезной промышленности. В конце XVIII века были открыты все важнейшие месторождения поделочных камней Алтая, принесшие ему мировую славу: Коргонское, Ревневское, Белорецкое и Гольцовское. Всего в конце XVIII – начале XIX вв. на Алтае было выявлено порядка 350 месторождений и проявлений цветных камней, составивших достаточную сырьевую базу развивающейся камнерезной промышленности.

Благодаря успешным поискам цветных камней на Алтае была открыта Колыванская шлифовальная фабрика в п. Колывань на месте закрытого в 1800 г. Колыванского серебро-медеплавильного завода. Открытие ее стимулировало дальнейшие поиски цветных камней. В эксплуатацию было вовлечено порядка 20-30 месторождений. В «Описи употреблявшихся гранильной фабрикой с 1786 по 1833 гг. цветных камней для изделий» перечисляется 50 их разновидностей.

Первыми публикациями, положившими начало научному описанию поделочных камней Алтая, являются работы И.Ф. Германа и П.И. Шанина. Академик И.Ф. Герман в 1788 г. В книге «Перечень видов камней…» наряду с другими сведениями приводит указания на находки яшм, аквамарина, халцедона. В 1805 г. Вышел его труд, в котором дается описание 110 образцов алтайских яшм, порфиров и порфиритов с указанием их местонахождений, цвета, способности принимать полировку.

В XIX в. Алтай изучали многочисленные экспедиции, организованные Академией Наук правительственными ведомствами, университетами, канцелярией Колывано-Воскресенских заводов (позднее – Правлением Алтайского горного округа), имевшие большое значение для познания Алтая, в том числе его геологического строения, но относительно поделочных камней крупных открытий не последовало.

В 1902 г. Вышла книга Н.С. Гуляева и П.А. Ивачева «Колыванская шлифовальная фабрика на Алтае», в связи со столетием ее существования. В ней описываются первые экспедиции по поискам цветных камней. Приводится описание изделий, изготовленных на фабрике из алтайских камней за столетний период. Отмечается их успех на всемирных выставках.

Вышеназванные работы завершают период исследований Алтая и его поделочных камней до Октябрьской революции, знаменательный тем, что на его протяжении было открыто подавляющее количество ныне известных месторождений, в том числе все основные месторождения.

В 60-х г. в связи с повышением интереса к поделочным камням и постановлением правительства о расширении сырьевой базы драгоценных и цветных камней Западно-Сибирское геологическое управление организовало в 1963г. специальную Поделочную партию (с 1967г. именовавшуюся Колыванской), производившей в последующие годы поиски месторождений цветных камней и ревизионное обследование ранее известных. Обследованию подверглись Инское месторождение горного хрусталя, Тигирецкий и другие участки берилла, Мурзинское месторождение кварцитов и др.

Отобраны и исследованы в лаборатории рудного сырья ЗСГУ поделочные и облицовочные камни месторождений : Ревневского, Змеиногорского и Гольцовского яшмовидных роговиков, Тигирецкого – берилла, розового кварца, Воскресенского – мрамора, Белорецкого и Мурзинского кварцитов. Изучение подтвердило их высокие декоративные качества камней. Высказаны соображения о необходимости доразведки Ревневского и Гольцовского месторождений.

Анализируя положение с поделочными камнями Алтая, можно сделать вывод, что степень изученности их крайне низка. Несомненно, для поделочных целей могут быть использованы и декоративные цветные мраморы, разведанные в качестве облицовочного материала. В заключении можно сказать, что на Алтае выявлены далеко не все месторождения поделочных камней. Перспективы открытия новых месторождений далеко не исчерпаны.

1.3 Камнерезное дело в Колывани

Шлифовальная фабрика была третьим предприятием в России XVIII в. Здесь обрабатывались и обрабатываются камни с трех крупнейших алтайских месторождений поделочных камней – Коргонского, Ревневского и Белорецкого. Месторождение в Коргоне было открыто экспедицией минеролога Шашина в 1786г. 160 км от каменоломни до Колыванской шлифовальной фабрики преодолевали по льду рек Коргона и Чарыша, а потом по гористой местности от деревни Усть-Белой. Знаменитое Ревневское месторождение обнаружил в 1789 г. инженер Кузикин, а разрабатываться оно стало с 1807 г. Начало эксплуатации Белорецкого месторождения кварцита, расположенного в 60 км от Колывани, относится к 1807 г. Камни каждого из перечисленных месторождений отличаются разнообразием цветовой гаммы и структуры.

Огромное собрание горных пород и минералов хранилось на Колыванской фабрике в XIX в. Вероятно, колыванскую коллекцию дублировало собрание образцов в ведомстве Кабинета, причем каждый штуф имел одинаковый порядковый номер. На чертежах , присланных из Кабинета указывался порядковый номер той или иной породы соответствующего оттенка, по которому колыванские мастера безошибочно могли определить, обратившись к собственной коллекции, какой материал имели ввиду архитекторы и где его необходимо искать.

Первые навыки будущим колыванским мастерам дали петергофские мастера еще на Локтевской фабрике. Мастера петергофцы заложилипрочный фундамент алтайской школы камнерезного искусства. Профессиональный и образовательный минимум мастеров фабрики в 1703 г. состоял из умения читать, писать, знать арифметические действия и частично рисовать, а так же – шлифовать, полировать, гранить, на печатях резать, на камне литеры вырезать. Некоторые из мастеров умели лепить из воска и чертить чертежи.

1838 г. в Колывани открыли частное училище с преподаванием основ грамоты, арифметики, рисования, что сочеталось с практическими занятиями на фабрике. Обучение начинали с 8 лет.По окончании общего курса заводской школы лучших учеников принимали в рисовальный класс. Все остальные шли работать на фабрику. Два раза в неделю ученики рисовального класса посещали фабрику, где получали практические навыки в работе на стенах.

Таким образом, в Колывани существовала хорошо действующая система подготовки камнерезов, усовершенствованная введением в середине XIX в. Специального художественного образования в целях воспитания наиболее квалифицированных кадров. Достаточно продуманная и разнообразная программа художественного образования, подготовленные и заинтересованные кадры преподавателей, тесная связь школы и шлифовальной фабрики обеспечивали преемственность традиций камнерезного мастерства и передачу опыта новым поколениям камнерезов, способных понимать и воплощать замыслы выдающихся архитекторов России. Некоторые династии колыванских камнерезов насчитывают до 5 поколений.

Высокое качество колыванских изделий несомненно определялось высокой технической оснащенностью фабрики. Хотя, конечно же, в большей степени использовался ручной труд сотен рабочих.

Получив кабинетский заказ, на каменоломнях искали необходимый камень и приступали к добыче ручным способом, тянувшийся от нескольких месяцев до нескольких лет. Для отделения камня применяли особое долотонаставка, по его обуху били кувалдой, отсекая кусок за куском.

Добытый блок обсекали на месте. Эта работа приковывала силы рабочих на несколько лет. Затем предстояла транспортировка на фабрику. С крутых скал Коргона камни спускали привязанные к стволу дерева, а потом волокли по льду рек Коргона и Чарыша, а часть пути по снегу.

Для распиловки камня применяли пилы из полостного железа. Первоначально по поверхности камня они перемещались канатами, но в последствии Ф.В. Стрижковым был устроен камновал, который передавал движение на пилу с помощью шатуна. Тем же Стрижковым много нового было внесено в конструкцию сверильных машин (одновременная обработка внутренней и внешней стороны изделия). Множество проектов Стрижкова Так и небыли воплощены, ряд проектов был реализован его преемниками. При Лаулине М.С. была претворена мечта Стрижкова о здании со станками для обработки большой поверхности.

Демонстрируемая колыванскими мастерами высокая культура обработки камня, получившая международное признание, плод развитой системы профессионального воспитания кадров и великолепной технической оснащенности фабрики, созданной и совершенствованной силами и талантами ее работников.

Но, к сожалению, «золотой век» начался и закончился в XIX в. Свертывание дворцового строительства, смена архитектурного стиля снизили спрос на монументальные произведения Колыванской фабрики. Реформа 1861 г., заменившая дешевый принудительный труд наемным, сказалась на стоимости изделий. Заказов становилось все меньше. Попытки расширить ассортимент фабрики за счет выпуска мелких каменных изделий оказались неудачными. Среди последних крупных созданий колыванских камнерезов следует назвать детали Сени (навеса) храма Спаса на крови в Петербурге (1899 – 1902 гг.) и колонны для Варшавского собора.

Можно сделать вывод, что основными предпосылками камнерезного дела, производства художественных изделий на Алтае было открытие почти неисчерпаемых запасов сырья – поделочного камня, и развитие в крае горного дела и металлургической промышленности. Специфичность процесса создания изделий из камня состоит в том, что нужно понимать культуру материала, умение использования его декоративных возможностей. Изделия из камня – продукт творчества художников-проектировщиков и мастеров-исполнителей, во главе которых находились известные механики, в том числе К.Д. Фролов, И.И. Ползунов и другие.

Центр культуры на основе памятников камнерезного искусства Алтая.

2.1. Колыванская камнерезная фабрика

Культура обработка камня возникла в России XVIII века в связи с расширением дворцового строительства, на волне интереса к античности и увлечения минералогией.

Один за другим возникли три центра камнерезного дела: Петергоф (1723 г.), Екатеринбург (1725 г.), Локоть (1786 г.). Из Локтя шлифовальная фабрика в 1802 г. была переведена в Колывань. Колыванский камнерезный завод был основан в этом же году Ф.В. Стрижковым. Выбор Колывани в качестве места для строительства фабрики определялся близостью к крупным месторождениям цветных камней: Коргонского, Ревневского, Белорецкого. Камни каждого месторождения отличаются разнообразием цветовой гаммы, структуры. Приводят в восторг и геологов, и камнерезов, и художников, и ценителей камня.

До настоящего времени сохранился архитектурный ансамбль из 2-этажного здания Колыванской шлифовальной фабрики построенной по проекту Ф.В. Стрижкова, здание, пруд и плотина, построенные в 1728 году.

В «золотом» для Колыванской шлифовальной фабрики XIX веке, было изготовлено около 900 значительных произведений. В XX векефабрика имела и взлеты, и падения, но во все времена изделия по своему художественному решению и художественному уровню соответствовали лучшим традициям искусства художественных промыслов, исторически сложившихся на Алтае.

В годы Великой Отечественной войны завод, входящий в состав треста «Русские самоцветы» г. Ленинграда, трудился над специальными заказами – доводочными брусками, медицинским оборудованием.

В эти сложные годы открыли ювелирный цех, который на протяжении последующих лет то начинал производство, то прекращал.

70-80-е годы ознаменованы вазами, их много, но все они были выполнены к юбилеям городов и украшают скверы г. Барнаула, Змеиногорска, Киева, Рубцовска. Много изделий – ваз, шкатулок, письменных приборов и др. – было выполнено специально на международные и всесоюзные выставки.

В 1992 году на Всесоюзной выставке народно-художественных промыслов «Алтай 92» был вручен Диплом I степени. На международной выставке «Сибсамоцветы – 93 » (г. Новосибирск) завод неоднократно был удостоен дипломов I и II степени.

1 марта 1999 года завод зарегистрирован как государственное унитарное дочернее предприятие «Колыванский камнерезный завод им. И.И. Ползунова». Были разработаны мероприятия по развитию завода, в которых предусмотрены средства на реконструкцию производственных корпусов, приобретение и установку нового технологического оборудования, приобретение техники для добычи поделочного камня и проведение геологоразведочных работ.

В настоящее время ГУДП «Колыванский камнерезный завод» - предприятие, которое выпускает продукцию для устройства дорог (бортовой камень), облицовочную плиту, художественные изделия – вазы, мозаичные панно, шкатулки, подсвечники, мозаичные столы и столешницы, и оказывает услуги по изготовлению надгробных памятников. Осуществляет добычу гранита и других поделочных камней. Спрос на художественную продукцию возрастает, и главная цель – сохранение и дальнейшее развитие камнерезного дела на Алтае, расширение производства уникальных художественных изделий из природных материалов, возрождение мастерства камнерезов Колывани.

Конец XX начало XXI веков ознаменованы новыми интересными работами. Колыванский камнерезный завод сможет выполнить любой заказ – от небольшого сувенира до огромного камина, вазы, чаши, картины из камня, сохраняя и продолжая традиции камнерезов XIX века и внося новые идеи современности. Художественные изделия из цветных камней Алтая, созданные мастерами Колыванского камнерезного завода, всегда будут радовать и удивлять нас своей красотой.

2.2. Особенности колыванских изделий и их роль сегодня

Культура камня на Алтае существует ни один век. Академик А.П. Окладников в исследованиях пишет, что человек на Алтае начал обрабатывать дикий камень около 70 тысяч лет назад. Впервые представленные императрице Екатерине II и ее придворному окружению в 1785 году алтайские порфиры и яшмы вызвали восторженные отзывы. Алтайские самоцветы сравнивали с известными всему миру античными порфирами, с камнями древнего Египта, но ничего похожего в царских коллекциях не нашлось. Алтайский камень был неповторим!

Самодействительность, самоцветность алтайских камней была подтверждена в 1786 г. Разнообразие их подтвердила находка Риддером пятнистой розовой брекчии, она так и названа – риддерской. Непохожесть на все другие камни России показывали первые же образцы ревневской зеленоволнистой яшмы.

Но не разноцветные камни стали тем материалом, из которого сделаны первые алтайские вазы. Они были сработаны из черного локтевского порфира. Изделия предшественницы Колывани – Локтевской шлифовальной мельицы – были невелики по размерам. Его вазы высотой не более метра, мелкие настольные украшения, столовые доски, детали дарохранительниц, но в них отразилась настойчивость русских рабочих в овладении современно необычным для Сибири ремеслом.

Вазы алтайских самоцветов вошли не только в историю русского декоративно-прикладного искусства. Некоторые из них связаны с историей дипломатии. В этом смысле чрезвычайно любопытна судьба квадратной чаши из коргонского порфира. Чаша была закончена в 1806 г. В столицу ее сопровождал отдельщик Яков Протопопов. Везли чашу почти полгода, а когда она появилась в столице и была представлена Александру I, то он решил, что эта чаша может быть достойным ответным подарком на французские фарфоровые вазы, подаренные ему Наполеоном после заключения Тильзицкого мира. История этой вещи интересна тем, что у чаши есть три сестры. Две пропали без вести, след их потерян, но одна осталась в России и находится сейчас в Государственном Эрмитаже. Там же хранятся и удивительные, не только по красоте, но и по размерам круглая чаша на химерах из коргонского порфира, работа 1810 г., и чаша эллиптической формы из зелено-волнистой ревневской яшмы. Ее привезли в Петербург в 1819 г.

Но самая крупная в мире чаша, которую называют «царицей ваз», вырезена из цельного монолита значительно позже. Посетивший Колывань в 1828 году штаб-лекарь Брыкбь записал свои впечатления и опубликовал их в Петербурге через три года. Вот что он пишет: «Здесь (на фабрике) видели мы собрание разного сорта моделей с резьбою; между прочим, алебастровую модель овальной чаши, которая будет семь аршин в длинном своем диаметре, а камень, из коего она будет приготовляться, есть зелено-волнистая яшма, и имеет девять аршин длины…». Овальная чаша диаметром 504*322 см, высотой 257 см, весом около 20 тонн. Ее обрабатывали более 11 лет только на фабрике, не считая предварительной обтески глыбы на карьере. В настоящее время ваза украшает один из залов Эрмитажа.

Колыванские изделия большие и малые, разошлись по белу свету. Несколько вещей подарены монаршими руками в XIX в. И теперь находятся в Турции, Японии, Швеции. Колыванские изделия из музеев Петербурга и его пригородов экспонируются на всемирных выставках в Париже, Чикаго, Лондоне и Вене. Их не раз заслуженно отмечаль дипломами и медалями.

К сожалению, не все еще известно о тех изделиях алтайских камнерезов, что находятся у нас в стране, но по каким-то причинам не попали в музейные собрания. Долгое время небыло известно ни одной вещи, подписанной Михаилом Лаулиным. Так и считали искусствоведы, что этот последователь Ф.В. Стрижкова, умершего в 1811 г., не оставил своего имени на камне. Но вот, в потоке вещей, поступавших в Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина на Волхонке в Москве, появилась ваза из нежно-розового белорецкого кварцита. Камнерезы прошлого века называли его агатом. Камень этот неповторим, его не спутаешь ни с кем другим – он именно алтайский. На плите вазы подпись: «Колыванская шлифовальная фабрика, 1825 год, мастер М. Лаулин».

В п. Колывань действует Колыванский музей камнерезного дела на Алтае. Здесь в экспозициях, документах, изделиях, коллекциях камней представлена история Колывани камнерезной, всемирно прославившей Алтай неподражаемым искусством своих мастеров. История Колывани, ее изделий, ее мастеров еще не предстала перед нами полностью. Она тем более интересна для изучения, так как в Колывани сейчас возрождаются камнерезные традиции.

Есть камень, ждущий своего звездного часа. От этого может зависеть экономическое развитие целого региона – камень надо уметь преподнести, а это может только художник. Есть природа, призывающая эффективнее использовать ее недра. Есть камнерезные школы, которые не знают, как выжить в современных условиях. Есть подрастающее поколение, чей интерес к камню необходимо поддерживать. Поэтому видится целесообразным создание информационного центра, способствующего решению этих проблем, пропагандирующего камнерезное искусство.


Заключение

За несколько десятилетий своей истории в Колывани сложился новый, но также главный центр, ставший своего рода одним из камертонов культуры художественной обработки камня на Алтае.

Сейчас Колыванский завод сохранил и продолжает традиции камнерезов девятнадцатого века. У завода есть перспективы, и есть люди, владеющие секретами камнерезного мастерства. Вместе с тем у завода имеются острые экономические и социальные проблемы. Материальная база предприятия требует технического перевооружения, территория завода не благоустроена, условия труда рабочих оставляют желать лучшего. Таким образом, камнерезное искусство в наши дни имеет две тенденции, причем прямо противоположные: рост и упадок.

Проделанная работа позволяет судить о самобытном и ярко индивидуальном стиле колыванского камнерезного искусства. В силу особых качеств и своего неповторимого обаяния произведения алтайских камнерезов представляют собой звено неделимого целого русского искусства. Яркой страницей русской художественной культуры.

Список используемой литературы:

1. Алтай. Туризм. Отдых. Здоровье. Путеводитель. – Барнаул,2002.-230 с.

2. Колывань: История, культура и искусство сибирской провинции России, 1728-1998. - Барнаул, 1998. -3 46 с.

3. Родионов, Л.М. Колывань камнерезная. Повествование о рудниках, горных инженерах, подмастерьях и мастерах/Л.М. Родионов - Барнаул, 1986. – 435 с.

4. Савельев, Н.Я. Алтайские камнерезы/Н.Я Савельев.- Барнаул, 1956. – 234 с.

5. Розен, М.Ф. Колывань и гора Змеиная/М.Ф. Розен. - Барнаул, 1983. – 286 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий