Учебная деятельность в младшем школьном возрасте. Давыдов

Глава V Учебная деятельность в младшем школьном возрасте Начало школьного обучения и воспитания ребенка является ущественным переломным моментом во всей его жизни. Внеш­ние признаки этого переломного момента обнаруживаются в ее организации, в новых обязанностях ребенка как ученика. Однако этот переломный момент имеет глубокое внутреннее основание — с приходом в школу ребенок начинает усваивать азы наиболее развитых форм общественного сознания — науки, искусства, мо­рали, права, которые связаны с теоретическим сознанием и мыш­лением людей.

Глава V

Учебная деятельность в младшем школьном возрасте

Начало школьного обучения и воспитания ребенка является ущественным переломным моментом во всей его жизни. Внеш­ние признаки этого переломного момента обнаруживаются в ее организации, в новых обязанностях ребенка как ученика. Однако этот переломный момент имеет глубокое внутреннее основание —с приходом в школу ребенок начинает усваивать азы наиболее развитых форм общественного сознания — науки, искусства, мо­рали, права, которые связаны с теоретическим сознанием и мыш­лением людей. Усвоение азов этих форм общественного сознания и соответствующих им духовных образований предполагает выпол­нение детьми такой деятельности, которая адекватна историчес­ки воплощенной в них человеческой деятельности. Этой деятель­ностью детей является их учебная деятельность.

В процессе учебной деятельности как ведущей в младшем школь­ном возрасте дети воспроизводят не только знания и умения, со­ответствующие основам указанных выше форм общественного соз­нания, но и те исторически возникшие способности, которые ле­жат в основе теоретического сознания и мышления, — рефлексию, анализ, мысленный эксперимент.

Иными словами, содержанием учебной деятельности являются теоретические знания (этим термином, как об этом говорилось вы­ше, мы обозначили единство содержательного абстрагирования, обобщения и теоретических понятий). Данное положение, раскры­вающее содержание и смысл учебной деятельности, возникло в результате специального рассмотрения вопросов истории народного образования, и современных тенденций его развития1 . В оп­ределенной степени это положение основано на фактах, которые были установлены в результате анализа опыта работы начальной школы.

Термин «учебная деятельность», обозначающий один из типов воспроизводящей деятельности детей, не следует отождествлять с термином «учение». Дети, как известно, учатся в самых разных видах деятельности (в игре, труде, при занятии спортом и т. д.). Учебная же деятельность имеет свое особое содержание и строение, и ее необходимо отличать от других видов деятельности, выполня­емых детьми как в младшем школьном возрасте, так и в других возрастах (например, от игровой, общественно-организационной, трудовой деятельности и т. д.). Причем в младшем школьном воз­расте дети выполняют все только что перечисленные и другие ви­ды деятельности, но ведущей и главной среди них является учеб­ная — она детерминирует возникновение основных психологических новообразований данного возраста, определяет общее психическое развитие младших школьников, формирование их личности в целом.

1. Некоторые вопросы истории учебной деятельности

мы обсуждали вопрос о том, что еще на заре человеческой исто­рии возник особый общественный феномен — культура, которая была призвана решать такую общественно-Т1едагогическую задачу, как создание, хранение и передача подрастающим поколениям об­разцов (эталонов) производственных умений и норм социального поведения. Именно при решении данной задачи в первобытном обществе возникли обучение и воспитание молодежи, включенные в ее совместную общественно-производственную и бытовую жизнь со старшими поколениями. «Вместе со старшими и под их руко­водством дети и подростки приобретали необходимые жизненные и трудовые умения и навыки...Дети являлись непременными участ­никами общинных праздников, включающих в себя обрядовые игры, пляски, жертвоприношения»2 .

Вместе с тем уже в первобытном обществе процессы обучения и воспитания начинали приобретать относительно самостоятель­ное значение. Это выражалось, например, в том, что «родовая общи­на поручала старшим, умудренным опытом людям знакомить мо­лодое поколение с обрядами, традициями и историей рода...»3 .

Превращение учебно-воспитательного процесса в самостоятель­ную область социальной жизни произошло в рабовладельческом обществе. В древнегреческом спартанском государстве мальчики с 7 до 18 лет жили в специальных учреждениях, где обучались письму и счету и проходили военно-физическую подготовку. В Древних Афинах мальчики в те же годы учились в школе, где ос­ваивали чтение, письмо, счет, пение, декламацию, физические упраж­нения (это относилось лишьк детям свободных родителей). Бога­тые рабовладельцы отдавали своих детей в особые школы (в гим-насии), где они наряду с указанным материалом изучали фило­софию, литературу (в Древней Греции философия объединяла все теоретические знаниятого времени).Аналогичным образом дети обучались и в Древнем Риме .

В эпоху феодализма духовенство, ремесленники и купцы со­держали школы, в которых дети сравнительно небольшой части непривилегированного населения обучались чтению, письму и сче­ту. Вместе с тем дети феодалов и именитых граждан учились в школах, где им давалось повышенное образование, включающее наряду с богословием грамматику, арифметику, астрономию и т. д.5 .

Вернемся к вопросу о содержании учебной деятельности, свя­занном с теоретическими знаниями.Прежде всего необходимо учитывать историческую изменчивость содержания и форм теоре­тического мышления и теоретических знаний.Так, Ф. Энгельс пи­сал: «Теоретическое мышление каждой эпохи... это — исторический продукт, принимающий в различные времена очень различные фор­мы и вместе с тем очень различное содержание»6 .

Те общекультурные умения и навыки, которыми дети овладева­ли в античной и феодальной школах, были плодом глубоких тео­ретических поисков и открытий своего времени, что находило то или иное выражение и в методике обучения детей. В процессе усво­ения чтения, письма, счета и некоторых других умений (например, умений, связанных с пением и декламацией) у детей формирова­лись элементы рефлексии и анализа.

Эти операции теоретического мышления, имеющие место при обучении буквенному письму, были выделены, например, Гегелем: слово при буквенном письме, по его мнению, делается «предметом рефлексии», «подвергается анализу», что позволяет человеку при­водить чувственную сторону речи «к форме всеобщности» . С этим связана та высокая оценка, которую Гегель давал обучению чте­нию и письму в развитии человеческого сознания. Так, он писал: «... Самый способ, каким мы научаемся читать и писать по буквен­ному письму, следует рассматривать, как еще недостаточно оце­ненное, бесконечное образовательное средство, поскольку оно пере­водит дух от чувственного конкретного к обращению внимания на нечто более формальное — на звучащее слово и на его абстрактные элементы, и тем делает нечто весьма существенное для обоснования и расчищения почвы внутреннего сознания в субъекте» .

Однако уже в античном мире существовала такая ступень об­разования, которая способствовала дальнейшему развитию теоре­тического мышления у детей и юношей посредством преподавания им философии и литературы. Но эта ступень образования была социально доступна лишь привилегированным сословиям. Отметим^, что теоретическое мышление той эпохи было своеобразным: с одной стороны, оно было диалектическим и рефлексирующим, с другой — оно находилось на уровне непосредственного созерцания, отра­жающего в нерасчлененной форме всеобщие связи природы.

Как известно, в XVII—XX вв. существенно изменились содержа-и формы теоретического мышления по сравнению с антич­ностью и средневековьем. Сохранив свой диалектический характер, теоретическое мышление стало глубоко опосредствованным и анали-.таческим. Используя средства рефлексии, анализа и мысленного эксперимента, оно оказалось способным прослеживать в абстракт­но-понятийной форме процессы саморазвития сложных целостных систем. Однако становление такого мышления происходило,^ ча­стности, в процессе преодоления абсолютизации возможностей рас­судочно-эмпирического мышления, которое, как отмечалось ранее, решает задачи классификации предметов путем их сравнения.

Создание дидактики и методики начального обучения в буржу­азной школе осуществлялось в прошлые века при значительном влиянии теории эмпирического мышления. В результате этого при формировании у детей общекультурных умений существенно умень­шилась роль теоретического мышления, присущего представителям

даже предыдущих эпох, и тем более не были использованы возмож­ности теоретического мышления нового типа.

Вместе с тем хотя роль такого мышления в школьном обучении была приуменьшена, однако фактически она все же сохранилась (не исключено, что с этим обстоятельством связано мнение Гегеля о недооценке роли обучения чтению и письму как образовательного средства). Общекультурные умения и навыки по своим истокам так глубоко связаны с теоретическим мышлением, что его значение в том или ином виде обнаруживается при разных способах обуче* ния этим умениям. Поэтому хотя и в неразвернутой форме, но учеб­ная деятельность была характерна и для детей, обучавшихся в бур­жуазной начальной школе.

Таким образом, дети, приходя в школу, начинают выполнять учебную деятельность по овладению такими знаниями и умениями, которые так или иначе связаны с теоретическим мышлением соот­ветствующего времени. При этом у детей формируются основы теоретического отношения к действительности. Развитие теорети­ческого отношения к действительности позволяет человеку «выйти» за пределы непосредственно наблюдаемой бытовой жизни; оно вво­дит его в широкий круг опосредствованно-представляемых собы­тий, происходящих в мире, а также в отношениях людей. Поэтому сознательное участие человека, например, в общественно-полити­ческой жизни связано с его грамотностью. «Безграмотный чело­век, — писал В. И. Ленин, — стоит вне политики, его сначала надо научить азбуке»9 .

В эпоху империализма система школьного образования в прин­ципе имеет три ступени — начальное, неполное среднее и полное среднее образование. Однако действительно массовый характер име­ет лишь начальное образование (оно начинается, как правило, с 6 лет). При этом в начальной школе до сих пор господствует ме­тодика обучения, основанная на теории эмпирического мышления. Об этом свидетельствует, например, такая особенность методики обучения в современной французской школе: «Упор на развитие памяти, на дословное запоминание составляет наиболее характер­ную черту методики обучения в начальной школе»10 .

Критикуя ярко выраженный консервативный характер методов обучения во французской школе, прогрессивные деятели просвеще­ния пишут: «Мы отнюдь... не приуменьшаем роли памяти...Но необ­ходимо пользоваться методами, способствующими умственному раз­витию. Привычка запоминать без понимания...отрицательно влияет на формирование самостоятельных суждений, затрудняет развитие критического и рационального мышления»".

Преподавание арифметики во французской начальной школе Б. Л. Вульфсон характеризует так:«Строго говоря, предмета «ариф-

метика» во французской начальной школе нет. Соответствующие сведения дает дисциплина, именуемая в учебном плане «счет». И это более Точное название, ибо элементы теории здесь сведены к ми­нимуму...»12 .

В буржуазной неполной и особенно в полной средней школе имеется ряд дисциплин, содержащих теоретические разделы, со­ответствующие определенным научным знаниям. Однако прохожде­ние этих ступеней образования для многих детей трудящихся капи­талистических стран затруднено, так как буржуазия в целях сохра­нения социального неравенства использует, например, труднопрео­долимые для них искусственные барьеры между школами разного типа, тупиковые направления учебы13 .

В капиталистических странах для обоснования социальной се­лекции детей привлекается определенная «теория», «согласно кото­рой лишь меньшинство детей (от 25 до 30%) обладает так называ­емым «концептуальным» складом ума, дающим возможность успешно освоить полный курс средней школы»14 . При этом рост образования в ряде развитых капиталистических стран, например в США, «со­провождался пересмотром содержания массового обучения в направ­лении уменьшения в преподавании доли основ наук, как якобы непосильных, не представляющих интереса и не приносящих пользы для трудящихся»1 *.

Таким образом, содержание буржуазного школьного образова­ния (как, впрочем, и образования в других эксплуататорских об­ществах) имеет два разных уровня. Первый уровень включает ряд общекультурных умений и навыков. Хотя этот уровень содер­жит некоторые элементы теоретических знаний, в целом же он направлен на утилитарно-прикладную подготовку детей, которые принадлежат в основном к непривилегированным слоям населения. Второй уровень так или иначе связан с научно-художественными знаниями и нацелен на теоретическую подготовку учащихся, яв­ляющихся по преимуществу выходцами из привилегированных со­словий. В различии этих двух уровней выделяется прямой классовый интерес этих сословий, стремящихся к тому, чтобы школьное обра­зование давало их детям такую подготовку, стимулировало такое психическое развитие, которые обеспечивали бы им участие в управ­лении общественными делами.

Однако следует иметь в виду следующее важное для совре­менных трудящихся капиталистических стран обстоятельство— это то, что «потребности в образовании, сформировавшиеся на экономическом фундаменте изменений в общественном производ­стве, породили сложную цепь социальных, политических и куль­турных изменений в условиях жизни, в облике рабочего класса и всех трудящихся... Потребности в образовании стали в процессе

воспроизводства в один ряд с потребностями в пище, одежде и т. п.»16 . Естественно, что такое жизненное значение потребности в образовании толкает трудящихся капиталистических стран к со­циальной борьбе за создание общества, в котором они сами и их дети могли бы получить полноценное современное образование.

С первых лет Советской власти в нашей стране последователь­но претворялись в жизнь ленинские идеи единой, трудовой, поли­технической школы — в кратчайший срок страна шагнула от массо­вой неграмотности ко всеобщему среднему образованию молодежи, которое дополняется ее всеобщим профессиональным образованием. «Впервые в мировой истории создана подлинно народная школа, обеспечивающая на деле равенство всех граждан в получении об­разования...Социализм утверждает высокий авторитет знания и культуру, честного труда на благо общества»17 .

При осуществлении реформы школы (1984) решаются такие за­дачи, как повышение качества образования и воспитания, обес­печение более высокого научного уровня преподавания каждого предмета, прочное овладение учащимися основами наук, усовер­шенствование учебных планов и программ, методов обучения и вос­питания. При этом необходимо, чтобы человек воспитывался не просто как носитель определенной суммы знаний, но прежде все­го как гражданин социалистического общества, занимающий актив­ную жизненную позицию18 .

Таким образом, в отличие от тех тенденций, которые наблю­даются в буржуазном массовом образовании, во всех звеньях со­ветской школьной системы углубляется научный уровень образова­ния, совершенствуются методы обучения школьников. Единство и обязательность полного среднего образования обеспечивают его по­лучение каждому советскому молодому человеку.

Известно, что многие годы существования Советской власти в нашей стране обязательным было лишь начальное образование (неполное среднее образование стало обязательным лишь с 1958 г.19 ). Вместе с тем в эти годы происходило постоянное улучшение его содержания и методов, которое было направлено на углубление идейно-политического, нравственного и умственного воспитания де­тей.Однако методика начального обучения в это время, как уже от­мечалось, была связана в основном с теорией эмпирического мыш­ления (см. гл. III),что мало способствовало формированию у млад­шихшкольников полноценной учебной деятельности и основ теоре­тического мышления.

Обучение детей по такой методике стимулировало у них по

преимуществу развитие эмпирического мышления (в психологии оно иногда называется конкретно-наглядным). В психологических исследованиях мышления младших школьников, проведенных в 50-х гг., были сделаны, например, такие выводы: «Познавательный опыт младшего школьника ограничен в своем объеме и носит конкрет^ ный характер, т. е. в нем главным образом отражены свойства и отношения, лежащие на поверхности явлений действительности. Школьники этого возраста осознают явления действительности че­рез конкретно-наглядную призму своего опыта»20 . В согласии с этим положением находилась дидактическая характеристика уровня воз­можностей мышления младших школьников: «... На начальном эта­пе обучения речь идет главным образом о том, чтобы выделять об­щие внешние качества предметов, входящих в одно понятие, и объединять их в определенные понятия. Учащиеся начальной ступе­ни обучения по существу в состоянии достичь лишь... ступени обра­зования элементарных понятий»21 .

Особенности мышления младших школьников нельзя рассматри­вать без учета таковых и у детей дошкольного возраста. Так, наг­лядно-образное мышление, как известно, свойственно уже детям 5—6 лет . Старшие дошкольники оперируют в своих рассуждени­ях конкретными представлениями, которые возникают у них в про­цессе игры и в повседневной жизненной практике23 . У детей-дошколь­ников появляются зачатки словесно-дискурсивного мышления (на­пример, они уже строят простейшие формы рассуждений и обнаружи­вают элементарное понимание причинно-следственных зависимо­стей) 24 .

Следовательно, начальное обучение «подхватывало» и исполь­зовало ту форму мышления, которая возникала еще у детей-до­школьников. Этот факт отмечается во многих работах о младших школьниках. Так, типичным являлось следующее положение: млад­ший школьник «живет конкретными образами и впечатлениями, нужно систематизировать, обобщать его чувственный опыт и на этой основе формировать первоначальные арифметические и грам­матические понятия»25 . Обучение ребенка в школе арифметике и грамматике предлагалось строить, опираясь на ту форму умствен­ной деятельности, которая сложилась у него еще в дошкольном возрасте.

Для использования возможностей наглядно-образного мышления младших школьников и для его совершенствования (управления) адекватным считался метод обучения, основанный на применении

принципа наглядности. «Наглядность облегчает ребенку понимание нового... потому что ребенок, поступающий в школу, мыслит конкрет­но»26 . П. П. Блонский указывал, что «школьные программы млад­ших классов не устают твердить о развитии детской наблюдатель­ности, а методика — о наглядности в обучении маленьких школьни­ков» . Если же и шла речь о развитии детского мышления в процес­се начального обучения, то при этом чаще всего имелось в виду повышение уровня произвольного и целенаправленного восприя­тия-наблюдения28 .

При этом некоторые исследователи обнаружили тот факт, что начальное обучение не влияет сколько-нибудь существенно на ум­ственное развитие детей. «Это явление, — отмечал Б. Г. Анань­ев, — заслуживает особого и пристального изучения, так как свиде­тельствует о том, что в практике начального обучения... не пол­ностью преодолены противоречия между обучением и развити­ем»29 . Л. В. Занков писал: «Наши наблюдения и специальные об­следования... свидетельствуют о том, что достижение хорошего качества знаний и навыков в начальных классах не сопровожда­ется существенными успехами в развитии учащихся»30 .

Слабое влияние начального обучения на умственное разви­тие детей было связано прежде всего, на наш взгляд, с тем, что дети овладевали учебным материалом по преимуществу посредством эмпирического абстрагирования и обобщения, которые не могли служить должной основой для качественных сдвигов в развитии мышления младших школьников31 .

Характеризуя приведенную выше схему развития мышления от дошкольников до младших школьников, Д. Б. Эльконин писал: «В действительности эта схема отражает лишь вполне определенный и конкретный путь умственного развития детей, протекающего в конкретно-исторических формах той системы обучения (в широком смысле этого слова), внутри которой—во всяком случае на на­чальных этапах — главенствующее место занимают эмпирические сведения и слабо представлены способы усвоения знаний, опосред­ствованные подлинными понятиями как элементами теории предме­та»32 .

После введения в нашейстране обязательного неполного, а затем и полного среднего образования существенно изменилось значение начальной школы в жизни детей. Если раньше для мно­гих из них начальное обучение было не только первой, но и по­следней ступенью образования, то теперь каждый ребенок продол­жает учиться в школе еще несколько лет. Для нормального пре­бывания в средней школе все дети должны иметь склонность к учению, а затем и потребность в учении и умение учиться. Эта потребность и умение могут быть сформированы у детей именно в младшем школьном возрасте (отметим, что перед прежней началь­ной школой такие психолого-педагогические задачи не стояли).

В конце 60-х гг. была осуществлена перестройка начального образования, одна из целей которой состояла в том, чтобы по­высить его роль в психическом развитии детей. Эта цель в после­дующем достигалась, в частности, посредством повышения теоре­тического уровня начального обучения и расширения учебного ма­териала, усвоение которого младшими школьниками способство­вало формированию у нихумения учиться33 .

Новые задачи, вставшие перед начальной школой в системе целостного среднего образования, повлияли на проблематику ряда направлений психолого-педагогической науки, представители кото­рых проводили в Москве, Киеве, Минске, Тбилиси, Ереване, Харько­ве и других городах нашейстраны экспериментальные исследования связи обучения и воспитания младших школьников с их психи­ческим развитием34 .

В этих исследованиях были затронуты существенные вопросы, относящиеся к анализу психолого-педагогической сущности учеб­ной деятельности, проблемы развивающего начального обучения. Результаты этих исследований, по нашему мнению, сыграли положи­тельную роль для усовершенствования учебно-воспитательного про­цесса в начальной школе.

Необходимость изменения содержания и методов начального обучения нашла свое выражение в подходе ведущих специалистов в этой области к процессу формирования понятий у младших школьников. Так, М. Н. Скаткин приводит конкретный случай образования у третьеклассников понятия «плод», в процессе которо­го дети раскрыли происхождение, связи и функции реальных пло­дов. Такое понятие строится не в соответствии с требованиями формальной логики, поскольку для нее при образовании понятия «плод» достаточно абстрагировать и перечислить общие для всех плодов внешние признаки35 . «Путем одной только абстракции, — пишет М. Н. Скаткин, — нельзя образовать это понятие, как бы много отдельных плодов мы не сравнивали между собой; для обра­зования этого понятия необходимо рассматривать плод не только с внешней стороны, не изолированно от целого растения, а в связи с целым растением, как его органическую часть и брать плод не статически, а в развитии, движении, изменении»36 . Здесь описаны особенности теоретических понятий и показаны возможности их формирования в процессе начального обучения37 .

М. Н. Скаткин полагает, что неправильно понимать усвоение знанийдетьми только как пассивное восприятие и заучивание сообщаемых в готовом виде истин. «Между тем процесс усвоения знаний может проходить и в результате самостоятельного поиска путем решения познавательной задачи. А решать несложные по­знавательные задачи способен даже ученик I класса... Решение за­дач служит одним из средств овладения системой знаний по тому

или иному учебному предмету и в то же время способствует разви­тию самостоятельного творческого мышления» .

Указьшая на необходимость включения в процесс обучения младших школьников самостоятельного решения ими познаватель­ных задач, М. Н. Скаткин вместе с тем говорит о возможности и эффективного использования в школе так называемого проблемного изложения знаний.Суть такого изложения состоит в том, что учи­тель не только сообщает детям конечные выводы науки, но и в ка­кой-то мере воспроизводит путь их открытия («эмбриологию ис­тины»).При этом учитель «.демонстрирует перед учащимися са­ мый путь научного мышления, заставляет учеников следить за диа­ лектическим движением мысли к истине, делает их как бы соучаст­никами научного поиска»39 . Проблемное изложение тесно связано с применением в обучении исследовательского метода (отметим, что М. Н. Скаткин приводит конкретный пример использования проблемного изложения в IV классе, однако в определенных усло­виях оно может применяться и в начальном обучении в виде решения детьми особых познавательных задач).

Позиции М. Н. Скаткина, изложенные им в отношении необхо­димости использования новых методов обучения в начальной шко­ле и в отношении возможности и целесообразности формирования у младших школьников теоретических понятий, имеют принципиаль­но важное значение для разработки проблем дидактики, методи­ки обучения, детской и педагогической психологии, призванных вместе эффективно решать вопросы развивающего начального обу­чения. На наш взгляд, эти позиции, во-первых, связаны с передо­вым опытом учителей начальных классов40 , во-вторых, соответст­вуют современным тенденциям дальнейшего совершенствования на­чального образования в нашей стране41 , в-третьих, учитывают об­щие достижения дидактической мысли42 .

Рассмотрим особо третий из перечисленных пунктов. Совет­ские дидакты при анализе социального опыта, который школа пе­редает подрастающим поколениям, выделили в нем среди других общих элементов опыт творческой, поисковой деятельности при решении новых проблем. Это значит, что в каждый учебный предмет следует включать задания, при выполнении которых уча­щиеся усваивают опыт творческой деятельности людей . При этом

«творчеству надо учить с самого раннего возраста»44 .

Мы полагаем, что обучение младших школьников посредством решения ими познавательных задач (они должны быть проблемны­ми) может обеспечивать передачу детям творческого опыта.

Вместе с тем опыт творческой деятельности должен быть, по нашему мнению, не одним из четырех рядоположенных элементов совокупного социального опыта, а основополагающим и главным элементом, на который могут опираться другие его элементы (к ним относятся знания, умения и отношения человека к миру). В этом случае обучение и воспитание детей с самого начала будет направлено на развитие их личности.

В материалах о реформе школы определены следующие основные цели и задачи начального образования: «...Начальная школа (I — IV классы) призвана заложить основы всестороннего развития де­тей, обеспечить формирование прочных навыков беглого, осознан­ного, выразительного чтения, счета, грамотного письма, развитой речи, культурного поведения. Она должна воспитывать добросо­вестное отношение к учению и общественно полезному труду, лю­бовь к Родине»45 .

В школе, в том числе, естественно, и в начальной, необходимо формировать у детей стойкие материалистические представления, вырабатывать у них самостоятельность мышления, значительно улучшать их художественно-эстетическое воспитание; повышать идейно-теоретический уровень учебно-воспитательного процесса, чет­ко излагать основные понятия и ведущие идеи учебных дисциплин; искоренять любые проявления формализма в содержании и мето­дах учебно-воспитательной работы, широко применять активные формы и методы обучения и т. д.46 .

По нашему убеждению, создание в начальной школе надлежащих условий для формирования у младших школьников развернутой и полноценной учебной деятельности, содержанием которой явля­ются теоретические знания и основанные на них умения и навы­ки, будет находиться в русле решения новых задач, поставленных школьной реформой перед начальным образованием.

Во-первых, полноценная учебная деятельность как ведущая дея­тельность младших школьников может быть основой их всесторон­него развития. Во-вторых, действительно прочные умения и навыки осознанного и выразительного чтения, грамотного письма и хороше­го счета формируются у детей при наличии у них определенных теоретических знаний. В-третьих, добросовестное отношение детей к учению опирается на их потребность, желание и умение учиться, которые возникают в процессе реального выполнения учебной дея­тельности.

Вместе с тем формирование у младших школьников учебной де­ятельности связано с существенным повышением идейно-теорети-

ческого уровня учебно-воспитательного процесса в начальной шко­ле и способствует развитию у них самостоятельного творческого мышления. Как будет показано ниже, построение учебных дисцип­лин с учетом требований содержательного обобщения связано с четким выделением основных понятий и идей этих дисциплин. По­скольку в своей учебной деятельности школьники раскрывают пред­метные источники и происхождение тех или иных понятий, то ее выполнение детьми может служить хорошей основой для преодоле­ния формализма в содержании и методах учебно-воспитательной работы в начальной школе. И наконец, как показывает опыт нашей исследовательской работы, учебная деятельность младших школь­ников наилучшие результаты дает тогда, когда дети активно взаимо­действуют между собой в процессе усвоения знаний и умений (на­пример, проводят обсуждение условий их происхождения).

Наиболее важные стороны выдвинутых выше положений будут конкретизированы на материале построения экспериментальных учебных предметов, соответствующих требованиям учебной деятель­ности, и на примере влияния этой деятельности на развитие мышле­ния у младших школьников (см. гл. VI).

Дальнейшее изучение путей и средств формирования полноцен­ной учебной деятельности у младших школьников, разработка на­учно обоснованных психологических рекомендаций учителям и мето­дистам — все это может способствовать реализации основных тре­бований школьной реформы на современном этапе развития народ­ного образования.

2. Содержание и строение учебной деятельности

При разработке проблемы развивающего обучения необходимо опираться, на наш взгляд, на следующее положение: основой раз­вивающего обучения служит его содержание, от которого произ-водны методы (илиспособы) организации обучения. Это положе­ние характерно для воззрений Л. С. Выготского и Д. Б. Эльконина. «Для нас, — пишет Д. Б. Эльконин, — основополагающее значение имела его (Л. С. Выготского. — В. Д.) мысль о том, что обуче­ние свою ведущую роль в умственном развитии осуществляет пре­жде всего через содержание усваиваемых знаний»*7 . Конкретизи­руя это положение, следует отметить, что развивающий характер (учебной деятельности как ведущей деятельности в младшем школь­ном возрасте связан с тем, что ее содержанием являются теорети­ческие знания.

Наше предположение о внутренней связи учебной деятельности с теоретическими знаниями имело два основания. Первое опира­лось на результаты анализа истории массового образования (см. § 1). Второе связано с рассмотрением особенностей изложения со­держания «высоких» форм общественного сознания как объекта ус­воения индивидом. Рассмотрим это основание на примере анализа процесса усвоения научных знаний. Согласно современным фило­софским представлениям, человек, усваивающий эти знания, уже не имеет дело с непосредственно окружающей его действительностью, поскольку сам «объект познания опосредован наукой как общест­венным образованием, ее историей и опытом... — в нем выделены определенные стороны, которые даются индивиду, вступающему в науку, уже в виде обобщенного, абстрактного содержания его мысли» .

Способ изложения научных знаний как результатов исследо­вания отличается от способа самого исследования. «Конечно, — писал К. Маркс, — способ изложения не может с формальной сторо­ны не отличаться от способа исследования. Исследование должно детально освоиться с материалом, проанализировать различные формы его развития, проследить их внутреннюю связь. Лишь пос­ле того как эта работа закончена, может быть надлежащим обра­зом изображено действительное движение. Раз это удалось и жизнь материала получила свое идеальное отражение, то может пока­заться, что перед нами априорная конструкция»49 . Изложение на­учных знаний осуществляется способом восхождения от абстракт­ного к конкретному, в котором используются' содержательные аб­стракции, обобщения и теоретические понятия.

Если исследование начинается с рассмотрения чувственно-кон­кретного многообразия частных видов движения объекта и ведет к выявлению их всеобщей внутренней основы, то изложение ре­зультатов исследования, имея то же самое объективное содержа­ние,, начинает разворачиваться с этой уже найденной всеобщей основы в направлений мысленного воспроизведения ее частных про­явлений, сохраняя при этом их внутреннее единство (конкрет­ность) .

Учетная деятельность школьников строится, на нашвзгляд, в со­ответствии со способом изложения научных знаний, со способом восхождения от абстрактного к конкретному. Мышление школьни­ков в процессе учебной деятельности имеет нечто общее с мышле­нием ученых, излагающих результаты своих исследований посред­ством содержательных абстракций, обобщений и теоретических по­нятий, функционирующих в процессе восхождения от абстракт­ного к конкретному .

Можно предположить, что знания, характерные для других «вы­соких» форм общественного сознания, также получают свое целост­ное воспроизведение подобным же способом, и поэтому художест­венному, моральному и правовому мышлению присущи операции, имеющие родство с «теоретическими знаниями».

Знания человека находятся в единстве с его мыслительными дей­ствиями (абстрагированием, обобщением и т. д.). «...Знания... не возникают помимо познавательной деятельности субъекта и не су­ществуют безотносительно к ней»51 . Поэтому правомерно рассматри­вать знания, с одной стороны, как результат мыслительных дейст­вий, который имплицитно содержит их в себе, с другой — как про­цесс получения этого результата, в котором находит свое выраже­ние функционирование мыслительных действий. Следовательно, вполне допустимо термином «знания» одновременно обозначать и результат мышления (отражение действительности), и процесс его получения (т. е. мыслительные действия). «Всякое научное поня­тие — это и конструкция мысли и отражение бытия»52 . С этой точки зрения понятие является и отражением бытия, и средством мысли­тельной операции.

Естественно, что эмпирическим знаниям-понятиям соответству­ют эмпирические (или формальные) действия, а теоретическим зна­ниям-понятиям — теоретические (или содержательные) действия.

Мышление школьников хотя и имеет некоторые общие черты, однако не тождественно мышлению ученых, деятелей искусства, теоретиков морали и права. Школьники не создают понятий, об­разов, ценностей и норм общественной морали, а присваивают их в процессе учебной деятельности. Но в процессе ее выполне­ния школьники осуществляют мыслительные действия, адекватные тем, посредством которых исторически вырабатывались эти продук­ты духовной культуры.

1 В своей учебной деятельности школьники воспроизводят реаль­ный процесс создания людьми понятий, образов, ценностей и норм. Поэтому обучение в школе всем предметам необходимо строить так, чтобы оно, как писал Э. В. Ильенков «в сжатой, сокращенной форме воспроизводило действительный исторический процесс рожде­ния и развития... знаний»53 .

В процессе учебной деятельности подрастающие поколения вос­производят в своем сознании те теоретические богатства, которые человечество накопило и выразило в идеальных формах духовной

культуры54 . Как и другие виды воспроизводящей деятельности де­тей, их учебная деятельность является одним из путей реализации единства исторического и логического в развитии человеческой культуры (см. с. 52).

Дадим краткую характеристику способа восхождения мысли от абстрактного к конкретному, рассматриваемому нами применитель­но к процессу осуществления детьми учебной деятельности55 .

Приступая к овладению каким-либо учебным предметом, школь­ники с помощью учителя анализируют содержание учебного мате­риала, выделяют в нем некоторое исходное общее отношение, об­наруживая вместе с тем, что оно проявляется во многих других частных отношениях, имеющихся в данном материале. Фиксируя в какой-либо знаковой форме выделенное исходное общее отноше­ние, школьники тем самым строят содержательную абстракцию изучаемого предмета. Продолжая анализ учебного материала, они раскрывают закономерную связь этого исходного отношения с его различными проявлениями и тем самым получают содержательное обобщение изучаемого предмета.

Затем дети используют содержательные абстракцию и обобще­ние для последовательного выведения (опять с помощью учителя) других, более частных абстракций и для объединения их в це­лостном (конкретном) учебном предмете. Когда школьники начи­нают использовать исходные абстракцию и обобщение как средст­ва выведения и объединения других абстракций, то они превра­щают исходные мыслительные образования в понятие, фиксирующее некоторую «клеточку» учебного предмета. Эта «клеточка» служит для школьников в последующем общим принципом их ориентации во всем многообразии фактического учебного материала, который в понятийной форме они должны усвоить путем восхождения от абстрактного к конкретному56 .

Указанный путь усвоения знанийимеет две характерные чер­ты. Во-первых, мысль школьников при таком усвоении целенаправ­ленно движется от общего к частному (школьники первоначально ищут и фиксируют исходную общую «клеточку» изучаемого матери­ала, а затем, опираясь на нее, выводят многообразные частные осо­бенности данного предмета). Во-вторых, такое усвоение направлено на выявление школьниками условий происхождения содержания усваиваемых ими понятий57 . Учащиеся первоначально выявляют исходное общее отношение в некоторой области, строят на его осно­ве содержательное обобщение и благодаря этому определяют содер­жание «клеточки» изучаемого предмета, превращая ее в средство выведения более частных отношений, т. е. в понятие58 .

Таким образом, хотя учебная деятельность школьников развер­тывается в соответствии со способом изложения уже получен­ных людьми продуктов духовной культуры, однако внутри этой деятельности в своеобразной форме сохраняются ситуации и дей­ствия, которые были присущи процессу реального создания та­ких продуктов, благодаря чему способ их получения сокращенно воспроизводится в индивидуальном сознании школьников.

Учебная деятельность реализуется посредством выполнения школьниками соответствующих действий. Согласно общей законо­мерности интериоризации, первоначальной формой учебных дейст­вийявляется их развернутое выполнение на внешне представленных объектах. «... Овладение мыслительными действиями, — писал А. Н. Леонтьев, — лежащими в основе присвоения, «наследования» индивидом выработанных человечеством знаний, понятий, необхо­димо требует перехода субъекта от развернутых вовне действий к действиям в вербальном плане и, наконец, постепенной интерио­ризации последних, в результате чего они приобретают характер свернутых умственных операций, умственных актов»59 .

Деятельностный подход к рассмотрению процесса усвоения де­тьми продуктов духовной культуры связан прежде всего с утвер­ждением, что главным звеном и главным условием полноценной реализации этого процесса является «формирование тех действий, которые образуют его действительную основу и которые всегда

должны активно строиться у ребенка окружающими...» .

В процессе систематического выполнения школьниками учебной деятельности у них наряду с усвоением теоретических знаний раз­виваются теоретическое сознание и мышление. В младшем школь­ном возрасте учебная деятельность является ведущей и главной среди других видов деятельности, выполняемых детьми. В ходе ста­новления у младших школьников учебной деятельности у них фор­мируется и развивается важное психологическое новообразование данного возраста — основы теоретического сознания и мышления и связанные с ними психические способности (рефлексии, анали­за,планирования).

При рассмотрении процесса формирования у младших школь­ников учебной деятельности возникает ряд вопросов, требующих выяснения: 1) специфики ее структурных компонентов, т. е. ее пот­ребностей, мотивов, задач, действий и операций; 2) происхождения • ее индивидуального выполнения из коллективных форм учебной ра­боты; 3) динамики взаимосвязи ее компонентов, когда, например, учебная цель может стать мотивом, а учебное действие может превра­титься в операцию и т. п.; 4) этапов ее развития на протяжении школьного детства (первоначально она формируется как ведущая, а затем развивается на основе других ведущих деятельностей); 5) ее взаимосвязи с другими видами деятельности детей .

Рассмотрим первый из названных выше вопросов, касающийся основных компонентов структуры учебной деятельности.

Предпосылки потребности в учебной деятельности возникают у ребенка старшего дошкольного возраста в процессе развития его сюжетной игры, в которой интенсивно формируется воображение и символическая функция. Выполнение ребенком достаточно слож­ных ролей предполагает наличие у него наряду с воображением и символической функцией еще и разнообразных сведений об окру­жающем мире, о взрослых людях, умения ориентироваться в них с учетом их содержания. Сюжетно-ролевая игра способствует-воз­никновению у ребенка познавательных интересов, однако сама по себе она полностью удовлетворить их не может. Поэтому дошколь­никистремятся удовлетворить свои познавательные интересы путем общения со взрослыми, путем наблюдений за окружающим их ми­ром, извлекая различные сведения из 'доступных им книг, журналов, кино.

Постепенно старшие дошкольники начинают нуждаться в бо-

лее обширных источниках знания, чем им может предоставить повседневрая жизнь и игра. В условиях всеобщего школьного обу­чения «дошкольника перестает удовлетворять привычный образ жизни и он хочет занять позицию школьника («хочу в школу хо­дить», «хочу в школе учиться» и т. п..) »62 .

Приход в школу позволяет ребенку выйти за пределы своего ; детского периода жизни, занять новую жизненную позицию и перейти к выполнению общественно значимой учебной деятельности, которая предоставляет богатый материал для удовлетворения по­знавательных интересов ребенка. Эти интересы выступают как пси­хологические предпосылки возникновения у ребенка потребности в усвоении теоретических знаний.

~В самом начале школьной жизни у ребенка еще нет потребно­сти в теоретических знаниях как психологической основе учебной деятельности. Эта потребность у ребенка возникает в процессе реального усвоения им элементарных теоретических знаний при совместном с учителем выполнении простейших учебных дейст­вий, направленных на решение соответствующих учебных задач. Л. С. Выготский писал: «Развитие психологической основы обу­чения... не предшествует началу обучения, а совершается в нераз­рывной внутренней связи с ним, в ходе его поступательного движе­ния,^3 .

1 Таким образом, теоретические знания как содержание учебной деятельности являются вместе с тем и ее потребностью./Как из­вестно, деятельность человека соотносится с определенной потреб­ностью, а действия — с мотивами. В процессе формирования у младших школьников потребности в учебной деятельности проис­ходит ее конкретизация в многообразии мотивов, требующих от детей выполнения учебных действий.

Мотивы учебных действий побуждают школьников к усвоению способов воспроизводства теоретических знаний. При выполнении учебных действий школьники овладевают прежде всего способа­ми воспроизводства тех или иных конкретных понятий, образов, ценностей и норм — и через эти способы усваивают содержание этих теоретических знаний.

Итак, потребность в учебной деятельности побуждает школь­ников к усвоению теоретических знаний! мотивы — к усвоению спо­собов их воспроизводства посредством учебных действий, направ­ленных на решение учебных задач (напомним, что задача — это единство цели действия и условий ее достижения).

Учебная задача, которая школьникам предлагается учителем, требует от них: 1) анализа фактического материала с целью об­наружения в нем некоторого общего отношения, имеющего законо­мерную связь с различными проявлениями этого материала, т. е. построения содержательной абстракции и содержательного обобще-

ния; 2) выведения на основе абстракции и обобщения частных от­ношений данного материала и их объединения (синтеза) в неко­торый целостный объект, т. е. построения его «клеточки» и мыслен­ного конкретного объекта; 3) овладения в этом аналитико-синте-тическом процессе общим способом построения изучаемого объекта.

При решении учебной задачи школьники раскрывают происхож­дение «клеточки» изучаемого целостного объекта и, используя ее, мысленно воспроизводят этот объект. Тем самым прирешении учеб­ной задачи школьники осуществляют некоторый микроцикл вос­хождения от абстрактного к конкретному как путь усвоения теоре­тических знаний.

Учебная задача существенно отличается от многообразных част­ных задач, входящих в тот или иной класс. Так, имея дело с част­ными задачами, школьники овладевают столь же частными спосо­бами их решения. Лишь в процессе тренировки школьники ус­ваивают некоторый общий способ их решения. Усвоение этого спо­соба происходит путем перехода мысли от частного к общему. Вместе с тем при решении учебной задачи школьники первоначально овладевают общим способом решения частных задач. Решение учебной задачи важно «не только для данного частного случая, но и для всех однородных случаев»64 . Мысль школьников дви­жется при этом от общего к частному.

При выделении и усвоении общего способа решения частных задач школьники сопоставляют пути решения многих частных за­дач, выделяя при этом некий общий путь. Так, для усвоения спо­соба решения определенного типа физических задач школьникам требуется решить до 88 таких частных задач; для формирования обобщенного способа решения типовой арифметической задачи учебники иногда предлагают школьникам решить до 20—30 анало­гичных задач66 .

Однако в психологии был выявлен и принципиально иной путь формирования у школьников обобщенного способа решения задач. Так, В. А. Крутецкий писал: «Наряду с путем постепенного обоб­щения материала на основе варьирования некоторого многообразия частных случаев (путь большинства школьников) существует и другой путь, когда способные школьники, не сопоставляя «сходное», не сравнивая...осуществляют самостоятельно обобщение математи­ческих объектов, отношений, действий «с места» на основании ана­лизаодного явления в ряду сходных явлений»67 . Действительно, некоторые школьники, столкнувшись лишь с одной конкретной част­ной задачей, стремятся прежде всего подвергнуть ее такому анали­зу, чтобы выделить внутреннюю связь ее условий, отвлекаясь при

этом от частных их особенностей. «...Решая первую конкретную задачу данного типа, они, если можно так выразиться, тем са­мым решали все задачи данного типа»68 .

Кратко описанное выше обобщение «с места» является обобще­
нием, носящим теоретический характер, а та одна конкретная за­
дача, при решении которой школьники как бы решают все задачи
данного класса, является учебной задачей, требующей мыслитель­
ного действия анализа и теоретического (или содержательного)
обобщения. '

Как отмечалось выше, при обучении в массовой школе домини­рующее значение нередко приобретает эмпирическое мышление школьников; поэтому случаи обобщения с места (т. е. теорети­ческого обобщения) наблюдаются чаще всего у способных школь­ников, умеющих «принимать» от учителя или даже ставить самостоя­тельно учебную задачу и могущих решать ее посредством анали­за. Вместе с тем необходимо отметить, что при организации в школе процесса усвоения в форме развернутой и полноценной учебной деятельности, важнейшим компонентом которой служит учебная за­дача, у большинства детей будут развиваться аналитические средства ее решения на основе обобщения, носящего теоретический характер

Рассмотрим содержание таких понятий, как «учебная задача» и «учебная проблема» (второе понятие было введено в теории проблемного обучения). Прежде всего следует отметить что до сих пор отсутствует четкое разграничение понятий «задача» и «проблема». Например, у С. Л. Рубинштейна в одних случаях эти понятия используются как однопорядковые, в других задача ис­толковывается как словесно сформулированная проблема69 . По на­шему мнению, достаточно четкого разграничения содержания этих понятии не сделал и М. И. Махмутов в своей монографии по проблемному обучению70 . Вместе с тем в этой книге дается следую­щая характеристика учебной проблемы: «Учебная проблема пони­мается нами как отражение (форма проявления) логико-психоло­гического противоречия процесса усвоения, определяющее направ­ление умственного поиска, пробуждающее интерес к исследованию (объяснению) сущности неизвестного и ведущее к усвоению ново­го понятия или нового способа действия»71 .

Если учесть то обстоятельство, что учебная задача, как было показано выше, стимулирует мышление школьников к объяснению еще неизвестного, к усвоению новых понятий и способов действия то станет понятным, что общий смысл и общая роль учебной заде*""" •чи в процессе усвоения в принципе будут те же, что и у учебной проблемы. Как утверждают специалисты проблемного обучения, знания «не передаются учащимся в готовом виде, а приобретаются

ими в процессе самостоятельной познавательной деятельности в условиях проблемной ситуации»72 . Учебная деятельность в своей основе также нацелена на то, чтобы школьники усваивали зна­ния в процессе самостоятельного решения учебных задач, которое позволяет им раскрыть условия происхождения этих знаний. От­метим, что проблемное обучение, как и учебная деятельность, внут­ренне связано с теоретическим уровнем усвоения знаний и с теоре­тическим мышлением73 .

Таким образом, теория учебной деятельности и теория проб­лемного обучения по ряду своих основных идей и понятий доста­точно близки друг к другу (цравда, это не исключает некоторых значительных расхождений между этими теориями при интерпрета­ции содержания ряда понятий).

Выше уже неоднократно говорилось о том, что учебная задача решается школьниками путем выполнения определенных действи,й. Назовем эти учебные действия:

преобразование условий задачи с целью обнаружения всеобще­го отношения изучаемого объекта;

моделирование выделенного отношения в предметной, графи­ческой или буквенной форме;

преобразование модели отношения для изучения его свойств в «чистом виде»;

построение системы частных задач, решаемых общим спосо­
бом; ,

контроль за выполнением предыдущих действий;

оценка усвоения общего способа как результата решения дан­ной учебной задачи.

Каждое такое действие состоит из соответствующих операций, наборы которых меняются в зависимости от конкретных условий решения той или иной учебной задачи (как известно, действие соотносится с целью задачи, а его операции — с ее условиями).

Школьники первоначально, естественно, не умеют самостоя­тельно формулировать учебные задачи и выполнять действия по их решению. До поры до времени им помогает в этом учитель, но постепенно соответствующие умения приобретают сами учени­ки (именно в этом процессе у них формируется самостоятельно осуществляемая учебная деятельность, умение учиться).

В психологии выявлены и описаны некоторые существенные осо­бенности исходной формы учебных действий. Эта форма состоит в совместном выполнении группой школьников под руководством учителя распределенных между ними учебных действий. Постепенно происходит интериоризация этих коллективно распределенных дейст­вий, превращение их в индивидуально осуществляемое решение учебных задач (соответствующие исследования проводились приме­нительно к преподаванию математики, физики, грамматики, изоб­разительного искусства)74 .

Рассмотрим основные особенности учебных действий. Исходным и, можно сказать, главным действием является преобразование условий учебной задачи с целью обнаружения некоторого всеоб­щего отношения того объекта, который должен быть отражен в соот­ветствующем теоретическом понятии. Важно отметить, что речь здесь идет о целенаправленном преобразовании условий задачи, направ­ленном на поиск, обнаружение и выделение вполне определенного отношения некоторого целостного объекта. Своеобразие этого от­ношения состоит в том, что, с одной стороны, оно является реаль­ным моментом преобразуемых условий, с другой — выступает как генетическая основа и источник всех частных особенностей целост­ного объекта, т. е. его всеобщим отношением. Поиск такого отно­шения составляет содержание мыслительного анализа, которое в своей учебной функции выступает первоначальным моментом про­цесса формирования требуемого понятия. Вместе с тем следует иметь в виду, что рассматриваемое учебное действие, в основе кото­рого лежит мыслительный анализ, вначале имеет форму преобра-1 зования предметных условий учебной задачи (это мыслительное действие первоначально осуществляется в предметно-чувственной форме)75 .

Следующее учебное действие состоит в моделировании выде­ленного всеобщего отношения в предметной, графической или бук­венной форме. Важно отметить, что учебные модели составляют внутренне необходимое звено процесса усвоения теоретических зна­ний и обобщенных способов действия. При этом не всякое изобра­жение можно назвать учебной моделью, а лишь такое, которое фиксирует именно всеобщее отношение некоторого целостного объек­та и обеспечивает его дальнейший анализ76 .

Поскольку в учебной модели изображается некоторое отношение, найденное и выделенное в процессе преобразования условий учебной задачи, то содержание этой модели фиксирует внутренние характеристики объекта, ненаблюдаемые непосредствен­но Можно сказать, что учебная модели выступая как продукт мыслительного анализа, затем сама может являться особым сред­ством мыслительной деятельности человека.

Еще одно учебное действие состоит в преобразовании модели с целью изучения свойства выделенного всеобщего отношения объ­екта Это отношение в реальных условиях задачи как бы «засло­няется» многими частными признаками, что в целом затрудняет его специальное рассмотрение. В модели это отношение выступает зри­мо и можно сказать «в чистом виде». Поэтому, преобразовывая и переконструируя учебную модель, школьники получают возмож­ность изучать свойства всеобщего отношения как такового, без «затемнения» привходящими обстоятельствами. Работа с учебной моделью выступает как процесс изучения свойств содержательной абстракции всеобщего отношения.

Ориентация школьников на всеобщее отношение изучаемого це­лостного объекта служит основой формирования у них некоторого общего способа решения учебной задачи и тем самым формирова­ния понятия об исходной «клеточке» этого объекта. Однако адек­ватность «клеточки» своему объекту обнаруживается тогда, когда из нее выводятся многообразные частные его проявления. Приме­нительно к учебной задаче это означает выведение на ее основе системы различных частных задач, при решении которых школьни­ки конкретизируют ранее найденный общий способ, а тем самым конкретизируют и соответствующее ему понятие («клеточку»). Поэ­тому следующее учебное действие состоит в выведении и построе­нииопределенной системы частных задач.

Благодаря этому действию школьники конкретизируют исход­ную учебную задачу и тем самым превращают ее в многообразие частных задач, которые могут быть решены единым (общим) спо­собом, усвоенным при осуществлении предыдущих учебных действии. Действенный характер этого способа проверяется именно при реше­нии отдельных частных задач, когда школьники подходят к ним как к вариантам исходной учебной задачи и сразу, как бы «с места» выделяют в каждой из них то общее отношение, ориентация на которое позволяет им применять ранее усвоенный общий способ

решения.

-Рассмотренные учебные действия в сущности все вместе на­правлены на то, чтобы при их выполнении школьники раскрывали условия происхождения усваиваемого ими понятия (зачем и как вы­деляется его содержание, почему и в чем оно фиксируется, в каких частных ситуациях оно затем проявляется). Тем самым это понятие какбы строится самими школьниками, правда, при систематически осуществляемом руководстве учителя (вместе с тем характер этого руководства постепенно меняется, а степень самостоятельности школьника постепенно растет).

_Большую роль в усвоении школьниками знаний играют учебные действия контроля и оценки. Так, контроль состоит в определении ( соответствия других учебных действий условиям и требованиям учебной задачи. Контроль позволяет ученику, меняя операционный состав действии, выявлять их связь с теми или иными особенно­стями условии решаемой задачи и получаемого результата Благо­даря этому контроль обеспечивает нужную полноту операционного состава действий и правильность их выполнения

Действие оценки позволяет определить, усвоен или не усвоен 1 (и в какой степени) общий способ решения данной учебной зада­чи^ соответствует или нет (и в какой мере) результат учебных дейст­вии их конечной цели. Вместе с тем оценка состоит не в простой констатации этих моментов, а в содержательном качественном рассмотрении результата усвоения (общего способа действия и со­ответствующего ему понятия), в его сопоставлении с целью Именно оценка «сообщает» школьникам о том, решена или не решена ими данная учебная задача.

Выполнение действий контроля и оценки предполагает обраще­ние внимания школьников к содержанию собственных действий к рассмотрению их оснований с точки зрения соответствия требу­емому задачей результату. Такое рассмотрение школьниками осно­вании собственных действий, называемое рефлексией служит су­щественным условием правильности их построения и изменения77 -Учеоная деятельность и отдельные ее компоненты (в частности контроль и оценка) осуществляются благодаря такому основопола­гающему качеству человеческого сознания, как рефлексия7 ?

1еперь целесообразно на конкретном примере дать иллюстра­цию учебной задачи и учебных действий, общая психологическая характеристика которых была приведена выше. Сделаем это на ма­териале экспериментального изучения понятия числа в I классе которое является одним из фундаментальных понятий всего школь­ного курса математики79 .

Известно, что главная цель этого курса состоит в том, чтобы
к концу средней школы сформировать у учащихся полноценную
концепцию действительного числа, основой которого является поня­
тие величины. Наш экспериментальный курс начинается с введения
именно этого понятия, определяемого отношениями «равно», «боль­
ше», «меньше». Ориентация на эти общие отношения позволяет
ребенку осуществлять разностное сравнение предметно представ­
ленных величин. Еще до усвоения понятия числа он может фикси­
ровать результаты этого сравнения с помощью таких буквенных
формул, как а = 6; а>Ь, а<6,и производить многие их преобразо­
вания типа: а + с>Ь; а = Ь — с; а + с = Ь + с и^т. д., опираясь на
соответствующие свойства указанных отношений. '

Однако в некоторых ситуациях трудно бывает или невозможно вовсе выполнить непосредственное разностное сравнение и сразу обнаружить, например, равенство или неравенство наличных вели­чин(отрезков, грузов и т. д.). Учитель демонстрирует первоклассни­камподобные ситуации и просит их осуществить поиск подходя­щего способа решения данной задачи. Дети выдвигают разные ги­потезы и с помощью учителя приходят к выводу о том, что во всех таких ситуациях нужно выполнять опосредствованное сравнение. Но что это такое? С помощью каких средств его можно выполнить? Как оперировать с этими средствами и к каким результатам это приводит? Учитель первоначально подводит самих детей к поста­новке этих вопросов, а затем ставит перед ними учебную задачу, требующую открытия и усвоения имиобщего способа опосред­ствованного разностного сравнения величин, опирающегося на их предварительное краткое сравнение с помощью числа.

Учебные действия, позволяющие решить данную задачу, направ­лены на поиск, обнаружение и изучение детьми свойств, характе­ризующих кратное отношение величин, фиксация которого в модели как раз и обозначает число (в принципе — действительное число, хотя отдельные виды чисел предполагают наличие особых условий реализации кратного отношения и построения его модели).

При выполнении первого учебного действия дети осуществля­ют такое предметное преобразование величин, когда в них обна­руживается кратность отношения. При этом ребенок находит не­которую третью величину (мерку),с помощью которой можно ус­тановить кратность двух исходных величин, требующих разностно­го сравнения. Например, величины А и В не могут быть сравнены непосредственно (так,отрезки не могут быть непосредственно нало-

жены друг на друга). Условия задачи преобразуются ребенком так, что он находит некоторую величину с, применение которой позво­ляет ему определить, сколько раз эта величина «укладывается» в исходных величинах А и В. Поиск того, сколько раз величина с «укладывается» в величинах А к В, позволяет ребенку определить их кратное отношение, которое можно записать с помощью такой

А В формулы: у и (черта между буквами обозначает кратность).

Вторре_у_чебное_действие_ связано с моделированием процесса выделения кратного отношения и его результата. В данном слу­чае это моделирование осуществляется при единстве предметной графической и буквенной форм. Так, первоначально кратное отно­шение может быть выражено с помощью предметных или графи­ческих палочек («меток»),указывающих результат как отдельного «наложения» мерки, так и всех подобных «наложений» (сколько раз данная мерка содержится в величине через их кратное отношение). Затем этот результат может быть выражен в словесной форме — в форме числительных («один, два, три... раза»). Тогда формулы кратного отношения и опосредствованного разностного отношения приобретают следующий вид:

= 4; —=5; 4<5; А<В.
с с

В общем виде эти формулы могут быть записаны так:

Л „ В

—=К; —=м- к<м- /кв.

С. С

Таким образом, буквенная модель процесса и результата выде­ления кратного отношения в общем виде выглядит так: — = м Бла­годаря этой общей формуле модели дети могут выделять и фиксиро­вать любое частное кратное отношение величин, выражаемое в соот­ветствующем конкретном числе (например, при данных Лисотно­шение изображается числом 5). По соотношению самих этих чисел (т. е. по свойствам числа как модели кратного отношения) можно опосредствованным путем решить исходную задачу разностного сравнения.

Третье учебное действие состоит в таком преобразовании самой модели выделенного отношения, которое позволяет изучать его об­щие свойства. Так, изменение мерки с при той же исходной величи­не А приводит к изменению конкретного числа, изображающего их

й<с, то —

и т. д.

отношение. Поэтому, например если — =

••; Усвоение детьми содержания и следствии этого учебного дей-

•отвия имеет первостепенное значение при их знакомстве с миром чисел и является характерной чертой решения именно учебной за­дачи, когда некоторые общие свойства чисел изучаются детьми до ознакомления с многообразием их частных проявлений.

Четвертое учебное действие направлено на конкретизацию об­щего способа выявления кратного отношения и на решение част-

ных задач, предполагающее поиск и фиксацию конкретных чисел, характеризующих отношения вполне определенных величин (напри­мер нахождение числовой характеристики той или иной непрерыв­ной или дискретной величины при данной мерке). -Зто действие позволяет детям связать общий принцип получения числа с част­ными условиями сосчитывания совокупностей или измерения непре­рывных объектов. Понимание числа обнаруживается в том, что ребе­нок может свободно переходить от одной мерки к другой приопреде­лениичисловой характеристики того же объекта, а тем самым соотно­сить с нимразные конкретные числа (одна и та же физическая вели­чинаможет быть соотнесена с самыми разными конкретными числами). Таким образом, дети решают исходную учебную задачу путем построения общего способа получения числа и одновременно усваи­вают его понятие. Теперь они могут применять этот способ и соответ­ствующее ему понятие в самых разных жизненных ситуациях, тре­бующих определения числовых характеристик объектов.

Еще одно учебное действие — действие контроля позволяет де­тям при сохранении общей формы и смысла предыдущих четырех дей­ствий изменять их операционный состав в зависимости от част­ных условий их применения, от конкретных особенностей их мате­риала (благодаря этому действия становятся умениями и навыка­ми)Действие оценки на всех стадиях решения детьми учебной за­дачи нацеливает другие их учебные действия на конечный резуль­тат — на получение и использование числа как особого средства со­поставления величин.

Мы описали кратко те учебные действия, которые позволяют детям усвоить понятие числа на основе содержательного (теоре­тического) обобщения. В процессе реального обучения эти действия, конечно имеют более сложное строение, описание которого пред­полагает и более детальную характеристику учебной деятельности детей на уроках математики80 .

Отметим, что определение конкретного состава учебных задач
и действий при усвоении школьниками материала того или иного
учебного предмета представляет результат специальных и доста­
точно трудоемких психолого-дидактических и .психолого-методиче­
ских исследований, требующих применения общих положении тео­
рии учебной деятельности, которая вместе с тем сама развивается
и уточняется при проведении этих конкретных исследовании. _
Изложенное выше понимание содержания и строения учебной
деятельности связано с результатами ее психологического изуче­
ния Вместе с;темтакое понимание учебной деятельности в некото­
рых существенных моментах сближается с ее истолкованием в рабо­
тах носящих методический характер; в них намечаются основные
пути дальнейшего совершенствования начального обучения, рас­
смотрим общий подход к учебной деятельности изложен­
ный в одной из таких работ, созданной сотрудниками сектора на
80 См Минская Г. И. Формирование понятия числа на
основе изучения отношения величин.—В кн.: Возрастные
возможности усвоения знаний (младшие классы школы).
М., 1966, с. 190—235.

чального обучения НИИ содержания и методов обучения АПН СССР.

«...В связи с тем, что именно в младшем школьном возрасте учебная деятельность становится ведущей, — отмечают они, — фор-!мирование и развитие ее в I—III классах — центральная задача начального обучения и воспитания»81 . И далее: «При этом наиболее важно обеспечить формирование у младших школьников общих уме­ний и навыков учебной деятельности. Именно в начальной школе должна быть выполнена основная часть работы по формированию умения учиться»82 . Именно так можно «подготавливать учащихся к успешному обучению на следующем этапе средней школы»83 .

Выше было сказано, что и для детской психологии основной задачей современного начального обучения является прежде все­го изучение закономерностей формирования у младших школьников полноценной учебной деятельности (умения учиться). Лишь при этом условии они могут успешно учиться в старших классах, где • учение — один из видов общественно полезной деятельности.

«Выдвижение на первый план развивающе-воспитательной функ­ции оказало решающее воздействие как на содержание, так и на методы начального обучения»84 . И далее: «Введение новых поня­тий и идей в начальное обучение... предполагало повышение роли теоретических знаний, позволяющих рационализировать (и частич­но ускорить) изучение традиционного материала и усилить осу­ществление развивающе-воспитательной функции обучения. В свя­зи с этим большое значение приобрели методы обучения, направ­ленные на продуктивную деятельность учащихся, связанную с фор­мированием обобщений, абстракций, с самостоятельным применени­ем приобретенных теоретических знаний при решении учебных познавательных и практических задач»85 .

Действительно, возникновение новых идей в психологии и ме­тодике начального обучения было связано с осознанием того, что оно должно выполнять подлинно развивающую функцию, реали­зация которой предполагает насыщение его содержания теорети­ческими знаниями. Их усвоение предполагает, в свою очередь, формирование у младших школьников абстракций и обобщений, составляющих основу продуктивного мышления, что, на наш взгляд, способствует развитию у детей основ теоретического мышления.

Методисты считают, что в процессе учебно-воспитательной ра­боты нужно «широко использовать уже на начальной ступени обучения обобщения, формируемые на основе минимального числа целесообразно организованных наблюдений»86 . При этом необхо­димо, чтобы дети в процессе усвоения нового приема действия знакомились «с теми вопросами, которые возникли у человека, впервые решающего подобные задачи»8 .

Те обобщения, которые формируются на основе минимального числа наблюдений, являются, по сути дела, содержательными обоб-

81 Совершенствование обучения младших школьников, с. 4.

щениями, не нуждающимися, как известно, в многократном срав­нении сходных предметов. Ознакомление же детей с вопросами, возникающими у человека, впервые решающего ту или иную за­дачу, — это, на наш взгляд, уже некоторый момент прослеживания ими процесса происхождения способа решения данной задачи. Сле­довательно, указанные выше рекомендации методистов в опреде­ленной степени характеризуют способы построения собственно, учебной деятельности младших школьников88 .

Выше мы кратко изложили взгляды М. Н. Скаткина на проблемы современного начального обучения (см. с. 142—143). Он полагает, что младшие школьники могут овладевать обобщениями и понятия­ми теоретического типа и усваивать знания при решении познава­тельных задач, а также в процессе их проблемного изложения, ког­да учитель в какой-то мере воспроизводит перед детьми путь их открытия89 . На нашвзгляд, эти соображения М.Н. Скаткина близки к некоторым положениям, развиваемым в психологической теории учебной деятельности. Согласно этой теории, как отмечалось, пол­ноценное усвоение теоретических понятий происходит в процессе решения школьниками учебных задач, общий смысл которых схо­ден с задачами,называемыми в дидактике «познавательными»^.

Еще один путь сходства психологического понимания учебной деятельности с современным методическим подходом к усвоению знаний касается проблемы формирующейся при этом продуктив­ной мыслительной деятельности учащихся. Учебная деятельность по сути своей связана именно с продуктивным (илитворческим) мыш­лением школьников. Вместе с тем методисты считают, что «твор­ческие самостоятельные работы в настоящее время организуются в начальных классах при изучении любого из учебных предме­тов»90 . При выполнении этих работ дети с необходимостью осу­ществляют самостоятельный поиск пути решения задачи, рассмат­ривают его различные возможные варианты. «Такие самостоятель­ные работы... связаны... с продуктивной деятельностью учащихся. Они более всего отвечают одной из важнейших задач современной школы — формированию творческой личности...»91 .

На наш взгляд, развивающее начальное обучение должно быть направлено прежде всего на решение этой важнейшей задачи совре­менной школы — формировать у младших школьников творческое отношение к учебной деятельности. Успешное решение этой задачи представляет общий интерес и для методистов, и для психологов.

87 Там же, с. 15.