регистрация / вход

Честь как фактор политической жизни России первой четверти XX века

Начало XX века отмечено диверсификацией политических сил , легализацией политической борьбы, формированием политических партий всех направлений. Постараемся показать, как и в каких формах соображения чести влияли на политическую действительность.

Борисов С.

Начало XX века отмечено диверсификацией политических сил , легализацией политической борьбы, формированием политических партий всех направлений. Постараемся показать, как и в каких формах соображения чести влияли на политическую действительность.

Начнём с личности Петра Аркадьевича Столыпина . представителя старинного ( с XVI века известного ) дворянского рода . В 1904 году , когда началась война с Японией , Петр Столыпин был саратовским губернатором . На обеде в связи с отправкой на Дальний Восток отряда Красного Креста . он говорит, в частности: "... Каждый сын России обязан по зову своего царя, встать на защиту Родины от всякого посягательства на величие и честь её!»1 Заметим, что речь идёт не об интересах России , а только о чести её .

В 1906-1907 гг. П. А. Столыпин, уже глава кабинета министров и министр внутренних дел ,подавляя революционное движение , вводит военно-полевые суды. 17 ноября 1917 года депутат кадетской партии Ф. Р1. Родичев, критикуя правительство, употребляет выражение "столыпинский галстук", имея в виду виселицу. Думская аудитория, на миг онемев, обрушивается на Родичева шквалом криков "Долой! Вон! ". Президиум и министры покидают зал . Родичева настигают секунданты П. А. Столыпина с вызовом на дуэль. Премьер-министр,- пишет И. Дьяков,- имевший тысячи способов раздавить неугодного депутата, не колеблясь, поставил под удар свою жизнь во имя чести, уже вытеснявшейся сомнительной парламентской моралью."

В том же 1907 году возникает взаимонепонимание между С. Л, Витте и П. А. Столыпиным, связанное с расследованием обстоятельств покушения на первого. При встрече в Государственном Совете С. Л. Витте демонстративно отворачивается от Столыпина, отказываясь пожать протянутую ему руку. П. А. Столыпин обращается к царю за разрешением вызвать обидчика на дуэль2. Царь, естественно , отказывает, но симптоматичен сам тип реакции государственного деятеля на малейшие попытки умаления его чести .

И ещё один случай: в 1909 - 1910 году П. Столыпин осматривал летательные аппараты, и ему представили лётчика Мациевича, предупредив, что это известный эсер " Вдруг, - пишет А. И. Солженицын, - блеснув взглядом вызова , именно этот лётчик с улыбкой предложил Столыпину - полетать вместе. Не свою только жизнь - даже всю судьбу русскую в руках держа, от подобного вызова Столыпин уклониться не мог: честь поединка парила в нем выше рассудка и обязанностей . как уже не раз при покушениях. Он - тотчас согласился. И они полетели. И сделали круга два на значительной высоте. В любую минуту летчик мог разбить обоих (жертвовать и собою был обычный шаг террористов), а то и попробовать разбить лишь пассажира. Но он этого не сделал, и противники только вели незначащий разговор и мерялись взглядами»3.

Как бы мы ни оценивали сейчас политические взгляды Столыпина, его историческую правоту (или неправоту), нельзя не признать, что честь была частью жизни П. А. Столыпина, его первейшим жизненным регулятивом.

Владимир Федорович Джунковский - также представитель старинного дворянского рода, известного с начала XVII века. Ему суждено было сыграть драматическую роль в судьбе социал-демократического движения и царизма.

С конца XIX века он занимал должности адъютанта московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича , московского вице-губернатора и, наконец, губернатора4. Дальнейшая его деятельность различивши авторами освещается похожим образом: "В результате обострившейся борьбы в верхних эшелонах власти в конце 1913 - начале 1914 г. вынуждены были покинуть свои посты Белецкий и Виссарионов, товарищ министра внутренних дел И. М. Золотарёв. ...Новый товарищ министра внутренних дел и командир отдельного корпуса жандармов В.Ф. Джунковский - человек , воспитанный в традициях дворянской чести и порядочности , узнав о том, что в царском "парламенте" находится агент полиции , заставил Малиновского подать заявление о выходе из состава членов Государственной Думы. Провокатору было выдано "выходное пособие "в размере 6 тысяч рублей и заграничный паспорт. Характерно, что Джунковский уведомил о случившемся казусе председателя Думы М. В. Родзянко."5

Так излагают события историки С. Тютюкин и В.В. Шелохаев. А вот что пишет публицист Виктор Острецов: "Товарищ (на нынешнем языке - заместитель) министра внутренних дел Джунковскими поставил перед царем Николаем II вопрос о том, что с офицерской честью несовместимо наличие в армии секретных агентов. Царь согласился: несовместимо". Далее автор указывает на принадлежность Джунковского к масонам и утверждает, что действия его "сознательно расчищали дорогу революции". Не вступая в дискуссию по этому поводу, процитируем констатацию В. Острецова: "Для нас важен сам факт - обращение к совести власти, моральным принципам как основе государственного Самодержавного строя. И именно на их основе Государь принимает решение чрезвычайной важности»б. Итак, в основа поведения В.Ф. Джунковского лежало попарно чести - будь то собственная дворянская честь, как считаю одни авторы, либо же апелляция к чести самодержавия, как полагают другие. "Феномен Джунковского" высвечивает более общие вопросы соотношения политики и чести. Действительно, следование принципам чести объективно способствовало развитию революционного движения (отсюда велик соблазн умозаключить о субъективной «масонской революционности" Джунковского); оно ослабляло политический сыск, уменьшало контроль полиции и жандармского корпуса за революционерами. Трудно отыскать ответ на этот вопрос. В истории "честь" проиграла революции. Могла ли она победить? Мог ли фактор чести стать политическим .фактором? Переломить общественное умонастроение в свою пользу? Об этом можно лишь догадываться. В.Острецов, по-видимому, подробно знакомился с документами начала XX века. Из его публикации следует, что вопросы чести занимали значительное место в организации политического сыска. Не имея возможности проверить его выводы первичными материалами, все же считаем нужным предоставить ему слово: "Вопросы морали, чести, достоинства обсуждались ... и в Департаменте полиции. Никто не считал, что нравственные принципы в этом ведомстве отменяются... Тот или иной чин политического сыска в официальном донесении начальству мог сослаться на эти принципы и выразить мнение, что-то или иное дело не соответствует правилам морали... Столь же показателен другой эпизод государственно-политической истории России начала века. На страницах газет, в Государственной Думе обсуждался вопрос: " Можно ли в среде террористов и революционеров иметь агентов полиции? Как же это так? А как же закон? А как же быть с честью и совестью?". А премьер-министр Столыпин, он же министр внутренних дел, должен был оправдываться перед этими господами в Думе и в печати. Волна возмущения поднялась в печати, когда появилось на слуху имя Азефа, служившего и полиции и революционерам. Как же так ? Апеллировали к нравственным основам самодержавия, к чести самодержавия"7.

Итак, борьбу самодержавия против революционеров в значительной степени ослабляли принципы дворянской чести, памятование о чести самодержавия, И "казус Джунковского57- яркий пример того, как апелляция к требованиям чести, в экстремальных условиях становится одним из факторов скорейшей гибели того строя, честь которого защищается.

Небольшой штрих в заключении темы. В декабре 1937 года В. Ф. Джунковский был арестован по сфабрикованному обвинению в контрреволюционной деятельности, 21 февраля, 1938 года приговорен к расстрелу8.

Обостренное чувство чести было свойственно и Александру Гучкову, выходцу из старообрядческого купечества, выпускнику Московского университета, создателю партии "Союз 17 октября ("октябристов"), председателю Третьей Государственной Думы. Будучи язвительным в своих думских репликах, А. Гучков готов был личным поединком расплачиваться за собственные ядовитые высказывания в адрес депутатов и за их ответные оскорбления. Дважды он вызывал на дуэль лидера фракции кадетов П. Н. Милюкова. Сам принимал дуэльные вызовы от лидера фракции Союза Михаила Архангела В. М. Пуришкевича, дрался на шпагах с графом А. А. Уваровым. С начала XX века за Гучковым прочно закрепилась слава дуэлянта. Он постоянно с кем-нибудь дрался на дуэли за нанесение ему личных оскорблений.9

Характеристика П.Н. Милюкова, лидера партии народной свободы и всей либерально-демократической оппозиции самодержавию, весьма выразительна: «При всех поворотах судьбы главными качествами Милюкова - ученого, политического лидера и просто человека оставались честь, верность принципам, высоким народным идеалам.59

Созванная в 1908 году Государственная Дума легализовала собственно политическую деятельность, и она же создала проблему регуляции поведения депутатов, так как депутатский иммунитет создавал иллюзию речевой вседозволенности. В действие вступали механизмы, выработанные другими корпорациями - в частности, кодекс дворянской чести, предполагавший дуэль.

О своей (несостоявшейся) дуэли с лидером партии октябристов. А. И. Гучковым, как эпизоде политическом, П. Н. Милюков пишет так: "Я как-то употребил в своей речи сильное выражение по его адресу, хотя и вполне "парламентарное"... Но Гучков к этому придрался и послал ко мне секундантов. Родзянко и Звегинцева, членов Думы... Он прекрасно знал мое отрицательное отношение к дуэлям - общее для всей тогдашней интеллигенции - и, вероятно, рассчитывал, что я откажусь от дуэли и тем унижу себя в мнении его единомышленников. Сам он со времени своей берлинской дуэли имел установившуюся репутацию бретера. Я почувствовал, однако, что при сложившемся политическом положении я отказываться от вызова не МОГУ. Гучков был лидером большинства, меня называли лидером оппозиции, отказ был бы политическим актом. Я принял вызов и пригласил в секунданты А. М. Колюбакина, человека, чуткого к вопросам чести, также и военной, п Свечина, бывшего члена Первой Думы... Мои секунданты очутились в большом затруднении. Они во что бы то ни стало хотели меня вызволить из создавшегося нелепого положения, но должны были считаться с правилами дуэльного кодекса и с моим отказом от примирения... Я .. считал дуэль неизбежной ... Но... мои секунданты... добились компромиссного текста, от которого, по их мнению, я не имел ни политического, ни морального права отказаться. Отказ был бы непонятным ни для кого упорством и упрямством... Я видел, что упираться дальше было бы смешно, согласился с моими секундантами и подписал выработанный ими, совместно с противной стороной, текст. Гучкову не ждалось ни унизить меня, ни поставить меня к барьеру, и политическая цель, которую он, очевидно, преследовал, достигнута не была10. Поступок другого деятеля партии кадетов, отца писателя, В. Д. Набокова, Никита Алексеевич Толстой назвал "рефлексом чести": в марте 1922 года в Берлине, когда к П. Н. Милюкову двинулся террорист, В. Д. Набоков шагнул вперед и заслонил П. Н. Милюкова от выстрела.

От лагеря правительственно-монархического и оппозиционно-либерального перейдем к лагерю радикально-революционному.

Партия социалистов-революционеров (эсеров) считала себя преемницей народовольцев и провозглашала свою приверженность принципам революционной чести.

4 февраля 1905 года участник боевой организации эсеров Иван Каляев убивает князя Сергея Александровича. Вдова Сергея Александровича, Елизавета Петровна уходит в тюрьму к боевику и умоляет его покаяться. Тот отказывается, но Елизавета Федоровна подает императору просьбу о помиловании. Возникают слухи, что Каляев согласен просить о помиловании. Несколько дней спустя Елизавета Федоровна получает от заключенного письмо приблизительно такого содержания: "Вы злоупотребили моим положением... Объяснение, которое дают нашему свиданию, меня бесчестит. Я не хочу помилования, о котором вы хлопочете за меня..." Впоследствии Каляев переводится из Москвы в Шлиссельбургскую крепость. Там его долго уговаривают просить о помиловании. Тот упорствует: "Я хочу и должен умереть. Моя смерть будет еще полезнее для моего дела, чем смерть Сергея Александровича." Главный военный прокурор, получив очередной отказ И. Каляева подать прошение о помиловании, понимает, что ему не сломить упорства революционера и приказывает привести приговор о смертной казни в исполнение11. Мы видим на лом примере, какие приверженцы "революционной чести" были в рядах эсеров.

Симптоматичен и "случай Азефа", Евно Азеф стоял у основания партии эсеров и одновременно был агентом охранного отделения. В 1908-1909 гг. возникает вопрос о его провокаторстве. Письма показывают, что ценности "революционной чести" являлись для эсеров "высшей инстанцией", к которой можно было апеллировать. Так, 10 октября 1908 года в письме Б. Савинкову он пишет относительно возможного разбирательства по поводу его, якобы мнимого, провокаторства: "Я уверен, что товарищи пойдут до конца в защите чести товарища". Спустя три месяца он пишет членам партии эсеров письмо следующего содержания: " 7.1.1909. Ваш приход в мою квартиру 5 января и предъявление мне какого-то гнусного ультиматума без суда надо мною, без дачи мне какой-либо возможности защищаться против возведенного полицией и ее агентами гнусного на меня обвинения - возмутителен и противоречит всем понятиям и представлениям о революционной чести и этике... Мне же, одному из основателей партии с.р. ... приходят и говорят: "Сознайся или мы тебя убьем". Мне такое ваше поведение дает моральную силу предпринять самому, на свой риск все действия для очистки своей чести, запятнанной перед полицией и вами. Оскорбление такое, как оно нанесено мне вами, знайте, не прощается и не забывается".

И еще спустя три месяца он пишет письмо жене (о котором извещает полицию), где также апеллирует к чести революционера:

"13.4.1909. ... Мою жизнь я отдам с большой готовностью для тебя, моих детей, близких мне, которым я причинил столько несчастья, сделав свою честь поруганием других. ... Я ... клянусь ... жизнью, всем, что для меня дорого и свято, - я все время действовал как революционер и только как революционер". 12

Немалую роль играют до октябрьского переворота 1917 года понятия чести и для социал-демократов. В начале века Г. В. Плеханов в открытом письме ЦК РСДРП пишет: "Уверяю вас честью революционера", а в другой политической статье замечает: "Надо же кому-то спасти честь российской социал-демократии".13

В. И. Ленин пишет в 1904 году: "У кого есть хоть капля политической чести ... тот должен перестать вилять и хитрить .., тот должен занять определённую позицию и отстаивать свои убеждения ". А в 1914 году в докладе "ЦК РСДРП..." В. И. Ленин заявляет: ''...Газета ликвидаторов публично обвиняет в бесчестности члена нашей партии Данского .. От имени ЦК я повторяю, что паша партия считает его честным товарищем и не позволит никому безнаказанно посягать на его честь»14

В 1914 году возникает вопрос о провокаторстве Малиновского. Главы фракции большевиков в Думе и агенте охранного отделения. Следственная комиссия с участием В. И. Ленина и Г. Е. Зиновьева публикует заключение: "... ввиду неслыханных покушений клеветников на политическую честь Малиновского выступить в печати с разоблачением всей правды ... "1:). Имеются сведения и о том, что выступавшему с обвинениями в адрес Малиновского Ю. О. Мартову В. И. Ленин грозил привлечением к "суду чести"16. Когда распространяются (ложные) слухи о смерти Р. Малиновского, Ленин с Зиновьевым пишут некролог, где говорится: "Партия ... обязана ... защитить честь умершего бывшего своего члена".17

В январе 1916 года Петроградский комитет РСДРП в листовке призывает смыть "грязное пятно" соглашательства с революционной чести петербургского пролетариата "18. А в июне 1917 года В. И. Ленин возмущается "совершенно недопустимым выпадом против чести товарища и ... агента ЦК" Я. С. Ганецкого19.

Таким образом, представители всех политических лагерей признавали значимость требований чести (дворянской или революционной). Особо следует остановиться на начале и ходе русско-германской ("первой мировой") войны.

Российская историография традиционно усматривала причины вступления России в войну с Германией в "объективных" противоречиях. Тем не менее, в последние годы начинает озвучиваться и другой взгляд на причины войны, отыскивающий истинные причины войны в сфере морали.

Так, доктор философских наук Т. А. Алексеева говорит по этому поводу следующее: "Россия ... верная союзническим обязательствам, верная своему слову ... вступила в первую мировую войну с самого начала... Были ли у нас достаточные серьезные противоречия с Германией на тот момент? Это вопрос более чем спорный. И не является ли после дававшееся утверждение о неразрешимости этих противоречий апологетикой тех историков, которые пытались оправдать изначальную моралистскую установку "20.

Действительно, если беспристрастно взглянуть на документы, сопровождавшее начало войны и ее течение, то обнаружится едва ли не решающая роль морального фактора, и, в значительной степени, фактора чести.

20 июля 1914 года (по старому стилю) Николай Второй издает "Высочайший манифест", в котором говорится: "Следуя историческим своим заветам, Россия, единая по вере и крови со славянскими народами, никогда не взирала на их судьбу безучастно ... Австро-Венгрия предъявила Сербии заведомо неприемлемые для державного государства требования ... Презрев уступчивый и миролюбивый ответ сербского правительства,... Австрия поспешно перешла в наступление ...

Германия ... внезапно объявила России войну. Ныне предстоит уже не заступаться только за несправедливо обиженную родственную нам страну, но оградить честь, достоинство, целость России и положение ее среди великих держав".

Этот принцип был подтвержден Императором в его выступлении 26 июля 1914 года перед членами Государственного Совета и Государственной Думы в Зимнем дворце: "Мы не только защищаем свою честь и достоинство в пределах земли своей, но боремся за единокровных и единоверных братьев - славян".

В ответе Николаю Второму исполняющему обязанности председателя Государственного совета статс-секретарь И, Я. Голубев говорит: "Мы готовы на все жертвы для охранения чести и достоинства единого нераздельного Государства Российского".

Затем выступает председатель Государственной Думы М. В. Родзянко: "Объявлена угроза благополучию и целости государства. Оскорблена народная честь, а честь народная нам дороже жизни ... Государственная Дума, отражающая в себе единодушный порыв всех областей России и сплоченная одной объединяющей всех мыслью, поручила мне сказать Вам, Государь, что народ Ваш готов к борьбе за честь и славу Отечества ... Дерзайте, Государь! Русский народ с Вами и, твердо уповая на милость Божию, не остановится ни перед какими жертвами, пока враг не будет сломлен и достоинство родины не будет ограждено".

В тот же день проходит историческое заседание Государственной Думы. Председатель совета министров И. Л. Горемыкин, в частности сказал: "Россия не хотела войны ... Но ... императорское правительство не могло покорно отступить перед брошенным ему вызовом. Это значило бы отказаться от положения России среди великих держав. Это было бы роковой ошибкой, а она нас унизила бы..."

Его сменяет на трибуне министр иностранных дел: "Россия не могла уклониться от дерзкого вызова своих врагов. Она не могла перестать быть великой Россией Раздираемая ударом, который создал бы впечатление ее силы, нанеся в то же время России унижение ... Мы боремся за нашу родину, мы боремся за свое достоинство и положение великой державы". Сдерживая рыдания, С. Сазонов сходит с трибуны. Палата встает и устраивает ему овацию.

Симптоматично выступление Л. Г. Люца от имени русских немцев: "Наступил час, когда населяющие Россию немцы сумеют защитить достоинство и честь великого государства и снять с себя оскорбление. которое могло бы быть нанесено им одним предположением, что русские поданные - немцы в состоянии изменить своему отечеству. Мы, немцы, населяющие Россию, всегда считали ее своей родиной, и за честь и достоинство ее мы все, как один человек, готовы сложите свои головы."

По окончании чтения деклараций М. В. Родзянко оглашает формулу перехода к очередным делам: "...Убедившись, что были исчерпаны все средства для сохранения мира, отвечающие достоинству России как великой державы. Государственная Дума выражает непоколебимое убеждение в том, что ... все народы России ... готовы встать на защиту родины, ее чести и достояния"

На заседании Госсовета И. Голубев сообщает: "Мы выслушали Всемилостивейший призыв Государя Императора в единении с Ним к защите чести и достоинства дорогого отечества и к борьбе за братьев -славян".

Вслед за ним выступает епископ Арсений: "На эту войну нужно смотреть как на священный крестовый поход. Есть войны, священные свыше, каковой и является настоящая война. Мы призваны защищать ... честь и достоинство нашей родины ..."

Выступает Д. Д. Гримм: "... Приходится защищать самое святое для нас - нашу национальную честь и достоинство..."21

Таким образом, соображение чести - чести великой державы, чести православной державы, чести национальной, чести народа - стоят на первом месте среди официально провозглашенных причин, побудивших Россию вступить в войну с Германией.

Спустя год после начала войны доводы чести продолжают сохранять свою силу для политического руководства России. Морис Палеолог 16 июня 1915 года делает запись в дневнике: "Что же касается продолжения войны, то Николай II выразился об этом с такой силой, какой от него не ожидали: "Заключить мир теперь - эю значит одновременно - бесчестье и революция "22.

Спустя месяц, выступая в Думе, министр финансов заключает свою речь такими словами: "... Побуждая себя, подчиняя свои личные стремления пользу государственной, мы победим врага, посягнувшею па честь и величие нашей родины". 23.

А председатель Государственного совета, выступая в Думе, заявляет: "Государственный совет, собравшись по повелению Его Императорского Величества, сегодня через год после брошенного нам вызова, снявшим, наконец, личину врагом, спокойно взирает с непоколебимою верою в Промысел Божий на грядущие события. Ибо сколь ни тяжки ниспосланные свыше России испытания, ни жестоки нанесенные ей раны, Россия готова к борьбе в защиту права, чести и родной земли до последней капли крови"24.

Таким образом спустя год после начала русско-германской войны, политическое руководство по-прежнему понимает, что сражается не за свободу, не за суверенитет, а за "честь" родной земли.

За три года войны почти на 100% выходит из строя кадровый офицерский состав русской армии, главный хранитель дворянской чести. Некоторые исследователи считают это одной из причин падения монархии: "Неслыханным испытанием для дворянской чести, - пишут А. Алексеев и А. Георгиев, - стала Германская война. К семнадцатому году, когда на внешние деньги вполне уже был изготовлен внутренний заговор против законной российской власти, большинства кадровых офицеров -дворян уже не было в живых.

И дворянская честь впервые за всю историю России дрогнула и пала, когда требование отречения Николая Второго, привезенное в ставку "монархистами" Родзянко и Шульгиным поддержали все командующие фронтами и даже генерал-адъютант государя Алексеев. 2 марта августейший полковник с горечью записал в своем дневнике: "Кругом измена, и трусость, и обман"25.

К "чести русской армии" апеллирует Николай Второй в тексте отречения (2 марта 1917 года): "В дни великой борьбы с внешним врагом, стремящимся почти три года поработить нашу родину. Господу Богу угодно было ниспослать России новое тяжкое испытание. Начавшиеся внутренние народные волнения грозят бедственно отразиться на дальнейшем ведении упорной борьбы. Судьба России, честь геройской нашей армии, благо народа, все будущее дорогого нашего Отечества требуют доведение войны во что бы то ни стало до победного конца . В эти решительные дни ... почли мы долгом совести облегчить народу нашему ... сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы признали мы за благо отречься от престола Государева Российского и сложить с Себя верховную власть"26.

А уже 7 марта Временное правительство утверждает текст новой воинской присяги. "Клянусь честью офицера (солдата) и гражданина и обещаюсь перед Богом и своей совестью быть верным и неизменно преданным Российскому государству как своему Отечеству''. Формула связывает воедино уже привычную воинскую честь с еще незнакомой большинству честью гражданина.

Приведение войск к воинской присяге продолжалось до начала апреля 1917 года. В ходе подготовки и проведения летнего наступления 1917 года появилась коллективная "клятва смерти", которая согласно приказу Верховного главнокомандующего давала право подразделениям или частям, подписавшим ее, именоваться подразделениями (частями) смерти и носить "знаки бессмертия", как у батальонов смерти. Ее формула выглядит так: "Обещаюсь честью, жизнью и свободой ... атаковать противника, когда и где мне будет приказано". В резолюции общего собрания 4-ой роты 21 стрелкового полка 14 июля 1917 года значится:

"Борьба до последнего: за честь, свободу и землю великой Родины!"27

Чтобы показать, как остро переживалась проблема "чести России" в обыденном политическом сознании дворянского сословия, приведем отрывок из дневника 22 " летней княгини Сайн-Витгенпггейн: "27 июня 1917 года ... Россия гибнет. Может быть здравомыслящий человек не быть согласен с этим фактом? ... Самое ужасное, ... это то, что Россия навеки опозорена перед всем миром ... Что стоит нам переживать это время, быть свидетелем этого позора, который падает и на нашу голову? Мы выросли, любя Россию, мы с детства привыкли почитать этот высокий идеал - патриотизм, любовь к Родине. Теперь все рухнуло. ... А что бы я ни дала, чтобы помочь спасти нашу Родину ... и доказать всему миру, что еще жива Россия, не погибла ее честь и мощь под грязными сапогами хулиганов и товарищей"28.

... Дворянка древнего немецкого рода, издавна служившего России, не заботится о сословной дворянской чести, не проклинает революцию и кровь, - ее заботит честь Родины, ее угнетает бесчестье России, уклоняющейся от исполнения союзнического долга.

Между тем, понятие "честь России" подвергается дискредитации большевиками: они доказывают, что "честь России" - это фантом, прикрытие для реализации корыстных целей правящих кругов.

В июне 1917 года солдат Павел Арский, член полкового комитета Павловского полка, публикует в газете «Правда" наделавшую немало шума "Солдатскую балладу". 5 июля он арестовывается и препровождается в помещение особой следственной комиссии Временного правительства. Вот по поводу каких строчек баллады разгорелся конфликт; ''За честь России-матушки. На бой идут солдатушки! Идут без всякой жалобы. Идут во что ни стало бы, Идут они, удалые ... А дома дети малые и жены их сиротные Остались безработные ... В сраженье, дело ясное. Судьба солдат опасная ... Порой под пулеметами Они валятся ротами И целыми отрядами Под крупными снарядами. За честь России - матушки Как мухи, мрут солдатушки ... За честь России - матушки Молебны служат батюшки, Дают благословение На дело избиения..."29

Налицо конфликт между двумя ценностными системами. Временное правительство отстаивает "честь России", большевики же апеллируют к ценностям прагматическим - работа, семья, здоровье, жизнь. Понятно, что при господстве последних невозможна никакая победоносная война: выгоднее быть здоровым и живым, иметь работу и семью, чем гибнуть за "честь Родины».

Понятие "честь России" остается главным для Временного правительства. 1 августа 1917 года А. Керенский обращается к населению со следующими словами: "В тяжелую для Родины годину преобразованное Временное правительство будет нести бремя верховной власти. Наступление врага на фронте, при глубоком нестроении внутри государства, угрожает самому существованию России ...

Исполненное сознания священного долга перед Отечеством, правительство не остановится ни перед какими трудностями и препятствиями для достойного чести великого народа завершения борьбы, от исхода которой зависит будущее России ...

Правительство верит, что вся непобедимая мощь будет обращена на дело спасения России я восстановление ее поруганной предательством, малодушием и презренной трусостью чести»30.

Октябрьский переворот 1917 года поставил крест на принципах чести в деятельности большевиков. Понятие "честь" практически исчезает из их лексикона, и к нему начинают апеллировать недавние союзники, а ныне противники большевиков из революционного лагеря. Максим Горький в газете "Новая жизнь" (ноябрь-декабрь 1917 года) публикует серию заметок "Несвоевременные мысли", в которых многократно использует категорию чести: "Ленин, Троцкий ...отравились гнилым ядом власти ... Ленин ... хладнокровный фокусник, не жалеющий ни чести, ни жизни пролетариата ... И Ленин, и Троцкий ... хладнокровно бесчестят революцию, бесчестят рабочий класс, заставляя его устраивать кровавые бойни, понукая к погромам ... Народные комиссары ... не могут ... не сознавать, что ответственность за кровь, проливаемою озверевшей улицей, надает и на них и на класс, интересы которого пытаются осуществить. Эта кровь грязнит знамена пролетариата, она пачкает его честь" .31

В июне 1918 года, после того, как революционный трибунал вынес смертный приговор адмиралу Щастному, социал-демократ (меньшевик) Ю. Мартов выпускает брошюру "Долой смертную казнь! ": "Нельзя молчать! Во имя чести рабочего класса, во имя чести социализма и революции, во имя долга перед родной страной ... - пусть по всей России прокатится могучий клич рабочего класса: - долой смертную казнь! На суд народа палачей людоедов!"32.

У большевиков тема чести возникла в речи большевика Рязанова на Седьмом Экстренном съезде РКП(б) в марте 1918 года ( ...при каком минимуме понимания чести у этих товарищей ...)33 , а в 1919 году Л. Б. Каменев "сыграл " на чувстве чести Н. Махно ( "Верю в честь революционера -вашу... и других")34.

Редкий тип деятеля большевиков представлял Михаил Фрунзе, " Верность партийным постулатам, - пишет о нем В.Тополянский,- сочеталась у него с понятием офицерской чести. Когда Красная Армия ворвалась осенью 1920 года в Крым, он отдает приказ по Южному фронту, требуя щадить сдающихся и пленных: "Красноармеец страшен только для врага, он рыцарь по отношению к побежденным ". Одновременно он направляет радиограмму Врангелю, гарантируя сдающимся полное прощение в отношении всех проступков, связанных с гражданской борьбой и возможность беспрепятственного выезда за границу при условии отказа под честное слово от дальнейшей борьбы против Советской власти. На следующий день Фрунзе получает выговор от председателя Совета рабочей и крестьянской обороны за мягкость. И в Крыму развертывается карательная деятельность "тройки" (Г. Пятаков, Р. Землячка, Б. Кун), наделенной исключительными полномочиями. Всем офицерам было предложено зарегистрироваться, всех являвшихся арестовывали по ночам выводили за город и расстреливали из пулеметов. В это время Фрунзе уже сражался на Юге Украины против отрядов Махно, к чьей революционной чести год назад взывал Л. Б Каменев,

В феврале 1921 вспыхивает вооружённое выступление Крондштадского гарнизона Дыбенко принимает командование Свободной дивизией. В обращении "к товарищам старым морякам Кронштадта'' Дыбенко пишет: "Спасайте честь славного революционного имени балтийцев, опозоренною ныне правителями. Спасайте Красный Балтфлот!» Потом -штурм Расправа с восставшими жестока: бывший председатель Центробалта не жалеет патронов3 ".

Большевики, таким образом, в 1919-1921 гг. умело используют в военно-политических целях значимость чести для отдельных представителей революционного движения.

Представитель противоположного политического стана - Василий Шульгин воспевает монархию, чистоту "белой идеи", мечтает об ордене патриотическом, рыцарском: "Белые убивают только в бою. Белые не убийцы. Они воины. Белые тверды, как алмаз, но так же чисты'5.36

Лидером белого движения в ноябре 1918 года становится адмирал Колчак. Когда в апреле 1917 года по требованию матросского митинга у него (как и у всех других офицеров) изъяли, а затем вернули клинок, он выбросил его за борт: "Раз не хотят, чтобы у нас было оружие. - так пусть идёт в море ". Позднее клинок был поднят со дна моря и торжественно поднесен Колчаку с надписью "Рыцарю чести адмиралу Колчака от Союза офицеров армии и флота". Как пишет С. В. Дроков, "это был человек, для которого понятия чести и личного благополучия были диаметрально противоположны. Он никогда не стремился к каким-либо дворянским привилегиям, владению землёй или собственностью ... Будучи таким по натуре. Колчак ожидал подобного и от окружающих офицеров, но часто наталкивался на полное непонимание либо иную линию поведения"' .

Гражданская война разделила страну на два враждующих лагеря, и у каждого, как писал М. А. Осоргин, была "своя правда и своя честь Было бы слишком просто для истории, если бы правда была одна и билась лишь с кривдой , но были и бились между собой две правды и две чести ..."38

Как бы то ни было, победа красных в гражданской войне приводит к тому, что на полтора десятилетия понятие "честь'' исчезает из политически лояльного лексикона. На смену дворянской, офицерской, революционной и другим разновидностям чести приходит принцип целесообразности.

Список литературы

1 Дьяков И. Забытый исполин // Наш современник , 1990 , № 3. - С. 137.

2 Корелин А. П. Сергей Юрьевич Витте // Россия на рубеже веков; исторические портреты. - М., Политиздат, 1991. - С. 46.

3 Солженицин А. И. Петр Аркадьевич Столыпин. Глава из "Красного колеса" //Солженицын А. И. Матренин двор Рассказы. - Курган, "Зауралье", 1996. – С. 452.

4 Отечественная история История России с древнейших времен до 1917 года. Энциклопедия .Том второй. Д. - К .- М., Большая Российская Энциклопедия. 1996. – С. 35.

5 Тютюкин С., Шелохаев В. революция и нравственность //Вопросы истории, 1990, № 6.

0 Острецов В. Самодержавие и честь // Слово, 1994, № 1. - 6 .- С. 3-4.

7 Там же.

8 Отечественная история. – С. 36.

9 Сироткин В. Александр Гучков - первый "новый русский", сходивший во власть // Россия XXI - 1995, № з-4. – С. 122-124; Хандорин В. Дуэль // Родина, 1993, № 10 – С. 93.

10 Милюков П. Н. Воспоминания - М, Политиздат, 1991 – С. 295-296.

11 Палеолог М. Царская Россия во время мировой войны - М , 1991. – С. 119-120.

12 Письма Азефа // Вопросы истории, 1993, № 8 - С. 127,129,131.

13 Плеханов Г. В. Соч, том ХII – С. 245, 319.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч, 5-е изд - том 46. – С. 359-360., том 25. – С. 393.

15 Материалы следственной комиссии ЦК РСДРП по делу Р. В .Малиновского ( май-ноябрь 1914 года ) // Вопросы истории, 1993, №11-12 – С. 83.

16 Костиков В. Сапоги из шагреневой кожи // Огонек, 1989, № 32 – С. 13-14.

17 Тютюкин С., Шелохаев В. Революция и нравственность // Вопросы истории, 1990, № 6 - С .18.

18 Рабочее движение в Петрограде в 1911-1917 гг. Документы и материалы - Л,1958 – С. 365.

19 Ленин В. И. -Том 49. – С. 441-442.

20 Философия и политика (материалы "Круглого стола") // Вопросы философии, 1996, № 1 – С. 15.

21 Из документов и публикаций в связи с началом первой мировой войны//Российский ежегодник - 90 .-М, 1990. – С. 126-128,131-132,137-141.

22 Палеолог М. Царская Россия во время мировой войны – М., Международные отношения, 1991. – С. 180.

23 Летопись войны 1914-1915 гг.,-1915, 1 августа - № 50 – С. 798.

24 Там же. – С. 800.

25 Алексеев А., Георгиев А. Честь имею // Домовой, 1995, № 11 – С. 43.

26 Иоффе Г. Революция и судьба Романовых – М., Республика, 1992 – С. 64-65.

27 "Обязуюсь повиноваться Военному правительству " // Звезда, 1986,№11-122

28 "Мы выросли любя Россию". Страницы дневника княгини Екатерины Саин-Витгенштейн // Юность, 1991, № 12 – С. 87-92.

29 Помпеев Ю. Эти великие полгода Роман-хроника // Звезда, 1986, № 11.

30 Обращение министра - заседателя к населению (А. Керенский) // Исеть, 1917, 1 августа, № 108.

31 Горький М. Несвоевременные мысли. Заметки о революции и культуре.-М., 1990. - С. 149-150, 103.

32 Цит. по: Иоффе Г. Революция и судьба Романовых." М.,1992 .- С.300-301.

33 Седьмой экстренный съезд РКП(б) Март 1918 года Стенографический отчет. - М. Политиздат, 1962. - С. 74-76.

34 Цит. по: Волковинский В. Н. Нестор Иванович Махно // Вопросы истории, 1991, № 9-10. - С. 39-58.

35 Брюканов Б., Шошков Е. Красный роман. // Родина, 1998, № 4 - С. 76.

36 Алферова Е. В России надо жить долго. Одиссея Василия Шульгина // Сегодня, 1996, № 71, 25 апреля.

37 Дроков С. В. Александр Васильевич Колчак // Вопросы истории, 1991, № 1 - С. 57, 63.

38 Цит. по: Радыгина Л. .А. Указатель к содержанию газеты "Свободная Пермь" (1919) //Страницы прошлого. - Пермь, 1995. - С. 111. - С. 29.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий