регистрация / вход

Типы государств 3

СОДЕРЖАНИЕ Введение 4 1. Понятие типологии государства. 5 2. Методы типологии государства. 6 3. Характеристика основных типов государств. 14 Список литературы 32

СОДЕРЖАНИЕ

Введение. 3

1. Понятие типологии государства. 4

2. Методы типологии государства. 5

3.Характеристика основных типов государств. 13

Заключение. 30

Список литературы .. 31

Введение

В истории каждого государства можно выделить определенные периоды (этапы), возникающие и прекращающиеся в каждом из них в разное время и имеющие специфические особенности. Тем не менее, существует возможность выявить какие-то общие особенности, характерные для всех государств данного периода. Нельзя сказать, что каждое государство было когда-то, например, рабовладельческим, поскольку возникновение и смена этапов происходит в связи с целым комплексом причин, которые для каждого государства своеобразны и связаны с историческими событиями, традициями, расположением на планете и т.д.

Еще Аристотель и Полибей пытались найти общее в развитии разных государств, определить критерии их классификации, причины смены типов государств.

Типология представляет собой один из важнейших методов познания исторического развития государства и права. Развитие же государства и права – важнейшая составная часть всего процесса развития человеческого общежития, а, следовательно, и всего исторического процесса.

В теории государства и права существует несколько подходов к типологии государства, среди которых основное место занимают цивилизационный и марксистко-ленинский. Данная работа посвящена рассмотрению основных теорий типологии государства.

Целью курсовой работы является углубление знаний по типологии государства.

Задачи для достижения этой цели ставятся следующие:

1. Определить понятие типологии государства;

2. Рассмотреть методы типологии государства;

3. Дать характеристику основным типам государств.

1. Понятие типологии государства.

В истории каждого государства можно выделить определенные периоды (этапы), возникающие и прекращающиеся в каждом из них в разное время и имеющие специфические особенности. Тем не менее, существует возможность выявить какие-то общие особенности, характерные для всех государств данного периода. Нельзя сказать, что каждое государство было когда-то, например, рабовладельческим, поскольку возникновение и смена этапов происходит в связи с целым комплексом причин, которые для каждого государства своеобразны и связаны с историческими событиями, традициями, расположением на планете и т.д.

Еще Аристотель и Полибей пытались найти общее в развитии разных государств, определить критерии их классификации, причины смены типов государств.

Типология представляет собой один из важнейших методов познания исторического развития государства и права. Развитие же государства и права – важнейшая составная часть всего процесса развития человеческого общежития, а, следовательно, и всего исторического процесса.

В теории государства и права существует несколько подходов к типологии государства, среди которых основное место занимают цивилизационный и марксистко-ленинский (формационный).

Понятие типа государства многомерно и многовариантно. Оно строится на различных научных основаниях, которые позволяют выделить наиболее общие свойства и черты, характерные для той или иной исторической группы государств.

Наиболее универсальным научным критерием типологии государств становится цивилизационный подход, позволяющий учитывать всю совокупность общественных факторов, придающих тому или иному государству качество определенного типа.

Формационный подход, потерявший во многом свою актуальность, в современной науке еще не достаточно изучен и должен получить свое развитие в будущем. Данный подход универсальным не является, поскольку неприменим для ряда стран, в частности Востока и Африки.

Наиболее верный путь - это интеграция формационного и цивилизационного подходов и создание новой комплексной теории, универсальной по своим критериям для всех государств мира в поступательном историческом движении.

Государства современного мира следует разделять на типы посредством определения господствующего в них политического режима. Права и свободы человека и гражданина во многих странах, в том числе и в России, стали высшей ценностью и намечена тенденция их обеспечения и защиты. Это естественное развитие, опыт многих тысячелетий и начало проявления цивилизованности народов планеты.

Кроме основных теорий типологии государств существуют также и другие, так называемые, нетрадиционные теории типологии государств. Традиционными же теориями являются классовый (формационный) и цивилизационный подходы к типологии государства.

2. Методы типологии государства.

Наиболее известными, по нашему мнению, являются формационный, классовый, марксистко-ленинский подходы к типологии государства.

Основу теории марксистко-ленинской типологии государства составляют категории общественно-экономической формации, которые выражают марксистское понимание истории. Марксистко-ленинский подход к типологии государства, также, назван формационным. Общественно-политическая формация является наиболее общим критерием типологии государства.

Формация – есть не что иное, как исторический тип общества, который основан на определенном способе производства. Каков уровень развития производственных сил, такова и материально-техническая база общества. Производственные же отношения, складывающиеся в однотипной форме собственности на средства производства, образуют экономический базис общества, которому соответствуют определенные политические, государственно-правовые и другие надстроечные явления[1] .

Смена устаревших форм производственных отношений и замена их новым экономическим строем являются основанием для перехода от одной общественно-экономической формации к другой. Качественные изменения экономического базиса закономерно влекут за собой коренные преобразования в надстройке. Вывод о том, что решающей силой исторического процесса являются материальные производственные отношения, то есть экономический базис, дал «твердое основание для представления развития общественных формаций естественно-историческим путем»[2] . На данном принципе и основана марксистко-ленинская типология государства.

Согласно марксистко-ленинской теории, исторический тип государства выражает единство классовой сущности всех государств, которые имеют общую экономическую основу, основанную на господстве данного типа собственности на средства производства. По марксистко-ленинской теории государство имеет классовое содержание, поэтому марксистко-ленинский подход к типологии государства, также, именуют классовым.

В марксистком понимании исторического типа устанавливается закономерность зависимости классовой сущности государства от экономических отношений, господствующих в классовом обществе на определенном этапе развития. Единство экономического строя различных стран находит проявление в господствующем типе собственности на средства производства, то есть в экономическом господстве одного или нескольких классов, а также в общности основных черт классовой структуры общества. Страны, в которых наблюдается господство производственных отношений одного определенного типа, относятся к одной общественно-экономической формации.

В силу того, какой экономический базис защищается государством и интересам какого господствующего класса оно служит, по марксистко-ленинской теории определяется тип государства. При таком подходе государство приобретает яркую классовую сущность и выступает в качестве диктатуры экономически господствующего классса.

По марксистко-ленинской теории, формационный критерий позволяет выделить четыре основных типа классового государства:

1. рабовладельческое;

2. феодальное;

3. буржуазное;

4. социалистическое.

Причем, предполагается, сто социалистическое государств, теоретически, в будущем, должно перерасти в общественное коммунистическое самоуправление.

Рабовладельческое государство является исторически первым типом государственной организации, следующим за первобытнообщинным строем. Рабовладельческое государство образовалось, когда разложение общества на классы создало противостоящие друг другу социальные силы – рабовладельцев и рабов.

Наиболее древними рабовладельческое государствами, были государства, образовавшиеся в конце IV – начале III тысячелетия до н.э. в древнем Египте – египетское царство, в долинах азиатских рек тигра и Ефрата, - Шумерийские государства, а также Ассирийское государство (III тысячелетие до н.э.), государства Индии и Китая (II тясячелетие до н.э.) и Хеттское государство (конец II тясячелетие до н.э.). Более поздними рабовладельческими государствами были государства Древней Греции и Древнего Рима.

Рабовладельческий строй, а вместе с ним государство и право прошли две основные стадии.

Первая стадия ассоциируется с древневосточным рабовладением. Основные ее особенности – наличие значительных остатков первобытнообщинного строя, существование примитивных норм патриархального рабства и ведение хозяйства. Раб мог иметь имущество и свою семью. Наряду с частной собственностью на рабов, имело место коллективное рабовладение, когда рабы принадлежали отдельным храмам, государству. Сельская община осуществляла куплю-продажу земельных участков, распределяла и перераспределяла землю между своими членами, решала вопросы более рационального использования земли. Частная собственность на землю в восточных странах не получила широкого развития, как и в других рабовладельческих государствах, поскольку и здесь собственником земли являлись отдельные храмы или государства.

Вторая стадия развития рабовладельческого строя – период греческо-римского рабовладения. Данная стадия отличается более высоким уровнем развития рабовладельческого способа производства. Устранились все пережитки первобытно-общинного строя. Во второй стадии заметно высокое развитие эксплуатации рабов и других малоимущих классов.

Экономическим базисом рабовладельческого государства являлась частная собственность рабовладельцев на средства производства и рабов. В таких условиях наиболее ярко проявилось политическое, экономическое и политическое неравенство, безграничное господство одного класса над другим. Государство стало машиной для подавления одного класса другим.

Характеризуя положение рабов, как орудий производства, находящихся в чьей-то собственности, Карл Маркс писал, что «Раб не продает свой труд рабовладельцу, так же как вол не продает своей работы крестьянину. Раб вместе со своим трудом раз и навсегда продан своему господину».

Рабовладельцы и рабы составляли основу рабовладельческого общества, являлись основными, но не исчерпывающими всей социальной структуры данного общества классами. Различались, также, слои свободных и полусвободных людей, которые со временем закабалялись крупными землевладельцами. Их труд был относительно дорогим, труд же раба был очень дешевым. Хотя и те и другие, в совокупности, составляли класс люмпен-пролетариата и подвергались жестокой эксплуатации. Ни на одну из групп не распространялось римское право (хотя цивилистическое, или, по-другому, квиритское римское право не распространялось даже на иностранцев).

По своей социально-классово сущности рабовладельческое государство было организацией класса рабовладельцев, механизмом, предназначенным для удовлетворения интересов одного класса, укрепления и оформления экономического базиса рабовладельческого общества.

В процессе существования рабовладельческое государство осуществляло ряд свойственных ему внутренних и внешних функций, каждая из которых представляла собой одно из основных направлений деятельности данной организации.

В числе внутренних функций, прежде всего, можно назвать создание оптимальных условий для эксплуатации рабов и других люмпен-пролетариатов. Государство, являясь собственником земли, рудников и рабов, не только создавало условия для эксплуатации масс со стороны господствующего класса, но и само выступало как эксплуататор. Вторая функция заключалась в охране рабовладельческой частной собственности. Третья функция была направлена на подавление сопротивления рабов и других угнетенных масс. Многочисленные восстания эксплуатируемых классов известны в истории многих рабовладельческих государств. Такие восстания жестоко подавлялись государственным механизмом, использующим армию, суды, полицию, тюрьмы, системы репрессивных правовых актов, устрашающие криптии и другие принудительные меры, направленные на защиту господствующего класса и принадлежащей им собственности.

Внешние функции рабовладельческого государства связаны с завоеванием, порабощением и ограблением других народов, обороной страны от внешних противников, управлением захваченных территорий, с установлением с другими государствами дипломатических и торговых связей. Внешние функции непременно находились в прямой связи с внутренними функциями, которые осуществлялись с помощью специально созданных органов, составляющих аппарат рабовладельческого государства. Главную роль среди них имели вооруженные формирования, то есть армия, полиция, флот и другие государственные органы.

Возникновение новых отраслей экономики и хозяйства, усложнение социальной структуры, обострение антагонистических и неантагонистических противоречий с усилением сопротивления угнетенных масс позволило разрастись и окрепнуть ранее слабым рабовладельческим государствам. Был создан организованный аппарат государственной системы, созданный на классовом принципе (высшие посты занимала знать) и состоящий из административных органов управления, судебной системы и армии.

Таким образом, рабовладельческое государство представляло собой организацию политической власти господствующего класса в рабовладельческой общественно-экономической формации, защищающую собственность рабовладельцев на средства производства.

Феодальный тип государства приходит на смену рабовладельческого. Во многих государствах этот тип появился благодаря разложению рабовладельческого строя, его экономической и социально-политической основы. В других государствах, в частности восточных и западных славянских, феодальный тип государства сменил разлагающийся первобытнообщинный строй. Вожди, старейшины рода и другая знать становились крупными собственниками земли и скота. Общинные земли и скот перешли в собственность зарождающегося аристократического класса, а закабаленные сородичи в зависимых крестьян, эксплуатируемых знатными землевладельцами. Возникли короли и князья, дружина, армия, аристократия. Крестьяне, в отличие от рабов не были отделены от всех средств производства, имели свое подсобное хозяйство и право частной собственности на некоторые орудия труда. Часть результатов труда крестьянина присваивалась феодалом, а оставшаяся часть была его собственностью.

Рост производительности крестьянства по сравнению с рабами был неизбежен, поскольку крестьянин был заинтересован производить больше. Эффективность феодального способа производства по сравнению с рабовладельческим была значительно выше.

Эксплуатация крестьян феодалами заключалась в взимании с них ренты. Отработочная рента обязывала крестьянина проработать определенное количество дней в неделю на феодала. Натуральный оброк обязывал крестьянина отдавать феодалу определенную часть производимой им продукции. Денежный оброк осуществлялся через уплату установленной суммы феодалу. В эпоху феодального государства известны и смешанные виды повинностей. Кроме того, феодалами использовались и другие формы эксплуатации, например, в форме прямого насилия. Многим крестьянам приходилось продавать себя и свою семью в крепостничество. Крепостные были полностью зависимы от сеньора.

Ленин В.И. говорил, что «для сохранения своей власти, помещик должен был иметь аппарат, который бы объединил в подчинение ему громадное количество людей, подчинил их известным законам и правилам – и все эти законы сводились в основном к одному – удержать власть помещика над крепостным крестьянином»[3] .

Феодальное государство представляло собой политическую организацию господствующего класса, осуществляло роль орудия подавления масс – крестьян и ремесленников, охраняло частную собственность феодала на землю. Власть феодалов была гарантирована правом и силовыми структурами, поддерживающими и укрепляющими их экономическое и социально-политическое господство.

Основные функции феодального государства заключались в удержании крестьян в полной зависимости и подчинении феодалам, в закреплении за феодалами права на землю и средства производства, создании благоприятных условий для эксплуатации пролетариата.

Многие феодальные государства принимали структуру вассалитета, но имели короля, который организовал и объединял силы феодалов против восставших масс или внешних врагов. Многие феодальные государства характеризовались воинственностью, причем воевали не только с внешними врагами, но и феодалы друг с другом. Большое значение в феодальных государствах играла церковь, воздействовавшая на образ мыслей и поведение людей. Церковь поддерживала феодальный строй и стояла на его защите. Власть церкви была велика и в некоторых странах приравнивалась к власти императора.

Феодальные государства существовали в различных формах, например во Франции, сложилась сеньориальная монархия, затем сословно-представительная, и уже позже – абсолютная монархия. Но какие бы разновидности феодальных государств не существовали, везде наблюдалась их классовая сущность. Согласно теории Маркса, государство есть орудие классового господства крепостников-помещиков, главное средство защиты сословных привилегий феодалов, угнетения и подавления зависимого крестьянства.

Буржуазное государство пришло на смену феодального строя и появилось в результате буржуазных революций. В недрах феодальной общественно-экономической формации зародились буржуазные производственные отношения, создавшие противоречия новым классом буржуазии и тормозившим его развитие старым классом феодалов. В результате революций буржуазия стала экономически и политически господствующим классом.

Экономическую основу буржуазного государства составляла система хозяйствования и частная собственность на наиболее важные орудия труда и средства производства. Законодательство и государственный механизм стали на защиту частной собственности. Ценностями буржуазного государства являлись: поддержка конкуренции ради получения прибыли собственниками; содействие технологическому и техническому прогрессу; развитие узкой специализации в производственных и непроизводственных отношениях; рост крупных корпораций и др.

Количество собственности в руках одного владельца определяло его статус, от которого зависел объем его прав и свобод, закрепленных законом. Частная собственность стала основой экономической свободы в капиталистических странах. Общество было разделено на класс буржуазии и класс трудящихся, эксплуатируемых частными собственниками. Развитие большого бизнеса породило противоречия между пролетариатом и буржуазией.

В буржуазных государствах появились, так называемые, средние классы и другие внутреклассовые прослойки (мелкие и средние собственники, интеллигенция, чиновники и преуспевающие фермеры). Низший класс представляли рабочие, обладающие низкими доходами и был экономически зависимым, хотя в то же время был свободен юридически. Высший классс составляли собственники, обладающие высокими доходами.

Доминирующее положение занимал высший класс, который и определял каковым быть государству. Для защиты и обеспечения господства высшего класса функционировала полиция, жандармерия, разведка и контрразведка, армия.

Маркс считал, что на всех этапах развития буржуазного государства, оно всегда представляло собой орудие классового господства буржуазии над эксплуатируемым пролетариатом и другими трудящимися. Основоположники марксизма-ленинизма считали, что буржуазный тип государства – последний тип эксплуататорского государства, поскольку неизбежен переход власти в руки трудящихся. Переход власти должен быть осуществлен пролетарской революцией и установлением власти пролетариата и партии рабочих и крестьян. Позже государственность должна полностью себя изжить.

Итак, следующий тип государства – социалистический. Социалистическая революция отсылает в прошлое частную собственность и основанные на ней производственные отношения. Возникает общественная собственность на орудия и средства производства, исключается какая-либо эксплуатация в социалистическом государстве. Такое государство выражает интересы трудового народа, обеспечивает защиту и развитие социалистического общества. Высший этап социалистического общества – коммунизм.

По Марксу, исторический тип государства определяется зависимостью классового содержания государственной и правовой организации общества от типа экономического базиса классового общества. В.И. Ленин разработал теорию переходного государства. Он считал, что “с помощью пролетариата передовых стран, отсталые страны могут перейти к советскому строю и через определенные ступени развития – к коммунизму, минуя капиталистическую стадию развития”[4] .

Марксистская типология государства предполагает смену исторических типов государств, преемственности в развитии государства и права различных типов. Основной причиной этому является социально-экономическое развитие общества. Маркс считал, что “с изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке”[5] . Развитие исторических типов государств – процесс прогрессивный и в то же время постепенный. Но в отдельных странах, под влиянием внутренних и внешних факторов возможен возврат к старой, более низкой государственности. Преемственность выражается в заимствование новыми структурами достигнутых в прошлом прогрессивных элементов и опыта.

Марксистко-ленинская теория резко разделяет эксплуататорские типы государств и социалистические государства. Основным критерием такого разграничения является наличие в первых и отсутствие в последнем частной собственности на орудия труда и средства производства, а также эксплуатации человека человеком. Считалось, что эксплуататорские государства существуют для меньшинства, а социалистические – для большинства, а позже и всего народа.

В период сталинизма в науке утвердился, так называемый, формационный редукционизм, который сводил все многообразие развития общежития в мире к формационным характеристикам, особенного и единичного к общему. Характер связи по линии базис-надстройка представляется неизменным для любых исторических ситуаций. Это исключает учет многих исторических событий, происходит их недооценка и игнорирование. Формационный редукционизм препятстует полному выявлению формационного подхода. Теория формаций, выдвинутая Марксом в 1850 годы, с тех пор не развивалась, а только догматировалась. Поэтому данная теория подлежит тщательному изучению и развитию, поскольку представляет собой интересный подход к типологии государства и права.

Таковы положения и судьба классово-формационного подхода к типологии государств. Разделение государств по типам не исчерпывается данным подходом, а существуют, также и другие не менее интересные подходы.

Цивилизационный подход к истории человеческого общества и его государственности в последнее время получил признание и в российской науке. Раннее котировался только классово-формационный подход. Исследования показали, что формационный подход является одномерным, а поэтому не носит глобального, исчерпывающего характера. В отечественном обществоведении еще с конца 50-х – начала 60-х годов, остро стояла проблема соотношения формаций и цивилизаций.

Попытка применения формационного подхода к странам Востока выявила его неадекватность и потребовала его дополнения элементами теории цивилизаций. В начале 80-х началось активное обсуждение проблемы цивилизации в отечественной литературе.

Зарубежной наукой была разработана классификация государств на основе понятия цивилизации. Тойнбри понимал под цивилизацией замкнутое и локальное состояние общества, отличающееся общностью культурных, экономических, географических, религиозных и иных факторов. Еллинек подразделял государства на идеальные и эмпирические. Идеальный тип – мыслимое государство, которое в реальной жизни не существует. Эмпирический тип получен на основе сравнения отдельных реально существующих государств друг с другом. В таком сравнении Еллинек выделил следующие типы государств: древневосточное; греческое; римское; средневековое и современное.

Цивилизационный подход к типологии государства носит более глобальный характер по сравнению с формационным подходом. При анализе экономического базиса формационный подход упускает из виду многоукладность в истории общества, сосредоточен только на классах-антагонистах и выбрасывает из истории другие социальные слои общества, выбрасывает многие культурно-духовные ценности жизни общества и вместе с ними их общенародную, надклассовую ценность.

Понятие же цивилизации позволяет раскрыть сущность любой исторической эпохи через человека, через совокупность господствующих в данный период представлений каждой личности о характере общественной жизни, о ценностях и целях ее собственной деятельности. Познание цивилизации происходит через все формы деятельности человека, то есть трудовую, политическую и социальную. Цивилизационный подход, также, именован культурологическим. Здесь присутствуют некоторые философские элементы, поскольку человек при таком подходе стоит в центре изучения прошлого и настоящего общества как подлинно творческая и конкретная личность, а не как классово обезличенный индивид. Цивилизационный подход позволяет различать сферу взаимодействия различных групп населения на базе общечеловеческих ценностей, определять общность духовных принципов, формировать новые принципы общежития, имеющие значение для всех социальных групп, удерживая их тем самым в рамках единого целого. Здесь государство представляет собой важнейший фактор социально-экономического и духовного развития общества, консолидации людей, удовлетворения различных потребностей человека.

Деление государств на основе цивилизационного подхода имеет ценность с точки зрения истории и права. Данное деление наиболее четко отражает историческое развитие различных государств, при его рассмотрении наряду с формационной теорией. В различных типах цивилизаций происходили процессы, специфические именно для этого типа и не для какого-то другого.

Так, при изучении западной цивилизации появляется возможность определить роль греческих ученых, римского права, христианства, которое внесло значительные изменения в филосовско-юридическом мышлении многих народов. Изучая китайскую и японскую цивилизации, учитывается их религиозные особенности, система управления, взаимоотношения с соседями и западными странами. При изучении индийской цивилизации выявляются особенности сословного разделения (варн), связь с западом, традиции, религия. Появляется возможность исследовать африканские цивилизации, которые вообще исключены из классификации по формационному подходу, который отводит им место переходных государств.

Кроме указанных положительных черт, цивилизационный подход обладает некоторыми недостатками. По теории цивилизаций, в сфере ценностных установок решаются судьбы цивилизационного развития.

Цивилизационный подход, применяемый наряду с формационным позволяет с другой стороны посмотреть на общество и его развитие в любом государстве. И, возможно, появится не пять типов государств, а намного больше. Такая классификация обретет большую научную и практическую ценность, поскольку создаст более комплексный и в то же время детализированный подход.

3. Характеристика основных типов государств.

В западно-европейской науке дается классификация государств в зависимости от характера взаимоотношений между государственной властью и индивидом. Так, выделяются два типа государств – демократия и автократия. По Кельзену, основой типизации современных государств является идея политической свободы. Теория Кельзена основана исключительно на человеческом факторе, положенном в основу критерия демократизации государственной власти. В зависимости от места, какое занимает индивид в создании правопорядка различают два типа государств:

1. Демократия, если индивид активно участвует в создании правопорядка.

2. Автократия, если индивид не может активно участвовать в создании правопорядка.

Макайвер делит все государства на:

1. Династические (антидемократические), где воля государства не выражает волю большинства населения. Это классово-контролируемые государства, а также псевдодемократические государства, в которых правительство образовано из привилегированных членов общества.

2. Демократические, в которых государственная власть выражает волю всего общества или большинства его членов и в которых народ либо непосредственно правит, либо поддерживает правительство. В таких государствах отношения между властью и гражданином строятся на началах справедливости взаимной ответственности, где государство обеспечивает человеку максимальную свободу и процветание.

Дарендорф подразделяет государства на демократические и антидемократические на том принципе, что в результате постепенной демократизации общество классовой борьбы становится обществом граждан, в котором хотя и нет недостатка в неравенстве, но создана общая для всех основа, и которое делает возможным цивилизованное бытие.

Политический режим — это способ властвования. Он харак­теризует взаимоотношения правящей элиты и населения и представляет собой совокупность методов практического осуществления государ­ственной власти. Политический режим определяет уровень политической свободы в обществе, правовое положение личности, дает ответ на вопрос о том, каким образом осуществляется государствен­ная власть, в какой мере население допускается к управлению делами общества и в том числе к правотворчеству.

На протяжении многовековой истории существования государ­ства как социального явления было отмечено семь видов политичес­кого режима. Расположим их последовательно но нарастающей степени свободы, которой пользуются индивиды и организации.

I. Деспотический режим. Этот режим характерен для абсолютной монархии. При деспотии власть осуществляется исключительно одним лицом. Но поскольку фактически деспот один управлять не может, он вынужден перепоручать некоторые управ­ленческие дела другому лицу. пользующемуся у него особым доверием. На Востоке его называли визирем. За собой деспот непре­менно оставляет карательную и налоговую функции.

Воля деспота произвольна и иной раз выглядит не только как самовластие, но и как самодурство. Главное в деспотическом госу­дарстве —повиновение, исполнение воли правителя. Но есть сила, способная противостоять воле деспота,—это религия, она является обязательной и для государя.

При деспотии жестоко подавляются любая самостоятельность, недовольство, возмущение и несогласие подвластных. Санкции, применяемые при этом, потрясают воображение своей суровостью. При этом, как правило, они не соответствуют содеянному, а опре­деляются произвольно. Главной санкцией, применяемой наиболее часто, является смертная казнь. Жестокое подавление применяется щироко, власть стремится к ее наглядности с тем, чтобы посеять страх и обеспечить повиновение.

Деспотический режим характеризуется полнейшим бесправием подданных. Отсутствие элементарных прав и свобод сводит их на положение скотины. Речь может идти лишь об удовлетворении физиологических потребностей, да и то не в полной мере.

Деспотия — это, в основном, историческое прошлое. Современ­ный мир ее не приемлет.

2. Тиранический режим основан на единоличном прав­лении, однако характеризуется наличием института наместника, а не визиря. Власть тирана жестокая. Стремясь подавить сопротивление, он казнит не только за выраженное неповиновение, но и за обнаруженный умысел на этот счет, т. е. превентивно, чтобы посеять страх среди населения.

Овладение территорией и населением другой страны связано. как правило, не только с физическим и моральным насилием над людьми, но и над обычаями народа. Когда правители вводят порядки, противные образу жизни и мыслей народа, особенно если навязы­вают иные религиозные нормы, народ переживает тираническую власть очень тяжело (Османская империя). Законы не действуют, поскольку тираническая власть, как правило, не успевает их создать.

Тираническое правление воспринимается народом как гнет, а тиран как угнетатель, мучитель. Такой режим существовал на ранних этапах развития человечества (Древний мир, раннее Средневековье).

3. Тоталитарны и режим иначе можно назвать как все­охватывающая власть. Экономической основой тоталитаризма явля­ется крупная собственность: общинная, монополистическая, государственная. Тоталитарное государство характеризуется наличием одной официальной идеологии. Совокупность представлений о социальной жизни задается правящей элитой. Среди таких пред­ставлений выделяется главная «историческая» идея: религиозная (в Ираке, Иране), коммунистическая (в бывшем СССР: нынешнее поколение будет жить при коммунизме), экономическая (в Китае:

догнать и перегнать путем большого скачка Запад), патриотическая и др. Причем идея формулируется настолько популярно, просто, что ее могут понять и принять к руководству самые необразованные слои общества. Существует одна правящая партия, которая объявляет себя ведущей силой общества. Поскольку эта партия дает «самые правильные установки», ей в руки отдаются бразды правления: происходит сращивание партийного и государственного аппарата.

Тоталитаризм характеризуется крайним центризмом. Центром тоталитарной системы является вождь. Его положение сродни бо­жественному. Он объявляется самым мудрым, непогрешимым, спра­ведливым, неустанно думающим о благе народа. Какое-либо критическое отношение к нему жестоко преследуется. На фоне этого происходит усиление мощи исполнительных органов. Среди государст­венных органов выделяется «силовой кулак» (милиция, госбезопас­ность, прокуратура и т. д.). Карательные органы пухнут как на дрожжах, поскольку именно им предстоит применять насилие, нося­щее характер физического и психического террора. Устанавливается контроль над всеми сферами жизни общества: политической, эко­номической, личной и др. Личность ограничивается в правах и свободах, которые формально могут даже провозглашаться.

Милитаризация —одна из основных характеристик тоталитаризма. Идея о военной опасности, об «осажденной кре­пости» необходима для сплочения общества по принципу военного лагеря. Тоталитарный режим агрессивен по своей сути и не прочь поживиться за счет других стран и народов (Ирак, Вьетнам, бывший СССР). Агрессия помогает добиться сразу нескольких целей: отвлечь народ от мыслей о его бедственном положении, обогатиться, удов­летворить тщеславие вождя.

Тоталитарный режим Западная Европа испытала на себе в средние века (религиозный тоталитаризм), встречается он в насто­ящее время в странах Азии, в недавнем прошлом существовал в СССР и странах Восточной Европы (классовый тоталитаризм).

4. Фашистский (расистский) режим отличается от тоталитаризма тем, что основан на националистической (расистской, шовинистической) идеологии, возводимой в ранг государственной. Главная посылка фашистской идеологии такова: люди отнюдь не равны перед законом, их права и обязанности зависят от националь­ности. Одна нация объявляется ведущей в государстве или даже в мировом сообществе и поэтому достойной лучших жизненных условий. Другие нации могут играть второстепенную роль.

Фашизм, будучи «озабочен» судьбой мирового сообщества, пред­лагает избранную нацию в качестве ведущей не только в своем государстве. Шовинистические (расистские) круги сначала выража­ют лишь желание «облагородить» этой нацией весь мир, а затем нередко приступают к практическому осуществлению своих замыс­лов: начинают агрессию против других стран. Милитаризация, поиск внешнего врага, склонность к развязыванию войн и, наконец, военная экспансия —таковы основные отличительные признаки фашизма. В остальном он сходен с тоталитаризмом, и поэтому многие считают фашизм разновидностью тоталитаризма. В настоящее время фашизм в его классической форме нигде не существует. Однако всплески фашистской идеологии можно увидеть во многих странах.

5. Авторитарны и режим по сравнению с предыдущими видами режима более мягкий, но его все же нельзя отнести к режимам, при которых людям дышится свободно.

При авторитарном режиме власть не формируется и не конт­ролируется народом. Несмотря на то, что существуют представитель­ные органы, реально они в государстве никакой роли не играют. Они существуют для декора, придания власти некой цивилизован­ности, выборы ее проводятся, но формально. Реально же жизнь в стране направляется волей правящей элиты, которая себя не ограничивает правом, а живет по своим правилам. Внутри правящей элиты выделяется лидер. Его влияние очень значительно, однако он в отличие от вождя не склонен принимать решения единолично. Лидером обычно является сильная личность.

В авторитарном государстве управление чрезмерно централизова­но. Инициатива с мест не допускается, если на то не получено разрешение из центра.

Решения центральной власти, не учитывающие экономические, национальные, географические и другие особенности тех или иных групп населения, исполняются отнюдь не добровольно, и поэтому зачастую приходится применять принуждение. Вот почему авторитарное государство опирается на полицейский и военный аппа­рат (Испания периода правления Франко, Чили периода власти Пиночета). Суд в таком государстве—вспомогательный инстру­мент. Используются также внесудебные методы расправы (сталинские «тройки», психиатрические больницы, выдворение за границу).

Оппозиция при авторитарном режиме не допускается. В политической жизни могут участвовать и несколько партий, но они должны ориентироваться на линию, выработанную правящей партией, в противном случае они разгоняются.

Личность не пользуется конституционными правами и свободами, даже если они и провозглашаются на бумаге. Она лишена также гарантий безопасности во взаимоотношениях с властью. Провозгла­шается полный приоритет интересов государства над личиостыо-

Авторитарная власть уже приходит к осознанию того, что доверие народа —великая сила, а поэтому культивирует в массах фанатизм по отношению к себе, используя демагогию и превращая население в простой объект манипуляций,

В настоящее время авторитарный режим не является редкостью. Он существовал и в СССР на момент провозглашения перехода России к рыночным отношениям.

6. Либеральный режим существует в тех странах, где развиты рыночные отношения. Рынок требует равноправных, сво­бодных партнеров. Либеральное государство как раз и провозглашает формальное равенство всех граждан. Фактического же равенства пока нет. Провозглашается свобода слова. Плюрализм мнений выглядит часто как вольнодумство и даже как попустительство (о сексуальных меньшинствах и др.).

Экономическую основу либерализма составляет частная собст­венность. Государство освобождает производителей от опеки, не вмешивается в экономическую жизнь людей, а только устанавливает общие рамки свободной конкуренции товаропроизводителей. Оно же выступает и в качестве арбитра при разрешении между ними споров.

Либеральный режим допускает существование оппозиции. Более того, при устойчивом либерализме принимаются меры к его культивированию и даже финансовой поддержке (например, тене­вых кабинетов в парламенте). Многопартийность—необходимый атрибут либерального общества.

Государственные органы формируются путем выборов, исход которых зависит не только от мнения народа, но и от финансовых возможностей тех или иных партий (например, как у ЛДПР) или отдельных кандидатов. Осуществление государственного управления производится на основе принципа разделения властей. Система сдержек и противовесов уменьшает возможность злоупотребления властью. Государственные решения принимаются в основном путем большинства голосов.

Государственное управление и правовое регулирование осущес­твляется на основе децентрализации', центральная власть решает только те вопросы, которые не может решить местная власть.

Либеральный режим существует в развитых странах Европы, США и Японии. Россия только вступает в эпоху либерализма. Его использование возможно лишь в обществе, отличающемся высоким уровнем экономического, политического и социального развития,

7. Демократический режим — это режим будущего. Некоторые развитые страны, например, скандинавские, подошли к нему вплотную. Он предоставляет гражданам широкие права и свободы, а также обеспечивает социально-экономическую основу их осуществления всеми гражданами.

В демократическом государстве народ является источником власти. Представительные органы и должностные лица в государстве здесь также избираются, но критерием их избрания являются не политические, а профессиональные качества. Широкое развитие ассоциативных связей на всех уровнях общественной жизни (движения, объединения, союзы,-секции, клубы, общества и т. п. способствуют превращению государства-нации в государство-цивилизацию. Референдумы, плебисциты, народные инициативы, обсуждения становятся нормой жизни. Наряду с государственными создается система органов прямого представительства, участвующих в управлении делами общества. При принятии решений учитыва­ются и интересы меньшинства.

Нормативное регулирование приобретает качественно новый характер: право как главный социальный регулятор либерального общества уступает место морали. Гуманизм и нравственность — отличительные признаки демократического государства.

Демократия — это явление высокоорганизованного гражданско­го общества. Для ее установления необходимы соответствующие предпосылки: высокое экономическое развитие и высокий уровень благосостояния людей, большинство из которых—собственники;

высокий уровень развития представительных учреждений и политического сознания людей, их высокий культурный уровень, готовность к сотрудничеству, компромиссу и согласию.

Политический режим, установленный в том или ином государстве определяет прежде всего роль индивида в управлении государством. Как уже было сказано, власть может принадлежать народу, группе его представителей и даже одному человеку.

Власть - это социальный институт, социальное отношение, проявляющееся в возможности и праве одного индивида или группы принимать решения, приобретающие обязательный характер для другого индивида или группы. Другими словами, это отношения управления-исполнения, иногда выраженное в более жесткой форме командования-подчинения. В основе подчинения одного человека другому лежит неравенство: неравенство естественное (физиологическое, интеллектуальное и т. п.) и неравенство социальное (статусное, экономическое, образовательное и т. п.).

Власть, возникающая на основе естественного неравенства, всегда носит характер межличностного взаимодействия, всегда персонифицирована. Власть, основанная на социальном неравенстве, утрачивает свою персонифицированную форму. Такая власть носит более определенный и устойчивый характер. Она воспроизводится в обществе независимо от ее конкретных участников, в достаточно устоявшихся местах социального пространства и в постоянных формах.

В любом обществе есть нормы, закрепляющие и поддерживающие неравное положение индивидов в социуме, которое дает возможность одному человеку управлять другим, зависящим от него. В социальной организации существуют правила, регламентирующие иерархическую структуру этой организации и определяющие статус, обладание которыми дает человеку возможность осуществлять власть.

Регламентации подлежат не только «распределение статусов», «границы власти», т. е. ее временные и пространственные ограничения, но и предмет власти, т.е. круг вопросов, по которым управляющий может отдавать распоряжения подчиненным.

Есть в обществе особый тип власти. Его главной отличительной чертой является то, что решения, принимаемые субъектом власти, становятся обязательными для всех членов общества, всего населения. Это могут быть решения об определенном порядке взимания налогов, порядке, регулирующем право собственности, порядке рассмотрения и разрешения конфликтов и споров и многое другое. Этот тип власти называется политическим или государственным.

В основе политической власти лежит особый тип социального неравенства - неравенство политическое. В основе же политического неравенства лежит неравенство политических статусов. Право принимать ответственные политические решения человек получает именно благодаря своему особому статусу в иерархической структуре общества, становясь членом правительства, депутатом парламента, лидером политической партии и т. п. Среди факторов, влияющих на достижение человеком в современном обществе такого места в статусной иерархии можно назвать и исключительные свойства личности, и уровень образования, и поддержку политической организации, и доступ к средствам массовой информации, и многое другое. Политическое неравенство создает предпосылки для управления обществом. Ведь для координации жизни социума необходимы своеобразный управленческий центр, «мозговой штаб», а также преодоление центробежных тенденций, эгоизма индивидуального и группового интересов. Вот почему история обществ - это не история ликвидации политического неравенства, а поиск и создание эффективных способов его организации, чтобы само политическое неравенство не консервировало общество, а способствовало его развитию.

Каждая страна, эпоха имеет конкретные формы выражения норм и правил, регулирующих отношение политической власти и вносящих упорядочивающее начало во властные отношения. Это позволяет участникам властных отношений предвидеть возможные варианты поведения обеих сторон. Нормы подвижны, они изменяются с изменением общества, но устойчивы в своем стремлении в новой исторической обстановке сохранить институт политической власти. Нормы создаются обоими участниками властного взаимодействия, хотя вид закона им всегда придают государственные органы. Но государство узаконивает, как правило, только то, что уже имеет место в обществе, хотя бы и в ограниченных рамках, эпизодически. Государственная элита, конечно, может проявить инициативу и принять закон, регламентирующий ее отношения с массами исключительно в своих интересах. Но если эта норма не находит поддержки у населения, ее действие может быть обеспечено только силой или угрозой ее применения. Процесс возникновения и институализации политической власти сплетен воедино с процессом возникновения и развития государства.

Со времен М. Вебера принято различать три «чистых» типа легитимации власти, которые могут быть применены и к легитимации государственной власти. Это - традиционная, харизматическая и рациональная легитимация.

Традиционная легитимация представляет собой господство на основе традиционного авторитета, коренящееся в уважении обычаев, вере в их преемственность, в то, что власть выражает дух народа, соответствует обычаям и традициям, принятым в обществе в качестве стереотипов сознания и поведения.

Харизматическая легитимация - это господство, основанное на вере к личные дарования вождя (реже - узкой правящей группировки), в исключительную миссию вождя. Харизматическая легитимация не связана с рациональными суждениями, а опирается на гамму чувств, это сенсорная по своей природе легитимация. Харизма как правило, индивидуальна. Она создаёт особый образ.

Рациональная легитимация государственной власти основана на рациональной оценке, связана с формированием убежденности в разумности существующего порядка, законов, правил, принятых в демократическом обществе для управления им. Этот вид легитимации относится к числу основных в современных условиях демократического правового государства.

Рациональная легитимация предполагает, что население поддерживает (или отвергает) государственную власть, исходя прежде всего из собственной оценки действий этой власти. Не лозунги и обещания (они имеют сравнительно кратковременный эффект), не имидж мудрого правителя, часто даже не справедливые закон, а прежде всего практическая деятельность органов государственной власти, должностных лиц, особенно высших, служит основой рациональном оценки.

Вероятность достижения человеком своей цели ныне определяется его способностью учесть все возможные факторы. Государство и взяло на себя функцию сделать хотя бы некоторые факторы достаточно определенными, для этого оно создает нормативно-правовую систему регулирования отношений в обществе и осуществляет контроль за ее исполнением. Вот почему легитимным для человека с рациональной ориентацией поведения будет государство, обеспечивающее стабильность закона, неукоснительное выполнение его всеми гражданами и сводящее к минимуму непредсказуемость социальной жизни. Следовательно, такое государство увеличивает шансы человека, строящего планы и предпринимающего шаги по их реализации.

Маркс и Энгельс считали, что не государство обусловливает и определяет гражданское общество, а, наоборот, гражданское общество детерминирует государство. По Марксу, свобода состоит в том, чтобы превратить государство из органа, стоящего над обществом, в орган, этому обществу всецело подчиненный[6] .

Политический режим, основанный в государстве, определяет его специфические особенности и имеет особое значение в современном мире, который все больше склоняется в сторону признания прав человека. Современная классификация государств должна основываться именно на политическом режиме, господствующем в том или ином государстве.

Алексеев, являясь одним из ярких представителей отечественной теории государства и права, в своих работах делил государства по уровню их организации.

На первых стадиях цивилизации (и в последующем при отсутствии демократии, при авторитарной и тоталитар­ной власти, когда отдельная автономная личность не имеет необходимого комплекса политических прав и сво­бод) государство выступает как неразвитое политическое образование.

"Неразвитость" в данном случае следует по­нимать не в смысле того, что не отработано, достигну­то организационно техническое совершенство аппарата н структуры власти (власть в авторитарных и тоталитарных государствах, в империях может быть весьма отработан­ной, технически изощренной, доведенной до высокого Уровня совершенства, а в смысле того, что не реализуется положительный потенциал, который заложен в этом крупном явлении цивилизации, названном "государст­во", призванном обеспечивать функционирование сооб­щества людей в условиях свободы, гарантировать права личности.

Для неразвитого государства характерно то, что в нем не развертывается, не получает должного развития весь комплекс институтов государства, и государство сводится, в сущности, к политической (государственной) власти, ос­нованной главным образом на аппарате принуждения.

В неразвитых государствах политическая (государст­венная) власть, как правило, сосредоточивается в управ­ленческих, исполнительных учреждениях, нередко приоб­ретает силу, превышающую потребности общества, стано­вится самодовлеющим фактором, центром всей поли­тической, а нередко экономической и духовной жизни общества.

В этих условиях и складываются тиранические, дикта­торские государства, в современную эпоху - авторитар­ные и тоталитарные государства.

В течение продолжительных исторических периодов, целых эпох (они по распространенной периодизации от­носятся к теократически-азиатским, рабовладельческим, феодальным обществам) государство выступало в своем первичном, неразвитом виде - как варварское, нередко примитивное образование, сводящееся к системе органов и учреждений всемогущей бесконтрольной власти. Тако­вы же в современную эпоху авторитарные и тоталитарные государства, в том числе советское, другие "социалисти­ческие" государства, которые изначально создавались как органы "классовой диктатуры".

Именно в отношении тиранических, варварских, дик­таторских государств выработаны марксистские, анар­хистские и некоторые другие взгляды, в соответствии с которыми государство вообще понимается как "орган на­силия", "машина подавления", "инструмент классового господства". Такого рода представления - и в науке, и в официальной пропаганде, и в общественном мнении - были распространены в нашей стране, официально рас­сматривались длительное время в качестве единственно верных.

Для неразвитого государства характерно то, что в нем не развертывается, не получает должного развития весь комплекс институтов государства, и государство сводится, в сущности, к политической (государственной) власти, ос­нованной главным образом на аппарате принуждения.

Таким образом, по данном критерию может существовать развитое и неразвитое по уровню организации государства.

В зависимости от того, кому принадлежит государственная власть, можно произвести классификацию государств по типам.

Легализация государственной власти, неразрывно свя­занная с процедурами наделения властью ее носителей (прежде всего главы государства, парламента, правитель­ства), осуществляется по-разному в условиях различных форм правления, государственного (территориально-по­литического устройства), государственного режима. В со­временном мире принято различать две основные формы правления: монархию и республику.

В монархии глава государства (король, шах, султан и др.) - пожизненный и наследственный. Легализация монархии как формы правления и монарха как главы государства коренится не в факте выборов последнего, а по существу - в историчес­ких традициях, в харизме (известное обожествление мо­нарха), что закреплено в конституциях, законах о пре­столонаследии. Основные законы многих стран называ­ют царствующую династию (Швеция, Япония, Непал и др.), тем самым юридически закрепляя ее право на власть, а захват трона другой династией рассматривают как узурпацию (император Наполеон во Франции во время реставрации «легитимной монархии» Бурбонов был объявлен узурпатором).

Существует несколько способов правопреемства влас­ти монархом (наследование трона). Они различаются глав­ным образом по тому, в какой степени к наследованию престола допускаются женщины. В мусульманских стра­нах, Непале, Японии, некоторых других государствах пост монарха могут занимать только мужчины.

В некоторых из них престол наследует по существу правящая семья из «благородного» племени (в Саудовской Аравии, Кувейте, Катаре и др.), которая из своей среды при участии высших мусульманских священнослужителей выбирает короля (не обязательно старшего сына и вообще сына покойного или смещенного семьей монарха, она может объявить новым королем его брата или племянника, как это и бывало в Саудовской Аравии), она может заставить отречься короля от престола (это имело место в Саудовской Аравии под предлогом недостаточного благочестия короля). В других странах (например, в Непале) будущего наследника опре­деляет при своей жизни царствующий король, он должен быть из той же династии. На практике в некоторых арабских странах таким образом всходили на престол братья, дядья прежнего монарха.

Фактическое восшествие на престол происхоит во время наследования («Король умер, да здравствует ко­роль!»), но юридически оно оформляется в виде особой процедуры - коронации, совершаемой обычно в глав­ном соборе страны в присутствии высших священников и других высокопоставленных лиц.

В мусульманских странах, независимо от того, имеют ли они конституции (в настоящее время в подавляющем большинстве стран есть хотя бы дарованные конститу­ции), считается, что власть правящего семейства (аль-Сабахов в Кувейте, аль-Тани в Катаре и др.) происте­кает не столько из конституции, сколько коренится в воспитании преданности «благородному племени», в заповедях Корана, в концепции халифата - справедли­вого правления, идеалу которого призван следовать правитель по заветам пророка Мухаммеда. Правда, в некоторых странах по традициям бедуинов считается, что король не должен быть наследственным, он должен быть избран шейхами племен и быть одним из них, отличающихся военным искусством, мудростью и т. д. Способ избрания короля правящей семьей - в какой-то степени отголосок таких представлений, но, фактически, в подавляющем большинстве мусульманских стран утвердилась наследственная монархия.

Почти во всех европейских монархических странах пост главы государства - монарха могут занимать не только мужчины, но и женщины (с неодинаковой воз­можностью, иногда только при условии, что у покойного монарха нет сыновей), причем муж королевы не стано­вится королем, он лишь супруг царствующей дамы.

Монархии имеют неодинаковые формы правления с различными процедурами легализации органов государ­ственной власти. В абсолютных монархиях вся власть исходит от коро­ля, и потому от него остальные органы государства получают свои полномочия и свою легальность. Даже если некоторые короли даровали конституции, которые предусматривают создание парламентов, само существо­вание конституций недостаточно легализует представи­тельные органы. Монархи Кувейта и некоторых других стран на годы приостанавливали действие конституций, распускали парламенты и правили без них, а монархи Бахрейна - десятилетия. Кроме того, в ряде стран при­нята концепция консультативного парламента. Она со­ответствует мусульманской идее аш-шура - совещания правителя с кругом особенно авторитетных лиц. Окон­чательные решения, независимо от того, есть парламент или его нет по конституции, действует он или распушен, принимает монарх. Поэтому многий монархии Персид­ского залива, хотя в них есть конституции и парламенты, на деле продолжают оставаться абсолютными монархия­ми. Абсолютизм лишь внешне «обшит» конституцион­но-парламентской оболочкой.

В дуалистической монархии существует конституция, принятая с участием представителей народа, иногда пар­ламентом, а основные полномочия по управлению госу­дарством разделены. Законы не могут быть приняты без участия парламента (хотя монарх обычно имеет право вето, в редких случаях абсолютного вето), но управление страной осуществляет король и подчиненные ему мини­стры. Парламент в данном случае действует не при короле, а представляет собой самостоятельное учреждение, его легализация зависит не от воли короля, а опирается на конституцию, исходит в конечном счете от народа, пред­ставители которого приняли конституцию и который избрал парламент (консультативные парламенты в абсолют­ных монархиях нередко назначаются монархом).

Правительство, однако, получает легализацию от ко­роля. Он назначает министров без участия парламента, и они несут ответственность перед ним, а не перед парла­ментом. В прошлом дуалистическими монархиями были Германия, Япония, Таиланд и другие страны. В настоящее время в «чистом» виде дуалистических монархий почти не осталось: какие-то, хотя бы слабые формы ответственнос­ти министров перед парламентом предусмотрены и в тех странах, которые близки к форме дуалистической монар­хии (кроме упомянутых выше абсолютных монархий). На практике существует двойная ответственность правитель­ства: перед монархом и перед парламентом, причем ре­альным является первый вид ответственности. Пережитки дуалистической монархии сильны в Иордании, Марокко, Непале, Таиланде (правда, в этой стране король предпо­читает действовать за кулисами), в некоторых других странах, хотя по нормам конституции они уже не являются дуалистическими монархиями, а, скорее, напоминают монархии парламентарные. На деле же, зачастую главы этих государств действуют как абсолютные монархи. Ко­роль Марокко в 70—80-х гг. неоднократно распускал пар­ламент на несколько лет и правил без него, король Иор­дании осуществлял такое правление почти три десятиле­тия (до конца 80-х гг.).

Парламентарными монархиями является в настоящее время подавляющее большинство монархических стран мира (Великобритания, Япония, Канада, Испания, с 1990 г. Непал и др.). В каждой из них есть конституции и избираемый населением парламент. Законы принима­ет только парламент, и хотя без подписи короля они недействительны, он не обладает или по традиции не применяет право вето. Монарх царствует, но не правит. Правда, правительство формально назначает он, но на деле премьер-министра и, следовательно, состав прави­тельства определяет парламент: правительство формиру­ет лидер наиболее многочисленной партийной фракции в парламенте или коалиция нескольких партий, имею­щих вместе парламентское большинство. Монарх по традиции, а в некоторых странах и в соответствии с текстом конституции не может вмешиваться в формиро­вание правительства, он лишь подписывает указ о его назначении. Волюнтаризм в данном случае невозможен, правительство считается образованным только в том случае, если в парламенте оно будет утверждено боль­шинством голосов. Монарх при данной форме правле­ния не может присутствовать на заседаниях правитель­ства и таким образом влиять на его решения.

Роль парламента в формировании правительства повы­шает легальность и легитимность государственного управ­ления, поскольку состав правительства определяют из­бранные народом представители. Правительство — орган коллегиальный, однако в последние десятилетия роль коллегиальности в деятельности правительства значитель­но снизилась. Политику правительства определяет пре­мьер-министр, остальные министры зависят от него хотя бы потому, что их кандидатуры подбирает и представляет на утверждение парламента лидер большинства в нем, уже назначенный, как правило, премьер-министром. Во мно­гих парламентарных монархиях, особенно в странах с влиянием англосаксонского права, состав правительства, его взаимоотношения с главой государства, парламентом регулируются не конституцией, а правовыми обычаями. К числу таких вопросов относятся отказ монарха от права вето по отношению к законам принятым парламентом, кабинетская система, ответственность правительства, по­рядок принятия его решений и другие.

Несмотря на отсутствие в единичных парламентарных монархиях писаных конституций (целиком неписанных конституций нет, какие-то их части - писаные законы и другие акты существуют), степень легализации государст­венной власти в условиях данной формы высока, посколь­ку законодательная власть принадлежит только избран­ным представителям народа — парламенту, правительство и отдельные министры несут политическую ответствен­ность перед ним (могут быть уволены в отставку), а наследственный монарх не обладает реальной властью: в политических вопросах он действует по указанию прави­тельства, право вето по сложившемуся обычаю не приме­няет (в Великобритании - больше 300 лет), а по некото­рым конституциям (например, Японии) и не имеет его, правительство не формирует и т. д.

Помимо рассмотренных выше трех основных, тради­ционных форм монархии в современном мире сущест­вуют гибридные и смешанные формы. Гибриды соединяют некоторые монархические и республиканские че­рты, смешанные формы объединяют признаки различ­ных монархических разновидностей. Так, в Малайзии существует выборная или ротационная монархия. Ко­роль в этой стране, как и президент в республиках, избирается на срок (5 лет), а не является пожизненным и наследственным. Но королем может быть выбран отнюдь не любой гражданин, а только один из султа­нов - наследственных правителей штатов, входящих в состав федерации Малайзии. Всего штатов 13, 9 из них возглавляются наследственными султанами, 4 управля­ются иным образом. Только 9 султанов участвуют в выборах короля на очередной срок. Существует особый список, состоящий из 9 фамилии, и из этого списка султаны в порядке очередности одного из них избирают королем. Легализация такой системы основана, прежде всего, на положениях конституции, но, вместе с тем, она опирается и на традиции страны. Выборы монарха, хотя в них участвует крайне ограниченное число лиц, все-таки в какой-то мере повышают степень легитимности его власти среди населения.

В Объединенных Арабских Эмиратах действует по существу коллегиальный монарх. Эмиры всех 7 состав­ных частей, входящих в федерацию, образуют Высший совет эмиров. Он является законодательным органом и решает по существу большинство вопросов, входящих в компетенцию главы государства. Правда, есть Нацио­нальное собрание — совещательный орган, состоящий из назначенных эмирами представителей, но он законо­дательной властью не обладает. Высший совет эмиров избирает каждые 5 лет своего председателя. Но в отличие от Малайзии им на практике избирается одно и то же лицо - эмир Абу-Дубая, занимающего 86% территории федерации. Председатель совета не имеет наиболее су­щественных полномочий главы государства, в его руках сосредоточены главным образом церемониальные пол­номочия, но на практике роль председателя гораздо значительнее, чем это предполагает текст конституции. Легализация власти в этих условиях опять-таки опира­ется на конституцию, хотя это временная конституция 1971 г., которая была призвана закрепить условия опре­деленного переходного периода (действует она уже более четверти века). Вместе с тем, значительная степень легализации и особенно легитимации власти в данной стране связана не столько с конституционными текста­ми, сколько с религиозными постулатами шариата.

Наконец, своеобразная форма монархии существует в некоторых странах, являющихся членами британского Содружества, Значительная часть членов Содружества являются республиками, имеют собственного главу го­сударства - президента (Кения, Индия, Гайяна и др.), но почти половина стран, входящих в содружество (Ав-стралия, Канада, Ямайка и др.) признают главой госу­дарства английского монарха (в настоящее время — ко­ролеву Елизавету II), которая представлена в этих стра­нах генерал-губернаторами. Генерал-губернатор назна­чается короной, обычно на 5 лет, но на деле монарх Великобритании лишь утверждает кандидатуру, пред­ставленную местным правительством. Само же это пра­вительство формируется, как и в Великобритании, пар­тией большинства в местном парламенте (формально правительство назначается генерал-губернатором).

Легализация этой государственной формы и системы управления связана во многом не с конституцией (хотя в государствах-членах Содружества имеются свои кон­ституции), а с неписаными конвенционными нормами, правовыми обычаями англосаксонского права, действу­ющими в самой Великобритании и членах Содружества. Однако нужно иметь в виду, что по сложившейся прак­тике, правовой обычай действует, пока он выполняется добровольно. Нельзя подавать иск в суд в связи с невы­полнением конституционных обычаев, невозможно при­нудительно обеспечить их соблюдение. В этом состоят существенные особенности легализации и легитимации государственной власти в данной своеобразной форме монархии. Важная особенность заключается также в специфике правовых связей с другим государством, а именно Великобританией: некоторые важные моменты организации государственной власти определяются (хо­тя бы и формально) другим государством.

Таким образом, легитимация государственной власти в условиях монархической формы правления во всех ее разновидностях в большей или меньшей степени связана не только с конституцией, но и с неписаными соглаше­ниями, традициями, обычаями. Там, где конституций нет, такие нормы являются главным основанием легализации (нередко наряду с постулатами религии), но и там, где есть писаная конституция, роль традиционных норм весьма значительна. Легитимация данной формы правления также в значительной степени опирается на традиции и харизму правителя - «доброго», «сильного», «мудрого» и т.д. монарха, каждый выбирает из этих характеристик то, что импонирует его психическому складу и его практическому опыту.

Республиканская форма правления, как особая мо­дель организации государственной власти, имеет две основные разновидности: президентскую и парламен­тарную республику. В обеих из них есть и президент, и парламент, различия состоят в иных взаимоотношениях между центральными органами государства: президен­том, парламентом и правительством.

В президентской республике правительство назначает президент по своему усмотрению, независимо от парла­мента, оно не нуждается в вотуме доверия парламента (иногда, например, в США требуется утверждение на­значений президента и прежде всего министров со сто­роны верхней палаты парламента — Сената). Правитель­ство представляет по существу кабинет президента, его совещательный орган (в ряде стран министры не обра­зуют коллегии Совета министров). Руководит заседания­ми правительства президент, особой должности пре­мьер-министра нет, он же принимает единолично реше­ния в присутствии министров (решения принимаются не большинством голосов, да и голосования не проводит­ся). Правда, в некоторых президентских республиках в последние десятилетия стала появляться должность пре­мьер-министра (в старых президентских республиках премьер-министром фактически является сам прези­дент), но это - административный премьер, выполняю­щий текущие обязанности. Собрать министров на засе­дание он может только по поручению президента.

Руководителем правительства, определяющим его по­литику, остается президент. Вотум недоверия министрам со стороны парламента при данной форме не грозит, если бы он даже был принят, он не имеет юридических последствий: министры не обязаны уходить в отставку, они несут ответственность не перед парламентом, а перед президентом. Правда, в последние десятилетия в некоторых президентских республиках заимствованы отдельные черты республик парламентарных и, прежде всего, стала возможной ответственность правительства (а также отдельных министров) перед парламентом. Та­кая ответственность обставлена настолько жесткими ус­ловиями, что на практике не применяется. Кроме того, даже при вотуме недоверия вопрос, в конечном счете, решает президент: он может уволить правительство в отставку, а может распустить парламент, выразивший недоверие, может вынести вопрос о доверии правитель­ству на референдум (Египет) и т.д. Легализация данной государственной формы мало связана с традициями и обычаями, она опирается прежде всего на конституци­онные нормы. Это не случайно, поскольку многие пре­зидентские республики возникли на месте монархий или в бывших колониальных странах, и принятие новых конституций означало юридический разрыв с прежними порядками. Однако легитимация поста главы государст­ва была весьма тесно связана с традициями: еще творцы первой, американской конституции 1787 г. конструиро­вали полномочия президента США по образцу британ­ского монарха, что не удивительно: иного опыта они не знали. Главы государств в президентских республиках Азии и Африки обычно использовали значение харизмы, они пытались перенести на себя представления населе­ния о вождях племен, шейхах и т. д. (правда, теперь в масштабе страны), что во многих случаях удавалось. Некоторые президенты африканских государств наряду с титулом президента имели и другие, официальные титулы, призванные подчеркнуть их величие: «лев», «со­лнце», «всепобеждающий», «разгрызающий любую кость» и т.д.

В парламентарной республике правительство форми­руется парламентом, фактически партией или партиями, имеющими большинство в нижней палате парламента или в однопалатном парламенте. Эта схема в принципе такая же, что и в парламентарной монархии, только место монарха при назначении правительства (акте чис­то формальном) занимает президент. Правда, в некото­рых ситуациях бывает, что президент, как и в крайне редких случаях, монарх, вмешивается в процесс форми­рования правительства, но это бывает в исключительных ситуациях. Правительство несет политическую ответст­венность перед парламентом. Он утверждает программу деятельности нового правительства путем голосования, может выразить недоверие всему составу правительства или отдельному министру, и это влечет уход правитель­ства или министра в отставку (правда, при недоверии правительству президент вправе распустить парламент с обязательным назначением новых выборов). Если же новый состав парламента опять выскажется за недоверие правительству (путем голосования большинства), оно обязано уйти в отставку. При солидарной ответственнос­ти правительства весь состав кабинета уходит в отставку, даже если недоверие выражено одному министру, при индивидуальной ответственности уходит в отставку тот министр, которому выражено недоверие парламентом.

Легализация формы парламентарной республики, как способа управления, мало зависит от традиций и обыча­ев. Она связана почти целиком с конституционными текстами, другими законами. В отличие от президент­ской республики в ряде развивающихся стран, положе­ние главы государства в парламентарной республике не связывается ни с традицией, ни с харизмой, ни с при­своением особых титулов. В парламентарной республике он не обладает существенными властными полномочия­ми. Однако в условиях данной формы, в отличие от президентской республики, действуют важные юриди­ческие фикции, которые оказывают самое прямое вли­яние на процесс осуществления государственной власти.

В большинстве парламентарных республик конститу­ции закрепляют весьма обширные полномочия прези­дента, но на деле он их не осуществляет. Эти полномо­чия фактически реализуются правительством. В некото­рых странах (например, в Индии) это делается на основе конституционной нормы, гласящей, что президент осу­ществляет принадлежащие ему полномочия по совету правительству, в других странах существует принцип контассигнатуры: все акты президента для того, чтобы быть действительными, нуждаются в подписи премьер-министра или министров (Италия).

Развитие республиканской формы правления в совре­менном мире свидетельствует об определенной тенден­ции: творцы конституций пытаются совместить плюсы президентской и парламентарной республик и исклю­чить минусы. От президентской республики восприни­маются те стороны, которые обеспечивают стабильность правительства (в парламентарной оно нередко весьма нестабильно, например, в Италии за полвека после вто­рой мировой войны сменилось более 50 кабинетов ми­нистров), от парламентарной берется подконтрольность правительства парламенту, но ограниченная рядом жест­ких условий. Начало такому соединению разных сторон положила французская конституция 1958 г., впервые создавшая модель полупрезидентской республики. Впо­следствии такая форма, но со своими особенностями утвердилась в некоторых развивающихся странах (на­пример, в Шри Ланке), она воспринята с рядом сущест­венных черт конституцией России 1993 г., где безраз­дельно доминирует президент. В условиях полупрези­дентской республики президент имеет обширные полно­мочия, он наделе назначает правительство и министров. Правительство несет ответственность перед парламен­том, но есть особые условия для принятия парламентом вотума недоверия, неудивительно, что после принятия конституции 1958 г. во Франции имели место лишь единичные случаи вотума недоверия правительству (в форме резолюции порицания). В России в соответствии с конституцией правительство подлежит увольнению президентом только при условии, что нижняя палата вынесет вотум недоверия правительству не один раз, а два, причем в срок, не превышающий четырех месяцев. Такой практики еще не было.

В республиках, остающихся парламентарными, тоже принимаются меры для укрепления стабильности прави­тельства. Так, в Германии предусмотрен «конструктив­ный вотум недоверия»: парламент, выражая недоверие канцлеру (главе правительства), обязан одновременно утвердить кандидатуру нового канцлера. Это создает дополнительные сложности на пути отставки правитель­ства. В Германии более чем за четыре десятилетия она имела место всего дважды.

Наконец, в некоторых развивающихся странах, как провозглашавших социалистическую ориентацию, так и идущих по капиталистическому пути, существовали осо­бые республиканские формы правления. В Латинской Америке такую форму принято называть суперпрези­дентской республикой. Она характеризуется особенно широкими властными полномочиями президента. В от­личие от США Сенат в странах Латинской Америки не утверждает министерские назначения президента. Леги­тимация суперпрезидентской республики связана в со­знании народа с известной привычкой к частым воен­ным переворотам, когда новый предводитель хунты про­возглашает себя президентом с исключительными пол­номочиями: в истории стран Латинской Америки по различным подсчетам было 6-7 сотен военных перево­ротов (включая неудавшиеся). Однако наряду с пассив­ным, как правило, восприятием переворотов, население отрицательно относится и к ним, и к чрезмерной власти президента. Не случайно, в некоторых латиноамерикан­ских странах (Венесуэле, Уругвае и др.) в последние десятилетия стали вводиться некоторые, правда весьма слабые, элементы парламентарной республики.

В некоторых странах Африки в 60-90-хх гг. существо­вала монократическая республика. Она была связана с конституционным разрешением деятельности единствен­ной партии, председатель которой был объявлен пожиз­ненным президентом (Бургиба в Тунисе, Иди Амин в Уганде, Нгема в Экваториальной Гвинее, Банда в Малави, Мобуту в Заире и т. д.). В КНДР пост президента (точнее, высшего руководителя государства) был объявлен даже не пожизненным, а наследственным: было заявлено, что после смерти Ким Ир Сена этот пост займет его сын, что и произошло в 1994 г. Кстати, впервые пост несменяемого президента был введен конституцией Югославии для Ио-сипа Броз-Тито. В настоящее время пожизненных прези­дентов нет (в прошлом один из них — Бокасса в Цент­рально-Африканской Республике провозгласил себя даже императором), они были либо свергнута в результате очередного военного переворота, либо смешены с поста медицинскими консилиумами в связи с достижением преклонного возрасга и неспособностью управлять госу­дарством (84-летний Бургиба в Тунисе), что осуществля­лось на основании конституции, но с участием вооружен­ных сил, либо, наконец, внесли изменения в конститу­цию, с отказом от пожизненного характера поста прези­дента, но не от самого президентства (Мобуту в Заире).

Легализация монократической республики осущест­вляется обычно путем внесения соответствующих поло­жений в конституцию. По форме это соответствует нор­мам права, но на деле такие изменения представляют собой просто реализацию воли всевластного президента.

Заключение

Понятие типа государства многомерно и многовариантно. Оно строится на различных научных основаниях, которые позволяют выделить наиболее общие свойства и черты, характерные для той или иной исторической группы государств.

Наиболее универсальным научным критерием типологии государств становится цивилизационный подход, позволяющий учитывать всю совокупность общественных факторов, придающих тому или иному государству качество определенного типа.

Формационный подход, потерявший во многом свою актуальность, в современной науке еще не достаточно изучен и должен получить свое развитие в будущем. Данный подход универсальным не является, поскольку неприменим для ряда стран, в частности Востока и Африки.

Наиболее верный путь – это интеграция формационного и цивилизационного подходов и создание новой комплексной теории, универсальной по своим критериям для всех государств мира в поступательном историческом движении.

Государства современного мира следует разделять на типы посредством определения господствующего в них политического режима. Права и свободы человека и гражданина во многих странах, в том числе и в России, стали высшей ценностью и намечена тенденция их обеспечения и защиты. Это естественное развитие, опыт многих тысячелетий и начало проявления цивилизованности народов планеты.


Список литературы

1. Конституция РФ. М., 1993.

2. Кашкин С.Ю. Смена цивилизаций и конституция: формирование ее глобального идеала. // Государство и право, №11, 1992.

3. Комаров С.А. Общая теория государства и права: Курс лекций. - М.: Манускрипт.1996.

4. Ленин В.И. Государство и революция. М.,1977.

5. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М., 1975.

6. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М. 1980.

7. Общая теория государства и права: в двух томах, том 2: Теория права/' отв. ред. М.Н, Марченко. -М.: Зерцало. 1998.

8. Общая теория права и государства: Учебник/ под ред. В.В. Лазарева. - М.: Юристъ. 1999.

9. Общая теория права: Учебник/ под ред. А.С. Пиголкина. - М., 1995.

10. Основы государства и права: Учебное пособие Андреева И.А., Бузынова С.П./ под ред. О.Е. Кутафина. - М.: Юристъ. 1996.

11. Суворов Л.К. Государственно-правовая доктрина В. Ульянова - Ленина. М., 1994.

12. Сырых В.М. Теория государства и права: Учебник/ отв. ред. С.А. Чибиряев. - М.: Былина, 1998.

13. Теория государства и права. // под ред. А.С. Алексеева. М., 1998.

14. Теория государства и права: Курс лекций/ под ред. Марченко М.Н. - М.: Зерцало. 1996.

15. Теория государства и права: Курс лекций/ под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. -М.: Юристъ. 1997.

16. Теория права и государства: Учебник/под ред. Г.Н. Манова. - М.: БЕ.К.1996,

17. Формации или цивилизации. // Материалы круглого стола / Вопросы философии, №10, 1989.

18. Хропанюк В.И. Теория государства и права: Учебное пособие/ под ред. Стрекозова В.Г. М., 2002.

19. Энгельс Ф.. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М., 1985.


[1] - Маркс К., Энгельс Ф. сочин. Том 13. Стр. 6-7

[2] - Ленин В.И. Полн. собр. сочин. Том 1. Стр. 138

[3] Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Том 39. С.77

[4] - Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Том 41. С.246

[5] - Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Том 13. С.7

[6] - Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения., т.21, с. 220; т.19, с.26.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий