регистрация / вход

Теория личности

Психодинамическое направление в теории личности. Психоаналитическая теория З. Фрейда. Инстинкты как движущая сила общества. Индивидуальная теория личности Альфреда Адлера. Карл Густав юнг: аналитическая теория личности.

ГЛАВА 1.

ПСИХОДИНАМИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ТЕОРИИ ЛИЧНОСТИ

ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ З. ФРЕЙДА

Цель: научить пониманию основных положений психоаналитической теории З. Фрейда с точки зрении ее влияния на психодинамическое направление в теории личности.

Задачи : сформировать представление

· об основных исследованиях в области бессознательного до психоаналитической теории З. Фрейда.
  • об основных фактах биографии З. Фрейда и об этапах развития его научно-практической деятельности.
  • о структуре личности по З.Фрейду как единства трех взаимосвязанных компонентов: Оно (ID); Я (EGO); Сверх - Я (SUPER-EGO)
  • об инстинктах жизни и смерти (либидо и мортидо) в теории З. Фрейда.
  • о функции тревоги в концепции психоанализа З.Фрейда.
  • о психологических механизмах защиты:

(вытеснение, проекция, замещение, рационализация, реактивное образование, регрессия, отрицание, сублимация.)

    о стадиях психосексуального развития личности:

1. Оральная 0-18 мес

2. Анальная 1-3 года,

3. фаллическая 3-6 лет

4. латентная -6-12 лет

5. генитальная 12-22 года

БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Фрейд Зигмунд - австрийский психиатр, психоаналитик. Родился 6 мая 1856 года в маленьком австрийском городке Фрайберге, Моравия (на территории современной Чехии), большую часть жизни прожил в Вене. Получил классическое образование. В 1873 году поступил на медицинский факультет Венского университета. Во время учебы испытал влияние знаменитого психолога Эрнста Брюкке, идеи которого позднее получили свое развитие во взглядах Фрейда на динамику психического функционирования. Фрейд отличался чрезвычайным честолюбием, которое толкало его к совершению какого-нибудь открытия, которое могло бы принести ему известность уже в студенческие годы.

После получения медицинской степени в 1881 году Фрейд занял должность в Институте анатомии мозга, где занялся изучением морфофизиологии центральной нервной системы.

В 1885 году Фрейд, благодаря полученной исследовательской стипендии, стажируется в Париже у одного из наиболее выдающихся неврологов того времени Жана Шарко. Используя внушение и гипноз, Шарко добивался появления или, наоборот, исчезновения истерических симптомов у своих пациентов. Эти клинические демонстрации произвели на Фрейда сильное впечатление. Он вернулся в Вену и переключился на исследования в области психопатологии.

Первая работа Фрейда появилась в 1895 году. Она была посвящена теме возникновения истерических симптомов из подавленных детских травматических переживаний. Этот момент можно назвать годом основания психоанализа и начала формирования психоаналитической теории.

Утверждения Фрейда о том, что в основе многих психических расстройств лежат проблемы, связанные с сексуальностью, привели к его исключению из Венского университета. В промежутке между 1860 и 1900 годами, Фрейд углубляется в интенсивный самоанализ, результатом которого стал не только личностный рост, но и появление первого и наиболее революционного труда, основанного на собственном опыте. Книга «Толкование сновидений» была проигнорирована консервативным научным сообществом, но это не остановило Фрейда на пути дальнейшего развития психоаналитической концепции. Период 1901 - 1905 годы стал особенно творческим. Было опубликовано ряд работ, посвященных исследованию сексуальности, психопатологии и структуре личности.

В 1909 году стал триумфальным для Фрейда. Цикл лекций, прочитанных в США, был воспринят очень хорошо и открыл путь психоаналитической концепции к международному признанию. Фрейд достиг огромной известности, его фигура стала поистине культовой. Пациенты практически со всего света записывались на его консультации. Тем не менее, смерть его 26-летней дочери и страх за судьбу двух сыновей, воевавших на фронте, омрачили его триумфальное шествие. Отчасти под влиянием атмосферы первой мировой войны, 64-х летний Фрейд дополняет свою теорию существованием универсального человеческого инстинкта - стремления к смерти. Книги того периода расходятся огромными тиражами по всему миру: «Будущее одной иллюзии», «По ту сторону принципа удовольствия», «Я и Оно». Фрейд был исключительно одаренным писателем, о чем свидетельствует награждение его премией Гете по литературе в 1930 году.

Усиление антисемитизма в 1930-х годах также оказало сильное влияние на его взгляды о социальной природе человека. Вскоре после вторжения в Вену гитлеровцев, Фрейд бежит в Англию.

Последние годы жизни Фрейда были тяжелыми. С 1923 года он страдал раковой опухолью глотки и челюсти, но упорно отказывался от, каких бы то ни было, лекарственных средств, в то же время, выкуривая в день до 20 кубинских сигар.

Фрейд умер 23 сентября 1939 года в Лондоне, оставив после себя многочисленных учеников и одну из наиболее революционных психологических теорий.

СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ ПО З. ФРЕЙДУ

В течение длительного времени Фрейд применял топографическую модель личности, в которой выделял три основных компонента: сознание, подсознание, бессознательное. Сознание - ощущения и переживания, которые осознаются человеком в данный конкретный момент времени. Область подсознательного - совокупность опыта, не осознаваемого на данный момент, но потенциально активируемая сознательным усилием. Бессознательное - совокупность примитивных инстинктов, эмоций и воспоминаний, подспудно, неосознанно влияющих на поведение человека.

В начале 20-х годов Фрейд пересмотрел свою концептуальную модель психической жизни и ввел в анатомию личности три основные структуры: Ид, Эго, Суперэго . Причем предполагается, что эти три компонента являются скорее не структурными единицами, а параллельно протекающими процессами.

Хотя каждая из этих областей личности обладает собственными функциями, свойствами, компонентами, принципами действия, динамикой и механизмами, они взаимодействуют столь тесно, что трудно и даже невозможно распутать линии их влияния и взвесить их относительный вклад в человеческое поведение. Поведение почти всегда выступает как продукт взаимодействия этих трех систем; чрезвычайно редко одна из них действует без двух других.

Оно (ид) – совокупность врожденных, примитивных инстинктов (драйвов), наполняющих любое поведение энергией. Фрейд рассматривал Ид как посредника между соматическими и психическими процессами в организме, черпающего энергию из телесных процессов и питающих этой энергией психику.

Идесть изначальная система личности: это матрица, в которой впоследствии дифференцируются Эго и Суперэго. Ид включает все то психическое, что является врожденным и присутствует при рождении, включая инстинкты. Ид - резервуар психической энергии и обеспечивает энергию для двух других систем. Ид тесно связано с телесными процессами, откуда черпает свою энергию. Фрейд назвал Ид «истинной психической реальностью», поскольку она отражает внутренний мир субъективных переживаний и не знает об объективной реальности.

Когда энергия нарастает, Ид не может этого выдерживать, что переживается как дискомфортное состояние напряжения. Следовательно, когда уровень напряжения организма повышается - либо в результате внешней стимуляции, либо вследствие внутреннего возбуждения - Ид действует таким образом, чтобы немедленно снять напряжение и вернуть организм на удобный постоянный и низкий энергетический уровень. Принцип редукции напряжения, на основе которого действует Ид, называется принципом удовольствия.

Для того, чтобы выполнить свою задачу - избежать боли, получить удовольствие, - Ид располагает двумя процессами. Это рефлекторное действие и первичный процесс. Рефлекторные действия представляют собой врожденные автоматические реакции типа чихания и мигания; они обычно сразу снимают напряжение. Организм снабжен рядом таких рефлексов для того, чтобы справляться с относительно простыми формами возбуждения. Первичный процесс предполагает более сложную реакцию. Он пытается высвободить энергию через создание образа объекта, в связи с чем, энергия переместится. Например, первичный процесс даст голодному человеку ментальный образ пищи. Галлюцинаторное переживание, в котором желаемый объект представлен как образ памяти, называется исполнение желания. Лучшим примером первичного процесса у здорового человека является сновидение, которое, по Фрейду, всегда представляет исполнение или попытку исполнения желания. Галлюцинации и видения психотиков - также примеры первичного процесса. Ярко окрашено действием первичного процесса аутистическое мышление. Эти исполняющие желания ментальные образы являются единственной реальностью, известной Ид.

Очевидно, что сам по себе первичный процесс не способен снять напряжение. Голодный не может съесть образ еды. Следовательно, развивается новый, вторичный психический процесс, и с его появлением начинает оформляться вторая система личности - Эго.

Эго (Я) - компонент психического аппарата, ответственный за принятие решений. Эго стремиться удовлетворить потребности организма в соответствии с ограничениями, налагаемыми внешним миром. Эго подчиняется принципу реальности, цель которого - сохранение целостности организма, путем отсрочки удовлетворения инстинктов до того момента, когда будет найдена возможность достижения разрядки напряжения подходящим способом. Этот процесс Фрейд назвал вторичным процессом .

Эго появляется в связи с тем, что потребности организма требуют соответствующих взаимодействий с миром объективной реальности. Голодный человек должен искать, найти и съесть пищу прежде, чем будет снижено напряжение голода. Это означает, что человек должен научиться различать образ пищи, существующий в памяти, и актуальную перцепцию пищи, существующей во внешнем мире. Когда эта дифференциация осуществлена, необходимо преобразовать образ в перцепцию, что осуществляется как определение местонахождения пищи в среде. Иными словами, человек соотносит существующий в памяти образ пищи с видом или запахом пищи, приходящими через органы чувств. Основное различие между Ид и Эго заключается в том, что Ид знает только субъективную реальность, в то время как Эго различает внутреннее и внешнее.

Говорят, что эго подчиняется принципу реальности и действует посредством вторичного процесса. Цель принципа реальности - предотвратить разрядку напряжения до тех пор, пока не будет обнаружен объект, подходящий для удовлетворения. Принцип реальности временно приостанавливает действие принципа удовольствия, хотя, в конечном счете, при обнаружении нужного объекта и снижении напряжения «обслуживается» именно принцип удовольствия. Принцип реальности связан с вопросом об истинности или ложности опыта - то есть, обладает ли он внешним существованием, — в то время как принцип удовольствия заинтересован лишь в том, приносит ли опыт страдание или наоборот.

Вторичный процесс - это реалистическое мышление. При помощи вторичного процесса эго формулирует план удовлетворения потребностей, а затем подвергает его проверке - как правило, некоторым действием, - чтобы выяснить, срабатывает ли он. Голодный человек думает о том, где можно найти пищу, а затем начинает именно там ее искать. Это называется проверка реальностью. Чтобы удовлетворительно играть свою роль, эго контролирует все когнитивные и интеллектуальные функции; эти высшие ментальные процессы обслуживают вторичный процесс.

Эго называют исполнительным органом личности, так как оно открывает двери действию, отбирает из среды то, чему действие должно соответствовать, и решает, какие инстинкты и каким образом должны быть удовлетворены. Осуществляя эти чрезвычайно важные исполнительские функции, Эго вынуждено стараться интегрировать часто противоречивые команды, исходящие от Ид, Супер-эго и внешнего мира. Это непростая задача, часто держащая Эго в напряжении.

Однако следует иметь в виду, что Эго - эта организованная часть ид - появляется для того, чтобы следовать целям Ид и не фрустрировать их и что вся его сила черпается из Ид. Эго не обладает существованием, отдельным от Ид, и в абсолютном смысле всегда зависимо от него. Его главная роль - быть посредником между инстинктивными запросами организма и условиями среды; его высшая цель - поддерживать жизнь организма и увидеть, что вид воспроизводится.

Суперэго (Сверх-Я) - третья и последняя развивающаяся система личности, интернализованная модель общественных норм и стандартов поведения. Это морально - этическая структура, которая появляется, когда ребенок начинает различать «правильно» и «неправильно», результат воспитания и социального обучения. Каждый поступок человека оценивается этим «внутренним цензором».

Суперэго - внутренняя репрезентация традиционных ценностей и идеалов общества в том виде, в каком они интерпретируются для ребенка родителями и насильственно прививаются посредством наград и наказаний, применяемых к ребенку. Суперэго - это моральная сила личности, оно представляет собой скорее идеал, чем реальность, и служит скорее для совершенствования, чем для удовольствия, Его основная задача - оценить правильность или неправильность чего-то, исходя из моральных стандартов, санкционированных обществом.

Суперэго как сопровождающий человека интернализированный моральный арбитр развивается в ответ на награды и наказания, исходящие от родителей. Чтобы получать награды и избегать наказаний, ребенок учится строить свое поведение в соответствии с требованиями родителей. То, что считают неправильным и за что наказывают ребенка, инкорпорируется в совесть — одну из подсистем Суперэго. То, что они одобряют и за что награждают ребенка, включается в его эго-идеал - другую подсистему Суперэго, Механизм обоих процессов называется интроекция. Ребенок принимает, или интроецирует, моральные нормы родителей. Совесть наказывает человека, заставляя чувствовать вину, эго-идеал награждает его, наполняя гордостью. С формированием Суперэго на место родительского контроля встает самоконтроль.

Основные функции самоконтроля: 1) препятствовать импульсам Ид, в частности, импульсам сексуального и агрессивного плана, ибо проявления их осуждаются обществом; 2) «уговорить» Эго сменить реалистические цели на моральные и 3) бороться за совершенство. Таким образом, Суперэго находится в оппозиции к Ид и к Эго и пытается строить мир по своему образу. Однако Суперэго подобно Ид в своей иррациональности и подобно Эго в стремлении контролировать инстинкты. В отличие от Эго Суперэго не просто отсрочивает удовлетворение инстинктивных потребностей, оно их постоянно блокирует.

В заключение этого краткого рассмотрения следует сказать, что Ид, Эго и Суперэго не следует рассматривать как неких человечков, управляющих нашей личностью. Это не более чем наименования для различных психических процессов, подчиняющихся системным принципам. В обычных обстоятельствах эти принципы не противоречат друг другу и не перечеркивают друг друга. Напротив, они работают как единая команда под руководством Эго. Личность в норме функционирует как единое целое, а не как нечто трехчастное.

В общем смысле Ид может рассматриваться как биологическая составляющая личности, Эго – как психологическая составляющая, Суперэго – как социальная составляющая.

ИНСТИНКТЫ КАК ДВИЖУЩАЯ СИЛА ОБЩЕСТВА

Фрейд развивался под влиянием философии детерминизма и позитивизма девятнадцатого века и считал человеческий организм сложной энергетической системой, черпающей энергию из потребляемой пищи и расходующей ее на столь различные вещи, как кровообращение, дыхание, мышечные усилия, восприятие, мышление, память. Фрейд не видел причин считать, что энергия, обеспечивающая дыхание или пищеварение, обладает какими-либо отличиями, кроме отличий по форме, от энергии, обслуживающей мышление и память. В конце концов — и на этом твердо настаивали физики девятнадцатого века - энергия должна определяться с точки зрения осуществляемой работы. Если работа представлена психической активностью, например, мышлением, то правомерно, по мысли Фрейда, назвать эту форму энергии психической энергией. В соответствии с принципом сохранения энергии энергия может трансформироваться из одного состояния в другое, но не может исчезать в рамках тотальной космической системы. Из этого следует, что психическая энергия может трансформироваться в физиологическую, и наоборот. Местом встречи, «мостиком» между энергией тела и энергией личности выступает Ид и Эго.

Инстинкт определяется как врожденная психологическая репрезентация внутреннего соматического источника возбуждения . Психологическая репрезентация называется желанием; телесное возбуждение, из которого оно возникает, называется потребностью. Таким образом, состояние голода может быть описано с точки зрения физиологии как состояние дефицита питания в тканях тела, тогда как психологически оно представлено желанием есть, желание действует как мотив поведения. Голодный ищет пищу. В связи с этим инстинкты считаются движущими факторами личности. Они не только побуждают поведение, но и определяют его направленность. Иными словами, инстинкт осуществляет избирательный контроль над поведением, повышая сензитивность к определенному виду стимулов. Голодный более чувствителен к пищевым стимулам, сексуально возбужденный человекс большей вероятностью отреагирует на эротические стимулы.

Кстати, можно видеть, что организм также может активизироваться и внешней стимуляцией.

Однако Фрейд полагал, что источники возбуждения, находящиеся в среде, менее важны для динамики личности, чем врожденные инстинкты. В целом внешние стимулы возлагают на организм меньше требований и требуют менее сложных форм удовлетворения, чем потребности. Внешнего стимула можно избежать, но от потребности убежать невозможно. Хотя Фрейд отводил внешней стимуляции вторые роли, он никогда не отрицал ее значение в определенных условиях. Например, чрезмерная стимуляция в ранние годы жизни, когда незрелое Эго не способно связать огромное количество свободной энергии (напряжения), может иметь на личность решающее влияние, как мы увидим при обсуждении представлений Фрейда отревоге.

Инстинкт - это квант психической энергии или, как это обозначил Фрейд, «мера запроса на работу ума». Вместе взятые, инстинкты составляют суммарную психическую энергию, находящуюся в распоряжении личности. Как уже сказано, Ид представляет резервуар этой энергии и местоположение инстинктов. Ид может быть уподоблено динамо-машине, поставляющей психическую энергию для всего многообразия действий личности. Разумеется, энергия извлекается из телесных метаболических процессов.

Инстинкт имеет источник, цель, объект и импетус. Источник мы уже определили как телесное состояние или потребность. Цель состоит в устранении телесного возбуждения. Цель пищевого инстинкта, например, состоит в устранении пищевого дефицита, что достигается, разумеется, актом еды. Вся активность между появлением желания и его исполнением относится к объектy. Иначе говоря, объект - это не только конкретный предмет или условие, удовлетворяющее потребности; он также включает поведение, направленное на поиск необходимого предмета или условия. Например, когда человек голоден, он должен предпринять некоторые действия для того, чтобы достичь цели- насыщения. Импетус - это сила инстинкта, определяемая интенсивностью потребности . С ростом пищевого дефицита, вплоть до возникновения физической слабости, соответственно возрастает сила инстинкта.

Рассмотрим кратко некоторые последствия такого подхода к инстинктам. Прежде всего, предлагаемая Фрейдом модель - это модель «напряжения-редукции». Поведение человека активируется внутренними побудителями, и активность убывает по мере того, как соответствующие действия отменяют или снижают возбуждение. Это означает, что цель инстинкта по характеру своему регрессивна, так как возвращает человека к предшествующему состоянию, состоянию до проявления инстинкта. Состояние, в которое возвращается человек, относительно статично. Инстинкт следует также считать консервативным, так как его цель - сохранить равновесие организма посредством снятия возбуждения. Таким образом, мы можем обрисовать инстинкт как процесс, повторяющийся с той же частотой, что и круг явлений, начиная с возникновения возбуждения и завершая отдыхом. Этот аспект инстинкта Фрейд назвал навязчивое повторение.

Личность вынуждена вновь и вновь повторять неизбежный цикл возбуждения и покоя. (Термин «навязчивое повторение» используется также при описании персеверативного поведения, когда средства удовлетворения потребности не вполне адекватны. Ребенок персеверирует, сося палец в состоянии голода.)

В соответствии с фрейдовой теорией инстинктов источник и цель инстинкта остаются постоянными на протяжении жизни, хотя физическое созревание меняет или устраняет источник. С развитием новых телесных потребностей могут появляться новые инстинкты. По контрасту с постоянством источника и цели, объект или средства удовлетворения потребности могут в течение жизни существенно варьировать - что и происходит. Эти вариации в выборе объекта возможны, так как психическая энергия способна смещаться; она может разряжаться различными путями. Следовательно, если тот или иной объект недоступен - либо потому, что отсутствует, либо в силу наличия внутриличностных барьеров, - энергия может вкладываться в другой объект. Если он также окажется недоступным, возникнет новое перемещение, и так далее, пока не будет найден подходящий объект. Иными словами, объекты могут заменяться, чего определенно не может быть с источником и целью инстинкта.

Когда энергия инстинкта более или менее постоянно вкладывается в замещающий объект, соответствующее поведение называется производным от инстинкта. Так, если первым избранным ребенком сексуальным объектом является манипулирование собственными половыми органами, и он вынужден отказаться от этого удовольствия в пользу более безобидных форм телесной стимуляции - например, сосания пальца или игры с игрушками, - замещающие активности производны от инстинкта. Цель сексуального инстинкта нисколько не меняется: идет поиск сексуального удовлетворения.

Перемещение энергии из одного объекта в другой - наиболее важная характеристика динамики личности. Она объясняет очевидную пластичность человеческой натуры и замечательное разнообразие человеческого поведения. Практически все интересы, предпочтения, вкусы, привычки взрослого человека представляют перемещение энергии от оригинальных инстинктивных объект-выборов. Почти все они производны от инстинкта. Теория мотивации Фрейда основана на допущении, что инстинкты - это единственные источники человеческого поведения.

Не претендуя на знание общего числа инстинктов, Фрейд, тем не менее, предположил, что все они могут быть объединены в две большие группы, названные «инстинкты жизни» и «инстинкты смерти».

Инстинкты жизни служат целям выживания индивида и размножения. Под эту категорию подпадают голод, жажда, секс. Форма энергии, посредством которой воплощаются инстинкты жизни, называется либидо.

Инстинкт жизни, которому Фрейд уделяет наибольшее внимание, - сексуальный инстинкт, и на заре психоанализа почти все, что совершает человек, приписывалось действию этого вездесущего инстинкта. На самом деле сексуальный инстинкт не един. Иначе говоря, существует ряд отдельных телесных потребностей, побуждающих эротические желания. Каждое из этих желаний имеет источник в особом телесном регионе; последние называются эрогенными зонами. Эрогенная зона - это участок кожи или слизистой, высоко чувствительный к раздражению; если им определенным образом манипулировать, это снимает напряжение и вызывает удовольствие. Одну из таких зон образуют губы и ротовая полость, другую - анальная область, третью - половые органы. Сосание вызывает оральное удовольствие, испражнения - анальное удовольствие, массирование или трение в области половых органов - генитальное удовольствие. В детстве сексуальные инстинкты относительно независимы друг от друга, но при достижении пубертата имеют тенденцию к смешению и совместному служению репродуктивной цели.

Инстинкты смерти , или, как иногда называл их Фрейд, деструктивные инстинкты, проявляются не столь заметно, как инстинкты жизни, по этой причине известно о них немного, но они неизбежно выполняют свою миссию. Каждый человек, в конце концов, умирает - факт, давший начало знаменитому афоризму Фрейда: «Цель жизни - смерть». Фрейд, в частности, полагал, что у человека есть желание - разумеется, обычно бессознательное, - умереть. Он не пытался определить соматические источники инстинктов смерти, хотя кто-то, быть может, захочет связать их с катаболическими или разрушительными процессами в организме. Не дал он и название энергии, посредством которой осуществляют свою работу эти инстинкты (в последствии неофрейдисты назвали эту энергию мортидо , по аналогии с либидо ).

Представление Фрейда относительно существования инстинкта смерти основано на принципе постоянства, сформулированном Фехнером. Согласно этому принципу, все жизненные процессы стремятся к возвращению к стабильности неорганического мира. Жизнь, говорит Фрейд, это окольный путь к смерти. Потревоженная в своем стабильном существовании, органическая материя стремится вернуться к статичному состоянию. Стремление к смерти у человека - психологическая репрезентация принципа постоянства.

Важным дериватом инстинктов смерти является агрессивное побуждение. Агрессивность - это саморазрушение, обращенное вовне и направленное против замещающих объектов. Человек сражается с другими и является деструктивным потому, что желание смерти блокируется силами жизненных инстинктов и другими обстоятельствами внутри личности, противостоящими инстинктам смерти. Война 1914 - 1918 гг. убедила Фрейда, что агрессия - такой же важный мотив, как и сексуальный. Инстинкты жизни и смерти и их дериваты могут смешиваться, нейтрализовывать, замещать друг друга.

В конечном итоге динамика личности состоит во взаимодействии сил побуждения, катексиса, и сил сдерживания, антикатексиса. Все внутриличностные конфликты могут быть сведены к оппозиции этих двух силовых систем. Продолжительное напряжение связано с противодействием сил сдерживания силам побуждения. Будет ли это антикатексис Эго, противостоящий катексису Ид, или антикатексис Суперэго, противостоящий катексису Эго, результат в смысле напряжения будет тот же. Как любил говорить Фройд, психоанализ - это такое понимание динамики, «которое сводит ментальную жизнь к взаимодействию сил, друг другу помогающих и друг друга сдерживающих».

Таким образом, согласно теории Фрейда, мотивация человека полностью основана на энергии возбуждения группы примитивных инстинктов, самый мощный из которых - сексуальный (либидо ). Фрейд рассматривал Ид как посредника между соматическими и психическими процессами в организме, черпающего энергию из телесных процессов и питающего этой энергией психику.

Ко второй группе инстинктов принадлежит танатос (мортидо) – инстинкт смерти, лежащий в основе всех проявлений жестокости и агрессии. Согласно Фрейду, все устройство современной цивилизации является продуктом сублимации сексуальной и агрессивной энергии. Не имея возможности снимать напряжение, вызываемое инстинктами напрямую, люди научились смещать (сублимировать ) свою инстинктивную энергию на других людей, другие предметы, другую деятельность.

ТРЕВОГА

Одним из важнейших понятий в психоанализе является тревога. Тревога является функцией Эго, и назначение ее состоит в том, чтобы предупреждать ее о надвигающейся угрозе.

Фрейд различал три вида тревоги: реальную тревогу, невротическую тревогу и моральную тревогу, или чувство вины. Основной тип - реальная тревога или страх реальных опасностей внешнего мира; от нее производны два других. Невротическая тревога представляет страх того, что инстинкт выйдет из-под контроля и заставит человека сделать нечто, за что последует наказание. Невротическая тревога - не столько страх инстинктов, как таковых, сколько страх наказания, которое последует за его удовлетворением. Невротическая тревога имеет основу в реальности, поскольку в лице родителей или других авторитарных фигур мир наказывает ребенка за импульсивные действия. Моральная тревога – это страх совести. Люди с хорошо развитым Суперэго чувствуют вину, совершая нечто противное моральному кодексу или даже думая об этом. О них говорят, что они терзаются муками совести. Моральная тревога также в основе реалистична: в прошлом человека наказывали за нарушения морального плана, могут наказать и опять.

Функции тревоги - предостеречь человека о надвигающейся опасности; это сигнал для Эго о том, что, хотя приняты соответствующие меры, опасность может возрастать, и Эго может потерпеть поражение.

Тревога представляет собой состояние напряжения; это - побуждение, подобное голоду или сексуальному побуждению, но возникает не во внутренних тканях, а изначально связано с внешними причинами. Возросшая тревога мотивирует человека к действиям. Он может уйти из опасного места, сдержать импульс, подчиниться голосу совести.

Тревога, с которой невозможно эффективно справиться, называется травматической. Она возвращает человека к состоянию инфантильной беспомощности. Фактически прототипом более поздней тревоги является травма рождения. Мир обрушивает на новорожденного стимулы, к которым тот не готов и не может адаптироваться. Ребенку необходимо убежище, чтобы эго имело шанс развиться настолько, чтобы справиться с сильными внешними стимулами. Если эго не в состоянии справиться с тревогой рационалистически, оно вынуждено вернуться к нереалистическим методам. Это и есть защитные механизмы.

ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ

Основная психодинамическая функция тревоги - помогать человеку избегать осознанного выявления у себя неприемлемых инстинктивных импульсов и поощрять удовлетворение этих импульсов надлежащими способами и в подходящее время. Защитные механизмы Эго помогают в исполнении этих функций, а также охранять человека от захлестывающей его тревоги. По сути дела это стратегия, которую использует индивид для защиты от открытого выражения импульсов Ид и встречного давления Суперэго. Все защитные механизмы ведут либо к блокировке импульса Ид, либо к его искажению, уменьшающему его энергию. Защитные механизмы действуют на неосознанном уровне и искажают, отрицают или фальсифицируют восприятие реальности.

1. Вытеснение . Наиболее распространенный механизм. Удаление из осознания мыслей, вызывающих страдание. В результате действия этого механизма, индивидуумы не осознают своих вызывающих тревогу конфликтов. Однако вытесненные конфликты не теряют энергию и для предотвращения их «прорыва» в сознание, человеку приходится затрачивать массу своих ресурсов, которые могли бы быть потрачены на конструктивное, творческое поведение.

2. Проекция . Приписывание собственных неприемлемых мыслей и чувств, другим людям. Проекция позволяет приписать свои промахи и неудачи своему окружению. Классический пример – студент, не подготовившийся как следует к зачету, приписывает свою низкую оценку нечестно проведенному тестированию.

3. Замещение. Переадресация инстинктивного импульса от более угрожающего объекта менее угрожающему. Наглядный пример - ребенок, которого отругали родители, толкает свою младшую сестру или ломает ее игрушки.

4. Рационализация. Путем ложной аргументации иррациональное поведение представляется вполне разумным и оправданным в глазах окружающих. Например, мужчина, которому женщина ответила унизительным отказом, когда он пригласил ее на свидание, утешает себя тем, что она совершенно не привлекательна.

5. Реактивное образование . Иногда Эго может защищаться от запретных импульсов, выражая в поведении и мыслях противоположные побуждения. Он проявляется двухступенчато: сначала запретный импульс подавляется, затем проявляется противоположный. Например, многие мужчины, высмеивающие гомосексуалистов, на самом деле защищаются от собственных гомосексуальных побуждений.

6. Регрессия . Возврат к ребяческим, детским моделям поведения. Это способ смягчения тревоги путем возврата к раннему периоду жизни, более безопасному и приятному. Примером может служить сосущий палец десятилетний мальчик (см. выше).

7. Отрицание . Этот механизм действует, когда человек отказывается признавать, очевидный случившийся факт. Отрицание особенно характерно для маленьких детей и индивидуумов со сниженным интеллектом.

8. Сублимация . Согласно Фрейду, это единственный конструктивный защитный механизм, повышающий социальную адаптацию человека. Он заключается в изменении своего инстинктивного импульса социально приемлемым способом, без сдерживания его проявления. Сублимация сексуальных импульсов послужила главным толчком для великих достижений в современной культуре.

РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ ПО З. ФРЕЙДУ

Психоаналитическая теория развития личности основывается на двух предпосылках. Первая предпосылка делает упор на том, что переживания раннего детства играют критическую роль в формировании взрослой личности. Фрейд был убежден в том, что основной фундамент личности индивидуума закладывается в очень раннем возрасте (до пяти лет). Вторая предпосылка состоит в том, что человек рождается с определенным количеством сексуальной энергии, которая затем проходит в своем развитии через несколько психосексуальных стадий . В термине психосексуальный подчеркивается, что главным фактором, определяющим развитие человека, является сексуальный инстинкт , прогрессирующий от одной эрогенной зоны к другой (с психологической компонентой) в течение жизни человека. Согласно теории Фрейда, на каждой стадии развития определенный участок тела стремится к определенному объекту или действиям, чтобы вызвать приятное напряжение.

Логика теоретических построений Фрейда основывается на двух факторах: фрустрации и сверхзаботливости . В первом случае психосексуальные потребности, соответствующие определенной стадии развития пресекаются (фрустрируются ) родителями и поэтому не находят оптимального удовлетворения, во втором со стороны родителей ребенку предоставляется мало возможности самому управлять своими внутренними функциями. В обоих случаях происходит своеобразное застревание (фиксация ) на определенной стадии психосексуального развития. Например, у десятилетнего мальчика упорное сосание пальца является явным признаком оральной фиксации. Фрейд отстаивал точку зрения, согласно которой серьезные конфликты во взрослой жизни – следствие нарушения адекватного прохождения фаз психосексуального развития.

СТАДИИ ПСИХОСЕКСУАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

1. Оральная стадия (0-18 мес.) Зона сосредоточения либидо – рот, так как рот в этот период наиболее тесно связан с удовлетворением биологических потребностей. Однако удовлетворение оральных потребностей – это, прежде всего:

  • удовлетворение либидо (сосание) как получение удовольствия;
  • удовлетворение голода;
  • удовлетворение потребности соотнесения себя с объектом (матерью).

Особенность заключается в том, что эти потребности должны удовлетворяться вместе.

С момента рождения появляется желание подтвердить себя, свои границы:

1) В материнской утробе ребенок воспринимает мир и свои собственные границы слитно, как некое космическое состояние, и переживает «океаническое чувство».

2) После родов эти границы подтверждают пеленки как границы внутри матери.

Появляется ценность удовлетворения .

3) Возникающее у ребенка напряжение снижается через сосание материнской груди, вследствие чего ребенок получает удовольствие как оргазмическое чувство. Однако если мама не подходит сразу (идеальных матерей не бывает) и не обозначает собою ребенка (т. к. мать и ребенок еще неразрывны), он испытывает фрустрацию и подтверждает отсутствие себя, свою «плохость».

Поскольку Ид и Эго еще нераздельны, в этот момент появляется Эго как реакция на фрустрацию, как:

· сила, инстанция на границе с миром;

· возникающая из ощущений с телом;

· создающая защитные механизмы от фрустрации;

· возникающая из Ид во внешнем слое, выносящая в мир напряжение.

Таким образом, Эго защищает Ид через удовлетворение , а не удовольствие, т. к. удовольствие достигается при немедленной разрядке. Повторяющиеся неизбежные фрустрации расширяют границы между внутренним и внешним миром. Выделяется функция Эго как защиты от внешнего мира и от внутреннего, как от слишком сильного напряжения в Ид. Но при слишком сильных фрустрациях зачаточное Эго не может с ними справиться, ребенок фиксируется, «запоминает» неприятные ощущения и защищает себя сам. Например, пососать свой собственный палец.

4) Ребенок начинает экспериментировать с грудью – кусать, то есть:

· входить в контакт с объектом;

· наделять мать волей.

В этот период формируется либо базовое доверие миру, либо недоверие.

Таким образом, в каждом инстинктивном удовлетворении потребностей:

· познание реальности;

· овладевание реальностью;

· эмоциональное взаимодействие;

· тактильный контакт с телом матери.

К 6 - 12 месяцам появляется новая форма орального удовлетворения. Появление зубов обусловливает садистические желания – кусать (в т.ч. мамину грудь). Удовлетворение голода и исследование мира через рот объединены совместным проявлением любви и агрессии. Вырисовывается мир реальных объектов. Теряется чувство продолжения его самого.

К 7 – 12 месяцам появляются признаки гнева четко на мать, как реакция на фрустрацию, однако гнев долго не живет. Это признаки орально-садистической стадии.

Оральная стадия заканчивается, когда прекращается кормление грудью. Это момент всегда связан с фиксацией. Поскольку в норме любой ребенок всегда желает мамину грудь, не хочет бросать.

Согласно Фрейду, у человека, который получал в этот период недостаточную стимуляцию, сформируется в дальнейшем орально-пассивный тип личности (ожидание «материнского отношения к себе», поиск одобрения любой ценой, требовательность, зависимость, пессимизм…).

2. Анальная стадия (1-3 года). Первый урок цивилизации. Мама впервые выдает запреты, становится карающей, страшной инстанцией. Эрогенная зона на другой стороне кишечника (анус).

Ребенок начинает улавливать напряжение в прямой кишке сначала бессознательно, затем сознательно. Появляется первое проявление воли – управление сфинктером. Впервые входит в объектные отношения, где акт дефекации – это манипуляция, ощущение всемогущества, месть. Задача ребенка получить любовь через дефекацию, когда «делаю» - любовь, «не делаю» - не любовь, «сдерживаю» - любовь, «не сдерживаю» - не любовь. Ребенок может манипулировать, чтобы вызвать желаемое от мамы. В изобилии направляется не нее агрессия. Именно теперь ребенок в играх хочет завладеть игрушкой, во что бы то ни стало. Идентифицируясь с агрессором, – мамой -демонстрируют такое же поведение и со сверстниками.

Отношение к матери амбивалентно


· активно исследует мир

· убежденность в своем всемогуществе

· мать ограничивает

· наказывает

· желание укрепляться во всемогуществе

· тенденция к независимости


первое отделение от мамы


хнычет, проявляет ярость, потом любит


хаотичность


конфликт амбивалентности

В этот период опасно , если мать любит «хорошего» ребенка и не любит «плохого». Тогда ребенок разделяет мать на «хорошую» и «плохую», еще не успев ее объединить внутри себя. Это момент проявления расщепления. Во взрослой жизни это может проявляться как идеализация и девальвация, обесценивание объекта. Например, при нарциссизме, пограничных расстройствах личности. Если мать ровно принимает ребенка, к трем годам в норме он соединяет ее.

Фиксация на анальной фазе проявляется как одновременное совмещение в психической реальности двух противоположностей: удовлетворения и депривации (любовь и наказание). Например, при акте дефекации неожиданные, нестандартные реакции – другое психическое наполнение. В дальнейшем это может привести к определенному характеру: сверхаккуратность, обязательность, бережливость, педантичность. Ситуация сверхконтроля проявляется в бережливости (удовольствие от накопления), жадности, скупости, расточительности (удовольствие от траты), расчетливости, упрямстве, накапливании отрицательных эмоций с неожиданной разрядкой.

3. Фаллическая стадия (3-6 лет). Инфантильно-генитальная фаза. На предыдущих стадиях еще нет идентификации себя (только с другими людьми, мамой, игрушкой). Интересы ребенка, обусловленные либидо, сдвигаются на область гениталий. Появляется различие полов, соотнесение себя с полом, тенденция к использованию гениталий. С точки зрения Фрейда появляется интерес фаллосу (наличие или отсутствие). В современном психоанализе считается, что девочка приобретает опыт эротической чувственности через манипуляции клитора и вагины. (женская аноргазмия – отсутствие этого опыта). Для мальчика 3 - 4 года – это кульминация эксгибиционистких тенденций. У мальчика появляется зависть к пенису отца, у девочки – к груди матери.

Задача в этом периоде: половая идентификация, выстраивание отношений с родителями на основе выбранной половой роли. Мальчик обнаруживает отсутствие пениса у мамы, делает бессознательный вывод о ее ущербности «кастрированности».

Эдипов комплекс – этодоминирующий конфликт на этой стадии.В сущности, этот комплекс заключается в неосознанном желании ребенка обладать родителем противоположного пола (применительно к девочкам этот комплекс называется комплексом Электры ), одновременно устранить родителя одного с ним пола и страх соперника, ненависть. Любовь и ненависть на этой фазе заряжают либидо.

Мальчик боится отца как соперника, появляется кастрационная тревога (у мамы уже нет пениса), одновременно хочет быть похожим на отца, чтобы завоевать мать. Конфликт заключается в одновременной потребности и невозможности. В действительности ребенок испытывает сексуальные чувства к обоим родителям, но с каждым соревнуется за любовь к другому.

Одновременно проявляются две формы переживания эдипова комплекса

положительная отрицательная
Либидо направляется на противоположный пол, родитель своего пола воспринимается как соперник Боязнь потерять любовь родителя своего пола из-за желания (фантазии) к другому.
Родитель своего пола идеализируется Родитель своего пола тоже становится объектом либидо, следовательно, родитель противоположного пола - соперник

Полный эдипов комплекс – это сочетание и баланс положительной и отрицательной форм.

Чувства, возникающие к матери:

  • позитивные (либидный объект);
  • негативные (обесценил ее из-за отсутствия пениса);
  • страх, т.к. мать – первый источник кастрации (страх телесного ущерба со стороны матери появился раньше в ситуациях телесного насилия – манипуляции с телом в младенчестве, приход к врачу…)

Чувства к отцу:

  • позитивные (как к идеалу, объекту для идентификации);
  • негативные (как к сопернику, источнику кастрации);

Чувства к себе:

  • позитивные (я всемогущ, т.к. похож на отца);
  • негативные (я ничего не могу, т.к. отец сильнее, только он может быть таким);
  • вина как следствие желания устранить отца.

Разрешение эдипова комплекса заключается в том, что мальчик подавляет свои сексуальные желания в отношении матери (уступая перед отцом) и начинает идентифицировать себя с отцом (идентификация с агрессором ), противоположные чувства постепенно гасятся. Укрепляется функция Эго, т.е. функция достижения компромисса. В результате нормального разрешения эдипова комплекса часть либидо направляется против отца, часть – на идентификацию с ним, а часть – на теплые чувства к маме.

Процесс идентификации выполняет несколько функций: во-первых мальчик перенимает совокупность ценностей, моральных норм, установок и моделей поведения, обрисовывающих для него – что значит быть мужчиной (развивается Супер-эго как заменитель реального родителя), во-вторых, идентифицируясь с отцом, мальчик может удержать мать как объект любви, поскольку теперь он обладает тем же набором качеств, которые мать ценит в отце. Аналогичные процессы происходят при разрешении комплекса Электры.

Таким образом, корни Супер-эго лежат в запрещенных желаниях Ид, которые бессознательное превращает в реактивное образование - совесть. Вина и жалость к себе – результат эдипова комплекса, а, значит, возможность развития.

4. Латентная стадия (6-12 лет). Время подготовки к взрослению, когда сексуальный инстинкт «дремлет». Либидо ребенка направлено, посредством сублимации на виды деятельности, не связанные с сексуальностью (учёба, спорт, отношения со сверстниками и т.д.). Однако З. Фрейд считал, что явная сексуальность вытесняется, но выступает как интеллектуализация и социализация. Это время формирования стыда, правил, культурных норм. Но сексуальность присутствует в виде фантазий, бессознательных желаний.

К этому периоду Эго одержало верх над Ид:

  • ребенок подавил эдипальные желания;
  • сознательно и более последовательно воспринимает родительские требования и ожидания;
  • ярче стыд и вина;
  • Эго посвящает себя вхождению в социум.

В этом периоде на поведение ребенка влияют две базовые латентные фантазии.

1) Бессознательная фантазия семейного романа:

· мои родители не настоящие;

· просто я живу с ними;

· своих родителей еще надо разыскать

Например, мальчик, чтобы найти настоящих родителей, должен «убить дракона» (в сказках описан этот момент), дети убегают из дома бессознательно искать других родителей.

Роль этой фантазии заключается в защите от эдипальных инцестуозных желаний, от одновременного проявления любви и агрессии.

2) Фантазия близнецов (более поздняя).

· у меня есть двойник – моя противоположность;

· ему можно всё – мне нельзя;

· он природен - я социален;

· он счастлив – я нет.

Например, Том Сойер и Гек Фин, Малыш и Карлсон. Отличники выбирают в качестве друга хулигана.

Роль этой фантазии в проекции плохой части во внешний мир, в становлении социально приемлемым.

Задачи латентного периода социализация, обретение навыков, получение удовольствия от завершения. Проявление скуки и лени заключается в бессознательном страхе ответственности, неумении получать удовольствие от завершения. В этом периоде родители как референтная группа отходят на второй план, значимыми становятся латентные группы сверстников, где можно обмениваться навыками, учиться распределять ответственность, укреплять собственную идентичность через идентификацию через идентификацию с ними. Однополые группы укрепляют половую идентичность.

Таким образом, главная цель – заменить родительское Супер-эго на своё.

5. Генитальная (12 – 22 года) . Результатом физиологических изменений в организме является усиление возбудимости и повышение сексуальной активности. Вступление в генитальную стадию отмечено возможность наиболее полного удовлетворения сексуального инстинкта. Предыдущие, так или иначе неудовлетворенные, сексуальные стремления (оральные, анальные, фаллические) могут начать формировать черты характера, сублимируются в увлечения и хобби, вытесняются. Половое влечение становится альтруистическим. Подросток заботится как о своём удовлетворении, так и об удовлетворении объекта.

Выделяют два периода генитальной фазы: предподростковый и подростковый.

Предподростковый начинается с появления вторичных половых признаков. Задача заключается в том, чтобы психологически справиться с физиологическими изменениями тела. В связи с увеличением импульсов из Ид, найти нарушенное равновесие между Эго и Ид. Для этого периода возможно появления дисморфофобии (непринятие внешнего вида).

Подростковый период девушками и юношами воспринимается по-разному. Появление менструация для девушек не является чем-то совсем неизвестным (в литературе, на телевидении, в рекламах уделено достаточно внимания этому явлению), для юношей же спонтанные первые эякуляции являются менее изученными, это явление не поддается контролю, в связи с этим пугает. Поэтому для юношей характерно снижение мужественности и вербализации.

Таким образом, конфликт этого периода характеризуется как:

· нарушение равновесия между Эго, Ид и Супер-эго в силу нового, мощного проявления сексуального, агрессивного драйва;

· возрождение вытесненных конфликтов предыдущих стадий, адекватно не разрешенных.

Все желания переживаются подростками как угрожающие. Возросшие желания, требующие удовлетворения стереотипно, по инерции подавляются из-за необходимости социализации. Как следствие возрастает различного рода тревожность. Подросток начинает «бросаться» из крайности в крайность (от природности к социализации). Однако, в силу лабильности аффекта в этом возрасте, подросток способен справляться с тревогой.

Для родителей, в связи с этим, предоставляется последняя возможность помочь, дать детям то, что недостаточно дали в предыдущие периоды.

СЛОВАРИК ПО ТЕМЕ:

Агрессия – тенденция или совокупность тенденций, проявляющихся в реальном поведении или фантазировании, цель которых состоит в том, чтобы повредить другому человеку, уничтожить, унизить. Агрессия может проявляться не только в прямом действии разрушения или насилия. Любое поведение, как негативное, ( например, отказ от помощи), так и позитивное ( например, ирония) может выполнять функцию агрессии. Фрейд обнаружил в основе агрессивности единый субстрат всех влечений - влечение к смерти.

Анальная стадия . Вторая стадия психосексуального развития, которая характеризуется ведущим положением анальной зоны. Объектное значение на этом этапе насыщено значениями, связанными с функцией дефекации (удержание-выталкивание) и символической ценностью фекалий. Овладение мышечными действиями ставится в связь с утверждением садомазохизма.

Бессознательное – понятие, обозначающее в психоанализе совокупность содержаний, не присутствующих в актуальном поле сознания Аспект психики, содержащий социально неприемлемые конфликты и желания.

Вторичный процесс . В теории психоанализа – когнитивно-перцептивные навыки, дающие возможность индивидууму удовлетворять инстинктивные потребности, не подвергая опасности себя и других.

Генитальная стадия . Четвертая стадия психосексуального развития, в ходе которой формируются зрелые гетеросексуальные отношения.

Защитные механизмы . Неосознанные реакции, защищающие индивидуум от таких неприятных эмоций, как тревога и чувство вины.

Идентификация . Процесс, посредством которого ребенок присваивает характеристики другого лица, обычно родителя, чтобы освободиться от собственной тревоги и ослабить внутренние конфликты.

Инстинкт . Врожденное, локализующееся на уровне тканей организма, состояние возбуждения, стремящееся выразиться вовне и привести к снятию напряжения.

Инстинкт жизни . Идея Фрейда о том, что люди стремятся к самосохранению.

Инстинкт смерти . Идея Фрейда о том, что люди движимы побуждениями саморазрушения и смерти.

Комплекс Электры . Женская версия эдипова комплекса в теории Фрейда.

Латентный период . Период, на протяжении которого энергия либидо «дремлет».

Оральная стадия . Первая стадия психосексуального развития, на которой основным источником интереса и удовольствия является рот.

Первичный процесс . Психологический феномен, благодаря которому у индивида уменьшается напряжение при формировании в фантазии образа объекта желания.

ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ АЛЬФРЕДА АДЛЕРА

БИОГРАФИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ

Альфред Адлер родился в Вене 7 февраля 1870 года, третьим из шести детей. Как и Фрейд, он был сыном еврея-торговца, принадлежавшего к среднему классу общества.

Адлер описывал свое детство, как трудное и несчастливое время. Он наслаждался материнской любовью в течение первых дух лет жизни, но пора нежности закончилась с рождением младшего брата. Потом он приобрел особое расположение отца, чьим любимцем оставался в течение всего детства. В ранние годы его постоянно окружали смерть и болезни – когда ему было три года, его младший брат умер в постели, стоявшей рядом с его постелью. Вдобавок к этому он дважды с трудом избежал перспективы быть убитым в уличных происшествиях. В пять лет он заболел тяжелой формой пневмонии и был очень близок к смерти. Позднее он приписывал свое желание стать врачом этому почти фатальному заболеванию.

В первых классах школы Адлер учился весьма без интереса. Он не успевал по математике и вынужден был остаться на второй год. Учитель посоветовал его отцу забрать сына из школы и отдать в ученики к сапожнику, так как он, видимо, не способен ни на что другое. Однако отец побудил сына продолжать учебу, и благодаря упорству и напряженной работе Адлер стал лучшим учеником по математике в классе.

В 18 лет Адлер поступил в Венский университет, бывший в то время одним из ведущих европейских медицинских центров. Вокруг бурлила жизнь театра, музыки и политической философии социалистов, в связи с чем город прославился как «красная» Вена. В студенческие годы Адлер самозабвенно окунулся в политику. Он увлекся социализмом и участвовал во многих политических собраниях. На одном из них он встретил свою будущую жену, Раису Эпштейн, студентку из России, которая тоже училась в Венском университете. В 1897 году они поженились.

Адлер получил медицинскую степень в 1895 году. Некоторое время после этого он специализировался в офтальмологии, работая в захудалой части города. Затем, после прохождения практики по общей медицине, он стал психиатром. С 1902 по 1911 годы он был активным членом кружка, образовавшегося вокруг Зигмунда Фрейда. Но Адлер скоро начал развивать идеи, отличавшиеся от идей Фрейда и сторонников его теории. Его взгляды становились все более несовместимыми с позицией Фрейда. В 1911 году Адлер сложил с себя обязанности президента Венского психоаналитического общества и вышел из него. Одновременно Общество покинули 9 из 23 членов, с которыми он и основал Общество свободного психоанализа — большей частью из желания досадить Фрейду и некоторым из его преданных единомышленников. В следующем, 1912 году название адлеровского общества было изменено, и оно стало Обществом индивидуальной психологии.

С середины 20-х годов Адлер все больше времени посвящает поездкам по Европе и Соединенным Штатам. Когда с приходом к власти Гитлера по Европе прокатилась волна тоталитаризма, он предугадал катастрофу и понял, что если психология где-нибудь и выживет, то только в Америке. В 1935 году Адлер с женой обосновались в Нью-Йорке. Вскоре после этого он получил должность практикующего профессора медицинской психологии в медицинском колледже в Лонг-Айленде.

Адлер был неутомимым лектором. Он читал свои лекции непринужденно и пользовался большой популярностью. 28 мая 1937 года во время лекционного турне Адлер внезапно скончался в шотландском городе Абердине.

Идеи Адлера оказывают мощное влияние на современные исследования в клинической и индивидуальной психологии. Акцент, сделанный в его теории на социальном интересе как существенном критерии психического здоровья, способствовал появлению концепции ценностных ориентаций в психотерапии. Кроме того, его внимание к осознанным, рациональным процессам стимулировало появление эго-психологии. Его концепция о существенной роли социальных сил в развитии личности узнаваема в более поздних работах Эриха Фромма, Карен Хорни и Гарри Стэка Салливана – всех, кто отмечал в теории Фрейда отсутствие социологической ориентации. Соответственно, особое подчеркивание волевых и творческих аспектов личности оказало прямое или косвенное влияние на таких выдающихся психологов, как Гордон Олпорт, Абрахам Маслоу, Ролло Мей, Виктор Франкл и Альберт Эллис.

ОСНОВНЫЕ ТЕЗИСЫ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Адлера часто представляют как ученика Фрейда, взбунтовавшегося в конце концов против своего учителя и начавшего создавать свои собственные концепции. Однако внимательное знакомство с его жизнью и творчеством показывает, что на самом деле он был коллегой Фрейда, и ни в коем случае не следует воспринимать его как «неофрейдиста». В его ранних работах, где угадываются ростки будущих теорий, он весьма критично характеризует период сотрудничества с Фрейдом. Ниже представлены основные тезисы индивидуальной психологии Адлера.

1. Индивидуум как единое и самосогласующееся целое

Адлер исходил из того, что ни одно проявление жизненной активности нельзя рассматривать в изоляции, а лишь только в соотношении с личностью в целом. Индивидуум представляет собой неделимое целое как в отношении взаимосвязи между мозгом и телом, так и в отношении психической жизни. По убеждению Адлера, главное требование к индивидуальной психологии состоит в том, чтобы доказать это единство в каждом индивидууме: в его мышлении, чувствах, действиях, так называемом сознании и бессознательном, в каждом проявлении личности. Структуру само согласующейся и единой личности Адлер определял как стиль жизни. В этой концепции более чем в какой-либо другой, выражена его попытка рассматривать человека как единое целое.

2. Человеческая жизнь как активное стремление к совершенству

Утверждая, что человек стремится к совершенству, Адлер исходил из соображения, что люди не отталкиваются от внутренних или внешних причин, а скорее, тянутся вперед – они всегда находятся в движении к личностно значимым жизненным целям. Цели, которые люди ставят перед собой, а также индивидуальные пути их достижения дают ключ к пониманию того, какое значение они придают своей жизни. По мнению Адлера, эти жизненные цели в значительной степени выбираются индивидуально, а следовательно, в постоянном стремлении к совершенству люди способны планировать свои действия и определять собственную судьбу. Достигая намеченных целей, они не только повышают самооценку, но также находят свое место в жизни.

3. Индивидуум как творческое и самоопределяющееся целое

Признавая значение наследственности и окружающей среды в формировании личности, Адлер настаивал на том, что индивидуум – нечто большее, чем только продукт этих двух влияний. А именно, он считал, что люди обладают творческой силой, которая обеспечивает возможность распоряжаться своей жизнью, - свободная, осознанная активность является определяющей чертой человека. Эта творческая сила влияет на каждую грань человеческого опыта: восприятие, память, воображение, фантазию и мечты. Она делает каждого человека самоопределяющимся индивидуумом, архитектором своей собственной жизни.

Именно эта убежденность в творческой природе и свободе человека более, чем что либо другое, побуждает многих психологов считать Адлера предвестником современной гуманистической психологии.

4. Социальная принадлежность индивидуума

Адлеровское целостное видение природы человека было всеобъемлющим. Он понимал человека не только как целостную систему взаимосвязей, взятую в отдельности, но также как интегральную составную часть больших систем – семьи, сообщества: “Индивидуальная психология рассматривает и исследует индивидуума включенным в общество. Мы отказываемся рассматривать и изучать человека изолированно от него”. Ведущим в теории Адлера является положение, согласно которому все поведение человека происходит в социальном контексте, и суть человеческой природы можно постичь только через понимание социальных отношений. Более того, у каждого человека есть естественное чувство общности, или социальный интерес — врожденное стремление вступать во взаимные социальные отношения сотрудничества. Таким образом, индивидуальная психология полагает необходимой гармонию объединения и сотрудничества между человеком и обществом, а конфликт между ними считает неестественным.

5. Индивидуальная субъективность

Твердо придерживаясь феноменологической традиции, Адлер считал, что поведение всегда зависит от мнения людей о себе и об окружении, в которое они должны вписываться. Люди живут в ими же созданном мире, в соответствии с их собственной “схемой апперцепции”. Далее Адлер доказывал, что люди мотивированы фиктивными целями — личными мнениями о настоящих и будущих событиях, регулирующими их поведение. Например, человек может в своей жизни руководствоваться кредо “честность — лучшая политика” или “каждый за себя”, или уверенностью в том, что в загробной жизни добродетель будет вознаграждена, а порок наказан. Адлер полагает, что люди ведут себя в соответствии с этими личными убеждениями, независимо от того, являются они объективно реальными или нет:

ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ: ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ И ПРИНЦИПЫ

Адлер сформулировал очень экономичную теорию личности в том смысле, что в основании всего теоретического сооружения лежит ограниченное количество ключевых концепций и принципов. Последние можно подразделить на семь пунктов:

1. чувство неполноценности и компенсация;

2. стремление к превосходству;

3. стиль жизни;

4. социальный интерес;

5. творческое «Я»;

6. порядок рождения;

7. фикционный финализм.

Комплекс неполноценности и его истоки

Адлер полагал, что чувство неполноценности берет свое начало в детстве. Он объяснял это следующим образом: ребенок переживает очень длительный период зависимости, когда он совершенно беспомощен и, чтобы выжить, должен опираться на родителей. Этот опыт вызывает у ребенка глубокие переживания неполноценности по сравнению с другими людьми в семейном окружении, более сильными и могущественными. Появление этого раннего ощущения неполноценности обозначает начало длительной борьбы за достижение превосходства над окружением, а также стремление к совершенству и безупречности. Адлер утверждал, что стремление к превосходству является основой любой мотивационной силой в жизни человека.

Таким образом, согласно Адлеру, фактически все, что делают люди, имеет целью преодоление ощущения своей неполноценности и упрочение чувства превосходства. Однако ощущение неполноценности по разным причинам может у некоторых людей стать чрезмерным. В результате появляется комплекс неполноценности – преувеличенное чувство собственной слабости и несостоятельности.

Адлер различал три вида страданий, испытываемых в детстве, которые способствуют развитию комплекса неполноценности: неполноценность органов, чрезмерная опека и отвержение со стороны родителей. Во-первых, у детей с какой-либо врожденной физической неполноценностью может развиться чувство психологической неполноценности. С другой стороны, дети, родители которых чрезмерно их балуют, потворствуют им во всем, вырастают недостаточно уверенными в своих способностях, потому что за них всегда все делали другие. Их беспокоит глубоко укоренившееся чувство неполноценности, так как они убеждены, что сами не способны преодолевать жизненные препятствия. Наконец, родительское пренебрежение детьми, отвержение может стать причиной появления у них комплекса неполноценности по той причине, что отвергаемые дети в основном чувствуют себя нежеланными. Они идут по жизни без достаточной уверенности в своей способности быть полезными, любимыми и оцененными по достоинству другими людьми. Как мы увидим далее, |каждый из этих трех видов страданий в детстве может сыграть решающую роль в возникновении неврозов в зрелые годы. Однако, независимо от обстоятельств, играющих роль почвы для появления чувства неполноценности, у индивидуума может в ответ на них появиться гиперкомпенсация и, таким образом, развивается то, что Адлер назвал комплексом превосходства. Этот комплекс выражается в тенденции преувеличивать свои физические, интеллектуальные или социальные способности

Стремление и превосходству

Адлер полагал, что чувство неполноценности является источником всех устремлений человека к саморазвитию, росту и компетентности. Но какова же конечная цель, ради которой мы боремся, и которая обеспечивает меру постоянства и целостности нашей жизни. Движет ли нами потребность попросту избавиться от чувства неполноценности? Или мы мотивированы стремлением безжалостно доминировать над другими? Или быть может, нам нужен высокий статус

В последние годы жизни Адлер пришел к выводу о том, что стремление к превосходству является фундаментальным законом человеческой жизни; это «нечто, без чего жизнь человека невозможно представить». Эта «великая потребность возвыситься от минуса до плюса, от несовершенства до совершенства и от неспособности до способности смело встречать лицом к лицу жизненные проблемы развита у всех людей». Трудно переоценить значение, которое Адлер придавал этой движущей силе. Он рассматривал стремление к превосходству (достижение наибольшего из возможного), как главный мотив в своей теории.

Адлер был убежден в том, что стремление к превосходству является врожденным, и что мы никогда от него не освободимся, потому что это стремление и есть сама жизнь. Тем не менее, это чувство надо воспитывать и развивать, если мы хотим реализовать свой человеческий потенциал. От рождения оно присутствует у нас в виде теоретической возможности, а не реальной данности. Каждому из нас остается лишь осуществить эту возможность своим собственным путем. Адлер полагал, что этот процесс начинается на пятом году жизни, когда формируется жизненная цель, как фокус нашего стремления к превосходству. Будучи неясной и в основном неосознанной в начале своего формирования в детские годы, эта жизненная цель со временем становится источником мотивации, силой, организующей нашу жизнь и придающей ей смысл.

Стиль жизни

Стиль жизни по Адлеру включает в себя уникальное соединение черт, способов поведения и привычек, которые, взятые в совокупности, определяют неповторимую картину существования индивидуума.

С точки зрения Адлера, стиль жизни настолько прочно закрепляется в возрасте 4 или 5 лет, что впоследствии почти не поддается тотальным изменениям Конечно, люди продолжают находить новые способы выражения своего индивидуального жизненного стиля, но это, в сущности, является только совершенствованием и развитием основной структуры, заложенной в раннем детстве. Представим в качестве примера женщину, стремящуюся к превосходству путем расширения своих интеллектуальных возможностей. С позиции теории Адлера, ее стиль жизни предсказуемо предполагает сидячий образ жизни. Основной акцент она сделает на интенсивное чтение, изучение, размышления – то есть на все, что может послужить цели повышения ее интеллектуальной компетентности. Она может распланировать свой распорядок дня с точностью до минут – отдых и хобби, общение с семьей, друзьями и знакомыми, общественная активность опять-таки в соответствии со своей основной целью.

Другой человек, напротив, работает над своим физическим совершенствованием и структурирует жизнь таким образом, чтобы цель стала достижимой. Все, что он делает, нацелено на достижение превосходства в физическом плане. Очевидно, что в теории Адлера все аспекты поведения человека вытекают из его стиля жизни. Интеллектуал запоминает, размышляет, рассуждает, чувствует и действует совсем не так, как атлет, поскольку оба они представляютсобой психологически противоположные типы', если говорить о них в терминах соответствующих стилей жизни.

Социальный интерес

Еще одна концепция, имеющее решающее значение в индивидуальной психологии Адлера — это социальный интерес.Концепция социального интереса отражает стойкое убеждение Адлера в том, что мы, люди, являемся социальными созданиями, и если мы хотим глубже понять себя, то должны рассматривать наши отношения с другими людьми и, еще более широко, — социально-культурный контекст, в котором мы живем.

Предпосылки социального интереса являются врожденными.Поскольку каждый человек обладает им в некоторой степени, он является социальным созданием по своей природе, а не в результате образования привычки. Однако, подобно другим врожденным склонностям, социальный интерес не возникает автоматически, но требует, чтобы его осознанно развивали, Он воспитуем и дает результаты благодаря соответствующему руководству и тренировке.

Социальный интерес развивается в социальном окружении. Другие люди – прежде всего мать, а затем остальные члены семьи – способствуют процессу его развития.

Так как социальный интерес возникает в отношениях ребенка с матерью, ее задача состоит в том, чтобы воспитывать в ребенке чувство сотрудничества, стремление к установлению взаимосвязей и товарищеских отношений – качеств, которые Адлер считал тесно переплетенными. В идеале мать проявляет истинную любовь к своему ребенку – любовь, сосредоточенную на его благополучии, а не на собственном материнском тщеславии. Эта здоровая любовь проистекает из настоящей заботы о людях и дает возможность матери воспитывать у своего ребенка социальный интерес. Ее нежность к мужу, к другим детям и людям в целом служит ролевой моделью для ребенка, который усваивает благодаря этому образцу широкого социального интереса, что в мире существуют и другие значимые люди, а не только члены семьи.

Адлер рассматривал отца как второй по важности источник влияния на развитие у ребенка социального интереса. Во-первых, у отца должна быть позитивная установка по отношению к жене, работе и обществу. Вдобавок к этому его сформированный социальный интерес должен проявляться в отношениях с детьми. По Адлеру, идеальный отец тот, кто относится к своим детям как к равным и принимает активное участие, наряду с женой, в их воспитании. Отец должен избегать двух ошибок: эмоциональной отгороженности и родительского авторитаризма, имеющих, как ни странно, одинаковые последствия. Дети, чувствующие отчужденность родителей, обычно преследуют скорее цель достижения личного превосходства, чем превосходства, основанного на социальном интересе,~ Родительский авторитаризм также приводит к дефектному стилю жизни. Дети деспотичных отцов позже научаются бороться за власть и личное, а не социальное превосходство.

Наконец, согласно Адлеру, огромное влияние на развитие у ребенка социального чувства оказывают отношения между отцом и матерью. Так, в случае несчастливого брака у детей мало шансов для развития социального интереса. Если жена не оказывает эмоциональной поддержки мужу и свои чувства отдает исключительно детям, они страдают, поскольку чрезмерная опека гасит социальный интерес. Если муж открыто критикует свою жену, дети теряют уважение к обоим родителям. Если между мужем и женой разлад, дети начинают играть с одним из родителей против другого. В этой игре в конце концов проигрывают дети: они неизбежно много теряют, когда их родители демонстрируют отсутствие взаимной любви.

Согласно Адлеру, выраженность социального интереса оказывается удобным критерием оценки психического здоровья индивидуума. Он ссылался на него, как на «барометр нормальности» - показатель, который можно использовать при оценке качества жизни человека, То есть, с позиции Адлера, наши жизни ценны только в той степени, в какой мы способствуем повышению ценности жизни других людей. Нормальные, здоровые люди по-настоящему беспокоятся о других; их стремление к превосходству социально позитивно и включает в себя стремление к благополучию всех людей. Хотя они понимают, что не все в этом мире правильно устроено, они берут на себя задачу улучшения участи человечества. Короче говоря, они знают, что их собственная жизнь не представляет абсолютной ценности, пока они не посвятят ее своим современникам, и даже тем, кто еще не родился.

У плохо приспособленных людей, напротив, социальный интерес выражен не достаточно. Как мы увидим далее, они эгоцентричны, борются за личное превосходство и главенство над другими, у них нет социальных целей. Каждый из них живет жизнью, имеющей лишь личное значение – они поглощены своими интересами и самозащитой.

Творческое «Я»

Концепция творческого «Я» является самым главным конструктом адлеровской теории, его высшим достижением как персонолога. Когда он открыл и ввел в свою систему этот конструкт, все остальные концепции заняли по отношению к нему подчиненное положение. В нем воплотился активный принцип человеческой жизни; то, что придает ей значимость. Именно это искал Адлер. Он утверждал, что стиль жизни формируется под влиянием творческих способностей личности. Иными словами, каждый человек имеет возможность свободно создавать свой собственный стиль жизни. В конечном счете, сами люди ответственны за то, кем они становятся и как они себя ведут. Эта творческая сила отвечает за цель жизни человека, определяет метод достижения данной цели и способствует развитию социального интереса. Та же самая творческая сила влияет на восприятие, память, функции и сны, она делает каждого человека свободным (самоопределяющимся) индивидуумом.

Предполагая существование творческой силы, Адлер не отрицал влияния наследственности и окружения на формирование личности. Каждый ребенок рождается с уникальными генетическими возможностями, и он очень скоро приобретает свой уникальный социальный опыт. Однако люди — это нечто большее, чем просто результаты действия наследственности и окружающей среды. Люди являются созидательными существами, которые не только реагируют на свое окружение, но и воздействуют на него, а также получают от него ответные реакции. Человек использует наследственность и окружение как строительный материал для формирования здания личности, однако в архитектурном решении отражается его собственный стиль. Поэтому в конечном счете только сам человек ответственен за свой стиль жизни и установки по отношению к миру.

Тем не менее, их присутствие дает нам возможность создавать наш собственный уникальный стиль жизни, исходя из способностей и возможностей, данных наследственностью и окружением.

В адлеровской концепции творческого «Я» отчетливо звучит его убежденность в том, что люди являются хозяевами своей собственной судьбы.

Порядок рождения

Исходя из важной роли социального контекста в развитии личности, Адлер обратил внимание на порядок рождения, как основную детерминанту установок, сопутствующих стилю жизни. А именно: если у детей одни и те же родители, и они растут примерно в одних и тех же семейных условиях, у них все же нет идентичного социального окружения. Опыт старшего или младшего ребенка в семье по отношению к другим детям, особенности влияния родительских установок и ценностей – все это меняется в результате появления в семье следующих детей и сильно влияет на формирование стиля жизни.

По Адлеру, порядок рождения (позиция) ребенка в семье имеет решающее значение. Особенно важно восприятие ситуации, что, скорее всего, сопутствует определенной позиции. То от того, какое значение придает ребенок сложившейся ситуации, зависит, как влияет порядок его рождения на стиль жизни. Более того, поскольку это восприятие субъективно, у детей, находящихся в любой позиции, могут вырабатываться, любые стили жизни. Однако в целом определенные психологические особенности оказались характерными именно для конкретной позиции ребенка в семье.

Первенец (старший ребенок). Согласно Адлеру, положение первенца можно считать завидным, пока он – единственный ребенок в семье. Родители обычно сильно переживают по поводу появления первого ребенка, и поэтому всецело отдают себя ему, стремясь, чтобы все было «как полагается». Первенец получает безграничную любовь и заботу от родителей. Он, как правило, наслаждается своим безопасным и безмятежным существованием. Но это продолжается до тех пор, пока следующий ребенок не лишит его своим появлением привилегированного положения. Это событие драматическим образом меняет положение ребенка и его взгляд на мир.

Адлер часто описывал положение первенца при рождении второго ребенка как положение «монарха, лишенного трона», и отмечал, что этот опыт может быть очень травматичным. Когда старший ребенок наблюдает, как его младший брат или сестра побеждает в соревновании за родительское внимание и нежность, он, естественно, будет склонен отвоевывать свое верховенство в семье. Однако это сражение за возвращение прежней нейтральной позиции в семейной системе с самого начала обречено на неудачу – прежнего не вернуть, как бы первенец не старался. Со временем ребенок осознает, что родители слишком заняты, слишком задерганы или слишком равнодушны, чтобы терпеть его инфантильные требования. Кроме того, у родителей гораздо больше власти, чем у ребенка, и они отвечают на его трудное поведение (требование к себе внимания) наказанием. В результате подобной семейной борьбы первенец «приучает себя к изоляции» и осваивает стратегию выживания в одиночку, не нуждаясь в чьей-либо привязанности или одобрении. Адлер также полагал, что самый старший ребенок в семье скорее всего консервативен, стремится к власти и предрасположен к лидерству. Поэтому он часто становится хранителем семейных установок и моральных стандартов.

Фикционный финализм

Адлер развивал мысль о том, что наши основные цели представляют собой фиктивные цели, соотнесенность которых с реальностью невозможно ни проверить, ни подтвердить. Некоторые люди, например, могут выстраивать свою жизнь, исходя из того, что напряженная работа и чуть-чуть удачи помогают достичь почти всего.

С точки зрения Адлера, это утверждение – просто фикция, потому что те, кто напряженно работают, не получают ничего из того, что заслуживают. Другими примерами фиктивных убеждений, способных оказывать влияние на ход нашей жизни, служат следующие «Честность – лучшая политика», «Все люди созданы быть равными», «Мужчины стоят выше женщин».

Таким образом, стремление к превосходству как к фиктивной цели, являясь субъективно понимаемым идеалом, имеет огромное значение. Когда фиктивная цель индивидуума известна, все последующие действия наполняются смыслом, и его «история жизни» приобретает дополнительное объяснение.

Наше поведение направляется осознанием фиктивной жизненной цели. Эта цель существует не в будущем, а в нашем актуальном восприятии будущем. Хотя фиктивных целей объективно не существует, они тем не менее, оказывают колоссальное влияние на наше стремление к превосходству, совершенству и целостности.

СЛОВАРИК ПО ТЕМЕ

Гиперкомпенсация . Форма компенсации, с помощью которой достигается нечто большее, чем просто избавление от чувства недостаточности: гиперкомпенсация ведет к превосходству или выдающемуся достижению. При гиперкомпенсации человек действует так, будто он чувствует свое превосходство над другими, что указывает на наличие комплекса превосходства.

Индивидуальная психология . Теория личности Адлера, в которой подчеркивается уникальность каждого индивидуума и тех процессов, с помощью которых люди преодолевают свои недостатки и стремятся к достижению жизненных целей.

Компенсация. Попытки человека замещать чувство неадекватности чувством адекватности посредством развития физических или интеллектуальных умений и навыков.

Комплекс неполноценности. Глубокое всепроникающее чувство собственной неполноценности по сравнению с другими людьми. Часто сопровождается дефектными, ошибочными установками и поведением.

Комплекс превосходства. В теории Адлера — тенденция преувеличивать собственную значимость, чтобы преодолевать постоянное ощущение неполноценности.

Неполноценность органа . Врожденная слабость или недостаточность органа (например, дефект зрения), являющаяся причиной появления чувства неполноценности у индивидуума. Согласно Адлеру, неполноценность органа часто приводит индивидуума к значительным победам в жизни.

Порядок рождения . Порядковая позиция индивидуума в семье (например, первый ребенок), играющая важную роль в формировании его стиля жизни.

Социальный интерес. Чувство эмпатии по отношению к человечеству, проявляющееся в виде сотрудничества и взаимодействия с другими, скорее во имя общественного блага, чем ради личных целей. Согласно Адлеру, социальный интерес является полезным психологическим критерием психического здоровья.

Стиль жизни. Уникальная конфигурация личностных черт, мотивов, когнитивных стилей и способов совладания с реальностью, характерная для поведения индивидуума и обеспечивающая постоянство этого поведения.

Стремление к превосходству. Стремление к преодолению собственных недостатков и наиболее полному раскрытию своего потенциала. Адлер рассматривал его как мощную движущую силу, лежащую в основе поведения человека.

Творческое «Я». Концепция, использованная Адлером для выражения его убежденности в том, что у каждого человека есть возможность активно формировать свою личность.

Фикционный финализм. Термин, предложенный Адлером и обозначающий, что поведение человека направляется воображаемыми, или фиктивными целями, которые невозможно ни проверить, ни подтвердить практикой.

Чувство неполноценности. Ощущение собственной неполноценности, неуместности и неспособности, которое возникает в детстве и в дальнейшем служит основой для борьбы за превосходство.

КАРЛ ГУСТАВ ЮНГ: АНАЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ

БИОГРАФИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ

Карл Густав Юнг известен как выдающийся психолог и психиатр, почетный профессор Гарвардского и Оксфордского университетов, создавший огромное количество научных работ. Его наследие, опубликованное в 20-томном издании, переведено на многие языки мира.

Он родился в Швейцарии в 1875 году в семье пастора. В детстве отличался тихим, спокойным характером. Много времени в школьные годы посвящал мечтаниям, видениям, фантазиям. В юношеском возрасте отдавал предпочтение философской и религиозной литературе.

Изучал медицину в Базельском университете и получил медицинскую степень по специальности «психиатрия» в 1900 году. Работал в цюрихском госпитале для душевнобольных под руководством профессора Эжена Блейера.

Поиск ответов на вопросы, связанные с психическим состоянием своих пациентов заставил обратиться его к работам З. Фрейда. В 1906 году между ними началась регулярная переписка, в 1907 году состоялась первая встреча, после которой Фрейд воспринял Юнга как своего преемника, которому предстоит наследовать и развивать психоаналитическое направление. В 1910 году была основана Международная психоаналитическая ассоциация, и Юнг стал ее первым президентом, занимая этот пост до 1914 года. Несовпадение взглядов Фрейда и Юнга по многим вопросам привело к тому, что Юнг оставил сначала пост президента, а затем вышел из ассоциации. Юнг отвергал «пансексуализм» Фрейда и стал создавать собственную психоаналитическую теорию, разрабатывая свой метод психотерапии, получивший затем название – аналитической психологии.

В течение нескольких лет после разрыва с Фрейдом переживал тяжелый духовный кризис, погружаясь в мир собственных фантазий и сновидений. Лишь к концу второй мировой войны он смог прервать путешествие по лабиринтам внутреннего мира, чтобы создать новый подход к изучению личности человека.

Юнг уделял большое внимание изучению бессознательного и его динамике, но его представления радикально отличались от фрейдовских. Психика, по Юнгу – это комплементарное взаимодействие сознательного и бессознательного компонентов при непрерывном обмене энергии между ними. Для него бессознательное не было «психобиологической свалкой» отторгнутых инстинктивных тенденций, вытесненных воспоминаний и подсознательно ассимилированных запретов. Он считал его творческим, разумным принципом, связывающим индивида со всем человечеством, природой и Космосом. Опираясь на анализ сновидений, исследования мифов разных народов, трудов восточных, позднеантичных и средневековых философов, Юнг приходит к выводу о существовании и проявлении в психике человека коллективного бессознательного. Содержания коллективного бессознательного не приобретаются в прижизненном опыте человека, они существуют в душе уже при рождении в виде архетипов, которые унаследованы от предков.

СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ

Юнг разработал сложную и не общепринятую структуру личностиЛичность в понимании Юнга, или душа, состоит из нескольких взаимосвязанных систем: Эго, личное бессознательное и его комплексы; коллективное бессознательное и его архетипы, Персона, Анимус, Анима, Тень, Самость.

Эго – центр сферы сознания. Он включает в себя мысли, чувства, воспоминания, ощущения, объединяет все в единое целое. Эго служит основой для самосознания человека. Это комплекс, конструированный общей осведомленностью относительно своего существования теперь и данными памяти. У человека есть идея о его прошлом, определенные наборы памяти. Эти две составляющие и есть главные конституэнты Эго.

Этот комплекс обладает огромной энергией притяжения, как магнит. Он притягивает содержание из бессознательного, из темной Неве домой области. Эго притягивает впечатления извне, и когда они входят в связь с Эго, то осознаются. Эго – центр сознания, заботливо взращиваемый. Если Эго раскалывается, как это случается , при шизофрении, то исчезает возможность сознательного управления действиями, рушатся моральные критерии.

Личное бессознательное. Бессознательное у Фрейда сводится в основном к инфантильным тенденциям, которые вытесняются вследствие несовместимости друг и другом. Это психотравмирующие для личности события, которые кажутся забытыми , подавленными. В него входят те чувственные впечатления, которые вследствие недостаточной силы не могут быть осознаны. В отличие от Фрейда, бессознательное для Юнга – это комплексы, или скопление эмоционально заряженных мыслей, чувств и воспоминаний, вынесенных индивидуумом из его личного опыта или из опыта его рода, т.е. наследственного опыта. Эти комплексы имеют очень сильное влияние на поведение человека. Однажды сформировавшись, комплекс может влиять на всю жизнь человека. Например, человек с комплексом власти будет строить свою жизнедеятельность таким образом, чтобы добиваться власти.

У бессознательного, по Юнгу, есть еще одна сторона: в его объем входит не только вытесненное содержание, но и весь тот психический материал, который не достигает пороговой отметки сознания.

Важнейшим достижением для психотерапии является то, что материал личного бессознательного доступен для осознания, и человек, осознавая деструктивную часть комплекса, может отказаться от него.

Коллективное бессознательное – это более глубокий слой в структуре личности, в котором скрыта вся память человечества. «В коллективном бессознательном содержится все духовное наследие человеческой эволюции, которое возродилось в структуре мозга каждого индивида», писал – К.Г.Юнг. Существует расовое коллективное бессознательное, являющееся проявлением созидательной космической силы. Мифы и религия – уникальные источники информации о коллективных аспектах бессознательного. Если Фрейд считал, что мифы можно интерпретировать с точки зрения характерных конфликтов детского возраста, то Юнг видел в мифах, сформировавшихся в незапамятные времена, образ мира. В этом образе постепенно с течением времени выкристаллизовывались определенные черты, так называемые архетипы или доминанты. Это господствующие силы, боги, образы доминирующих законов человеческого бытия.

Архетипы – это врожденные идеи или воспоминания, предрасполагают воспринимать события и людей, участвующих в них, определенным образом. Под влиянием этих идей люди предъявляют в своем поведении универсальные модели восприятия, мышления и действия в ответ на какое-либо событие.

Анимус и анима – воплощение женского начала в мужском бессознательном и мужского начала в женском бессознательном. Это психологическая бисексуальность есть отражение того биологического факта, что преобладающее количество мужских или женских генов является решающим фактором в определении пола. Меньшая часть генов не несет в себе сексуального качества. Она образует в человеке соответствующие проявления психики, в обычных условиях остающихся бессознательными. Юнг писал, что каждый мужчина носит в себе вечный образ женщины. Этот определенный женский образ бессознателен. Это наследственный фактор, запечатленный в живущей органической системе человека, отпечаток или архетип всего наследственного опыта, хранилище всех отпечатков когда-либо запечатленных женщин. Так как этот образ бессознателен, то он проектируется на предмет любви и является одной из главных причин для страстного увлечения или отвращения. Символы Анимы - Дева Мария, мать, женщина.

В своей исходной бессознательной форме Анимус является соединением спонтанных непреднамеренных взглядов, которые оказывают мощное влияние на эмоциональную жизнь женщины. Символы Анимуса – Иисус Христос, Бог, мужчина, отец.

Естественная функция Анимуса и Анимы - пребывать между индивидуальным сознанием и коллективным бессознательным. Они функционируют, как мост или дверь, ведущие в коллективное бессознательное, в то время, как Персона является дверью в мир.

Персона. В переводе с латыни означает «маска» - это наше публичное лицо, то есть то, какими мы предстаем перед другими людьми. Персона обозначает то огромное количество социальных ролей, которые мы проигрываем в течение жизни. Персона как архетип необходим для того, чтобы устанавливать отношения с другими людьми в процессе жизнедеятельности. Она помогает человеку скрыть истинные чувства, намерения, производить хорошее впечатление. При чрезмерной активизации Персоны, человек оказывается поверхностным, неглубоким.

Тень. Вытесненная, подавленная животная сторона личности. Тень содержит наши темные фантазии, агрессивные и сексуальные импульсы, социально не приемлемые. Положительная функция тени в том, что при направлении энергии в конструктивном русле, обуздании разрушительной энергии, можно добиться успехов в творчестве, и жить в гармонии с собой и другими людьми.

Самость. Один из важнейших архетипов в концепции Юнга. Это самая сердцевина личности, вокруг которой объединены все остальные элементы. Когда достигнута интеграция всех аспектов души, человек испытывает внутреннюю гармонию, единство. Развитие самости - главное предназначение человека, основная цель человеческой жизни. Символ завершенности поисков и обретение самости является фигуры мандалы, круга, нимба святого. Достижение гармонии внутреннего мира обычно происходит в зрелом возрасте, когда наступает интеграция и гармония всех сознательных и бессознательных аспектов души.

ТИПОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ

Юнг внес большой вклад в исследование психологических типов личности. Его книга «Психологические типы» - плод его двадцатилетней работы. Юнг выделил восемь типологических групп. В основе классификации – две личностные установки: экстраверсия - интроверсия и вторая ось - четыре психических функции: мышление, ощущение, чувство, интуиция, каждая из которых может действовать экстравертным либо интровертным образом.

Экстраверсия-интроверсия.

Согласно теории Юнга, две установки экстраверсия и интроверсия существуют в человеке одновременно, но одна из них становится доминантной, а другая вспомогательной. Термином «экстраверсия » Юнг обозначает определенную, признаваемую Фрейдом, тенденцию либидо, которая характеризуется открытостью, или даже уязвимостью субъекта по отношению к объекту. Это склонность в своих мыслях, чувствованиях и действиях подчиняться требованиям объекта, ориентироваться на него. Это склонность иметь друзей и знакомых, не очень тщательно выбирая их, и в конечном итоге сильной привязанностью к выделенной для себя фигуре, и, следовательно, мощной тенденцией демонстрировать себя самого. Психическая жизнь экстраверта разыгрывается снаружи, как реакция на окружающую среду.

Экстравертная установка в чистом виде проявляется у детей. Экстраверт характеризуется большой социальной активностью, выступая навстречу ситуации, в которой он находится. Он открыт внешнему миру, доверчив, без внутреннего напряжения обращается к незнакомым людям. Он активен в любой ситуации, не боится попасть впросак, у него нет проблем в общении.

В противоположность этому, интроверсия – это тенденция, которая характеризуется концентрацией интересов в самом субъекте: склонность мыслить чувствовать и действовать главным образом исходя из собственных интересов, намерений, целей, соображений. Интроверт всегда делает шаг назад перед ситуацией, тщательно продумывает прежде, чем что-то сделать, так как испытывает чувство стеснения, неуверенности. У него есть чувство недоверия, настороженности. Прежде, чем задать вопрос, он подумает, как его задать, какую он может вызвать реакцию окружающих. Он не будет стягивать на себя внимание, как это делает экстраверт, который находится в более выгодном положении, чем интроверт. Интроверты учатся быть экстравертами, так как большая часть профессий требует умения устанавливать психологические контакты с другими людьми, адаптироваться в социальной среде. В связи с этим интровертам приходится постоянно находиться в напряжении, и компенсация индивидуальных свойств идет за счет энергетических потерь. Затрачивая постоянно энергию на ситуации, которые для них являются сложными, они находятся в хроническом стрессе, поэтому количество психосоматических заболеваний у интровертов больше.

Психологические функции.

Юнг утверждал, что только с помощью концепции экстра-интроверсии невозможно объяснить все многообразие отношений людей к миру. Поэтому он расширил свою типологию, включив в нее психологические функции: мышление, ощущение, чувство и интуицию. Функции обеспечивают сознание возможностью получать ориентиры из области эктопсихики и эндопсихических факторов.

Эктопсихика – это система связей между содержанием сознания и фактами (данными), идущими из внешней среды. Это система ориентации, которая имеет дело с внешними фактами, получаемыми посредством органов чувств. К эктопсихической сфере относятся ощущения, мышление, чувства, интуиция.

Эндопсихика – это система связей между содержанием сознания и процессами, идущими в бессознательном: память, субъективные компоненты, аффекты, вторжения.

Юнг выделил две рациональные функции (мышление и чувство) и две иррациональные (ощущение и интуиция).

Ощущения – это иррациональная психическая функция, постигающая реальность с помощью органов чувств. Под ощущениями понимается то, что составляет результат осведомленности человека о внешних фактах, получаемых через функции сознания. Ощущения говорят человеку, что «нечто» есть, они не говорят ему, что это, но свидетельствуют, что это нечто присутствует.

Мышление – это рациональная психическая функция. Это умственный процесс интерпретации того, что воспринято. Оно говорит, ч т о есть присутствующая вещь, дает имя вещи.

Чувство – это психическая функция, которая информирует нас о ценности вещей. Оно говорит субъекту, ч т о тот или иной предмет стоит для него, какую ценность он представляет. Человеку трудно подумать о чем-то без чувственной реакции. Чувство, как и мышление – рациональная функция. Вместе с тем, это означает, что человек, у которого ведущая функция – мышление, - вытесненная функция –чувство.

Интуиция – иррациональная психическая функция, информирующая нас о возможностях, которые несет в себе настоящее. Интуиция достигается за счет бессознательного, т.е. вспышек озарения, инсайта неизвестного происхождения.

Экстравертированный мыслительный (логический) тип . Открытый, направленный вовне, как все экстравертированные типы. Особенность характера состоит в том, что он любит создавать формулы, правила, мыслительные конструкты, ориентируясь на объективную реальность, текущую действительность. Большое значение придает реальным фактам, которые привязаны к практике. Придуманные им схемы обычно не меняются, и ригидность является неприятной особенностью характера. У него сложно складываются отношения с другими людьми, ригидность и приверженность жестким схемам делают его очень конфликтным и труднопереносимым в личных отношениях. Поскольку вытесненная функция у него – эмоциональная (чувственная), для него свойственна неконтролируемость эмоций, вспышки гнева разрушительного характера. Плохо разбираясь в людях, он часто оказывается в ситуации, когда его подводят, и у него развивается подозрительность. Его отличает консервативность, ориентация на прошлое, а не на настоящее.

Экстравертированный чувствующий тип - обычно это добродушные люди, легко приобретают друзей. Оценивая ситуацию, они с легкостью жертвуют собой ради других, Чувство является ведущей функцией. Под чувствами Юнг понимает не саму эмоцию, а чувственную оценку. «Я чувствую, что это хорошо» или наоборот – плохо. Чувственные оценки отличаются общепринятостью. Он оценивает хорошо то, что одобряется большинством. В отличие от логического типа, ведет отбор людей на подсознательном уровне, является душой общества. Отрицательные качества в том, что он поверхностен, не способен к глубоким эмоциональным контактам. Такие люди чаще занимаются общественной работой, на дом у них не хватает времени. Женщины этого типа трудно входят в глубокие проблемы своих детей, могут дать советы общего характера. Если возникает что-то серьезное, здесь идет отбрасывание, непонимание, она может оперировать категорией долга. Вследствие того, что вытесненная фунция - логическая, этот тип легко подвергается индокринации, увлекаясь новомодными течениями. При этом часто возникает ощущение собственной недостаточности.

Экстравертированный сенсорный тип – ориентирован обычно на восприятие и ощущение того, что его окружает. Он воспринимает все таким, как есть, и в этом восприятии не участвует воображение. Сенсорный экстравертированный тип фокусируется на текущем моменте,и не любит вспоминать, что было в прошлом и думать о будущем. Он ориентирован на получение удовольствия - гедонистические мотивации: хорошая еда, красиво накрытый стол, изысканные вина, стремление красиво одеваться, производить впечатление. Для него характерно отсутствие интроспекции. Вытесненная функция – интуиция, и связи с этим вытесненная интуиция, прорываясь в сферу сознания, дает ложную интуицию. Могут появляться ошибочные интуитивные ощущения, что все потеряно, близится катастрофа. Это на какое – то время вызывает беспокойство, но затем внимание снова концентрируется на привычных ощущениях, доставляющих удовольствие.

Экставертированный интуитивный тип. Для этого типа свойственно схватывать какие-то явления, минуя осмысление. В отличие от сенсорного типа, интуитивный тип направлен за горизонт, в будущее. В привычной обстановке эти люди чувствуют себя плохо. Когда все стабилизируется и медленно меняется, этот тип ищет возможности все изменить. Он способен собирать вокруг себя людей, убеждать и увлекать их, оказывать социально активизирующее действие. Но при этом, зажигая и организуя других людей, он сам обычно не доводит начатое дело до конца, и бросает, как только дело налаживается. Тип сеятеля, но не пожинателя. Как правило, семейная ситуация ему быстро надоедает. Экстравертированные интуитивные люди встречаются очень редко, их обычно надолго запоминают. Подавленная функция - сенсорная. Поэтому могут возникать соматические галлюцинации: шевеление внутри тела, ощущение постороннего предмета в голове. Он выглядит отрешенным от реальности, но его идеи всегда звучат захватывающе и интригующе.

Интроверсия и четыре функции. связывается с объектами и данными внешнего мира, является ориентация на внутренние личностные факторы.

Мышление в интровертной установке обусловлено субъективным фактором. Фокусируется ли мыслительный процесс на конкретных или абстрактных объектах, его мотивация исходит изнутри. Интровертные мыслители, по определению не являются практически мыслящими, они склонны быть теоретиками (Кант, Шопенгауэр, Ницше, Дарвин). Обычно это создатели новых теорий, концепций, оторванные от реальности, являющиеся мало активными в социальном отношении. Как правило, их личная жизнь складывается неудачно, поскольку самым слабым местом у этого типа является подчиненная функция, т.е. экстравертное чувство. Их чувства часто бывают причудливыми и капризными. Иногда эти люди сами не знают, что они чувствуют, но иногда чувства оказываются неконтролируемыми и направленным на случайный объект. Они внушаемы , суггестивны по-детски доверчивы, наивны в личных вопросах, и часто бывают обманутыми. Но во всем, что касается их идей, они несгибаемы, неконформны, бескомромиссны.

Интровертированный чувствующий тип. Преобладание этого типа имеется главным образом среди женщин, для характеристики которых может быть применена пословица «Тихая вода глубока». Они молчаливы, эмоционально непонятны, не стремятся блистать и привлекать к себе внимания. Они всегда руководствуются своими субъективными чувствами, и их истинные мотивы оказываются скрытыми от окружающих. Внешне они выглядят индифферентыми, бесстрастными. По отношению к другому объекту проявляется холодное до пренебрежения отношение, и окружающие отказывают им во всякой эмоции. Но в реальности эмоции этого типа развиваются не экстенсивно, а вглубь.

Интровертированный ощущающий тип. Это тип людей, которые руководствуются не разумным рассуждением, он ориентируется на интенсивность субъективных ощущений, вызванных объективными раздражителями. Этот тип напоминает высокочувствительную фотографическую пленку Эмма Юнг описывает этот тип так: «Когда кто-то входит в комнату, такой тип замечает манеру, с которой он вошел, волосы, выражение лица, одежду, каждая деталь усваивается. Впечатление происходит от объекта к субъекту, все глубже и глубже. Внешне интровертный ощущающий тип бесстрастным, как кусок дерева». Свои субъективные ощущения от мира наиболее полно смогли выразить художники модернисты: кубисты, экспрессионисты и др.

Интровертированный интуитивный тип. Интровертная интуиция направлена на содержание бессознательного. Интровертный интуитив видит происходящее за гранью происходящего в реальности, устремляет туда свой взор, очаровывается теми внутренними образами, которые приносятся в его жизнь. У этого типа удивительная сверхъестественная способность предчувствовать будущее, предвидеть ситуации и возможности. Но поскольку интуиция направлена вовнутрь, такие способности обнаруживаются среди пророков, ясновидящих, шаманов, передающих веление бога своему племени. В обыденной жизни этот тип встречается как мистический мечтатель.

Он постоянно пребывает в недоразумении, имея недостаточно хорошее мнение о самом себе. Этот тип склонен пренебрегать обычными физическими нуждами и часто бывает, что реальность для него совершенно не существует – эти люди просто затеряны в бесплодных фантазиях. Характерно, что интровертные интуитивы имеют смутное представление о подробностях реального мира. Они легко теряются в незнакомых городах, кладут свои вещи не на место, имеют привычку до конца доводить дело кое-как. Их поведение раздражает другие типы. Сами они остаются равнодушными, считая, что детали-не самое главное.

СЛОВАРИК ПО ТЕМЕ

Анима ( лат. душа) –бессознательная женская сторона личности мужчины. Персонифицируется в сновидениях образами женщин. Идентификация с Анимой делает мужчину сверхчувствительным, утратившим мужественность.

Анимус (лат. дух) – бессознательная мужская сторона личности женщин. Идентификация с Анимусом делает женщину жесткой и самоуверенной.

Архетипы - коллективные универсальные паттерны (модели), возникающие из коллективного бессознательного и являющиеся основным содержанием религий, мифов, легенд, сказок. У индивида архетипы появляются в сновидениях и грезах.

Ассоциация – спонтанный поток взаимосвязанных мыслей и образов, вращающийся вокруг одной специфической идеи.

Интуиция - одна из четырех психических функций. Это иррациональная функция, информирующая нас о том, что несет в себе настоящее и будущее. Интуиция достигается за счет бессознательного, вспышки озарения, инсайта.

Коллективное бессознательное – самый глубокий уровень личности, содержащий воспоминания и образы, передаваемые по наследству от наших человеческих и человекообразных предков.

Комплекс - психические фрагменты, выделившиеся в отдельные констелляции образов и идей в результате психических травм или конфликтов. Комплексы влияют на поведение человека и сопровождаются аффектом, вне зависимости от того, сознает ли их присутствие в себе человек или нет.

Констелляция – сильная эмоциональная реакция на какую-либо ситуацию, в которой активирован комплекс.

Личное бессознательное – элемент структуры личности в теории Юнга. Личное бессознательное состоит из подавленных воспоминаний и забытых переживаний или материала, который не стал достаточно ярким, чтобы быть пережитым в сознании

Мышление – одна из четырех психических функций, используемых для психологической ориентации. Умственный процесс для интерпретации того, что воспринято.

Паттерн – функциональная единица, состоящая из различных частей, но действующая как единое целое.

Персона – ( лат. маска) – социальная роль человека, проистекающая из общественных ожиданий и обучения в раннем возрасте. Развитое Эго взаимодействует с внешним миром с помощью гибко меняющейся Персоны. Идентификация с отдельной Персоной (учитель, врач, актер) мешает психологическому развитию.

Самость – архетип целостности, регулирующий центр личности. Юнг пишет о самости, что она включает не только сознательное, но и бессознательное психическое бытие. Самость-центр суммативной личности, подобно тому, как эго – центр сознания. Самость является целью нашей жизни, завершенное выражение того, что мы называем индивидуальностью. Самость переживается как трансличностная сила, превосходящая Эго, например Бог.

Тень – обозначает бессознательную противоположность того, что индивид настойчиво утверждает в своем сознании; сумма всех личностных психических элементов, не допущенная к жизненному проявлению. Тень всегда выступает компенсаторно по отношению к сознанию.

Чувство – одно из черырех психических функций. Это рациональная функция, оценивающая значимость взаимоотношений и ситуаций. Следует отличать чувство от эмоции, соответствующей активированному комплексу.

Эго – центральный комплекс в области сознания. Сильное Эго может объективно связываться с активированными содержаниями бессознательного (то есть с другими комплексами), а не просто идентифицироваться с ними.

Экстраверт – интроверт – типы личностной ориентации. Экстраверту присуще обращение интересов вовне, в окружающий его социальный и природный мир, к другим людям, в то время, как интроверт в большей мере поглощен внутренними заботами, мыслями, чувствами собственного «Я»

Литература

Дарел Шарп. Типы личности: Юнговская типологическая модель. Пер. с англ.- Воронеж: НПО «Модэк», 1994 – 128с.

Психологический словарь. Под ред. В. П.Зинченко, Б. Г. Мещерякова.-2 е изд., перераб., доп.-М.: Педагогика - Пресс, 1996.-440с.

Холл Кэлвин С., Линдсей Гарднер. Теории личности. Пер. с англ. И.Б. Гриншпун.- М.:ЗАО Изд-во ЭКСМО – Пресс, 1999.-592с., С 79-115.

Хьелл Л., Зинглер Д. Теории личности. ( Основные положения, исследование и применение)- СПб.: Питер Пресс, 1997.- 608 с., С.197-213

Человек и его символы. Под ред. К.Г. Юнга. Пер. с англ. – СПб.: Б.С.К.,1996.- 454с., С.451-453

Юнг К.Г. Тэвистокские лекции. Аналитическая психология: теория и практика-Киев: СИНТО, 1995.-VII, 236с., С. 8-15, 209-226.

Юнг К.Г. Собрание сочинений. Психология бессознательного /Пер. с нем.-М.: Канон, 1994.- 320с., С 253-281.

ГЛАВА 2.

ЭГО-ПСИХОЛОГИЯ И СВЯЗАННЫЕ С НЕЙ НАПРАВЛЕНИЯ В ТЕОРИИ ЛИЧНОСТИ

ЭРИК ЭРИКСОН: ТЕОРИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ

Развитая Эриком Гомбургером Эриксоном психоаналитическая теория идентичности –другая ветвь дерева психоаналитического познания. Эриксон заявил о ней в 1956 году на английском языке, а в 1961 на немецком языке вышла книга «Детство и общество».

В отличие от классического психоанализа, он включил в теорию развития личности и окружающий человека мир. Он ввел понятие кризиса и развил теорию, из которой следует, что когда, критические точки развития индивидуальной жизни соответствуют развитию общества, то эти моменты могут стать для истории знаменательными. Понятие идентичности, введенное Эриксоном, до сих пор оказывает влияние на современный психоанализ.

БИОГРАФИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ

Эрик Гомбургер Эриксон родился в 1902 году в Германии, недалеко от Франкфурта. После окончания школы Эриксон не получил формального высшего образования. Он учился в «гуманистической гимназии», после окончания гимназии, Эриксон отправился в путешествие по Центральной Европе. Годом позже он поступил в художественную школу, не окончив ее отправился в Мюнхен для обучения в Академии художеств. После двух лет обучения Эриксон опять путешествует.

В 1927 году Эриксон был приглашен в Вену преподавателем в маленькую экспериментальную школу, которой руководил Питер Блос – его школьный товарищ. Школа была основана Анной Фрейд для детей, чьи родители обучались психоанализу. Под руководством Анны Фрейд с 1927 по 1933 год Эриксон изучает психоанализ. Это становится его единственным формальным академическим образованием.

Во время обучения Эриксон женился на канадке Джоан Серсон, которая также посещала школу Анны Фрейд. В 1933 году Эриксон, его жена и двое сыновей отправились в Копенгаген, где Эриксон попытался получить гражданство и помочь созданию в этой стране центра обучения психоанализу. Когда стало ясно, что идея неосуществима, семья эмигрировала в Соединенные Штаты, где уже было основано психоаналитическое общество. Следующие два года Эриксон практиковал в Бостоне, специализируясь на лечении детей.

В 1936 году Эриксона приняли на должность преподавателя в медицинскую школу Йельского университета. В 1938 году он предпринял экспедиционную поездку в резервацию Пайн-Ридж в Южной Дакоте с целью наблюдения за воспитанием детей у индейцев племени сиу. С этого момента начался интерес Эриксона к изучению влияния культуры на развитие ребенка как одного из доминирующих факторов в формировании личности. Эта тема будет интересовать его и в дальнейшем.

В 1939 году Эриксон отправился в Калифорнию, где подвел итоги своей аналитической работы с детьми и углубился в антропологию и историю. С 1942 года Эриксон – профессор психологии в Университете Беркли, штат Калифорния. С этого момента начался период глубоких клинических наблюдений; Эриксон становится главной фигурой в области психоанализа.

В 1950 году Эриксон опубликовал свою первую книгу «Детство и общество», благодаря которой получил мировое признание как представитель эго-психологии. В течение следующего десятилетия его труды и исследования вылились в теорию психосоциального развития.

Несмотря на уже немолодой возраст, Эриксон до своей смерти продолжал активно работать. Умер Эрик Эриксон в Харвиче, штат Массачусетс (США) в 1994 году в возрасте 92 лет.

Хотя Эриксон настаивал на том, что его идеи не более, чем дальнейшее развитие концепции Фрейда о психосексуальном развитии, он решительно отошел от классического психоанализа. Во-первых – это решительный сдвиг акцента от Ид в сторону Эго. С позиции Эриксона, именно Эго и его адаптивные способности составляют основу поведения и функционирования человека. Эго является автономной системой и взаимодействует с реальностью при помощи восприятия, мышления, внимания и памяти. Эго-психология описывает людей как более рациональных, принимающих осознанные решения, сознательно решающих жизненные проблемы.

Во-вторых, Эриксон подчёркивает значимость исторических условий формирования Эго у ребёнка, а не родительского влияния, как считал Фрейд. Здесь он основывается на результатах наблюдений за людьми, принадлежащими к различным культурам. Развитие Эго неизбежно и тесно связано с особенностями социальных предписаний и системой ценностей того общества, в котором живет человек.

В-третьих, теория Эриксона о развитии Эго охватывает все жизненное пространство индивидуума от младенчества до старости.

Стоит отметить, что существуют вопросы, по которым между Эриксоном и Фрейдом существует согласие. Например, оба сходятся в том, что стадии развития личности предопределены, и порядок их прохождения является неизменным. Эриксон принимает фрейдовскую структурную модель личности (Ид, Эго, Супер-эго). Если в какой-то момент нашей повседневной жизни, писал он, мы остановимся и спросим себя, о чем мы только что мечтали, то нас ожидает ряд неожиданных открытий: мы с удивлением замечаем, что наши мысли и чувства совершают постоянные колебания то в ту, то в другую сторону от состояния относительного равновесия. Уклоняясь в одну сторону от этого состояния, наши мысли порождают ряд фантастических идей относительно того, что нам хотелось бы сделать; уклоняясь в другую сторону, мы внезапно оказываемся под властью мыслей о долге и обязанностях, мы думаем уже о том, что мы должны сделать, а не о том, что нам хотелось бы; третье положение, как бы «мертвую точку» между этими крайностями, вспомнить труднее. Здесь, где мы менее всего осознаем себя, по мнению Эриксона, мы более всего и являемся собою. Таким образом, когда мы хотим – это «Оно», когда мы должны – это «Сверх-Я», а «мертвая точка» – это «Я».

ЭПИГЕНЕТИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП

Центральным положением в теории развития Эго является положение о том, что человек в течение всей жизни проходит через несколько универсальных для всего человечества стадий. Процесс развертывания этих стадий регулируется в соответствии с эпигенетическим принципом . Принцип гласит, что личность развивается ступенчато, двигаясь в направлении дальнейшего роста, осознанного расширения сознаваемого социального кругозора и радиуса социального взаимодействия, причем процесс этот инициируется отчасти и самим обществом. Общество устроено так, что развитие социальных возможностей человека принимается одобрительно, общество способствует сохранению этой тенденции, поддержанию её темпа и последовательности развития.

Эриксон разделил жизнь человека на восемь стадий психосексуального развития Эго – на «восемь возрастов человека»). Эпигенетическая концепция базируется на представлении о том, что:

1. Каждая стадия жизненного цикла наступает в определенное для нее время («критический период»);

2. Полноценная личность формируется только путем последовательного прохождения всех стадий;

3. Каждая стадия сопровождается кризисом – поворотным моментом в жизни индивидуума, когда возникает конфликт между достигнутым уровнем психического развития и новыми требованиями, которые предъявляет общество. Иначе, каждая стадия содержит в себе специфичную эволюционную задачу – проблему, которая предъявляется индивидууму обществом. Разрешение этой задачи является предпосылкой дальнейшего развития личности, т.е. перехода на следующую стадию. Решение задачи, согласно Эриксону, зависит от уже достигнутого уровня психомоторного развития индивида и от общей духовной атмосферы общества, в котором этот индивид живет. Решение каждой из этих задач, по Э. Эриксону, сводится к установлению определенного динамического соотношения между двумя крайними полюсами. Развитие личности – результат борьбы этих крайних возможностей, которая не затухает при переходе на следующую стадию развития. Эта борьба на новой стадии развития подавляется решением новой, более актуальной задачи, но незавершенность дает о себе знать в периоды жизненных неудач.

Задача младенческого возраста – формирование базового доверия к миру, преодоление чувства разобщенности и отчуждения. Задача раннего возраста – борьба против чувства стыда и сильного сомнения в своих действиях за собственную независимость и самостоятельность. Задача игрового возраста – развитие активной инициативы и в то же время переживание чувства вины и моральной ответственности за свои желания. В период обучения в школе встает новая задача – формирование трудолюбия и умения обращаться с орудиями труда, чему противостоит осознание собственной неумелости и бесполезности. В подростковом и раннем юношеском возрасте появляется задача первого цельного осознания себя и своего места в мире; отрицательный полюс в решении этой задачи – неуверенность в понимании собственного «Я» («диффузия идентичности»). Задача конца юности и начала зрелости – поиск спутника жизни и установление близких дружеских связей, преодолевающих чувство одиночества. Задача зрелого периода – борьба творческих сил человека против косности и застоя. Период старости характеризуется становлением окончательного, цельного представления о себе, своем жизненном пути в противовес возможному разочарованию в жизни и нарастающему отчаянию.

Характерные модели поведения людей обусловлены тем, каким образом разрешается каждая из этих задач, т.е. как преодолевается (или не преодолевается) кризис. Каждый кризис содержит в себе и позитивный, и негативный компоненты. Если конфликт разрешается удовлетворительно, то Эго обогащается новыми положительными качествами (например, базальное доверие, автономия, инициативность), и это гарантирует здоровое развитие личности. Напротив, если конфликт остается неразрешенным, или разрешается не должным образом, Эго наносится вред, в него встраивается негативный компонент (базальное недоверие, стыд и сомнение), что мешает полноценному развитию.

По мнению Э. Эриксона, каждой стадии развития отвечают свои, присущие данному обществу ожидания, которые индивид может оправдать или не оправдать, и тогда он либо включается в общество, либо отвергается им. Эти соображения Э. Эриксона легли в основу двух наиболее важных понятий его концепции – «групповой идентичности» и «эгоидентичности».

Групповая идентичность формируется благодаря тому, что с первого дня жизни воспитание ребенка ориентировано на включение его в данную социальную группу, на выработку присущего данной группе мироощущения. Эгоидентичность формируется параллельно с групповой идентичностью и создает у субъекта чувство устойчивости и непрерывности своего «Я», несмотря на те изменения, которые происходят с человеком в процессе его роста и развития.

Формирование эгоидентичности или, иначе говоря, целостности личности продолжается на протяжении всей жизни человека и проходит ряд стадий, причем, стадии 3. Фрейда не отвергаются Э. Эриксоном, а усложняются и как бы заново осмысливаются с позиции нового исторического времени.

СТАДИИ ПСИХОСОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

Стадия

Психосоциальный кризис

Приобретаемые качества

Возраст
1. Младенчество (орально-сенсорная) Базальное (базисное) доверие или базальное недоверие Надежда 0 – 1 год
2. Раннее детство (мышечно-анальная) Автономия или стыд и сомнение Сила воли 1 – 3 гола
3. Возраст игры (локомоторно-генитальная) Инициативность или чувство вины Цель 3 – 6 лет
4. Школьный возраст (латентная) Трудолюбие или неполноценность Компетентность 6 – 12 лет
5. Юность (подростковый возраст) Эго-идентичность или ролевое смешение Верность 12 – 19 лет
6. Ранняя зрелость Интимность или изоляция Любовь Период ухаживания и ранние годы семейной жизни
7. Средняя зрелость Творчество, продуктивность или застой Забота Зрелый
8. Поздняя зрелость Эго-интеграция или отчаяние, разочарование в жизни Мудрость Пенсионный
I стадия. Младенчество (Орально-сенсорная)

Первая психосоциальная стадия соответствует оральной стадии по Фрейду и охватывает первый год жизни. По Эриксону, в этот период основным является формирование общего чувства доверия (другие ученые называют это качество «уверенности»). Младенец, имеющий базальное чувство «внутренней определенности», воспринимает социальный мир как безопасное, стабильное место, а людей как заботливых и надежных. Степень развития у ребенка чувства доверия к другим людям и миру зависит, по Эриксону, от качества получаемой им материнской заботы. В первые дни жизни ребенок «живет и любит через рот», а мать «живет и любит через свою грудь». В акте кормления ребенок получает первый опыт взаимности: его способность «получать через рот» встречает ответ со стороны матери. Вскоре способность «получать» и «доверять» отрывается от зоны своего происхождения (материнской груди) и распространяется на другие сенсорные ощущения (тактильные, зрительные, слуховые и др.). Эриксон также подчеркивает: младенцы должны доверять не только внешнему миру, но также и миру внутреннему, они должны научиться доверять себе и в особенности должны приобрести способность к тому, чтобы их органы эффективно справлялись с биологическими побуждениями.

Нормальное развитие происходит, когда потребности младенца быстро удовлетворяются, он долго не испытывает недомогания, его баюкают и ласкают, с ним играют и разговаривают. Поведение матери уверенно и предсказуемо. Если он не получает должного ухода – вырабатывается недоверие, боязливость и подозрительность.

К концу первого года жизни происходит первый психосоциальный кризис «базисное доверие – базисное недоверие». Его показателями являются: общее напряжение из-за прорезывания зубов, возросшее осознание себя как отдельного индивида, ослабление диады «мать – ребенок» в результате возвращения матери к профессиональным занятиям и личным интересам. Этот кризис преодолевается легче, если к концу первого года жизни соотношение между базовым доверием ребенка к миру и базовым недоверием складывается в пользу первого. Признаки социального доверия у младенца проявляются в легком кормлении, глубоком сне, нормальной работе кишечника. К первым социальным достижениям, согласно Э. Эриксону, относится также готовность ребенка позволить матери исчезнуть из виду без чрезмерной тревожности или гнева, так как ее существование стало внутренней уверенностью, а ее новое появление предсказуемым. Именно это постоянство, непрерывность и тождественность жизненного опыта формирует у маленького ребенка зачаточное чувство собственной идентичности.

Динамика соотношения между доверием и недоверием к миру, или, говоря словами Э. Эриксона, «количество веры и надежды, вынесенной из первого жизненного опыта», определяется не особенностями кормления, а качеством ухода за ребенком, наличием материнской любви и нежности, проявляющейся в заботе о малыше. Важным условием при этом является уверенность матери в своих действиях. «Мать создает у своего ребенка чувство веры тем типом обращения с ним, который совмещает в себе чувствительную заботу о нуждах ребенка с твердым чувством полного личностного доверия к нему в рамках того жизненного стиля, который существует в ее культуре»,- подчеркивал Э. Эриксон.

Э. Эриксон обнаружил в разных культурах разные «схемы доверия» и традиции ухода за ребенком. В одних культурах мать проявляет нежность очень эмоционально, кормит младенца всегда, когда он плачет или капризничает, не пеленает его. В других же культурах, напротив, принято туго пеленать, дать ребенку покричать и поплакать, «чтобы его легкие были сильнее». Последний способ ухода, по мнению Э. Эриксона, характерен для русской культуры. Им объясняется, как считает Э. Эриксон, особая выразительность глаз русских людей. Туго запеленутый ребенок, как это было принято в крестьянских семьях, имеет основной способ связи с миром – через взгляд. В этих традициях Э. Эриксон обнаруживает глубокую связь с тем, каким общество хочет видеть своего члена. Так, в одном индейском племени, замечает Э. Эриксон, мать всякий раз, когда ребенок кусает ее грудь, больно бьет его по голове, доводя до яростного плача. Индейцы считают, что такие приемы способствуют воспитанию хорошего охотника.

Во многих культурах ребенка принято отнимать от груди в определенное время. В классическом психоанализе, как известно, это событие рассматривается как одна из самых глубоких детских травм, последствия которой остаются на всю жизнь. Э.Эриксон, однако, не столь драматично оценивает это событие. По его мнению, поддержание базового доверия возможно и при другой форме кормления. Если ребенка берут на руки, укачивают, улыбаются ему, разговаривают с ним, то у него формируются все социальные достижения этой стадии. При этом родители не должны руководить ребенком только лишь путем принуждения и запретов, они должны уметь передать ребенку «глубокое и почти органическое убеждение, что есть некое значение в том, что они сейчас с ним делают». Однако даже в самых благоприятных случаях неизбежны запреты и ограничения, вызывающие фрустрации. Они оставляют у ребенка чувство отверженности и создают основу для базового недоверия к миру.

Адекватное разрешение кризиса доверия имеет важные последствия для развития личности ребенка в дальнейшем. Укрепление доверия к себе и матери дает возможность ребенку переносить состояния фрустрации, которые неизбежно будут возникать на протяжении всей жизни. Эриксон отмечает, что здоровое развитие младенца не является результатом исключительно чувства доверия, но скорее обусловлено благоприятным соотношением доверия и недоверия. Понять, чему не следует доверять, так же важно, как и понять, чему доверять необходимо.

Кризис «доверие – недоверие» (как и любой другой последующий кризис) не всегда разрешается в течение первого или второго года жизни и может проявляться снова и снова на последующих стадиях развития.

Положительное психосоциальное качество, приобретаемое в результате успешного разрешения конфликта «доверие – недоверие», Эриксон обозначает термином «энергия» и «надежда». Надежда поддерживает убежденность человека в значимости и надежности общего культурного пространства.В результате удачного прохождения этой стадии вырастают люди, которые черпают жизненную веру не только в религии, но и в общественной деятельности, искусстве и научных занятиях. Люди, не прошедшие удачно эту стадию, даже если исповедуют веру, фактически, каждым вздохом выражают недоверие к людям.

II стадия. Раннее детство (Мышечно-анальная)

Вторая стадия развития личности состоит в формировании и отстаивании ребенком своей автономии, независимости и самоконтроля. Она начинается с того момента, как ребенок начинает ходить и продолжается в течение второго и третьего годов жизни. Этот период соответствует анальной стадии по Фрейду. На этой стадии зона получения удовольствия связана с анусом. Согласно Эриксону, ребенок, взаимодействуя с родителями в процессе обучения туалетному поведению, обнаруживает, что родительский контроль бывает разным: с одной стороны, он может проявляться как форма заботы, с другой – как деструктивная форма обуздания и мера пресечения. Ребенок научается различать предоставление свободы типа «пусть попробует» и попустительство как форму избавления родителей от «лишних» хлопот. Эта стадия становится решающей для формирования таких качеств как добровольность или упрямство.

Находясь на первой стадии развития, ребенок почти полностью зависит от заботящихся о нем людей. С наступлением второй стадии быстро начинают развиваться нервно-мышечная система, речь, социальные навыки. На первый план выходит развитие самостоятельности на основе моторных и психических способностей. Ребенок осваивает различные движения, начинает исследовать свое окружение и взаимодействовать с ним более независимо. В особенности дети гордятся своими локомоторными навыками и все хотят делать сами (например, умываться, одеваться, есть). Если родители предоставляют ребенку делать самому то, что он может, у него вырабатывается ощущение, что он владеет своими мышцами, своими побуждениями, самим собой и, в значительной мере, средой. Появляется самостоятельность.

Удовлетворительное разрешение кризиса на этой стадии, по Эриксону, зависит прежде всего от готовности родителей постепенно предоставлять детям свободу самим осуществлять контроль над своими действиями. В то же время, Эриксон подчеркивает, что родители должны ненавязчиво, но четко ограничивать ребенка в тех сферах жизни, которые представляются опасными как для самих детей, так и для окружающих. Внешний контроль на этой стадии должен твердо убеждать ребенка в его силах и возможностях, а также защищать от анархии.

Эриксон рассматривает чувство стыда у ребенка как нечто родственное гневу на самого себя, когда не разрешается или не одобряется быть самостоятельным. Если родители проявляют нетерпение и спешат сделать за ребенка то, на что он и сам способен, развивается стыдливость и нерешительность. Если родители постоянно бранят ребенка за мокрую постель, запачканные штанишки, пролитое молоко, разбитую чашку и т.п. – у ребенка закрепляется чувство стыда и неуверенность в своих способностях управлять собой и окружением. Также стыд появляется тогда, когда родители ожидают от ребенка того, чего он еще сделать не в состоянии.

Эриксон связывает возникновение чувства стыда с возникновением самосознания, ибо стыд предполагает, что субъект полностью выставлен на общее обозрение, и он понимает свое положение. Наказания и пристыживания ребенка за плохие поступки приводят к ощущению того, что «глаза мира смотрят на него». «Ребенок хотел бы принудить весь мир не смотреть на него», но это невозможно. Поэтому социальное неодобрение его поступков формирует у ребенка «внутренние глаза мира» - стыд за свои ошибки.

По словам Э. Эриксона, «сомнение есть брат стыда». Когда родители не обращают внимания на потребности своего ребенка, формируется чувство сомнения в способности контролировать окружающий мир и владеть собой. Такие дети думают, что другие их пристально рассматривают, относятся с подозрением и неодобрением, начинают чувствовать себя совершенно несчастными. В результате формируются такие черты, как неуверенность в себе, приниженность и слабоволие. Приобретенное же ребенком чувство автономии укрепляет у него чувство доверия к миру и окружающим людям.

Борьба чувства независимости (автономии) против стыда и сомнения приводит к установлению соотношения между способностью сотрудничать с другими людьми и настаивать на своем, между свободой самовыражения и ее ограничением. В конце стадии складывается подвижное равновесие между этими противоположностями. Из чувства самоконтроля при сохранении положительной самооценки происходит устойчивое чувство доброжелательности, готовности к действию и гордости своими достижениями. Из чувства утраты свободы распоряжаться собой и ощущения чужеродного внешнего контроля рождается устойчивая склонность к сомнению и стыду.

III стадия. Возраст игры (Локомоторно-генитальная)

Конфликт между инициативой и виной – последний психосоциальный конфликт в дошкольном возрасте, Эриксон назвал «возраст игры». Соответствует фаллической стадии по Фрейду, длится от четырех лет до поступления ребенка в школу. По мнению Эриксона, интерес ребенка к своим гениталиям, осознание своей половой принадлежности и стремление занять место отца (матери) в отношениях с родителями противоположного пола – лишь частныймомент развития ребенка в этот период.

Основной вид деятельности ребенка в этот период – игра. К началу этой стадии ребенок уже приобрел множество физических навыков; он начинает сам придумывать себе занятия, а не просто отвечать на действия и подражать им. Через игру ребенок жадно и активно познает окружающий мир, совместно со сверстниками осваивает систему отношений между людьми. У ребенка формируется желание включиться в реальную совместную со взрослыми деятельность, выйти из роли маленького. Кроме того, у детей появляется ответственность за себя и за то, что составляет их мир (игрушки, домашние животные и др.).

Это возраст, когда дети начинают чувствовать, что взрослые воспринимают их как людей и считаются с ними. От того, как реагируют взрослые на затеи ребенка, во многом зависит перевес качеств в характере. Дети, которым предоставлена инициатива в выборе деятельности (бегать, бороться, возиться, кататься на велосипеде), вырабатывают предприимчивость. Закрепляет ее готовность родителей отвечать на вопросы ребенка (интеллектуальная предприимчивость), развивать творчество и любознательность и не мешать фантазировать и затевать игры. Закладываются принципиально новые качества – совесть и моральная ответственность за свои мысли и действия.

Чувство вины у детей формируют родители, которые не позволяют им действовать самостоятельно; или же взрослые дают понять ребенку, что его деятельность вредна и нежелательна, вопросы назойливы, а игры бестолковы. Агрессивное поведение ребенка также неизбежно влечет за собой ограничение инициативы и появление чувства вины и тревожности.

Дети, охваченные чувством вины, постоянно ощущают покинутость и собственную никчемность. Они боятся постоять за себя, они обычно ведомые в группе сверстников и чрезмерно зависят от взрослых. Им не хватает целеустремленности и решимости.

Наконец, степень инициативности, приобретаемой ребенком на этой стадии развития, Эриксон увязывает с его потенциальной продуктивностью в будущем, его успешностью в труде и общественных отношениях.

IV стадия. Школьный возраст (Латентная)

Четвертая стадия развития длится от 6 до 12 лет («школьный возраст») и называется, по Эриксону, временем «психосексуального моратория». Фрейд называет эту стадию латентной, т.к. неистовые сексуальные влечения находятся в спячке. Но это лишь временное затишье перед бурей полового созревания.

В начале этого периода ребенок осваивает элементарные культурные навыки, обучаясь в школе. Школа в систематическом виде приобщает ребенка к знаниям о будущей трудовой деятельности, культуре, формирует трудолюбие. На этой стадии ребенок учится любить учиться. Этот период жизни ребенка характеризуется возрастающими способностями к логическому мышлению и самодисциплине, а также способностью взаимодействовать со сверстниками в соответствии с предписанными правилами. Любовь ребенка к родителю противоположного пола и соперничество с родителем своего пола обычно в этом возрасте сублимируются в стремление получать новые знания и навыки и быть успешным.

Когда детей поощряют мастерить, строить шалаши и авиамодели, варить, готовить и рукодельничать, когда им разрешают довести начатое дело до конца, хвалят за результаты, тогда у ребенка вырабатывается трудолюбие, чувство компетентности, умелость, способности к творчеству. Формирование этих качеств у ребенка сильно зависят от уровня школьной успеваемости.

Когда родители видят в трудовой деятельности ребенка одно «баловство» и «пачкотню», это способствуют выработке у него чувства неполноценности . Окружение ребенка на этой стадии уже не ограничивается домом. Ребенок ощущает на себе влияние не только семьи, но и школы. Отношение к нему в школе оказывает существенное влияние на уравновешенность психики. Опасность этой стадии – возможность появления чувства неадекватности и неполноценности. Если ребенок отчаивается в своих орудиях труда, рабочих навыках или занимаемом месте среди товарищей, то это может отбить охоту к идентификации с ними, ребенок считает себя обреченным на посредственность или неадекватность. Чувство неполноценности также может развиться в том случае, если ребенок обнаруживает, что его пол, раса, религия или социальное положение, а вовсе не личные качества и уровень знаний, определяют его значимость для других.

Эриксон подчеркивает, что на каждой стадии развивающийся ребенок должен приходить к жизненно важному для него чувству собственной состоятельности, и его не должна удовлетворять безответственная похвала или снисходительное одобрение. Его эгоидентичность достигает реальной силы только тогда, когда он понимает, что его достижения проявляются в тех сферах жизни, которые значимы для данной культуры.

V стадия. Юность (Подростковый возраст и ранняя юность)

Юность, на которую приходится пятая стадия развития по Эриксону, считается очень важным периодом в психосоциальном развитии человека; является продолжением латентной стадии по Фрейду. Она характеризуется самым глубоким жизненным кризисом – кризисом идентичности. За ним следует либо обретение «взрослой идентичности», либо задержка в развитии, то есть «диффузия идентичности».

Детство подходит к концу. Уже не ребенок, но еще и не взрослый (от 12 – 13 до примерно 19 – 20 лет), подросток сталкивается с различными социальными требованиями и новыми ролями. Три линии развития приводят к кризису: это бурный физический рост и половое созревание («физиологическая революция»); озабоченность тем, «как я выгляжу в глазах других», «что я собой представляю»; необходимость найти свое профессиональное призвание, отвечающее приобретенным умениям, индивидуальным способностям и требованиям общества.

Новый психосоциальный параметр, появляющийся в юности, на положительном полюсе предстает в виде эго-идентичности , на отрицательном полюсе – в виде ролевого смешения . Задача, с которой сталкивается юный человек, состоит в том, чтобы собрать воедино все имеющиеся к этому времени сведения о себе (сын, спортсмен, друг, брат, студент и т.д.) и интегрировать эти многочисленные образы (роли) в единое неконфликтное целое. Все роли он должен осмыслить, связать с прошлым и спроецировать в будущее. Если подросток справится, у него появится ощущение того, кто он есть , где находится и куда идет.

В определении идентичности, данном Эриксоном, можно выделить три элемента. Первое: молодые люди и девушки должны постоянно воспринимать себя «внутренне тождественными самим себе». Второе: значимые люди тоже должны видеть его «тождественность и целостность». Третье: молодые люди должны достичь «возросшей уверенности» в том, что внутренне и внешнее согласуется между собой. Тогда сформируется социальное доверие к миру, самостоятельность, инициативность, целостность личности.

Согласно Эриксону, основа для благополучной юности и достижения интегрированной идентичности закладывается в детстве. Однако, стоит помнить, что развитие идентичности происходит под сильным влиянием тех социальных групп, с которыми подросток идентифицирует себя, а также социальных, политических изменений, происходящих в обществе.

Влияние родителей на формирование личности ребенка на этой стадии – косвенное. Если подросток благодаря родителям уже выработал доверие, самостоятельность, предприимчивость, и умелость, то его шансы на идентификацию, т.е. на опознание собственной индивидуальности, значительно увеличиваются.

Обратное справедливо для подростка недоверчивого, неуверенного, исполненного чувства вины и сознания своей неполноценности. При трудностях самоидентификации проявляются симптомы путаницы ролей. Это часто бывает у малолетних преступников. Девочки, проявляющие в подростковом возрасте распущенность, очень часто обладают фрагментарным представлением о своей личности и свои беспорядочные связи не соотносят ни со своим интеллектуальным уровнем, ни с системой ценностей.

В этом возрасте ярко выражена обособленность круга общения и отвержение «чужаков». Создаются опознавательные знаки «своих» – одежда, макияж, жесты, сленг. Эта интолерантность (нетерпимость) – защита против «помрачения» сознания идентичности. Подростки стереотипизируют себя, свои идеалы, своих врагов. Часто подростки отождествляют свое «Я» с образом, противоположным тому, что ожидают родители. Но иногда лучше ассоциировать себя с «хиппи», чем вообще не обрести своего «Я».

Подростки испытывают способность друг друга хранить верность. В значительной степени юношеская любовь – это попытка добиться четкого определения собственной идентичности, проецируя расплывчатый образ своего эго на другого и наблюдая его уже отраженным и постепенно проясняющимся. Вот почему в юношеской любви так много разговоров.

Неспособность юных достичь личной идентичности приводит к тому, что Эриксон назвал кризисом идентичности. Кризис идентичности, или ролевое смешение, чаще всего характеризуется неспособностью выбрать карьеру или продолжить образование. Многие подростки, страдающие от этого конфликта, испытывают пронзительное чувство своей бесполезности, душевного разлада и бесцельности. Они ощущают свою неприспособленность, деперсонализацию, отчужденность, иногда кидаются в сторону «негативной» идентичности – противоположной той, которую настойчиво предлагают родители или сверстники. Однако неудачи в достижении личной идентичности не обязательно обрекают подростка на нескончаемые поражения в жизни. Эриксон подчеркивал, что жизнь – это постоянные изменения.

Интервал между юностью и взрослым состоянием, когда молодой человек стремится (путем проб и ошибок) найти свое место в обществе, Эриксон назвал «психическим мораторием». Острота этого кризиса зависит как от степени разрешенности более ранних кризисов (доверия, независимости, активности и др.), так и от всей духовной атмосферы общества. Непреодоленный кризис ведет к состоянию острой диффузии идентичности, составляет основу социальной патологии юношеского возраста.

Синдром патологии идентичности по Э. Эриксону: регрессия к инфантильному уровню и желание как можно дольше отсрочить обретение взрослого статуса; смутное, но устойчивое состояние тревоги; чувство изоляции и опустошенности; постоянное пребывание в состоянии чего-то такого, что сможет изменить жизнь; страх перед личным общением и неспособность эмоционально воздействовать на лиц другого пола; враждебность и презрение ко всем признанным общественным ролям, вплоть до мужских и женских («унисекс»); презрение ко всему национальному и иррациональное предпочтение всего иностранного (по принципу «хорошо там, где нас нет»). В крайних случаях имеет место поиск негативной идентичности, стремление «стать ничем» как единственный способ самоутверждения.

При успешном выходе из кризиса приобретается положительное качество – верность. Верность – это, по Эриксону, «способность быть верным своим обязанностям и обещаниям, несмотря на неизбежные противоречия в системе ценностей человека» и «способность юных принимать и придерживаться морали, этики и идеологии общества».

VI стадия. Ранняя зрелость (Ранняя взрослость)

Становление эго-идентичности позволяет молодому человеку перейти на шестую стадию психосоциального развития. Эта стадия обозначает формальное начало взрослой жизни; продолжается от поздней юности до начала среднего возраста. Здесь и далее Эриксон не называет четкого возраста. К началу этой стадии человек уже познал свое «Я» и включился в трудовую деятельность. В целом, это период ухаживания, раннего брака и начала семейной жизни.

Возникает желание тесного сотрудничества с другими, стремление к близким дружеским связям с членами своей социальной группы. Молодой человек не боится теперь утраты своего «Я» и обезличивания. Достижения предыдущей стадии позволяют ему, как пишет Эриксон, «с готовностью и желанием смешивать свою идентичность с другими»; приобретается чувство интимности (близости). Эриксон, так же как и Фрейд, утверждает, что только теперь человек по-настоящему готов к интимным отношениям с другим человеком как в социальном, так и в сексуальном плане. Молодой человек готов к доверительному сотрудничеству с другими.

Опасность этой стадии – это избегание контактов, требующих полной близости. Избегание опыта близости из-за страха утратить Эго приводит к чувству изоляции и последующему самопоглощению. Если ни в браке, ни в дружбе человек не достигает близости, ему сулит одиночество. Не с кем разделить свою жизнь и не о ком заботиться. Такое нарушение, по мнению Эриксона, может вести к острым «проблемам характера», к психопатологии. Если психический мораторий продолжается и на этой стадии, то вместо чувства близости возникает стремление сохранить дистанцию, не пускать на свою «территорию», в свой внутренний мир. Существует опасность, что эти стремления могут превратиться в личностные качества – в чувство изоляции и одиночества.

Преодолеть эти негативные стороны идентичности помогает любовь. Эриксон напоминает, что любовь не должна пониматься только как сексуальное влечение.

VII стадия. Средняя зрелость (Взрослость) (эту и последующую стадии Фрейд не рассматривает)

Седьмая стадия рассматривается как центральная на взрослом этапе жизненного пути человека; приходится на средние годы жизни (примерно до 64 лет). Ко времени наступления этой стадии человек уже прочно связал себя с определенным родом занятий, а его дети уже стали подростками. Развитие личности продолжается благодаря влиянию со стороны детей, которое подтверждает субъективное ощущение своей нужности другим.

Основная задача этой стадии – выбор между продуктивностью и инертностью. Продуктивность , как главная положительная характеристика личности на этой стадии, выступает как забота старшего поколения о тех, кто придет им на смену – о том, как помочь им упрочиться в жизни и выбрать верное направление. Хороший пример в данном случае – чувство самореализации у человека, связанное с достижениями детей. «Зрелый человек, - пишет Э. Эриксон, - нуждается в том, чтобы быть нужным, и зрелость нуждается в руководстве и поощрении со стороны своих отпрысков, о которых необходимо заботиться». При этом речь необязательно идет только о собственных детях. Для этого этапа развития характерна общечеловечность – способность интересоваться судьбами людей за пределами семейного круга, задумываться над жизнью грядущих поколений, формами будущего общества и устройством будущего мира. Кроме того, продуктивность выражается в эффективной трудовой деятельности и творчестве. Во все, что делает человек, он вкладывает частицу своего «Я», и это приводит к личностному обогащению.

Напротив, в том случае, если складывается неблагоприятная ситуация развития, появляется чрезмерная сосредоточенность на себе, самопоглощенность. Главной заботой становится удовлетворение своих потребностей, собственный комфорт. Такие люди часто рассматривают себя как свое собственное и единственное дитя, и не заботятся ни о ком и ни о чем. Это приводит к застою, инертности , к личностному опустошению. Если условия благоприятствуют, то наступает физическая и психологическая инвалидизация личности. Она подготовлена всеми предшествующими стадиями, если соотношения сил в их течении складывалось в пользу неуспешного выбора. Стремление заботиться о другом, творческий потенциал, желание творить вещи, в которые вложена частица неповторимой индивидуальности, помогает преодолеть возможное формирование самопоглощенности и личностного обеднения.

VIII стадия. Поздняя зрелость (Зрелость)

Последняя восьмая стадия завершает жизнь человека; этот период знаменует начало старости. Основная работа в жизни закончилась, настало время размышлений и забав с внуками. Ощущение цельности, осмысленностижизни возникает у того, кто, оглядываясь на прожитое, ощущает удовлетворение. Только в том, кто заботится о делах и людях, адаптировался к победам и поражениям, вызревает плод целостности (эго-интеграции) , он включает такие понятия, как честность, цельность, полнота.

Эриксон полагает, что только в старости приходит настоящая зрелость и чувство «мудрости прожитых лет». «Мудрость – это осознание безусловного значения самой жизни перед лицом самой смерти». Нет страха, есть удовлетворение.

Кому прожитая жизнь представляется цепью упущенных возможностей и досадных промахов, кто осознает, что начинать все сначала уже поздно и упущенного не вернуть, того охватывает отчаяние при мысли о том, как могла бы сложиться, но не сложилась его жизнь. Отчаяние выражает сознание того, что времени жить осталось мало, чтобы попытаться начать новую жизнь и попытаться достичь личностной целостности иным путем. Отсутствие личностной интеграции ведет к страху смерти. Это состояние можно передать словами поэта В. С. Высоцкого: «Вам вечным холодом и льдом сковало кровь от страха жить и от предчувствия кончины».

Сравнив эту стадию с самой первой, видим, как замыкается круг ценностей: целостность (integrity) взрослого и младенческое доверие, уверенность в честности (integrity) Эриксон обозначает одним и тем же словом. Он утверждает, что здоровые дети не будут бояться жизни, если окружающие их старики обладают достаточной целостностью, чтобы не бояться смерти.

Завершить изложение концепции Э. Эриксона можно словами его любимого философа Кьеркегора: «Жизнь может быть понята в обратном порядке, но прожить ее надо с начала».

СЛОВАРИК ПО ТЕМЕ

Автономия – внутреннее чувство зависимости только от себя самого, способность в определенной степени управлять событиями, влияющими на собственную жизнь.

Верность – психосоциальное качество, вытекающее из эго-идентичности, благодаря которому юноши и девушки имеют возможность мыслить и действовать согласно идеологии, несмотря на присущие ей противоречия и ограничения.

Взаимозависимость. Термин, использовавшийся Эриксоном для выражения представления, согласно которому потребности и способности разных поколений находятся во взаимной зависимости.

Вина – чувство собственной никчемности и неуверенности в себе у детей, чьи родители не склонны давать им возможность действовать самостоятельно.

Диффузия идентичности. Статус эго-идентичности, при котором молодой человек или девушка могут переживать или не переживать кризис идентичности, связанный с выбором карьеры или идеологических убеждений, но, тем не менее, он (она) не делает определенного выбора или еще очень далек от того, чтобы сделать выбор.

Достижение идентичности. Статус эго-идентичности, характеризующийся переживанием кризиса, связанного с выбором карьеры и идеологических убеждений, в результате чего человек делает твердый выбор того и другого.

Жизненный цикл – последовательность психосоциальных стадий, следующих друг за другом о рождения до смерти.

Забота – психосоциальное качество, дающее человеку возможность чувствовать, что кто-то или что-то имеет для него значение.

Изоляция – чувство социальной опустошенности и болезненности, возникающее в результате неспособности достичь интимности.

Инертность – состояние поглощенности самим собой, при котором индивидуум заботится только об удовлетворении своих потребностей.

Инициатива. Связана с возрастом игры и отражает активный интерес к работе других, исследование всего нового, а также внутреннее чувство собственной способности предпринимать активные действия.

Интимность. Сопровождает раннюю зрелость, включает в себя сексуальность, тесные отношения с другими и способность доверяться другому человеку.

Компетентность – психосоциальное качество, означающее силу и уверенность, исходящие от чувства собственной успешности и полезности, что дает человеку осознание своей способности эффективно взаимодействовать с окружением.

Кризис идентичности – период времени, в течение которого молодой человек или девушка напряженно решает такие вопросы, как «что я собой представляю?», «куда я иду?». Молодым людям, мучительно переживающим кризис идентичности, часто недостает ясного представления о собственной социальной роли, и они строят предположения о том, какая роль наиболее подходит им в данной ситуации.

Любовь – психосоциальное качество, вытекающее из чувства интимности, благодаря которому молодой человек или девушка вверяет себя другому человеку, хранит верность, даже если для этого может потребоваться самоотречение и компромисс.

Мораторий – статус эго-идентичности, при котором девушка или молодой человек переживает кризис идентичности, связанный с выбором профессии и идеологических убеждений, но их выбор и решения еще слишком неопределенные и общие.

Мудрость – психосоциальное качество, связанное с чувством целостности «Я» (эго-интеграция), благодаря которому человек признает относительность знаний, приобретенных на протяжении жизни.

Надежда – психосоциальное качество, сопряженное с чувством базисного доверия, служащее фундаментом для осознания смысла своего существования.

Недоверие – чувство страха, подозрительность и мрачные предчувствия у маленького ребенка по отношению к людям и миру в целом, сформировавшееся благодаря несамостоятельному или отвергающему стилю материнского воспитания.

Отчаяние – свойственное пожилым людям чувство, что их жизнь была последовательностью нереализованных способностей и упущенных возможностей.

Предрешенность – статус эго-идентичности, благодаря которому, юноша или девушка не переживают кризиса, связанного с выбором карьеры или идеологических убеждений, но, тем не менее, уверенно делают определенный выбор.

Продуктивность – связанная со средним возрастом черта, отражающая заботу о благополучии следующего поколения и благополучия общества, в котором это поколение будет жить и работать.

Психосоциальный кризис – критический период в жизни человека, обусловленный физиологическим созреванием и социальными требованиями; может завершиться как позитивно, так и негативно.

Психосоциальный мораторий – период позднего подросткового возраста, в течение которого индивидууму дается некоторая отсрочка в принятии ролей и ответственности взрослого.

Сила воли – психосоциальное качество, связанное с автономией, благодаря которому ребенок учится делать свободный выбор и ограничивать себя.

Стыд – чувство гнева у ребенка, направленное на себя, потому что его родители не позволяли ему развивать свою автономию.

Трудолюбие – качество личности, становление которого происходит в школьном возрасте и отражает стремление продвигаться вперед, приобретать новые навыки и самостоятельно выполнять задачи.

Цель – психосоциальное качество, вытекающее из чувства инициативы, благодаря которому у ребенка постепенно возрастает способность к целенаправленному поведению.

Эго-идентичность – совокупность представлений о себе, дающих возможность чувствовать свою уникальность и аутентичность.

Эго-интеграция – чувство завершенности на кульминационном отрезке жизненного цикла; проявляется в осознании того, что реализовано главное дело жизни, в том числе работа, достижения и дети.

Эго-психология – теоретический подход к личности, базирующийся на психоаналитической теории, однако развивающий новые направления и пути понимания поведения человека и новые линии научного поиска, берущие начало в теории Фрейда. В эго-психологии скорее эго (понимаемое как рациональность), чем ид, рассматривается в качестве фундамента человеческого поведения и функционирования.

Эпигенетический принцип – предположение о том, что человек в своем развитии проходит через неизменную последовательность стадий, универсальных для человечества. Каждая стадия сопровождается кризисом, обусловленным биологическим созреванием и социальными требованиями, предъявляемыми личности на данной стадии.

Литература:

1. Куттер Петер. Современный психоанализ. Перевод с немецкого С.С.Панкова под общей редакцией В.В. Зеленского.- СПб.: «Б.С.К», 1997-348с., С.44-46.

ФРОММ: ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ

БИОГРАФИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ

Эрих Фромм родился в 1900 году во Франкфурте, Германия. На формирование взглядов Фромма оказало огромное влияние изучение трудов Зигмунда Фрейда и Карла Маркса. Труды Фрейда помогли ему понять, что люди не осознают причин своего поведения. Читая Маркса, он усвоил, что социально-политические силы существенно влияют на жизнь людей.

Эрих Фромм не имел медицинского образования. Он изучал психологию, социологию и философию, получил степень доктора философии в Гейдельбергском университете в 1922 году; продолжил свое психоаналитическое образование в Берлинском психоаналитическом институте. В 1934 году Э. Фромм, спасаясь от нацистской угрозы эмигрировал в США и начал вести частную практику в Нью-Йорке. Первая книга Фромма «Бегство от свободы» опубликована в 1941 году. В ней он показал особое значение способов, какими общественные силы и идеологии формируют структуру характера индивидуума. Это направление, получившее развитие в большом количестве последующих книг, принесло Фромму членство в Международной психоаналитической ассоциации. С 1945 году Фромм - сотрудник Института психиатрии Уильяма Алансона Уайта. В дальнейшем читал лекции во многих университетах США и занимал должность профессора психиатрии в Национальном университете в Мехико с 1949 года до своего ухода в 1965 году.

В 1976 году Фромм переехал в Швейцарию, где скончался от сердечного приступа в 1980 году.

ВЗГЛЯДЫ ФРОММА НА ЛИЧНОСТЬ

Как представитель гуманистического направления, Фромм утверждал, что поведение человека может быть понято только в свете влияний культуры, существующих в данный конкретный момент истории. Он был убежден, что потребности, свойственные только человеку, эволюционировали в ходе истории человечества, а различные социальные системы, в свою очередь, оказывали влияние на выражение этих потребностей. С точки зрения Фромма, личность является продуктом динамического взаимодействия между врожденными потребностями и давлением социальных норм и предписаний. Он первым сформулировал теорию типов характера, основанную на социологическом анализе того, как люди в обществе активно формируют социальный процесс и саму культуру.

Фромм, будучи последователем Фрейда, тем не менее не замыкался в рамках фрейдовской психоаналитической концепции. Его взгляды на функционирование личности в современном обществе гораздо более всеобъемлющи. Стремясь расширить горизонты психоаналитической теории, Фромм подчеркивая роль социологических, политических, экономических, религиозных и антропологических факторов в формировании личности. Его интерпретация личности начинается с анализа условий существования человека и их изменений, начиная сконца Средневековья (конец XV века) по наше время. На основании своего исторического анализа Фромм сделал вывод о том, что неотъемлемой чертой человеческого существования в наше время является одиночество, изоляция и отчужденность. В то же время он был уверен в том, что для каждого исторического периода было характерно прогрессивное развитие индивидуальности по мере того, как люди боролись за достижение большей личной свободы в развитии всех своих потенциальных возможностей. Однако значительная степень автономии и свободы выбора, которыми наслаждаются люди, живущие в современном западном обществе, были достигнуты ценой утраты чувства полной безопасности и появления ощущения личной незначимости. С точки зрения Фромма, перед сегодняшними мужчинами и женщинами стоит болезненная дилемма. Невиданная свобода от жестких социальных, политических, экономических и религиозных ограничений (как это имеет место сегодня в американской культуре) потребовала компенсации в виде чувства безопасности и чувства принадлежности к социуму. Фромм полагал, что эта пропасть между свободою и безопасностью стала причиной беспримерных трудностей в человеческом существовании. Люди борются за свободу и автономию, но сама эта борьба вызывает чувство отчуждения от природы и общества. Люди нуждаются в том, чтобы обладать властью над своей жизнью и иметь право выбора, но им также необходимо чувствовать себя объединенными и связанными с другими людьми. Интенсивность этого конфликта и способы его разрешения зависят, согласно Фромму, от экономических и политических систем общества.

БЕГСТВО ОТ СВОБОДЫ

Люди преодолевают чувства одиночества, собственной незначимости и отчужденности, сопутствующие свободе, разными путями. Один путь — отказаться от свободы и подавить свою индивидуальность. Фромм описал несколько стратегий, используемых людьми, чтобы «убежать от свободы».

1. Авторитаризм ,определяемый как «тенденция соединить самого себя с кем-то или чем-то внешним, чтобы обрести силу, утраченную индивидуальным «Я». Авторитаризм проявляется как в мазохистских, так и в садистских тенденциях. При мазохистской форме авторитаризма люди проявляют в отношениях с окружающими чрезмерную зависимость, подчиненность и беспомощность. Садистская форма, наоборот, выражается в эксплуатации других, доминировании и контроле над ними. Фромм утверждал, что у одного и того же индивидуума обычно присутствуют обе эти тенденции. Например, в высокоавторитарной военной структуре человек может добровольно подчиняться командам высших офицеров и унижать или жестоко эксплуатировать подчиненных.

2. Деструктивность .Следуя этой тенденции, человек пытается преодолевать чувство неполноценности, уничтожая или покоряя других. По Фромму, долг, патриотизм и любовь — общераспространенные примеры рационализации деструктивных действий. Следует обратить внимание на то, что данная концепция деструктивности появилось в 1941 году, то есть в разгар Второй мировой войны; в этих условиях связывать понятия долга и патриотизма с явлениями деструктивности было по меньшей мере необычным поступком.

3. Конформность. Люди могут избавиться от одиночества и отчужденности путем абсолютного подчинения социальным нормам, регулирующим поведение. Конформность автомата , поФромму, приводит к тому, что человек становится абсолютно таким, как все другие, и ведет себя так, как общепринято. Индивидуум прекращает быть самим собой; он превращается в такой тип личности, какого требует модель культуры, и поэтому становится абсолютно похожим на других — таким, каким они хотят его видеть. Фромм полагал, что подобная потеря индивидуальности прочно укоренилась в социальном характере большинства современных людей. Как животные с защитной окраской, люди с конформностью автоматов становятся неотличимыми от своего окружения. Они разделяют те же ценности, преследуют те же карьерные цели, мыслят и чувствуют как почти каждый в их культуре.

Согласно Фромму, в противовес трем перечисленным механизмам бегства от свободы, способ, благодаря которому можно избавиться от чувства одиночества и отстраненности. Он называл вид свободы, при которой человек чувствует себя частью мира и в то же время не зависит от него, позитивной свободой . Фромм считал, что люди могут быть автономными и уникальными, не теряя при этом ощущения единения с другими людьми и обществом. Достижение позитивной свободы требует от людей спонтанной активности в жизни. Фромм отмечал, что спонтанную активность мы наблюдаем у детей, которые обычно действуют в соответствии со своей внутренней природой, а не согласно социальным нормам и запретам. В своей книге «Искусство любви» (1956/1974), одной из наиболее известных, Фромм подчеркивал, что любовь и труд — это ключевые компоненты, с помощью которых осуществляется развитие позитивной свободы посредством проявления спонтанной активности. Благодаря любви и труду люди вновь объединяются с другими, не жертвуя при этом своим ощущением индивидуальности или целостности.

ЭКЗИСТЕНЦИАЬНЫЕ ПОТРЕБНОСТИ ЧЕЛОВЕКА

По убеждению Фромма, в природе человека заложены уникальные экзистенциальные потребности . Они не имеют ничего общего с социальными и агрессивными инстинктами. Фромм утверждал, что конфликт между стремлением к свободе и стремлением к безопасности представляет собой наиболее мощную мотивационную силу в жизни людей. Дихотомия свобода — безопасность, этот универсальный и неизбежный факт природы человека, обусловлен экзистенциальными потребностями. Фромм выделил пять основных экзистенциальных потребностей человека.

1. Потребность в установлении связей .Чтобы преодолеть ощущение изоляции от природы и отчужденности, всем людям необходимо о ком-то заботиться, принимать в ком-то участие и нести ответственность за кого-то. Идеальный путь связи с миром осуществляется посредством «продуктивной любви», помогающей людям трудиться вместе и в то же время сохранять свою индивидуальность. Если потребность в установлении связей не удовлетворена, люди становятся нарциссичными: они отстаивают только свои эгоистические интересы и не способны доверяться другим.

2. Потребность в преодолении .Все люди нуждаются в преодолении своей пассивной животной природы, чтобы стать активными и творческими созидателями своей жизни. Оптимальное разрешение этой потребности заключается в созидании. Дело созидания (идеи, искусство, материальные ценности или воспитание детей) позволяет людям подняться над случайностью и пассивностью их существования и тем самым достичь чувства свободы и собственной значимости. Невозможность удовлетворения этой жизненно важной потребности является причиной деструктивности.

3. Потребность в корнях .Люди нуждаются в том, чтобы ощущать себя неотъемлемой частью мира. Согласно Фромму, эта потребность возникает с самого появления на свет, когда разрываются биологические связи с матерью. К концу детства каждый человек отказывается от безопасности, которую обеспечивает родительская опека. В поздней зрелости каждый человек сталкивается с реальностью отрыва от самой жизни, когда приближается смерть. Поэтому на протяжении всей своей жизни люди испытывают потребность в корнях, основах, в чувстве стабильности и прочности, сходным с ощущением безопасности, которое в детстве давала связь с матерью. Наоборот, те, кто сохраняют симбиотические связи со своими родителями, домом или сообществом как способ удовлетворения своей потребности в корнях, не способны ощущать свою личностную целостность и свободу.

4. Потребность в идентичности .Фромм считал, что все люди испытывают внутреннюю потребность тождества с самими собой; в идентичности, благодаря которой они чувствуют свою непохожесть на других и осознают, кто и что они на самом деле. Короче говоря, каждый человек должен быть способным сказать: «Я — это я». Индивидуумы с ясным и отчетливым осознанием своей индивидуальности воспринимают себя как хозяев своей жизни, а не как постоянно следующих чьим-то указаниям. Копирование чьего-либо поведения, доходящее даже до степени слепой конформности, не дает возможности человеку достичь подлинного чувства идентичности.

5. Потребность в системе взглядов и преданности .Наконец, согласно Фромму, людям необходима стабильная, и постоянная опора для объяснения сложности мира. Эта система ориентации представляет собой совокупность убеждений, позволяющих людям воспринимать и постигать реальность, без чего они постоянно оказывались бы в тупике и были неспособны действовать целеустремленно. Фромм особо подчеркивал значение формирования объективного и рационального взгляда на природу и общество. Он утверждал, что рациональный подход абсолютно необходим для сохранения здоровья, в том числе и психического. Люди нуждаются также и в объекте преданности, в посвящении себя чему-то или кому-то (высшей цели или Богу), в чем заключался бы для них смысл жизни. Такое посвящение дает возможность преодоления изолированного существования и наделяет жизнь смыслом.

Возможности удовлетворения экзистенциальных потребностей, которые предоставляет людям определенное общество, формируют у них структуру личности — то, что Фромм называл «основными ориентациями характера». Более того, в теории Фромма, как и у Фрейда, ориентации характера человека рассматриваются как стабильные и не меняющиеся со временем.

СОЦИАЛЬНЫЕ ТИПЫ ХАРАКТЕРА ПО ФРОММУ

Эрих Фромм, обсуждая «биологическое несовершенство» человека, отмечал, что первый признак, отличающий человеческое существование от животного, имеет отрицательную характеристику, а именно – относительную недостаточность инстинктивной регуляции в процессе адаптации к окружающему миру. Способ адаптации животных, пишет Фромм, повсеместно один и тот же: если инстинктивное обеспечение перестает отвечать требованиям успешной адаптации к окружающему миру, то соответствующий биологический вид вымирает [Фромм, 1993]. Отмечая регресс инстинктивной составляющей в поведении человека, Фромм выдвинул следующее положение: чем больше в животном представлена инстинктивная детерминация, тем меньше у него характера , и наоборот. Таким образом, раз поведение животных инстинктивно детерминировано, то это означает, что у них нет характера . Это не значит, что у животных нет индивидуальности. Индивидуальность у животных есть, это знает каждый [Фромм, 1994]. Таким образом, характер может рассматриваться как заместитель инстинктивного аппарата животных. Раз энергия канализируется определенным образом, то это значит, что поступки совершаются индивидуумом «в точном соответствии с характером».

Фромм выделял пять социальных типов характера, превалирующих в современных обществах. Эти социальные типы, или формы установления отношений с другими, представляют собой взаимодействие экзистенциальных потребностей и социального контекста, в котором живут люди. Фромм разделил их на два больших класса: непродуктивные (нездоровые) и продуктивные (здоровые) типы. К категории непродуктивных относятся рецептивный, эксплуатирующий, накапливающий и рыночный типы характера. Категорию продуктивных представляет тип идеального психического здоровья в понимании Фромма. Фромм отмечал, что ни один из этих типов характера не существует в чистом виде, поскольку непродуктивные и продуктивные качества сочетаются у разных людей в разных пропорциях. Следовательно, влияние данного социального типа характера на психическое здоровье или болезнь зависит от соотношения позитивных и негативных черт, проявляющихся у индивидуума.

1. Рецептивные типы убеждены в том, что источник всего хорошего в жизни находится вне их самих. Они открыто зависимы и пассивны, не способны делать что-либо без посторонней помощи и думают, что их основная задача в жизни скорее быть любимыми, чем любить. «Они крайне чувствительны к уходу от них, или резкому разрыву отношений с ними со стороны любимых ими. Еслитакие люди умны, они будут лучшими слушателями, поскольку их ориентация связана с поглощением идей, а не с их выработкой; предоставленные самим себе, они чувствуют себя несостоятельными. Таким людям свойственно искать кого-нибудь, кто дал бы им требуемую информацию, вместо того чтобы приложить хотя бы минимум усилий и получить ее самостоятельно. Если же такие люди религиозны, то их понимание Бога таково, что все, чего они ожидают, они ожидают от Бога, а не от собственной деятельности. Если же они не религиозны, то ихотношение к людям или к общественным институтам все равно то же самое: они всегда ищут «доброго волшебника». К руке дающей они всегда испытывают особое чувство преданности и вечно испытывают страх ее потери. Но поскольку они нуждаются в поддержке многих, чтобы чувствовать себя в безопасности, то они вынуждены проявлять преданность к большинству людей. Им трудно сказать «нет», и они легко, в подтверждение своей преданности, дают обещания. Поскольку они не могут сказать «нет», они любят говорить «да» всем и каждому; но постигающий их вследствие этого паралич критической способности делает их в высшей степени зависимыми от других.

Они зависимы не только от авторитетов в делах знания или помощи, но и вообще от людей, оказывающих им хоть какую-то поддержку. В одиночестве они чувствуют себя совсем потерянными, ибо не в состоянии ничем заниматься без посторонней помощи. Эта беспомощность сказывается особенно в тех делах, которые по самой своей природе требуют самостоятельности, а именно в деле принятия решений и несения ответственности за них. Что же касается межличностных отношений, то они спрашивают совета именно у тех, в отношении кого должны принять то или иное решение.

Субъекты с рецептивной ориентацией любят хорошо поесть и выпить. Чтобы справиться с волнением или подавить депрессию, они все время что-нибудь едят или пьют. Наиболее выдающаяся и выразительная черта их лица — их рот; губы полуоткрыты так, словно они все время готовятся к принятию пищи. И даже в их снах сытость часто символизирует для них любовь, а голод — депрессию и разочарование.

В целом лица с рецептивной ориентацией обладают оптимистическим мировоззрением и дружелюбием. Они испытывают определенное доверие к жизни, но впадают в состояние тревоги и даже безумия, если «источник ихподдержки» находится под угрозой. Они часто бывают искренне сердечны и испытывают искреннее желание помочь другим, но помощь другим предполагает определенную поддержку со стороны тех, кому оказывается благорасположение. Рецептивных индивидуумов можно охарактеризовать как пассивных, доверчивых и сентиментальных. Если отбросить крайности, то люди с рецептивной ориентацией могут быть оптимистичными и идеалистичными.

2. Эксплуатирующие типы берут все, что им нужно или о чем они мечтают: силой или изобретательностью. Они тоже неспособны к творчеству, и поэтому добиваются любви, обладания, идей и эмоций, заимствуя все это у других. Эксплуататорская ориентация, подобно рецептивной, основана на постулате, что источник всех благ находится вовне, что все, что человеку хотелось бы получить, он должен искать вовне, а не добиваться собственными силами. Разница между ними заключается в том, что люди с эксплуататорской ориентацией не ожидают помощи от других как дара, а отбирают силой или обманом. Эта ориентация проявляется во всех сферах деятельности.

В области любви и чувств эти люди имеют тенденцию захватывать и воровать. Они испытывают влечение только к тем, кого можно отнять у другого. Привлекательность для них обусловлена привязанностью человека к кому-то другому; они, как правило, не влюбляются в тех, кто не принадлежит никому другому.

То же самое проявляется и в интеллектуальной деятельности. Такие люди стремятся не продуцировать идеи, а красть их. Это может быть сделано либо грубо — в виде плагиата, либо более тонко — путем словесного варьирования чужой идеи, а затем преподнесения ее как своей собственной. Недостаток собственных оригинальных идей или независимых результатов у одаренных в других отношениях людей, по мнению Фромма, объясняется скорее типом ориентации их характера, чем врожденным недостатком оригинальности. То же самое верно и в отношении их к материальным вещам. Вещи, которые можно отнять у других, всегда кажутся им привлекательнее и лучше, чем свои собственные. Их девиз — «краденое всегда слаще». Поскольку они стремятся использовать людей, постольку они «любят» только тех, кто явно и неявно может быть объектом эксплуатации. Ярким примером этого типа ориентации могут быть клептоманы, которым нравятся только краденые вещи, хотя бы у них и были деньги, чтобы купить их.

Символом этого типа ориентации может быть злобная линия рта. Они часто делают ядовитые замечания в адрес других. Их отношение к другим окрашено смесью враждебности и стремления манипулировать ими. Любой человек является для них объектом эксплуатации и воспринимается только с точки зрения его полезности. Вместо доверительности и оптимизма, свойственных лицам с рецептивной ориентацией, эти люди подозрительны, циничны и источают зависть и ревность. Поскольку их удовлетворяют только те вещи, которые они отнимают у других, то они, как правило, недооценивают то, что есть у них, и переоценивают то, чем обладают другие.

Негативными чертами эксплуатирующего характера являются агрессивность, надменность и самонадеянность, эгоцентризм и склонность к соблазнению. К положительным качествам относятся уверенность в себе, чувство собственного достоинства и импульсивность.

3. Накапливающие типы пытаются обладать как можно большим количеством материальных благ, власти и любви; они стремятся избегать любых поползновений на свои накопления. В отличие от первых двух типов, «накопители» тяготеют к прошлому, их отпугивает все новое.

В то время как рецептивный и эксплуататорский типы ориентации одинаковы в том, что направлены на внешний источник получения требуемого для жизни, накопительская ориентация в этом отношении существенно от них отличается. Все новое, что может быть почерпнуто извне, вызывает у людей этого типа характера чувство недоверия. Безопасность этих людей основывается на накоплении и сохранении уже накопленного, тогда как траты воспринимаются ими как угроза. Они как бы ограждают себя от внешнего мира оборонительной стеной, а их главная цель — привнести как можно больше внутрь этой крепости и как можно меньше вынести из нее. Их скупость одинаково распространяется и на деньги, и на чувства, и на мысли. Любовь для них — это владение, обладание; они не дают любви, а стараются овладеть «возлюбленным». Лица с накопительской ориентацией часто проявляют своего рода преданность к людям и привязанность к воспоминаниям. В силу сентиментальности прошлое видится ими как золотые дни; они держатся за него и предаются удовольствию воспоминаний о прошлых чувствах и переживаниях. Они многое знают, но бесплодны и не способны к продуктивному мышлению.

Этих людей, считал Фромм, также можно опознать по мимике и жестам. Они молчаливы, их жесты свидетельствуют об их замкнутости. Если у людей с рецептивным типом ориентации жесты округлы и манящи, а у лиц с эксплуататорским типом ориентации агрессивны и резки, то у людей с накопительским типом ориентации они угловаты и чопорны, как будто они хотят установить границу между ними и внешним миром. Другая характерная черта этих людей — приверженность к порядку до педантизма. У человека такого типа всегда порядок в вещах, мыслях и чувствах, но, как и в случае с памятью, его аккуратность бесплодна и ригидна. Он не терпит, когда вещи находятся не на их привычном месте и автоматически раскладывает и расставляет все по своим местам. Внешний мир для него всегда содержит угрозу проникновения за воздвигнутую им границу, поэтому аккуратность означает способ избавления от этой угрозы путем отталкивания и сохранения определенной дистанции по отношению к внешнему миру. Фанатичная чистоплотность — еще одно проявление потребности человека с этим типом ориентации «очиститься» от контактов с внешним миром. Все, что не принадлежит его миру, кажется ему опасным и «нечистым», и он постоянно моет руки, моется, совершая что-то вроде ритуала религиозного омовения, предписанного после каждого прикосновения к «нечистым» людям или вещам. Что касается вещей, то они не только должны находиться на своем месте, но также и в свое время. Навязчивая пунктуальность, которая тоже есть один из способов избежать угрозы со стороны внешнего мира, — характерная черта людей с этим типом ориентации. Если внешний мир воспринимается ими как угроза, то логической реакцией на нее оказывается упрямство. Постоянное «нет» — это почти автоматическая защитная реакция. Эти люди думают, что у них вполне определенный запас сил, энергии, умственных способностей и что этот запас постепенно уменьшается и истощается и никогда уже не восстановится. Они не понимают, что живой субстанции присуща функция самовосполнения и что активность и трата сил приводит к их увеличению, тогда как стагнация и застой — к полной их парализации. Для них смерть и разрушение представляются более реальными, чем жизнь и рост. Акты творчества — это чудо, о котором они слышали, но в которое не верят. Их самые высшие ценности — это порядок и безопасность; их девиз — «нет ничего нового под луной». В отношениях с другими людьми близость тоже воспринимается ими как угроза; поэтому безопасность гарантируется либо отдалением от человека, либо его овладением. Люди с этим типом ориентации склонны к подозрительности и обладают своеобразным чувством справедливости, которое, в сущности, может быть выражено словами: «мое — это мое, а ваше — это ваше» [Фромм, 1993]. Они напоминают анально-удерживающую личность по Фрейду: ригидные, подозрительные и упрямые. Согласно Фромму, у них есть и некоторые положительные особенности — предусмотрительность, лояльность и сдержанность.

4. Рыночный тип исходит из убеждения, что личность оценивается как товар, который можно продать или выгодно обменять. Эти люди заинтересованы в сохранении приятной внешности, знакомствах с нужными людьми и готовы продемонстрировать любую личностную черту, которая повысила бы их шансы на успех в деле продажи себя потенциальным заказчикам. Их отношения с окружающими поверхностны, их девиз — «Я такой, каким вы хотите меня видеть». Рыночная ориентация преимущественно развилась и выкристаллизовалась в современную эпоху. Чтобы понять ее природу, следует принять во внимание экономическую функцию рынка в современном обществе не только с точки зрения аналогии с данным типом характера, но и как основу и главное условие развития этого типа характера у современного человека.

Товарообмен — один из наиболее древних экономически: механизмов. Однако традиционный локальный рынок существенным образом отличался от современного капиталистического рынка. Торговля на местном рынке давала людям возможность встречаться с целью обмена предметами потребления. Товаропроизводители и покупатели знакомились; они составляли до вольно небольшие группы; спрос был более или менее известен так что товаропроизводители могли производить товара ровно столько, чтобы удовлетворить этот спрос.

Современный рынок, напротив, не только не представляет собой места встречи товаропроизводителей и покупателей, но характеризуется абстрактным и обезличенным спросом. Товар производится для этого рынка, а не для известного круга покупателей; решения принимаются на основе законов спроса и предложения, которые определяют, будет ли товар продан и по какой цене. Регулирующая функция рынка была и остается господствующей в деле влияния на формирование социального характера среднего городского класса, а через него и на все общество в целом. Рыночная концепция стоимости вызывает тенденцию с этих же позиций относиться и к людям, особенно к самому себе. Ориентацию характера, для которого свойственно глубинное отношение к себе и к другим людям как к товару, ценность которого определяется меновой стоимостью, Фромм и называл «рыночной ориентацией».

Кроме предельной отстраненности, рыночная ориентация может быть описана с помощью следующих ключевых черт характера: оппортунистический, бесцельный, бестактный, неразборчивый в средствах и опустошенный. Их положительные качества — открытость, любознательность и щедрость.

5. В противоположность непродуктивной ориентации, продуктивный характер представляет собой, с точки зрения Фромма, конечную цель в развитии человека. Этот тип — независимый, честный, спокойный, любящий, творческий и совершающий социально-полезные поступки. Из работ Фромма видно, что он рассматривал эту ориентацию как ответ на противоречия человеческого существования, присущие современному обществу. В ней проявляется способность человека к продуктивному логическому мышлению, любви и труду. Благодаря продуктивному мышлению люди узнают, кто они такие, и поэтому освобождаются от самообмана.

Типологическая структура, выстроенная Фроммом, предполагает определенное родство отдельных типов, реализующее себя в процессе ассимиляции и социализации. В приведенной Фроммом таблице это выглядит так:

АССИМИЛЯЦИЯ

СОЦИАЛИЗАЦИЯ

I.

НЕПРОДУКТИВНАЯ ОРИЕНТАЦИЯ

a)

Рецептивный

(получательский)

Мазохистский

(зависимость)

СИМБИОЗ

b)

Эксплуататорский

(берущий)

Садистический

(авторитарность)

c)

Накопительский

(сохраняющий)

Деструктивный

(нахрапистость)

ОТЧУЖДЕННОСТЬ
d)

Рыночный

(обменивающий)

Равнодушный

(благовидность)

II.

ПРОДУКТИВНАЯ ОРИЕНТАЦИЯ

Производящий

Любящий, разумный

Сила продуктивной любви дает возможность людям горячо любить все живое на Земле (биофилия ). Фромм определял биофилию с помощью таких качеств, как забота, ответственность, уважение и знание. Противостоит биофилии некрофилия – тяга ко всему мертвому и безжизненному. Фромм описывает не только некрофильские личности, но и целые некрофильские цивилизации (такой цивилизацией можно считать, например, нацистскую Германию). Биофилия же является необходимым условием формирования продуктивного характера. Наконец, продуктивный труд обеспечивает возможность производства предметов, необходимых для жизни, благодаря творческому самовыражению. Результатом реализации всех вышеперечисленных сил, свойственных всем людям, является зрелая и целостная структура характера.

По существу, продуктивная ориентация в гуманистической теории Фромма - это идеальное состояние человека. Вряд ли кто-нибудь достигал всех характеристик продуктивной личности. В то же время Фромм был убежден, что в результате коренной социальной реформы продуктивная ориентация может стать доминирующим типом в любой культуре. Совершенное общество рисовалось Фромму таким, в котором находят удовлетворение базисные потребности человека. Он называл это общество гуманистическим общинным социализмом.

Теория Фромма пытается показать, как обширные социокультурные влияния взаимодействуют с уникальными человеческими потребностями в процессе формирования личности. Его принципиальный тезис заключался в том, что структура характера (типы личности) связана с определенными социальными структурами. Придерживаясь гуманистических традиций, он также утверждал, что в результате радикальных социальных и экономических изменений можно создать общество, в условиях которого удовлетворялись бы и индивидуальные, и общественные потребности.

Книги Фромма не утрачивают своей популярности как в профессиональной среде, так и среди простых читателей во всем мире. Бесчисленное множество людей считают его убедительные и наталкивающие на размышления комментарии по широкому спектру социальных проблем созвучными современности.

СЛОВАРИК ПО ТЕМЕ

Гуманистический психоанализ. Сформулированная Фроммом теория личности, в которой подчеркивается роль социологических, политических, экономических, религиозных и антропологических факторов в формировании и развитии характера индивидуума.

Накапливающий тип характера – скупой, упрямый и ориентирующийся на прошлое человек.

Потребность в идентичности – уникальная человеческая потребность воспринимать себя отличным от других.

Потребность в корнях – экзистенциальная человеческая потребность быть неотъемлемой частью социального мира; потребность ощущать свою принадлежность к нему.

Потребность в преодолении – базисная человеческая потребность в преодолении в себе пассивности животной природы, чтобы стать активным и творческим создателем своей жизни.

Потребность в системе взглядов и преданности – потребность индивидуума в стабильной и значимой системе убеждений, позволяющих объяснять сложность социального и физического миров.

Потребность в установлении связей – базисная человеческая потребность заботиться о других и принимать в них участие.

Продуктивный тип характера – целостный, любящий и творческий индивидуум. Представляет собой идеальную конечную цель в развитии человечества.

Рыночный тип характера – человек, оценивающий себя как товар, который можно выгодно продать или обменять; предельно отчужденный от других.

Эксплуатирующий тип характера – человек, который добивается от других желаемого силой или обманом.

КАРЕН ХОРНИ: СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ

БИОГРАФИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ

Карен Хорни родилась в Германии, в Гамбурге в 1885 году. В 14 лет Хорни приняла решение стать врачом. Цель была достигнута в 1906 году, когда она поступила в Университет во Фрайбурге и стала первой женщиной в Германии, получившей разрешение изучать медицину. Хорни получила медицинскую степень в Берлинском университете в 1915 году. В течение последующих пяти лет она изучала психоанализ в Берлинском психоаналитическом институте. После развода с мужем она начала делать успешную карьеру как психиатр, работая в Берлинском психиатрическом институте. В 1932 году, во время Великой депрессии, Хорни переселилась в США. Она была принята на должность помощника директора Чикагского психоаналитического института. Спустя два года она переехала в Нью-Йорк, где читала лекции в Нью-Йоркском психоаналитическом институте. Усиливающееся расхождение ее взглядов с доктриной Фройда. Вынудило сотрудников института дисквалифицировать ее как инструктора по психоанализу в 19 году. Вскоре после этого она основала «Ассоциацию за прогресс психоанализа» и Американский институт психоанализа. Хорни была деканом этого института до самой своей смерти в 1952году.

Основные работы: «Женская психология» (1926), «Невротическая личность нашего времени» (1937), «Новые направления в психоанализе» (1939), «Самоанализ» (1942), «Наши внутренние конфликты» (1945), «Невроз и человеческий рост» (1950).

Основные концепции и принципы социокультурной теории.

В основу социокультурной теории легли три основных соображения Хорни.

1) Хорни отвергала высказывания Фрейда относительно женщин и особенно утверждение о том, что их биологическая природа предопределяет зависть к пенису. Это была отправная точка расхождения с ортодоксальной фройдовской позицией.

2) Социокультурные условия оказывают глубокое влияние на развитие и функционирование индивидуума.

3) Клинические наблюдения над пациентами в Европе и США показали поразительные различия в их личностной динамике, что являлось подтверждением влияния культурных факторов. В итоге был сделан вывод о том, что в основе нарушений функционирования личности лежат уникальные стили межличностных отношений.

РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ

Хорни, соглашаясь с Фройдом о значении детских переживаний для формирования структуры и функционирования личности у взрослого, не принимала утверждения о существовании универсальных психосексуальных стадий и о том, что сексуальная анатомия ребенка диктует определенную направленность дальнейшего развития личности. По мнению Хорни решающим фактором в развитии ребенка являются социальные отношения между ребенком и родителями.

Согласно Хорни, для детства характерны две потребности: потребность в удовлетворении и потребность в безопасности. Удовлетворение охватывает все основные биологические нужды: в пище, сне и т.д. Хотя Хорни придавала значение удовлетворению потребностей в обеспечении физического выживания, она не считала, что они играют основную роль в формировании личности. Главной в развитии ребенка является потребность в безопасности. В данном случае основополагающий мотив – быть любимым, желанным и защищенным от опасности или враждебного мира. Хорни считала, что в удовлетворении этой потребности в безопасности ребенок полностью зависит от своих родителей. Если родители проявляют истинную любовь и тепло по отношению к ребенку, тем самым удовлетворяется его потребность в безопасности. Благодаря этому вероятнее всего сформируется здоровая личность. И, наоборот, если поведение родителей препятствует удовлетворению потребностей в безопасности, весьма вероятно патологическое развитие личности. Многие моменты в поведении родителей могут фрустрировать потребность ребенка в безопасности: неустойчивое, сумасбродное поведение, насмешки, невыполнение обещаний, чрезмерная опека, а также оказание явного предпочтения его братьям и сестрам. Однако основным результатом такого отношения со стороны родителей является развитие у ребенка установки базальной враждебности. В данном случае ребенок оказывается между двух огней: он зависит от родителей и в то же время испытывает по отношению к ним чувства обиды и негодования. Этот конфликт приводит в действие такие защитные механизмы, как вытеснение. В результате поведение ребенка, не ощущающего безопасности в родительской семье, направляется чувствами беспомощности, страха любви и вины, выполняющими роль психологической защиты, цель которой – подавление враждебных чувств по отношению к родителям, чтобы выжить.

К сожалению, подавленные чувства негодования и враждебности, причиной возникновения которых являются родители, не существуют сами по себе: они проявляются во всех взаимоотношениях ребенка с другими людьми как в настоящем так и в будущем. В подобном случае у ребенка наблюдается базальная тревога, «ощущение одиночества и беспомощности перед лицом потенциально опасного мира». Базальная тревога – это интенсивное и всепроникающее ощущение отсутствия безопасности – является одной из основополагающих концепций Хорни.

БАЗАЛЬНАЯ ТРЕВОГА: ЭТИОЛОГИЯ НЕВРОЗА

В отличие от Фрейда, Хорни не считала, что тревога является необходимым компонентом в психике человека. Наоборот, она утверждала, что тревога возникает в результате отсутствия чувства безопасности в межличностных отношениях. Все то, что в отношениях с родителями разрушает ощущение безопасности у ребенка, приводит к базальной тревоге. Следовательно, этиологию невротического поведения следует искать в нарушенных отношениях между ребенком и родителями. Если ребенок ощущает любовь и принятие себя, он чувствует себя в безопасности и скорее всего будет развиваться нормально. С другой стороны, если он не ощущает себя в безопасности, у него развивается враждебность в конце концов, трансформировавшись в базальную тревогу, будет направляться на каждого. Главная причина того, почему ребенок не получает достаточной теплоты и любви, заключается в неспособности родителей давать любовь вследствие их собственных неврозов. Приверженность воспитательным теориям, гиперопека или самопожертвование со стороны «идеальной» матери являются основными факторами создающими ту атмосферу, которая закладывает основу для чувства огромной незащищенности в будущем. Кроме того существуют различные действия и формы отношения родителей к детям, которые не могут не вызывать в них враждебность, такие, как предпочтение других людей, несправедливые упреки, непредсказуемые колебания между чрезмерной снисходительностью и презрительным отвержением, невыполненные обещания, и, отнюдь не маловажное, такое отношение к потребностям ребенка, которое проходит через все градации – от временной невнимательности до постоянного вмешательства и ущемления самых насущных и законных желаний. С точки зрения Хорни, выраженная базальная тревога у ребенка ведет к формированию невроза у взрослого. Вследствие существующей базальной тревожности наблюдается неадекватное отношение к конфликтным ситуациям. Хотя базальная тревожность относится к людям, она может быть полностью лишена личностного характера и трансформирована в ощущение опасности, исходящей от грозы, политических событий, микробов, несчастных случаев и т.д.

НЕВРОТИЧЕСКИЕ ПОТРЕБНОСТИ: СТРАТЕГИИ КОМПЕНСАЦИИ БАЗАЛЬНОЙ ТРЕВОГИ

Чтобы справиться с чувствами недостаточной безопасности, беспомощности и враждебности, присущими базальной тревоге, ребенок часто вынужден прибегать к разным защитным стратегиям. Хорни описала десять таких стратегий, получивших название невротических потребностей, или невротических тенденций. Они представлены в таблице с соответствующими стилями поведения.

Избыточная потребность Проявления в поведении
1. В любви, привязанности и одобрении

- ненасытное стремление быть любимым и объектом восхищения со стороны других

- неразборчивая потребность угождать и нравиться другим и получать одобрение

- непроизвольное стремление оправдывать ожидания других

- перенесение центра тяжести на других, а не на собственную личность, принимая во внимание только их желания и мнения

- боязнь самоутверждения

- боязнь враждебности со стороны других

- повышенная чувствительность и восприимчивость к критике, отвержению или недружелюбию

2. В руководящем партнере

- перенесение центра тяжести на «партнера», который должен осуществить все жизненные ожидания невротика и нести ответственность за все происходящее, как хорошее, так и плохое, причем успешное манипулирование «партнером» становится доминирующей задачей

- чрезмерная зависимость от других и боязнь получить отказ или остаться в одиночестве

- переоценка любви – убежденность в том, что любовь может решить все

3. В четких ограничениях

- предпочтение такого жизненного стиля, при котором первостепенное значение имеют ограничения и установленный порядок

- настоятельная потребность быть нетребовательным, довольствоваться малым и ограничить свои честолюбивые стремления и желания материальных благ

- потребность оставаться неприметным и занимать вторые места

- умаление своих способностей и потенциальных возможностей, принимая скромность за высшую добродетель

- стремление скорее сохранить, нежели потратить

- боязнь высказывать любые требования, подчинение другим

- боязнь иметь или отстаивать появляющиеся желания

4. Во власти

- доминирование и контроль над другими как самоцель

- преданность делу, долгу

- неуважение других людей (их индивидуальности, достоинства, чувств), стремление подчинить их себе

- неразборчивое преклонение перед всякой силой и презрительное отношение к слабости

- боязнь неконтролируемых ситуаций

- боязнь беспомощности

5. В эксплуатировании других

- оценка других людей в основном с точки зрения их полезности или возможности эксплуатации

- различные сферы эксплуатации – деньги, идеи, сексуальность, чувства

- гордость своим умением эксплуатировать других

- боязнь быть самому используемым другими или боязнь выглядеть «тупым» в их глазах, но нежелание предпринять что-нибудь такое, чтобы перехитрить их

6. В общественном признании или престиже

- оценка всех и всего (людей, предметов, денег, собственных качеств, поступков и чувств) только в соответствии с их престижностью

- желание быть объектом восхищения со стороны других

- представление о себе формируется в зависимости от общественного статуса, характера публичного признания

- боязнь потери привилегированного положения в обществе либо из-за внешних обстоятельств, либо вследствие внутренних факторов

7. В восхищении собой

- стремление создать приукрашенный образ себя, лишенный недостатков и ограничений

- раздутое представление о себе (нарциссизм)

- потребность в комплиментах и лести со стороны окружающих

- самооценка, целиком зависящая от соответствия идеальному образу и от восхищения этим образом другими людьми

- боязнь утратить восхищение и испытать «унижение»

8. В честолюбии

- сильное стремление быть самым лучшим, невзирая на последствия

- потребность превосходить других людей не посредством того, что ты собой представляешь или каков ты есть на самом деле, а посредством своей деятельности

- прямая зависимость самооценки от того, является ли невротик лучшим или нет

- стремление быть лучшим спортсменом, любовником, писателем, рабочим – особенно в собственных глазах, однако признание со стороны других также имеет важное значение, и его отсутствие вызывает обиду

- непрестанное подталкивание себя к еще большим достижениям, несмотря на всепроникающую тревожность

- страх неудачи

9. В самодоста точности и независимости

- настоятельная потребность никогда ни в ком не нуждаться, или же не поддаваться никакому влиянию, или не быть абсолютно ничем связанным, любая близость влечет за собой опасность какого-либо вида порабощения

- избегание любых отношений, предполагающих взятие на себя каких-либо обязательств

- дистанцирование от всех и вся является единственным источником безопасности

- боязнь потребности в других людях, в каких-либо связях, близости, любви

10. В безупречности и неуязвимости

- погоня за совершенством

- попытки быть морально непогрешимым и безупречным во всех отношениях

- поддержание впечатления совершенства и добродетели

- навязчивые раздумья и самообвинения в связи с возможными недостатками

- чувство превосходства над другими людьми на основе собственного совершенства

- боязнь обнаружить в самом себе недостатки или совершить ошибки

- боязнь критики или упреков

Хорни утверждала, что эти потребности присутствуют у всех людей. Они помогают справляться с чувствами отверженности, враждебности и беспомощности, неизбежными в жизни. Однако невротик, реагирую на различные ситуации, использует их негибко. Он принудительно полагается на одну из всех возможных потребностей. Здоровый человек, напротив, легко заменяет одну другой, если этого требуют меняющиеся обстоятельства. Например, когда возникает потребность в любви, здоровый человек пытается ее удовлетворить. Когда возникает потребность во власти, он также пытается ее удовлетворить и так далее. Хорни поясняет, что невротик в отличие от здорового человека, избирает какую-то одну потребность и использует ее без разбору во всех социальных взаимодействиях. «Если он нуждается в любви, то должен получить ее от друга и врага, от работодателя и чистильщика обуви». То есть, потребность определенно имеет характер невротический, если человек неутомимо пытается превратить ее удовлетворение в способ жизни.

ТИПОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ

Карен Хорни, которая посвятила много сил основательной реконструкции фрейдовской психоаналитической теории , выделила следующие три главные поведенческие стратегии, к которым личность может прибегнуть для разрешения базального конфликта (конфликта между нашими инстинктивными влечениями с их слепым стремлением к удовлетворению и налагающим запреты окружением – семьей и обществом). Каждой из этих стратегий соответствует определенная основная ориентация в отношениях с другими людьми.

1) Ориентация на людей (или стратегия движения к людям), ей соответствует уступчивый тип личности. Для данного стиля взаимодействия, характерны зависимость, нерешительность и беспомощность. Им руководит иррациональное убеждение; «Если я уступлю, меня не тронут».

Уступчивому типу необходимо, чтобы в нем нуждались, любили его, защищали и руководили им. Такие люди завязывают отношения с единственной целью избежать чувства одиночества, беспомощности или ненужности. Однако за их любезностью может скрываться подавленная потребность вести себя агрессивно. Хотя и кажется, что такой человек смущается в присутствии других, держится в тени, под этим поведением часто скрывается враждебность, злость и ярость.

2) Ориентация против людей (или стратегия движения против людей), чему соответствует агрессивный или враждебный тип личности. При данном стиле поведения характерно доминирование, враждебность и эксплуатация. Человек действует исходя из убеждения: «У меня есть власть, никто меня не тронет».

Враждебный тип придерживается мнения, что все другие люди агрессивны и что жизнь – это борьба против всех. Поэтому любую ситуацию или отношения он рассматривает с позиции: «Что я буду от этого иметь?», независимо от того о чем идет речь – деньгах, престиже, контактах или идеях. Хорни отмечала, что враждебный тип способен действовать тактично и дружелюбно, но его поведение в итоге всегда нацелено на обретение контроля и власти над другими. Все направлено на повышение собственного престижа, статуса или удовлетворение личных амбиций. Т.о., в данной стратегии выражается потребность эксплуатировать других, получать общественное признание и восхищение.

3) Ориентация от людей (или стратегия движения от людей), ей будет соответствовать отстраненный или обособленный тип личности . Эти люди используют защитную установку «Мне все равно», они руководствуются убеждением: «Если я отстранюсь, со мной будет все в порядке».

Для обособленного типа характерна установка: никоим образом не дать себя увлечь, идет ли речь о любовном романе, работе или отдыхе. В результате они утрачивают истинную заинтересованность в людях, привыкают к поверхностным наслаждениям. Для этой стратегии характерно стремление к уединенности, независимости и самодостаточности.

Вводя это разделение стратегий, Хорни сделала следующее замечание: «Термин «типы» используется здесь в качестве упрощенного обозначения лиц, обладающих определенными чертами характера. У меня нет намерения ни в этой главе, ни в двух последующих вводить новую типологию. Типология, конечно же, желательна, но она должна опираться на гораздо более широкое обоснование».

ПСИХОЛОГИЯ ЖЕНЩИНЫ

Хорни полностью отвергала взгляды Фрейда в отношении женщин, согласно которым женщины завидуют мужскому пенису и упрекают своих матерей за то, что лишены этого органа. Она также считала ошибочным мнение Фрейда, утверждавшего, что женщина неосознанно стремится родить сына и таким образом символически обрести пенис. Хорни выразила протест против подобного унизительного для женщин взгляда в своих рассуждениях о том, что мужчины испытывают зависть к матке, в чем выражается неосознанная ревность мужчин к способности женщин рожать и кормить детей. Наконец, Хорни пришла к заключению, что психоанализ был создан «мужским гением, и почти все, кто развивал идеи психоанализа были мужчинами. Она выдвинула свою теорию психологии женщины, содержащую новый взгляд на различия между мужчинами и женщинами в контексте социокультурных влияний.

Хорни утверждала, что женщины часто чувствуют себя неполноценными по сравнению с мужчинами, потому что их жизнь основывается на экономической, политической и психосоциальной зависимости от мужчин. Исторически сложилось так, что к женщинам относились, как к существам второго сорта, не признавали равенства их прав с правами мужчин и воспитывали так, чтобы они признавали мужское «превосходство». Социальные системы, с их мужским доминированием, постоянно вынуждают женщин чувствовать себя зависимыми и несостоятельными. Хорни доказывала, что многие женщины стремятся стать более маскулинными, но не из зависти к пенису. Она рассматривала «переоценку» женщинами маскулинности скорее как проявление стремления к власти и привилегиям. «В желании быть мужчиной может выражаться проявление желания обладать всеми теми качествами или привилегиями, которые наша культура считает маскулинными – такими как сила, смелость, независимость, успех, сексуальная свобода, право выбирать себе партнера».

Хорни также обращала внимание на ролевые контрасты, от которых страдают многие женщины в отношениях с мужчинами, в особенности выделяя контраст между традиционной женской ролью жены и матери и такой более либеральной ролью, как выбор карьеры или достижение других целей. Она полагала, что этот ролевой контраст объясняет те невротические потребности, которые мы можем увидеть у женщин в любовных отношениях с мужчинами.

СЛОВАРИК ПО ТЕМЕ

ГЛАВА 3.

НАУЧАЮЩЕ-БИХЕВИОРАЛЬНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ТЕОРИИ ЛИЧНОСТИ

Б. Ф. СКИННЕР: ТЕОРИЯ ОПЕРАНТНОГО НАУЧЕНИЯ

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В БИХЕВИОРАЛЬНОЙ ТЕРАПИИ

Все теоретики, чьи точки зрения мы уже рассмотрели, интересовались тем, что происходит внутри человека, внутренними структурами и процессами, лежащими в основе наблюдаемых форм поведения. Будь то бессознательные психические процессы и конфликты, описанные Фрейдом, архетипы Юнга, внимание концентрировалось на состоянии «внутри человека».

Но в то же время значимым является и тот факт, что опыт отвечает за многое в нашем поведении. Через научение мы получаем знания, овладеваем языком, формируем отношения, ценности, страхи, личностные черты и самооценку. Если личность является результатом научения, то, видимо, нам важно знать, что такое научение и как оно происходит. Именно подходу кличности спозиции научения и посвящён данный раздел.

Личность, с точки зрения научения, — это тот опыт, который человек приобрел в течение жизни. Это накопленный набор изученных моделей поведения.

Научающе-бихевиоральное направление занимается открытыми, т.е. доступными непосредственному наблюдению действиями человека, как производными от его жизненного опыта. В отличие от других персонологов, теоретики бихевиорально-научающего направления не считают нужным задумываться над психическими структурами и процессами, скрытыми в «разуме». Напротив, они принципиально рассматривают внешнее окружение как ключевой фактор человеческого поведения. Именно окружение, а отнюдь не внутренние психические явления, формирует человека.

Работы Скиннера убедительно доказывают, что воздействие окружающей среды определяет наше поведение. В отличие от других психологов, Скиннер утверждал, что почти всецело поведение обусловлено возможностью подкрепления из окружающей среды. По его мнению, для того чтобы объяснить поведение, нам нужно только проанализировать функциональные отношения между видимым действием и видимыми последствиями. Работа Скиннера послужила фундаментом для науки о поведении, не имеющей аналогов в истории психологии. В этом разделе мы рассмотрим его представления об оперантном научении.

Радикальный бихевиоризм Скиннера явно отличается от теорий социального научения (подходы Альберта Бандуры, Джулиана Роттера). Хотя они отражают некоторые из основных положений научающе-бихевиорального направления, но предлагают более широкий взгляд на поведение, которое подчеркивает взаимосвязь факторов внутри и вне людей.

ПОДХОД СКИННЕРА К ПСИХОЛОГИИ

Большинство создателей теорий личности (персонологов) работают в двух направлениях:

1) обязательное изучение устойчивых различий между людьми и 2) опора на гипотетическое объяснение разнообразия и сложности человеческого поведения. Эти направления образуют основное русло, если не суть, большинства концепций личности.

Скиннер полагал, что абстрактные теории не обязательны, и ими можно пренебречь в пользу подхода, основанного на изучении влияния окружающей среды на поведение индивида. Он утверждал, что психология, особенно область научения, была недостаточно развита для того, чтобы найти обоснования построению крупномасштабной, формализованной теории. К тому же он заявлял, что не нужно проводить теоретически направленные исследования, так как они дают «объяснение наблюдаемых фактов, которые обращаются к событиям, описанным в разных терминах и измеренным, если вообще их можно измерить, в разных величинах». Наконец, Скиннер оспаривал теории поведения человека, часто дающие психологам ложное чувство уверенности в своем знании и фактически не включающие в себя отношения между процессом поведения и обстоятельствами окружения, которые предшествовали этому поведению.

Сам Скиннер считал себя теоретиком. В одном интервью он заявил: «Я определяю теорию как попытку объяснить поведение в терминах чего-то, происходящего в другой вселенной, такой как разум или нервная система. Я не верю, что теории такого рода существенны или полезны. Кроме того, они опасны; они служат причиной для беспокойства. Но я предвкушаю всеобъемлющую теорию поведения человека, которая объединит множество фактов и выразит их наиболее общим образом. Теории такого рода я был бы очень заинтересован содействовать, и я считаю себя теоретиком».

Таким образом, несмотря на то, что взгляд Скиннера на теорию существенно отличается от точки зрения большинства персонологов, он, тем не менее, посвятил себя задаче создания теории поведения человека.

За пределами автономного человека

Как радикальный бихевиорист Скиннер отрицал все представления о том, что люди автономны и их поведение определено предполагаемым существованием внутренних факторов (например, неосознанных импульсов, архетипов, черт личности). Такие умозрительные концепции, замечал он, возникли в примитивном анимизме и продолжают существовать, потому что игнорируются условия окружения, управляющие поведением.

«Автономный человек служит для того, чтобы объяснить только то, что мы не можем объяснить другим образом. Его существование зависит от нашего невежества, и он естественно теряет свою автономность по мере того, как мы все больше узнаем о поведении... Нет нужды открывать для себя, что на самом деле представляет собой личность, состояние ума, чувства, черты характера, планы, цели, намерения или что-то другое, характеризующее автономного человека, для того чтобы продвинуться в научном анализе поведения».

Возражение Скиннера против внутрипсихических причин состоит не в том, что они есть неприемлемый феномен для изучения, а скорее в том, что они окутаны терминологией, не позволяющей давать рабочие определения и осуществлять эмпирическую проверку. В истории науки, отмечал он, обычно необходимо полностью отойти от умозрительных концепций, а не видоизменять их так, чтобы стало возможным эмпирическое изучение. Для того чтобы объяснить, почему компетентную студентку исключают из университета, мы могли бы с легкостью сказать: «потому что она очень боится неудачи», «потому что у нее нет мотивации» или «потому что она стала меньше заниматься из-за того, что бессознательно боялась успеха». Такие гипотезы об исключении студентки могут звучать как объяснение, но Скиннер предупреждал, что они ничего не объясняют, если ясно не определены все мотивы и если не установлено все то, что предшествовало ее исключению.

Таким образом, если к умозрительной концепции обращаются для того, чтобы объяснить поведение, ее нужно перевести в термины, сопоставимые с экспериментальными действиями, применяющимся в исследовании и измерениях . Удовольствовавшись меньшим, можно остаться на уровне того самого кабинетного философствования, которое Скиннер так горячо не одобрял.

Для начала осознаем, что именно можно наблюдать (то есть случай с исключением), и затем определим, расширяют ли дополнительные объяснения понимание рассматриваемого поведения. Если компетентная студентка отсеивается из университета, не лучше ли проверить, какие условия окружения предшествовали этому событию, чем предлагать для его объяснения какую-то психическую реальность, которую нельзя объективно определить? Например, мешал ей спать шум в общежитии настолько, что она не могла успешно заниматься? Финансовые трудности заставляли ее работать 40 часов в неделю и таким образом ограничивали время для учебы? Или она играла в студенческой баскетбольной команде, расписание которой заставляло ее пропускать много занятий и экзаменов? Эти вопросы ясно показывают, что Скиннер возлагал ответственность за действия человека на обстоятельства окружения, а не на сферу автономного человека.

Для Скиннера окружение – все и объясняет все.

Теория Скиннера, в таком случае, не делает попыток задавать вопросы или рассуждать о процессах внутреннего состояния человека. Он считал это неприменимым к научному объяснению поведения. Для того чтобы избежать замечания, что описание есть объяснение, Скиннер утверждал, что человеческий организм — это «черный ящик», чье содержимое (мотивы, влечения, конфликты, эмоции и так далее) следует исключить из сферы эмпирического исследования. Переменные организма ничего не добавляют к нашему пониманию человеческой деятельности и служат только для того, чтобы замедлить развитие научного анализа поведения.

Однако Скиннер не отвергал категорически изучение внутренних явлений или того, что иногда называют «высшими психическими процессами». Действительно, он полагал, что психологи должны давать адекватные объяснения частным явлениям, но необходимо, чтобы эти изучаемый явления можно было надежно и объективно измерить. Именно этот акцент на объективность характеризует попытку Скиннера признать законность внутренних состояний и явлений.

Крах физиолого-генетического истолкования

В отличие от большинства психологов Скиннер не подчеркивал важность нейрофизиологических или генетических факторов, отвечающих за поведение человека. Это пренебрежение физиолого-генетическими концепциями поведения было основано на убеждении, что нельзя экспериментальным путем определить их влияние на поведение. Скиннер объяснял свое неприятие «физиологизации», замечая: «Даже когда можно показать, что какие-то аспекты поведения зависят от времени рождения; телосложения или генетической конституции, этот факт можно использовать ограниченно. Он помогает нам предсказать поведение, но представляет собой малую ценность для экспериментального анализа или практического применения, потому что таким условием нельзя манипулировать после того, как человек зачат». Таким образом, Скиннер не отрицал достоверность биолого-генетических элементов поведения, а скорее игнорировал их, потому что они не поддаются (по крайней мере, в данный момент) изменению посредством контролируемого воздействия. Более того, он настаивал на том, что даже если ученые, изучающие мозг, в конце концов откроют биолого-генетические переменные, влияющие на поведение, только бихевиоральный анализ даст самое ясное объяснение действию этих переменных.

Какой должна быть наука о поведении?

Скиннер допускал, что поведение можно достоверно определить, предсказать и проконтролировать условиями окружения. Понять поведение — значит проконтролировать его, и наоборот. Он всегда был против допущения какой-либо свободной воли или любого другого «сознательного» явления. Люди, по своей сути, очень сложные, но все же машины. Хотя он и не был первым психологом, предложившим механистический подход к изучению поведения (другой учёный в Америке, Дж. Уотсон пропагандировал отказ от менталистических концепций в 20-е годы XX в.), его формулировка отличалась тем, что он доводил идею до ее логического конца. По Скиннеру, наука о поведении человека принципиально не отличается от любой другой естественной науки, основанной на фактах; то есть имеет ту же цель — предсказать и проконтролировать изучаемое явление (открытое поведение в данном случае).

Далее Скиннер утверждал, что т. к. наука развивается от простого к сложному, логично изучить существа, находящиеся на более низкой ступени развития прежде чем изучать самого человека — это позволит психологу легче раскрывать основные процессы и принципы поведения. Еще одним преимуществом является то, что в этом случае исследователь сможет осуществлять более точный контроль над параметрами окружения, в котором находится животное, и собирать данные в течение более длительного периода времени. Конечно, проблема в том, сколько данных, полученных при изучении одного вида (например, крыс), действительно применимо к другим видам (например, к человеку). Скиннер, однако, выступал за использование видов, стоящих на более низких ступенях эволюции, в качестве экспериментальных объектов, полагая вполне очевидной связь между принципами поведения животных и человека. И действительно, развитие обучающих машин и учебников по программированию является прямым результатом работы Скиннера с животными в лаборатории.

Отдругих исследователей Скиннера также отличало и то, что он придавал особое значение анализу поведения единичных организмов. Он полагал, что их изучение необходимо, так как все организмы развиваются по одним законам. Таким образом, поведение отдельных крыс, голубей или людей может быть различным, а основные принципы поведения не меняются.

Скиннер полагал, что, изучая одну крысу, одного голубя, одного человека, можно обнаружить и обобщить основные закономерности, присущие всем организмам в целом. Взгляд Скиннера на психологию можно подытожить его заявлением, в котором он цитирует Павлова: «Управляйте вашими обстоятельствами, и вы увидите закономерности».

Придерживаясь бихевиористского подхода, Скиннер отстаивал функциональный анализ поведения организма. Такой анализ устанавливает точные, реальные и обусловленные взаимоотношения между открытым поведением (реакцией) организма и условиями окружающей среды (стимулами), контролирующими их. Эти переменные должны существовать независимо от нас, быть очевидными и определяемыми количественно. Причинно-следственные отношения, проистекающие из функционального анализа, становятся всеобщим законом науки о поведении. Практической целью является возможность манипулирования переменными окружающей среды (независимыми), которые позволяют делать прогноз, и затем измерение поведенческой реакции (зависимые переменные). Таким образом, психологи могут работать в рамках естественной науки и тем не менее открывать законы, относящиеся к поведению отдельных организмов.

ЛИЧНОСТЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ БИХЕВИОРИЗМА

Сейчас мы выяснили причины, по которым Скиннер обратился к экспериментальному подходу для изучения поведения. А как же изучение личности? Как мы убедились, например, Скиннер не принял идею о личности или самости, которая стимулирует и направляет поведение. Онсчитал такой подход пережитком примитивного анимизма, доктрины, заранее допускающей «существование чего-то похожего на дух, который изнутри двигает тело». И он не принял бы объяснение, подобное этому: «Преподобный Джонс и еще 980 членов секты «Народный храм» совершили самоубийство в джунглях Гайаны, потому что они, были эмоционально неустойчивы».

Скиннеровский радикальный бихевиоризм делал упор на интенсивный анализ характерных особенностей прошлого опыта человека и уникальных врожденных способностей.

В поведенческом анализе человек рассматривается как организм, который обладает приобретенным набором поведенческих реакций. Он - точка, в которой множество генетических условий и обстоятельств окружения соединяются в совместном действии. Как таковой, он остается, несомненно, уникальным. Никто другой (если у него нет идентичного близнеца) не обладает его генетическими данными, и безоговорочно никто другой не имеет такого же личного прошлого, которое присуще только ему. Следовательно, никто другой не ведет себя таким же образом.

Следовательно, по Скиннеру, изучение личности включает в себя нахождение особого характера взаимоотношений между поведением организма и результатами, подкрепляющими его. В соответствии с этой точкой зрения, индивидуальные различия между людьми следует понимать во взаимодействии поведение — окружение во времени. Изучать же предполагаемые свойства и воздействия каких-то гипотетических структур внутри человека — только терять время.

РЕСПОНДЕНТНОЕ И ОПЕРАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

При рассмотрении скиннеровского подхода к личности следует различать две разновидности поведения: респондентное и оперантное . Чтобы лучше понять принципы скиннеровского оперантного научения, мы сначала обсудим респондентное поведение.

Респондентное поведениеподразумевает характерную реакцию, вызываемую известным стимулом, последний всегда предшествует первой во времени: S --- R.

Хорошо знакомые примеры — это сужение или расширение зрачка в ответ на световую стимуляцию, подергивание колена при ударе молоточком по коленному сухожилию и дрожь при холоде. В каждом из этих примеров взаимоотношение между стимулом (уменьшение световой стимуляции) и реакцией (расширение зрачка) невольное и спонтанное, это происходит всегда. Также респондентное поведение обычно влечет за собой рефлексы, включающие автономную нервную систему. Однако респондентному поведению можно и научить. Например, актриса, которая очень потеет и у которой «сосет под ложечкой» от страха перед выходом на публику, возможно, демонстрирует респондентное поведение. Для того чтобы понять, как можно изучать то или другое респондентное поведение, полезно познакомиться с трудами И. П. Павлова, первого ученого, чье имя связывают с бихевиоризмом.

Павлов, русский физиолог, первым при изучении физиологии пищеварения открыл, что респондентное поведение может быть классически обусловленным. Он наблюдал, что пища, помещенная в рот голодной собаки, автоматически вызывает слюноотделение. В таком случае, слюноотделение — это безусловная реакция или, как Павлов назвал это, безусловный рефлекс (БР). Он вызывается пищей, которая является безусловным стимулом (БС). Великое открытие Павлова состояло в том, что если ранее нейтральный стимул многократно объединялся с БС, то, в конце концов, нейтральный стимул приобретал способность вызывать БР и в тех случаях, когда он предъявлялся без БС. Например, если колокольчик звонит каждый раз непосредственно перед тем, как пища оказывается в пасти собаки, постепенно у нее начнет выделяться слюна при звуке колокольчика, даже если пищи нет. Новая реакция (слюноотделение на звук колокольчика) называется условным рефлексом (УР), а ранее нейтральный, вызывающий ее стимул (звук колокольчика) получил название условный стимул (УС).

Позднее Павлов отмечал, что если он переставал давать пищу после звука колокольчика, у собаки в конце концов совсем прекращалось слюноотделение на этот звук. Этот процесс называется угасание и демонстрирует, что подкрепление (пища) значимо как для приобретения, так и для сохранения респондентного научения. Павлов также обнаружил, что если собаке дают длительный отдых в период угасания, то слюноотделение будет повторяться при звуке колокольчика. Это явление соответственно называется самопроизвольное восстановление.

Несмотря на то, что вначале Павлов проводил эксперименты на животных, другие исследователи начали изучать основные процессы классического обусловливания на людях. Эксперимент, который провели Уотсон и Рейнер (1920) иллюстрирует ключевую роль классического обусловливания в формировании таких эмоциональных реакций, как страх и тревога.

Эти ученые обусловливали эмоциональную реакцию страха у 11-месячного мальчика, известного в анналах психологии под именем «Маленький Альберт». Как и многие дети, Альберт вначале не боялся живых белых крыс. К тому же его никогда не видели в состоянии страха или гнева. Методика эксперимента состояла в следующем; Альберту показывали прирученную белую крысу (УС) и одновременно за его спиной раздавался громкий удар в гонг (БС). После того, как крыса и звуковой сигнал были представлены семь раз, реакция сильного страха (УР) плач и запрокидывание — наступала, когда ему только показывали животное. Через пять дней Уотсон и Рейнер показали Альберту другие предметы, напоминающие крысу тем, что они были белые и пушистые. Было обнаружено, что реакция страха у Альберта распространилась на множество стимулов, включая кролика, пальто из котикового меха, маску Деда Мороза и даже волосы экспериментатора. Большинство из этих обусловленных страхов все еще можно было наблюдать месяц спустя после первоначального обусловливания. К сожалению, Альберта выписали из больницы (где проводилось исследование) до того, как Уотсон и Рейнер смогли угасить у ребенка страхи, которые они обусловили. О «Маленьком Альберте» больше никогда не слышали. Позже многие резко критиковали авторов за то, что они не убедились в отсутствии у Альберта стойких болезненных последствий эксперимента.

Хотя ретроспективно этот случай можно назвать жестоким, он действительно поясняет, как подобные страхи (боязнь незнакомых людей, зубных врачей и докторов) можно приобрести в процессе классического обусловливания.

Респондентное поведениеэто скиннеровская версия павловского, или классического обусловливания. Он также называл его обусловливанием типа С, чтобы подчеркнуть важность стимула, который появляется до реакции и выявляет ее. Однако Скиннер полагал, что в целом поведение животных и человека нельзя объяснять в терминах классического обусловливания. Напротив, он делал акцент на поведении, не связанном с какими-либо известными стимулами.

Пример для иллюстрации: рассматривая поведение, вы непосредственно сейчас занимаетесь чтением. Определенно, это не рефлекс, и стимул, управляющий этим процессом (экзамены и оценки), не предшествует ему. Наоборот, в основном на ваше поведение чтения воздействуют стимульные события, которые наступят после него, а именно — его последствия. Так как этот тип поведения предполагает, что организм активно воздействует на окружение с целью изменить события каким-то образом, Скиннер определил его как оперантное поведение. Он также называл его обусловливание типа Р, чтобы подчеркнуть воздействие реакции на будущее поведение: R --- S.

Оперантное поведение, т.е. вызванное оперантным научением, определяется событиями, которые следуют за реакцией. За поведением идет следствие, и природа этого следствия изменяет тенденцию организма повторять данное поведение в будущем. Например, катание на роликовой доске, игра на фортепиано, метание дротиков и написание собственного имени — это образцы оперантной реакции, или операнты, контролируемые результатами, следующими за соответствующим поведением. Это произвольные приобретенные реакции у которых есть стимул, но он не поддаётся распознаванию. Скиннер понимал, что бессмысленно рассуждать о происхождении оперантного поведения, так как нам неизвестны стимул или внутренняя причина, ответственная за его появление. Оно происходит спонтанно.

Если последствия благоприятны для организма, тогда вероятность повторения операнта в будущем усиливается. Когда это происходит, говорят, что последствия подкрепляются, и оперантные реакции, полученные в результате подкрепления (в смысле высокой вероятности его появления) обусловились. Сила позитивного подкрепляющего стимула т. о. определяется в соответствии с его воздействием на последующую частоту реакций, которые непосредственно предшествовали ему.

И напротив, если последствия реакции не благоприятны и не подкреплены, тогда вероятность получить оперант уменьшается. Например, вы скоро перестанете улыбаться человеку, который в ответ на вашу улыбку всегда бросает на вас сердитый взгляд или вообще никогда не улыбается. Скиннер полагал, что, следовательно, оперантное поведение контролируется негативными последствиями .

По определению, негативные, или аверсивные последствия ослабляют поведение, порождающее их, и усиливают поведение, устраняющее их. Если человек постоянно угрюм, вы, вероятно, попытаетесь совсем, избегать его.

Для того, чтобы изучать оперантное поведение в лаборатории, Скиннер придумал на первый взгляд простую процедуру, названную свободным оперантным методом.

Полуголодную крысу поместили в пустую «свободно-оперантную камеру» (известную как «ящик Скиннера»), где был только рычаг и миска для еды. Сначала крыса демонстрировала множество оперантов: ходила, принюхивалась, почесывалась, чистила себя и мочилась. Такие реакции не вызывались никаким узнаваемым стимулом; они были спонтанны. В конце концов, крыса, в ходе своей ознакомительной деятельности нажимала на рычаг, тем самым получая шарик пищи, автоматически доставляемый в миску под рычагом. Т. к. реакция нажатия рычага первоначально имела низкую вероятность возникновения, ее следует считать чисто случайной по отношению к питанию; то есть мы не можем предсказать, когда крыса будет нажимать на рычаг, и не можем заставить ее делать это. Однако, лишая ее пищи, скажем, на 24 часа, мы можем убедиться, что реакция нажима рычага приобретет, в конце концов, высокую вероятность в такой особой ситуации. Это делается при помощи метода, называющегося научение через кормушку, посредством которого экспериментатор дает шарики пищи каждый раз, когда крыса нажимает на рычаг. Потом можно увидеть, что крыса проводит все больше времени рядом с рычагом и миской для пищи, а через соответствующий промежуток времени она начнет нажимать рычаг все быстрее и быстрее. Таким образом, нажатие рычага постепенно становится наиболее частой реакцией крысы на условие пищевой депривации. В ситуации оперантного научения поведение крысы является инструментальным, то есть оно действует на окружающую среду, порождая подкрепление (пищу). Если далее идут неподкрепляемые опыты, то есть если пища не появляется постоянно вслед за реакцией нажатия рычага, крыса, в конце концов, перестанет нажимать его, и произойдет экспериментальное угасание.

Теперь, когда мы познакомились с природой оперантного научения, будет полезно рассмотреть пример ситуации, встречающейся почти в каждой семье, где есть маленькие дети, а именно — оперантное научение поведению плача. Как только маленькие дети испытывают боль, они плачут, и немедленная реакция родителей — выразить внимание и дать другие позитивные подкрепления. Так как внимание является подкрепляющим фактором для ребенка, реакция плача становится естественно обусловленной. Однако плач может возникать и тогда, когда боли нет. Хотя большинство родителей утверждают, что они могут различать плач от расстройства и плач, вызванный желанием внимания, все же многие родители упорно подкрепляют последний.

Могут ли родители устранить обусловленное поведение плача или ребенку «судьба быть плаксой» на всю жизнь? Уильямс (1959) сообщает о случае, который показывает, как обусловленный плач был подавлен у 21-месячного ребенка. Из-за серьезного заболевания в течение первых 18 месяцев жизни ребенок получал повышенное внимание от своих обеспокоенных родителей. Фактически, из-за его крика и плача, когда он ложился спать, кто-то из родителей или тетя, жившая вместе с этой семьей, оставались в его спальне до тех пор, пока он не засыпал. Такое ночное бодрствование обычно занимало два-три часа. Оставаясь в комнате, пока он не засыпал, родители, несомненно, давали позитивное подкрепление поведению плача у ребенка. Т.о. он прекрасно контролировал своих родителей. Чтобы подавить это неприятное поведение, врачи велели родителям оставлять ребенка засыпать одного и не обращать никакого внимания, на плач. Через семь ночей поведение плача фактически прекратилось. Кдесятой ночи ребенок даже улыбался, когда его родители уходили из комнаты, и можно было слышать его довольный лепет, когда он засыпал. Через неделю, однако, ребенок сразу начал кричать, когда тетя уложила его в постель и вышла из комнаты. Она возвратилась и осталась там, пока ребенок не заснул. Этого одного примера позитивного подкрепления было достаточно, чтобы стало необходимым во второй раз пройти через весь процесс угасания. Кдевятой ночи плач ребенка, наконец, прекратился, и Уильямс сообщил об отсутствии рецидивов в течение двух лет.

РЕЖИМЫ ПОДКРЕПЛЕНИЯ

Суть оперантного научения состоит в том, что подкрепленное поведение стремится повториться, а поведение неподкрепленное или наказуемое имеет тенденцию не повторяться или подавляться. Следовательно, концепция подкрепления играет ключевую роль в теории Скиннера.

Скорость, с которой оперантное поведение приобретается и сохраняется, зависит от режима применяемого подкрепления. Режим подкрепления — правило, устанавливающее вероятность, с которой подкрепление будет происходить . Самым простым правилом является предъявление подкрепления каждый раз, когда субъект дает желаемую реакцию. Это называется режимом непрерывного подкрепления и обычно используется на начальном этапе любого оперантного научения, когда организм учится производить правильную реакцию. В большинстве ситуаций повседневной жизни, однако, это либо неосуществимо, либо неэкономично для сохранения желаемой реакции, так как подкрепление поведения бывает не всегда одинаковым и регулярным. В большинстве случаев социальное поведение человека подкрепляется только иногда. Ребенок плачет неоднократно, прежде чем добьется внимания матери. Ученый много раз ошибается, прежде чем приходит к правильному решению трудной проблемы. В этих примерах неподкрепленные реакции встречаются до тех пор, пока одна из них не будет подкреплена.

Выделяют четыре основных режима подкрепления:

1. Режим подкрепления с постоянным соотношением (ПС). В данном режиме организм подкрепляется по наличию заранее определенного или «постоянного» числа соответствующих реакций. Этот режим является всеобщим в повседневной жизни и ему принадлежит значительная роль в контроле над поведением. Во многих сферах занятости сотрудникам платят отчасти или даже исключительно в соответствии с количеством единиц, которые они производят или продают. В промышленности эта система известна как плата за единицу продукции. Режим ПС обычно устанавливает чрезвычайно высокий оперантный уровень, т.к. чем чаще организм реагирует, тем большее подкрепление он получает.

2. Режим подкрепления с постоянным интервалом (ПИ). В режиме подкрепления с постоянным интервалом организм подкрепляется после того, как твердо установленный или «постоянный» временной интервал проходит с момента предыдущего подкрепления. На уровне человека режим ПИ – это выплата зарплаты за работу, выполненную за час, неделю или месяц. Подобно этому, еженедельная выдача денег ребенку на карманные расходы образует ПИ форму подкрепления. Университеты обычно работают в соответствии с временным режимом ПИ. Экзамены устанавливаются на регулярной основе и отчеты об академической успеваемости издаются в установленные сроки. Любопытно, что режим ПИ дает низкую скорость реагирования сразу после того, как получено подкрепление — феномен, названный паузой после подкрепления. Это показательно для студентов, испытывающих трудности при обучении в середине семестра (предполагается, что они сдали экзамен хорошо), так как следующий экзамен будет еще нескоро. Они буквально делают перерыв в обучении.

3. Режим подкрепления с вариативным соотношением (ВС). В этом режиме организм подкрепляется на основе какого-то, в среднем предопределенного числа реакций. Возможно, что наиболее драматической иллюстрацией поведения человека, находящегося под контролем режима ВС, является захватывающая азартная игра. Рассмотрим действия человека, играющего в игральный автомат, где нужно опускать монетку или специальной рукояткой вытягивать приз. Эти аппараты запрограммированы таким образом, что подкрепление (деньги) распределяется в соответствии с числом попыток, за которые человек платит, чтобы управлять рукояткой. Однако выигрыш непредсказуем, непостоянен и редко позволяет получать свыше того, что вложил игрок. Это объясняет тот факт, почему владельцы казино получают значительно больше подкреплений, чем их постоянные клиенты. Далее, угасание поведения, приобретенного в соответствии с режимом ВС, происходит очень медленно, так как организм точно не знает, когда будет следующее подкрепление. Таким образом, игрок принуждается опускать монеты в прорезь автомата, несмотря на ничтожный выигрыш (или даже проигрыш), в полной уверенности, что в следующий раз он «сорвет куш». Такая настойчивость типична для поведения, вызванного режимом ВС.

4. Режим подкрепления с вариативным интервалом (ВИ). В этом режиме организм получает подкрепление после того, как проходит неопределенный интервал времени. Подобно режиму ПИ, подкрепление при этом условии зависит от времени. Однако время между подкреплениями по режиму ВИ варьирует вокруг какой-то средней величины, а не является точно установленным. Как правило, скорость реагирования при режиме ВИ является прямой функцией примененной длины интервала: короткие интервалы порождают высокую скорость, а длинные интервалы порождают низкую скорость. Также при подкреплении в режиме ВИ организм стремится установить постоянную скорость реагирования, и при отсутствии подкрепления реакции угасают медленно. В конечном итогe, организм не может точно предвидеть, когда будет следующее подкрепление.

В повседневной жизни режим ВИ нечасто встречается, хотя несколько его вариантов можно наблюдать. Родитель, например, может хвалить поведение ребенка довольно произвольно, рассчитывая, что ребенок будет продолжать вести себя соответствующим образом и в неподкрепленные интервалы времени. Подобно этому, преподаватели, которые дают «неожиданные» контрольные работы, частота которых варьирует от одной в три дня до одной в три недели, в среднем одна в две недели, используют режим ВИ. При этих условиях от студентов можно ожидать сохранения относительно высокого уровня прилежания, так как они никогда не знают, в какой момент будет следующая контрольная работа.

Как правило, режим ВИ порождает более высокую скорость реагирования и большую сопротивляемость угасанию, чем режим ПИ.

Условное подкрепление

Теоретики, занимающиеся научением, признавали два типа подкрепления — первичное и вторичное. Первичное подкрепление — это любое событие или объект, сами по себе обладающие подкрепляющими свойствами. Они не требуют предварительной ассоциации с другими подкреплениями, чтобы удовлетворить биологическую потребность. Первичные подкрепляющие стимулы для людей — это пища, вода, физический комфорт и секс. Их ценностное значение для организма не зависит от научения.

Вторичное, или условное подкрепление, — это любое событие или объект, которое приобретает свойство осуществлять подкрепление через тесную ассоциацию с первичным подкреплением, обусловленным прошлым опытом организма. Примерами общих вторичных подкрепляющих стимулов у людей являются деньги, внимание, привязанности и хорошие оценки.

Небольшое изменение в стандартной процедуре оперантного научения демонстрирует, как нейтральный стимул может приобрести подкрепляющую силу для поведения. Когда крыса научилась нажимать на рычаг в «ящике Скиннера», сразу же ввели звуковой сигнал (сразу после осуществления реакции), за которым следовал шарик еды. В этом случае звук действует как различительный стимул (то есть животное учится реагировать только при наличии звукового сигнала, так как он сообщает о пищевом вознаграждении). После того, как эта специфическая оперантная реакция устанавливается, начинается угасание: когда крыса нажимает на рычаг, не появляются ни пища, ни звуковой сигнал. Через какое-то время крыса перестает нажимать на рычаг. Затем звуковой сигнал повторяется каждый раз, когда животное нажимает на рычаг, но шарик пищи не появляется. Несмотря на отсутствие первоначального подкрепляющего стимула, животное понимает, что нажатие на рычаг вызывает звуковой сигнал, поэтому оно продолжает настойчиво реагировать, тем самым ослабляя угасание. Другими словами, установленная скорость нажатия на рычаг отражает тот факт, что звуковой сигнал теперь действует как условный подкрепляющий фактор. Точная скорость реагирования зависит от силы звукового сигнала как условного подкрепляющего стимула (т. е. от числа случаев, когда звуковой сигнал ассоциировался с первичным подкрепляющим стимулом, пищей, в процессе научения).

Скиннер доказывал, что фактически любой нейтральный стимул может стать подкрепляющим, если он ассоциируется с другими стимулами, ранее имевшими подкрепляющие свойства. Таким образом, феномен условного подкрепления в значительной степени увеличивает сферу возможного оперантного научения, особенно если это касается социального поведения человека. Иначе говоря, если бы все, чему мы научились, было пропорционально первичному подкреплению, то возможности для научения были бы очень ограничены, и деятельность человека не была бы столь разнообразна.

Характерным для условного подкрепления является то, что оно генерализуется, если объединяется с более чем одним первичным подкреплением. Деньги - особенно показательный пример. Очевидно, что деньги не могут удовлетворить какое-либо из наших первичных влечений. Все же благодаря системе культурного обмена деньги являются мощным и сильным фактором для получения множества удовольствий. Например, деньги позволяют нам иметь модную одежду, яркие машины, медицинскую помощь и образование. Иные виды генерализованных условных подкрепляющих. стимулов — это лесть, похвала, привязанности и подчинение себе других. Эти так называемые социальные подкрепляющие стимулы (включающие в себя поведение других людей) часто действуют очень сложно и едва уловимо, но они существенны для нашего поведения в разнообразных ситуациях. Внимание — простой случай. Все знают, что ребенок может получить внимание, когда притворяется больным или плохо себя ведет. Часто дети назойливы, задают нелепые вопросы, вмешиваются в разговор взрослых, рисуются, поддразнивают младших сестер или братьев и мочатся в постель — и все это для привлечения внимания. Внимание значимого другого — родителей, учителя, возлюбленного — особенно эффективный генерализованный условный стимул, который может содействовать ярко выраженному поведению привлечения внимания.

Еще более сильный генерализованный условный стимул — это социальное одобрение. Например, многие люди проводят массу времени, прихорашиваясь перед зеркалом, в надежде получить одобряющий взгляд супруга или любовника.

И женская, и мужская мода — это предмет одобрения, и она существует до тех пор, пока есть социальное одобрение. Студенты высшей школы участвуют в мероприятиях вне учебного плана (драма, диспут, школьный ежегодник) для того, чтобы получить одобрение родителей, сверстников и соседей. Хорошие отметки в школе - тоже позитивный подкрепляющий стимул, потому что ранее за это получали похвалу и одобрение родителей. Будучи мощным условным подкрепляющим стимулом, удовлетворительные оценки также способствуют поощрению учения и достижению более высокой академической успеваемости.

Скиннер полагал, что условные подкрепляющие стимулы очень важны в контроле поведения человека. Он также отмечал, что каждый человек проходит уникальную науку научения, и вряд ли всеми людьми управляют одни и те же подкрепляющие стимулы. Например, для кого-то очень сильным подкрепляющим стимулом является успех в качестве актера; для других важно выражение нежности; а иные находят подкрепляющий стимул в спорте, академических или музыкальных занятиях. Возможные вариации в поведении, поддержанные условными подкрепляющими стимулами, бесконечны. Следовательно, понять условные покрепляющие стимулы у человека намного сложнее, чем понять, почему крыса, лишенная пищи, нажимает рычаг, получая в качестве подкрепления только звуковой сигнал.

Контроль поведения посредством аверсивных стимулов

С точки зрения Скиннера, в основном поведение человека контролируется аверсивными (неприятными или болевыми) стимулами. Два наиболее типичных метода аверсивного контроля — это наказание и негативное подкрепление. Скиннер предложил следующее определение: «Вы можете различать наказание , при котором происходит аверсивное событие, пропорциональное реакции, и негативное подкрепление , в котором подкреплением является устранение аверсивного стимула, условного или безусловного».

Наказание. Термин наказание относится к любому аверсивному стимулу или явлению, которое следует (зависит) от появления какой-то оперантной реакции. Вместо того, чтобы усиливать реакцию, которую оно сопровождает, наказание уменьшает, по крайней мере временно, вероятность того, что реакция повторится. Предполагаемая цель наказания — побудить людей не вести себя данным образом. Скиннер заметил, что это наиболее общий метод контроля поведения в современной жизни.

По Скиннеру, наказание может быть осуществлено двумя различными способами, которые он называет позитивное наказание и негативное наказание.

ПОДКРЕПЛЕНИЕ

Позитивное Негативное
Предъявление положительного стимула Удаление аверсивного стимула

НАКАЗАНИЕ

Предъявление аверсивного стимула

Удаление положительного стимула

Позитивное наказание встречается всякий раз, когда поведение ведет к аверсивному (неприятному или болевому) исходу. Вот несколько примеров: если дети плохо себя ведут, их шлепают или бранят; если студенты пользуются шпаргалками на экзамене, их исключают из вуза или школы; если взрослых ловят на краже, их штрафуют или сажают в тюрьму.

Негативное же наказание встречается всякий раз, когда за поведением следует устранение (возможного) позитивного подкрепляющего стимула. Например, детям запрещают смотреть телевизор из-за плохого поведения. Широко используемый подход к негативному наказанию — методика приостановки. В соответствии с этой методикой человека моментально удаляют из ситуации, в которой доступны определенные подкрепляющие стимулы. Например, непослушного ученика четвертого класса, мешающего занятиям, могут выгнать из кабинета.

Негативное подкрепление. В отличие от наказания, негативное подкрепление— это процесс, в котором организм ограничивает аверсивный стимул или избегает его. Любое поведение, которое препятствует аверсивному положению дел, таким образом, чаще повторяется и является негативно подкрепленным (см. табл.). Поведение ухода — это тот самый случай. Скажем, человек, который прячется от палящего солнца, уходя в помещение, скорее всего снова пойдет туда, когда солнце вновь станет палящим. Следует заметить, что уход от аверсивного стимула не то же самое, что избегание его, поскольку аверсивный стимул, которого избегают, физически не представлен.

Следовательно, другой способ бороться с неприятными условиями — научиться избегать их, то есть вести себя так, чтобы предотвратить их появление. Эта стратегия известна как научение избегания . Например, если учебный процесс позволяет ребенку избежать домашнего задания, негативное подкрепление используется для усиления интереса к обучению. Поведение избегания также имеет место, когда наркоманы разрабатывают искусные планы, с тем чтобы сохранить свои привычки, но не довести дело до аверсивных последствий — тюремного заключения.

Скиннер боролся с использованием всех форм контроля поведения, основанных на аверсивных стимулах. Он особо выделял наказание как неэффективное средство контроля поведения. Причина в том, что из-за своей угрожающей природы тактика наказания нежелательного поведения может вызвать отрицательные эмоциональные и социальные побочные эффекты. Тревога, страх, антисоциальные действия и потеря самоуважения и уверенности — это только некоторые возможные негативные побочные явления, связанные с использованием наказания.

Угроза, внушаемая аверсивным контролем, может также подтолкнуть людей к моделям поведения даже более спорным, чем те, за которые их первоначально наказали. Рассмотрим, например, родителя, который наказывает ребенка за посредственную учебу. Позже, в отсутствии родителя, ребенок может вести себя еще хуже — прогуливать уроки, шататься по улицам, портить школьное имущество. Вне зависимости от исхода ясно, что наказание не принесло успеха в выработке желаемого поведения у ребенка.

Так как наказание может временно подавлять нежелательное или неадекватное поведение, основным возражением Скиннера было то, что поведение, за которым последовало наказание, скорее всего вновь появится там, где отсутствует тот, кто может наказать. Ребенок, которого несколько раз наказали за сексуальную игру, совсем необязательно откажется от ее продолжения; человек, которого посадили в тюрьму за жестокое нападение, не обязательно будет меньше склонен к жестокости. Поведение, за которое наказали, может опять появиться после того, как исчезнет вероятность быть наказанным. Этому легко можно найти примеры в жизни; Ребенок, которого отшлепают за то, что он ругался в доме, может свободно это делать в другом месте. Водитель, оштрафованный за превышение скорости, может заплатить полицейскому и продолжать свободно превышать скорость, когда поблизости нет патруля с радаром.

Вместо аверсивного контроля поведения рекомендуется позитивное подкрепление, как наиболее эффективный метод для устранения нежелательного поведения. Скиннердоказывал, что, поскольку позитивные подкрепляющие стимулы не дают негативных побочных явлений, связанных с аверсивными стимулами, они более пригодны для формирования поведения, человека. Например, осужденные преступники содержатся в невыносимых условиях во многих карательных учреждениях. Очевидно, что большинство попыток реабилитировать преступников провалились, это подтверждает высокий уровень рецидивов или повторных нарушений закона. Применив подход Скиннера, можно было бы так урегулировать условия окружения в тюрьме, чтобы поведение, напоминающее поведение законопослушных граждан, позитивно подкреплялось (например, научение навыкам социальной адаптации, ценностям, отношениям). Подобная реформа потребует привлечения экспертов по поведению, имеющих знания о принципах научения, личности и психопатологии.

Скиннер показал возможности позитивного подкрепления, и это повлияло на стратегии поведения, используемые в воспитании детей, в образовании, бизнесе и промышленности. Во всех этих областях появилась тенденция к все большему поощрению желательного поведения, а не наказанию нежелательного.

Генерализация и различение стимулов

Логическим расширением принципа подкрепления является то, что поведение, усиленное в одной ситуации, весьма вероятно повторится, когда организм столкнется с другими ситуациями, напоминающими ее. Если бы это было не так, то наш поведенческий набор был бы так сильно ограничен и хаотичен, что мы бы, возможно, проснувшись утром, долго размышляли над тем, как реагировать должным образом на каждую новую ситуацию.

В теории Скиннера тенденция подкрепленного поведения распространяется на множество подобных положений и называется генерализацией стимула. Этот феномен легко наблюдать в повседневной жизни. Например, ребенок, которого похвалили за утонченные хорошие манеры дома, будет обобщать это поведение в соответствующих ситуациях и вне дома, такого ребенка не нужно учить, как прилично вести себя в новой ситуации. Обобщение стимула также может быть результатом неприятного жизненного опыта. Молодая женщина, изнасилованная незнакомцем, может генерализировать свой стыд и враждебность по отношению ко всем лицам противоположного пола, так как они напоминают ей о физической и эмоциональной травме. Подобно этому, единственного случая испуга или аверсивного опыта, причиной которого явился человек, принадлежащий к определенной этнической группе (белый, черный, латиноамериканец, азиат), может быть достаточно для индивида, чтобы создать стереотип и таким образом избежать будущих социальных контактов со всеми представителями данной группы.

Хотя способность обобщать реакции — важный аспект многих наших повседневных социальных контактов, все же очевидно, что адаптивное поведение характеризуется способностью делать различия в разных ситуациях. Различение стимула, составная часть обобщения, — это процесс научения, состоящий в том, чтобы реагировать адекватным образом в различных ситуациях окружения. Примеров множество. Автомобилист остается в живых в час пик благодаря тому, что различает красный и зеленый цвета светофора. Ребенок учится различать домашнюю собачку и злобного пса. Подросток учится различать поведение, находящее одобрение у сверстников, и поведение, раздражающее и отчуждающее других. Диабетик сразу обучается различать пищу, содержащую много и мало сахара. В самом деле, практически все разумное поведение человека зависит от способности делать различение.

Способность к различению приобретается через подкрепление реакций в присутствии одних стимулов и отсутствие их подкрепления в присутствии других стимулов. Соответственно, индивидуальные вариации различительной способности зависят от уникального прошлого опыта различных подкреплений. Скиннер предположил, что здоровое личностное развитие происходит в результате взаимодействия генерализирующей и различительной способностей, с помощью которых мы регулируем наше поведение так, чтобы максимально увеличить позитивное подкрепление и свести к минимуму наказание.

Последовательное приближение: как заставить гору прийти к Магомету

Первые опыты Скиннера в области оперантного научения были сфокусированы на реакциях, обычно изъявляемых со средней или высокой частотой (например, нажатие рычага крысой). Однако вскоре стало очевидным, что стандартная методика оперантного научения плохо подходила для большого числа сложных оперантных реакций, которые могли спонтанно встречаться с вероятностью, равной почти нулю. В сфере поведения человека, например, сомнительно, что с помощью общей стратегии оперантного научения можно было бы успешно научить пациентов психиатрического отделения приобретать полезные навыки межличностного общения. Для того чтобы облегчить эту задачу, Скиннер придумал методику, при которой психологи могли эффективно и быстро уменьшить время, требуемое для обусловливания почти любого поведения в том наборе, которым располагал человек.

Эта методика, названная методом успешного приближения, или формированием повед ния, состоит из подкрепления поведения, наиболее близкого к желаемому оперантному поведению. К этому приближаются шаг за шагом, и поэтому одна реакция подкрепляется, а затем подменяется другой, более близкой к желаемому результату.

Скиннер установил, что процесс формирования поведения обусловливает развитие устной речи. Для него язык — это результат подкрепления высказываний ребенка, представленных первоначально вербальным общением с родителями, братьями и сестрами. Таким образом, начинаясь с довольно простых форм лепета в младенчестве, детское вербальное поведение постепенно развивается, пока не начинает напоминать язык взрослых.

И, как можно было ожидать, другие исследователи поставили под сомнение утверждение Скиннера, что язык — это просто продукт вербальных высказываний, выборочно подкрепленных в течение первых лет жизни. Ноэм Хомский, один из наиболее строгих критиков Скиннера, утверждает, что большую скорость усвоения вербальных навыков в раннем детстве никак нельзя объяснить в терминах оперантного научения. С точки зрения Хомского, особенности, которыми обладает мозг при рождении, являются причиной того, что ребенок приобретает язык. Другими словами, существует врожденная способность усваивать сложные правила разговорного общения.

Подведём итоги краткого обзора научающе-бихевиорального направления Скиннера. Как мы увидели, Скиннер не считал необходимым рассматривать внутренние силы или мотивационные состояния человека в качестве причинного фактора поведения. Скорее он сосредотачивался на взаимоотношениях между определенными явлениями окружения и открытым поведением. Далее, он придерживался мнения, что личность — это не что иное, как определенные формы поведения, которые приобретаются посредством оперантного научения. Добавляют что-то эти рассуждения к всеобъемлющей теории личности или нет, но Скиннер оказал глубокое влияние на наши представления о проблемах научения человека. Философские положения, лежащие в основе системы взглядов Скиннера на человека, четко отделяют его от большинства психологов, с которыми мы уже познакомились.

СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ В БИХЕВИОРАЛЬНОЙ ТЕРАПИИ

Прикладной бихевиоральный анализ. Этот подход теоретически согласуется с радикальным бихевиоризмом Скиннера (1953) и основывается на принципах и процедурах оперантного обусловливания. Явное поведение считается единственно допустимым объектом исследования. Хотя Скиннер и говорил, что личностные переживания тоже должны быть включены в анализ поведения, роль личностного фактора в его теории всегда тщательно ограничивалась. По его мнению, такие субъективные процессы, как мышление и воображение, никогда не могут быть причиной поведения. В своём крайнем проявлении подход оперантного обусловливания предполагает, что, не считая, генетических факторов, человеческое поведение определяется исключительно внешними причинами.

Другой существенной чертой оперантного подхода является подчёркивание важности изучения каждого индивидуального организма. Скиннер отрицал статистические сравнения между группами и утверждал, что средние показатели неадекватно отражают подлинное поведение конкретных людей.

Помимо теоретических взглядов на поведение и на методы его исследования, оперантный подход выработал множество принципов научения. При этом подходе предполагается, что поведение определяется последствиями, исходящими из внешнего мира, и что поведение усиливается положительным и отрицательным подкреплением и ослабляется наказанием.

Методы оперантного обусловливания оказались наиболее полезными для изменения поведения маленьких и умственно отсталых детей, а также умственно отсталых взрослых и людей с хроническими психическими нарушениями.

Необихевиористский подход «Стимул – Реакция». Этот подход берёт начало в исследовательских работах Вольпа и Айзенка и использует теории научения Павлова, Газри, Халла, Маурера и Миллера к решению клинических проблем. В отличие от прикладного бихевиорального анализа, где изучается только непосредственно наблюдаемое поведение, необихевиористы оперируют также и опосредованными, неконкретными терминами для объяснения и изменения человеческого поведения.

Например, тревога – это гипотетическая конструкция, не поддающаяся непосредственному наблюдению. Однако, делается попытка связать это отвлечённое понятие с предшествующими и последующими событиями во внешнем мире, которое можно измерить непосредственно. в основе этого метода лежат принципы и процедуры классического обусловливания.

Когнитивные процессы, выступающие в качестве промежуточных посредников между стимулом и реакцией, последовательно отвергаются.

Но результаты экспериментальных исследований и психологических теорий за последние 20 лет обнаружили ограниченность моделей обусловливания в применении к сложному человеческому поведению. Сейчас многие бихевиоральные терапевты, особенно социального направления, используют более широкий спектр принципов и процедур.

СЛОВАРИК ПО ТЕМЕ

Безусловная реакция – невыученная реакция, которая автоматически следует за безусловным стимулом.

Бихевиоральная терапия – набор терапевтических методик для изменения плохо адаптированного или нездорового поведения посредством применения принципов оперантного научения.

Вторичное подкрепление - любой стимул, который приобрёл подкрепляющие свойства посредством тесной ассоциации с первичным подкреплением в прошлом научающем опыте организма; также известно как условное подкрепление.

Классическое обусловливание – тип научения, впервые описанный И.П. Павловым, в котором первоначально нейтральный стимул идёт в паре со стимулом, естественно вызывающим реакцию, и постепенно приобретает способность вызывать ту же реакцию. Например, ребёнок слышит сердитый голос вместе со шлепком и соответственно реагирует на сердитый голос страхом.

Наказание – предъявление аверсивных (неприятных или болевых) стимулов, следующее за нежелательным поведением и уменьшающее вероятность повторения такого поведения.

Негативное наказание – устранение приятного стимула. следующее за нежелательным проведением.

Оперантное научени е – форма научения, в которой правильная реакция или изменение поведения подкрепляется и становится более вероятной.

Оперантное поведение – свободно выражаемые организмом реакции, на частоту которых сильно влияет применение различных режимов подкрепления. Т.е. эти режимы подкрепления (последствия), которые могут быть до и после поведения, определяют само поведение (реакции) в момент его осуществления.

Подкрепление. В классическом обусловливании – ассоциация, образующаяся через неоднократное объединение условного стимула с безусловным стимулом. В оперантном научении – ассоциация, образующаяся, когда за реакцией следует подкрепляющий стимул.

Позитивное наказание – предъявление аверсивного стимула после реакции.

Позитивное подкреплени е – предъявление приятного стимула после реакции, повышающее вероятность её повторения.

Режим подкрепления – правило, устанавливающее вероятность, с которой будет происходить подкрепление.

Респондентное поведение – специфическая реакция, которая запускается известным стимулом, и стимул всегда предшествует ей во времени.

Угасание – процесс постепенного ослабления и угасания условных реакций, которые больше не подкрепляются.

Условная реакция – реакция, подобная безусловной реакции, вызываемая ранее нейтральным стимулом.

Условный стимул – ранее нейтральный стимул, который приобретает способность вызывать специфические реакции путём многократного связывания с другим стимулом, способным вызывать такие реакции.

Формирование в оперантном научении – подкрепление поведения, всё более и более похожего на желаемое.

Функциональный анализ – установление специфических отношений между поведением организма и условиями окружения, контролирующими его.

ГЛАВА 4.

СОЦИАЛЬНО-КОГНИТИВНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ТЕОРИИ ЛИЧНОСТИ

АЛЬБЕРТ БАНДУРА: СОЦИАЛЬНО-КОГНИТИВНАЯ ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ

БИОГРАФИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ

Альберт Бандура (Albert Bandura) родился в провинции Альберта, Канада, в 1925 году. Сын фермера, поляка по происхождению. После средней школы Бандура в 1949 году получил степень бакалавра гуманитарных наук; в 1951 году получил степень магистра гуманитарных наук и в 1952 году — доктора философии. Затем он занял пост на факультете психологии в Стэнфордском университете.

Бандура активно занимался развитием социально-когнитивного подхода к изучению и пониманию личности. Его ранние книги «Подростковая агрессия» (1959) и «Социальное научение и развитие личности» (1963) были написаны в соавторстве с Ричардом Уолтерсом, его первым студентом после получения степени доктора философии. Затем он опубликовал труд «Принципы модификации поведения» (1969). В 1969 году Бандура был назван действительным членом Центра углубленного изучения поведенческих наук в Стэнфордском университете. В это время он пишет книгу «Агрессия: анализ с позиции социального научения» (1973). Он также опубликовал работу под названием «Теория социального научения» (1971), краткое толкование ключевых концепций, которые помогают объяснить поведение. В книгах «Социальная теория научения» и «Социальные основы мышления и поведения» (1986) Бандура дает обзор современных теоретических и экспериментальных достижений, касающихся социально-познавательной модели личности. После почти 40 лет преподавательской и исследовательской деятельности Бандура занял специально для него созданный пост в Стэнфордском университете. Бандура — ведущий социально-когнитивный теоретик, признанный пионер модификации поведения и ведущий авторитет в том, что касается агрессивности и полоролевого развития.

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ СОЦИАЛЬНО-КОГНИТИВНОЙ ТЕОРИИ

Бандура отмечает, что психодинамическими доктринами распространено убеждение в том, что поведение человека зависит от целого ряда внутренних процессов (например, влечений, побуждений, потребностей), часто действующих на уровне ниже порога сознания. Но вопрос о концептуальной и эмпирической основе этой точки зрения все равно остается открытым.

О внутренних детерминантах часто делали вывод, исходя из поведения, которому они, предположительно, были причиной, и в результате под видом объяснения давались описания. Наличие импульсов враждебности, например, выводилось из вспышки гнева, которая затем объяснялась действием этого лежащего в ее основе импульса. Подобным же образом существование мотивов достижения выводилось из поведения, направленного на достижение; мотивы зависимости — из зависимого поведения; мотивы любопытства — из любознательного поведения; мотивы власти — из доминирующего поведения и так далее. Не было ограничения числу мотивов, которые можно было найти, выводя их из того поведения, которое они предположительно вызывали. Вдобавок к этому, психодинамические теории пренебрегали огромной сложностью и разнообразием реакций человека. С точки зрения Бандуры, внутренняя реальность, состоящая из влечений и мотивов, просто не может объяснить явные колебания частоты и силы данного поведения в различных ситуациях по отношению к различным людям в, различных социальных ролях. Можно сравнить, как мать реагирует на ребенка дома в разные дни, как она реагирует на свою дочь в отличие от сына в сравнимой ситуации и как она реагирует на ребенка в присутствии своего мужа и без него. Все это является темой для размышления.

Достижения в области теории научения переместили фокус причинного анализа с внутренних сил на влияние окружения (например, оперантное научение Скиннера). С этой точки зрения, поведение человека объясняется стимулами, которые вызывают его, и подкрепляющих последствий, которые сохраняют его. Но, по мнению Бандуры, объяснять поведение таким образом — значит выплескивать вместе с водой ребенка – то есть пренебрегать самостоятельными познавательными процессами. Радикальный бихевиоризм отрицал причины поведения человека, возникающие из внутренних когнитивных процессов. Для Бандуры индивиды не являются ни автономными системами, ни простыми механическими передатчиками, оживляющими влияния окружения — они обладают высшими способностями, которые позволяют им предсказывать появление событий и создавать средства для осуществления контроля над тем, что влияет на их повседневную жизнь.

С точки зрения Бандуры, люди не управляются лишь интрапсихическими силами и не только реагируют на внешние стимулы. Причины функционирования человека нужно понимать в терминах непрерывного взаимодействия поведения, познавательной сферы и окружения. Данный подход к анализу причин поведения, который Бандура обозначил как взаимный детерминизм, подразумевает, что факторы предрасположенности и ситуационные факторы являются взаимозависимыми причинами поведения. Проще говоря, внутренние детерминанты поведения, такие как вера и ожидание, и внешние детерминанты, такие как поощрение и наказание, являются частью системы взаимодействующих влияний, которые действуют не только на поведение, но также на различные части системы.

Разработанная Бандурой модель-триада взаимного детерминизма показывает, что хотя на поведение влияет окружение, оно также частично является продуктом деятельности человека, то есть люди могут оказывать какое-то влияние на собственное поведение. Например, грубое поведение человека на званом вечере может привести к тому, что действия окружающих его людей будут, скорее, наказанием, а не поощрением для него. И напротив, дружелюбный человек на том же самом вечере может создать окружение, в котором для него будет достаточно поощрения и мало наказания. Во всяком случае, поведение изменяет окружение. Бандура также утверждал, что благодаря своей необычайной способности использовать символы люди могут думать, творить и планировать, то есть они способны к познавательным процессам, которые постоянно проявляются через их действия.

Иногда наиболее сильны влияния внешнего окружения, иногда доминируют внутренние силы, а иногда ожидание, вера, цели и намерения формируют и направляют поведение. Бандура полагает, что по причине двойной направленности взаимодействия между открытым поведением и окружающими обстоятельствами люди являются и продуктом, и производителем своего окружения. Таким образом, социально-когнитивная теория описывает модель взаимной причинности, в которой познавательные, аффективные и другие личностные факторы и события окружения работают как взаимозависимые величины.

ВНЕ ПОДКРЕПЛЕНИЯ

Какие факторы позволяют людям учиться? Современные теоретики научения делают акцент на подкреплении как на необходимом условии для изменений поведения. Скиннер, например, утверждал, что внешнее подкрепление обязательно для научения. А Бандура, хотя и признает важность внешнего подкрепления, не рассматривает его как единственный способ, при помощи которого приобретается, сохраняется или изменяется наше поведение. Люди могут учиться наблюдая или читая, или слыша оповедении других людей. В результате предыдущего опыта люди могут ожидать, что определенное поведение будет иметь последствия, которые они ценят, другое — произведет нежелательный результат, а третье — окажется малоэффективным. Наше поведение, следовательно, регулируется в значительной мере предвиденными последствиями . Например, в качестве владельцев дома мы не ждем, пока дом сгорит, чтобы застраховать его от пожара. Напротив, мы полагаемся на полученную от других информацию о роковых последствиях отсутствия пожарной страховки и приходим к решению приобрести ее. Точно так же, пускаясь в рискованное путешествие по дикой местности, мы не ждем, пока нас застигнет снежная вьюга или проливной дождь, а сразу одеваемся по-походному. В каждом случае мы можем заранее вообразить последствия неадекватной подготовки и принимаем необходимые меры предосторожности. Наши высшие психические процессы дают нам способность предвидения.

В центре социально-когнитивной теории лежит положение о том, что новые формы поведения можно приобрести в отсутствие внешнегоподкрепления.Многое в поведении, которое мы демонстрируем, приобретается посредством примера: мы просто наблюдаем, что делают другие, а затем повторяем их действия. Научении через наблюдениеили пример, а не на прямом подкреплении - основная черта теории Бандуры.

САМОРЕГУЛЯЦИЯ И ПОЗНАНИЕ В ПОВЕДЕНИИ

Другая важная черта социально-когнитивной теории - выдающаяся роль, которую она отводит способности человека к саморегуляции. Разумеется, функции саморегуляции нередко создаются и поддерживаются влиянием окружения. Таким образом, они имеют внешнее происхождение, однако не следует преуменьшать тот факт, что однажды установившись, внутренние влияния частично регулируют то, какие действия выполняет человек. Далее, Бандура утверждает, что высшие интеллектуальные способности, например способность оперировать символами, дают нам мощное средство воздействия на наше окружение. Посредством вербальных и образных репрезентаций мы производим и сохраняем опыт таким образом, что он служит ориентиром для будущего поведения. Наша способность формировать образы желаемых будущих результатов выливается в стратегии поведения, ведущие нас к отдаленным целям. Используя способность к оперированию символами, мы можем решать проблемы, не обращаясь к действительному, открытому поведению проб и ошибок, можем, таким образом, предвидеть вероятные последствия различных действий и соответственно изменять наше поведение.

НАУЧЕНИЕ ЧЕРЕЗ МОДЕЛИРОВАНИЕ

Научение было бы довольно утомительным, неэффективным и потенциально опасным, если бы зависело исключительно от результата наших собственных действий. Предположим, автомобилист должен был бы полагаться только на непосредственные последствия (например, столкновение с другим автомобилем, наезд на ребенка) для того, чтобы научиться не ехать на красный свет в час пик. К счастью, вербальная передача информации и наблюдение соответствующих моделей (например, других людей) обеспечивает основу для приобретения наиболее сложных форм поведения человека. Фактически все феномены научения, приобретаемые в результате прямого опыта, могут формироваться косвенно, путем наблюдения за поведением других людей и его последствиями. Игнорировать роль научения через наблюдение в приобретении новых поведенческих паттернов — значит игнорировать уникальные способности человека.

Любая проблема становится для нас до смешного легкой, если кто-то раньше уже решил ее. Фактор наблюдения — это ключ к проблеме. Во многих случаях необходимо учиться моделируемому поведению именно таким образом, как оно выполняется. Езда на велосипеде, катание на роликовой доске, печатание на машинке и лечение зубов, например, позволяют очень мало, если вообще позволяют, отойти от существующей практики. Однако в дополнение к передаче специфических форм путем моделирования можно выстроить новое поведение. Если малышка научилась делиться своим бобовым желе с куклой, ей будет нетрудно поделиться игрушками со сверстниками, оказать внимание маленькому брату, помочь маме по хозяйству и, когда-нибудь позже, приходя в церковь, жертвовать деньги менее счастливым людям, которых она никогда не видела. При помощи процессов моделирования наблюдатели извлекают общие черты из, казалось бы, разных реакций и формулируют правила поведения, дающие им возможность идти дальше того, что они уже видели или слышали. Научение через наблюдение может привести к стилю поведения, сильно отличающемуся от того, что человек наблюдал в действительности.

Люди формируют определенную поведенческую реакцию через наблюдение поведения модели, и далее эта закодированная информация (хранящаяся в долговременной памяти) служит ориентиром в их действиях. Люди избавлены от груза ненужных ошибок и траты времени на формирование соответствующих реакций, так как они могут, по крайней мере приблизительно, научиться чему-то на примере.

ОСНОВНЫЕ ПРОЦЕССЫ НАУЧЕНИЯ ЧЕРЕЗ НАБЛЮДЕНИЕ

Во время показа образца наблюдатели (обучаемые) приобретают в основном символические образы моделируемой деятельности, которая служит прототипом для соответствующего и несоответствующего поведения. Научение через наблюдение регулируется четырьмя взаимосвязанными компонентами: внимание, сохранение, моторно-репродуктивные и мотивационные процессы. Рассматриваемое таким образом,научение через наблюдение представляет собой активный критический и конструктивный процесс.

Процессы внимания: понимание модели. Человек может научиться многому через наблюдение, если он обратит внимание на характерные черты поведения модели и правильно поймет их. Человеку недостаточно просто видеть модель и то, что она делает: скорее индивид должен тщательно выбрать, на что следует обратить внимание, чтобы извлечь важную информацию для использования в своем поведении. Процессы внимания, следовательно, влияют на то, что выборочно постигается в модели, к которой человек обращается, и на то, что приобретается в результате наблюдения.

Бандура показывает, что среди детерминант внимания, влияющих на моделирование, ассоциативные модели являются наиболее важными. Люди, с которыми мы регулярно общаемся, определяют типы поведения, которое можно наблюдать и, следовательно, изучить наиболее полно. Возможности для научения альтруистическому поведению, например, у члена уличной банды существенно отличаются от таковых у члена религиозной группы. Внутри любой социальной группы есть люди, которые привлекают к себе большее внимание, чем другие, благодаря своей власти, статусу и принятой роли. Внимание к модели также регулируется ее личной привлекательностью. Обычно ищут модели, олицетворяющие харизматические качества, в то время как тех, кто демонстрирует неприятные качества, обычно не замечают или отвергают.

Модели, представленные высококомпетентными людьми, признанными специалистами, знаменитостями или суперзвездами, привлекают большее внимание, чем модели, лишенные этих качеств. Рекламодатели, предлагающие товар, начиная от обуви и кончая предметами женской гигиены, наживают капитал на этой идее, используя телевизионных ведущих, спортивных звезд и финансовых воротил в рекламе своих товаров. Любой набор характеристик, который превращает наблюдение за моделью в течение длительного времени в поощрение, увеличивает вероятность проявления внимания к модели и, следовательно, вероятность моделирования.

Процессы сохранения: запоминание модели. Н аблюдение за поведением модели не будет эффективным, если человек не запомнит ее.

Бандура предлагает две основные внутренние системы, с помощью которых поведение модели сохраняется в памяти и превращается потом в действие. Первая — образное кодирование. По мере того как человек наблюдает модельные стимулы, в процессе сенсорного научения возникают относительно стойкие и легко воспроизводимые образы того, что было увидено. Мысленные образы формируются так, что любая ссылка на события, наблюдаемые ранее, сразу вызывает живой образ или картину физических стимулов. Визуальные образы играют решающую роль в научении через наблюдение на ранних стадиях развития, когда отсутствуют лингвистические навыки, а также в научении моделям поведения, которые не поддаются адекватному словесному описанию.

Вторая система заключается в вербальном кодировании ранее наблюдаемых событий. Наблюдая модель, человек может повторять про себя, что она делает. Эти речевые описания (коды) позже могут внутренне повторяться без открытого выстраивания поведения; например, человек может мысленно «проговорить», что надо сделать, чтобы улучшить сложные моторные навыки (например, спуск с горы на лыжах). Фактически человек молча повторяет последовательность выполнения моделируемой деятельности, которой надо будет заниматься позже, и когда он захочет воспроизвести этот навык, вербальный код даст соответствующий сигнал. Такие вербальные коды в большой степени способствуют научению через наблюдение, потому что они несут значительную информацию, накопленную ранее.

Моторно-репродуктивные процессы: перевод памяти в поведение. Третий компонент научения через наблюдение — это перевод информации, символически закодированной в памяти ,в соответствующие действия. Несмотря на то, что человек тщательно формирует и сохраняет мысленные образы поведения модели и повторяет в уме это поведение множество раз, может оказаться, что он все-таки будет не в состоянии выстроить поведение правильно. Это особенно справедливо для сложных моторных действий, которые требуют последовательного вовлечения многих отдельных реакций для их мастерского выполнения (например, гимнастические упражнения, игра на музыкальных инструментах, управление самолетом). Этим точно сбалансированным движениям можно учиться, наблюдая за кем-то (возможно, спомощью замедленного аудиовизуального воспроизведения) и символически воспроизводя поведение модели несколько раз, но в действительности поначалу это поведение может быть неуклюжим и плохо скоординированным. В таких случаях недостаточно простого наблюдения, чтобы гладко и точно выполнить действие. Постоянная практика в выполнении последовательности движений (и коррекция на основе информативной обратной связи) имеет большое значение, если наблюдатель хочет совершенствовать моделируемое поведение. Конечно, и в этом случае наблюдение и намеренный повтор в уме определенного поведения будут способствовать научению, так как можно по крайней мере начать выполнять необходимые движения, основанные на том, что наблюдалось ранее.

Мотивационные процессы: от наблюдения к действию. Четвертый и последний компонент моделирования касается переменных подкрепления .

Бандура подчеркивает, что неважно, насколько хорошо люди следят за моделируемым поведением и сохраняют его, и каковы их способности для выстраивания поведения — они не будут этого делать без достаточного стимула. Человек может приобрести и сохранить навыки, даже обладать способностями для искусного выстраивания моделируемого поведения, но научение редко можно превратить в открытое выполнение, если оно принято негативно.

При наличии подкрепления моделирование или научение через наблюдение быстро переводится в действие. Позитивное подкрепление не только увеличивает вероятность открытого выражения или фактического выстраивания требуемого поведения, но также влияет на процессы внимания и сохранения. В повседневной жизни мы редко обращаем внимание на что-то или кого-то, если нет стимула сделать это, а когда обращаешь мало внимания, фактически нечего сохранять! Мы можем часто совершать поездки с приятелем в определенное место, но смутимся и даже растеряемся, когда нам предложат вести машину самим. Мы не обращали внимания на дорогу, которой раньше ехали, потому что нам это было не нужно — не мы были за рулем. Если нам приходится полагаться только на себя, чтобы добраться до нужного места, мы запоминаем дорогу.

Есть один способ усилить желание человека наблюдать, сохранять и выстраивать моделируемое поведение — через предвидение подкрепления или наказания. Наблюдение за поведением, которое является причиной позитивного поощрения или предотвращает какие-то нежелательные условия, может быть сильнейшим стимулом к вниманию, сохранению и в дальнейшем (в похожей ситуации) выстраиванию такого же поведения. В этом случае подкрепление переживается косвенно, и человек может предвидеть, что сходное поведение приведет к сходным последствиям.

ПОДКРЕПЛЕНИЕ В НАУЧЕНИИ ЧЕРЕЗ НАБЛЮДЕНИЕ

Хотя подкрепление часто способствует научению, оно совсем не является обязательным для него. Существует множество других факторов, отличных от подкрепляющих последствий, которые могут влиять на то, будет ли человек внимательно наблюдать. Нам не нужно ждать подкрепления, например, чтобы обратить внимание на пожарную сирену, вспышки молнии, неприятный запах, непривычные стимулы. им известно заранее, что такая имитация будет поощрена. Прямое подкрепление может помочь моделированию, но не является необходимым для него.

Понимание поведения человека только как контролируемого исключительно внешними последствиями слишком ограниченно. Бандура писал: «Если бы действия определялись только внешними поощрениями и наказаниями, люди вели бы себя подобно флюгеру, постоянно вертясь в разные стороны, чтобы соответствовать прихотям других». Хотя теория социально-когнитивного научения действительно признает важную роль внешних подкреплений, она постулирует существование более широкого круга подкрепляющих воздействий. Люди не только подвержены влиянию опыта, приобретенного в результате своих действий, но и регулируют поведение на основе ожидаемых последствий , а также создают их для себя сами.

Подкрепление, следующее за реакцией, указывает или, по крайней мере, может указать человеку, что такое правильная реакция. Эта информативная функция, или обратная связь, может работать, когда подкрепление переживается прямо или косвенно. Возьмем такой пример: если вы являетесь свидетелем того, как кого-то наказывают за определенное деяние, это дает вам столько же информации, как если бы наказывали вас. Подкрепление сообщает нам, какие последствия можно ожидать в результате правильной или неправильной реакции. Этот вид информации, обычно называемой побудительной — имеет значение, если нам нужно правильно предвидеть возможные последствия наших действий и соответственно регулировать поведение. Действительно, без способности предвидеть вероятный исход будущих поступков люди действовали бы крайне непроизводительно, если не сказать рискованно.

КОСВЕННОЕ ПОДКРЕПЛЕНИЕ

Очевидно, что люди могут получить пользу от наблюдения успехов и поражений других так же, как из своего непосредственного опыта. чтобы улыбнуться и поболтать с посетителем. Наблюдаемые или косвенные последствия (наказания и поощрения), подкрепляющие действия других, часто играют значительную роль в регуляции нашего поведения. Это означает, что пробы и ошибки оперантного обусловливания могут быть получены «из вторых рук». Преимущество этого принципа в том, что он не только позволяет нам экономить энергию, но также дает возможность учиться на ошибках и успехах других.

Косвенное подкрепление осуществляется всякий раз, когда наблюдатель видит действие модели с результатом, который наблюдатель осознает как результат предшествующих действий модели. Можно говорить о косвенном позитивном подкреплении, когда наблюдатели ведут себя таким же образом, как наблюдаемые ранее модели, получившие подкрепление, в то время как при косвенном наказании наблюдаемые аверсивные последствия снижают тенденцию вести себя подобным образом. В каждом примере информация, полученная от наблюдаемых последствий, позволяет наблюдателю определить, будет отдельный внешний подкрепляющий стимул являться поощрением или наказанием. Таким образом, если вы увидите, что кого-то поощряют за какие-то действия, вы, вероятно, придете к заключению, что получите такой же подкрепляющий стимул, если поступите так же. И наоборот, если вы увидите, что кого-то наказывают за что-то, вы, вероятно, придете к заключению, что то же самое случится свами, если вы поступите сходным образом.

САМОПОДЕРЕПЛЕНИЕ

С точки зрения социально-когнитивной теории, многие наши поступки регулируются самоналагаемым подкреплением. Бандура утверждает даже, что в, основном поведение человека регулируется посредством подкрепления самого себя.

Самоподкрепление имеет место всякий раз, когда люди устанавливают для себя планку достижений и поощряют или наказывают себя за ее достижение, превышение или неудачу. При работе над книгой или статьей для публикации в журнале, например, авторам не требуется, чтобы кто-то стоял сзади и заглядывал через плечо, одобряя каждое предложение, пока не получится удовлетворительная рукопись. Они заранее знают, что должно получиться в конце работы, и постоянно редактируют себя, часто бывая излишне строгими. Во многих других областях деятельности люди аналогичным образом сами оценивают свое поведение и поощряют или наказывают себя. Они поздравляют себя со своими мыслями и поступками; они хвалят себя или разочаровываются в своих достоинствах; и они сами выбирают моральные и материальные поощрения и наказания из множества доступных им.

По Бандуре, есть три процесса, входящие компонентами в саморегулирование поведения: процесс самонаблюдения, самооценки и самоответа.

Поведение человека меняется по ряду параметров самонаблюдения (например, качество или скорость реакций). Функциональная значимость этих величин зависит от типа рассматриваемой деятельности. Например, атлетические соревнования оценивают в терминах времени и расстояния. А об артистичности обычно судят, основываясь на эстетической ценности и оригинальности. Социальное поведение обычно оценивается в таких величинах, как искренность, девиантность, нравственность и другие.

Второй компонент, вовлеченный в поведение саморегулирования, — самооценка. Часто бывает, что поведение рассматривается как достойное одобрения и, следовательно, поощряемое или как неудовлетворительное и наказуемое, в зависимости от того, с позиций каких личностных стандартов оно оценивается. Вообще поступки, соответствующие внутренним нормам, считаются позитивными, а не соответствующие — негативными. Во многих случаях адекватность поведения должна быть определена относительно (например, в сравнении с поведением других). Эту мысль можно проиллюстрировать на примере студентки, ответившей правильно на 85 вопросов на экзамене по биологии и желающей быть в числе 5% лучших учеников в классе. Ясно, что количество ее правильных ответов не дает возможности ни для позитивной, ни для негативной самооценки, если она не знает, как отвечали ее одноклассники. В других случаях адекватность нашего поведения можно определить в терминах стандартных норм или ценностей эталонной группы.

Поведение человека в прошлом также является стандартом, в соответствии с которым можно оценить адекватность его поведения на сегодняшний день. Здесь ориентир для оценки адекватности или неадекватности дает сравнение со своим собственным поведением.

Оценка деятельности — другой ключевой фактор в критическом компоненте саморегулирования поведения. Очевидно, например, что люди прилагают мало усилий или вообще не утруждают себя в деятельности, которая не касается их лично. А в тех сферах жизни, которые влияют на их благополучие и самоуважение, самооценка производится постоянно. То, каким образом люди воспринимают причины своего поведения, в значительной степени влияет на самооценку. Большинство людей чувствуют гордость и удовольствие от достижений, которые они относят за счет своих способностей и усилий. И наоборот, они редко бывают удовлетворены, когда относят свой успех за счет внешних факторов, таких как случай или везение. Это справедливо и для их суждений о неудачах, о поведении, заслуживающем порицания. Люди самокритично реагируют на неприятности, виной которым было их собственное поведение, но не на ошибки, которые, как они считают, происходят из-за оправдывающих их обстоятельств или недостатка возможностей.

В заключение можно сказать, что суть социально-когнитивной теории состоит в следующем. Люди развили повышенную способность научения через наблюдение, что позволяет им расширить свои знания и навыки на основе информации, переданной путем моделирования. Действительно, в сущности, все феномены научения через прямой опыт могут появиться косвенно при наблюдении за поведением людей и его результатами.

СЛОВАРИК ПО ТЕМЕ

Вербальное кодирование – внутренний репрезентативный процесс, во время которого человек молча повторяет последовательность моделируемой деятельности с тем, чтобы выполнить ее позже.

Взаимный детерминизм – регулирование поведения человека посредством непрерывных обоюдных интеракций бихевиоральных, когнитивных и относящихся к окружающей среде воздействий.

Внешнее подкрепление – подкрепляющий стимул окружения, который следует сразу за определенным поведением. Например, социальное одобрение, внимание, деньги).

Косвенное подкрепление – любое изменение в поведении человека при наблюдении за моделью, причем одно и то же поведение может подкрепляться или наказываться. Например, ребенок сдерживает плач, потому что видит, как мама бранит за это его сестру.

Моделирование – форма научения посредством набюдения чьей-то (модели) желаемой или правильной реакции (см. также научение через наблюдение ).

Мотивационные процессы. Компонент научения через наблюдение, имеющий дело с переменными подкрепления, которые осуществляют выборочный контроль над типами ключевых раздражителей моделирования, на которые человек, вероятно, обратит внимание. Такие переменные влияют на то, в какой степени человек пытается выработать поведение, основанное на научении через наблюдение.

Научение через наблюдение. Процесс, посредством которого поведение одного человека (наблюдателя) меняется в зависимости от того, что представляет поведение другого (модели). Также называется имитационным научением.

Образная репрезентация – мысленный образ, сформированный человеком из ранее наблюдаемых событий или моделируемой деятельности. По Бандуре – воображение позволяет наблюдателю удерживать в памяти поведение модели и превращать его в последующие действия (например, человек может «видеть» образ своего тренера по теннису, месяц назад показавшего, как надо играть).

Планирование окружения – тип стратегии самоконтроля, в которой человек изменяет окружение так, что либо стимулы, предшествующие нежелательной реакции, либо ее последствия меняются.

Познавательные (когнитивные) процессы – мыслительные процессы, которые дают нам способность как для объяснения, так и для предвидения.

Процессы внимания – характерные черты поведения модели, которые определяют, к каким аспектам модели наблюдатель будет внимательным, и что поэтому будет сохранено наблюдателем.

Процессы двигательного воспроизведения . Компонент, вовлеченный в научение через наблюдение, который состоит из перевода символически закодированного в памяти моделируемого поведения в соответствующее действие. Для Бандуры «молчаливый повтор» поведения модели – определенная помощь в совершенствовании двигательных навыков, таких как вождение автомобиля.

Процессы сохранения. Компонент научения через наблюдение, включающий долговременную память о действиях модели. Бандура утверждает, что на человека не может сильно повлиять научение через наблюдение без сохранения в памяти моделируемого поведения.

Самоподкрепление – процесс, в котором люди улучшают и сохраняют свое собственное поведение, поощряя себя и имея над этими поощрениями какой-то контроль.

Самоэффективность. В социально-когнитивной теории суждения людей относительно их способности вести себя релевантно специфической задаче или ситуации.

ГЛАВА 5.

КОГНИТИВНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ТЕОРИИ ЛИЧНОСТИ

ДЖОРЖ АЛЕКСАНДЕР КЕЛЛИ: КОГНИТИВНАЯ ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ

БИОГРАФИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ

Джордж Александер Келли (George Alexander Kelly) родился в фермерской общине около Уичиты, штат Канзас, в 1905 году. Завершив среднее образование, Келли получил степень бакалавра по физике и математике в 1926 году. Затем Келли обратился к социальным проблемам. После колледжа Келли учился в Университете Канзаса, изучая педагогическую социологию и трудовые отношения. Он написал диссертацию, основанную на исследовании способов проведения свободного времени среди рабочих Канзас-сити, и получил степень магистра в 1928 году. В 1929 году Келли начал вести научную работу в Эдинбургском университете в Шотландии. Там в 1930 году он стал бакалавром в области образования. Под руководством сэра Годфри Томсона, выдающегося статистика и педагога, он написал диссертацию по проблемам прогноза успешности в преподавании. В том же году он возвратился в Соединенные Штаты в Государственный университет Айовы в качестве претендента на докторскую степень по психологии. В 1931 году Келли получил степень доктора. Его диссертация была посвящена изучению общих факторов при расстройствах речи и чтения. Впоследствии Келли работал в колледже в штате Канзас до 1943 года. Во время Второй мировой войны Келли в качестве психолога подразделения морской авиации возглавлял программу по обучению местных гражданских летчиков. Он также работал в авиационном отделении Бюро медицины и морской хирургии, где оставался до 1945 года. В 1946 году он стал профессором и директором отдела клинической психологии в Государственном университете Огайо. За 20 лет, проведенных здесь, Келли завершил и опубликовал свою теорию личности. Он также проводил программу клинической психологии для лучших выпускников высших учебных заведений Соединенных Штатов. С 1965 году Келли работал в Университете Брандейс, куда он был приглашен на кафедру наук о поведении. Он умер в 1967 году в возрасте 62 лет.

Келли занимал ключевые посты в американской психологии. Он был президентом двух подразделений — клинического и консультативного — в Американской психологической ассоциации.

Самый известный научный труд Келли — двухтомная работа «Психология личностных конструктов» (1955). В ней описываются его теоретические формулировки понятия личности и их клинические приложения.

КОНСТРУКТИВНЫЙ АЛЬТЕРНАТИВИЗМ

Конструктивный альтернативизм основа теоретических взглядов Келли. Конструктивный альтернативизм доказывает, «что все наше современное толкование мира нуждается в пересмотре или замене». Ничто не свято и ничто не оставляет неизгладимого следа. Не существует политики, религии, экономических принципов, социальных взглядов, которые были бы абсолютно и непреложно «верными». Все изменится, если люди посмотрят на мир с другой стороны. По мнению Келли, объективная реальность, конечно, существует, но разные люди осознают ее по-разному. Ничто не постоянно и не окончательно. Правда, как и красота, существует только в сознании человека. Любое событие можно рассматривать с разных сторон.

Любой физический объект не перестает быть одним и тем же физическим объектом, вне зависимости от того, кто смотрит на него. Из этого, согласно принципу идентичности, сформулированному еще Аристотелем, следует, что факты социальной реальности одинаковы для всех (А есть А). Келли же полагает, что А — это то, что индивид объясняет какА! Реальность — это то, что мы истолковываем как реальность, факты всегда можно paссматривать сразличных точек зрения. Тогда, если быть последовательным, нет истинного способа интерпретации поведения человека. Пытаемся ли мы понять поведение другого человека, или наше собственное, или саму природу Вселенной, всегда существуют «конструктивные альтернативы», открытые для нашего разума. Более того, концепция конструктивного альтернативизма предполагает, что наше поведение никогда полностью не определено. Мы всегда свободны до некоторой степени в пересмотре или замене нашего толкования действительности. Однако в то же время Келли полагает, что некоторые наши мысли и поведение определены предшествующими событиями. То есть, как вскоре станет совершенно очевидно, когнитивная теория построена на стыке свободы и детерминизма. Говоря словами Келли: «Детерминизм и свобода неразрывны, так как то, что определяет одно, есть, по тому же признаку, свобода от другого».

Как уже говорилось, Келли придавал большое значение тому, как люди осознают и интерпретируют свой жизненный опыт. Теория конструкта, следовательно, сосредоточена на процессах, которые позволяют людям понять психологическую сферу своей жизни. Это приводит к модели личности Келли, основанной на толковании человека как исследователя. Подобно ученому, который изучает некий феномен, любой человек выдвигает рабочие гипотезы о реальности, с помощью которых он пытается предвидеть и контролировать события жизни. Разумеется, Келли не утверждал, что каждый человек буквально является ученым, который наблюдает какие-то явления природы или социальной жизни и использует сложные методы для сбора и оценки данных. Такая аналогия чужда его точке зрения. Но он все-таки предположил, что все люди формулируют гипотезы и следят за тем, подтвердятся они или нет, вовлекая в эту деятельность те же психические процессы, что и ученый в ходе научного поиска. Наука же является квинтэссенцией тех способов и процедур, с помощью которых каждый из нас выдвигает новые идеи о мире. Мы все заинтересованы в предвидении будущего и построении планов, основанных на ожидаемых результатах.

Развивая концепцию, основанную на представлении человека как ученого, Келли был поражен различием между точкой зрения психолога на свое собственное поведение и его позицией при объяснении поведения субъектов исследования. Психолог как бы говорит себе: «Я — психолог, следовательно, ученый, я выполняю этот эксперимент, чтобы улучшить прогноз и контроль определенных феноменов поведения человека, но мой испытуемый, будучи простым человеческим существом, явно движим неумолимыми побуждениями, которыми он переполнен, или же он жадно стремится найти средства к существованию и/или защиту».

Келли отвергает узкое представление о том, что только ученый-психолог, носящий белый халат, имеет отношение к прогнозу и контролю хода событий в жизни. Отнюдь не рассматривая человеческое существо как некую безвольную и бездумную каплю протоплазмы, он наделяет человека-испытуемого теми же самыми устремлениями, что и у так называемого ученого-психолога.

Представление о том, что психолог не отличается от испытуемого, которого он изучает, подтверждает веру Келли в то, что все люди действуют как ученые в повседневной жизни. Для него различие между ученым и неученым было недостоверным. Это имеет ряд важных следствий.

Во-первых, предполагается, что люди главным образом ориентированы на будущие, а не на прошлые или настоящие события их жизни. Фактически Келли утверждал, что все поведение можно понимать как предупреждающее по своей природе. Он также отмечал, что точка зрения человека на жизнь преходяща, она редко бывает сегодня такой же, как была вчера или будет завтра. В попытке предвидеть и проконтролировать будущие события человек постоянно проверяет свое отношение к действительности: «Прогноз делается не просто ради него самого; он проводится так, чтобы будущую реальность можно было лучше представить. Именно будущее беспокоит человека, а не прошлое. Он всегда стремится к будущему через окно настоящего».

Второе следствие уподобления всех людей ученым — о то, что люди обладают способностью активно формировать представление о своем окружении, а не просто пассивно реагировать на него. Как психолог проверяет теоретические представления о наблюдаемых явлениях, так и человек, не принадлежащий к этой профессии, может толковать и объяснять свое окружение. Жизнь характеризуется постоянной борьбой за то, чтобы осмыслить реальный мир опыта; именно это качество позволяет людям творить их собственную судьбу. Люди не нуждаются в том, чтобы быть рабами своего прошлого опыта или актуальной ситуации — если только они сами не соглашаются с таким истолкованием собственной персоны. Короче, человек не контролируется настоящими событиями (как предлагает Скиннер) или прошлыми (как предлагает Фрейд), а скорее контролирует события в зависимости от поставленных вопросов и найденных ответов.

ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТНЫХ КОНСТРУКТОВ: ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ПРИНЦИПЫ

В основе когнитивной теории Келли лежит способ, спомощью которого индивиды постигают и интерпретируют явления (или людей) в своем окружении. Назвав свой подход теорией личностных конструктов , Келли концентрирует внимание на психологических процессах, которые позволяют людям организовать и понять события, происходящие в их жизни.

Ученые создают теоретические конструкты, чтобы описать и объяснить события, которые они изучают. В системе Келли, ключевой теоретический конструкт — это сам термин конструкт.

Человек судит о своем мире с помощью понятийных систем, или моделей, которые он создает и затем пытается приспособить к объективной действительности. Это приспособление не всегда является удачным. Все же без таких систем мир будет представлять собой нечто настолько недифференцированное и гомогенное, что человек не сможет осмыслить его.

Именно эти «понятийные системы, или модели» Келли определил как личностные конструкты .

Личностный конструкт — это идея или мысль, которую человек использует, чтобы осознать или интерпретировать, объяснить или предсказать свой опыт. Он представляет собой устойчивый способ, которым человек осмысляет какие-то аспекты действительности в терминах схожести и контраста. Примерами личностных конструктов могут быть «взволнованный - спокойный, «умный - глупый», «мужской - женский», «религиозный - нерелигиозный», «хороший - плохой» и «дружеский - враждебный». Это только несколько примеров бесчисленных конструктов, которые человек использует, чтобы оценить значение явлений своей повседневной жизни.

В качестве примера конструктов в действии рассмотрим, как разные люди могут объяснять одно и то же событие. Недавний выпускник колледжа вместо того, чтобы поступить в аспирантуру, как он намечал, ранее, складывает вещи и отправляется со своей подружкой жить в отдаленной общине. Отец молодого человека мог бы объяснить такой поступок как «огорчительный» или «разочаровывающий», а его мать заявила бы, что сын «живет в грехе». Консультант его колледжа, хорошо знакомый с теорией Эриксона, может подумать, что он сделал это «в поисках своей идентичности», а профессор социологии может полагать, что он просто «отрицает нормы общества, ориентированного на молодых профессионалов». Сам юноша может рассматривать этот поступок как «естественный», как «то, что нужно было сделать в этот момент». Какое из объяснений верное? В теории Келли ответа нет. По его мнению, все дело в том, что каждый из нас воспринимает действительность путем собственных моделей или конструктов, необходимых для создания непротиворечивой картины мира.

Стоит только человеку предположить, что с помощью данного конструкта можно адекватно прогнозировать и предсказать какое-то событие в своем окружении, как он начнет проверять это предположение по событиям, которые еще не наступили. Если конструкт помогает точно прогнозировать события, человек, вероятно, сохранит его. И наоборот, если прогноз не подтвердится, конструкт, на основании которого он был сделан, вероятно, подвергнется пересмотру или даже вообще может быть исключен.

Келли предполагал, что все личностные конструкты биполярны и дихотомичны по природе, то есть сущность мышления человека заключается в осознании жизненного опыта в терминах черного или белого, а не оттенков серого. Точнее, переживая события, человек замечает, что какие-то события похожи друг на друга (у них есть общие свойства) и при этом отличаются от других. Например, человек может заметить, что какие-то люди тучные, а какие-то тощие; кто-то черный, а кто-то белый; кто-то богатый, а кто-то бедный; до каких-то вещей опасно дотрагиваться, а до каких-то нет. Именно этот когнитивный процесс наблюдения сходства и различий приводит к формированию личностных конструктов. Таким образом, по крайней мере три элемента (явления или предметы) необходимы для формирования конструкта: два из элементов конструкта должны быть похожими друг на друга, а третий элемент должен отличаться от этих двух. Конструкт можно сформировать, если мы видим, что Джин и Луиза честны, а Марта нет; или если мы считаем, что Джин и Луиза привлекательны, а Марта нет. И схожесть, и различие должны иметь место в пределах одного и того же контекста.

Подобно магниту, все конструкты имеют два противоположных полюса. То, в чем два элемента считаются похожими или подобными, называется эмерджентным полюсом , или полюсом сходства конструкта; то, в чем они противоположны третьему элементу, называется имплицитным полюсом , или полюсом контраста конструкта. Следовательно, каждый конструкт обладает эмерджентным и имплицитным полюсами. Цель теории личностного конструкта — объяснить, каким образом люди интерпретируют и прогнозируют свой жизненный опыт с точки зрения сходства и различий.

Вероятно, разнообразие индивидуальных конструктных систем можно объяснить различиями в прошлом жизненном опыте.

ФОРМАЛЬНЫЕ СВОЙСТВА КОНСТРУКТОВ

Келли предположил, что все конструкты характеризуются определенными формальными свойствами. Во-первых , конструкт напоминает теорию тем, что он затрагивает определенный диапазон явлений. Этот диапазон применимости включает в себя все события, при которых конструкт может быть или применим. Конструкт «научный — ненаучный», например, вполне применим для интерпретации множества интеллектуальных достижений, но едва ли пригоден для объяснения преимуществ положения человека женатого или холостого. Келли заметил, что прогностическая эффективность конструкта подвергается серьезной опасности всякий раз, когда он обобщается сверх того набора явлений, для которого предназначен. Все конструкты имеют ограниченный диапазон применимости, хотя от конструкта к конструкту границы диапазона могут меняться. Конструкт «хороший — плохой» имеет широкий диапазон применимости, так как он предполагает множество ситуаций, требующих личной оценки. А конструкт «непорочность— проституция» имеет значительно более узкие границы. Во-вторых , у каждого конструкта есть фокус применимости . Он относится к явлениям в рамках диапазона применимости, к которым конструкт наиболее применим. Например, конструкт «честный — нечестный» у одного человека имеет фокусом применимости то, что следует держать руки подальше от чужих денег и имущества. А другой человек может применить тот же конструкт к политическим событиям. Следовательно, фокус применимости конструкта всегда специфичен для человека, применяющего его.

Проницаемость — непроницаемость еще один параметр, по которому конструкты могут различаться. Проницаемый конструкт допускает в свой диапазон применимости элементы, еще не истолкованные в пределах его границ, открыт для объяснения новых явлений. Непроницаемый же конструкт, охватывая явления, которые составляют его первоначальную основу, остается закрытым для интерпретации нового опыта. Степень проницаемости и непроницаемости относительна. Конструкт «компетентный врач — некомпетентный врач» у одного человека может быть вполне проницаемым для интерпретации любого доктора, которого он встречает, то есть, общаясь какое-то время с любым новым доктором, человек может понять, компетентен он или некомпетентен. Но другой человек может сделать тот же конструкт совершенно непроницаемым, настаивая на том, что компетентных врачей больше нет, что последним компетентным врачом был его педиатр, который уже умер. Следовательно, различие между компетентными и некомпетентными докторами для него больше не применимо. Все доктора некомпетентны. Проницаемость относится только к области пригодности конструкта — конструкт по определению непроницаем для какого-то опыта, выходящего за диапазон применимости. Так, понятие «компетентный — некомпетентный» не имеет смысла, если судить о вкусе крабов.

ТИПЫ КОНСТРУКТОВ

Келли также предположил, что личностные конструкты можно классифицировать в соответствии с природой контроля, который они осуществляют над своими элементами. Конструкт, который стандартизирует (упреждает) элементы для того, чтобы они были исключительно в его диапазоне, Келли назвал упредительным конструктом .Это тип классификационного конструкта; то, что попало в одну классификацию, исключается из другой. Упредительную интерпретацию можно сравнить с такой характеристикой мышления ригидного человека, как «ничего, кроме». Примером упредительного конструкта может быть этнический ярлык. Скажем, если человек идентифицирован как «мексиканец», то о нем будут думать только как о мексиканце и никак иначе. Или, если профессору приклеят ярлык «упрямец», то некоторые студенты даже и не подумают о нем по-другому (что он, например, может испытывать нежные чувства к своим детям и т.п.). Упредительное мышление отвергает право пересмотра или иной интерпретации оцениваемого явления, не позволяя увидеть его в новом свете. В констелляторном конструкте элементы могут одновременно принадлежать другим областям, но они постоянны в составе своей сферы. Шаблонное мышление иллюстрирует этот тип конструкта. Пример констелляторного мышления: «Если этот человек продавец автомобилей, он скорее всего нечестен, жуликоват и умело обращается с клиентом». В этом примере нет места для иных суждений об этом человеке. Констелляторные конструкты ограничивают наши возможности для альтернативных мнений; раз мы относим человека к данной категории, мы наделяем его всеми соответствующими ей характеристиками.

Конструкт, остающийся открытым для альтернативных конструкций, называется предполагающим конструктом .Он прямо противоположен упредительному и констелляторному конструктам, так как он позволяет человеку быть открытым для нового опыта и принимать альтернативную точку зрения на мир. В этом случае трактовка кого-то как продавца автомобилей, является настолько предполагающей, что другие его личные качества не вытекают из нее. Такое мышление — гибкое мышление. Индивид открыт для нового опыта и может изменять существующие конструкты.

Хотя есть соблазн интерпретировать упредительный и констелляторный конструкты как нежелательные типы, а предполагающий конструкт — как желательный, Келли утверждал, что это не так. Если бы мы пользовались только предполагающими конструктами, мы испытывали бы массу трудностей, так как не могли бы принимать неотложные решения. В качестве примера представим, что при игре в бейсбол мяч летит в вашу голову. Вы можете начать интерпретировать мяч предположительно, рассматривая его со всех сторон. Но когда он ударит вас по лицу, вы увидите, что куда лучше было бы при таких обстоятельствах интерпретировать мяч упредительно (то есть решить, что мяч, который летит в вашу голову, — это мяч, который летит в вашу голову, и ничего больше). Однако Келли полагал; что если мы не хотим закостенеть интеллектуально, мы должны включать предположительное мышление. Без него мы были бы обречены на неизменяемый, шаблонный и нерезультативный способ осознания действительности. Таким образом, и упреждающие, и констелляторные, и предположительные формы мышления необходимы для объяснения явлений, вещей и людей. Предположительное мышление просто является противоположностью упредительному и констелляторному способу осознания действительности.

Личностные конструкты можно классифицировать несколькими способами. Например, есть всесторонние конструкты , которые включают в себя относительно широкий спектр явлений, и частные конструкты , включающее в себя небольшой диапазон явлений (то есть имеющие более узкий диапазон возможностей). Есть основные конструкты, которые регулируют основную деятельность человека, и периферические конструкты ,которые могут меняться, не изменяя значительно основную структуру. И наконец, некоторые конструкты являются жесткими , то есть дающими неизменный прогноз, а другие — свободными , так как позволяют делать различные прогнозы при сходных условиях.

ЛИЧНОСТЬ В ПОНИМАНИИ КЕЛЛИ

Келли не предлагал точного определения термина «личность». Однако он обсуждал эту концепцию в одной статье, утверждая, что личность — «наша абстракция деятельности человека и последующая генерализация этой абстракции на все аспекты ее связи с другими людьми, знакомыми и незнакомыми, а также с тем, что может представлять определенную ценность».

Следовательно, Келли полагал, что личность есть абстракция, созданная персонологами из психических процессов, которые они наблюдают и/или подразумевают в других. Это не отдельная реальность, открытая ими. Кроме того, он утверждал, что личность по своей природе включена в межличностные отношения человека. Соединив эти две идеи, можно дать более точное определение личности в теории Келли, а именно: личность индивида представляет организованную систему более или менее важных конструктов; человек использует личностные конструкты, чтобы интерпретировать мир переживаний и предвидеть будущие события. Для Келли личность эквивалентна конструктам, используемым индивидом в целях предвидения будущего. Чтобы понять другого человека, надо знать что-то о конструктах, которые он использует, о событиях, включенных в эти конструкты, и о том, как они соотносятся друг с другом. Короче, узнать личность — значит узнать, как человек истолковывает свой личный опыт.

ПИРАМИДАЛЬНАЯ СТРУКТУРА КОНСТРУКТОВ

Конструкты организованы в пирамидальную структуру так, что некоторые из них находятся либо в подчиняющей, либо в подчиненной позиции относительно других частей системы. (Конечно, конструкт может быть и совершенно независимым от всех других.) Подчиняющий конструкт включает в себя другие конструкты, а подчиненный конструкт включен в другой (подчиняющий) конструкт. «Хороший» обычно подразумевает больше, чем «вкусный». Келли предположил, что только если мы знаем, как человек организует конструкты, мы можем правильно судить о его поведении.

Однако Келли считал, что иерархические отношения конструктов — величина непостоянная. Организация конструктов сохраняет связь с событиями только тогда, когда она имеет прогностическую эффективность, что справедливо и для самих конструктов. Действительно, Келли считал вполне допустимым, что два конструкта меняются местами в иерархии, и подчиненный конструкт может стать подчиняющим и наоборот. Например, человек однажды почувствовал, что «любить — не любить» включает в себя (в числе других) и конструкт «принять— отвергнуть». Однако в результате последующего опыта человек может прийти к другому заключению, а именно: значение «принятия» гораздо основательнее и шире, и «любить» находится в подчиненной позиции по отношению к нему. Следовательно, иерархическое построение конструктов не следует понимать как инертное или законченное. Люди имеют несколько конструктов, спомощью которых они интерпретируют события своей жизни. Более того, каждый день они должны выбирать, какой конструкт и какой его полюс использовать для прогноза событий. Келли назвал это «продуманный выбор».

ЦИКЛ ОРИЕНТИРОВКА – ВЫБОР – ИСПОЛНЕНИЕ
Келли представил различные модели для иллюстрации действий человека перед лицом новой или неопределенной ситуации. Ключевым моментом является цикл ориентировка — выбор — исполнение (О-В-И), который состоит в последовательном обдумывании нескольких возможных конструктов и выбора того из них, который окажется лучшим для интерпретации ситуации.

В ориентировочной фазе человек рассматривает несколько конструктов, которые можно использовать для интерпретации данной ситуации — то есть он намеренно обдумывает различные возможности, которые могут иметь место. Это аналогично рассмотрению вопроса со всех сторон. Фаза выбора наступает, когда человек ограничивает число альтернативных конструктов (гипотез) до количества, наиболее приемлемого в данной ситуации. В этот момент он решает, какие преимущественные альтернативы наиболее уместно использовать. И наконец, во время фазы исполнения он выбирает направление действий и сопровождающее его поведение. Выбор делается, иначе говоря, на основании оценки, какой альтернативный конструкт наиболее вероятно приведет к расширению или к определению системы.

Келли отмечал, что человек может пройти через ряд циклов О-В-И прежде, чем решит, какой конструкт следует использовать для интерпретации ситуации. Он цитирует Гамлета в качестве классического примера человека, который после упреждения («Быть иль не быть, вот в чем вопрос...») не может решиться на окончательный выбор и вместо этого возвращается в ориентировочную фазу цикла. Понятие цикла О-В-И согласуется с убеждением Келли в том, что мы постоянно рассматриваем существующие альтернативы, ограничивая их выбор до оптимального для действий, и поступаем в соответствии с нашим выбором. Таким образом, если мы просто изменяем наши конструкты, мы, без преувеличения, можем изменить свою жизнь; возможности выбора в теоретической системе Келли поразительны. Келли, однако, настаивает также на том, что поскольку мир многомерен, а человек обладает рядом различных категориальных шкал в своей конструктной системе, он перед тем, как начать действовать, вынужден их сортировать до тех пор, пока не будет представлен один дихотомический параметр выбора. С точки зрения Келли, когда человек говорит «важно выбрать между этим и тем», только тогда он готов выработать жизненную стратегию. В конце концов, мы должны уметь анализировать для того, чтобы функционировать разумно.

ОСНОВНОЙ ПОСТУЛАТ ТЕОРИИ КОНСТРУКТОВ

Келли развивал свои центральные принципы, используя один основной постулат и ряд выводов, следующие из него.

Основной постулат :«Процессы личности — это проложенные в психике каналы, в русле которых человек прогнозирует события».

Основной постулат гласит, что поведение определяется тем, как люди прогнозируют будущие события. Иначе говоря, все поведение человека (мысли и поступки) направлено на прогноз событий. Постулат также подразумевает, что Келли интересует человек как таковой, а не какие-то отдельные аспекты его поведения (например, межгрупповые отношения). Выражение «процессы личности» предполагает, что человек — это организм, находящийся в развитии, а не инертная субстанция, на которую влияют бессознательные импульсы или побуждают к действию раздражители окружения (вспомните «ослиную» точку зрения Келли на мотивацию человека). Келли уподобляет человека исследователю и считает, что люди управляются своими конструктами, ориентированными на будущее. Слово «каналы» - синоним слова конструкты . Келли отмечал, что каждый человек прокладывает и характерным способом использует разные каналы (конструкты), а также что выбор определенного канала определяет его психические процессы.

ВЫВОДЫ ИЗ ОСНОВНОГО ПОСТУЛАТА

Индивидуальность и организация. Раскрывает уникальность личности: «Люди отличаются друг от друга тем, как они интерпретируют события. Например, то, что называется «проблема отцов и детей» — несовпадение во взглядах между людьми разных поколений — ситуация, которую в теории Келли точнее можно назвать «несовпадение личностного конструкта».

1. Вывод об организации :«Каждый человек специфически развивает в соответствии со своей возможностью прогнозировать события систему анализа, определяющую ранговые отношения между конструктами». Этот вывод показывает, что люди организуют свои личностные конструкты иерархически, чтобы свести до минимума несовместимость и несоответствия. И, еще того важнее, он подразумевает, что люди отличаются друг от друга не только по числу и типу конструктов, которые они используют в своих суждениях о мире, но также тем, как они организуют свои конструкты. Короче, было бы ошибкой думать, что конструкты беспорядочно теснятся в сознании человека и применяются каждый по отдельности.

2. Вывод об опыте утверждает: «Конструктная система человека меняется в соответствии с успешностью интерпретации повторных явлений». Конструктная система меняется, если с ее помощью невозможно правильно прогнозировать разворачивающуюся последовательность событий. Изменение в нашей конструктной системе имеет место тогда, когда мы встречаемся с новыми или незнакомыми явлениями, которые не согласуются с нашей предыдущей системой конструктов.

3. Вывод о научении предполагает, что система личностных конструктов — это набор гипотез о нашем вечно меняющемся мире, которые постоянно проверяются опытом. Обратная связь, позволяющая судить о том, насколько хорошо эти гипотезы помогли нам прогнозировать будущее, приводит к изменению конструктов, которые, в свою очередь, используются как новые гипотезы для последовательного изменения системы. Те конструкты, которые оказываются полезными, сохраняются, а остальные пересматриваются или отбрасываются. Таким образом, по Келли, конструктная система последовательно пересматривается с обоснованным отбором для принятия правильных решений.

4. Вывод о модуляции : «Изменение конструктной системы человека ограничено проницаемостью конструктов в пределах того диапазона применимости, в котором находятся эти изменения». Понятие «проницаемость» относится к степени, с которой конструкт может ассимилировать новый опыт и события в пределах своего диапазона применимости. Таким образом, этот вывод подразумевает, что чем более проницаемы (открыты) подчиняющие конструкты человека, тем больше возможность изменения внутри структур, к которым они относятся.

5. Вывод об общности: «Если человек интерпретирует опыт в какой-то мере подобно тому, как это делает другой человек, то его психические процессы подобны психическим процессам другого человека». Итак, если два человека разделяют взгляды на мир (то есть схожи в своей интерпретации личного опыта), вероятно, и вести себя они будут похоже (то есть они будут схожими личностями).

Вывод об общности подразумевает, что схожесть, очевидная среди представителей одной культуры, это не только схожесть в поведении. Люди одной культуры интерпретируют свой опыт почти одинаково. «Культурный шок», часто переживаемый, когда человек сталкивается с представителем другой культуры, является результатом различий в том, как они интерпретируют события. Культурные различия коренятся в разнице конструктов, которые используют люди.

6. Вывод о содружестве уточняет условия, необходимые для эффективных межличностных отношений: «Один человек может играть роль в социальном процессе, включающем другого человека, в той мере, в какой первый анализирует интерпретационные процессы второго». Социальное взаимодействие состоит, в первую очередь, из попыток одного человека понять, как другой человек осознает действительность. Чтобы плодотворно взаимодействовать с кем-то, человеку необходимо интерпретировать какую-то часть конструктной системы другого человека.

7. Вывод об общности очень важен для сферы человеческих отношений. В частности, он предлагает возможную объединяющую связь между индивидуальной и общественной психологией. Безоговорочное утверждение, что устойчивые и искренние человеческие отношения не могут развиваться, если по крайней мере один из людей не пытается встать на место другого, может объяснить те проблемы общения, которые возникают у людей в самых разных ситуациях, начиная от каждодневных разговоров (с родителями, родственниками, друзьями, соседями) и кончая международными делами. Мир без войны может, в конечном итоге, зависеть от возможности людей (особенно глав государств) точно анализировать интерпретационные процессы других.

СЛОВАРИК ПО ТЕМЕ

Вывод об индивидуальности – предположение, что различия между людьми коренятся в интерпретации ими событий с разных точек зрения.

Вывод об общности – предположение, что люди похожи друг на друга в том, как они интерпретируют жизненный опыт.

Вывод об опыте – предположение о том, что конструктивная система человека изменяется вследствие своей непригодности для правильного прогноза последовательности событий; те конструкты, которые окажутся полезными, остаются, а те, что бесполезны, нужно пересмотреть или отбросить.

Вывод об организации – предположение, что конструкты человека организованы иерархически таким образом, чтобы минимизироать несовместимость и несоответствие.

Вывод о выборе – предположение, что, оказавшись перед выбором, люди выберут альтернативу, которая скорее всего либо расширит их понимание реальности, либо уточнит существующую конструктную систему.

Вывод о модуляции – предположение, что конструктная система человека изменяется в той мере, в какой он способен интерпретировать новые события или пересматривать старые.

Вывод о содружестве – предположение, что гармоничные межличностные взаимоотношения зависят от того, насколько люди понимают конструктные системы друг друга.

Диапазон применимости – диапазон событий, в котором отдельный конструкт может быть релевантен или применим.

Когнитивная теория – теория личности, которая придает особое значение когнитивным процессам (мышление, осознание, суждение) в понимании поведения человека.

Когнитивная сложность-простота – предел сложности или простоты системы личностных конструктов человека. Обычно относится к числу конструктов, предъявляемых лицом в Реп-тесте.

Констелляторный конструкт. Тип конструкта, который позволяет его элементам принадлежать одновременно другим сферам; однако, если элементы идентифицированы другим образом, они закреплены. Стереотипный тип мышления иллюстрирует этот тип конструкта.

Конструкт. См. личностный конструкт.

Конструктивный альтернативизм . Философское положение Келли о том, что люди способны к пересмотру или изменению своей интерпретации событий. Подразумевает также, что на объективную реальность можно посмотреть с разных точек зрения.

Личностный конструкт – категория мышления, посредством которой человек интерпретирует или истолковывает свой жизненый опыт. По крайней мере три элемента необходимы для формирования конструкта – два из них должны восприниматься как схожие, а третий элемент должен восприниматься как отличный от этих двух.

Подчиненный конструкт – личностный конструкт, который включается в категорию более общего конструкта.

Подчиняющий конструкт – личностный конструкт, который контролирует и включает в себя много разных конструктов.

Предполагающий конструкт – тип конструкта, который позволяет человеку быть открытым для нового опыта и принимать альтернативные взгляды на мир.

Прогностическая эффективность – диапазон, в котором конструкт пригоден для осуществления человеком правильного прогнозирования какого-то события в своем окружении.

Проницаемость-непроницаемость – величина, относящаяся к вопросу о том, будут или не будут признаны новые элементы в пределах конструкта. Проницаемый конструкт принимает новую информацию в свой контекст; непроницаемый – нет.

Репертуарный тест ролевого конструкта – тест, разработанный Келли для оценки системы личностных конструктов индивида; также известен как Реп-тест.

Упредительный конструкт – тип конструкта, который стандартизирует («упреждает») свои элементы для того, чтобы они были исключительно в его диапазоне; например, использование этнических ярлыков.

Цикл ориентировка – выбор – исполнение. Процесс, в котором человек рассматривает несколько конструктов, прежде чем решить, как интерпретировать непривычное или неясное событие.

ГЛАВА 6.

ГУМАНИСТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ТЕОРИИ ЛИЧНОСТИ

Гуманистическая психология – направление в западной (преимущественно американской) психологии, признающее главным предметом личность как уникальную целостную систему, которая представляет собой не нечто заранее данное, а «открытую возможность» самоактуализации, присущую только человеку.

Гуманистическая психология не представляет собой единой школы, но различные ее течения опираются на ряд общих положений: жизнь это то, что мы делаем из нее сами, каждому из нас брошен вызов, все мы стоим перед задачей наполнить нашу жизнь смыслом в этом абсурдном мире, люди – мыслящие существа, решающие и свободно выбирающие свои действия. Как видно из этих высказываний, гуманистическая психология в своей методологии опирается на экзистенциальную философию. Особенно большое значение в психологии придается экзистенциальной концепции становления. Согласно этой концепции, человек никогда не бывает статичен, он всегда находится в процессе становления. Человек как свободное существо ответственен за реализацию как можно большего числа возможностей. Он живет по-настоящему подлинной жизнью, только если выполняет это условие. Следовательно, стремление к росту, к самоактуализации является важнейшим качеством личности.

Гуманистическая психология как новое направление возникло в 60-х годах прошлого столетия, явившись альтернативой двум важнейшим течениям, господствовавшим в психологии того времени – психоанализу и бихевиоризму. Название новому направлению было дано группой психологов под руководством Абрахама Маслоу. И именно Маслоу получил всеобщее признание как выдающийся представитель гуманистической теории личности, его теория самоактуализации личности, основанная на изучении здоровых и зрелых людей, раскрывает основные положения, характерные для гуманистического направления.

АБРАХАМ МАСЛОУ: ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ

БИОГРАФИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ

Маслоу родился 1 апреля 1908 года в Бруклине, Нью-Йорк. В детстве он чувствовал себя одиноким и несчастным, эмоционально отверженным родителями и сверстниками. Позже он писал, что «вырос в библиотеках, среди книг, без друзей» Получил психологическое образование в Университете Висконсина. Здесь же защитил докторскую диссертацию, изучая сексуальное и доминантное поведение приматов.В течение 14 лет (1937 – 1951) он работал на факультете бруклинского колледжа. В этот период Маслоу познакомился с известными европейскими психологами, такими как А.Адлер, Э.Фромм, К.Хорни, М.Вертгеймер, которые эмигрировали в Америку, спасаясь от Гитлера. Тесное общение с ними способствовало формированию интеллектуальной основы дальнейших гуманистических взглядов Маслоу. В 1951 году он перешел в Университет Брандейса на должность заведующего кафедрой психологии. С 1969 года стал работать в благотворительном фонде в Менлоу-парк, Калифорния. На этом посту он имел достаточно времени для удовлетворения своего интереса к философии, экономики, этики. В 1970 году в возрасте 62 лет Маслоу умер от сердечного приступа.

Абрахам Маслоу был членом ряда профессиональных и почетных обществ. Он являлся председателем Отделения личности и социальной психологии, а также Отделения эстетики Американской психологической ассоциации. Он был редактором - основателем «Журнала гуманистической психологии» и «Журнала трансперсональной психологии» и являлся консультирующим редактором многочисленных периодических научных изданий. Большинство книг были написаны Маслоув последние 10 лет жизни.Это: «Religions, values and peak experiences» (1964); «The psychology of science» (1966); «Neurosis as a failure» (1967); «A theory of metamotivation: The biological rooting of the value-life» (1967); «Toward a psychology of being» (1968); «Motivation and personality» (1970).

ВЗГЛЯД ГУМАНИСТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ НА ЛИЧНОСТЬ

Маслоу упрекал известные ему психологические теории за их «пессимистическое, негативное и ограниченное представление» о людях. Он полагал, что психология в большей мере имела дело с человеческими слабостями, а не с силой, более тщательно исследовала грехи, а не добродетели, психология смотрела на жизнь с точки зрения индивида, безнадежно пытающегося избежать боли, а не предпринимающего активные шаги в направлении радости и счастья. Где же психология, изучающая радость, здоровье, благополучие в той же мере, в которой она имеет дело с несчастьем, конфликтами, стыдом, враждебностью? Маслоу предпринял попытку восполнить картину целостной личности, обратившись к ее светлой, лучшей половине. При этом он исходил из следующих основных принципов:

· человек это единое, уникальное, организованное целое;

· природа человека не зла, а добра или по крайней мере нейтральна;

· практически в каждом человеке есть активная воля «к здоровью, импульс к росту – или к актуализации человеческого потенциала»;

· в каждом человеке заложена способность к творчеству;

· «психопатология является результатом отрицания, фрустрации или искажения сущностной природы человека», психопатологично «все, что нарушает, фрустрирует или искажает самоактуализацию.

К примеру, деструктивность и насилие не являются врожденными качествами. Люди становятся деструктивными в случае искажения, отвержения или фрустрации их внутренней природы.

ИЕРАРХИЯ ПОТРЕБНОСТЕЙ ВСТАВИТЬ РИСУНОК

Согласно представлениям Маслоу, жизнь человека характеризуется постоянным наличием желаний или потребностей, и если удовлетворятся одна потребность, тут же появляется другая. Все потребности врожденные и организованы в иерархическую систему, то есть состоят из следующих ступеней:

· Физиологические потребности (в пище, питье, кислороде, сне, физической активности, одежде, жилище, отдыхе, сексе и др.). Они касаются непосредственно биологического выживания человека и должны быть удовлетворены на каком-то минимальном уровне прежде, чем любые потребности более высокого уровня станут актуальными. Хронически голодный человек скорее будет занят поисками хоть какой-то еды, чем сочинять музыку или делать карьеру;

· Потребности безопасности включают в себя потребности в стабильности условий жизнедеятельности, уверенности в завтрашнем дне, в законе и порядке, в предсказуемости событий, в избежании страха, хаоса, болезней. Они влияют на поведение людей, что выражается в предпочтении стабильной работы с хорошим заработком, открытии сберегательных счетов, приобретении страховки, чтобы обеспечить себя на случай болезни, безработицы или в старости;

· Потребности привязанности и любви . Маслоу выделял два вида любви взрослых: дефицитарная, или Д-любовь, основанная на дефицитарной потребности – любовь, исходящая из стремления получить то, чего нам не хватает, скажем, самоуважения, секса или общества того, с кем мы не чувствуем себя одинокими, то есть это эгоистичная любовь, которая берет, а не дает. Бытийная или Б-любовь – она не собственническая, не назойливая, без желания использовать или изменить другого человека, это любовь «бытия» другого, несмотря на его несовершенства. Но она поощряет в другом человеке его позитивные представления о себе и позволяет ему расти и совершенствоваться;

· Потребность в самоуважении и уважении другими . Самоуважение включает такие понятия, как компетентность, уверенность, достижения, независимость и свобода. Человеку нужно знать, что он достойный человек, может справляться с задачами, которые предъявляет жизнь. Уважение другими включает в себя престиж, признание, репутацию, статус, принятие, то есть нам важно знать, что то, что мы делаем признается и оценивается значимыми другими;

· Потребность в развитии личности и самореализации . Побуждение в реализации наших потенциалов естественно и необходимо, но все же только малая часть людей достигают ее. В части случаев люди не видят своего потенциала и не понимают пользы самосовершенствования. Некоторые склонны сомневаться или даже бояться своих способностей. Это явление Маслоу назвал комплексом Ионы, он характеризуется страхом успеха. В других случаях социальное и культурное окружение подавляют тенденцию к актуализации определенными нормами по отношению к какой-то части населения. Примером тому является культурный стереотип мужественности, когда такие человеческие качества, как сочувствие, доброта, мягкость у мужчин осуждаются или высмеиваются, так как рассматриваются как «немужественные». И последнее препятствие для самоактуализации, упоминаемое Маслоу, - это негативное влияние, исходящее из потребности в безопасности. Процесс роста требует постоянной готовности рисковать, отказываться от старых привычек. Это требует мужества. Таким образом, все, что увеличивает страх и тревогу человека, увеличивает также и его тенденцию возврату к поиску безопасности и защиты.

Первые два типа потребностей в своей иерархии Маслоу назвал первичными (врожденными), остальные – вторичными (приобретенными). При этом процесс повышения потребностей выглядит как замена первичных (низших) вторичными (высшими). Согласно принципу иерархии, потребности каждого нового уровня становятся актуальными для индивида лишь после того, как удовлетворены предыдущие запросы. И неважно, насколько высоко продвинулся человек в этой иерархии, если потребности более низкого уровня перестанут удовлетворяться, человек вернется на данный уровень и останется там, пока они не будут в достаточной степени удовлетворены. Следует также заметить, что потребности никогда не могут быть удовлетворены по принципу «все или ничего». Маслоу сделал предположение, что средний человек удовлетворяет свои потребности в следующей степени: 85% - физиологические, 70% - в безопасности, 50% - в любви и привязанности, 40% - в уважении, 10% - в самоактуализации. К тому же люди не просто удовлетворяют одну потребность за другой, но одновременно частично удовлетворяют и частично не удовлетворяют их. Маслоу исходил из того, что иерархия потребностей распространяется на всех людей, и чем выше человек может подняться по этой лестнице, тем большую индивидуальность, человеческие качества и психическое здоровье он продемонстрирует.

МОТИВАЦИИ

Маслоу предложил теорию человеческой мотивации, в которой различал две категории мотивов: дефицитарные мотивы или Д-мотивы и мотивы роста или «бытийные» Б-мотивы. Первые включают в себя базовые потребности – это потребности в пище, безопасности, привязанности, самоуважении и т.п. Наше поведение часто направлено на удовлетворение этих базовых потребностей, иначе возникает состояние фрустрации, напряжения. Мотивы роста определяются наличием у человека метапотребностей - потребностей в справедливости, доброте, красоте единстве и т.п. Они обогащают, расширяют жизненный опыт и, в отличие от дефицитарных мотивов, не снимают напряжение, а увеличивают его посредством нового волнующего и разнообразного опыта. Базовые потребности в большинстве случаев сильнее метапотребностей и организованы иерархически. Метапотребности не имеют иерархии, они одинаково сильны и могут легко замещаться одна другой. Метапотребности также инстинктивны или врожденны, как и базовые и, когда они не удовлетворяются, человек заболевает.

МЕТАПАТОЛОГИИ

Маслоу считал, что, когда люди не удовлетворяет свои метапотребности, у них развиваются психические отклонения, которые он назвал метапатологиями. К ним он относил апатию, отчуждение, депрессию, цинизм. Он предположил также, что некоторые формы поведения, связанные с накопительством, ориентацией на потребление, также свидетельствуют о наличии метапатологий, которые проявляются в таких симптомах, как неспособность кого-то глубоко любить, в стремлении жить сегодняшним днем, нежелании видеть что-либо ценное и достойное в жизни, неумении ценить настойчивость в поисках личного совершенствования, неэтичном поведении. Маслоу размышлял о том, что метопатологии могут быть ответственными за искажение ценностного развития. Он чувствовал, что многие люди путают правильное и неправильное, например, не осуждая пьянство, наркотики, войну. Это происходит потому, что они лишены метапотребностей совершенствования, доброты, честности и справедливости, а это приводит к оскудению социальных чувств, неуважению к правам других и равнодушию к таким этическим ценностям, как благородство и сострадание

ИЗУЧЕНИЕ САМОАКТУАЛИЗАЦИИ

Маслоу полагал, что если психология будет изучать исключительно ущербных невротичных людей, то она обречена быть «искалеченной» психологией. Чтобы создать более полную и всеобъемлющую науку о человеке, психологи также обязаны изучать людей, в полной мере реализовавших свой потенциал. В своем неформальном исследовании Маслоу обрисовал людей, которых он считал самоактуализирующимися. Это были люди, которые по всем общепринятым стандартам достигли полной зрелости. Хотя он вынужден был признать, что самоактуализирующихся людей немного, он обнаружил их среди исторических персонажей таких как Линкольн, Джефферсон, Уолт Уитмен, Торо, Бетховен. Некоторые были живы во время исследования – Элеонор Рузвельт, Эйнштейн. В группу исследованных вошли также друзья и знакомые ученого, студенты колледжа. Всего было обследовано 48 человек, отнесенных к самоактуализирующимся личностям. Маслоу поставил перед собой цель найти и описать в обследованных черты, которые отличают их от большинства людей. Этими отличительными чертами оказались: 1) полное принятие реальности и комфортное отношение к ней; 2) принятие себя, других людей и природы такими, какие они есть; 3) спонтанность, естественность поведения; 4) профессиональная увлеченность любимым делом, ориентация на задачу, проблему; 5) отстраненность, потребность в уединении; 6) автономность, самостоятельность суждений; 7) новизна, свежесть восприятия, открытость новому опыту; 8) различение целей и средств, зла и добра («не всякое средство хорошо для достижения цели»); 9) наличие глубоких духовных или мистических переживаний; 10) большие творческие ресурсы; 11) готовность к решению новых проблем, к подлинному пониманию своих возможностей; 12) чувство юмора не агрессивно, а философично; 13) близкие отношения с некоторыми особенно любимыми людьми не поверхностны, а глубоки и эмоциональны; 14) ценности и отношения демократичны.

Самоактуализация не обязательно должна принимать форму творческих усилий, выражающихся в создании каких-либо произведений. Родитель, спортсмен, студент, рабочий – все могут актуализировать свой потенциал, выполняя наилучшим образом то, что они делают. Специфические формы самоактуализации очень разнообразны. Самоактуализирующиеся люди, по словам Маслоу, «так или иначе посвящают себя поиску того, что я назвал ценностями Бытия, поиску главных, вечных, лежащих в основании всего ценностей, которые не могут быть подчинены никаким другим, более важным. Их около четырнадцати этих высших ценностей, ценностей Бытия, в их числе Истина, Красота и Добродетель...». По определению Маслоу, самоактуализирующийся человек – это психически здоровый человек, сумевший полностью раскрыть свой потенциал.

ОЦЕНКА САМОАКТУАЛИЗАЦИИ

Хотя, Маслоу представил широкую и убедительную концепцию мотивов человека, именно самоактуализация привлекла его интерес и завладела воображением. Пытаясь дать точное описание тех личностей, которые наиболее полно проявили свои способности, он пытался помочь людям увидеть важность самоактуализации. И неудивительно, что попытки, направленные на эмпирическое подтверждение гуманистического направления в теории личности, сконцентрировались почти исключительно на самоактуализации. В 1964 году Shostrom разработал «Опросник личностной ориентации» (PersonalOrientationInventory ,POI), который дал возможность измерить ценности и поведение, связанные с самоактуализацией. POI – это опросник самоотчета, разработанный для оценки различных характеристик самоактуализации в соответствии с концепцией Маслоу. Он состоит из 150 утверждений вынужденного выбора. Из каждой пары респондент должен выбрать то, которое лучше его характеризует. Опросник состоит из двух основных шкал и десяти субшкал. Первая основная шкала измеряет то, в какой степени человек является направленным на себя, а не на других в поисках ценностей и смысла жизни. Очевидно, никто не может функционировать эффективно в обществе без чувства направленности на других, но тем не менее от самоактуализирующихся людей следует ожидать большей направленности на себя, чем от людей, которые самоактуализируются в меньшей степени. Вторая шкала называется компетентность во времени. Она измеряет то, в какой степени человек живет в настоящем, а не концентрируется на прошлом или будущем. Субшкалы включают в себя ценности самоактуализации, экзистенциальность, эмоциональную реактивность, спонтанность, заботу о своих интересах, самоприятие, природу человека, синергизм, приятие агрессии и способность к близким отношениям. Тест с успехом используется, для измерения позитивного уровня психического здоровья человека, позволяет оценить его уровень самоактуализации.

«ПИКОВЫЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ»

Маслоу исследовал природу того, что он называл «пиковые переживания». Отчеты были получены в ответ на просьбу подумать о своих самых замечательных переживаниях в жизни. Было обнаружено, что самоактуализирующиеся люди часто переживают мгновения благоговейного трепета, экстаза. Так бывает, что они настолько погружаются в определенную деятельность, что теряют чувство времени и пространства. Как правило, люди, подверженные пиковым переживаниям, чувствуют большую интеграцию, единство с миром, владение собой, спонтанность, более восприимчивы и т.д. Для измерения наклонности к пиковым переживаниям наиболее часто используется «Шкала пиковых переживаний» Mathas. В исследованиях с использованием этой шкалы, состоящей из 70 пунктов, были получены данные в поддержку взглядов Маслоу. Например, люди, получившие высокие показатели по шкале, сообщали о случаях трансцендентных, мистических переживаний и ощущении большого счастья. Высокие показатели также соответствовали образу жизни, ориентированному на «бытийные» ценности, какие как истина, красота и справедливость.

УТОПИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО - ЭУПСИХЕЯ

Маслоу полагал, что человек может сделать выбор из двух стилей жизни дефицитарного или бытийного. Дефицитарная (Д-жизнь) – это в основном стремление удовлетворить существующий дефицит или требования окружения, характеризуется рутиной и однообразием, стремлением заниматься вещами несложными, но приятными. Такой стиль жизни имеют большинство людей в современном обществе: с 9 утра до 6 вечера работают на фабрике или в офисе, вечером приходят домой, ужинают, укладывают детей спать и весь вечер сидят перед телевизором. Маслоу сказал бы, что люди, которые живут так, скучны, пусты и живы только наполовину. Ничто не вдохновляет их, счастье для них состоит только в том, что они испытывают ощущение безопасности и удовлетворения. Совершенно другой является бытийная или мета-жизнь (Б-жизнь) – это усилие или рывок, когда человек использует все свои возможности и способности в полную силу, оказывается более собранным, непосредственным, творческим и открытым для переживаний. Такие моменты редки в жизни среднего человека, но это наиболее счастливые и волнующие эпизоды человеческого существования, эпизоды величайшей зрелости, индивидуальности и наполненности. Маслоу считал, что общество, в котором живет человек, может как способствовать, так и препятствовать его стремлению к метажизни. К сожалению, общество, в котором живем мы, по мнению Маслоу, только подавляет человека, а не способствует удовлетворению его высших потребностей, его стремления к самосовершенствоанию и самоактуализации. Маслоу мечтал об утопическом обществе, которое могла бы основать на пустынном острове тысяча здоровых семей, приехавших туда с целью самим определить свою судьбу. Он назвал это утопическое сообщество Эупсихея. Оно должно быть организовано на идеях анархизма, т.е. правительство не должно ограничивать свободу индивида, людям позволяли бы самим делать какой угодно выбор. В Эупсихеи был бы полный синергизм, или работа вместе. Общество ценило бы простоту и бескорыстие, с уважением относилось к потребностям и метапотребностям своих членов. Жители Эупсихеи были бы честны, добры, бескорыстны и великодушны друг к другу.

Гуманистически ориентированные труды Маслоу нашли поддержку и понимание со стороны многих психологов в1960-е годы. Для многих его подход, подчеркивающий изучение радости, любви, творчества и самореализации оказался оптимистической альтернативой тому, что они рассматривали как механистические и дегуманизированные модели поведения человека. Хотя с тех пор популярность гуманистического направления несколько снизилась, его влияние на основные тенденции развития психологии и теории личности все еще очевидно. В большой степени подверглись влиянию идей Маслоу такие области, как консультирование, социальная работа, образование, медицина, управление в бизнесе и маркетинг.

СЛОВАРИК ПО ТЕМЕ

Б–любовь – бытийная любовь, в которой человек ценит другого за то, что он есть, без какого- либо желания изменить или использовать его.

Д–любовь – дефицитарная любовь или эгоистический тип любви, когда человек больше хочет получить, чем отдать любви другому.

Дефицитарные мотивы – Д-мотивы. Направлены на удовлетворение биологических потребности и потребностей в безопасности, снимают состояние напряжения и фрустрации.

Иерархия потребностей – расположение потребностей человека от низших к высшим в смысле их предпочтения или необходимости.

Компетентность во времени – главная шкала «Опросника личностной ориентации», которая оценивает тенденцию человека жить в настоящем, а не концентрироваться на прошлом или будущем.

Комплекс Ионы – страх и сомнение в своей способности достичь самоактуализации.

Метапатология – термин, используемый Маслоу для обозначения психических расстройств, развивающихся в результате фрустрации метапотребностей.

Мотивы роста – включают потребности высшего уровня (метапотребности), связаны с врожденным побуждением актуализировать свой потенциал.

Пиковое переживание – состояние сильного возбуждения или, наоборот, умиротворения, при этом возникает ощущение гармонии с миром, утрачивается чувство времени и места, люди теряют ощущение своего «Я» или выходят за его пределы.

Самоактуализация – процесс, постулированный Маслоу, включает в себя здоровое развитие способностей людей, чтобы они могли стать тем, кем могут стать, а значит жить осмысленно и совершенно.

Утопия – неологизм Т. Мора, допускающий двойную интерпретацию первого из греческих корней: u, т.е. нет, либо eu, т.е. благо. В сочетании со вторым слогом topos – вместо он, таким образом обозначает либо «Нигдея», либо «Блаженная страна».

Эупсихея – гуманистическая утопия Маслоу, общество, характеризующееся свободным выбором, социальной гармонией и психическим здоровьем.

ГЛАВА 7.

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ТЕОРИИ ЛИЧНОСТИ

Феноменологическое направление теории личности основывается на том, что поведение человека можно понимать только в терминах его субъективного восприятия и познания действительности. Предполагается, что именно внутренняя система отсчета человека (субъективная способность постигать действительность) играет ключевую роль в определении внешнего поведения человека. Утверждается, что материальная или объективная действительность есть реальность, сознательно воспринимаемая и интерпретируемая человеком в данный момент времени.

Другой важный тезис феноменологического направления заключается в том, что человек способен сам определять свою судьбу. Феноменологи полагают, что люди свободны в решении, какой должна быть их жизнь в контексте врожденных способностей и ограничений. Самоопределение является существенной частью природы человека. Следовательно, люди, в конечном счете, ответственны за то, что они собой представляют.

Последний тезис, характеризующий феноменологический подход к личности, заключается в том, что люди в своей основе добры и обладают стремлением к совершенству. В частности, предполагается, что люди естественно и неизбежно движутся в направлении большей дифференциации, автономности и зрелости. Концепция роста, сконцентрированная на процессе реализации внутренних возможностей и личностного потенциала человека, четко отражает позитивный и оптимистический взгляд на человечество. Общепризнанно, что концепция и положения, характеризующие феноменологический подход к личности, наиболее прямо выражены в работах Карла Роджерса.

Теория Роджерса уделяет пристальное внимание концепции самости и переживаниям, связанным с самостью, а также потому, что в ней подчеркивается важность тенденций, способствующих росту, присущих всем людям.

КАРЛ РОДЖЕРС. ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ

БИОГРАФИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ

Карл Рэнсом Роджерс (CarlRansomRogers) родился в предместье Чикаго, штат Иллинойс, в 1902 году. Провел детские годы в сельской местности, в религиозной семье. В школе Роджерс хорошо учился и очень интересовался науками. «Я считал себя Недолгое время он преподавал В Американском интернациональном университете в Сан-Диего, но оставил его из-за несогласия с президентом относительно прав студентов.одиночкой, не таким как другие; у меня было мало надежды найти себе место в мире людей. Я был социально неполноценен, способен лишь на самые поверхностные контакты.» После школы намеревался стать фермером.

В 1919 г. поступил в Висконсинский университет, в качестве предмета изучения выбрал научное земледелие; начиная со второго курса, увлекся религиозной деятельностью и готовился стать пастырем. В 1922 г. в числе десяти американских студентов был избран для поездки на конференцию Всемирной студенческой христианской федерации в Пекине. Жизнь на Востоке коренным образом изменила взгляды Роджерса, что заставило его даже усомниться в христианской вере.

Он возвратился в Висконсин и получил степень бакалавра по истории в 1924 г. Прошел только один (заочный) курс по психологии. После окончания университета и женитьбы переехал в Нью-Йорк. Учился в либеральной Объединенной теологической семинарии, в конце второго года учебы, окончательно разочаровавшись в религиозной деятельности, сменил семинарию на Учительский колледж Колумбийского университета, чтобы получить образование в области клинической и педагогической психологии. Получил степень магистра в 1928 г. и степень доктора по клинической психологии в 1931 г. С 1931 г. занял должность психолога в Отделении исследования детей Общества по предотвращению жестокости к детям в Рочестере, Нью-Йорк.

В течение следующего десятилетия занимался с деликвентными и неблагополучными детьми. Организовал и возглавил Рочестерский центр направляющей помощи. В 1940 г. вернулся в Колумбийский университет, чтобы начать новую карьеру; получил в этот период широкое признание в сфере клинической психологии. В 1945 г. перешел в Чикагский университет, на должность профессора психологии и директора университетского консультативного центра. Наиболее плодотворный период его деятельности в 1945-1957 годах.

В 1957 году Роджерс вернулся в Висконсинский университет, где вел работу в отделениях психологии и психиатрии. В 1963 году Роджерс оставил должность профессора и стал сотрудником Западного института бихевиоральных наук в Ла-Джолле, штат Калифорния – благотворительной организации, занимающейся гуманистически ориентированными исследованиями по межличностным отношениям. В 1968 году перешел в центр изучения человека – свободного объединения представителей терапевтических профессий. В последние двенадцать лет деятельности Роджерса в Калифорнии, где он мог свободно экспериментировать, реализуя свои идеи без помех со стороны социальных институтов и академических кругов, развернулась его работа с группами.

Позже Роджерс занялся изучением современных тенденций в области брака. Недолгое время он преподавал в Американском интернациональном университете в Сан-Диего, но оставил его из-за несогласия с президентом относительно прав студентов и до самой своей кончины в 1987(скончался от сердечного приступа во время операции по поводу перелома бедра) году полностью был занят в Центре изучения личности. Он писал, читал лекции, работал в своем саду. У него хватало времени поговорить с молодыми коллегами и побыть с женой, детьми и внуками. По итогам деятельности Карла Роджерса можно сказать, что со времен Фрейда никто не имел большего влияния на практику психологического консультирования и психотерапии, чем Роджерс.

Основные работы: «Клиническое лечение проблемного ребенка»(1939), «Консультирование и психотерапия»(1942), «Центрированная на клиенте терапия: ее современная практика, значение и теория»(1951), «Психотерапия и изменение личности» в соавторстве с Р.Даймондом(R.Dymond)(1954), «Становление личности: взгляд психотерапевта»(1961), «От человека к человеку: проблема человеческого бытия» в соавторстве с Б.Стивенсом(R.Stevens)(1967), «Свобода учиться: чем может стать образование»(1969), «Карл Роджерс о группах встреч»(1970), «Партнерство: брак и его альтернативы»(1972), «Карл Роджерс о человеческих возможностях»(1977), «Способ бытия»(1980), «Свобода учиться: 80-е годы»(1983).

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ТЕОРИИ ЛИЧНОСТИ

Теоретические обобщения Роджерса возникли, прежде всего, из его собственного клинического опыта. Он полагал, что сохранял объективность, избегая отождествлений с какой- либо частной школой или традицией. «Я никогда на самом деле не принадлежал ни к какой профессиональной группе. Я учился в близком общении с психологами, психоаналитиками, социальными работниками, учителями, религиозными деятелями, но никогда не считал себя в общем смысле принадлежащим к какой либо из этих групп. Позже Роджерс обнаружил параллели своей работе в восточных учениях, особенно в дзен буддизме и у Лао Цзы. И хотя безусловно Роджерс испытывал влияние последних, сам он является без сомнения порождением американской национальной почвы.

В результате клинических наблюдений Роджерс пришел к заключению, что сущность природы человека ориентирована на движение вперед к определенным целям, конструктивна и реалистична. Человек – это активное существо, ориентированное на определенные цели и способное вести себя к ним, а не создание, раздираемое силами, находящимися вне его контроля.

Резко расходясь с фрейдовской традицией, Роджерс постулировал естественное развитие людей к «конструктивной реализации» свойственных им врожденных возможностей.

Наряду с позитивной точкой зрения на природу человека, Роджерс выдвинул гипотезу о том, что все поведение человека вдохновляется и регулируется неким объединяющим мотивом, который он назвал тенденцией актуализации . Он представляет собой «свойственную организму тенденцию развивать все свои способности, чтобы сохранять и развивать личность». Таким образом, важнейший мотив жизни человека – это актуализировать, то есть сохранить и развить себя, максимально выявить лучшие качества своей личности, заложенные в ней от природы. Эта фундаментальная тенденция является единственным мотивационным конструктом, постулированным Роджерсом. В поведении человека, как считал Роджерс, ничего нельзя объяснить, постулируя специфические мотивы, такие как голод, половое влечение, безопасность. Так, например, голод традиционная психология рассматривала как отдельное влечение или мотив, вещь в себе. В системе взглядов Роджерса голод является только одним из специфических выражений господствующего мотива, лежащего в основе нашего существования, а именно – он необходим, чтобы «сохранить» человека, если вы в это не верите, прекратите есть. Меньше чем через неделю вы в это поверите или умрете. Если рассматривать половое влечение как мотив – оно служит для «интенсифицирования» человека. Или потребность достижения – желание отличиться, выполнить трудную задачу. С точки зрения Роджерса, данную потребность можно трактовать как одно из выражений тенденции актуализации. Стремление человека к достижениям является способом совершенствования внутреннего потенциала.

Роджерс полагал, что при отсутствии значительных внешних ограничений или антагонистических воздействий тенденция актуализации естественно выразится посредством разнообразных форм поведения. Тенденция актуализации представляет собой «один центральный источник энергии в организме человека». Во-первых, она берет начало в физиологических процессах организма (то есть это биологический факт , а не психологическая тенденция). На организменном уровне тенденция актуализации выражается не только в сохранении организма с удовлетворением дефицитарных потребностей (воздух, пища, вода), она также развивает организм, обеспечивая эволюцию и дифференциацию органов и функций тела, его рост и постоянное обновление. А мотивационная сила, с которой тенденция актуализации действует на психические процессы, относящиеся к самости, имеет еще большее значение. Тенденция актуализации является основным процессом, отвечающим за то, что организм всегда стремится к какой-то цели, будь то начинание, исследование, перемены в окружении, игра или творчество. Она ведет человека в направлении автономии и самодостаточности.

Тенденция актуализации не просто нацелена на снижение напряжения (сохранение жизненных процессов и поиски комфорта и покоя). Она также подразумевает повышение напряжения . Вместо того чтобы считать конечной целью любого поведения уменьшение напряжения, Роджерс полагал, что поведение мотивировано потребностью человека развиваться и улучшаться. Человеком управляет процесс роста, и в котором его личностей потенциал приводится к реализации. Эта конструктивная биологическая тенденция является общей для всех форм жизни – она присуща не только человеку, но и всему живому. Это - сущность жизни.

Для Роджерса весь жизненный опыт оценивается с точки зрения того, насколько он служит тенденции актуализации. Эта установка отражается в другом термине, который он использовал в связи с этой тенденцией: организмический оценочный процесс. Это словосочетание отражает идею о том, что люди ищут и оценивают позитивно переживания, которые они воспринимают как содействующие личности и развивающие ее. Люди испытывают чувство удовлетворения от таких позитивных переживаний. И напротив, они избегают и оценивают негативно те переживания, которые воспринимают как противоречащие или препятствующие их актуализации. Организмический оценочный процесс позволяет людям оценивать переживания с точки зрения того, насколько они способствуют тенденции актуализации или препятствуют ей.

Тенденция самоактуализации – это процесс реализации человеком на протяжении всей жизни своего потенциала с целью стать полноценно функционирующей личностью. Самоактуализирующийся человек живет экзистенциально, непринужденно наслаждаясь каждым моментом жизни и участвуя в ней.

Самоактуализация как таковая не является конечным состоянием совершенства. Роджерс полагал, что ни один человек не становится самоактуализированным настолько, чтобы отбросить все мотивы. У него всегда остаются таланты для развития, навыки для совершенствования, более действенные и приятные способы для удовлетворения биологических потребностей. Однако можно говорить о людях, которые достигли большей самоактуализации, чем другие; они далее других продвинулись к такому функционированию, которое можно назвать более полноценным, творческим и автономным.

Фундаментальной предпосылкой теоретических представлений Роджерса является предположение, что в своем самоопределении люди опираются на собственный опыт. В основной теоретической работе «Теория терапии, личности и межличностных отношений», Роджерс определяет ряд понятий, на которых основывает теорию личности, методы терапии, представления об изменениях личности и межличностных отношениях.

Поле опыта. Каждый человек имеет уникальное поле опыта или «феноменальное поле», которое содержит «все, происходящее в любой данный момент внутри оболочки организма и потенциально может осознано».Оно включает события, восприятия, ощущения, воздействия, которых человек может быть, не сознает. Но мог бы осознавать, если бы сосредоточился на них. Это частный, личный мир, который может соответствовать, а может и не соответствовать наблюдаемой объективной реальности.

Самость. В поле опыта находится самость. Не будучи ни устойчивой, ни неизменной, она кажется такой, если рассматривать ее в каждый данный момент. Самость- это организованный связанный гештальт, постоянно находящийся в процессе формирования по мере изменения ситуации.

Самость – это не «стоп - кадр», останавливающий процесс, а сам лежащий за всеми такими стоп-кадрами подвижный процесс. Другие теоретики используют термин «самость» для обозначения того аспекта личной самотождественности , которой неизменен, устойчив, даже вечен, Роджерс же – применительно к самому процессу распознавания. Этот акцент на изменении и текучести лежит в основе его теоретических представлений и веры способность человека к росту, изменению и развитию. Самость или представление человека о себе основывается на прошлом опыте, данных настоящего и ожиданиях будущего.

Идеальная самость. Идеальная самость- это «то представление о себе, каким человек более всего хотел бы располагать, которому он придает наибольшую ценность для себя. Как и самость, это подвижная изменяющая структура, постоянно подверженная переопределению. То, в какой мере самость отличается от идеальной самости, - один из показателей дискомфорта, неудовлетворенностей, невротических трудностей. Принятие себя таким, каков человек на самом деле, а не таким каким бы он хотел быть, - признак душевного здоровья. Такое принятие не есть покорность, сдача позиции, это способ быть ближе к реальности, к своему актуальному состоянию. Образ идеальной самости, в той мере, в какой он сильно отличается от реального поведения и ценности человека – одно из препятствий для развития человека.

КОНГРУЕНТНОСТЬ И НЕКОНГРУЕНТНОСТЬ

Конгруентность определяется как степень между тем, что человек говорит и тем, что он переживает. Она характеризует различие между опытом и сознанием. Высокая степень конгруентности означает, что сообщение (то, что вы выражаете), опыт (то, что происходит в вашем поле) и сознание (то, что вы замечаете) одинаковы. Ваше наблюдение и наблюдение внешнего наблюдателя будут соответствовать друг другу.

Маленькие дети демонстрируют высокую конгруентность. Они выражают свои чувства сразу же и всем своим существом.

Конгруентность хорошо соответствует дзен - буддийской формуле: « Когда я голоден , я ем; когда я устал, я сижу; когда я хочу спать, я сплю».

Неконгруентность имеет место, когда есть различие между сознаванием, опытом и сообщением об опыте. Если человек явно сердит (сжатые кулаки, повышенная интонация голоса, агрессивная стилистика), но при этом говорит, что совершенно не сердится: если люди, что прекрасно проводят время, когда на самом деле они скучают, чувствуют себя одинокими, или им нездоровится, - это неконгруентность. Она определяется как неспособность не только точно воспринимать, но и точно выражать свой опыт. Неконгруентность между сознаванием и опытом называется вытеснением (repression). Человек просто не осознает, что он делает.

Неконгруентность между сознаванием и коммуникацией означает, что человек не выражает то, что он в действительности думает, чувствует или переживает. Такого рода неконгуентность часто воспринимается как лживость, неискренность, нечестность. Неконгруентность может ощущаться как напряжение, тревога, в более серьезном случае – как внутреннее замешательство.

Неконгруентность проявляется в таких высказываниях, как «Я не могу принять решения », «Я не знаю, чего хочу», «Я никогда не могу остановиться чем-нибудь определенным». Путаница возникает в различных стимулах, которые к нему приходят.

Различие своих побуждений и возможность опираться на различные чувства в различные моменты действительно может представлять проблему. Амбивалентность не является ни необычной, ни нездоровой; но неспособность увидеть ее и справится с ней, может порождать тревогу.

ТЕНДЕНЦИЯ К САМОАКТУАЛИЗАЦИИ

Существует фундаментальный аспект человеческой природы, который побуждает человека двигаться к большей конгруентности и более реалистическому функционированию. «Это стремление, которое видно во всякой органической человеческой жизни – расширяться , распространяться, становиться автономным, развиваться, достигать зрелости, - стремление выразить и реализовать все способности организма, в той мере, в какой это действие усиливает организм или самость». Роджерс полагал, что в каждом из нас есть стремление становиться компетентным и способным насколько, насколько это биологически для нас возможно, Как растение стремится быть здоровым растением, как семя содержит в себе стремление стать деревом, так человек движим побуждением становиться целостным, полным, самоактуализирующим человеком.

Влияние трудов Роджерса общеизвестно и не ограничено сферой теоретической психологии. Он играл ключевую роль в развитии групп встреч как средства помощи людям из всех слоев общества достичь улучшения и обогащения своих межличностных отношений. Его идеи имели влияние на такие сферы, как социальная работа, уход за больными, семейное консультирование, групповая динамика и образование. Трудно переоценить огромное влияние Роджерса на формирование терапевтических и образовательных стратегий, используемых сегодня профессионалами.

ГЛАВА 8.

ТЕОРИИ ЛИЧНОСТИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ

В 1931 г. Л.С. Выготский писал, что «до сих пор остается закрытой центральная и высшая проблема психологии – проблема личности и ее развития». Примерно в это же время, в 1937 году Г. Олпорт в своей книге «Личность: психологическая интерпретация» приводит более 50 различных определений личности. Попытка их синтезировать оказалась неудачной, и Олпорт вынужден был отказаться от определения личности.

К.К. Платонов отмечает, что за период с 1917 по 70-е годы в советской психологии можно выделить четыре доминирующие теории личности:

1917–1936 гг.– личность как профиль психических черт;

1936-1950 гг.- личность как опыт человека;

1950-1962 гг.- личность как темперамент и возраст;

1962-1970 гг.- личность как совокупность отношений, проявляющихся в направленности.

С середины 60-х годов предпринимаются попытки выяснения общей структуры личности. В 1969 году состоялся Всесоюзный симпозиум по проблемам личности, который прошел под знаком понимания личности как биосоциального существа и структурного подхода.

К концу 70-х гг. ориентация на структурный подход к проблеме личности сменяется тенденцией применения системного подхода, требующего выделения системообразующих признаков личности.

В психологической науке категория личности относится к числу базовых категорий. Она не является сугубо психологиче­ской и изучается, по существу, всеми общественными науками. В этой связи возникает вопрос о специфике исследования лич­ности психологией: все психические явления формируются и развиваются в деятельности и общении, но принадлежат они не этим процессам, а их субъекту — общественному индивиду, личности. Наряду с другими принципами в психологии сформу­лирован личностный принцип, который требует исследовать пси­хические процессы и состояния личности (Б.Г. Ананьев, С.Л. Рубинштейн, К.К. Платонов).

Приступая к обзору основных отечественных концепций психологии личности, следует отметить, что в содержательном плане все же доминирует структурный, а впоследствии сменивший его системно-структурный подход. Наибольшую известность приобрели концепции личности в школах С.Л. Рубинштейна, Л.С. Выготского - А.Н. Леонтьева, Б.М. Теплова, К.К. Платонова (Москва); А.Ф. Лазурского - В.Н. Мясищева, Б.Г. Ананьева (С-Петербург).

КОНЦЕПЦИЯ ЛИЧНОСТИ С.Л. РУБИНШТЕЙНА (1889-1960)

Зависимость психических процессов от личности, по мнению С.Л. Рубинштейна, выражается, во-первых, в индивидуально-дифференциальных различиях между людьми. У разных людей, в отличии от их индивидуальных (личностных) особенностей имеются различные типы восприятия, памяти, внимания, стили умственной деятельности.

Во-вторых, личностная зависимость психических процессов выражается в том, что сам ход развития психических процессов зависит от общего развития личности.

В-третьих, зависимость психических процессов от личности выражается в том, что сами эти процессы не остаются независимо развивающимися процессами, а превращаются в сознательно регулируемые операции, т.е. психические процессы становятся психическими функциями личности.

Следующее важное положение состоит в том, что любое внешнее воздействие действует на индивида через внутренние условия, которые у него сформировались ранее, также под влиянием внешних воздействий.

Для понимания психологии личности, с точки зрения С.Л. Рубинштейна важны следующие положения:

· психические свойства личности в ее поведении, в действиях и поступках, которые она совершает, одновременно и проявляются и формируются;

· психический облик личности во всем многообразии ее свойств определяется реальным бытием, образом жизни и формируется в конкретной деятельности;

· процесс изучения психического облика личности предполагает решение трех вопросов:

Чего хочет личность, что для нее привлекательно, к чему она стремится? Это вопрос о направленности, установках и тенденциях, потребностях, интересах и идеалах.

Что может личность? Это вопрос о способностях, об одаренности.

Выделив эти аспекты психического облика личности, Л.С. Рубинштейн подчеркивал, что они взаимосвязаны и взаимообусловлены, что в конкретной деятельности они сплетены в единое целое. Направленность личности, ее установки переходят затем в характер и закрепляются там в виде свойств. Наличие интересов к определенной области деятельности стимулирует развитие способностей в этом направлении, а наличие способностей стимулирует интерес к работе.

Также тесно связаны между собой способности и характер. Наличие способностей порождает у человека уверенность в себе, твердость и решительность, или, напротив, самомнение и беспечность.

Таким образом, в жизни все стороны психического облика личности, переходя друг в друга, образуют неразрывное единство.

КОНЦЕПЦИЯ ЛИЧНОСТИ В.Н. МЯСИЩЕВА (1892-1973)

Анализируя взгляды В.Н. Мясищева на личность, следует отметить два положения, значимых для теоретического осмысления проблемы личности.

Первое из них то, что он стал первым, кто в открытой форме поставил вопрос о структуре личности. «Структурная характеристика освещает нам человека со стороны его целостности или расщепленности, последовательности или противоречивости, устойчивости или изменчивости, глубины или поверхности, преобладания или относительной недостаточности тех или иных психических функций». Это принципиальное положение, по-видимому, и определило специфику его взглядов на структуру личности, где нет отдельных составляющих, но есть – отношения, замыкающие на себя все другие психологические характеристики личности. Именно отношение по мысли В.Н. Мясищева является интегратором этих свойств, что и обеспечивает целостность, устойчивость, глубину и последователь- ность поведения личности. Что касается направленности, то она по мнению В.Н. Мясищева «выражает доминирующее отношение, или его интеграл». Эмоциональность представлена одним из компонентов в структуре отношения.

Второе положение – понятие «отношение».

Отношение личности – это активная, сознательная, интегральная, избирательная, основанная на опыте связь личности с различными сторонами действитель- ности. По мысли В.Н. Мясищева, отношение – это системообразующий элемент личности, которая предстает как система отношений. Сами отношения личности формируются под влиянием общественных отношений, которыми личность связана с окружающим миром в целом.

В.Н.Мясищев выделяет в отношении «эмоциональную», «оценочную» (когнитивную, познавательную) и «конактивную» (поведенческую) стороны. Каждая сторона отношения определяется характером жизненного взаимодействия личности с окружающей средой и людьми.

Эмоциональный компонент способствует формирова- нию эмоционального отношения личности к объектам среды, людям и самому себе.

Познавательный (оценочный) компонент способству- ет восприятию и оценке (осознанию, пониманию, объяснению) объектов среды, людей и самого себя.

Поведенческий (конативный) компонент способст- вует осуществлению выбора стратегии и тактики поведения личности по отношению к значимым (ценным) для нее объектов среды, людей и самому себе.

Личность – это система ее отношений, а процесс развития личности обусловливается ходом развития ее отношений. В.Н. Мясищев указывает, что первоначальный период возрастающей избирательности поведения человека характеризуется «предотношением», в котором отсутствует элемент сознательности. Нечто, что человек не осознает, побуждает его к деятельности (неосознаваемая мотивация поведения).

В дальнейшем, у 2-3 летнего ребенка развивается выраженная избирательность отношения – к родителям, воспитателям, сверстникам.

В школьном возрасте увеличивается число отношений, возникают внесемейные обязанности, учебный труд, необходимость в произвольном управлении своим поведением.

В старшем школьном возрасте формируются принципы, убеждения, идеалы.

Отношения и установки В.Н. Мясищев рассматривает в качестве интегральных психических образований, которые возникают в процессе индивидуального опыта. Установка бессознательна и потому она безлична, а отношение сознательно, хотя, как подчеркивает В.Н. Мясищев, мотивы или источники их могут не осознаваться. Другое отличие отношения от установки заключается в том, что отношение характеризуется избирательностью, а установка – готовностью. Отношение представляет самостоятельный класс психологических понятий.

КОНЦЕПЦИЯ ЛИЧНОСТИ К.К. ПЛАТОНОВА (1906-1984)

Данная концепция наиболее яркий пример реализации идей структурного подхода к пониманию личности человека

К.К. Платонов понимал личность как динамическую систему, т.е. систему, развивающуюся во времени, изменяющую состав входящих в нее элементов и связей между ними, при сохранении функции.

В которой выделял следующие подструктуры:

· Направленность и отношения личности, которые проявляются в виде моральных черт. Они не имеют врожденных задатков и формируются путем воспитания. Поэтому эта подструктура может быть названа социально обусловленной. Она включает желания, интересы, склонности, стремления, идеалы, мировоззрение. К.К. Платонов рассматривает отношение не как свойство личности, а как «атрибут сознания, наряду с переживанием и познанием, определяющим различные проявления его активности». По К.К. Платонову параметры этой подструктуры следует рассматривать на социально-психологическом уровне.

· Опыт: «знания, умения, навыки и привычки, приобретенные путем обучения, но уже с заметным влиянием биологически, и даже генетически обусловленных свойств личности». Закрепление их в процессе обучения, делает их типичными, это и позволяет их считать свойствами личности. Качества этой подструктуры рассматриваются на психолого-педагогическом уровне.

· Индивидуальные особенности психических процессов (памяти, эмоций, ощущений, мышления, восприятия, чувств, воли). К.К. Платонов намеренно устанавливает такой порядок их следования, подчеркивая силу биологической и генетической обусловленности психических процессов и функций. В наибольшей мере это характерно для памяти, а без нее не могли бы существовать другие психические процессы и функции. Процесс формирования и развития индивидуальных особенностей психических процессов осуществляется путем упражнения, а изучается данная подструктура на индивидуально-психологическом уровне.

· Биопсихические свойства, в которые входят «половые и возрастные свойства личности, типологические свойства личности (темперамент)». Процесс формирования черт этой подструктуры осуществляется путем тренировки. «Свойства личности, входящие в эту подструктуру, больше зависят от физиологических особенностей мозга, а социальные влияния их только субординируют и компенсируют». Активность этой подструктуры определяется силой нервной системы и изучается она на психофизиологическом и нейропсихологическом уровне.

Таким образом, по мнению К.К. Платонова, в эти подструктуры «могут быть уложены все известные свойства личности. Причем, часть этих свойств относится в основном только к одной подструктуре, другие лежат на пересечении подструктур и являются результатом взаимосвязей различных собственных подструктур».

Основной недостаток этого подхода состоял в том, что общая структура личности интерпретировалась как некая совокупность ее биологических и социально обусловленных особенностей. В результате, главной проблемой в психологии личности становилась проблема соотношения социального и биологического в личности.

К концу 70-х, ориентация на структурный подход к проблеме личности сменяется тенденцией к применению системного подхода.

КОНЦЕПЦИЯ ЛИЧНОСТИ Б.Ф. ЛОМОВА (1927-1989)

Видный отечественный психолог Б.Ф. Ломов, развивая системный подход к пониманию сущности личности, пытается вскрыть всю сложность и неоднозначностьпроблемы соотношения социального и биологического в личности. Его взгляды на эту проблему сво­дятся к следующим основным положениям. Исследуя развитие индивида, психология, конечно, не ограничивается ана­лизом только отдельных психических функций и состояний, ее прежде всего интересует формирование и развитие лич­ности человека. В этой связи проблема соотношений биоло­гического и социального выступает преимущественно как про­блема организм и личность. Одно из этих понятий сформиро­валось в контексте биологических, другое — социальных на­ук, но и то и другое относится к индивиду как представите­лю вида «человек разумный» и как члену общества. Вместе с тем в каждом из этих понятий фиксируются разные системы свойств человека: в понятии организм — структура человече­ского индивида как биологической системы, в понятий лич­ность — его включенность в жизнь общества. Исследуя формирование и развитие личности, отече­ственная психология исходит из марксистского положения о личности как социальном качестве индивида. Вне общества это качество индивида не существует, а потому вне анализа отношений индивид — общество не может быть понято. Объективным же основанием личностных свойств индивида является система общественных отношений, в котором он живет и развивается. В глобальном плане формирование и развитие личности можно рассматривать как усвоение со­циальных программ, сложившихся в данном обществе на дан­ной исторической ступени. При этом нужно иметь в виду, что этот процесс направляется обществом при помощи спе­циальных социальных институтов, в первую очередь систе­мы воспитания и образования.

Таким образом, детерми­нация развития индивида имеет системный характер и отлича­ется высокой динамичностью. Она необходимо включает как социальные, так и биологические детерминанты. Попытки пред­ставить ее как сумму двух параллельных или взаимосвязанных рядов — это очень грубое упрощение, искажающее суть дела. Относительно связей биологического и психического вряд ли целесообразно пытаться сформулировать некоторый универсаль­ный принцип, справедливый для всех случаев. Эти связи многоплановы и многогранны. При одних обстоятельствах биоло­гическое выступает по отношению к психическому как его ме­ханизм, в других — как предпосылка, в -третьих — как содержа­ние психического отражения, в -четвертых — как фактор, влия­ющий на психические явления, в-пятых — как причина отдель­ных актов поведения, в шестых — как условие возникновения психических явлений и т.д.

Еще более многообразны и многоплановы отношения пси­хического к социальному. Все это создает очень большие труд­ности в изучении триады биологическое — психическое — социальное. Соотношение социального и биологического в психике человека многомерно, многоуровнево и динамично. Оно опре­деляется конкретными обстоятельствами психического разви­тия индивида и по-разному складывается на разных ступенях этого развития и на разных его уровнях. Вернемся к вопросу о понимании психологической сущности личности. Охарактери­зовать, что такое личность, именно в ее содержательном психо­логическом плане» оказалось не простой задачей. И решение этого вопроса имеет свою историю.

КОНЦЕПЦИЯ ЛИЧНОСТИ А.Н. ЛЕОНТЬЕВА (1903-1979)

В отличие от многих отечественных концепций личности эта характеризуется высоким уровнем абстрактности. Суть ее в том, что , по мнению А.Н. Леонтьева «личность человека производится – создается общественными отношениями». Очевидно, что в основе представлений о личности лежит марксистский постулат о ней как о совокупности общественных отношений. На первый план выступает категория деятельности субъекта, поскольку «именно деятельности субъекта являются исходной единицей психологического анализа личности, а не действия, не операции или блоки этих функций; последние характеризуют деятельность, а не личность». Соподчинение различных деятельностей создает основание личности, формирование которой происходит в онтогенезе. А.Н. Леонтьев не относил к личности, прежде всего генотипически обусловленные особенности человека: физическая конституция, тип нервной системы, темперамент, аффективность, природные задатки, а так же прижизненно приобретенные навыки, знания и умения, в том числе и профессиональные. Все перечисленное составляет индивидуальные свойства человека. А.Н. Леонтьеву удается разграничить понятия индивид и личность. Если индивид – это целостность и неделимость отдельной особи данного биологического вида, во-вторых, особенности конкретного представителя вида, отличающего его от других представителей этого вида. Индивидуальные же свойства, в том числе генотипически обусловленные, могут меняться в ходе жизни человека, однако от этого личностными не становятся. Личность не обогащенный предшествующим опытом индивид. Свойства индивида не переходят в свойства личности. Хотя и трансформируемые, они так и остаются индивидуальными свойствами, не определяя складывающейся личности, а составляя предпосылки и условия ее формирования. Личность тоже целостное образование, но не данное кем-то или чем-то, а произведенное, созданное в результате множества предметных деятельностей. Итак, положение о деятельности как единице психологического анализа – это первый принципиально важный теоретический постулат А.Н. Леонтьева.

Другой столь же важный постулат – это обращенное А.Н. Леонтьевым положение С.Л. Рубинщтейна о внешнем, действующем через внутренние условия. А.Н. Леонтьев полагал: если субъект жизни обладает «самостоятельной силой реакции» (активностью), то тогда справедливо: «внутренне (субъект) действует через внешнее и этим само себя изменяет».

Итак, развитие личности – процесс взаимодействий множества деятельностей, которые вступают между собой в иерархические отношения. Личность выступает как совокупность иерархических отношений деятельностей. Их особенность состоит в «отвязанности» от состояний организма. «Эти иерархии деятельностей порождаются их собственным развитием, они-то и образуют ядро личности»- отмечает А.Н. Леонтьев.

Для психологической трактовки «иерархий деятельностей» А.Н. Леонтьев использует понятия «потребность», «мотив», «эмоция», «значение» и «смысл». Отметим, что само содержание деятельностного подхода меняет традиционное соотношение и между этими понятиями и смысл некоторых из них.

По сути, потребность замещается мотивом, т.о. иерархия деятельностей превращается в иерархию мотивов.

В рамках деятельностного подхода эмоции не подчиняют себе деятельность, а являются ее результатом и «механизмом» ее движения. Особенность эмоций, - говорит А.Н. Леонтьев, состоит в том, что они отражают отношение между мотивами (потребностями) и успехом или возможностью успешной реализации деятельности субъекта. «Они (эмоции) возникают вслед за актуализацией мотива до рациональной оценки субъектом своей деятельности». Рациональная оценка, следующая за переживанием, придает ему определенный смысл и завершает процесс осознания мотива, сопоставления и совпадения его с целью деятельности. Именно личностный смысл выражает отношение субъекта к осознаваемым им объективным явлениям. Таким образом, место мотива занимает так называемый мотив-цель, понятие вводимое А.Н. Леонтьевым.

Иерархия мотивов составляет мотивационную сферу личности, центральную в структуре личности А.Н. Леонтьева. По его мнению «структура личности представляет собой относительно устойчивую конфигурацию мотивационных линий. Внутренние отношения главных мотивационных линий образуют как бы общий психологический профиль личности».

Все это позволяет А.Н. Леонтьеву выделить три основных параметра личности:

· широта связей человека с миром (посредством его деятельностей);

· степень иерархизованности этих связей, преобразованных в иерархию смыслообразующих мотивов (смыслов-целей);

· общая структура этих связей, мотивов-целей.

Процесс становления личности по А.Н. Леонтьеву есть процесс «становления связной системы личностных смыслов».

Общий подход к пониманию проблемы личности, обозначенный А.Н. Леонтьевым, нашел свое развитие в работах А.В. Петровского и В.А. Петровского.

КОНЦЕПЦИЯ ЛИЧНОСТИ Б.Г. АНАНЬЕВА (1907-1972)

По мнению Б.Г. Ананьева единство биологического и социального в человеке обеспечивается посредством единства таких его макрохарактеристик как индивид, личность, субъект и индивидуальность.

Носителем биологического в человеке является главным образом индивид. Человек как индивид представляет собой совокупность природных, генетически обусловленных свойств, развитие которых осуществляется в ходе онтогенеза, результатом чего становится биологическая зрелость человека.

Социальное представлено в человеке посредством личности и субъекта деятельности. При этом речь не идет о противопоставлении биологического и социального, хотя бы потому, что индивид в ходе жизни социализируется и приобретает новые свойства. С другой стороны, личностью и субъектом деятельности человек может стать лишь на основе некоторых индивидуальных структур.

Человек – это не только индивид и личность, но и носитель сознания, субъект деятельности, производящий материальные и духовные ценности. Человек как субъект предстает со стороны его внутренней, психической жизни, как носитель психических явлений. Структура человека как субъекта деятельности образуется из определенных свойств индивида и личности, которые соответствуют предмету и средствам деятельности.

Таким образом, каждый человек предстает в виде некоей целостности – как индивид, личность и субъект, обусловленной единством биологического и социального. Как индивид он развивается в онтогенезе, а как личность он проходит свой жизненный путь, в ходе которого осуществляется социализация индивида.

Однако, очевидно, что мы отличаемся друг от друга своим темпераментом, характером, стилем деятельности, поведения и т.д. Поэтому используется понятие индивидуальности. Индивидуальность – это неповторимое сочетание в человеке его черт из трех подструктур (индивид, личность, субъект деятельности) психики.

Поэтому, приступая к психологической характеристике человека, необходимо дать психологическую характеристику человека как индивида, собственно личности, субъекта деятельности и индивидуальности.

КОНЦЕПЦИЯ ЛИЧНОСТИ А.В. ПЕТРОВСКОГО

Определение личности, которое дает А.В. Петровский в своем учебнике по Общей психологии: «Личностью в психологии обозначается системное социальное качество, приобретаемое индивидом в предметной деятельности и общении и характеризующее уровень и качество представленности общественных отношений в индивиде».

Понятие личность относится к определенным свойствам, принадлежащим индивиду, причем имеется в виду и своеобразие, уникальность индивида, т.е. индивидуальность. Понятия индивид, личность и индивидуальность не тождественны по содержанию: каждое из них раскрывает специфический аспект индивидуального бытия человека. Личность может быть понятна только в системе устойчивых межличностных связей, опосредованных содержанием, ценностями, смыслом совместной деятельности каждого из участников.

Межличностные связи, формирующие личность в коллективе, внешне выступают в форме отношения или субъект - субъектного отношения наряду с субъект-объектным отношением, характерным для предметной деятельности. При более конкретном рассмотрении выясняется, что непосредственные субъект –субъектные связи существуют не столько сами по себе, сколько в опосредовании какими-то объектами (материальными или идеальными). Это значит, что отношение индивида к другому индивиду опосредуется объектом деятельности (субъект – объект – субъект).

Личность каждого человека наделена только ей присущим сочетанием черт и особенностей, образующих ее индивидуальность – сочетание психологических особенностей человека, составляющих его своеобразие, его отличие от других людей. Индивидуальность проявляется в чертах характера, темперамента, привычках, преобладающих интересах, в качествах познавательных процессов, в способностях, индивидуальном стиле деятельности. Подобно тому, как понятия индивид и личность не тождественны, личность и индивидуальность в свою очередь образуют единство, но не тождество. Индивидуальные особенности человека до известного времени никак не проявляются, пока они не станут необходимыми в системе межличностных отношений, субъектом которых выступит данный человек как личность. Итак, индивидуальность – лишь одна из сторон личности человека.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

4) Аверин В.А. Психология личности. СПб., 1999.

5) Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. ЛГУ, 1968.

6) Бихевиоральная терапия. – ( Учебно-методическое пособие). – Новосибирск; Научно-учебный центр психологии НГУ, 1996.

7) Годфруа Ж. Что такое психология: в 2-х кн./ пер. с франц., М.: Мир, 1992.

8) Давыдов Ю.Н. Современная западная социология: словарь. – М.: Политиздат, 1990.

9) Дарел Шарп. Типы личности: Юнговская типологическая модель. Пер. с англ.- Воронеж: НПО «Модэк», 1994 – 128 с.

10) Дьяченко М.И., Кандыбович Л.А. Психологический словарь – справочник. Мн.:Харвест, М.: АСТ, 2001.

11) Карпенко Л.А. Краткий психологический словарь. – М. Политиздат, 1985.

12) Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1977.

13) Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии М.: Наука, 1984.

14) Мясищев В.Н. Личность и неврозы. ЛГУ, 1960.

15) Немов Р.С. Психология. Общие основы психологии. Учебник. В 3 кн. Кн. 1. -3-е изд., М., 1997.

16) Общая психология: Курс лекций./Сост. Е.И. Рогов. М., 1999.

17) Платонов К.К. Структура и развитие личности. М., 1986.

18) Психологический словарь/Под ред.В.П.Зинченко, Б.Г. Мещерякова.-2 е изд., перераб., доп.-М.: Педагогика - Пресс, 1996.-440с.

19) Психология личности в схемах и таблицах. Минск, 1999.

20) Психология личности в трудах отечественных психологов. СПб., 2000.

21) Психология. Словарь/ под общ.ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского.- 2-е изд., М., 1990.

22) Радугин А.А. Психология. – М.: «Центр», 2001.

23) Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб., 1999.

24) Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. – М.: Республика, 1994. – 447 с.

25) Фромм Э. Искусство любви. – Минск: ТПП «Полтфакт», 1990. – 80 с.

26) Фромм Э. Этика и психоанализ. – М.: Республика, 1993. – 415 с.

27) Холл Кэлвин С., Линдсей Г. Теория личности. – М.: ЭКСМО-Пресс, 1999. – 592 с.

28) Хорни К. Наши внутренние конфликты. М.: ЭКСМО-Пресс, 2000. – 560 с. – (Серия «Психологическая коллекция»).

29) Хорни К. Невротическая личность нашего времени. Самоанализ. М.: Издательская группа «Прогресс» – «Универс», 1993. – 480 с.

30) Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. – СПб.: Питер, 2001. – 608 с.

31) Человек и его символы. Под ред. К.Г. Юнга. Пер. с англ. – СПб.: Б.С.К.,1996.- 454с.

32) Юнг К.Г. Собрание сочинений. Психология бессознательного /Пер. с нем.-М.: Канон, 1994.- 320с.

33) Юнг К.Г. Тэвистокские лекции. Аналитическая психология: теория и практика-Киев: СИНТО, 1995.-VII, 236с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий