Понятие и роль принципов уголовного процесса в реализации задач уголовного судопроизводства

Изучение понятия, значения, признаков и содержания принципов уголовного судопроизводства: законность при производстве по уголовному делу, осуществление правосудия только судом, уважение чести и достоинства личности, презумпция невиновности и прочие.

курсовая работа

по уголовному процессу

на тему

«ПОНЯТИЕ И РОЛЬ ПРИНЦИПОВ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА В РЕАЛИЗАЦИИ ЗАДАЧ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»

2009

Содержание

введение. 3

1. Понятие принципов уголовного судопроизводства, их признаки и значение. 7

1.1 Понятие принципов уголовного судопроизводства. 7

1.2 Признаки (критерии) и значение принципов уголовного судопроизводства 13

2. Система принципов уголовного процесса.. 17

3. Содержание принципов уголовного судопроизводства.. 23

3.1 Законность при производстве по уголовному делу (ст. 7 УПК РФ) 24

3.2 Осуществление правосудия только судом (ст. 8 УПК РФ) 26

3.3 Уважение чести и достоинства личности (ст. 9 УПК РФ) 27

3.4 Неприкосновенность личности (ст. 10 УПК РФ) 29

3.5 Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ) 31

3.6 Неприкосновенность жилища (ст. 12 УПК РФ) 32

3.7 Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 13 УПК РФ) 34

3.8 Презумпция невиновности (ст. 14 УПК РФ) 35

3.9 Состязательность сторон (ст. 15 УПК РФ) 37

3.10 Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ) 40

3.11 Свобода оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ) 42

3.12 Язык уголовного судопроизводства (ст. 18 УПК РФ) 44

3.13 Право на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 19 УПК РФ) 46

Заключение. 49

Библиография.. 52

введение

Актуальность темы курсовой работы не вызывает сомнений.

1 июля 2002 г. вступил в силу новый УПК России, действующий до сих пор. Сейчас, по прошествии шести лет, можно уже более определенно и объективно рассуждать о его достоинствах и недостатках. Безусловно, Кодекс содержит много ценных и прогрессивных положений. Однако нам хотелось бы высказаться о том, что необходимо исправить. Начинать следует с общих вопросов: ведь без их решения бессмысленно пытаться найти ответы на вопросы частные, локальные. Поэтому первое, о чем нужно вспомнить, это о назначении уголовного процесса.

Уголовный процесс необходим для реализации уголовной ответственности. Именно благодаря уголовно-процессуальным правилам государство в лице своих органов выявляет нарушение уголовно-правового запрета, устанавливает, при каких обстоятельствах это произошло и кто нарушитель, и назначает последнему справедливое наказание. Не будь уголовного процесса, нормы УК остались бы декларативными пожеланиями, не обеспеченными механизмами реализации. С другой стороны, отмени государство уголовные законы — исчезнет и уголовный процесс. Неслучайно выражение: «Уголовное право без уголовного процесса бессильно, а процесс без права бесцелен». Это исходное положение, которое нельзя упускать из виду.

В Кодексе назначение уголовного судопроизводства определено так: зашита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. [1]

Эти задачи позволяют решить принципы уголовного судопроизводства.

В самом общем виде принцип уголовного судопроизводства можно определить как конструктивный элемент той или иной идеальной модели (структуры) уголовного процесса. Иными словами, это идея, позволяющая выявить внутреннюю конструкцию данной модели процесса. По своему функциональному назначению принцип играет роль вектора, указателя на перепутье двух дорог, предусмотрен противоречащими друг другу разными группами правовых норм. Но в отличие от всякой родовой нормы права, призванной непосредственно регулировать общественные отношения, взаимоотношения людей, их организаций, принципы определяют приоритеты правовых норм и через них опосредованно регулируют поведение субъектов права.

Большинство отечественных процессуалистов разделяет мнение, что нормативный признак является обязательным для уголовно-процессуального принципа. Расхождения во взглядах имеются по поводу способов формулирования, закрепления их в законе.

Другие полагают, что формы существования правовых принципов могут быть различными, поскольку уголовно-процессуальное право - это не только законодательство, но и правоприменительная практика и правосознание. Уголовно-процессуальные принципы - это идеи мировоззрения относительно должного и целесообразного в области уголовного судопроизводства, проведенные в жизнь (законодательство и практику его применения) и определяющие тем самым наиболее существенные его черты. Способ формулирования и закрепления этих идей в положительном праве может быть различным. По мнению И.Ф. Демидова, принципы не следует всегда отождествлять с процессуальными нормами.

Несмотря на кажущиеся разногласия относительно природы принципов уголовного судопроизводства, в целом все приведенные выше суждения не противоречат основному положению юридического позитивизма, которое заключается в том, что уголовно-процессуальные принципы понимаются как только такие идеи, которые отражают данную уголовно-процессуальную действительность.

Таким образом, можно сформулировать основное определение: принципы уголовного процесса — это господствующие максимально общие правовые начала, регулирующие закономерные взаимосвязи конкурирующих уголовно-процессуальных норм права.

Целью исследования является изучение понятия, значения, признаков и содержания принципов уголовного судопроизводства.

Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи :

- рассмотреть принципы уголовного судопроизводства, подробно остановившись на понятии, значении и критериях принципов, задачах уголовного процесса;

- определить основные системы принципов;

- дать характеристику основным принципам уголовного судопроизводства.

В качестве предмета исследования выступили принципы уголовного судопроизводства.

Методологической основой работы служит диалектический метод познания и анализ рассматриваемых явлений.

Характер рассматриваемых в курсовой работе вопросов обусловил использование комплекса основных методов :

– материалистические;

– исторические;

– метод сравнительного анализа;

– формально-юридический метод;

– эмпирические.

Выбор структуры курсовой работы обусловлен последовательностью решения поставленных задач и логикой изучения темы.

· В первой главе рассматриваются понятие, значение, критерии принципов и назначение уголовного процесса.

· Во второй главе изложены основные моменты структуры принципов уголовного судопроизводства.

· В третьей главе дается характеристика основных принципов уголовного судопроизводства.

При написании курсовой работы были изучены учебные материалы, монографии, публикации на страницах периодической печати.


1. Понятие принципов уголовного судопроизводства, их признаки и значение

1.1 Понятие принципов уголовного судопроизводства

История советской науки показывает, что и в рамках юридического позитивизма возможны различные точки зрения на понятие правового принципа. Так, некоторые авторы рассматривают принципы права как воплощенные в нем юридические идеи, которые являются отправными в законотворчестве и правоприменении. Другие ученые, наоборот, подчеркивают объективное, не зависящее от человеческого сознания свойство правовых принципов, которые являются отправными положениями системы права[2] .

Компромиссной является точка зрения на то, что в каждом правовом принципе субъективное и объективное диалектически сосуществуют. На стадии формирования идей о том, каким должно быть уголовное судопроизводство, принципы составляют содержание одного лишь правосознания. На стадии формирования норм права принципы-идеи приобретают нормативно-правовой характер[3] . Поэтому принципы уголовного процесса - это идеи, отражающие основные свойства, законности положительного уголовного процесса, т.е. уголовно-процессуального бытия.

Большинство отечественных процессуалистов разделяет мнение, что нормативный признак является обязательным для уголовно-процессуального принципа. Расхождения во взглядах имеются по поводу способов формулирования, закрепления их в законе.

Другие полагают, что формы существования правовых принципов могут быть различными, поскольку уголовно-процессуальное право - это не только законодательство, но и правоприменительная практика и правосознание. В.Т. Томин в ряде своих работ указывает на то, что уголовно-процессуальные принципы - это идеи мировоззрения относительно должного и целесообразного в области уголовного судопроизводства, проведенные в жизнь (законодательство и практику его применения) и определяющие тем самым наиболее существенные его черты. Способ формулирования и закрепления этих идей в положительном праве может быть различным. По мнению И.Ф. Демидова, принципы не следует всегда отождествлять с процессуальными нормами.

Несмотря на кажущиеся разногласия относительно природы принципов уголовного судопроизводства, в целом все приведенные выше суждения не противоречат основному положению юридического позитивизма, которое заключается в том, что уголовно-процессуальные принципы понимаются как только такие идеи, которые отражают данную уголовно-процессуальную действительность.[4]

В противоположность юридическому позитивизму либерально-правовая традиция, используя учение о критическом дуализме фактов и норм, проводит принципиальное различие между естественными законами, т.е. утверждениями, описывающими природные закономерности, и нормативными законами. Естественные законы неподвластны человеку и неизменны. Нормативные же законы могут вводиться и изменяться им. Будучи результатом выбора, они имеют конвенциональный характер и в этом смысле произвольны. Человек сам обусловливает их существование своим контролем, т.е. своими действиями и решениями.

Термин «принцип» входит в категориальный аппарат уголовно-процессуальной науки. Под принципом (от лат. principio- основа, начало) в общенаучном смысле принято понимать основное, исходное положение какой-либо теории, учения, главное правило деятельности[5] .

Ранее под принципами уголовного процесса понимали прежде всего идеи об организации системы правосудия. Однако любая идея до тех пор, пока она не нашла своего нормативного воплощения, не в состоянии выполнять роль регулятора уголовно-процессуальных правоотношений и, соответственно, выступать в качестве принципов. Именно поэтому законодатель все принципы уголовного судопроизводства закрепил в гл. 2 УПК РФ в виде четко выраженных норм-предписаний, имеющих высшую юридическую силу. Вместе с тем содержание принципов не изолировано от иных уголовно-процессуальных норм, поскольку последние дополняют, конкретизируют содержащиеся в принципах требования, создают надлежащую основу для их позитивной реализации.

Правовой принцип есть общая мысль, идея, которая проходит через ряд правовых явлений (норм, институтов, отраслей), формируя их в соответствии с каким-то исходным идеалом. По отношению к этой цели правовой принцип является средством. Нельзя смешивать закон с юридическим принципом. Формула закона - это отношение, установленное не человеком, но природой. Юридический принцип служит формулой, которая определяет так или иначе известную группу правовых отношений и соответствующих им правовых постановлений. Юридический принцип указывает на то, что должно быть; закон - на то, что есть в силу свойств человека, общества, мира.[6]

Правовой принцип - это не форма отражения правового бытия, а наше представление о должном правовом бытие, формирующее это бытие. Конвенциональная природа правовых принципов, определяющая способ их воздействие на правовую действительность (привнесение, формообразование), означает то, что, раз возникнув, они продолжают существовать в виде идей как часть правового опыта человечества и данной нации.

Итак, есть определенный набор уголовно-процессуальных принципов как идей о возможных формах уголовного судопроизводства. Мир правовых идей заключается в их борьбе. Пользователь этими идеями - законодатель (но также и правоприменитель, прежде всего суд) в зависимости от задач, желательных к осуществлению, может выбрать в качестве ориентира, но также и как орудие определенную идею, систему идей. Воплотившись в законодательстве, такие идеи сменяют форму существования и полагают себя в качестве должного, обязательного, т.е. нормативного. В основе приобретенного нормативного свойства правового принципа лежит субъективный выбор человеком определенной идеологии. Поэтому не способ закрепления идеи в тексте закона делает ее правовым принципом, а нечто иное.

Природа правового принципа идеальна, абстрактна. Говоря это, мы, конечно, не относим себя к номиналистам и не утверждаем, что идеи существуют сами по себе, по своему образу и подобию формируя вещный мир. Право производно от развития речи. От того, как организована в данном обществе публичная речедеятельность, зависит и форма, ритуалы судебной речи. Тот, кто пишет законы, и тот, кто читает их, - все речедеятели находятся внутри определенной языковой формации. Язык и речь - это объективные факторы, определяющие мировоззрение людей, культуру, этику, право. Через язык воля к власти и знанию производит суждения о базовых идеологических ценностях.[7]

Вопрос о нормативном свойстве уголовно-процессуального принципа имеет большое значение, через него проходит граница между двумя совершенно разными методологическими подходами. Неотъемлемой частью либеральной традиции является признание реального существования в нашем мире несправедливости и решимости бороться с ней. Это значит, что имеется (или возможен) конфликт (или, по крайней мере, разрыв) между фактами и нормами. Факты могут отклоняться от справедливых (верных или истинных) норм, которые связаны с принятием и проведением в жизнь сводов законов'. Любое позитивное право несовершенно, так как представляет собой ступень в бесконечной эволюции к совершенству. Поэтому нельзя считать позитивное уголовно-процессуальное право материалом, единственно пригодным для экстрагирования принципов и признавать их «конечным пределом своих рассуждений».[8]

Позитивное уголовно-процессуальное право всегда является несовершенным по сравнению с тем, каким оно может быть. Отсюда «нормативистское» понимание принципа уголовно-процессуального права неспособно придать принципам значение вех, маяков в правильном развитии законодательства, ибо правовые принципы - это прежде всего «принципы законодательной политики». А также и судебной политики, добавим мы.

Принципы права являются руководящими началами для истолкования текста закона. Это базовый элемент искусства юридической герменевтики. Они служат исходными посылками при аргументировании в любом правовом споре, при всяком столкновении интерпретаций текста закона. Идеологические предпочтения определяют создание текста закона, а также прочтение его. Они образуют своего рода канву для смыслопроизводства в судебной речи. Понимание принципов есть усвоение духа права, что позволяет творить право при интерпретации текста закона.

В принципах - вся суть права как воплощенного в тексте закона, так и еще подлежащего воплощению в нем. Интерпретатор конструирует и деконструирует смысл текста закона исходя из общих мест. Поэтому только тот, кто знает принципы, читая букву, текст закона, понимает дух права. Он может правильно прочесть смысл текста закона и сделать его правдоподобным, убедительным для аудитории.

Таким образом, уголовно-процессуальный принцип - это идея о должном (с точки зрения создателя текста закона и его интерпретатора) уголовном судопроизводстве.

Принцип - это конструктивный элемент той или иной идеальной модели (структуры) уголовного процесса. Иными словами, это идея, позволяющая выявить внутреннюю конструкцию данной модели процесса.

Общечеловеческие ценности не могут быть принципами для такого рода специальной деятельности, как уголовное судопроизводство. Для уголовного процесса должны быть выделены в качестве принципов идеи специальные, способные оказать влияние на формирование порядка судопроизводства, которые следует понимать как конструктивные идеи, на которых непосредственно строится данная форма уголовного судопроизводства. Принципы преформируют уголовное судопроизводство.

М.Л. Якуб прав в том, что так называемые общеправовые принципы не следует включать в систему принципов уголовного процесса, поскольку они не отражают его специфики; к принципам уголовного судопроизводства нужно относить только положения, непосредственно обращенные именно к сфере уголовного процесса[9] .

Принципы уголовного процесса должны иметь конструктивный характер и быть способными обеспечивать достижение целей, стоящих перед данным процессом. Выделяют два фундаментальных отличительных начала уголовного процесса: публичное, или общественное, и личное, а также связывал их с материальным правом.

Конечно, связь между материальным уголовным правом и формальным уголовно-процессуальным правом имеется. Но ее нельзя упрощать до соотношения содержания и формы. Уголовный процесс имеет свою форму и свое содержание. Это относительно самодостаточное явление. Выражающие природу этого явления идеи не могут быть заимствованы извне.

Принципы уголовного процесса - это правовые аксиомы, истинность их не доказывается, не обсуждается, но презюмируется. Это базовые идеологические ценности. Они имеют конструктивный характер, поскольку из них конструируется модель определенного вида процесса. Они представляют суть мировоззрения, воплощенного в тексте закона, и определяют смысл при истолковании закона интерпретатором. Принципы образуют набор общих положений, с помощью которых строятся суждения о праве. Принципы - это основа понимания права и правоприменения.

Применительно к уголовному судопроизводству сформулируем, что принципы уголовного процесса - это наиболее общие мировоззренческие идеи относительно сущего и должного в уголовном судопроизводстве, отражающие его наиболее характерные черты, проявляющиеся при истолковании норм права.

Поскольку существует несколько видов уголовного процесса, постольку есть несколько систем уголовно-процессуальных принципов. Основу каждого вида уголовного процесса составляет определенная совокупность формообразующих идей. Они связаны между собой единством общей системы и цели, имеют внешнюю организацию, т.е. форму (состязательную или следственную). Существует обратная связь между формой процесса и его принципами. Можно сказать, что форма процесса есть эффект его содержания, т.е. принципов. С другой стороны, именно форма дает бытие системе принципов.[10]

1.2 Признаки (критерии) и значение принципов уголовного судопроизводства

К критериям принципов уголовного судопроизводства относятся следующие.

1. Принципы представляют собой основы создания и направленности уголовно-процессуального права. Данное положение означает, что содержание принципов обусловливает структуру правоохранительных и судебных органов, наделенных полномочиями в сфере уголовного судопроизводства, а также формирует границы законодательно дозволенной деятельности соответствующих органов и должностных лиц.

2. Принципы должны быть закреплены в действующем уголовно-процессуальном законодательстве в виде системы правовых предписаний. В соответствии с этим нельзя признавать принципом ту либо иную правовую идею, которая не имеет нормативного выражения. Речь может идти лишь об объективной необходимости создания соответствующего принципа, но не о его реальном существовании.

3. Принципы наиболее полно выражают содержание уголовно-процессуальных правоотношений. Данный критерий подчеркивает тот факт, что содержание принципов обусловливает процессуальные статусы участников уголовного судопроизводства, находящихся между собой в соответствующих правоотношениях. В структуру каждого принципа не входит подробный перечень прав, обязанностей и ответственности участников, однако само содержание принципа вызывает необходимость закрепления этих положений в иных, более частных по отношению к принципам, нормах уголовно-процессуального права.

4. Принципы тесно взаимосвязаны с государственной политикой в сфере уголовного судопроизводства, с учетом положений международных актов по правам человека. С одной стороны, в принципах содержатся правовые установления, которые отвечают наиболее высоким стандартам уголовного судопроизводства. Это налагает на государственный аппарат определенные обязанности в сфере организации и обеспечения деятельности правоохранительных и судебных органов. С другой же стороны, содержание принципов вырабатывалось в результате деятельности правотворческих государственных органов, поэтому в ходе принятия УПК РФ многие положения были сформулированы с учетом мнения государства об «идеальной» процедуре уголовного судопроизводства. И в том и в другом случае эталоном для создания норм-принципов выступали положения, закрепленные в международных актах по правам человека и гражданина (в частности, во Всеобщей декларации прав и свобод человека от 10 декабря 1948 г., Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и др.). Впоследствии международные стандарты были закреплены в гл. 2 «Права и свободы человека и гражданина» Конституции РФ.[11]

5. Принципы являются общими для всех стадий уголовного процесса. Этот критерий означает, что принципы обязательно должны находить свое проявление на всех без исключения стадиях производства по уголовным делам. Те нормативные установления, которые реализуются на одной или нескольких (но не на всех) стадиях уголовного судопроизводства, принципами именоваться не могут. Они входят в содержание того либо иного принципа в виде более конкретных правовых предписаний и не должны ему противоречить (например, общие условия предварительного расследования - гл. 21 УПК РФ, общие условия судебного разбирательства - гл. 35 УПК РФ)[12] .

6. Принципы оказывают регулятивное и охранительное воздействие по отношению ко всем остальным уголовно-процессуальным нормам. Регулятивное воздействие принципов выражается в том, что, принимая процессуальное решение или приступая к осуществлению процессуального действия, орган или должностное лицо уголовного судопроизводства обязаны соотнести свои действия с содержанием принципов. Несоответствие вызывает отказ от принятия определенного решения или осуществление действия. Охранительное (правовосстановительное) воздействие принципов состоит в том, что при принятии решения или осуществлении действия, которое не соответствует требованиям принципов, в ходе дальнейшего производства по уголовному делу это и все последующие решения отменяются как незаконные, необоснованные или немотивированные (ч. 4 ст. 7 УПК РФ), а доказательства, которые были получены в ходе процессуального действия, признаются недопустимыми (ст. 75 УПК РФ).

Характеризуя значение принципов, нельзя высказаться более точно и образно, чем это сделал российский ученый-правовед Н. Н. Розин: «Принцип процесса есть критерий для оценки отдельных институтов процесса в том виде, как они существуют в действительности, и в том виде, как они должны быть организованы. Дело науки указать законодателю, что суд, при всех условиях государственной жизни, должен оставаться органом правосудия, и что надлежащая организация его деятельности осуществима только при сохранении тех начал процесса, которые подсказываются развитием правовой культуры»[13] .

2. Система принципов уголовного процесса

Поскольку существует несколько видов уголовного процесса, постольку есть несколько систем уголовно-процессуальных принципов. Основу каждого вида уголовного процесса составляет определенная совокупность формообразующих идей. Они связаны между собой единством общей системы и цели, имеют внешнюю организацию, т.е. форму (состязательную или следственную). Существует обратная связь между формой процесса и его принципами. Можно сказать, что форма процесса есть эффект его содержания, т.е. принципов. С другой стороны, именно форма дает бытие системе принципов.

Совокупность принципов определенного вида процесса обладает определенной внутренней упорядоченностью - структурностью. Свойство структуральности, способности быть частью целого - системы, является одним из свойств принципа процесса.

Существуют две системы процессуальных принципов, входящих в разные гомологические ряды, которые происходят от противоположных начал - частного и публичного. Принципы следственной формы - публичность, объективная истина, законность, презумпция виновности.

Принципы состязательной формы - диспозитивность, судебная (формальная) истина, целесообразность, презумпция невиновности. Каждый из парных принципов находится в отношении оппозиции к другому (например, диспозитивность - публичность).

Будучи противопоставлены, они взаимообусловливают друг друга и обеспечивают синхронное состояние данной структуры, т.е. данной формы уголовного судопроизводства. Смыслы их агрессивны и направлены на подчинение одного другому. Так, публичность существует в диалектическом отрицании диспозитивности. Следует отметить интегративное свойство процессуальных принципов, проявляющееся в числе прочего и в том, что смыслы их в определенной мере могут варьировать под влиянием смены общего вектора развития права.

Положительное уголовно-процессуальное право всегда представлено элементами обеих систем принципов и носит смешанный вид. Русские процессуалисты отмечали невозможность абсолютного применения какого-либо из принципов, так как ни одна форма процесса не развивается в такой чистоте и последовательности, каких требует основное начало каждой из них[14] .

Анализ системы уголовно-процессуальных принципов современного российского уголовного судопроизводства предполагает выявление соотношения руководящих начал обеих систем (состязательной и следственной), выделение среди них тех, которые получили сравнительно большее выражение, развитие, образовав господствующую систему, и в единстве с задачами, поставленными законодателем перед процессом, предопределяют понимание текста уголовно-процессуального закона.

Можно говорить о более или менее выраженном преобладании определенной идеологии, т.е. системы принципов, определяющей толкование текста действующего уголовно-процессуального законодательства в данное время. УПК в основном построен на состязательной идеологии. Ее нужно последовательно проводить при истолковании смысла текста закона и не допускать отступлений.

В совокупности принципы господствующие и принципы, занимающие подчиненное положение, образуют единую структуру смешанного уголовно-процессуального права. Данная структура находится в состоянии синхронного равновесия, при котором сохраняется определенное соотношение доминирования одних ее элементов - принципов, над другими.

Таким образом, интерпретация текста УПК должна носить направленный характер в соответствии с принципами состязательной формы процесса, если, конечно, приоритетом для толкователя является защита прав и свобод человека и гражданина.

Применительно к смешанному виду уголовного процесса нельзя говорить о наличии двух самостоятельных систем принципов, хотя бы относительно досудебного и судебного производств. Единство процесса проявляется в определенной степени доминантности системы одних принципов над другой. Целостность и функциональность определенной формы уголовного процесса обеспечивается господством принципов, в которых выражена официальная правовая доктрина. Именно они придают интегративное качество системе уголовного процесса.

Сейчас предпочтение получили принципы состязательной системы (впервые в истории русского уголовно-процессуального права). Но некоторые из них, в частности диспозитивность, не могут быть последовательно проведены в процессе, так как ограничиваются принципами следственной формы. Например, диспозитивность ограничивается публичностью. Но в свою очередь укрепление диспозитивности привело к новому пониманию публичности.

Существует тесная взаимосвязь между системой принципов данного уголовного процесса и его задачами, целями, что отмечают многие ученые. Принципы выступают в качестве средств достижения цели уголовного процесса. Связь между ними обратная. Цель- это тот элемент, который играет определяющее значение как для формирования формы процесса, так и системы принципов, составляющих сущность содержания права.

Не случайно в гл. 2 УПК, посвященную принципам, законодатель включил норму о назначении уголовного судопроизводства (ст. 6). Согласно ч. 1 ст. 6 УПК уголовное судопроизводство имеет своим назначением:

1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Аксиома о приоритете прав и свобод человека и гражданина в полном соответствии со ст. 2 Конституции закреплена совершенно однозначно (ч. 2 ст. 6 УПК). Изменение законодательных приоритетов в пользу охраны прав личности, естественно, привело к усилению значения принципов состязательной модели процесса. Превращение их в доминирующие принципы уголовного судопроизводства не мешает сохранить значение руководящих начал некоторым принципам следственной направленности, но при этом их понимание должно быть существенным образом скорректировано. Совокупно с нормой, предусмотренной в ст. 6 УПК, общие положения, закрепленные в гл. 2 УПК, определяют парадигму современного правопонимания.

Критерий конструктивности позволяет выделить из тех норм, которые содержатся в гл. 2 УПК, нормы, имеющие принципиальное значение для понимания текста УПК, уголовного судопроизводства как деятельности. Те идеи, которые обладают наибольшей способностью обеспечивать достижение определенной цели и составляют сущностное ядро данного вида уголовного процесса, являются конструктивными. Ведущими, конструктивными принципами современного уголовного судопроизводства являются диспозитивность - публичность, целесообразность - законность, формальная истина, презумпция невиновности, обеспечение прав и законных интересов лиц, вовлеченных в процесс.

Этими принципиальными идеями первой очереди перечень принципов процесса не исчерпывается. К ним присоединяются идеи двоякого рода, также имеющие значение руководящих начал. Так, применительно к двум основным частям уголовного процесса - досудебному производству (предварительному расследованию) и судебному производству - предусматриваются так называемые общие условия. Это есть ничто иное, как принципы стадии.

Следует отметить, что состязательность, которая закреплена в качестве принципа в ст. 15 УПК, к числу конструктивных принципов не относится. Состязательность есть форма процесса, в которой нашли свое выражение все принципы данной разновидности процесса. Мы полагаем, что вместо принципа состязательности следует говорить о нескольких принципах.

1. Разделение процессуальных функций. Формула этого принципа такова: различные процессуальные функции (обвинение, защита) возложены на отдельные стороны, а функция разрешение дела по существу - на суд.

Согласно ч. 2 ст. 15 УПК функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты. Он создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15 УПК).

Требование о разделении процессуальных функций между государственными органами вытекает из конституционного положения о разделении властей. Обвинительная власть принадлежит органам уголовного преследования, относящимся к исполнительную аппарату - государству и прокуратуре, а судебная власть принадлежит суду.

Из сказанного выше следует также и то, что государственные органы, ведущие процесс, осуществляют уголовное преследование, судебный контроль, прокурорский надзор и отправляют правосудие независимо от каких бы то ни было органов и должностных лиц.

2. Равенство прав сторон в деле. Согласно ч. 4 ст. 15 УПК стороны обвинения и защиты равноправны перед судом. По этому поводу В.К. Случевский заметил: «Если бы обвинение и защита в той состязательной борьбе, которую они ведут на судебном следствии между собой, обладали неодинаковыми средствами нападения и защиты, состязание потеряло бы свое высокое значение и повлекло бы за собой господство одной стороны над другой»[15] .

Далее следует сказать, что конструктивное содержание некоторых принципов может быть выражено через несколько предписаний. Это касается принципа обеспечения прав и свобод человека и гражданина, законных интересов юридического лица, ставших участниками уголовного процесса. В УПК нормы-принципы, в которых развивается это начало, содержатся в ст. 9-13, 16 и 18. Все эти нормы составляют один принцип в различных его проявлениях.

То же самое относится к принципу судебной истины, который опосредованно отражается в ч. 3 и 4 ст. 7, ч. 2 ст. 8, ст. 14, 15, 17 УПК и других нормах уголовно-процессуального закона.

3. Содержание принципов уголовного судопроизводства

Понятие и система принципов уголовного судопроизводства России достаточно изучены в науке уголовно-процессуального права. В данной связи, полагаем, нет особой нужды повторяться в уже решенных теорией вопросах и искать качественно иные подходы к их рассмотрению.

Именно в этом контексте в теории российской уголовно-процессуальной науки уже практически не оспариваются тезисы о том, что: а) принципы процесса - это руководящие начала (идеи) относительно должного в уголовном процессе, определившие его сущность, содержание и процессуальную форму; б) система принципов обладает как общими признаками системы, так и имеет ряд особенностей, которые явно проявляют себя при анализе уголовно-процессуальной деятельности. Известно и то, что при объединении принципов в систему всегда возникает качественно новое образование, обладающее интегративными свойствами, в котором его элементы, находясь во взаимодействии, передают друг другу часть своих свойств, создавая тем самым целостную основу для эффективного регулирования уголовно-процессуальных отношений. При этом каждый их принципов, входящих в систему, не теряет и собственного своего содержания, ибо признание их взаимосвязи «не означает того, что содержание одного принципа полностью сводится к содержанию другого», и «качественная определенность каждого из них - одно из условий системности принципов».

Функционирование системы принципов предполагает соблюдение ряда условий, основными из которых являются: их связанность общностью цели; отсутствие противоречий внутри отдельных элементов системы; такое структурирование системы, при котором содержание одного какого-либо элемента (принципа) не может полностью сводиться к содержанию другого или поглощаться им. В итоге, будучи интегрированы в единую (целостную) систему, принципы равны, имеют одинаковую правовую природу и подчинены единой цели производства по делу.

Более того, именно цель судопроизводства является ядром закрепленной в позитивном праве системы принципов, так как изначально правильно определенная цель правотворческого и правоприменительного процесса позволяет (в итоге) нормативно закрепить соответствующую (избранной цели) систему принципов; адекватную им форму (тип; вид) процесса и наполнить ее (соответственно цели, форме и принципам) эффективной подсистемой институтов и норм. Отсюда цель процесса - тот элемент, который имеет определяющее значение в формировании системы принципов, а также позитивной подсистемы уголовно-процессуальных институтов и норм.

Принимая как аксиому тезис о том, что цель современного уголовного процесса России (а соответственно системы принципов, включенных в его содержание) - это приоритетная защита (обеспечение) прав, свобод и законных интересов личности (ст. 2 Конституции РФ), определим суть, содержание и реальную роль правовых принципов уголовного судопроизводства.[16]

3.1. Законность при производстве по уголовному делу (ст. 7 УПК РФ)

Содержание данного принципа вытекает из закрепленного в ч. 2 ст. 15 Конституции РФ императивного требования, в соответствии с которым органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы.

Данный принцип относится к общеправовым. Применительно к сфере уголовного судопроизводства он означает, что уголовное судопроизводство на территории Российской Федерации осуществляется в строгом соответствии с действующим законодательством. В ч. 1 ст. 1 УПК РФ установлено, что порядок уголовного судопроизводства устанавливается настоящим Кодексом, основанным на Конституции РФ.

Общепризнанные принципы и нормы международного права, закрепленные в международных актах и ратифицированные Российской Федерацией, являются в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ составной частью правовой системы страны. В то же время в ст. 125 Конституции РФ установлена процедура признания не соответствующими Конституции РФ международных договоров, не вступивших в законную силу[17] . При производстве по уголовному делу нельзя применять положения закона, если вступившим в силу для Российской Федерации международным договором, ратифицированном на уровне федерального закона, установлены иные правила. В этом случае применяются правила международного договора Российской Федерации.

Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий настоящему УПК РФ (ч. 1 ст. 7). Данное требование означает, что УПК РФ имеет приоритет над иными федеральными законами. Обязанность выявлять несоответствия между Кодексом и иными федеральными законами или подзаконными нормативными правовыми актами в соответствии с ч. 2 ст. 7 УПК РФ возложена на суд. При обнаружении данного факта суд обязан принимать решения, руководствуясь именно положениями Кодекса. Законы, которые не соответствуют УПК РФ, подлежат изменению в этой части.

Все органы и должностные лица уголовного судопроизводства обязаны неукоснительно соблюдать требования закона, относящиеся как к процедурным вопросам, так и к сфере обеспечения прав и свобод иных участников. Лица, вовлеченные в уголовно-процессуальные правоотношения, обязаны неукоснительно соблюдать требования закона и правомерные требования органов и должностных лиц уголовного судопроизводства. В остальном же на них распространяется расширительное правило, в соответствии с которым эти участники вправе использовать любые средства и способы отстаивания позиции, помимо тех, которые прямо запрещены действующим законодательством.

Нарушение норм УПК РФ судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств (ч. 3 ст. 7, ст. 75).

Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ч. 3 ст. 7 УПК РФ).

При нарушении закона должностными лицами, осуществляющими досудебное производство по уголовному делу, к ним могут быть применены различные виды юридической ответственности. Процессуальные акты, вынесенные с нарушением закона, являются юридически ничтожными и подлежат немедленной отмене.

3.2 Осуществление правосудия только судом (ст. 8 УПК РФ)

Данный принцип помимо УПК РФ нашел свое нормативное выражение в Конституции РФ (ст. 10 провозглашает самостоятельность органов судебной власти; в ч. 1 ст. 118 прямо обозначено, что правосудие является исключительно судебной прерогативой).

Суд является единственным органом, в компетенцию которого входит осуществление правосудия по уголовным делам. Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном УПК РФ.

На территории Российской Федерации запрещено создание и функционирование чрезвычайных судов. Равным образом никакие иные органы не вправе брать на себя полномочия по осуществлению правосудия.

Судебные решения являются непосредственно действующими. Это означает, что для их вступления в законную силу и обращения к исполнению не требуется никаких дополнительных решений любых государственных органов.

Приговор, вступивший в законную силу, обладает свойством преюдициальности. В соответствии со ст. 90 УПК РФ обстоятельства, установленные таким приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда. Вместе с тем данный приговор не может предрешать виновность лиц, ранее не участвовавших в рассматриваемом уголовном деле.

Положение о том, что подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, воспроизводит норму, содержащуюся в ч. 1 ст. 47 Конституции РФ. Тем самым обеспечиваются процессуальные гарантии лица от незаконного и необоснованного осуждения. Рассмотрение уголовного дела судом иного уровня или в ином составе, нежели это установлено ст. 31 УПК РФ, является существенным нарушением прав подсудимого и влечет отмену приговора и иных судебных решений.

3.3 Уважение чести и достоинства личности (ст. 9 УПК РФ)

При производстве по уголовному делу запрещены действия и решения, которые унижают честь, умаляют достоинство или создают опасность для жизни и здоровья лиц, участвующих в процессе. Честь и достоинство личности являются важнейшими элементами ее социального статуса. В этическом плане честь человека рассматривается как его доброе имя, незапятнанная репутация, достоинство же - как совокупность высоких моральных качеств личности, а также уважение этих качеств в себе самом. Поскольку назначением уголовного судопроизводства является защита прав и свобод человека, должностные лица при производстве по уголовным делам обязаны уважать честь и достоинство участвующих в уголовном деле лиц, а также пресекать действия других лиц, унижающие честь, умаляющие достоинство человека либо создающие опасность для его жизни и здоровья.

Запрещается производство следственных действий, которые ставят участвующих в них граждан в унизительное положение. При допросе недопустимо задавать вопросы в грубой форме, использовать жаргонные выражения. В ходе допроса и иных следственных действий нельзя применять «тактические приемы», сводящиеся к незаконному воздействию на участвующих в деле лиц (сообщение заведомо не соответствующих действительности сведений, информации, порождающей чувство страха, недоверия и вражды к другим людям, и т. п.).

В ходе очной ставки следует пресекать попытки психического давления одного из допрашиваемых на другого с целью понудить того к изменению своих показаний.

При производстве различных видов осмотра, а также обыска, выемки разрешены только те действия, которые непосредственно направлены на получение доказательств. Процедура осмотра, обыска, выемки не должна носить унизительный характер. Личный обыск и освидетельствование, связанные с обнажением тела человека, производят лица одного пола с обыскиваемым (освидетельствуемым).

В ходе следственного эксперимента и проверки показаний на месте запрещено воссоздавать условия, опасные для жизни и здоровья подозреваемого, обвиняемого и других лиц. С места производства необходимо удалить всех посторонних и принять меры безопасности. Воспрещается такое моделирование ситуации, при которой определенный вред может быть причинен вторично.

Получение образцов для сравнительного исследования должно производиться в условиях, исключающих унижение чести и умаление достоинства граждан, с соблюдением медицинских правил и при участии врача в качестве специалиста.

В силу ст. 5 Всеобщей декларации прав человека, ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным либо унижающим его достоинство обращению и наказанию.

Моральный вред, причиненный незаконными решениями и действиями органов и должностных лиц уголовного судопроизводства, подлежит возмещению. Порядок такого возмещения установлен в ГК РФ. Вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий, возмещается за счет казны Российской Федерации в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом (ст. 1070 ГК РФ).

3.4 Неприкосновенность личности (ст. 10 УПК РФ)

Право каждого на свободу и личную неприкосновенность определено в ст. 3 и 9 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г., ст. 5 Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 21 декабря 1965 г., ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., ч. 2 ст. 22 Конституции РФ. В соответствии с данными нормами никто не может быть арестован, заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований.

В Конституции РФ закреплена обязательная процедура принятия судом соответствующего решения. До такого решения лицо может быть подвергнуто задержанию на срок не более 48 часов.

Лицо может быть задержано по подозрению в совершении преступления только в случаях, если за деяние может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии закрепленных в ч. 1 ст. 91 УПК РФ оснований. Начало срока должно совпадать с моментом фактического лишения лица возможности свободно передвигаться.

Процедуры заключения под стражу и содержания лица под стражей в качестве меры пресечения, а также помещения в медицинское учреждение для производства судебно-психиатрической или иной судебной экспертизы строго регламентированы законом.

Каждому лицу, задержанному по подозрению в совершении преступления или заключенному под стражу, должны быть на понятном ему языке разъяснены юридические и фактические основания его ареста, а также разъяснены соответствующие права и приняты меры по их реализации.

Все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности. Обвиняемые в случаях, когда отсутствуют исключительные обстоятельства, помещаются отдельно от осужденных, и им предоставляется отдельный режим, соответствующий их статусу неосужденных лиц. Несовершеннолетние обвиняемые отделяются от совершеннолетних.

Содержание лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления или заключенных под стражу, должно быть организовано в условиях, исключающих угрозу их жизни и здоровью.

Администрация обязана следить за соблюдением правил внутреннего распорядка и пресекать случаи насилия, жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения со стороны других содержащихся под стражей лиц, а также сотрудников учреждений.

Законность нахождения лиц в местах содержания задержанных, а также в местах предварительного заключения является предметом прокурорского надзора. При этом прокурор вправе посещать в любое время соответствующие органы и учреждения, опрашивать задержанных, заключенных под стражу, знакомиться с документами, на основании которых эти лица задержаны, заключены под стражу.

Прокурор или его заместитель обязан немедленно освободить своим постановлением каждого в нарушение закона подвергнутого задержанию, предварительному заключению либо содержащегося без законных оснований в учреждениях, исполняющих наказания1 .

В соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стажей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.

Каждый, кто стал жертвой незаконного ареста или задержания, имеет право на компенсацию.

3.5 Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ)

Конституция РФ провозгласила человека, его права и свободы высшей ценностью, одновременно возложив на государство обязанность по их признанию, соблюдению и защите (ст. 2). В соответствии с ч. 1 ст. 46 УПК РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

В сфере уголовного судопроизводства все лица наделены равными возможностями по судебной защите их прав и свобод со стороны государства. Обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы гражданина и человека при производстве по уголовному делу возложена на суд, судью, прокурора, следователя, дознавателя и орган дознания.

По общему правилу, закрепленному в ч. 1 ст. 51 Конституции РФ, никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, крут которых определяется федеральным законом. Если лицо соглашается давать показания, то ему должно быть разъяснено, что его показания могут использоваться в ходе дальнейшего производства по уголовному делу.

При наличии сведений о том, что участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам поступают угрозы, органы и должностные лица уголовного судопроизводства обязаны принять надлежащие меры безопасности.

Вред, который был причинен лицу в результате нарушений его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению по основаниям и в порядке, которые установлены гл. 18 УПК РФ. Данное положение вытекает из содержания ст. 53 Конституции РФ, в соответствии с которой каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Суд, обнаружив по находящемуся в его производстве уголовному делу факты нарушения прав и свобод граждан, обязан по собственной инициативе принять все предусмотренные законом меры для их восстановления.

3.6 Неприкосновенность жилища (ст. 12 УПК РФ)

Содержание данного принципа вытекает из положений ст. 12 Всеобщей декларации прав человека, ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также из закрепленного в ст. 25 Конституции РФ императива о неприкосновенности жилища. В соответствии с этими нормами никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как на основании судебного решения, а также в случаях и в порядке, предусмотренных действующим законодательством. Судебный контроль за законностью проникновения в жилище служит важной гарантией соблюдения мировых стандартов в области охраны прав и интересов граждан.

В соответствии с п. 10 ст. 5 УПК РФ жилище представляет собой индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания.

Не могут признаваться жилищем помещения, которые не приспособлены для постоянного или временного проживания (к примеру, обособленные от жилья погреба, амбары и другие хозяйственные постройки).

Соответствующее судебное решение должно приниматься на основе тщательного исследования материалов уголовного дела, подтверждающих необходимость проникновения в жилище против воли проживающих в нем лиц.

Если производство следственного действия было начато за пределами жилого помещения, а согласия жильцов на проникновение внутрь не получено, лицо, производящее такое действие, должно приостановить его для получения судебного решения. Исключение из данного правила возможно только в случаях, не терпящих отлагательства, с последующим уведомлением суда.

Производство в жилище иных следственных действий возможно только в случаях, когда проживающие в нем лица не возражают против этого и если в процессе их проведения не происходило собирание доказательств, которые требовалось получить в ходе обыска или выемки в жилище.

Должностным лицам, осуществляющим производство по уголовному делу, а также другим работникам, действующим по их поручению, запрещается для собирания доказательств проникать в жилище под какими-либо предлогами (проверка пожарной безопасности здания, контроль за соблюдением паспортного режима, проверка условий хранения охотничьего оружия и т. п.).

Доказательства, полученные с нарушением права граждан на неприкосновенность жилища, не имеют юридической силы, а должностные лица, допустившие такие нарушения, привлекаются к установленной законом ответственности.

3.7 Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 13 УПК РФ)

Неприкосновенность частной жизни, конфиденциальность передаваемой информации гарантирована ст. 12 Всеобщей декларации прав человека, ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 23 Конституции РФ.

В соответствии с данным принципом частная жизнь граждан, личная и семейная тайна, защита чести и доброго имени, а также тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений находятся под охраной закона. Ограничение этого права допускается только в случаях, предусмотренных законом, с целью предотвратить преступление или установить истину при расследовании уголовного дела, если иными способами получить информацию невозможно.

Право на уважение частной жизни является правом на невмешательство в такую жизнь, правом жить по собственному усмотрению, без предания огласке подробностей личной жизни. Оно включает также право на установление и поддержание отношений с другими людьми, особенно в эмоциональной сфере, для развития и реализации личности человека.

Сведения о частной жизни граждан, а также содержащие личную или семейную тайну могут собираться и использоваться исключительно в случаях, когда они имеют значение для правильного разрешения конкретного уголовного дела.

Информация о почтовых отправлениях, телефонных переговорах, телеграфных и иных сообщениях, а также сами эти отправления (сообщения) могут выдаваться только отправителям и адресатам или их законным представителям. Задержка, осмотр и выемка почтовых отправлений и документальной корреспонденции, прослушивание телефонных переговоров и ознакомление с сообщениями электросвязи, а также иные ограничения тайны связи допускаются на основании судебного решения.

Исключение составляет переписка подозреваемых и обвиняемых, содержащихся под стражей, поскольку она осуществляется через администрацию места содержания под стражей и подвергается цензуре.

Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка в (ст. 185 УПК РФ), контроль и запись телефонных и иных переговоров (ст. 186 УПК РФ) осуществляется только на основании судебного решения, принимаемого в порядке ст. 165 Кодекса.

При нарушении положений, закрепленных в ст. 13 УПК РФ, полученные доказательства признаются недопустимыми, а виновные должностные лица привлекаются к различным видам юридической ответственности.

3.8 Презумпция невиновности (ст. 14 УПК РФ)

Система положений, характеризующих содержание принципа презумпции невиновности, закреплена в ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, ч. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, ч. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 49 Конституции РФ.

Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Данное требование закрепляет важнейший элемент процессуального статуса подозреваемого и обвиняемого.

Выводы следователя, дознавателя, органа дознания и прокурора относительно виновности лица, в отношении которого закончено предварительное расследование, не имеют обязательной силы для деятельности государственного судебного аппарата. Суд - это единственный орган, который правомочен от имени государства принимать соответствующее решение и закреплять его в приговоре.

Виновность суда устанавливается именно обвинительным приговором, поскольку оправдательный приговор выражает полный отказ государства от уголовного преследования.

Отсутствие у подозреваемого или обвиняемого обязанности доказывать свою невиновность определяет такое построение уголовного процесса, при котором лицо не может быть принуждаемо к даче показаний, представлению доказательств и выполнению иных активных действий, направленных на опровержение выводов стороны обвинения.

Обвиняемый не обязан принимать участие в опровержении обвинительных версий предварительного следствия или дознания. Опровержение алиби лица, не подтвержденное другими имеющимися по уголовному делу доказательствами, не может быть положено в основу обвинительного приговора суда.

На обвиняемого также не может быть возложена обязанность доказывать меньшую степень своей виновности. Обвиняемый наделен правом приводить доказательства, смягчающие наказание в случае признания его виновным, одновременно не признавая себя таковым. Приведение подобных фактов не может считаться косвенным доказательством виновности лица и не должно использоваться для его изобличения и последующего осуждения.

Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого. Сомнение - это отсутствие обоснованной уверенности должностного лица в необходимости принятия определенного решения и выборе направления производства по уголовному делу. Под неустранимыми сомнениями понимаются те из них, избавиться от которых в результате предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовного дела не представилось возможным, если все процессуальные средства устранения сомнения исчерпаны.

Суд при постановлении приговора обязан основывать свой вывод о виновности лица только на конкретных доказательствах, которые были получены в соответствии с законом и исследованы судом с соблюдением всех правил производства по уголовному делу.

Обвинительный приговор, основанный на предположениях, е имеет юридической силы. Под предположениями понимаются выводы суда, которые не подтверждены или не в полном объеме подтверждены собранными доказательствами.

Несоблюдение правил, составляющих содержание принципа презумпции невиновности, является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и влечет соответствующие последствия.[18]

3.9 Состязательность сторон (ст. 15 УПК РФ)

Содержание данного принципа конкретизирует положения, закрепленные в ч. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, ч. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ.

Состязательное построение уголовного судопроизводства обеспечивает равные возможности сторон в реализации предоставленных им прав. Под состязательной моделью процесса понимается такое его построение, при котором функции обвинения и защиты полностью отделены друг от друга, суд же, в свою очередь, при рассмотрении и разрешении уголовного дела не связан мнением сторон.

Все стороны судебного разбирательства имеют равную возможность представить свою позицию по уголовному делу и ни дна из сторон не должна пользоваться какими-либо существенными преимуществами по сравнению с противной стороной.

Сторону обвинения в соответствии с п. 47 ст. 5 УПК РФ представляют прокурор, а также следователь, начальник следственного отдела, дознаватель, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель и представитель, гражданский истец и его представитель.

На сторону обвинения возлагается обязанность предоставить в суд совокупность доказательств, необходимых для разрешения вопроса по существу предъявленного обвинения. При недостаточности доказательств обвинитель должен отказаться от обвинения, после чего суд обязан вынести оправдательный приговор.

Сторона защиты включает в себя обвиняемого, а также его законного представителя, представителя, защитника, гражданского ответчика, его законного представителя и представителя (п. 46 ст. 5 УПК РФ).

Представители стороны защиты наделены широкими правами по отстаиванию своих (или представляемых) интересов. Закон не содержит исчерпывающего перечня средств и способов защиты, основное требование, предъявляемое к ним, - соблюдение законности в ходе реализации прав и при исполнении обязанностей, возложенных на представителей стороны защиты.

Право на состязательное судопроизводство применительно к конкретному уголовному делу означает, что и обвинению, и защите должна быть предоставлена возможность ознакомиться с представленными замечаниями и выдвинутыми доказательствами другой стороны и высказаться по ним.

Суд - это орган судебной власти, который, осуществляя правосудие по уголовным делам, отделен от сторон обвинения и защиты.

Суд обязан разъяснить сторонам существо их процессуальных прав и отразить факт такого разъяснения в материалах уголовного дела. Суд также предупреждает стороны о наличии у них определенных процессуальных обязанностей и требует равного их исполнения обеими сторонами. В случае их неисполнения, ненадлежащего исполнения или злоупотребления одной из сторон правами за счет другой стороны суд принимает меры по устранению подобных нарушений и восстанавливает процессуальный паритет.

Стороны активно, в условиях конкуренции участвуют в разбирательстве по делу, суд же не связан мнением сторон и принимает решения, руководствуясь исключительно внутренним убеждением и в строгом соответствии с действующим законодательством.[19]

Стороны в обоснование своей позиции имеют право представлять доказательства, а также участвовать в их исследовании. При допросах во время судебного следствия стороны наделены равными правами задавать вопросы допрашиваемым, заявлять ходатайства об истребовании новых доказательств, а также участвовать в судебных прениях. Кроме того, подсудимый имеет право на последнее слово.

Участие в судебном заседании прокурора при отсутствии защитника может иметь место лишь в случаях, когда имелась реальная возможность участия защитника в рассмотрении уголовного дела, но подсудимый от его участия отказался по собственной инициативе.

Рассмотрение уголовного дела в отсутствие гражданского ответчика, причины неявки которого судом не выяснялись, признается существенным нарушением его прав и влечет отмену приговора в части гражданского иска.

Нарушение принципа состязательности влечет юридическую ничтожность всех решений, принятых по уголовному делу. Лица, виновные в его нарушении, несут установленную законом юридическую ответственность.

3.10 Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ)

Право лица на защиту закреплено в ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, ч. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, ч. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 48 Конституции РФ.

Под защитой понимается совокупность законных средств и способов, которыми лицо может самостоятельно, а также с помощью защитника, законного представителя опровергать или смягчать имеющееся в отношении него подозрение либо предъявленное обвинение. Конституция РФ (ст. 48) гарантирует каждому право на квалифицированную юридическую помощь, а также возможность пользоваться помощью защитника.

Важнейшим средством защиты лица от подозрения и обвинения является всемерная реализация процессуальных прав, которые оно приобретает с момента получения соответствующего статуса. Осведомленность гражданина относительно выдвинутого подозрения или обвинения и осознание им своих прав дает возможность занять активную позицию относительно предмета материально-правового спора.

Суд, прокурор, следователь, дознаватель и орган дознания в ходе исполнения своих полномочий обязаны своевременно разъяснять лицам их право на защиту и создавать необходимые условия для полной реализации права граждан на защиту.

Любое лицо на досудебных стадиях производства по уголовному делу может пользоваться помощью адвоката во всех случаях, когда его права и свободы существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и мерами, связанными с уголовным преследованием.

Пригласить защитника для участия в уголовном деле - это право, а не обязанность подозреваемого (обвиняемого). Если лицо при разъяснении ему соответствующего права отказалось от юридической помощи защитника, но впоследствии изменило свое решение, то защитник вправе принять участие в уголовном деле независимо оттого, на какой стадии процесса оно находится. При этом защитнику должно быть предоставлено время, достаточное для подготовки к осуществлению своих полномочий.

Участие в уголовном деле защитника и законного представителя не ограничивает собственные права лица по защите от подозрения и обвинения. Лицо в случае несогласия с позицией защитника вправе потребовать его замены.

Отказ от защитника должен быть строго добровольным. Он не считается таковым, если лицо не имеет реальной возможности воспользоваться его помощью (к примеру, ввиду удаленности коллегии адвокатов от места нахождения подозреваемого или обвиняемого, ночного времени, отсутствия средств на оплату и т. п.).

В ст. 51 УПК РФ перечислены случаи обязательного участия защитника при производстве по уголовному делу. В любом случае согласно ч. 2 ст. 52 Кодекса отказ от защитника для дознавателя, следователя, прокурора и суда обязательным не является.

Если подозреваемый (обвиняемый) нуждается в защитнике, но не имеет возможности воспользоваться его помощью ввиду материальных затруднений, следователь, дознаватель, орган дознания, прокурор или суд вправе полностью или частично освободить лицо от оплаты юридической помощи, а оплата таких услуг производится из средств государственного бюджета.

Подозреваемый, обвиняемый имеет право на свидания со своим защитником наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности, за исключением случаев, прямо предусмотренных УПК РФ.

Необеспечение подозреваемому, обвиняемому его права на защиту является существенным нарушением действующего законодательства и влечет отмену всех последующих решений по уголовному делу. Лица, виновные в его нарушении, подлежат привлечению к юридической ответственности.

3.11 Свобода оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ)

Оценка доказательств представляет собой мыслительную деятельность должностных лиц уголовного процесса, заключающуюся в определении соответствия между обстоятельствами, входящими в предмет доказывания, и доказательствами, которые получены при производстве по конкретному уголовному делу, а также в установлении доброкачественности таких сведений. В результате оценки доказательств принимается соответствующее процессуальное решение.

Внутреннее убеждение - это такое состояние должностного лица уголовного судопроизводства, при котором оно приходит к однозначному выводу о доброкачественности доказательств и об их достаточности для формирования решения о виновности либо невиновности лица в совершении преступления и других решений, определяющих направление и результаты производства по уголовному делу.

Внутреннее убеждение является результатом адекватного применения норм материального и процессуального права по отношению к конкретной ситуации, подлежащей разрешению по уголовному делу. Наличие внутреннего убеждения у должностных лиц уголовного судопроизводства является необходимым условием законности и обоснованности решений, принимаемых по находящимся в их производстве уголовным делам.

Оценка доказательств представляет собой непрерывный процесс, причем оценке подлежат как вся совокупность доказательств, обосновывающих определенные решения, так и каждое доказательство в отдельности.

При наличии по уголовному делу нескольких версий оценке подлежат доказательства, подтверждающие или опровергающие каждую из них.

Выводы должностного лица уголовного судопроизводства, действующего в пределах своих полномочий, базируются на доказательствах, имеющихся в его распоряжении на момент принятия решения. При получении дополнительных данных, опровергающих ранее принятое решение, таковое должно быть отменено или изменено.

Недопустимо некритическое отношение к полученным доказательствам. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Доказательство не может быть положено в основу решения, если оно противоречит другим имеющимся в уголовном деле сведениям.

Должностные лица уголовного судопроизводства принимают решения независимо от мнения других участников, в том числе и от мнения должностных лиц, осуществлявших производство по уголовному делу на предыдущих стадиях или на различных этапах в рамках одной и той же стадии.

При производстве по уголовному делу отсутствует приоритет одних доказательств перед другими. Все доказательства равновелики независимо от стадии процесса, на которой они получены, и способа их получения (при условии законности этого способа).[20]

Возможность классификации доказательств по различным основаниям не свидетельствует о большей юридической силе одних доказательств по сравнению с другими.

Заключение эксперта не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, подлежит оценке по внутреннему убеждению.

Процессуальные решения не могут быть основаны только на сведениях, полученных от обвиняемого, без их подтверждения доказательствами, содержащимися в иных источниках. Прокурор, следователь, дознаватель и орган дознания должны стремиться к установлению наибольшего количества доказательств, полученных из различных источников.

Подозреваемый, обвиняемый имеет право в любой момент производства по уголовному делу отказаться от ранее данных показаний. Если лицо приводит мотивы отказа, суд обязан их проверить и оценить по общим правилам.

Беспристрастность суда определяется как отсутствие у него предубеждения или предвзятости, причем первый элемент связан со стремлением установить внутреннее убеждение судьи по данному уголовному делу, а второй - с определением того, предоставил ли он достаточные гарантии с тем чтобы исключить любое законное сомнение в этом отношении.

Недопустимо некритическое отношение суда к представленным материалам предварительного расследования, к выводам, содержащимся в обвинительном заключении, а также к дополнительным доказательствам, полученным в судебном заседании. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

3.12 Язык уголовного судопроизводства (ст. 18 УПК РФ)

В ч. 2 ст. 26 Конституции РФ закреплено право каждого на пользование родным языком, а также на свободный выбор языка общения. Использование языков в судопроизводстве регламентировано Законом РСФСР от 25 октября 1991 г. (в последующих редакциях) «О языках народов Российской Федерации». Согласно ч. 1 ст. 3 Закона государственным языком на всей ее территории является русский язык, однако в силу ч. 2 этой же статьи республики, входящие в состав Российской Федерации, вправе устанавливать в соответствии с Конституцией РФ свои государственные языки.

Уголовное судопроизводство в Российской Федерации ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в нее республик. В Верховном Суде Российской Федерации, военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке.

Любое ограничение прав подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, защитника, обусловленное незнанием ими языка, на котором ведется судопроизводство, и необеспечение этим лицам возможности пользоваться на любой стадии процесса родным языком является существенным нарушением требований уголовно-процессуального закона.

Обязанность разъяснять лицу, которое не владеет или недостаточно хорошо владеет языком производства по уголовному делу, о его праве пользоваться родным языком без каких бы то ни было ограничений возлагается на следователя, дознавателя, орган дознания, прокурора и суд. Не владеющим языком судопроизводства считается лицо, которое не в состоянии его понимать и бегло изъясняться на нем по всем вопросам, составляющим предмет судопроизводства.

В соответствии с ч. 2 ст. 18 УПК РФ участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в установленном Кодексом порядке.

В начале процессуального действия с участием лица следователь, дознаватель, прокурор и суд определяют уровень его владения языком производства по уголовному делу. При недостаточном знании языка лицу должен быть предоставлен переводчик даже при отсутствии об этом его ходатайства. Во всех случаях лицо пользуется услугами переводчика бесплатно.

Переводчик назначается из числа лиц, имеющих достаточные языковые познания и навыки перевода. Наличие специального образования у переводчика желательно, но в качестве обязательного условия законом не предусмотрено. Переводчик обязан по возможности дословно переводить всю поступающую к нему информацию, связанную с производством по уголовному делу. За заведомо неправильный перевод он подлежит уголовной ответственности в соответствии со ст. 307 УК РФ.

Незнание защитником языка, на котором ведется производство, не может служить основанием для устранения его от участия в уголовном деле. В таких случаях суд должен обеспечить участие в уголовном деле переводчика. Перевод документов, которые вручаются лицу, не владеющему языком производства по делу, производится дословно, без сокращений и с сохранением их структуры. Перевод документа заверяется подписью переводчика. При необходимости переводчик дает лицу пояснения по содержанию переведенного документа. Письменный перевод оплачивается за счет государства.

Если лицу, не владеющему языком производства по уголовному делу, копия приговора была вручена без перевода, в результате чего лицо лишилось возможности своевременно обжаловать приговор, это рассматривается в качестве основания для восстановления пропущенного кассационного срока.

Нарушение установленных законодательством Российской Федерации правил использования языков при производстве по уголовному делу влечет за собой отмену соответствующего процессуального решения, а также всех последующих актов. Должностные лица, допустившие нарушения, привлекаются к юридической ответственности.

3.13. Право на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 19 УПК РФ)

Важнейшим средством защиты прав и свобод граждан при производстве по уголовным делам является обжалование процессуальных действий и решений соответствующих должностных лиц. Данному праву соответствует обязанность суда, судьи, прокурора, следователя, дознавателя и органа дознания при поступлении жалобы принимать соответствующие меры реагирования. Правильное и своевременное разрешение жалоб является одной из гарантий восстановления нарушенных прав и законных интересов граждан при производстве по уголовным делам.

Процедура судебного обжалования, предусмотренная Федеральным законом от 27 апреля 1993 г. (в последующих редакциях) «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» не распространяется на действия суда, прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя, поскольку уголовно-процессуальным законодательством установлен иной порядок судебного обжалования (гл. 16 УПК РФ).

Должностные лица уголовного судопроизводства обязаны разъяснять участвующим в деле лицам и их представителям об имеющемся у них праве на обжалование любых действий и решений и о юридических последствиях подачи такой жалобы.

Важнейшей гарантией свободы обжалования действий и решений должностных лиц уголовного судопроизводства является стадийное построение процесса, при котором деятельность определенных должностных лиц и принимаемые ими решения могут быть обжалованы на последующих стадиях производства по уголовному делу.

Каждый, кто осужден за какое-либо преступление, имеет право на то, чтобы его осуждение и приговор были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией согласно закону.

При подтверждении обстоятельств, указанных в жалобе, соответствующее должностное лицо обязано немедленно принять меры по удовлетворению законных требований заявителя. В случае оставления жалобы без удовлетворения заявителю должен быть дан мотивированный ответ с указанием оснований принятого решения.

Если исчерпаны все внутригосударственные средства правовой защиты, лицо вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека (ч. 3 ст. 46 Конституции РФ).

Заключение

Чтобы завершить изложение теории принципов уголовного судопроизводства, необходимо еще раз вспомнить понятия и критерии, которые характеризуют эти принципы. Для этого следует обобщить ранее рассмотренные положения и проанализировать их с точки зрения возникновения движения и реализации принципов уголовного судопроизводства, что позволит точнее и глубже раскрыть содержание этих принципов, их основных особенностей.

Правовой принцип есть общая мысль, идея, которая проходит через ряд правовых явлений (норм, институтов, отраслей), формируя их в соответствии с каким-то исходным идеалом. По отношению к этой цели правовой принцип является средством.

Правовой принцип - это не форма отражения правового бытия, а наше представление о должном правовом бытие, формирующее это бытие. Конвенциональная природа правовых принципов, определяющая способ их воздействие на правовую действительность (привнесение, формообразование), означает то, что, раз возникнув, они продолжают существовать в виде идей как часть правового опыта человечества и данной нации.

Принципы права являются руководящими началами для истолкования текста закона. Это базовый элемент искусства юридической герменевтики. Они служат исходными посылками при аргументировании в любом правовом споре, при всяком столкновении интерпретаций текста закона. Идеологические предпочтения определяют создание текста закона, а также прочтение его. Они образуют своего рода канву для смыслопроизводства в судебной речи. Понимание принципов есть усвоение духа права, что позволяет творить право при интерпретации текста закона.

К критериям принципов уголовного судопроизводства относятся следующие.

1. Принципы представляют собой основы создания и направленности уголовно-процессуального права.

2. Принципы должны быть закреплены в действующем уголовно-процессуальном законодательстве в виде системы правовых предписаний. В

3. Принципы наиболее полно выражают содержание уголовно-процессуальных правоотношений.

4. Принципы тесно взаимосвязаны с государственной политикой в сфере уголовного судопроизводства, с учетом положений международных актов по правам человека.

5. Принципы являются общими для всех стадий уголовного процесса. Этот критерий означает, что принципы обязательно должны находить свое проявление на всех без исключения стадиях производства по уголовным делам.

6. Принципы оказывают регулятивное и охранительное воздействие по отношению ко всем остальным уголовно-процессуальным нормам.

Таким образом, значение принципов уголовного судопроизводства как наиболее важного регулятора соответствующих правоотношений состоит в следующем.

1. Принципы обеспечивают приоритет прав человека и гражданина в сфере уголовного судопроизводства.

2. Принципы являются универсальным инструментом для проверки законности, обоснованности, мотивированности процессуальных решений, принимаемых по уголовному делу, а также законности производимых следственных и иных процессуальных действий.

3. Принципы представляют собой эталон, с которым сравниваются все остальные институты уголовно-процессуального права.

4. Принципы являются мерилом правовой культуры государства и общества в сфере уголовного судопроизводства.

Совокупность принципов определенного вида процесса обладает определенной внутренней упорядоченностью - структурностью. Свойство структуральности, способности быть частью целого - системы, является одним из свойств принципа процесса.

Существуют две системы процессуальных принципов, входящих в разные гомологические ряды, которые происходят от противоположных начал - частного и публичного. Принципы следственной формы - публичность, объективная истина, законность, презумпция виновности.

Принципы состязательной формы - диспозитивность, судебная (формальная) истина, целесообразность, презумпция невиновности. Каждый из парных принципов находится в отношении оппозиции к другому (например, диспозитивность - публичность).

Функционирование системы принципов предполагает соблюдение ряда условий, основными из которых являются: их связанность общностью цели; отсутствие противоречий внутри отдельных элементов системы; такое структурирование системы, при котором содержание одного какого-либо элемента (принципа) не может полностью сводиться к содержанию другого или поглощаться им. В итоге, будучи интегрированы в единую (целостную) систему, принципы равны, имеют одинаковую правовую природу и подчинены единой цели производства по делу.

Из всего вышеизложенного можно сделать вывод, что правовые принципы являются основным механизмом в решении важнейших задач уголовного судопроизводства.

Библиография

Нормативные акты

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // СЗ РФ.-.2009.- N 4.- Ст. 445.

2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 03.11.2009) // СЗ РФ.- 2001.- N 52 (ч. I).- Ст. 4921.

3. Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации» // СЗ РФ.- 1994.- № 13.- Ст. 1447.

Литература общего содержания

4. А.И. Александров. О задачах и принципах отечественного уголовного процесса: в поисках утраченного // Правоведение.- 2008.- №3.- С. 14-15.

5. Белобородов С.В. Принцип обжалования в уголовном судопроизводстве России: понятие, сущность и содержание // Российский судья.- 2006.- №7.- 29-31.

6. Гольмстен А.Х. Юридические исследования и статьи. СПб., 1894.

7. Демидов И.Ф. // Курс советского уголовного процесса. М., 1989.

8. Еникеев З.Д. Задачи и принципы уголовного процесса в свете проблем борьбы с преступностью // Следователь.- 2007.- №6.- С. 22-28.

9. Калинкин С. Состязательность в уголовном процессе и пределы судебного разбирательства // Уголовное право.- 2006.- №6.- С. 69-72.

10. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1894.

11. Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. СПб., 1906.

12. Муромцев С. Определение и основное разделение права. М., 1879.

13. Розин Н. Н. Уголовное судопроизводство. Томск, 1913.

14. Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. СПб., 1895.

15. См.: Словарь иностранных слов. М., 1986.

16. Томин В.Т. Механизм воздействия коммунистического мировоззрения на уголовное судопроизводство // Проблемы советского государства и права.- 1972.- № 3.- С. 85-90.

17. Уголовный процесс России: Учебник / А.С. Александров, Н.Н. Ковтун, М.П. Поляков, СП. Сереброва. - М.: Юрайт-Издат, 2003.

18. Уголовный процесс: учеб. пособие вузов / под ред. А.В. Ендолыювой, О.А. Галустьяна. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008.

19. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Отв. ред. А. В. Гриненко. М.: Норма, 2004.

20. Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. М., 1981.


[1] А.И. Александров. О задачах и принципах отечественного уголовного процесса: в поисках утраченного // Правоведение.- 2008.- №3.- С. 14-15.

[2] См.: Томин В.Т. Механизм воздействия коммунистического мировоззрения на уголовное судопроизводство // Проблемы советского государства и права.- 1972.- № 3.- С. 85-90.

[3] Демидов И.Ф. // Курс советского уголовного процесса. М., 1989.- С. 136.

[4] Уголовный процесс России: Учебник / А.С. Александров, Н.Н. Ковтун, М.П. Поляков, СП. Сереброва. - М.: Юрайт-Издат, 2003. - С. 22-25.

[5] См.: Словарь иностранных слов. М., 1986.- С. 409.

[6] Муромцев С. Определение и основное разделение права. М., 1879.- С. 15-17.

[7] Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1894.- С. 32-34.

[8] Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. СПб., 1906.- С. 50.

[9] Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. М., 1981.- С. 48.

[10] Уголовный процесс: учеб. пособие вузов / под ред. А.В. Ендолыювой, О.А. Галустьяна. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008. - С. 27-29.

[11] Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // СЗ РФ.-.2009.- N 4.- Ст. 445.

[12] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 03.11.2009) // СЗ РФ.- 2001.- N 52 (ч. I).- Ст. 4921.

[13] Розин Н. Н. Уголовное судопроизводство. Томск, 1913.- С. 296-297.

[14] Гольмстен А.Х. Юридические исследования и статьи. СПб., 1894.- С. 411-412.

[15] Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. СПб., 1895.- С. 72.

[16] Белобородов С.В. Принцип обжалования в уголовном судопроизводстве России: понятие, сущность и содержание // Российский судья.- 2006.- №7.- 29-31.

[17] См.: Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации» // СЗ РФ.- 1994.- № 13.- Ст. 1447.

[18] Уголовный процесс: Учебник для вузов / Отв. ред. А. В. Гриненко. М.: Норма, 2004.- С. 31-34.

[19] Калинкин С. Состязательность в уголовном процессе и пределы судебного разбирательства // Уголовное право.- 2006.- №6.- С. 69-72.

[20] Еникеев З.Д. Задачи и принципы уголовного процесса в свете проблем борьбы с преступностью // Следователь.- 2007.- №6.- С. 22-28.