регистрация / вход

Заключение и вступление в силу международного договора

ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ …..3 ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОМ ДОГОВОРЕ …6 Понятие и признаки гражданско-правового договора 6

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………..3

ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОМ

ДОГОВОРЕ………………………………………………………6

1.1 Понятие и признаки гражданско-правового договора…………6

1.2 Свобода договора………………………………………………..10

ГЛАВА 2. ВИДЫ ДОГОВОРОВ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ………16

2.1 Общие классификации гражданско-правовых договоров…..16

2.2 Организационные и имущественные договоры…………..33

2.3 Публичный договор и договор присоединения……………...35

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………….39

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ…………………41


ВВЕДЕНИЕ


ГЛАВА 1

ПОНЯТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ДОГОВОРА И ЕГО МЕСТО В СИСТЕМЕ ИСТОЧНИКОВ ПРАВА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Международный договор является источником права. Это, во-первых, результат международного правотворчества как процесса согласования воли заинтересованных государств, и, во-вторых, форма, которая содержит нормы международного права, регу­лирующего межгосударственные отношения путем установле­ния прав и обязанностей участников-государств [16, с. 86].

Международный договор – это соглашение между государствами или иными субъектами международного права, которым регулируются определенны виды правоотношений и устанавливаются для его участников соответствующие права и обязанности. Международный договор играет значительно большую роль в регулировании частных правоотношений с иностранным элементом, чем в какой-либо иной области внут­ригосударственных отношений. Республикой Беларусь заключено большое число международных договоров, содержащих правила международного частного права. Прежде всего это торговые договоры, соглашения о товарообороте, платежи и т.д.

Регулируя отноше­ния между государствами, договоры обязывают государства, в том числе обеспечить применение предусмотренных в них правовых предписаний в сфере своей юрисдикции. Государство бе­рет на себя обязательство принять все необходимые меры для того, чтобы сформулированные в договоре нормы применялись повсеместно на его территории всеми физическими и юриди­ческими лицами и его правоприменительными органами. По­следние подчиняются только национальному праву. Отсюда следует, что для осуществления норм международных договоров им следует придать силу национального права. Это сделает их юридически обязательными для участников частноправовых отношений. Юридический механизм данного процесса преду­сматривается внутренним правом государства и обычно имену­ется трансформацией международно-правовых норм в националь­но-правовые.

Таким образом, международ­ный договор, не имплементированный в национальное право, не имеет прямого применения во внутригосударственной сфере и, следовательно, не является источником внутреннего права, в том числе и международного частного права как одной из отраслей внутреннего права.

Итак, международные договоры являются результатом согласования воли различных государств, принимающих участие в них, то есть представляют собой соглашение государств относительно признания норм в качестве юридически обязательных правил поведения [21, с. 157].

В зависимости от органов, заключающих договоры, различают три вида международных договоров – межгосударственные, межправительственные и межведомственные. Все международные договоры подразделяются на многосторонние и двусторонние. Республика Беларусь является стороной двусторонних договоров об оказании правовой помощи, которые были заключены с Литвой, Латвией, Польшей и другими странами.

Международный договор имеет важное значение как источник МЧП. Между договорами в области МПП и МЧП есть существенные различия. Создателем (субъектом) и ад­ресатом норм международных соглашений в МПП одно­временно выступает само государство. Государство создает нормы МПП, самому себе их адресует и на себя же возла­гает ответственность за их нарушение. Нормы междуна­родных соглашений, регулирующих отношения в сфере публичного права, как правило, не являются самоисполни­мыми. Они адресованы государству в целом и не могут быть применены в национальном праве без издания специ­ального внутригосударственного акта, конкретизирующего такие нормы и приспосабливающего их для действия в на­циональном праве.

Создателем (субъектом) норм международных соглаше­ний, регулирующих проблемы МЧП, также является госу­дарство. Независимо от предмета регулирования любое межгосударственное соглашение входит в сферу МПП. Однако подавляющее большинство международных кон­венций, посвященных регламентации частноправовых воп­росов, адресовано не государству в целом, а его нацио­нальным правоприменительным органам, физическим и юридическим лицам. Такие международные договоры со­держат в основном самоисполнимые нормы, т.е. конкрет­ные и завершенные, уже полностью приспособленные для непосредственного действия в национальном праве. Для имплементации норм такого международного договора во внутреннее право не нужно издания специальных законов, а достаточно ратификации договора или его подписания. Разумеется, все международные соглашения по вопросам МЧП содержат и обязательства государств в целом (изме­нить свое законодательство в целях исполнения обяза­тельств по данному соглашению, денонсировать ранее зак­люченные соглашения и др.). Однако поскольку нормы подобных договоров адресованы национальным участникам гражданских правоотношений, то имеется прямая возмож­ность непосредственного применения норм международных Договоров в национальных судах и арбитражах.

Определение международного договора дано в абзаце 11 части 1 статьи 1 Закона «О международных договорах Республики Беларусь (далее — Закон «О международных договорах»): «международный договор Республики Беларусь – международный договор (межгосударственный, межправительственный или международный договор межведомственного характера), заключенный в письменной форме Республикой Беларусь с иностранным государством (иностранными государствами) и (или) с международной организацией (международными организациями), который регулируется международным правом независимо от того, содержится он в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования и способа заключения (договор, соглашение, конвенция, решение, пакт, протокол, обмен письмами или нотами и другие наименования и способы заключения международного договора)» [18].

Приведенная дефиниция международного договора тавтологична, поскольку некорректно давать определение какого-либо понятия через само это понятие. Кроме того, акцент сделан на форме международного договора и упущен один из основных признаков данного явления.

Международный договор является одним из видов нормативных соглашений. Для более глубокого изучения международного договора с учетом разработок ученых-теоретиков и юристов-международников выделим его наиболее существенные признаки:

1) обособленность волеизъявлений, характеризуется тем, что, заключая договор, стороны исходят из своего личного интереса;

2) согласованность волеизъявлений. Как и любой другой, международный договор не может быть заключен до тех пор, пока не будет достигнуто согласие;

3) автономия воли сводится к тому, что стороны сами определяют содержание договоров;

4) формальное равенство (равноправие) субъектов означает не фактическое равенство сторон, а равноправие их волеизъявлений, наличие равных прав и обязанностей по заключению, изменению, дополнению договора и т. п.;

5) обязательное исполнение субъектами условий договора. Стороны обязаны исполнять принятые на себя обязательства и установленные международным договором нормы права. Однако иногда договор должен исполняться уже в новых условиях, которые стороны не могли предвидеть, и исполнение договора в данной ситуации может стать просто невозможным. При таких обстоятельствах сторона договора может отказаться от его исполнения. Поэтому В.В. Иванов пишет о предполагаемом обязательном исполнении условий договора [10, с. 73];

6) как правило, длительность действия и неоднократность применения [5, с. 86];

7) международный договор содержит в себе правовые нормы – правила общего и обязательного характера [12, c. 287]. Напомним, что под нормой права в общей теории права понимается правило поведения, которое имеет общеобязательный характер, рассчитано на многократное применение и его реализация гарантируется государством [15, c. 43]. Особенностью правовых норм, закрепленных в нормативном договоре, является то, что они создаются в договорном порядке, в отличие от правил, закрепленных в нормативных правовых актах. Международный договор также может содержать и принципы права [9, c. 39];

8) заключению международных договоров предшествуют переговоры [14, c. 36];

9) обязательное опубликование (обнародование). Под обнародованием международного договора, равно как и национального нормативного правового акта, понимается его доведение до всеобщего сведения путем опубликования в печати, распространения через другие средства массовой информации или иные общедоступные средства коммуникации;

10) публичный характер ввиду того, что сторонами международного договора являются публичные институты: государство, его органы, межгосударственные образования [19, c. 201].

Еще одним элементом, характеризующим сущность международных договоров, является их форма. Исходя из положений Венской конвенции ООН о праве международных договоров 1969 г. [7], можно выделить несколько требований к форме международного договора:

1) международный договор может заключаться как в письменной, так и в устной форме [4, c. 76]. Однако коль скоро международный договор содержит нормы права, то для формальной определенности этих норм он должен быть заключен только в письменной форме;

2) может иметь разные названия (договор, соглашение, конвенция, пакт, протокол);

3) может содержаться в одном или нескольких документах;

4) регулируется нормами международного права.

На основании изложенных признаков и формулировки международного договора в статье 1 Закона «О международных договорах», на наш взгляд, можно принять следующую дефиницию: «международный договор Республики Беларусь – соглашение между Республикой Беларусь и иными субъектами международного права (государствами, международными организациями), заключенное в письменной форме в одном или нескольких документах, независимо от его конкретного наименования и способа заключения и содержащее в себе нормы права».

В соответствии со ст. 5 Налогового кодекса Республики Беларусь, Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им налогового законодательства.

Если нормами международных договоров, действующими для Республики Беларусь, установлены иные нормы, чем те, которые предусмотрены настоящим Кодексом и иными законодательными актами Республики Беларусь, то применяются нормы международного договора, если иное не определено нормами международного права.

Нормы, регулирующие вопросы налогообложения и содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, не вступивших в силу, могут применяться Республикой Беларусь временно и в порядке, установленном законодательством о международных договорах Республики Беларусь. В первом пункте ст. 5 НК соотнесена с налоговым законодательством норма части первой статьи 8 Конституции Республики Беларусь, устанавливающая, что Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им своего законодательства.

Второй пункт статьи 5 НК является, по своей сути, адаптацией приведенного выше правила применительно к регулированию налоговых правоотношений и к содержанию налогового законодательства Республики Беларусь. Он дополнительно закрепляет в Общей части общепризнанный принцип международного права, согласно которому международный договор (соглашение), ратифицированный в установленном порядке сторонами, заключившими этот договор (соглашение), имеет приоритет перед национальным законодательством. Таким образом, при возникновении противоречий между положениями международного договора (соглашения) Республики Беларусь и белорусского налогового законодательства применяются нормы международного договора. Установленные вступившими в силу международными договорами Республики Беларусь правовые нормы, направленные на регулирование вопросов налогообложения, являются частью законодательства, действующего на территории Республики Беларусь, и подлежат непосредственному применению. Такие нормы имеют юридическую силу того нормативного правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее соответствующего международного договора.

Таким образом, преимущество норм международных договоров (соглашений) над положениями актов национального налогового законодательства и их практическое применение устраняют для плательщиков, осуществляющих внешнеэкономическую деятельность, саму возможность возникновения случаев повторного налогообложения их доходов и являются немаловажным фактором обеспечения эффективности такой деятельности. НК допускает возможность временного применения в налоговой практике норм, регулирующих вопросы налогообложения, которые содержатся в не вступивших в силу международных договорах Республики Беларусь. Порядок применения таких норм установлен законодательством о международных договорах Республики Беларусь.


ПОНЯТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ДОГОВОРА В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ РОССИИ

А.А. ВАСЕЧКО

Васечко А.А., адъюнкт кафедры теории государства и права МосУ МВД России.

В СССР вплоть до начала 90-х годов XX в. было отмечено господство позитивизма в правовой теории, который и предопределил ее отношение к различным правовым системам. Процессы демократизации российского общества с начала 90-х годов XX в. активно вторгаются не только в политическую, экономическую, культурную, социальную сферы, но также и в правовую сферу. Глобальным следствием этих процессов стал переход от позитивистского понимания права "как совокупности общеобязательных правил поведения, установленных и охраняемых государством", к естественно-правовому его пониманию в качестве системы нормативных установок, опирающихся на идеи человеческой справедливости и свободы" <1>. В зависимости от правопонимания государству в тот или иной период развития были присущи различные методы регулирования отношений. Очевидно, что если основным инструментом разрешительного метода регулирования, характерного для позитивистского понимания права, является юридическая норма, то при общедозволительном методе, характерном естественно-правовому пониманию права, главным инструментом становится договор[1] .

--------------------------------

<1> Бабаев В.К. Понятие права // Общая теория права: Курс лекций. Н. Новгород, 1993. С. 111.

Имеющиеся определения договора, его регулятивные свойства разрабатывались и исследовались ранее лишь на отраслевом уровне, в основном науками гражданского и трудового права, а в науке общей теории права ему уделялось незначительное внимание. Отдельно изучался международный договор как основной источник международного права в рамках этой отрасли права. За последние десятилетия международное право в своем развитии прошло путь больший, чем за всю предшествующую историю, и стало нормативной основой управления международными отношениями. В создании и функционировании международной системы первостепенная роль принадлежит именно международно-правовым договорам. Они регулируют все более интенсивное взаимодействие государств в самых различных областях. Рост роли международных договоров ведет к расширению сферы их действия, а значит, распространению не только на сферу международных отношений, но частично и на внутригосударственные отношения. Если первоначально международно-правовые нормы, в том числе и договорные, считались частью внутренней правовой системы только в странах англосаксонской правовой семьи - США и Великобритании, то после Второй мировой войны многие государства континентальной Европы - Франция, ФРГ, Италия, Греция - признали международное право одним из источников внутреннего права. Естественно-правовые идеи, начавшие постепенно пробивать себе дорогу и в советском государстве, привели к появлению в правовой науке того времени концепции прямого действия норм международного права на территории Российского государства. Таким образом, демократические изменения, произошедшие в России, отход от позитивистского правопонимания, видевшего в праве лишь продукт государственной воли, привели к пересмотру отечественной наукой своего взгляда на место международного права в системе действующих правовых норм.

Документальное закрепление новая позиция получила еще в Декларации прав и свобод человека и гражданина 1991 г., а затем в положении ст. 32 Конституции РСФСР о том, что "общепризнанные международные нормы, относящиеся к правам человека, имеют преимущество перед законами РСФСР и непосредственно порождают права и обязанности граждан РСФСР". Однако в этих документах четко указывается конкретный круг международных норм, имеющих отношение к законодательству России.

В настоящее время согласно п. 4 ст. 15 Конституции РФ "общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы". Эта формулировка значительно отличается от вышеуказанной, так как не ограничивает круг отношений, регулируемых нормами международного права, только отношениями, связанными с правами человека. Данное существенное положение Конституции РФ переводит обсуждение проблемы действия норм международного права в правовой системе Российской Федерации в плоскость практических вопросов их применения. Международные договоры Российской Федерации действуют в различных сферах жизни российского общества, но основная сфера их действия - это права и свободы человека, их защита, система гарантий.

Конституция РФ закрепила частью правовой системы не только нормы международного права, но и их источники, упоминая "международные договоры" и "общепризнанные нормы". Доктрина общей теории права даже не всегда выделяет договор как источник права во внутреннем значении, однако в некоторой учебной литературе источники международного права включаются в число источников права государства, то есть во внутреннее законодательство государства. Неоднозначно оценивается эта позиция и в международно-правовой литературе. Можно сказать больше: данный вопрос является составляющей более глубокой проблемы о соотношении двух различных правовых систем: международной и национальной. В зависимости от того, что принимать за основу решения этой проблемы, в принципе можно ставить вопрос об источниках международного права как источниках внутригосударственного права.

Логично возникает вопрос, что является международным договором, составляющим часть правовой системы России, каким образом он оказывает регулирующее воздействие на отношения между субъектами национального права, какое место среди норм национального права занимает и что представляют собой международная и национальная правовые системы?

В отечественной юридической науке приоритетной можно назвать точку зрения, согласно которой международное и внутригосударственное право являются самостоятельными нормативными правовыми системами, находящимися в постоянном взаимодействии между собой и не имеющими примата одна над другой. Самостоятельность указанных систем определяется объектом правового регулирования, субъектным составом, способом создания правовых норм и методом принуждения. Исходя из такой позиции, можно сделать два важных вывода: внутригосударственный нормативно-правовой акт не может являться источником международного права, а международный договор или обычай не являются источниками внутригосударственного права. Однако это вовсе не означает, что нормы международного права не могут оказывать регулирующего воздействия на внутригосударственные отношения. Одна из общих тенденций мирового развития - усиление взаимозависимости государств, как следствие - развитие их сотрудничества, расширение сферы и интенсификация международных отношений. Это, в свою очередь, влечет взаимодействие и сближение правовых систем. Многие исследователи отмечают сближение национальных правовых систем, более того, их взаимопроникновение. Более высоким уровнем отношений национальных правовых систем является их международное взаимодействие, когда в одной системе придается юридическое значение нормам другой. Высшим уровнем является взаимодействие национальных и международных правовых систем. При всех отличиях они имеют общую основу, правовую природу, общие категории и принципы права.

"Одно из проявлений сближения международной и национальных правовых систем - объявление норм международного права составной частью внутригосударственной правовой системы" <2>. Предполагается, что в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ законодатель очень точно определил связь международно-правовых норм и внутреннего права, указав, что общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры РФ являются частью именно правовой системы, а не законодательства или права. Большинство авторов склоняются к тому, что "правовая система" является сложным, многоаспектным явлением, охватывающим право, законодательство и еще группу более простых явлений. Правовая система Российской Федерации представляется как комплекс всех явлений правовой действительности - не только внутригосударственных, но и связанных с международным правом. Она включает правовые нормы, действующие в стране (право РФ, а также нормы международного и иностранного права), правовую деятельность и правовые идеи, представления, теории, взгляды, доктрины.

--------------------------------

<2> Марочкин С.Ю. Действие норм международного права в правовой системе Российской Федерации. Тюмень, 1998. С. 18.

Другой распространенной позицией является примат международного права над внутренним правом. Она не отрицает определенных различий между указанными правовыми системами, но ставит международное право выше внутреннего. Исходя из этой позиции, международный договор или обычай может быть признан источником внутригосударственного права, а значит, иметь прямое непосредственное действие на территории государства, в частности Российской Федерации, распространяться на физических лиц и применяться национальными судами.

Среди всего объема международно-правовых норм в рамках данной статьи будут исследоваться именно договорные нормы как составляющие правовой системы Российской Федерации.

В отечественной и зарубежной международно-правовой доктрине отмечается значительное количество определений международного договора (например, Л. Камаровского, В. Уляницкого, Ф. Листа, Д. Филда, Ф. Бербера и др.). Наиболее полным, пожалуй, является определение, данное английским юристом Дж. Фицморисом в его первом докладе, представленном в Комиссию международного права на VIII сессии в 1956 г.: "Договор есть международное соглашение, воплощенное в единый формальный акт (независимо от его названия, титула или обозначения), заключенное между сторонами, две или все из которых являются субъектами международного права, обладающими международной правосубъектностью и правоспособностью заключения международных договоров, имеющее целью создавать права и обязанности или устанавливать отношения, регулируемые международным правом" <3>. Интересным в приведенном выше определении представляется упоминание о субъектах международного права, обладающих международной правосубъектностью и правоспособностью и ставящих своей целью создание прав и обязанностей или установление правоотношений. Пожалуй, данные признаки присущи любому договору, поэтому могут быть восприняты общей теорией права.

--------------------------------

<3> Талалаев А.Н. Юридическая природа международного договора. М., 1963. С. 107.

Что касается законодательства, то понятие международного договора дано в Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. и Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями от 21 марта 1986 г. В указанных документах под международным договором понимается "регулируемое международным правом соглашение, заключенное государствами и другими субъектами международного права в письменной форме, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном, двух или более связанных между собой документах, а также независимо от конкретного наименования". Такому пониманию соответствует и предусмотренное в ст. 2 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" определение международного договора. Закон под международным договором понимает "международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (государствами) либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного названия" <4>. В целом приведенные определения международного договора содержат положения о том, что международный договор есть соглашение или согласованное волеизъявление государств и других субъектов международного права.

--------------------------------

<4> Собрание законодательства РФ. 1995. N 29. Ст. 2757.

Уяснение понятия международного договора и его отношения к правовой системе России создает лишь исходные позиции в исследовании вопроса. Оно должно сопровождаться еще и изучением правовых основ действия норм международного права в правовой системе РФ. Спорным в юридической литературе является вопрос о правовых основаниях действия и применения норм международного права. Представляется, что он подлежит обязательному рассмотрению, так как вступление договора в силу порождает правовые последствия для государств-участников - обязанность выполнить его. На данной позиции настаивают многие авторы. С.Ю. Марочкин в своей монографии "Действие норм международного права в правовой системе Российской Федерации" приводит классификацию юридических условий использования и применения норм международного права. Эти условия он делит на обязательные и дополнительные. К обязательным условиям относятся: признание обязательности норм договора, вступление договора в силу, его опубликование, отсылочные нормы к международному праву в законодательстве РФ. Дополнительные условия имеют субсидиарное значение, например, приказы министерств и ведомств. Такие условия можно признать не только юридическими основами, но и частью системы организационных мер обеспечения выполнения договоров. Пожалуй, с такой классификацией нельзя не согласиться.

Учитывая вышесказанное, в рамках данной статьи возникает вопрос: любые ли договорные нормы международного права являются составной частью правовой системы России? Согласно Федеральному закону "О международных договорах РФ" международными договорами Российской Федерации являются договоры, заключенные от имени Российской Федерации (межгосударственные договоры), от имени Правительства (межправительственные договоры), от имени исполнительной власти (договоры межведомственного характера). Все ли эти договоры подпадают под действие ст. 15 Конституции?

Необходимо отметить, что вовсе не обязательно вступивший в международную силу и действующий как источник международного права международный договор вступает в силу и для конкретного государства. Основанием для этого является, к примеру, отсутствие выраженного согласия на обязательность договора для этого государства. В свете Венской конвенции о праве международных договоров и ст. 6 Федерального закона "О международных договорах РФ" международными договорами Российской Федерации являются те соглашения, применительно к которым Российская Федерация оформила свое участие, выразила свое согласие, то есть те, которые вступили для нее в силу. При этом способ выражения согласия не влияет на степень обязательности договора для России.

С другой стороны, если международный договор не вступил в международную силу, а Российская Федерация окончательно выразила согласие на обязательность для нее международного договора, такое соглашение также не будет являться международным договором Российской Федерации, а значит, входить в правовую систему России.

В итоге международный договор будет признан частью правовой системы России только в том случае, если он вступил в международную силу, то есть является источником международного права, и в отношении такого соглашения Российская Федерация окончательно оформила свое согласие на участие в нем. Такого же положения придерживается судебная система <5>.

--------------------------------

<5> Зарубаева Е.Ю. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры в правовой системе России: институционально-сравнительное исследование. М., 2003. С. 61.

Хотя в Конвенциях говорится лишь о договорах в письменной форме, следует иметь в виду, что международное право также допускает возможность заключения международного договора и в устной форме. Но, как вытекает из упомянутого выше Закона, российское законодательство признает международным договором Российской Федерации только такие соглашения, которые заключены в письменной форме.

Договор не может быть осуществлен внутри страны, пока он не опубликован. Конституция РФ не содержит формального требования опубликования международного договора, но косвенно указывает на это в ч. 3 ст. 15: "Законы подлежат обязательному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются..." Кроме того, в ч. 3 ст. 5 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации" упоминается: "Положения официально опубликованных международных договоров РФ, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в РФ непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров РФ принимаются соответствующие правовые акты".

Что касается использования норм международного права в конкретных ситуациях, то представляется, что для этого в национальном законодательстве абсолютно необходимы отсылочные нормы к международному праву. Использование норм международного права в нормотворческой деятельности вполне возможно и без отсылок к ним. Суть отсылок в том, что они не создают в национальном законодательстве новые материальные нормы, а лишь допускают, разрешают применение норм международного права для регламентации конкретных отношений, возникающих внутри государства. Отсылка признается одним из способов соотношения норм национального и международного права.

Рассуждая на тему международного договора в правовой системе России, нельзя не обозначить проблему его соотношения с национальными источниками права, в частности с Конституцией России и законами, а значит, определения его места в системе источников внутригосударственного права. Однако вопрос этот достаточно неоднозначный и требует отдельной проработки.

В завершение хотелось отметить, что в последнее десятилетие международный договор приобрел значительную силу не только как источник международного права, но и как регулятор внутригосударственных общественных отношений. Это связано с активным участием государств в международной жизни и стремлением развивать международные отношения на более высоком правовом уровне. Поэтому все больше стран включают в состав своей правовой системы общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры. В свою очередь, правовая система вообще и Российской Федерации в частности представляет собой сложное многоаспектное явление, состоящее из совокупности всех правовых явлений, существующих в стране, - не только внутригосударственных, но и связанных с международным правом. Национальная и международная правовые системы, являясь самостоятельными явлениями, оказывают существенное влияние друг на друга. Поэтому условно нормы международного права, в том числе и договорные, действуют на право России (статическую, системообразующую часть правовой системы), правоотношения, правовую деятельность в целом, правосознание, правовую идеологию (динамическую часть). Однако то, что нормы международного права дополняют нормативный массив правовой системы РФ, вовсе не означает, что они становятся частью права РФ или ее законодательства. В связи с этим нельзя ставить договор как источник международного права в один ряд с законом - одним из источников внутригосударственного права. А построение иерархичности норм внутригосударственного права, учитывая регулятивное воздействие международных договоров, является отдельной и достаточно сложной проблемой в исследовании.


В доктрине международного права выделяют следующие стадии заключения международных договоров: выработка текста и установление его аутентичности; принятие текста договора; выражение согласия на обязательность договора. Представляется целесообразным рассмотреть каждую стадию в отдельности.

1. Разработка текста договора уполномоченными на то лицами. Выступать от имени государства при разработке текста договора и на всех последующих стадиях управомочено только то лицо, которое наделено для этого необходимыми полномочиями. Полномочия - это документ, исходящий от компетентного государственного органа, посредством которого одно или несколько лиц назначаются представлять данное государство в целях ведения переговоров, принятия договора или установления его аутентичности, выражения согласия на обязательность договора или совершения иного акта, относящегося к договору. Главы государств, главы правительств, министры иностранных дел (по всем актам, относящимся к заключению договора); главы дипломатических представительств (для принятия текста договора между их государством и государством, при котором они аккредитованы); представители государств на международных конференциях или в международных организациях (для принятия текста договора на конференции или в организации) считаются представляющими свое государство без полномочий ex officio.

При заключении двусторонних договоров стороны обмениваются своими полномочиями, если договор многосторонний - сдают их в оргкомитет конференции либо в соответствующий орган международной организации.

Разработка текста договора может происходить на переговорах, на специально созываемых международных конференциях, в рамках международных организаций. Двусторонние договоры разрабатываются в основном на переговорах соответствующих государств. После того как текст договора согласован, необходимо установить его аутентичность, что означает, что текст договора окончателен и изменениям не подлежит. Аутентичность текста договора означает, что данный текст является подлинным и достоверным. В соответствии со ст. 10 Венской конвенции 1969 г. аутентичность может устанавливаться путем подписания, подписания ad referendum или парафирования самого текста договора либо заключительного акта конференции, содержащего этот текст. При этом необходимо иметь в виду, что сами договаривающиеся государства устанавливают, каким образом они будут определять аутентичность текста.

Подписание ad referendum (условное подписание) означает, что такое подписание нуждается в последующем подтверждении соответствующим государством или соответствующей международной организацией.

Под парафированием понимается, как правило, постраничное подписание текста договора инициалами представителей государств или международных организаций, причем после парафирования вносить в текст какие-либо поправки воспрещено, иначе данная процедура утратила бы свой смысл. Парафирование отличается от подписания и по техническим условиям: уполномоченные лица ставят свои инициалы в углу каждой страницы, но они не имеют права расписываться там, где должна стоять подпись за правительство или за государство.

Вообще, согласно Венской конвенции 1969 г., парафирование может быть и способом выражения согласия на обязательность договора, если об этом условятся стороны договора, хотя на практике такой способ применяется крайне редко.

2. Принятие текста договора. Текст договора может приниматься либо голосованием (единогласно, простым большинством, большинством в две трети голосов или иным большинством по соглашению сторон), либо консенсусом (без голосования, при отсутствии возражений участников переговоров. Если поступает хотя бы одно возражение, текст договора не может быть принят до тех пор, пока не будет изменено соответствующее положение договора или возражение не будет снято). Если договор разрабатывается в рамках международной организации, текст может приниматься путем голосования за резолюцию об одобрении договора. Текст договора, разрабатываемый на конференции, может приниматься также путем включения его в заключительный акт конференции, совещания.

3. Согласие на обязательность договора. С выражением согласия на обязательность договора связано вступление договора в силу. До тех пор, пока государство не выразит свое согласие на обязательность для него договора в целом или его части, оно не будет связано его положениями.

В доктрине международного права чаще всего указывают шесть наиболее употребляемых способов выражения согласия на обязательность договора, однако этот перечень не является исчерпывающим, т.е. возможны и другие способы, о которых стороны могут договориться.

Наиболее распространенным способом выражения согласия является подписание. Следует различать подписание как способ выражения согласия на обязательность договора и подписание под условием последующей ратификации, принятия, утверждения или одобрения.

Если в первом случае подписание договора его участниками влечет за собой его вступление в силу, то во втором случае вступление в силу наступает только при выполнении условия ратификации, принятия, утверждения или одобрения.

Необходимо отличать подписание под условием ратификации от упомянутого выше парафирования. Под последним принято понимать установление аутентичности текста, окончательное согласование текста международного соглашения, т.е. согласие с текстом не идентично с юридической точки зрения согласию на обязательность договора.

Как правило, подписание как способ выражения согласия на обязательность договора влечет за собой вступление его в силу. В этом случае в тексте договора прямо указывается, что он вступает в силу со дня подписания. Часто, однако, бывает так, что в тексте договора отсутствуют положения о его вступлении в силу. Исходя из сложившегося в международной практике правила, следует считать, что такие договоры вступают в силу со дня подписания.

В российской практике значительное большинство договоров заключается именно путем подписания. Это связано с тем, что по Конституции Президент и Правительство наделены достаточно широкой собственной компетенцией, в рамках которой они могут принимать решения, влекущие за собой обязательность договора для государства.

Двусторонние договоры подписываются, как правило, представителями обоих договаривающихся государств в одном месте и одновременно, однако на практике встречались и случаи подписания договора (главами двух государств или их правительств) в каждой из столиц и даже не в один день.

При подписании двусторонних договоров должно соблюдаться правило альтерната (т.е. очередности). В экземпляре договора, предназначенном для данного государства, его название в заголовке, преамбуле и по всему тексту помещается на первом месте, подписи уполномоченных ставятся слева (в арабском тексте - справа). Печать также ставится слева.

Многосторонний договор может подписываться в одном месте одновременно всеми государствами, которые участвовали в переговорах, но может быть открыт для подписания в течение определенного срока и в нескольких местах. Если многосторонний договор составлен в нескольких экземплярах и каждый имеет своего депозитария, для участия в договоре достаточно подписи под любым из них. Как правило, при подписании многостороннего договора подписи ставятся в порядке того алфавита, который выбран участниками договора.

В соответствии со статьями 18 Венских конвенций 1969 и 1986 гг. государства или международные организации, подписавшие договор под условием ратификации, принятия или утверждения, обязаны воздерживаться от действий, которые лишили бы договор объекта и цели. От указанных действий государства или международные организации обязаны воздерживаться в отношении как к не вступившему в силу договору, так и к действующему до того времени, пока они ясно не выразят своего намерения не становиться участниками такого договора.

Одним из используемых способов выражения согласия на обязательность договора является обмен документами в форме нот или писем. Обмен нотами осуществляется по линии Министерства иностранных дел РФ: с посольством соответствующего государства в Москве либо посольством России с внешнеполитическим ведомством страны пребывания. Также возможно и направление ноты МИДа непосредственно внешнеполитическому ведомству другого государства.

Как правило, используется так называемая вербальная нота, т.е. нота, которая составляется от третьего лица, но не подписывается, хотя на ней проставляют печать министерства и дату отправления. В некоторых случаях используется личная нота, которая составляется от первого лица и адресуется уже не министерству или посольству, а конкретному должностному лицу. Она подписывается лицом, от имени которого направляется (обычно министром иностранных дел или его заместителем). На ней ставится дата, но не проставляется печать.

Обменное письмо отличается от личной ноты тем, что обмен письмами осуществляется не по линии МИДа, а другими ведомствами. Обычно обменное письмо составляется от имени руководителя ведомства или его заместителя и по форме напоминает личную ноту.

В основном путем обмена нотами или письмами заключаются двусторонние договоры технического характера (о безвизовых поездках отдельных категорий граждан, об условиях аренды зданий для нужд посольства и т.д.). Но в практике встречаются и случаи обмена документами, образующими договор, с большим числом участников.

По форме обменные ноты или письма могут быть следующих видов:

1) ноты (или письма), идентичные по содержанию;

2) ноты (или письма), представляющие собой предложение заключить договор (с изложением его условий) и ответ на это предложение с выражением согласия.

Идентичными по содержанию документами принято обмениваться путем личного вручения в один и тот же день. В тексте нот или писем, как правило, подтверждается достижение договоренности между двумя государствами (или их правительствами, или ведомствами) по данному вопросу, и излагаются условия такой договоренности. Каждая сторона составляет ноту или письмо на своем языке, но при этом прилагается неофициальный перевод на язык другой стороны. Тексты должны совпадать полностью.

Обмен документами в форме предложения и ответа на него происходит следующим образом: в подобного рода ноте или письме предлагается от имени своего государства (его правительства или ведомства) придти к договоренности по данному вопросу и также излагаются ее условия. В заключительной части принято говорить, что в случае согласия другого государства (правительства, ведомства) с изложенным в ноте данная нота и ответ на нее составят договоренность между двумя государствами (правительствами, ведомствами), вступающую в силу с даты ответной ноты.

Ратификация международного договора является окончательным его утверждением высшим органом государства, хотя это может быть обусловлено согласием парламента. Ратификация происходит в различных сторонах в различном порядке, но этот порядок обязательно регламентируется конституциями.

Так, Конституцией США предусмотрено, что международные договоры заключаются Президентом при условии их одобрения двумя третями присутствующих сенаторов (разд. 2 ст. II). Сходное регулирование содержится в Конституции Италии, согласно которой ратификация осуществляется Президентом при условии уполномочия его на это палатами Парламента (ст. 80 и 87). Во Франции в соответствии с Конституцией "Президент... ведет переговоры о заключении договоров и ратифицирует их" (ст. 50). На практике же в принципе порядок ратификации идентичен американскому, но с той разницей, что от имени президента договоры подписывают премьер-министр или министр иностранных дел, которые затем передают договор на рассмотрение парламента. В других государствах ведущая роль в процессе ратификации принадлежит парламенту (ФРГ, Венгрия и др.).

В России, в соответствии с Федеральным законом "О международных договорах Российской Федерации", ратификация осуществляется Федеральным Собранием Российской Федерации.

Чаще всего необходимость ратификации для того или иного международного договора предусматривается в самом его тексте. Если в одном государстве договор подлежит ратификации, а в другом используются иные процедуры, в заключительных положениях предусматривается вступление договора в силу со дня последнего уведомления о завершении (или выполнении) внутригосударственных процедур, необходимых для его вступления в силу. В соответствии со ст. 14 Венской конвенции 1969 г. договор может подлежать ратификации не только в тех случаях, когда она прямо предусмотрена договором. В частности, может быть иным образом установлено, что участники договора условились о необходимости ратификации; представитель государства может подписать договор под условием ратификации; намерение государства подписать договор под условием ратификации вытекает из полномочий его представителя или было выражено во время переговоров.

Подписание необязательно предшествует ратификации договора, возможно ратифицировать договор без его подписания, если подобная возможность указана в тексте договора.

К ратификации, в соответствии с Венской конвенцией 1986 г., приравнивается акт официального подтверждения, который осуществляется международной организацией в целях выражения согласия на обязательность договора.

В Российской Федерации согласно ст. 15 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации" существует перечень международных договоров, подлежащих обязательной ратификации. К таким договорам относятся:

1) договоры по вопросам прав и свобод человека и гражданина;

2) договоры по вопросам территориального разграничения, включая договоры о прохождении государственной границы Российской Федерации, а также о разграничении исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации;

3) договоры, затрагивающие основы межгосударственных отношений, обороноспособности, разоружения и контроля над вооружениями, обеспечения мира и безопасности, мирные договоры и договоры о коллективной безопасности;

4) договоры об участии в международных объединениях, если предусматривается передача им осуществления части полномочий РФ или юридическая обязательность решений их органов для РФ.

Помимо указанных случаев некоторые федеральные законы устанавливают свои виды международных договоров, подлежащих обязательной ратификации. Так, согласно Федеральному закону от 19 июля 1998 г. N 114-ФЗ "О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами" ратификации подлежат международные договоры Российской Федерации в области военно-технического сотрудничества. В соответствии с Федеральным законом от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ "О техническом регулировании" (с изм. и доп. от 9 мая 2005 г.) ратификации подлежат международные договоры, которыми принимаются технические регламенты.

Утверждение договора как способ выражения согласия на обязательность договора означает одобрение его правительством или высшим законодательным органом. Утверждение договора применительно к двусторонним договорам предусматривается в тексте самого договора, и ему обязательно предшествует подписание.

Для того чтобы государство само смогло выбрать способ выражения согласия, в многосторонних договорах утверждение обычно предусматривается как один из возможных способов выражения согласия на обязательность договора наряду с другими способами (ратификацией, принятием, одобрением, присоединением).

Об утверждении договора сообщается нотой или письмом (при двустороннем договоре нота или письмо направляются контрагенту, при многостороннем - депозитарию).

Принятие договора как способ выражения согласия на обязательность договора следует отличать от принятия текста договора. Во-первых, принятие договора обычно употребляется при заключении многосторонних договоров. На практике принятие договора применяется, если это предусмотрено в самом договоре, при этом принятие в форме федерального закона по своим правовым последствиям аналогично ратификации.

Присоединение как способ выражения согласия на обязательность договора применяется для того, чтобы дать возможность стать участником договора государству, не участвовавшему в переговорах и не являющемуся участником договора с самого начала. Присоединение не используется как способ выражения согласия на обязательность для государств, заключающих двусторонний договор, в силу специфики двусторонних договоров. В принципе, если в тексте договора возможность присоединения предусмотрена, то он автоматически становится многосторонним.

В договоре должны быть оговорены условия присоединения. В литературе выделяются следующие виды международных договоров: открытый (присоединиться может любое государство, причем часто употребляется формула "любое государство, разделяющее объект и цели договора"), полузакрытый (присоединиться может любое государство, но при условии получения согласия всех участников) и закрытый (участвовать могут лишь государства, отвечающие определенным критериям).

Специально указанное в международном договоре или определенное учредительными документами международной организации лицо, хранящее подлинник международного договора, называется депозитарием международного договора.

В соответствии со ст. 76 Венской конвенции 1969 г. и ст. 77 Венской конвенции 1986 г. в качестве депозитария могут быть назначены одно или несколько государств, международная организация или главное исполнительное должностное лицо такой организации. Например, депозитарием Венских конвенций 1969 и 1986 гг. является Генеральный секретарь ООН.

В соответствии со ст. 77 Венской конвенции 1969 г. и ст. 78 Венской конвенции 1986 г. в функции депозитария входят: хранение таких документов, как полномочия, ратификационные грамоты, документы о присоединении; подготовка заверенных копий с подлинника договора для рассылки их участникам, а также государствам и международным организациям, имеющим право стать участниками договора; информирование о документах, уведомлениях и сообщениях, относящихся к договору; изучение вопроса о том, находятся ли подписи, документы, уведомления и сообщения, относящиеся к договору, в полном порядке и надлежащей форме; сообщение государствам или международным организациям, имеющим право стать участниками договора, о том, когда было получено необходимое для вступления договора в силу число подписей, ратификационных грамот или документов, касающихся акта официального подтверждения, или документов о принятии, утверждении или присоединении; информация участников договора об оговорках, возражениях против них и о снятии оговорок; регистрация договора в Секретариате ООН, причем следует отметить, что все функции депозитария являются по своему характеру международными, и при их выполнении он должен действовать беспристрастно.

Сдача ратификационных грамот на хранение определенному сторонами депозитарию применяется при заключении многосторонних договоров. Каждое договаривающееся государство сдает грамоты правительству государства-депозитария или международной организации, избранной в качестве депозитария. Если у многостороннего договора несколько депозитариев, ратификационные грамоты могут сдаваться каждому из них, но это не обязательно.

О сдаче ратификационной грамоты на хранение депозитарию должен быть оформлен соответствующим образом и подписан протокол. Государство, сдавшее грамоту на хранение, получает заверенную копию протокола. Остальным участникам договора депозитарий сообщает о сдаче грамоты на хранение. Это уведомление предполагает вступление договора в силу для данного государства.

Если депозитарием договора является международная организация, сдачу грамоты на хранение осуществляет представитель государства при этой организации. Например, при сдаче грамоты в Секретариат ООН все вопросы, связанные с этим действием, решаются на уровне соответствующего органа исполнительной власти государства.

Международный договор по общему правилу подлежит регистрации и опубликованию. До Второй мировой войны регистрацией договоров занимался Секретариат Лиги Наций. С образованием Организации Объединенных Наций государства, являющиеся ее членами, обязаны в соответствии со ст. 102 Устава регистрировать свои договоры в Секретариате ООН. Если договор не зарегистрирован, то государства не могут ссылаться на него ни в одном из органов ООН. В свою очередь, Секретариат ООН при первой возможности публикует зарегистрированные договоры в специальной серии сборников.

Кроме Секретариата ООН регистрацией договоров занимаются и другие международные организации, например ИКАО, МАГАТЭ, МОТ. Даже если договор зарегистрирован в международной организации, он подлежит, как следует из Венских конвенций, обязательной регистрации в Секретариате ООН.

Многими государствами предусматривается порядок публикации договоров, заключенных с их участием. Внутригосударственная публикация именуется промульгацией.

На стадии выражения согласия на обязательность договора государство в одностороннем порядке может сделать оговорку, под которой понимается заявление государства, сделанное при подписании, ратификации, утверждении, принятии договора, присоединении к нему, посредством которого оно желает исключить или изменить юридическое действие определенных положений договора в их применении к данному государству.

Юридические последствия оговорки следующие: она изменяет положения договора в отношениях между сделавшими ее государствами и другими участниками договора. Однако следует помнить о том, что оговорка не изменяет положений договора для остальных участников в отношениях между ними. Возражение против оговорки препятствует вступлению договора в силу между этими государствами, если об этом заявит возражающее государство.

В доктрине приводятся следующие ограничения права государств на оговорки. Они не могут быть сделаны в случае, когда:

1) данная оговорка запрещена договором;

2) оговорка не входит в число допустимых по договору;

3) оговорка несовместима с объектом и целями договора. Если договор не предусматривает иное, оговорка может быть снята сделавшим ее государством в любое время.

Возражение другого договаривающегося государства против оговорки не препятствует вступлению договора в силу между государством, возражающим против оговорки, и государством, сформулировавшим оговорку, если возражающее против оговорки государство определенно не заявит о противоположном намерении.

Акт, выражающий согласие государства на обязательность для него договора и содержащий оговорку, приобретает силу, как только по крайней мере одно из других договаривающихся государств примет эту оговорку.

Оговорка считается принятой государством, если оно не выскажет возражений против нее до конца 12-месячного периода после того, как оно было уведомлено о такой оговорке, или до той даты, когда оно выразило свое согласие на обязательность для него договора, в зависимости от того, какая из этих дат является более поздней.

Статья 21 Венской конвенции 1969 г. устанавливает следующие юридические последствия оговорок и возражений против оговорок:

1) изменяет для сделавшего оговорку государства в его отношениях с этим другим участником положения договора, к которым относится оговорка, в пределах сферы действия оговорки;

2) изменяет в той же мере указанные положения для этого другого участника в его отношениях со сделавшим оговорку государством.

Однако оговорка не изменяет положений договора для других участников в их отношениях между собой. В случае, если государство, возражающее против оговорки, не возражало против вступления в силу договора между собой и сделавшим оговорку государством, то положения, к которым относится оговорка, не применяются между этими двумя государствами в пределах сферы действия такой оговорки.

Процедура, касающаяся оговорок, установлена в ст. 23 Венской конвенции 1969 г. следующим образом:

1) оговорка, определенно выраженное согласие с оговоркой и возражение против оговорки должны быть сделаны в письменной форме и доведены до сведения договаривающихся государств и других государств, имеющих право стать участниками договора;

2) если оговорка сделана при подписании договора, подлежащего ратификации, принятию или утверждению, она должна быть официально подтверждена сделавшим оговорку государством при выражении им своего согласия на обязательность для него этого договора. В этом случае оговорка считается сделанной в день ее подтверждения;

3) определенно выраженное согласие с оговоркой или возражение против оговорки, высказанное до ее подтверждения, сами по себе не требуют подтверждения;

4) снятие оговорки или возражение против оговорки должно осуществляться в письменной форме.

Статья 22 Венской конвенции 1969 г. устанавливает право государств на снятие оговорки: если договор не предусматривает иное, оговорка может быть снята в любое время, и для ее снятия не требуется согласия государства, принявшего оговорку. Если договор не предусматривает иное, возражение против оговорки может быть снято в любое время. Снятие оговорки по общему правилу вступает в силу в отношении другого договаривающегося государства только после получения этим последним уведомления об этом, в то время как снятие возражения против оговорки вступает в силу только после получения государством, сформулировавшим оговорку, уведомления об этом.


НОРМЫ О ВСТУПЛЕНИИ В СИЛУ МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ

В.Я. СУВОРОВА

Суворова В.Я., доцент кафедры иностранного государственного и международного права Уральской государственной юридической академии, кандидат юридических наук.

Вступление в силу договора - это момент обретения им юридической силы. Международный договор становится нормативно-правовым актом, юридически обязательным для всех субъектов, к которым обращены его нормы. В этой связи хотелось бы подчеркнуть важность договорных норм, определяющих условия, порядок и дату вступления договора в силу. Поскольку нормы международных договоров все чаще адресованы не только государствам, но и непосредственно участникам внутригосударственных отношений - государственным органам, физическим и юридическим лицам, этот вопрос приобретает особую значимость. Перед этими субъектами, а не только перед государствами - сторонами договора, может возникнуть вопрос, с какого момента они могут воспользоваться правами, предусмотренными договором, или должны исполнять те обязанности, которые на них договором возложены (например, по уплате или взиманию налогов и сборов в соответствии с правилами, предусмотренными договором, предъявлению соответствующих документов при въезде на территорию государства, применению норм международного права при разрешении дела судом и т.д.). Такой вопрос может возникнуть и у депозитария данного договора, поскольку именно он сообщает сторонам договора о его вступлении в силу (в том числе по их запросу).

Анализ содержания соответствующих положений ряда заключенных государствами - участниками СНГ двусторонних и многосторонних договоров и практики их претворения в жизнь приводит к выводу, что не исключено возникновение определенных проблем практического плана.

1. Трудность определения даты вступления договора в силу

Она возникает, если договор не содержит четких и определенных положений на сей счет. Так, некоторые международные договоры предусматривают, что они вступают в силу со дня их подписания, а для государств, законодательство которых требует выполнения внутригосударственных процедур, необходимых для их вступления в силу, - со дня сдачи соответствующих документов депозитарию. О необходимости выполнения таких процедур государства в течение трех месяцев с момента подписания соответствующего договора извещают депозитария <1>.

--------------------------------

<1> См.: ст. 12 Соглашения об обмене информацией в сфере образования государств - участников Содружества Независимых Государств от 31 мая 2001 года // БМД. 2002. N 3; ст. 28 Соглашения о мерах по предупреждению и пресечению использования ложных товарных знаков и географических указаний от 4 июня 1999 года // БМД. 2002 N 3; Соглашение о взаимном зачете в общий трудовой стаж и выслугу лет службы в органах и учреждениях прокуратуры в государствах - участниках Содружества Независимых Государств от 25 ноября 1998 года // Справочно-правовая система (СПС) и др.

Казалось бы, приведенное договорное положение следует понимать так: если в течение трех месяцев нет уведомления о необходимости осуществления процедур, то напрашивается вывод, что в таких процедурах нет необходимости и договоры надо считать вступившими в силу со дня подписания для государств, чьи уведомления отсутствуют. Уведомления о необходимости осуществления процедур, представленные после трехмесячного срока, не должны менять их статус договора. Однако на практике это не всегда так <2>.

--------------------------------

<2> См.: Справка о ратификации документов и выполнении внутригосударственных процедур по документам, принятым Советом глав государств, Советом глав правительств и Экономическим советом Содружества Независимых Государств (по состоянию на 1 января 2006 года) // СПС. Эта информация используется в дальнейшем при характеристике статуса международных договоров.

Например, Соглашение о взаимном зачете в общий трудовой стаж и выслугу лет службы в органах и учреждениях прокуратуры в государствах - участниках Содружества Независимых Государств от 25 ноября 1998 года вступило в силу для Российской Федерации со дня подписания, хотя уведомление об осуществлении необходимых для вступления его в силу процедур депонировано 16 апреля 2001 года. Соглашение о сотрудничестве в борьбе с преступлениями в сфере экономики от 12 апреля 1996 года <3> также вступило в силу для Российской Федерации со дня подписания, а уведомление, подтверждающее осуществление процедур, сдано 28 февраля 2003 года.

--------------------------------

<3> БМД. 1996. N 10.

Примеры иного определения даты вступления договора в силу: 29 марта 2001 года Республика Беларусь депонировала уведомление о необходимости выполнения внутригосударственных процедур для вступления в силу Соглашения о мерах по предупреждению и пресечению использования ложных товарных знаков и географических указаний от 4 июня 1999 года, то есть нарушив договорное положение о трехмесячном сроке. Уведомление об осуществленных процедурах депонировано 29 июня 2004 года. Соглашение в отношении Республики Беларусь вступило в силу 29 июня 2004 года.

Киргизская Республика представила уведомление о необходимости ратификации Конвенции о передаче лиц, страдающих психическими расстройствами, для проведения принудительного лечения от 28 марта 1997 года не в трехмесячный срок, как того требует ст. 13 Конвенции, а 28 ноября 2002 года (то есть с просрочкой более чем в пять лет). Конвенция для нее вступила в силу 4 августа 2003 года - в день сдачи уведомления об осуществленных процедурах.

Приведенные примеры подтверждают, что период ожидания уведомлений о необходимости осуществления процедур нередко затягивается на несколько лет, и, следовательно, статус договора не ясен в отношении тех государств, которые такие уведомления в срок не представили.

Проблема выяснения статуса договора осложняется, когда обязанность уведомить о необходимости осуществления процедур вообще на государства не возлагается. Например, Соглашением о взаимном признании лицензий на осуществление строительной деятельности, выдаваемых лицензионными органами государств - участников Содружества Независимых Государств, от 27 марта 1997 года <4> предусматривается, что оно "вступает в силу со дня его подписания, а для государств, законодательство которых требует выполнения внутригосударственных процедур, необходимых для его вступления в силу, - со дня сдачи соответствующих документов депозитарию" (ст. 9).

--------------------------------

<4> Российская газета. 1997. 12 мая. Аналогичные положения предусмотрены в Соглашениях об информационном сотрудничестве в области экологии и охраны окружающей природной среды от 11 сентября 1998 года (ст. 10) // БМД. 2003. N 7; о создании системы межбиблиотечного абонемента государств - участников СНГ от 13 января 1999 года (ст. 11) // БМД. 2004. N 3 и др.

Приведенное положение ст. 9 Соглашения дает основание предполагать, что вопрос о том, для каких государств Соглашение вступило в силу, а для каких - нет, может возникнуть в любой момент после его подписания. Из Соглашения следует, что его надо решать на основе изучения законодательства. Если законодательство такую необходимость не предусматривает, то Соглашение можно считать вступившим в силу для данного государства со дня подписания, даже если это государство решило осуществить такие процедуры. Проделав такую аналитическую работу и придя к выводу, что Соглашение является для данного государства обязательным, субъекты, которым адресованы нормы этого Соглашения, обязаны им руководствоваться. Например, в соответствии со ст. 2 Соглашения лицензиары сторон (государственные органы, уполномоченные вести лицензирование строительной деятельности) обязаны взаимно признавать выданные ими лицензии на отдельные виды строительной деятельности, по которым у них порядок выдачи лицензий эквивалентен, путем оформления и выдачи лицензиату соответствующей национальной лицензии. Лицензиаты - юридические или физические лица (индивидуальные предприниматели), имеющее лицензию на осуществление отдельного вида строительной деятельности, вправе ссылаться на Соглашение при обращении с просьбой о признании их лицензий. Основой для такой оценки статуса Соглашения в отношении Российской Федерации является законодательство Российской Федерации.

В законодательстве Российской Федерации нет норм о необходимости ратификации или утверждения (принятия) договоров, посвященных строительной деятельности.

Федеральный закон от 15 июля 1995 года "О международных договорах Российской Федерации" <5> (далее - Закон) не содержит перечень договоров, подлежащих утверждению, как, например, перечень договоров, подлежащих ратификации (ст. 15). Статья 20 "Утверждение, принятие международных договоров" устанавливает, какие органы и в каком порядке утверждают международные договоры. Пункт 1 ст. 20 Закона посвящен договорам, которые предусматривают, что они подлежат утверждению, то есть с ним (утверждением) связывается вступление данного договора в силу. Судя по содержанию пункта, это может быть любой договор, в том числе договор, который в соответствии со ст. 15 Закона должен подлежать ратификации (п. 1, "а"). Если договор должен подлежать ратификации, то включение в него положений об утверждении не согласуется с положениями Закона (п. 1 ст. 15).

--------------------------------

<5> СЗ РФ. 1995. N 29. Ст. 2757.

Таким образом, по большому счету договор, не предусматривающий утверждение (принятие), не должен подлежать обязательному утверждению в Российской Федерации. Осуществление процедуры утверждения таких договоров Российской Федерацией является ее инициативой, находящейся за пределами требования законодательства. Следовательно, Соглашение о взаимном признании лицензий на осуществление строительной деятельности, выдаваемых лицензионными органами государств - участников Содружества Независимых Государств, от 27 марта 1997 г. можно считать вступившим в силу для Российской Федерации со дня подписания, несмотря на то что 31 декабря 2004 года (более чем через семь лет после подписания!) Российская Федерация уведомила депозитария о том, что необходимые внутригосударственные процедуры выполняются.

Законодательство РФ не требует обязательной ратификации или утверждения договоров, посвященных сотрудничеству в сфере межбиблиотечного обслуживания. Тем не менее Соглашение о создании системы межбиблиотечного абонемента государств - участников СНГ от 13 января 1999 года вступило в силу для РФ не со дня его подписания, а с даты сдачи депозитарию документа, подтверждающего осуществление внутригосударственных процедур, - 16 октября 2003 года <6>.

--------------------------------

<6> Таким же образом вступило в силу для Российской Федерации Соглашение об информационном сотрудничестве в области экологии и охраны окружающей природной среды от 11 сентября 1998 года - 17 марта 2003 года.

Пример иного, соответствующего договорным положениям решения вопроса - Соглашение о правовом режиме информационных ресурсов пограничных войск государств - участников Содружества Независимых Государств от 25 ноября 1998 года. Оно вступило в силу для Российской Федерации со дня подписания, хотя уведомление о выполнении процедур сдано 12 февраля 2001 года <7>. Следует заметить, что вступление данного Соглашения в силу со дня подписания означает, что законодательство не предусматривает осуществления соответствующих процедур в качестве необходимых для вступления его в силу.

--------------------------------

<7> БМД. 2001. N 7. Опубликование последовало не за вступлением в силу (как того требует Закон), а за депонированием уведомления об осуществленных процедурах. Это наводит на мысль, что Российская Федерация не считала Соглашение вступившим в силу со дня подписания.

2. Возможность вступления договора в силу

только для одного государства

Вступление в силу многостороннего договора для различных государств в разные сроки - практика обычная и распространенная. Однако договор должен вступать в силу как минимум для двух государств.

Сомнения в "нормальности" положения возникают, когда договор допускает возможность вступления его в силу только для одного государства - после выполнения им необходимых для вступления договора в силу процедур.

Подписание договора двумя или несколькими государствами свидетельствует о взаимообусловленности волеизъявления его сторон относительно правил поведения, в нем содержащихся. Что касается придания юридической силы этим правилам поведения, то такая взаимообусловленность также необходима. Следовательно, договор, вступивший в силу только для одного государства, - это, если можно так выразиться, не вполне договор (нормативно-правовой акт). Применение такого договора весьма проблематично.

Так, в ст. 12 Соглашения по вопросам, связанным с восстановлением прав депортированных лиц, национальных меньшинств и народов, от 9 октября 1992 года <8> говорится, что оно вступает в силу с момента его ратификации или утверждения. Ясно, что такие процедуры двух или нескольких государств могут не совпасть по времени. С 9 декабря 1992 года по 26 июня 1993 года Узбекистан был единственной страной, в отношении которой договор вступил в силу.

--------------------------------

<8> СПС. Российская Федерация не является участником Соглашения.

Соглашение о принципах таможенной политики от 13 марта 1992 года <9> вступает в силу в отношении каждой из сторон через один месяц с даты сдачи ею депозитарию уведомления о выполнении всех формальностей, необходимых для его вступления в силу (ст. 12). Республика Беларусь первая выполнила необходимые формальности и сдала об этом уведомление. С 5 марта 1993 года по 17 августа 1996 года (более трех лет!) Республика Беларусь была единственным государством - участником Соглашения.

--------------------------------

<9> Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. Содружество. 1992. N 3. Российская Федерация в Соглашении не участвует.

Практика использования ссылки на законодательство о необходимости осуществления процедур, особенно без указания каких-либо сроков извещения о такой необходимости (или ее отсутствии), нуждается в изменении. Если законодательством такая необходимость предусмотрена, то уведомление об этом может быть сделано в момент подписания договора, поскольку разработчикам договора это должно быть известно. В таком случае уже после подписания было бы ясно, для каких государств договор на данный момент является действующим, а для каких - нет. В случае использования определенного срока для уведомлений о необходимости осуществления внутригосударственных процедур (для более тщательного и глубокого изучения законодательства, решения других вопросов) в договоре можно также предусмотреть, что при отсутствии сообщения о такой необходимости в течение этого срока договор для данного государства вступает в силу со дня подписания. Вполне приемлемой могла бы быть формулировка, позволяющая государству осуществлять соответствующие процедуры, если оно сочтет это необходимым (то есть когда законодательство предусматривает такую необходимость и когда не предусматривает, но по этому поводу принято отдельное решение компетентного органа).

Договорные положения могли бы быть сформулированы, например, так: Соглашение вступает в силу, когда по крайней мере два подписавших его государства уведомят депозитария о своем согласии быть связанными положениями настоящего Соглашения. Для государства, уведомившего о таком согласии после вступления Соглашения в силу, - со дня получения уведомления депозитарием.

Такого рода договорные положения могли бы несколько упростить задачу выяснения момента вступления договора в силу, хотя бы потому, что отпадает необходимость изучения законодательства соответствующего государства.

3. Проблема добросовестного исполнения правовых норм

о вступлении договора в силу

Венская конвенция о праве международных договоров 1969 года предусматривает общее правило вступления в силу международных договоров: "Договор вступает в силу в порядке и в дату, предусмотренные в самом договоре или согласованные между участвовавшими в переговорах государствами" (п. 1 ст. 24). В соответствии с п. 1 ст. 24 Закона международные договоры вступают в силу для Российской Федерации в порядке и сроки, предусмотренные в договоре или согласованные между договаривающимися сторонами (то есть между государствами, выразившими согласие на обязательность договора).

Положения договора, регулирующие порядок и дату вступления договора в силу, применяются с момента принятия текста договора (п. 4 ст. 24 Венской конвенции о праве международных договоров). Государства должны им так же добросовестно следовать, как и другим нормам соответствующего договора.

Поскольку начало действия и применения договора определяется по моменту вступления его в силу, выяснение, действительно ли договор вступил в силу и соответствовало ли его вступление в силу тем требованиям, которые предусмотрены договором, необходимо.

К сожалению, практика применения международных договоров в Российской Федерации не всегда подтверждает такой подход. С.Ю. Марочкин справедливо замечает по этому поводу: "Можно считать обычной ситуацию, что суды всех видов не устанавливают (во всяком случае, не отмечают в решениях по делам) наличие юридических условий возможности применения конкретного договора. Одним из них является факт признания обязательности для РФ используемого договора" <10>. Суды принимают на веру официальные сообщения о дате вступления договора в силу, которые опубликовываются в соответствии со ст. 24 Закона одновременно с опубликованием договора РФ.

--------------------------------

<10> Марочкин С.Ю. К 10-летию Конституции Российской Федерации: проблемы реализации принципа о нормах международного права как составной части правовой системы России // Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры в практике конституционного правосудия. Материалы Всероссийского совещания (Москва, 24 декабря 2002 года). М., 2004. С. 52.

Например, Соглашениями РФ о принципах взимания косвенных налогов во взаимной торговле с Кыргызской Республикой от 10 октября 2000 года <11> и Арменией от 20 октября 2000 года <12> предусматривается, что они вступают в силу с 1 января года, следующего за годом выполнения сторонами необходимых внутригосударственных процедур. Обязательства обменяться уведомлениями о выполнении таких процедур на государства не возложено. При опубликовании указана дата вступления в силу этих Соглашений - 1 января 2001 года.

--------------------------------

<11> СЗ РФ. 2001. N 27. Ст. 2700.

<12> СЗ РФ. 2001. N 27. Ст. 2701.

Соглашения ратифицированы Российской Федерацией 27 декабря 2000 года. Законы об их ратификации были опубликованы в "Российской газете" 30 декабря 2000 года (в "Собрании законодательства" - 1 января 2001 года). Они (Законы о ратификации) вступили в силу по общему правилу вступления в силу федеральных законов РФ - по истечении 10 дней после опубликования, поскольку какой-либо иной срок вступления в силу законами не предусматривался. Следовательно, оконченной процедуру ратификации можно считать только после вступления Законов о ратификации в силу, то есть уже в 2001 году, а датой вступления Соглашений в силу - 1 января 2002 года. В судах такие доводы были отвергнуты. Так, 15 октября 2001 года Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа вынес Постановление по кассационной жалобе государственного унитарного предприятия (ДГУП) "РОСТЭК-УРАЛ" на решение и постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Тюменской области по делу о признании недействительным требования Тюменской таможни уплаты налога на добавленную стоимость, заявленного в соответствии с положениями Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Кыргызской Республики от 10 октября 2000 года. В Постановлении говорится, что доводы заявителя кассационной жалобы о вступлении в силу Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Кыргызской Республики от 10 октября 2000 года с 1 января 2002 года кассационной коллегией признаются несостоятельными <13>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Статья С.Ю. Марочкина, А.В. Лесина "Еще раз к вопросу о том, подлежат ли применению неопубликованные международные договоры" включена в информационный банк согласно публикации - "Арбитражный и гражданский процесс", 2003, N 1.

<13> Подробнее о практике применения судами данного Соглашения см.: Марочкин С.Ю., Лесин А.В. Еще раз к вопросу о том, подлежат ли применению неопубликованные международные договоры // Международный гражданский и арбитражный процесс. 2003. N 1. С. 27 - 29.

Федеральный окружной суд Московского округа в Постановлении от 20 мая 2002 года по кассационной жалобе ЗАО "Милта-ПКП ГИТ" на решение и постановление Арбитражного суда г. Москвы также отклонил доводы заявителя жалобы о том, что суды пришли к неверному выводу о дате вступления Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Армения о принципах взимания косвенных налогов во взаимной торговле в силу, что их судебные акты приняты без соблюдения требований Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации", Федерального закона "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" о порядке вступления в силу для Российской Федерации международных договоров. В Постановлении указано, что момент вступления Соглашения в силу с учетом даты принятия Закона о ратификации правомерно установлен судами как 01.01.2001.

Договоры между Российской Федерацией и Украиной о российско-украинской границе от 28 января 2003 года и о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива от 24 декабря 2003 года подлежат ратификации и вступают в силу с даты обмена ратификационными грамотами. В Федеральных законах об их ратификации, принятых 22 апреля 2004 года, не предусмотрено вступление их в силу с момента опубликования. Следовательно, они вступили в силу по общему правилу - по истечении 10 дней после опубликования. Обмен же ратификационными грамотами состоялся 23 апреля 2004 года, то есть раньше, чем завершился процесс ратификации. При опубликовании договоров указана дата их вступления в силу - 23 апреля 2004 года.

Как уже отмечалось, договор может вступить в силу и в срок, согласованный между участвовавшими в переговорах государствами. Возможно, что правительства согласовали иной, чем указанный в соглашениях, срок вступления их в силу, не дожидаясь вступления в силу федеральных законов о ратификации (что с точки зрения законности тоже может быть поставлено под сомнение). Такое согласование должно быть юридически оформлено. О договоренности должно быть доведено до сведения всех лиц, интересы которых могут быть затронуты таким досрочным вступлением договоров в силу.

Поскольку реализация договорных норм о вступлении договора в силу порождает столь значимые юридические последствия - договор становится юридически обязательным нормативно-правовым актом, то при разработке текста договора эти положения также должны быть продуманы и тщательно выверены, как и другие - основные договорные нормы. Они также добросовестно должны претворяться в жизнь.

Наряду с корректировкой соответствующих договорных положений совершенно очевидной является необходимость улучшения информированности государственных органов, граждан и юридических лиц о статусе договоров, которые предусматривают для них права и обязанности.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


[1] "ПОНЯТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ДОГОВОРА В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ РОССИИ"

(А.А. Васечко)

("Международное публичное и частное право", 2007, N 1)

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему