регистрация / вход

Основные тенденции развития российского законодательства о несостоятельности банкротстве

Федеральное агентство образования НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И УПРАВЛЕНИЯ Кафедра антикризисного управления Курсовая работа

Федеральное агентство образования

НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЭКОНОМИКИ И УПРАВЛЕНИЯ

Кафедра антикризисного управления

Курсовая работа

По теме: «Основные тенденции развития российского законодательства о несостоятельности (банкротстве)».

Выполнил: студент

группы №8511

Подчиненов Дмитрий Вячеславович

зачетная книжка № 080390

руководитель: Фролов Игорь Валентинович

Новосибирск 2010
Оглавление

Введение 3
Глава I. Банкротство как элемент рыночного механизма 5
1.1 Становление и развитие РЗ о несостоятельности 5
1.2 Институт банкротства в эпоху рыночной экономики 10
Глава II Эволюция и основные проблемы становления РЗ о банкротстве 15
2.1 Развитие института банкротства до 1917г. 15
2.2 Развитие института банкротства в советское время 19
2.3 Развитие института банкротства на современном этапе 24
Глава III. Перспективы развития РЗ о банкротстве 33
Заключение 38

Список используемой литературы

40

Введение

История развития института несостоятельности (банкротства) предприятий в России достаточно глубока. Предполагается, что употребление слова «банкротство» идет из средневековых городов Италии (bankarupta). Возможно, что данный термин образовался либо от bankbroken, либо от brenchbroken (клиенты переворачивали стол, на котором неудачливый торговец менял деньги на площади, либо просто торговал).

С целью понимания современных конкретных предпосылок, ведущих к несостоятельности (банкротству), и выявления наиболее эффективных способов предупреждения кризисных положений на предприятиях следует обратиться к основе данного института, изучить пути его зарождения и развития. Одной из основополагающих характеристик данного института является идеология частной собственности. В данной курсовой работе проведено историко-экономическое и историко-правовое исследование характера целей и задач, выполняемых этим институтом в разные эпохи. Россия рассматривается как исключение, подтверждающее общее правило о возможности существования института несостоятельности (банкротства) в современных условиях только на имущественной основе.

Проблемы финансовой несостоятельности (банкротства) всегда и повсеместно актуальны, поскольку затрагивают один из столпов предпринимательского общества – институт частной собственности. Любые решения в данной сфере не могут приниматься без досконального изучения предмета, в том числе, - истории и логики эволюции института несостоятельности (банкротства).

В курсовой работе предпринимается попытка проследить тенденции развития законодательства института несостоятельности (банкротства) в современной России в контексте наиболее значимых экономико-правовых особенностей и недостатков каждого из этапов. Рассматривается общая эволюция общая эволюция правовых этапов развития института несостоятельности.

Основное внимание уделяется современному этапу, что предполагает анализ и общую оценку основных новаций в Федеральном законе «о несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002г., перспектив модификации российского законодательства о банкротстве: принятии закона о банкротстве граждан и индивидуальных предпринимателей, проект которого был разработан в 2008г.

Целью данной курсовой работы является анализ ключевых тенденций формирования российского законодательства о несостоятельности (банкротства), т.е. эволюции правовой базы, экономических и институциональных условий применения процедур банкротства. В соответствии с поставленной целью были определены следующие задачи:

1. раскрыть экономические предпосылки становления и развития института банкротства

2. Изучить институт несостоятельности как элемент рыночной экономики.

3. Рассмотреть особенности эволюции российского законодательства о банкротстве.

4. Оценить перспективы развития законодательства.

Теоретической основой исследования выступают труды отечественных и зарубежных ученых и специалистов в областинесостоятельности (банкротства): Радыгина А.Д.; Шепеленко Г.И.; Кутер М.И.; дешко А.Э.

Курсовая работа состоит из введения, трех глав, заключения. Первая глава посвящена теоретическому исследованиюинститута несостоятельности (банкротства). Во второй главе выявляются особенности развития законодательства о банкротстве в России. В третьей главе представлен проект закона о банкротстве физических лиц, а также приведены доводы в пользу принятия закона.

1.1. Становление и развитие РЗ о несостоятельности

Институт несостоятельности служит мощным стимулом эффективной работы предпринимательских структур, гарантируя одновременно экономические интересы кредиторов, а также государства как регулятора рынка.[1]

Институт банкротства возникает вместе с институтом собст­венности и является необходимой составляющей функциониро­вания собственности на средства производства с момента ее по­явления до полного исчезновения.

Банкротство предприятий является одним из самых рыноч­ных атрибутов хозяйствования и проявляется в способности ры­ночного хозяйства к постоянному восстановлению равновесия и на микроуровне и на макроуровне.

По мере усложнения отношений собственности, возникнове­ния новых вариантов взаимной обусловленности формировался институт несостоятельности, призванный регулировать спорные моменты между субъектами собственности в процессе их взаимо­действия.

Обратимся к трактовке понятия «институт». В рамках отдель­ного направления экономического анализа — институциональной экономики — существует два подхода. Исторически первым (со времен Т.Веблена) и поддерживаемым многими современными авторами (Д.Норт, Э.Фуруботн, Р.Рихтер и др.) является понима­ние института как «правил игры», представляющих собой ком­плекс неформальных ограничений на взаимодействие людей (при­вычки, традиции, табу, кодексы поведения) и формальных норм (законы, конституции, права собственности).

Во второй концепции (Оливер И. Уильямсон) такая интер­претация соответствует уровню институциональной среды, а сами институты рассматриваются как механизмы управления кон­трактными отношениями, что позволяет перенести центр инсти­туционального анализа на уровень опосредуемых ими отдельных сделок. Поскольку второй подход базируется на более высоком уровне абстракции, а сам автор неоднократно указывал на микро­аналитический характер своей концепции, в данном учебном по­собии мы будем использовать понятие института, разработанное в рамках первого подхода.

Институт банкротства вырастает из банкротства-инстру­мента, призванного цивилизованным путем выводить из строя неработающие хозяйственные единицы. В результате действия данного инструмента ускоряется перелив капитала, рабочей силы и других видов ресурсов внутри отрасли, на межотраслевом уров­не и, наконец, между хозяйствами разных стран. Банкротство-инструмент отличается от банкротства-института по целям и спо­собам их разрешения.

Банкротство-инструмент, или собственно банкротство, на­правлено на прекращение деятельности тех предприятий, которые не вписываются в конкретную рыночную ситуацию и являются очагом экономической неэффективности и нестабильности. Эта цель достигается в результате однонаправленных действий креди­торов, партнеров, финансовых и юридических органов. В рамках банкротства как инструмента происходят процессы «линейного» характера — это удовлетворение требований всех кредиторов по уплате задолженности. В данном случае не учитываются интересы наемного персонала, бывших партнеров и их возможное банкрот­ство в силу взаимозависимости хозяйственных связей и другие возможные последствия банкротства. Соответственно не сущест­вует обратной связи «предприятие-банкрот — остальные участни­ки системы банкротства» в рамках банкротства-инструмента.

Феномен «банкротство как институт» в странах с развитыми рыночными отношениями оформился гораздо позже по сравне­нию с банкротством-инструментом.

Признаками оформления системы банкротства в соответст­вующий институт являются следующие факты.

Первым признаком того, что банкротство как инструмент трансформируется в более сложную систему экономических от­ношений по поводу несостоятельности предприятий, является перенос акцентов с личной ответственности за ситуацию банкротства на превентивные меры в отношении потенциальных банкротов с целью максимального эффективного использования высвобождающихся ресурсов.

Второй признак формирования банкротства как института за­ключается в значительном росте числа банкротств хозяйствующих субъектов, что находит свое отражение в постепенном выделении правовой базы несостоятельности из свода общегражданского и уголовного законодательства в самостоятельную отрасль права. Параллельно развивается и оформляется в самостоятельное на­правление в рамках института банкротства область неторговой несостоятельности. Изначально банкротство в качестве инстру­мента применялось только в рамках торговых отношений и купе­ческого капитала.

Третий момент связан с тем, что окончательное оформление банкротства в качестве института в рыночном хозяйстве происхо­дит параллельно с формированием его институционально-организационной базы.

Прежде всего, речь идет о кадровом обеспечении института несостоятельности. Во всем мире специалисты по банкротству — сложившаяся и признанная профессия со своими правилами и традициями. Речь идет о менеджерах высшего класса, способных управлять предприятиями в критической ситуации и в сжатые сроки добиваться реальных положительных сдвигов в динамике производства и сбыта продукции, завоевании рынка, решения не менее важных социальных задач. Основная цель специалистов по банкротству — максимально эффективное использование произ­водственных мощностей подконтрольного предприятия для выво­да его из банкротного состояния. Ликвидация как результат дей­ствия банкротства-инструмента рассматривается в исключитель­ных случаях.

Прогрессивность института несостоятельности в рыночном хозяйстве — это решение социальных проблем, возникающих в результате банкротства предприятий. Здесь происходит частичное самоотрицание банкротства как инструмента избавления от не­эффективных предприятий и одновременно становится наиболее очевидной главная цель банкротства как института, который яв­ляется сознательным и планомерным элементом воздействия на экономику с установкой на санирование, а не на разрушение по­следней. В данном аспекте особенно четко проявляется ограни­ченность рынка как способа распределения ресурсов и возникает необходимость в сочетании плановых и рыночных методов воз действия на экономику и объективного государственного вмеша­тельства в виде антикризисного регулирования. Решение соци­альных проблем осуществляется с помощью института привиле­гии и гарантийного института заработной платы, призванных обеспечить регулирование последствий банкротств в интересах трудящихся.

Что касается большинства зарубежных стран, то сегодня уже учиты­вается, что банкротство само по себе не является достаточной причиной для автоматического прекращения действия трудовых договоров. Именно такой подход был отражен в Директиве Европейского сообщества в 1977 г. относительно сближения законодательств государств-членов, ка­сающихся сохранения прав рабочих и служащих в случае несостоятель­ности производственных единиц.

В зависимости от доминирования различных способов произ­водства общественных благ менялись критерии и способы урегу­лирования спорных вопросов собственности.

Во времена Древнего Рима невозврат долгов был чреват опасностью для жизни и свободы должника и захватом его иму­щества, что вполне характерно для рабовладельческих производ­ственных отношений. Интересно отметить, что вплоть до второго столетия нашей эры не делалось различия между должником, просто задержавшим возврат долга при полной экономической возможности его вернуть, и собственно банкротом, который не в состоянии вернуть долг. Позже преобладание экономических ин­тересов в решении спорных вопросов стало решающим, и акцент был перенесен с уголовного наказания несостоятельного должни­ка на взыскание средств путем изъятия его имущества. Тем не менее, тюремное заключение продолжало висеть над головой лю­бого банкрота, так же как и подозрение в том, что он оказался в критическом положении по своему умыслу.

Древних проблемы умысла не волновали, так как в те време­на неудачник не имел своей социальной и правовой ниши в об­ществе и не мог рассчитывать на любого рода поблажки. Более того, тюремное заключение должника, которое лишало его чести и достоинства в Древнем Риме, в более поздние времена средне­вековья, например, в Испании, Франции и Нидерландах было этапом для начала ликвидационного процесса имущества банкро­та по погашению его долгов.

По мере расширения торговли, образования купеческого и финансового капитала усложнение отношений собственности по­степенно привело к более умеренному взгляду на банкротство, которое становилось обычном фактом экономической жизни об­щества.

Надо отметить, что цивилизованность придала банкротству упорядоченный, мирный и превентивный характер по отношению к неплатежеспособному собственнику средств производства. Но, так или иначе банкротство входит составной частью в арсенал такого рыночного инструмента, как перелив капитала.

В средневековой Италии, Франции и Нидерландах процесс бан­кротства применялся только по отношению к торговцам и предусматри­вал предоставление доказательств прекращения платежей для подтвер­ждения ситуации несостоятельности.

В ходе исторического развития регулирования отношений собственности в связи с неплатежеспособностью отдельных субъ­ектов первоначально был выработан специальный институт тор­гового права — конкурсное производство. Конечной целью дан­ного правового института является соразмерное удовлетворение требований кредиторов несостоятельного должника и освобожде­ние последнего от долгов с предоставлением возможности снова приступить к коммерческой деятельности.

Дальнейшее бурное развитие института несостоятельности связано с процессом отделения капитала-собственности от капи­тала-функции и распространением процедур банкротства на дру­гие сферы бизнеса, за пределы торговли и купеческого сословия.

В русле вышеназванной тенденции с начала XVIII столетия в Анг­лии, а позднее в XIX в. в США получила развитие концепция об отсутст­вии личной персональной имущественной ответственности должника при неумышленном банкротстве. На континентальной Европе она не получила серьезного развития в силу того, что раньше пришло понима­ние кредиторами заинтересованности в ускорении оборота своего капи­тала (причем в непрерывном его движении, чему способствовало макси­мальное сотрудничество для максимального возврата денег), чем сомни­тельное моральное удовлетворение от ареста должника. Соответственно здесь развивается такой инструмент института несостоятельности, как мировое соглашение. Поэтому получили свое развитие отсрочки с вы­платой долга, а также восстановительные (оздоровительные, санацион-ные) или реорганизационные процедуры по отношению к потенциаль­ному банкроту.

Основной целью института банкротства в развитых рыночных странах является сохранение предприятия, а значит, и собствен­ности его владельца путем изменения системы управления пред­приятием, предоставления отсрочки и рассрочки должника. Безусловно, подобные положения не распространяются на случаи умышленного или фиктивного банкротства. Причем для достиже­ния конкретных целей существуют определенные системы и ор­ганы в рамках института несостоятельности — кадровое обеспе­чение, страховые и консалтинговые компании, развитой институт собственности, фондовые биржи, традиции и обычаи, правовые нормы.

Основной целью института несостоятельности — устойчивое воспроизводство отношений собственности на макроуровне и микроуровне, осуществляемое посредством механизма банкротства. [4, с.13]

В.Г. Юдин делает акцент на том, что институт несостоятельности "является важнейшим фактором надежного экономического развития, гарантии возвратности долгов и укрепления коммерческих отношений".

В.Н. Ткачев определяет необходимость существования института несостоятельности (банкротства) как обязательного атрибута рыночной экономики, исходя из того, что он позволяет "осуществлять структурные преобразования и создает условия для перераспределения капитала от нерентабельных производств в иные сферы экономики".[2]

1.2. Институт банкротства в эпоху рыночной экономики

Кризис является важнейшим элементом механизма саморегу­лирования рыночной экономики. Он не только обнаруживает пре­дел, но и дает импульс развитию экономики, выполняя стимули­рующую («очистительную») функцию. Это связано с тем, что, во-первых, кризис, обесценивая основной капитал, создает усло­вия для обновления производственного аппарата; во-вторых, кри­зис принуждает к обновлению основного капитала предприятия на новой технической базе, условия для которой создаются науч­но-техническим прогрессом.[3]

Рыночная экономика на протяжении многих столетий, явля­ясь основой развития западных стран, выработала определенную систему контроля, диагностики и по возможности защиты пред­приятий от неплатежеспособности — систему банкротства. Объ­ективная необходимость в приведении структуры производства к реальному платежеспособному спросу, формируемому рынком, составляет основное звено этой системы, одновременно являясь и основной целью. Другими немаловажными составляющими сис­темы банкротства являются:

—организационная структура, участники системы банкротства;

—применяемые к предприятиям-банкротам процедуры;

—методическое обеспечение;

—нормативное и юридическое обеспечение;

—система подготовки кадрового обеспечения;

—система норм социальной защиты в рамках института бан­кротства;

—диагностика финансово-экономического состояния пред­приятия;

—система предотвращения банкротства предприятий.

Как показывает мировая практика, достижение основной це­ли института несостоятельности — устойчивого воспроизводства частной собственности посредством системы банкротства — дос­тигается только при соблюдении следующих принципов:

—Создание работающих механизмов, призванных представ­лять и надежно защищать интересы всех участников системыбанкротства (кредиторов, наемного персонала) в случае ликвида­ции обанкротившегося предприятия и позволять рациональнораспределять активы (конкурсную массу) должника.

—Установка на сохранение перспективных предприятий,имеющих финансовые трудности, где это технически возможно иэкономически целесообразно.

—Создание системы мер для возрождения бизнеса: пре­доставление возможности частным должникам возобновления предпринимательской деятельности.

—Наличие единой стабильной и надежной системы прав иобязанностей в ситуации несостоятельности (банкротства) длявсех субъектов хозяйствования.

Такое понимание института несостоятельности пришло за длительный период его существования, с одной стороны, и стремления снизить издержки, связанные с банкротством в мас­штабах страны, — с другой.

Главной фигурой системы банкротства, как и рынка, являет­ся предприятие той или иной формы собственности. Взаимодей­ствие с рынком — внешней средой своего существования — предприятие осуществляет посредством своего товара. (Под това­ром понимаются не только материальные вещи, но и результаты интеллектуального труда — идеи, решения, изобретения, произве­дения искусства и т.д.)

Известно, что по мере формирования современного рынка в широком смысле все больше усложнялись его функции в процессе общественного воспроизводства.

Прежде всего, роль рынка в предоставлении информации для всех участников общественного воспроизводства. Информацион­ную функцию рынок выполняет как гигантский самонастраи­вающийся компьютер посредством цен, процентных ставок на кредит, объемов заключенных сделок и продаж и т.д.

Функция посредническая. В условиях экономической обособ­ленности рынок дает возможность определить, насколько эффек­тивна и взаимовыгодна та или иная экономическая система от­ношений между конкретными участниками общественного про­изводства.

Функция регулирующая. В современных условиях установле­ние оптимальных пропорций общественного воспроизводства и поддержание конкурентной среды является одной из ключевых проблем, решение которой невозможно без вмешательства госу­дарства. Однако при условии отсутствия гигантских монополий эта функция была типично рыночной.

Следует подчеркнуть, что одна из самых главных функций рынка заключается в определении ценности того общественно необходимого труда, который требуется для производства разных видов товаров.

Согласно закону стоимости, который известен человечеству уже несколько столетий, рынок оценивает труд довольно справед­ливо. Рынок выступает измерительным устройством для такой необычной субстанции, каковой является человеческий труд, из­мерителем его сложности, интенсивности, продолжительности. Все возможные качества труда находят свою оценку, свое выра­жение в форме числа (стоимость товара, цена товара) на рынке. В результате выполнения рынком ценообразующейфункции и по­является устойчивая потребность в институте банкротства как инструмента настройки всего общественного воспроизводства.

Логическим продолжением ценообразующей функции явля­ется санирующая роль рынка. Именно здесь в полной мере необ­ходим институт банкротства. Те отклонения от среднего значения трудовых затрат, которые характеризуют отдельных производите­лей, являются мощным стимулом для совершенствования произ­водства, снижения трудовых и энергетических затрат. Предпри­ятия, не сумевшие решить проблемы совершенствования, поги­бают и разоряются из-за конкуренции, освобождая место для бо­лее эффективных. В результате этого постепенно повышается средний уровень устойчивости всей экономики в целом. [4, с.15]

Банкротство является необходимым элементом рыночной экономики. В определенных случаях оно идет на пользу пред­приятию, так как дает возможность на некоторое время осво­бодиться от давления кредиторов, от некомпетентного руко­водства, спасти предприятие от окончательного разорения, быстро перейти на принципиально новые тактику и страте­гию поведения на рынке. Часто банкротство позволяет дос­тигнуть взаимопонимания между кредиторами и администра­цией предприятия.

В странах с развитой рыночной экономикой случаи банкротства являются массовыми. Так, в США ежегодно происходит 50—60 тыс. банкротств и свыше 30 тыс. закрытий фирм без объявления бан­кротства и законодательного оформления. При этом к банкрот­ству на одну треть причастны внешние факторы и на две трети — внутренние. Такое соотношение характерно для стран с развитыми рыночными отношениями. В условиях России влияние внешних причин банкротства предприятий значительно больше, так как имеют место усиление международной конкуренции, осо­бенно в области продовольствия, электротехнической продукции, неожиданные перемены в сфере государственного регулирова­ния хозяйственной деятельности предприятий-монополистов, мо­нополизация местных рынков, изменение налоговой политики.[16, с.90]

Однако не всегда банкротство играет положительную роль как для конкретных производителей, так и для общества в целом. Именно в силу типично рыночной природы этого явления бан­кротство обладает элементами неопределенности, а, следователь­но, и деструктивности.

Первое и основное — это социальные проблемы, возникаю­щие в результате банкротства предприятия. Однако стоит особо оговориться, что в решении этих задач институт банкротства про­двинулся далеко вперед за последние сорок лет.

Во-вторых, серьезной проблемой на микроуровне остается уст­ранение последствий технологических разрывов на макроуровне.

Логика появления технологических разрывов такова. Для ка­ждой замкнутой системы существуют пределы роста. Те же про­цессы, которые сформировали данную систему, на более поздних этапах становятся ее ограничителями. Дальнейшее развитие тре­бует скачка в исходных, базовых характеристиках системы. Эти моменты могут называться переломными точками или технологическими разрывами. Причем критические перемены готовятся незаметно и постепенно, но происходят лавинообразно. В резуль­тате предприятия-лидеры вмиг оказываются отстающими. Пере­ход от электронных ламп к полупроводникам, от натуральных моющих средств и волокон к синтетическим, от грампластинок к магнитной ленте и компакт-диску является примером технологи­ческих разрывов. Причем для массы предприятий имеют значе­ние не только крупные научно-технические сдвиги, а порой и мелкие, но и оригинальные изменения, которые подрывают их с таким трудом завоеванные преимущества.

Отрицательные стороны банкротства хозяйствующих субъек­тов с течением времени оформляются в систему издержек бан­кротства. [4, с.17]

При рыночных отношениях Закон о банкротстве выступает как один из регуляторов нормального функционирования эко­номики страны. Вместе с тем законодательные акты, решения правительства не должны ставить предприятия в условия, когда банкротство становится принудительным. Например, правитель­ство не погашает долги аграрному сектору экономики, который в свою очередь не платит машиностроительным заводам за по­ставку сельскохозяйственной техники, последние задерживают платежи предприятиям-смежникам. В тяжелейшем состоянии на­ходится цепочка предприятия: «электроэнергетика — угледобы­ча — железная дорога». В народном хозяйстве все чаще скла­дываются такие чреватые далеко идущими последствиями цепочки неплатежей. Такая политика правительства может привести к при­нудительному банкротству целые отрасли промышленности. [16, с.89]


Глава 2 Эволюция и основные проблемы становления РЗ о банкротстве

2.1. Развитие института банкротства до 1917г.

Западные модели не могут быть механически перене­сены на российскую почву, поскольку не всегда отвеча­ют практике отечественных предприятий. Автоматиче­ское применение к отечественным предприятиям судеб­ных процедур банкротства приведет к сокращению рабо­чих мест и повысит социальную напряженность в обще­стве. По этой причине лучше ориентироваться на собст­венные разработки и накопленный практический опыт.

Важным и полезным в этом смысле является изучение истории регулирования банкротства в дореволюционной России. Это позволит извлечь поучительный опыт, учи­тывающий особенности и традиции разрешения трудных экономических ситуаций, и использовать его для выработки технологий антикризисного менеджмента в современных условиях. Ученые рассматривают текущий этап развития гражданско-правового регулирования банкротства как новый виток функционирования ранее созданного механизма, который формировался в России на протяжении XVIII – XIX вв. [15, с.21]

Конкурсный процесс существовал и развивался в России с древнейших времен. Первые свидетельства об этом можно обнаружить в Русской Правде, одном из древнейших памят­ников российского правоведения (приблизительно XIII в.), где содержатся ясные и подробные постановления, касающиеся от­дельных аспектов несостоятельности и конкурсного процесса. Попытки регулирования отдельных вопросов, связанных с несо­стоятельностью должников, содержатся также в "Договоре Смо­ленска с Ригою" 1229 г., Псковской Судной грамоте, Судебнике Ивана III, в Уложении царя Алексея Михайловича и др. [4, с.11]

В дореволюционной России была создана целая система норм о банкротстве, которые образовывали конкурсное право. Вехами его развития явились «Банкротский Устав» 1740г., «Устав о банкротах» 1800г., «Устав о торговой несостоятельности» 1832г., «Устав Судопроизводства Торгового» 1905г. Последний признавал, что «не только физическое, но и юридическое лицо может быть объявлено несостоятельным». Несостоятельностью признавалось такое положение дел, «когда кто-либо не имеет наличных денег на удовлетворение в срок своих долгов и есть признаки, что долги неоплатны, то есть всего имущества его для полной уплаты будет недостаточно». [15, с.22]

Существовала система распределения средств между кре­диторами: сначала отдавался долг князю, потом — иногород­ним кредиторам, затем — всем остальным. В этом прослежива­ются зачатки формирования понятия очередности кредиторов. Способом получения денег служила продажа должника по тор­гу. Уже тогда существовало понятие злостного банкротства, которое отграничивалось от несчастного. Две категории долж­ников — впавшие в несостоятельность из-за несчастного сте­чения обстоятельств и должники, имевшие только одного кре­дитора, — не подлежали продаже. В этих случаях выдавалась отсрочка в погашении долгов, причем процедуры несостоя­тельности не затрагивали имущество, которое не могло быть поделено между кредиторами.

В течение четырех столетий, вплоть до Уложения 1649 г., Не появилось каких-либо законов, регулирующих конкурсные отношения в России. Соборное Уложение практически пов­торяет то, что было установлено за 400 лет до этого "Русской Правдой". Изменения были небольшие: при распределении имущества должника устанавливалось преимущество иност­ранцев перед русскими кредиторами и государственной казны перед подданными.

Переломом в истории русского конкурсного права стал XVIII в.: именно тогда было составлено несколько проектов законов, регулирующих конкурс, принято множество актов, причем оживленная работа завершилась изданием в 1800 г. крупнейшего законодательного акта — "Устава о банкротах". Этот документ был дополнен в 1832 г. и действовал вплоть до 1917 г. В нем различалось три вида несостоятельности: про­стое банкротство (неосторожная несостоятельность), подлож­ное, или злонамеренное (злостное), и безвинное банкротство (непорочное).

Устав о несостоятельности 1832 г. давал следующее опреде­ление банкротства: "Торговой несостоятельностью признается, когда кто-либо по торговле придет в такое положение дел, что не только не имеет наличных денег на удовлетворение в сроки своих долгов, но и есть признаки, по коим заключить можно, что долги его неоплатны, т. е. всего имущества его для полной их оплаты будет недостаточно". Таким образом, для россий­ских условий исторически характерным был подход к несо­стоятельности с точки зрения критерия неоплатности.В то же время во многих зарубежных странах применялся другой (конкурирующий) критерий — неплатежеспособности,фак­тически означающий неоплату должником своих обязательств в определенные сроки, независимо от величины стоимости его имущества. [4]

В Уставе 1905г. Все случаи несостоятельности разделялись на 3 категории:

1. Несчастная несостоятельность – «когда должник будет приведен в неплатежеспособность не собственною виною, но стечением обстоятельств, коих род и свойство определены в законе». Такими обстоятельствами признавались «наводнение, пожар, от последствий которого невозможно было предохранить имущество посредством застрахования, неприятельское вторжение, нечаянный упадок кредиторов». Но в то же время к ним не относились неисправность дебиторов, конкуренция, недобросовестность агентов, колебание рыночных цен на товар, злоупотребление со стороны поверенного, авария груза, болезнь, потребовавшая значительных расходов на лечение.

2. неосторожная несостоятельность – «когда неплатежеспособность последует от вины должника, но без умысла и подлога». В качестве доказательств неосторожной вины рассматривались «кредитование на большие суммы незадолго до несостоятельности, неведение торговых книг, на указание должником своих кредиторов, неудачный выбор управляющих, неопытность должника в предпринятом деле, пожар при недоказанности убытков от него, неприве­дение отчета в употреблении занятых денег».

3. Подложная несостоятельность — «когда неоплатность соединена с умыслом или подлогом». Этот вид несостоя­тельности являлся уголовным преступлением. В качестве улик рассматривались «умолчание или ложное показание о своем имуществе; сокрытие своего имущества безвозмезд­ной его передачей или приобретением его на чужое имя, или иным способом; выдача или признание обязательства по долгу, полностью или частично вымышленному, сокры­тие, уничтожение или изменение своих торговых книг».

Неосторожная несостоятельность являлась общим слу­чаем несостоятельности. Для признания несчастной или подложной несостоятельности требовались доказательст­ва определенных обстоятельств.

О несостоятельности должника делались три публи­кации в трех подряд выпусках Ведомостей Санкт-Петер­бурга и Москвы и сенатских объявлениях (на русском и немецком языках). Такие же объявления вывешивались на бирже и в суде.

Все иски к должнику подавались в суд, ведущий дело о несостоятельности, в следующие сроки: в течение двух недель — кредиторами, проживающими или находящи­мися в том же населенном пункте, что и должник; в те­чение четырех месяцев — кредиторами, находящимися в других местах Российской империи; не позже года — кре­диторами, пребывающими за границей.

В течение трех дней с момента объявления должника несостоятельным в суд созывались все кредиторы, пребы­вающие в городе, в присутствии которых банкрот приво­дился к присяге, обещая полностью открыть свое имуще­ство, а при утаивании любой его части отвечать за под­ложную несостоятельность. После этой процедуры долж­ник заключался под стражу, а в его конторе и месте жи­тельства производилась опись имущества. Из всех сведе­ний (описи, документов, показаний должника и требова­ний кредиторов) составлялся счет долгов и имущества.

Затем судебный чиновник и наличные кредиторы при­нимали на себя управление имуществом должника, при не­обходимости выделяя часть доходов на содержание его семьи. Далее назначалось собрание наличных кредиторов для выборов органов Конкурсного Управления — кураторов имущества и председателя. Этот орган представлял собой «нижнюю ступень коммерческого суда», ведущую делопро­изводство, принимающую все ходатайства по делу о несо­стоятельности. Конкурсное Управление не учреждалось в присутствии менее трех наличных кредиторов. В таких слу­чаях функции его выполнялись судом.

Суд выдавал Конкурсному Управлению два прошну­рованных журнала: один для учета доходов и расходов в связи с производством по делу о несостоятельности, вто­рой — для описи всей действий назначенного органа. В течение всего периода деятельности Конкурсное Управ­ление находилось под контролем суда, который имел пра­во требовать предоставления сведений о ведении конкурса, проводить ревизию деятельности. В том случае, если дело не было закрыто, суд по истечении 18 месяцев с момента первой публикации о несостоятельности должник требовал объяснений Конкурсного Управления о причинах незавершения конкурса.

Собрав конкурсную массу, подсчитав и распределив ее по разрядам кредиторов в соответствии с Уставом, Конкурсное Управление составляло заключение о причинах несостоятельности и об определении ее рода, а также от­чет о своих действиях. К отчету прилагался общий счет долгов и имущества, а также примерный расчет удовлетворения претензий. Эти документы представлялись на обозрение и утверждение собранию кредиторов, которых принимали решение о дополнительном вознаграждении лиц, осуществлявших Конкурсное Управление, свыше минимального, установленного Уставом в размере 2% собранной конкурсной массы.

Кроме того, собрание принимало решение о дальнейшем нахождении должника под стражей. При несчастной несостоятельности он должен быть немедленно ос­вобожден, при неосторожной — содержание под стражей могло продлиться от 8 до 16 месяцев, а в случае подложной несостоятельности дело рассматривалось как уголовное и наказанием могло стать: для торговцев — ссыл­ка на поселение, а для остальных — лишение свободы на срок от 1,5 до 2,5 года.

В рассмотренной процедуре существуют некие особенно­сти, утраченные в современном законодательстве, а имен­но: определяющая роль судебных органов в приведении кон­курса в исполнение, свободный доступ всех наличных креди­торов к имуществу должника, включая личное; унизитель­ное обращение с должником в ходе производства по делу о несостоятельности и жестокое наказание. Причем общест­венное порицание вселяло в должника наибольший страх, на котором основывалось законопослушание предпринимателей царской России. [13, с.25]

Законодательство о банкротстве рассматриваемого периода было трудно не только создавать, но и применять. По свидетельству известного российского цивилиста Г.Ф.Шершеневича, «многие статьи были построены настолько сложно, что затрудняли не только торговых лиц, но и опытных юристов ».

Революция 1917г. Внесла корректировки в законотворческий процесс. Основные преобразования происходили в области государственного права. Тем не менее даже в реформировании правоотношений, регулируемых государственным правом, находили отражение вопросы несостоятельности.[5]

2.2. Развитие института банкротства в советское время

Следующий весьма непродолжительный по времени этап развития института несостоя­тельности можно назвать советским.На данном этапе развития конкурсного права процедура несостоятельности как способ прекращения пред­принимательской деятельности, практически не применялась.[6]

Стагнация и саморазрушение социалистической системы хозяйствования на данном этапе происходили, в том числе из-за отсутствия имущественного характера института несостоятельности (банкротства): невозможность существования института собственности, как частной, так и принадлежащей предприятию, и соответственно невозможность существования конкурсного производства, основанного на имущественном характере института несостоятельности (банкротства) привели к частичному возврату личной ответственности.[7]

После Октябрьской революции 1917 года нормативно-правовое регулирование несостоятельности (банкротства) начало осуществляться с переходом к мирной жизни. Сразу после окончания гражданской войны принимается Гражданский кодекс РСФСР (1922г.). Он является самым весомым элементом нормативно-правовой основы экономической политики, исходившей из допущения многоукладности в экономике и развития рыночных отношений. Кодекс и последующее законодательство содержали указания на то, какие субъекты гражданского права могут признаваться несостоятельными (банкротами), каковы условия и последствия такого признания.

Тем не менее, процедурно данный вопрос до конца не был урегулирован. Важную роль в этом сыграло Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 28 ноября 1927г., которым Гражданский процессуальный кодекс РСФСР был дополнен новой главой «о несостоятельности частных лиц, физических и юридических». Оно устанавливало признаки несостоятельности предприятий и организаций, физических и частных юридических лиц: прекращение ими платежей «по долгам свыше трех тысяч рублей или прекращение платежей, по которым неизбежно банкротство по состоянию дел».

И здесь следует обратить внимание на то, что модель несостоятельности существовала только в нормативных актах советского государства, на практике она не реализовывалась, фактически дела такого рода в судах не возникали и ими не рассматривались. Всё дело в том, что в условиях безраздельной государственной монополии в основных отраслях народного хозяйства – эти нормативные механизмы лишались смысла. Государство – собственник по своему усмотрению поступало с неплательщиками в каждом конкретном случае так, как оно считало целесообразным, не прибегая к утяжеленным процедурам судебного разбирательства. Обычной практикой было государственное дотирование убыточных отраслей народного хозяйства и отдельных предприятий.

Аналогичное положение дел, лишь с некоторыми особенностями, имело место и в отношении субъектов негосударственной формы собственности – колхозно-кооперативной. Альтернативы им в советско-экономической системе не было. Проблема преодоления несостоятельности (банкротства) негосударственных субъектов экономических отношений решались не путем применения к ним судами правовых норм о банкротстве в порядке гражданско-правового судопроизводства, а качественно иными административно-правовыми методами.

По отношению к гражданам вопрос о банкротстве не возникал вовсе, так как они, за редким исключением не имели права заниматься самостоятельной хозяйственной деятельностью. Неплатежи по долгам взыскивались в порядке гражданского судопроизводства путем обращения взыскания на принадлежащее должнику имущество. В последние годы советской власти такие дела до судов фактически не доходили.[8]

В 1927 году правительство создало систему субсидий или списания долгов в случае нехватки финансирования или нерентабельности. Правительство – собственник могло манипулировать банкротом по своему усмотрению, даже не обращаясь в суд. Директоров сажали в тюрьмы за преступную халатность, подвергали наказанию за растрату государственной собственности и за нанесение вреда репутации партии. Ликвидация предприятия имела место только в случае, если не хватало внутренних средств. При этом штраф налагался только на движимое имущество, а не на недвижимое. Вот где отсутствовал принцип оборота: система себя растрачивала. Фактически за 70 лет советской власти произошло перетекание имущества от граждан к правительству. Долги государства списывались.

Государственные субсидии не могли рассматриваться как эффективное средство защиты, поскольку не устранялась первопричина банкротства; сменялось только руководство предприятия, а кредиторы не участвовали в процессе, поскольку истинным кредитором являлось государство. Ожидалось не восстановление рентабельности, а соответствие плану и приверженность идеологии.

Почти все дела считались уголовными: так имущество могло принадлежать только государству, его растрата считалась преступлением против советской власти. Умышленное банкротство означало предумышленное увеличение несостоятельности производства директором либо путем растраты имущества, либо по причине очевидной некомпетентности. Тогда термин «фиктивное банкротство» применялся к умышленной искусственной несостоятельности в целях получения отсрочки, выплат в рассрочку или снижения суммы долга. Было выгодно (для государства) начать процесс о банкротстве, потому что объем выпуска продукции для последующего плана рассчитывался исходя из объемов выпуска текущего плана. Законодательство о банкротстве не могло существовать, поскольку исчезли соответствующие обстоятельства. [6, с.55]

С 1928 г. по мере свертывания НЭП и введения программы индустриализации страны и первых пятилеток постепенно стали исчезать из законов и те незначительные конкурсные нормы, которые существовали. Все происходящее объяснялось тем, что институт несостоятельности в отличие от некоторых других институтов совершенно несов­местим с плановой экономикой и безраздельной государственной монополией на собственность, модель несостоятельности существовала только в нормативных актах советского государства, на практике она не реализовывалась. Проблема непла­тежей регулировалась на государственном уровне с помощью разработанной системы дотирования убыточных отраслей народного хозяйства и отде­льных предприятий. Нерентабельные предприятия и хозяйства искусственно встраивались в экономику и существовали в качестве планово-убыточных за счет государственного финансирования, периодического списания долгов с колхозов, постоянно действую­щих схем перераспределения финансовых потоков в хозяйственных системах министерств и ведомств.

В отношении граждан вопрос о банкротстве не возникал вовсе, так как они не имели права заниматься самостоятельной хозяйственной де­ятельностью. Неплатежи по налогам взыскивались в порядке гражданского судопроизводства путем обращения взыскания на принадлежащее долж­нику имущество.

Таким образом, к началу 1960 г. общие нормы о банкротстве были исключены из гражданского законодательства СССР.

Учитывая тот факт, что институт несостоя­тельности присущ только рыночной экономи­ке, его возрождение стало возможным только с переходом российской экономики к рыночным отношениям. [10, с.8]

С началом проведения реформ по формированию рыночной экономики проблема создания нормативно-правовой основы несостоятельности хозяйствующих субъектов стала неотложной практической задачей. Уже в самом первом российском Законе от 25 декабря 1990 года «О предприятиях и предпринимательской деятельности» имелась статья 24, пункт 3 которой гласил: «Предприятие, не выполняющее свои обязательства по расчетам, может быть в судебном порядке объявлено неплатежеспособным (банкротом) в соответствии с законодательством РСФСР». Однако закон не применялся: соответствующий судебный порядок еще не был установлен, как и не было норм права, которые определяли бы конкретные юридические признаки неплатежеспособности (банкротства). [9, с.35]

Безусловно, изъятие института конкурсного права из за­конодательства способно принести только отрицательные пос­ледствия, что было наглядно доказано существовавшей в нашей стране до начала 90-х гг. прошлого века ситуацией. Функ­ционировало огромное количество убыточных предприятий, снижалась конкурентоспособность продукции, возникали зло­употребления со стороны руководителей предприятий, свя­занные в том числе и с неосуществлением оплаты по договору. Для того чтобы устранить эти и многие другие негативные яв­ления государственно-плановой экономики, необходимо было возрождение в российском праве института несостоятельности (банкротства). [9]


2.3. Развитие института банкротства на современном этапе

Экономические отношения начального этапа перехода на­шей страны к рынку характеризовались сменой собственника большинства бывших государственных предприятий в ходе их приватизации. Россия вставала на путь рыночных реформ, не имея никакой законодательной базы по вопросам несостоятельности (банкротства) и полностью утеряв соответствующие традиции. Первая попытка возродить конкурсное право была предпринята в 1992 г., когда вышел Указ Президента РФ от 14 июля 1992 г. № 623 "О мерах по поддержке и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применении к ним специальных процедур". [2, с.15]

Указ № 623 был издан в целях поддержки государственных предприятий, оказавшихся несо­стоятельными (банкротами), а также обеспечения эффективного использования государственного имущества, закрепленного за государственными предприятиями, зашиты прав и интересов госу­дарства, кредиторов и трудовых коллективов несо­стоятельных предприятий. К тому времени уже на­зрела необходимость урегулирования отношений, связанных с неплатежеспособностью предприятий, основанных на других формах собственности. [10, с.8]

Однако этот Указ почти не применялся на практике, так как имел серьезные юридические неточности. Главным положительным последс­твием его принятия было осознание хозяйствующими субъек­тами возможности признания их банкротами. С этого начался третий этап развития российского конкурсного права.

19 ноября 1992 г. был принят первый Закон РФ "О несо­стоятельности (банкротстве) предприятий". Далеко не все существовавшие на практике проблемы были решены как этим законом, так и пос­ледующим — в редакции от 8 января 1998 г., но общий положи­тельный эффект от их принятия был огромен.

Закон о банкротстве в редакции 1992 г. воспринял тради­ционное деление несостоятельности на торговую и неторговую. Под несостоятельностью предприятия Закон понимал неспо­собность удовлетворять требования кредиторов по оплате то­варов (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обяза­тельные платежи в бюджет и внебюджетные фонды в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника. Основания для возбуждения производства по делу о несостоятель­ности заключались в приостановлении текущих платежей по оплате товаров (работ, услуг); просрочке задолженности более чем на 3 месяца; превышении суммой задолженности 500 ми­нимальных размеров оплаты труда.

Для признания должника банкротом было необходимо доказать его неоплатность, т. е. недостаточность всего иму­щества для удовлетворения требований кредиторов. Однако практика применения Закона показала, что путем изменения объемов дебиторской и кредиторской задолженности, пере­оценки активов можно было длительное время по отчетности показывать свою оплатность. [2, с.16]

Практика применения Закона 1992 г. выяви­ла и его слабые стороны. В первую очередь пробле­ма связана с тем, что нормы и принципы, изложен­ные в Законе, были «подогнаны» под понятийный аппарат действовавшего тогда законодательства РСФСР. Во-вторых данный нормативный правовой акт устаревал морально, переставал в полной мере отвечать складывавшимся новым экономическим отношениям. Объяснялось это прежде всего тем, что принят он был в 1992 г. задолго до принятия Конституции Российской Федерации от 12.12.1993 и нового Гражданского кодекса Российской Феде­рации 1994 г. [10, с.9]

Установив критерием несостоятельности, неоплатность, Закон о банкротстве в редакции 1992 г. не разработал систему критериев признания структуры баланса неудовлетворитель­ной. Лишь спустя 1,5 года в постановлении Правительства РФ от 20 мая 1995 г. № 498 были определены коэффициенты, на основе анализа которых можно было сделать вывод о том, пла­тежеспособен или нет должник, не исполняющий требований кредиторов. Кроме того, закон содержал в себе много неточнос­тей.

Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ "О несо­стоятельности (банкротстве)" изменил критерий несостоятельности — им стала пла­тежеспособность.Он в основном был направлен на решение задач защиты интересов кредиторов.

Нужно отметить, что вопрос критериев несостоятельнос­ти до сих пор не решен однозначно за пределами Российской Федерации. Большинство западных систем устанавливают критерии несостоятельности, определяемые неосуществле­нием выплат. Английское, американское, немецкое конкур­сное законодательство принимает критерий неплатежес­пособности. Компания несостоятельна, когда она не может оплатить долги, т. е. несостоятельность выражается в пре­кращении платежей.

В законодательстве о банкротстве в экономически разви­тых странах различают "прокредиторскую" и "продолжниковскую"системы.

Первая нацелена на возможно более быстрое проведение ликвидации в интересах кредиторов (Великобритания, Герма­ния, Россия).

Вторая предусматривает комплекс мер для защиты биз­неса должника и ограничения прав кредиторов (США, Фран­ция).

"Продолжниковская" система банкротства позволяет должнику, попавшему в тяжелое финансовое положение волею обстоятельств, освободиться от долгов и получить возможность "freshstart" (нового старта). При этом американский суд зачас­тую не беспокоили интересы кредиторов, которые вынуждены подстраиваться под условия, предлагаемые судом в целях вос­становления платежеспособности должника. Поэтому в США подавляющее большинство дел о банкротстве возбуждалось судами по заявлениям должников.

Напротив, в Европе (за исключением Франции), где с древ­них времен применялась "прокредиторская" система банкрот­ства, приоритетной целью являлось наиболее полное удовлет­ворение требований кредиторов, когда зачастую уже интересыдолжника не принимались во внимание. Главное в этой системе заключалось в жестком контроле над сохранностью активов должника и оперативной его ликвидации.

Можно сделать вывод, что при принятии неплатежеспо­собности в качестве критерия несостоятельности основу уста­навливаемой судом несостоятельности составляет не подлин­ный недостаток средств, а предполагаемый, проявляющийся в факте прекращения платежей.

Процедура банкротства была настолько упрощена, что каждому предприятию, имевшему просроченную на 3 месяца задолженность в мизерном размере — 50 тыс. руб., угрожа­ла ликвидация. В результате Закон о банкротстве 1998 г. Из средства оздоровления экономики превратился в источник конфликтов, привел к разорению многих платежеспособных предприятий, т. е. служил фактически механизмом перерас­пределения собственности. Не секрет, что нередко креди­торы проявляли заинтересованность не в погашении задол­женности должниками, осуществлении мер по финансовому оздоровлению предприятий, а в их банкротстве и овладении имущественными комплексами, распоряжении денежными потоками. [2, с.18]

В декабре 2002 г. вступил в силу новый Феде­ральный закон № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Он распространяется на физичес­ких и юридических лиц, за исключением казенных предприятий, учреждений, политических партий и религиозных организаций. Процедуры банкротства способствуют преодолению кризиса неплатежей, прекращению роста просроченной задолженности и предотвращению негативных социальных последс­твий, связанных с кризисными процессами. Закон содержит более жесткие требования к арбитражным управляющим, которым доверяется проведение про­цедур банкротства. Особое место отведено банкротс­тву отдельных категорий должников — юридических лиц: градообразующих, сельскохозяйственных, финансовых, кредитных и страховых организаций, стратегических предприятий и организаций, субъ­ектов естественных монополий. [10, с.10]

Вступление в силу нового Федерального закона от 26 ок­тября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротс­тве)"— важное событие в экономической жизни страны. В нем были устранены существовавшие в предыдущих редакциях не­точности, а также, пожалуй, самое важное, — был учтен опыт применения института банкротства в условиях постсоветской России.

Закон призван способствовать решению трех основных задач:

— во-первых, оздоровлению экономики путем избавле­ния от неэффективных предприятий. Приватизация не привела к появлению эффективных собственников, тысячи предприятий все еще не освоили ни совре­менных методов управления, ни основ маркетинга, ни действенных систем управления. Банкротство таких предприятий — один из факторов повышения эффек­тивности экономики;

— во-вторых, Закон должен защищать интересы креди­торов и тем самым способствовать созданию благопри­ятного инвестиционного климата в стране;

— в-третьих, Закон должен способствовать восстанов­лению финансовой устойчивости, платежеспособности предприятий, оказавшихся в сложном положении, но в принципе жизнеспособных, потенциально перс­пективных.

Законом о банкротстве 2002 г. предусматривается ответственностьза необоснованное признание требований кредиторов. Данное положение имеет огромное значение в связи с тем, что ранее арбитражный управляющий мог признать, а мог и не признать требования кредиторов. Нередко бывали случаи, когда арбитражный управляющий признавал требования вы­мышленного кредитора, у которого якобы был подавляющий пакет голосов. Но фактически такого кредитора не было. Были только подложные документы — дело рук либо арбитражно­го управляющего, либо директора предприятия-должника. Поэтому в Законе был изменен и порядок судебного разбира­тельства по делу. Была установлена обязанность публикации сведений о введении наблюдения, о признании должника банк­ротом и об открытии конкурсного производства, а также о пре­кращении производства по делу. Кроме того, если количество кредиторов превышало 100 или их количество не может быть определено, то обязательному опубликованию подлежат также сведения о начале каждой процедуры банкротства, применяе­мой в отношении должника. Таким образом, данное положение предоставляет кредиторам дополнительные гарантии защиты им своих интересов. [2, с.19]

Следует отметить прогрессивное значение нового Закона, который состоит из 11 глав, 233 статей. По сравнению с предыдущим последний Закон более подробно регламентирует процесс банкротства. Изме­нены признаки банкротства; из Закона исчезло вне­судебное объявление должника о своем банкротстве, и сам процесс добровольного банкротства должника был поставлен под контроль суда; совершенно по-новому стали назначаться арбитражные управляющие и, что важно, у должника появилось право влиять на этот процесс; появилась новая стадия конкурсногопроцесса — финансовое оздоровление; среди особых категорий должников были выделены субъекты ес­тественных монополий. Все эти изменения являются весьма позитивными и, несомненно, способствуют балансу интересов как должников, так и кредиторов. Обобщая сказанное, приходим к выводу, что становление банкротства как экономической и правовой категории уходит в глубокое прошлое. Более того, как часть торгового права банкротство тесно связано с его становлением и развитием, ко­торое в свою очередь оказало огромное воздействие на генезис бухгалтерского учета. При этом институт несостоятельности на протяжении длительного периода оказывал влияние на различные модели бухгалтерского учета, которые основывались на концепции осторожности или бухгалтерского консерватизма. Роль бухгалтерского учета в защите интересов кредиторов четко охарактеризована в проекте германского закона о борьбе с экономичес­кими правонарушениями: «...Надлежащее ведение бухгалтерского учета имеет практическое значение в современной экономике, так как является основ­ной предпосылкой любой экономической деятель­ности. Отсутствие оценки экономического поло­жения предприятия сохраняет опасность того, что оно сможет работать, ориентируясь на завершение деятельности, но при этом нести инвестиционные и прочие расходы, которые не обоснованы с точки зрения имеющегося капитала». [10, с.10]

Однако Закон о банкротстве в редакции 2002 г. не лишен недостатков и утверждать, что теперь не будет заказных бан­кротств вполне благополучных предприятий в интересах от­дельных лиц, нельзя. Но наиболее существенные просчеты прежнего законодательства устранены — и в этом состоит его главное достоинство.

Изучение эволюции отечественного конкурсного права интересно еще и с точки зрения подходов к близким терминам "несостоятельность" и "банкротство".

Анализ мнений ученых по вопросам дифференциации данных терминов позволяет сделать вывод о наличии со­вершенно особого взгляда на данную проблему. Одни спе­циалисты полагают, что термины "несостоятельность" и "банкротство" следует разграничить, другие — что понятия несостоятельности и банкротства необходимо дифференци­ровать по признаку неоплатности (в зависимости от наличия этого критерия). [13, с.50]

Некоторые российские ученые считают, что российский законодатель поступил правильно, подкрепив новый термин "несостоятельность" распространенным и достаточно энергич­ным термином "банкротство". Однако с этим мнением нельзя согласиться, поскольку речь идет не просто об употреблении терминов и эмоциональном воздействии на должников, а о принципиальной разнице между этими понятиями. Эта разни­ца, будучи законодательно закрепленной, должна повлечь раз­личные правовые последствия для несостоятельных должни­ков и банкротов, разное к ним отношение.

В рыночных условиях большое значение имеют вопро­сы деловой репутации, поэтому для должника будет очень важно называться именно несостоятельным, а не банкро­том. Ведь в ряде случаев должник, находившийся в процессе производства по делу о банкротстве, будет продолжать свою деятельность. В такой ситуации квалификация положения должника как несостоятельность либо как банкротство будет иметь принципиальное значение не только для самого долж­ника, но и для его контрагентов (как реальных, так и потен­циальных).

Таким образом, целесообразнее все-таки считать несо­стоятельностью просто неплатежеспособность (неисполнение обязательств), а банкротством— неплатежеспособность, признанную судом. Исторически сложилось, что в России под банкротством понимали уголовно преследуемое деяние. Бан­кротство считалось уголовным преступлением и являлось как бы осложнением несостоятельности.

В послании Президента РФ Федеральному Собранию Российской Федерации от 18 апреля 2003 г. "России надо быть сильной и конкурентоспособной" В. В. Путин отметил, что "по­точное" банкротство предприятий уже успело стать доходным бизнесом. Мы обязаны сделать механизм проведения процеду­ры банкротства и оздоровления предприятий прозрачным, ры­ночным, а значит — невосприимчивым к коррупции".[10]

Нельзя сказать, что государство не реагирует на новые тенденции в процессах банкротства с момента вступле­ния в силу действующего Закона «О не­состоятельности (банкротстве)».

В конце прошлого года в закон были внесены изменения, касающиеся необ­ходимости арбитражному управляюще­му иметь соответствующий допуск к све­дениям, составляющим государствен­ную тайну.

Также очень характерно, что изменения внесены в состав лиц, участвую­щих в арбитражном процессе по делу о банкротстве (ст. 35 закона). К перечню данных лиц отнесен представитель фе­дерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопас­ности в случае, если исполнение полно­мочий арбитражного управляющего связано с доступом к сведениям, состав­ляющим государственную тайну.

В целях предупреждения банкротств организаций оборонно-промышленно­го комплекса Правительство РФ поста­новило образовать Правительственную комиссию по обеспечению реализации мер по предупреждению банкротства стратегических предприятий и органи­заций, а также организаций оборонно-промышленного комплекса (Постанов­ление Правительства РФ от 22 мая 2006 года № 301). Функции данной комиссии носят в основном координационный и совещательный характер.

Обращает внимание общая тенден­ция, направленная на усиление государ­ственного контроля в области банкрот­ства стратегических предприятий и предприятий оборонно-промышленно­го комплекса.

Неоднократно среди специалистов поднималась проблема привлечения к ответственности руководителей, кото­рые довели предприятие до банкротст­ва. Похоже, что законодатель также об­ратил внимание на эту проблему.

В декабре 2005 года вступили в силу изменения к ст. 196 УК РФ «Преднаме­ренное банкротство» и ст. 197 УК РФ «Фиктивное банкротство», в соответст­вии с которыми изменилось само поня­тие преднамеренного и фиктивного банкротства.

Теперь под понятие преднамерен­ного банкротства подпадает соверше­ние руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо индивидуальным предпринимателем действий (бездействия), заведомо влеку­щих неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требо­вания кредиторов по денежным обяза­тельствам и (или) исполнить обязан­ность по уплате обязательных платежей. В предыдущей редакции преднаме­ренным банкротством считалось умыш­ленное создание или увеличение непла­тежеспособности юридического лица или индивидуального предпринимате­ля. Представляется, что первое опреде­ление гораздо шире второго и соответ­ственно шире круг действий, которые могут подпасть под понятие преднаме­ренного банкротства.

Аналогичная ситуация и с фиктив­ным банкротством.

Вот что считалось фиктивным банкрот­ством в законах предыдущей редакции-

«Фиктивное банкротство - заведо­мо ложное объявление руководителем юридического лица о несостоятельнос­ти данного юридического лица или ин­дивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности, в том числе обращение этих лиц в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом при наличии у него возмож­ности удовлетворить требования кре­диторов в полном объеме».

В настоящее время действует опре­деление фиктивного банкротства как заведомо ложного публичного объявле­ния руководителем или учредителем (участником) юридического лица о несо­стоятельности данного юридического лица или индивидуальным предприни­мателем о своей несостоятельности.

По мнению законодателя, внесенные в Уголовный кодекс РФ и Кодекс об адми­нистративных правонарушениях РФ из­менения должны облегчить процесс при­влечения к ответственности недобросо­вестных руководителей должников.

Аналогичные изменения были вне­сены и в ст. 14.12. Кодекса об админист­ративных правонарушениях РФ.

Однако одних только изменений в законодательстве явно не хватит для то­го, чтобы сделать эффективным инсти­тут привлечения к ответственности не­добросовестных руководителей.

В правоприменительной практике сложилась распространенная тенден­ция применения ст. 196, 197 УК РФ. Очень часто во время корпоративного конфликта возбуждается дело по выше­указанным статьям в отношении руко­водителя организации. Однако до суда было доведено лишь несколько. Практически любое конфликтное банкротство, где идет борьба между группами кредиторов и руководством, сопровождается возбуж­дением дела. Однако после непродолжительного времени дело закрывается. Огромная проблема - это отсутствие в правоохра­нительных органах профессиональных кадров, способных разобраться в этой достаточно специфической области. [11]

В связи с принятием нового Закона от 2 Октября 2007г. № 229 –ФЗ «Об исполнительном производстве», вступившего в силу с 1 февраля 2008г., изменившего порядок обращения взыскания на имущество должника - организации (ст.94), соответствующие изменения были внесены в требования к порядку подтверждения задолженностей, необходимых для возбуждения дела о банкротстве, исполнительными документами в отношении субъекта естественной монополии. Требования кредиторов должны быть подтверждены, как ранее, исполнительным документом и удовлетворены в полном объеме путем обращения взыскания на определенное законом имущество должника. Перечень такого имущества организации – должника и порядок обращения на него взыскания были изменены новым законом. [17, с.489]


Глава III Перспективы развития РЗ о бакротстве

Во многих странах в действующем гражданском законодательстве существуют институты банкротства физических лиц, не являющихся предпринимателями. Российское законодательство о банкротстве также содержит указание на возможность банкротить граждан (физических лиц), однако сейчас этот институт не работает – для его функционирования необходимо внести некоторые изменения в федеральные законы.

В 2008г Минэкономразвития подготовило проект соответствующего закона.[12]

Его основные положения:

1. Долг, который может послужить для признания физического лица банкротом, должен иметь размер, превышающий 100.000 рублей, и быть неоплаченным в течение срока, превышающего 6 месяцев.

2. Обратиться с заявлением о признании гражданина банкротом сможет сам должник, его кредиторы и уполномоченный орган (сейчас это Федеральная налоговая служба).

3. Дела о банкротствах граждан будут рассматривать арбитражные суды.

4. Будут такие процедуры, как наблюдение, выполнение плана реструктуризации задолженности, конкурсное производство. Причем, что интересно, если сумма долга не превышает 500.000 рублей, то конкурсным управляющим может быть сам должник.

5. Предусматривается перечень имущества должника, которое в ходе конкурсного производства продавать нельзя (единственное жилье, деньги до 25.000 рублей, инвалидный транспорт, личное имущество и т.п.).

6. Предусматривается ограничение для должника, признанного банкротом, а также для должника, успешно погашающего или погасившего долги, в течение пяти лет вторично объявлять себя банкротом и погашать новые долги.

7. Станет невозможным получение кредитов в банках без указания того, что получатель был признан банкротом.

8. Появится запрет на год на предпринимательскую деятельность и учреждение юридических лиц с момента признания человека несостоятельным.

9. Должны появиться в законе также и меры, исключающие возможность злоупотреблений со стороны должника. Так, если размер конкурсной массы должника составляет 100.000 рублей, а требования конкурсных кредиторов и уполномоченных органов полностью не удовлетворены, гражданин не освобождается от обязательств в результате банкротства. Исключение составят случаи, когда должник докажет, что банкротство произошло в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств.

В целом, банкротство физических лиц должно стать тем институтом, который позволит людям удовлетворить требования кредиторов, не нарушая интересы других лиц.

В июне 2009 года Минэкономразвития подготовило законопроект "О реабилитационных процедурах, применяемых в отношении гражданина-должника". Об этом сообщила пресс-служба министерства.

Законопроект устанавливает возможность реструктуризации долгов физических лиц в соответствии с планом, утверждаемым арбитражным судом на срок до пяти лет. Также устанавливается право должника, оказавшегося в сложном положении, освободиться от долгов, предоставив кредиторам свое имущество и часть доходов.

Заявление в арбитражный суд о признании гражданина банкротом, согласно законопроекту, может подать как кредитор, так и сам должник.

Заявление о признании должника банкротом принимается арбитражным судом, если требования к должнику в совокупности составляют не менее чем 50 тыс. руб. и указанные требования не исполнялись в течение шести месяцев с даты исполнения. При этом устанавливается, что сам должник может подать заявление о признании его банкротом только при наличии у него средств на выплату вознаграждения арбитражному управляющему за два месяца.

По результатам проверки обоснованности заявления суд вводит в отношении должника-гражданина конкурсное производство на срок, составляющий шесть месяцев. Это означает приостановление взыскания по исполнительным документам.

В ходе производства должник будет вправе представить в арбитражный суд план реструктуризации долгов, согласованный с большинством кредиторов.

Законопроект устанавливает требования как к должнику, рассчитывающему на признание его банкротом, так и к самому плану реструктуризации долгов.

Так, должник будет обязан представлять в суд доказательства наличия у него постоянного дохода, отсутствия не снятой или непогашенной судимости по уголовным делам за преступления в сфере экономики и непривлечения его в течение трех лет до принятия заявления о банкротстве к административной ответственности за хищение, умышленное уничтожение или повреждение имущества, за преднамеренное или фиктивное банкротство. Он также должен будет доказать отсутствие фактов признания его банкротом в течение пяти лет, предшествующих представлению плана реструктуризации долгов.

План реструктуризации долгов гражданина должен содержать положения о порядке, сроках и размере выплат, направляемых на удовлетворение требований всех кредиторов.

План реструктуризации долгов может быть утвержден судом и при отсутствии согласия кредиторов, в том случае если планом предусмотрено полное удовлетворение их требований по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, а также удовлетворение требований кредиторов третьей очереди в размере, равном или большем, чем они могли бы получить при немедленной реализации имущества должника и распределении его доходов.

Документ содержит закрытый перечень оснований для отказа в утверждении плана реструктуризации долгов. Срок реализации плана ограничен пятью годами.

Если гражданин не сумел расплатиться с кредиторами в ходе реструктуризации долга, арбитражный суд отменяет план реструктуризации долгов и переходит к конкурсному производству, в ходе которого активы должника, включаемые в конкурсную массу, распределяются между кредиторами пропорционально суммам их требований.

Законопроектом предусматривается ряд ограничений как для должника, признанного банкротом, так и для должника, успешно осуществляющего план реструктуризации долгов. В частности, для должника установлен пятилетний "период ожидания" между предыдущей и последующей процедурами банкротства, установлено ограничение для получения новых кредитов в банках без указания на факт признания гражданина банкротом.

Минэкономразвития подготовило и отправило на согласование в министерства и ведомства очередной вариант закона о банкротстве физических лиц. Теперь эта процедура будет называться реструктуризацией и реабилитацией. Банки по-прежнему считают, что документ сильно ущемляет их интересы.

По действующему законодательству признать себя банкротами могут только юридические лица и частные предприниматели. Для физических лиц такая процедура не предусмотрена. В апреле Минэкономразвития после двухлетних трудов, наконец, подготовило законопроект о банкротстве физических лиц, он был утвержден на коллегии и теперь отправлен на согласование заинтересованным ведомствам.

Процедуру банкротства, как пояснили в пресс-службе минэкономразвития, предлагается именовать «реструктуризацией и реабилитацией долга».

Реструктуризация подразумевает рассрочку выплат на срок до 5 лет по графику, утвержденному в суде и согласованному с кредитором и заемщиком. Реабилитация включает в себя списание части долга с условием, что другую часть заемщик погасит своим имуществом (автомобилем, дачей, земельным участком, прочей недвижимостью) и имеющимися у него доходами. Но единственное жилье должника конфискации подлежать не будет. На все процедуры отводится три месяца с даты возбуждения дела о банкротстве, после чего должник считается полностью реабилитированным и освобождается от всех обязательств перед банком.

О процедуре банкротства физических лиц власти задумались еще в 2006 году, когда невозврат кредитов стал расти быстрее, чем количество выданных. Летом прошлого года законопроект о банкротстве физических лиц был внесен в Государственную думу, но до первого чтения дело так и не дошло. Депутаты сочли, что в условиях кризиса он чрезмерно защищает заемщиков в ущерб интересам банков.

В декабре поддержку ипотечным заемщикам, потерявшим работу или столкнувшимся с резким снижением своих доходов, пообещал премьер-министр Владимир Путин. Чтобы претендовать на обещанную государством помощь, заемщик должен удовлетворять целому ряду требований.

Таким образом, в отсутствие закона о банкротстве заемщику, попавшему в затруднительное положение, ничего не остается, как уповать на милость кредитного учреждения.

Ряд банков предлагают собственные программы реструктуризации долга. Но для банка главное прибыль, а не благотворительность. Так, в ВТБ 24 заемщику в случае невозможности обслуживания долга предлагают взять стабилизационный кредит в размере $20 тысяч на 15 лет под 13,5%. Но в результате после годичной отсрочки заемщику фактически придется гасить два кредита – ипотечный и стабилизационный.

Закон о банкротстве физических лиц в условиях кризиса сможет значительно облегчить жизнь заемщика. Однако банки по-прежнему категорически против принятия законопроекта в версии МЭР. После утверждения закона фактически любой человек сможет взять кредит и объявить себя банкротом, а за время процедуры банкротства заемщик может переоформить имущество на родственников, таким образом, все последующие действия банка по взысканию долга будут обречены на провал. При этом банкротство практически не предусматривает никакого наказания должников, порождая лишь запрет быть предпринимателем и занимать руководящие должности какое-то время.

Принятие закона приведет к серьезному пересмотру условий предоставления беззалоговых кредитов физическим лицам, значительному ужесточению принципов рассмотрения заявок от заемщиков, повышению ставок по кредитам, а возможно, даже полному отказу от некоторых кредитных продуктов, пугают банкиры.

В законопроекте должен быть соблюден баланс интересов кредитора и заемщика, соглашаются эксперты.

Но закон необходим, едины во мнении эксперты. Большинство заемщиков – представители среднего класса.

Появятся гарантии справедливого и пропорционального удовлетворения требований за счет конкурсной массы должника, что позволит избежать преимущества одного кредитора перед другим. После признания физического лица банкротом банки смогут своевременно списывать долги со своего баланса, а это значит, что им не придется формировать дополнительные резервы под эти кредиты.

Закон о банкротстве физических лиц, который мог бы помочь должникам во время финансового кризиса, так и не появился в России. Минэкономразвития считает, что принимать его, не оценив последствий кризиса, опасно. Тем самым в споре заемщиков и кредиторов государство оказалось на стороне последних.

Причиной отсрочки в принятии закона явился экономический кризис. В Минэкономразвития полагают, что данный закон необходимо принять лишь после оценки последствий кризиса для кредиторов и должников. Важно оценить, как кризис отразится на кредитных отношениях и потребительских рынках. Необходимо понять, как будет устроен рынок ипотечного кредитования и каковы последствия кризиса для кредиторов и должников, прежде чем принимать решение об институциализации личного банкротства и о содержании соответствующих процедур.
Заключение.

Подводя итоги, можно сказать, что банкротство — слож­ный процесс, который может быть охарактеризован с раз­личных сторон: юридической, управленческой, организаци­онной, финансовой, учетно-аналитической и др. Процедура банкротства представляет собой лишь завершающую стадию неудачного функционирования компании, которой обычно предшествуют стадии нормальной ритмичной работы и фи­нансовых затруднений. Банкротство (не фиктивное) редко бывает неожиданным, по крайней мере, для опытных финан­систов и менеджеров, которые стараются регулярно отсле­живать складывающиеся тенденции в развитии собственных компаний.

Прежде всего, следует отметить, что правовое законодательство института банкротства развивается и совершенствуется вместе с развитием экономики России. И в настоящий момент времени данный институт находится в интенсивнейшей стадии данного процесса.

Анализируя место института несостоятельности (банкротства) в рыночной экономике, можно сказать, что банкротство - один из инструментов оздоровления промышленности, ее структурной перестройки, следовательно, если определенное предприятие не вписывается в рыночную экономику, то оно должно быть подвергнуто цивилизованной процедуре ликвидации.

Россия отличается от большинства стран тем, что накопление необходимого опыта для формирования законодательства института несостоятельности (банкротства) было прервано. Чтобы ускорить процесс совершенствования данного института, необходимо развивать институт частной собственности на двух уровнях: личная собственность граждан и собственность предприятий. В первом случае частные лица будут видеть конечный результат своей предпринимательской деятельности, что необходимо в силу природы человека. Во втором случае предприятие будет цельной рыночной единицей, работающей благодаря человеку и на благо человека. Для этих целей можно привлечь опыт взаимодействия с зарубежными системами, который уже показывал положительные результаты ещё в дореволюционной России.

К настоящему времени в России сформировались все основные элементы института несостоятельности. Модель банкротства, получившая своё воплощение в современном – третьем – Законе о банкротстве, со всей очевидностью несет в себе черты компромисса, формировавшегося на первых этапах её становления. Вместе с тем институт банкротства в России пока нельзя рассматривать как стабильный и эффективный механизм, направленный на оздоровление управления и финансов компаний. Существующий институт несостоятельности, несмотря на рост количества дел о признании должников банкротами, не решает и макроэкономическую задачу вывода неэффективных предприятий с рынка не обеспечивает предсказуемого распределения рисков для кредиторов.

Также следует сказать, что изменения законодательства в сфере регулирования банкротства были направлены, во-первых, на обеспечение интересов государства и иных интересов, представленных, как государственные, в отношении государственных корпораций, стратегических предприятий, бюджетов разных уровней; во-вторых, на создание более благоприятных условий для отдельных субъектов рынка. При этом законодательство о банкротстве увеличивает свою прокредиторскую направленность.

Российское законодательство содержит указание на возможность банкротить граждан, однако сейчас этот институт не работает, для его функционирования необходимо внести некоторые изменения в федеральные законы. В 2008 году министерство внесло на рассмотрение в правительство проект закона о банкротстве граждан. Закон о банкротстве физических лиц, который мог бы помочь должникам во время финансового кризиса, так и не появился в России. Минэкономразвития считает, что принимать его, не оценив последствий кризиса, опасно. Закон дает должнику значительно большие гарантии, чем обычная система исполнительного производства. Также закон призван защищать кредиторов. По мнению многих экспертов принятие закона будет способствовать финансовому оздоровлению экономики страны.

Наиболее актуальной задачей в деле совершенствования законодательства о несостоятельности (банкротстве) является выработка единой концепции его реформирования, предполагающая поиск основных направлений изменения указанного законодательства с ясным представлением о целях, которые должны быть достигнуты, а также системных последствиях внесения соответствующих изменений.

1. Федеральный закон «о несостоятельности (банкротстве)» №127 – ФЗ от 26.10.2002г. (в редакции от 19.07.2009г.)

2. Балдин К.В., Белугин В.В., Галдицкая С.Н., Передеряев И.И. Банкротство предприятий: анализ, учет, прогнозирование / К.В. Балдин. В.В. Белугин, С.Н. Галдицкая, И.И. Передеряев – М.: ЭТА, 2007. – 367с.

3. Банкротство в России: вопросы истории, теории и практики / Под ред. В.Е. Гавриловой. – М.: КНОРУС, 2003. – 207с.

4. Гаврилова В.Е. Банкротство в России / В.Е. Гаврилова – М.: КНОРУС, 2003. - 207

5. Глушков Е.Л. История развития института несостоятельности (банкротства) предприятий в России / Е.Л. Глушков // История государства и права. – 2008. - №5. – с.23

6. Дешко А.Э. Имущественный характер института несостоятельности / А.Э. Дешко // Аудит и финансовый анализ. – 2007. – с.54-64.

7. Карелина С.А. Механизм правового регулирования отношений несостоятельности / С.А. Карелина. – 338с.

8.Кожевников Н.Н., Борисов Е.И., Зубкова А.Г. Основы антикризисного управления предприятием / Н.Н. Кожевников, Е.И. Борисов, А.Г. Зубкова – М.: Академия, 2005. – 496с.

9. Крутиков Р.Н. Развитие института банкротства в России: правовое регулирование и ответственность / Р.Н. Крутиков // Юрист. - 2004. - №7. – с.34-37.

10. Кутер М.И. Институт несостоятельности в России / М.И. Кутер // Экономический анализ: теория и практика. – 2008. - №3. – с. 2-10.

11. Основы антикризисного управления предприятием: учебное пособие для студентов ВУЗов / Под ред. Н.Н.Кожевников, Е.И. Борисов, А.Г. Зубкова. – М.: издательский центр «Академия», 2005. – 496с.

12. Радыгин А.Д. Институт банкротства: становление, проблемы, направления реформирования / А.Д. Радыгин – М.: ОМЕГА-Л, 2005. – 432с.

13. Радыгин А.Д., Симачев Ю.В. Институт банкротства в России: особенности эволюции, проблемы и перспективы / А.Д. Радыгин, Ю.В. Симачев // Российский журнал менеджмента.- 2005.- том3 №2. – с.43-70.

14. Разоренов Н. Банкротство сегодня: новые тенденции / Н.Разоренов // Слияние и поглощение. – 2006. - №9. – с. 70-73.

15. Родионова Н.В. Антикризисный менеджмент / Н.В. Родионова – М.: Юнити-Дана, 2001. – 223с.

16. Шепеленко Г.И. Антикризисное управление производством и предприятием: учебное пособие / Г.И. Шепеленко. – Ростов н/Д: Издателский центр «Март», 2003 – 176с.

17. Экономика переходного периода. Экономический рост 2000-2007 / Под ред. Е.Гайдара. – М.: Издательство «Дело» АНХ, 2008. – 1328с.

18. http://www.gazeta.ru/financial/2009/03/18/2960347.shtml

19. http://fin-lawyer.ru/2008/proekt-zakona-o-bankrotstve-grazhdan/

20. http://www.rain.ru/pravo_issue/20091002/187218917.html

21. http://www.rg.ru/2009/05/15/bankrotstvo.html

22. http://www.vmdaily.ru/article.php?aid=74826



[1] Карелина С.А. Механизм правового регулирования отношений несостоятельности / С.А. Карелина. – 338с.

[2] Карелина С.А. Механизм правового регулирования отношений несостоятельности / С.А. Карелина. – 338с.

[3] Кожевников Н.Н., Борисов Е.И., Зубкова А.Г. Основы антикризисного управления предприятием / Н.Н. Кожевников, Е.И. Борисов, А.Г. Зубкова – М.: Академия, 2005. – с. 47

[4] Гаврилова В.Е. Банкротство в России / В.Е. Гаврилова – М.: КНОРУС, 2003. - 207

[5] Глушков Е.Л. История развития института несостоятельности (банкротства) предприятий в России / Е.Л. Глушков // История государства и права. – 2008. - №5. – с.23

[6] Кутер М.И. Институт несостоятельности в России / М.И. Кутер // Экономический анализ: теория и практика. – 2008. - №3. – с. 2-10.

[7] Дешко А.Э. Имущественный характер института несостоятельности / А.Э. Дешко // Аудит и финансовый анализ. – 2007. – с.54-64.

[8] Крутиков Р.Н. Развитие института банкротства в России: правовое регулирование и ответственность / Р.Н. Крутиков // Юрист. - 2004. - №7. – с.34-37.

[9] Балдин К.В., Белугин В.В., Галдицкая С.Н., Передеряев И.И. Банкротство предприятий: анализ, учет, прогнозирование / К.В. Балдин. В.В. Белугин, С.Н. Галдицкая, И.И. Передеряев – М.: ЭТА, 2007. – с.14

[10] Балдин К.В., Белугин В.В., Галдицкая С.Н., Передеряев И.И. Банкротство предприятий: анализ, учет, прогнозирование / К.В. Балдин. В.В. Белугин, С.Н. Галдицкая, И.И. Передеряев – М.: ЭТА, 2007. – 367с.

[11] Разоренов Н. Банкротство сегодня: новые тенденции / Н.Разоренов // Слияние и поглощение. – 2006. - №9. – с. 70-73.

[12] http://fin-lawyer.ru/2008/proekt-zakona-o-bankrotstve-grazhdan/

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий