Проявление авторской позиции в жанре интервью

Содержание Введение 3 Глава I. Интервью и его виды в классификациях различных авторов .6 Глава II. Анализ публикаций в жанре интервью с точки зрения участия в нем журналиста …20

Содержание

Введение…………………………………………………………………………3

Глава I. Интервью и его виды в классификациях различных авторов…….6

Глава II. Анализ публикаций в жанре интервью с точки зрения участия в нем журналиста………………………………………………………………………20

1. Современные тенденции жанра интервью и его компоненты………..20

2. Роль журналиста в беседе в различных типах интервью…………….23

Заключение………………………………………………………………………30

Библиографический список…………………………………………………….31

Приложение……………………………………………………………………...33

Введение Среди огромного разнообразия публицистических жанров интервьювыделяется своей активностью и частотностью употребления. В прессе началаХIХ века уже появляются материалы, оформленные в форме вопросов и ответов, закладываются основные черты, характеризирующие интервью: определенные типы вопросов, формулы вежливости, риторические и стилистические фигуры и так далее. Интервью как жанр претерпел ряд изменений, касающихся стилистики, типологии, характера функционирования, что в значительной степени определяется социальным контекстом. Толкование термина интервью менялось со временем в зависимости отсамого развития жанра, политической ситуации в стране и от многих других факторов. «Общим местом» в определении жанра интервью осталось словосочетание: беседа, имеющая общественный интерес, определяющийся не только актуальностью или злободневностью обсуждаемого вопроса, но и непосредственным отношением, прямым или косвенным, читателя к затрагиваемой проблеме. В связи со своей спецификой печатные материалы не могут иметь прямого контакта с читателем в отличие от таких средств массовой информации, как телевидение, радиовещание, Интернет.

Актуальность : в работе будет рассмотрено интервью в ракурсе профессионализма журналиста, проявления им авторской позиции. Интервьюер – это не только тот, кто задает вопросы собеседнику, но также и тот, кто излагает свою позицию, отношение к той или иной проблеме, в чем-то соглашаясь или не соглашаясь со своим героем.

Изучением жанра интервью занимались такие теоретики как М. М. Лукина, Т. В. Шумилина, Н. В. Колода. Они разбирают в своих работах драматургию жанра, формы организации, подготовку для выпуска и ряд других вопросов. Рассматривали интервью в системе жанров также журналисты-теоретики А. И. Соков, Г. С. Мельник, А. Н.Тепляшина, З. С. Смелкова, Л. В. Ассуирова, М. Р. Савова, О. А. Сальникова, В. В. Ученова.

Цель работы : выявить степень проявления авторской позиции в различных видах интервью.

Для достижения цели решались следующие задачи :

1. Изучение научной литературы по данной теме

2. Определение видов интервью в классификациях разных авторов

3. Изучения степени проявления авторской позиции и профессионализма в различных видах интервью

4. Анализ публикаций в жанре интервью с точки зрения участия в нем журналиста.

Объектом исследования определен жанр интервью, а предметом изучения стала авторская позиция в данном жанре.

Методы исследования : анализ, сравнение.

Практическая значимость заключается в том, что на конкретных примерах будут рассмотрены как удачные интервью, с точки зрения проявления журналистского мастерства, так и не очень. По средствам анализа публикаций будут определены приемы и средства, позволяющие грамотно построить беседу. Все это послужит для студентов отделения журналистики или образцами или примером того, как не надо писать в жанре интервью, и поможет в дальнейшей своей деятельности либо равняться на работы, либо избегать подобных ошибок.

Глава I. Интервью и его виды в классификациях различных авторов.

Жанр интервью — это форма получения журналистом определенной информации от респондента с помощью вопросов; иными словами, диалог — самое естественное средство общения. [5:124] «Интервью — акт коммуникации, предполагающий диалогическое общение журнали­ста с респондентом в ситуации последовательного чередования во­просов и ответов, с целью получения информации, мнений и сужде­ний, представляющих общественный интерес». [12:10]

Как жанровая форма интервью обозначает диалог журналиста с человеком, представляющим интерес для определенной читатель­ской аудитории. При этом метод сбора информации полностью сов­падает со структурой жанра. [5:124]

Этот жанр обладает особой силой убедительности, достоверности, ибо содержит свидетельство, заявление или сообщение авторитетно­го лица. И вторая особенность: интервью позволяет охарактери­зовать и внутренний мир собеседника. [4:25]

Долгое время была принята единая классификация жанра интер­вью. Ведущие российские теоретики-публицисты, такие как Е. П. Про­хоров, В. Н. Горохов, Я. Н. Засурский и Г. В. Кузнецов, различали интер­вью только по характеру коммуникативной задачи и характеру обсуж­даемого вопроса. В конце 90-х годов XX в. появились новые работы современных исследователей, которые предлагали классификации ин­тервью, включающие следующие виды:

■ информационное, оперативное, креативное; интервью-рассле­дование; интервью-портрет; пресс-конференция, выход к прес­се, брифинг; «круглый стол»; по телефону; с помощью разных служб Интернета;

■ информационное, аналитическое; аналитический опрос, блиц-опрос; вопрос—ответ; беседа, анкета;

■ информационное радио-интервью, аналитическое радио-интер­вью, радиобеседа, дискуссия на радио;

■ социально-психологический портрет личности; выявление точки зрения авторитетного лица на злободневную проблему; кол­лективное интервью; пресс-конференция; блиц-интервью; ин­тервью-монолог; интервью-сообщение; интервью-зарисовка; интервью-мнение;

■ протокольное; информационное; интервью-портрет; интервью-анкета; аналитическая беседа; дискуссия; ток-шоу; пресс-кон­ференция. [6:29]

На сегодняшний день практически каждый ученый, изучающий данный жанр, имеет свою классификацию видов интервью. Так, например, Н. В. Колода в своей работе «Интервью. Методика обучения. Практические советы» предлагает следующее деление:

Таблица №1:Интервью, его виды и характеристики

Вид Специфика
По форме организации
пресс-конферен-ция Распространение, разъяснение или опровержение какой-либо общественно значимой информации
Выход к прессе Малая форма пресс-конференции для информирования журналистов об итогах прошедшего мероприятия, ини­циатором которого является ньюсмейкер
«Круглый стол» Обсуждение важной проблемы, представляющей общественный интерес, часто проходящее и в режиме дискуссии
При помощи служб Интернета Максимальная «представительность» аудитории при максимальных интерактивных возможностях
Ток-шоу Сочетание признаков интервью, дискуссии, игры и кон­центрация вокруг личности ведущего. Обязательными компонентами являются гости (герои) — люди, чем-то прославившиеся или интересные своими поступками, мыслями, образом жизни, а также зрители и компетентные эксперты
беседа Непосредственное общение с собеседником, позволя­ющее получить максимально полную и достоверную информацию
По форме реализации коммуникативной задачи
Интервью-монолог Сообщение или заявление определенного лица по во­просу, предложенному корреспондентом. Содержание разговора передается в виде цельного рассказа
Информационный опрос Сбор ответов на один и тот же вопрос(-ы) от множества людей
Аналитический опрос Сбор ответов на один и тот же вопрос(-ы) от множества людей, но с аналитической обработкой полученной информации
Блиц-интервью Лаконичность и конкретность вопросов и ответов, в отличие от стандартного интервью
Интервью-зарисовка Рассказ собеседника на тему, заданную журналистом, в основном касающуюся важнейших проблем внутрен­ней и международной жизни, литературы и искусства и т.п. Кроме содержания беседы, передается обстановка разговора, его характер, при этом возникает возмож­ность кратко комментировать факты, события, о которых идет речь
Интервью-анкета Получение ответов на заранее подготовленные вопросы, организованные в форме анкеты
По характеру обсуждаемого вопроса

Информа-

ционное интервью

Выявление, проверка и уточнение фактов
Аналити-ческое интервью Выявление, проверка и уточнение фактов с последу­ющей их аналитической обработкой для получения целевой информации
Протоколь-ное интервью Получение официальных разъяснений по вопросам внутренней и внешней политики
Интервью-расследова-ние Получение информации о событии или проблеме не только лежащей на поверхности, но и, как правило, хорошо скрываемой. Требует от журналиста особенно глубокой подготовки
Портретное интервью Не столько получение информации, сколько раскрытие внутреннего мира и личности собеседника
Сатиричес-кое интервью В сатирической форме обнажить факты, которые неза­интересованный в интервью собеседник пытается скрыть или исказить
Юмористи-ческое интервью Юмористическая форма интервью позволяет журналисту, раскрывая тему, дать читателю заметить ее юмористи­ческие аспекты

В журналистике в зависимости от реализации цели и темы интервью

происходит контаминация признаков названных разновидностей. При этом в логической схеме интервью на первый план выдвигается один из смысловых центров: либо это социально-психологический пор­трет личности, либо анализ актуального события, социального явления, общественной проблемы через призму индивидуального мнения авторитетного лица.[6:32]

Несколько иначе рассматривают классификацию данного жанра Г. С. Мельник и А. Н. Тепляшина, дифференцируя его по двум признакам: количественному соотношению задействованных в беседе лиц и предметно-эмоциональной направленности. По первому выделяются интервью-монолог, интервью-диалог, интервью-полилог, интервью-бе­седа, по второму — интервью-сообщение, интервью-зарисовка. Чаще всего собеседниками журналиста становятся: очевидец, «Звезда», ин­тересный человек, эксперт и др.

Интервью-монолог представляет собой ответы интервьюируемо­го на вопросы, предложенные журналистом в преамбуле материала. Оно часто бывает проблемным. Содержание беседы передается пол­ностью.

Интервью-диалог — такой вид жанра, когда приводятся сужде­ния партнеров (журналиста и его собеседника), в равной мере инте­ресные аудитории. Диалогическая форма интервью предполагает не только проникновение во внутренний мир респондента, но и раскры­тие личности журналиста.

Интервью-беседа — наиболее традиционный вид. Изложение бе­седы содержит лишь наиболее существенные ее черты. Причем отве­ты собеседника журналист может пересказать своими словами.

Интервью-полилог — своеобразная форма беседы, в которой задей­ствовано несколько журналистов и респондентов (иногда несколько журналистов и один респондент, и наоборот). Характеризуется макси­мальным количеством собеседников с одной или другой стороны.

Интервью-сообщение — это интервью в сокращенном варианте, где представлены наиболее значительные фрагменты разговора.

Интервью-зарисовка — вид интервью, В котором реплики собе­седника журналист сопровождает описанием его манеры поведения, стиля одежды, выражения лица и т. д. Этот прием нацелен на повы­шение читательского интереса. Для интервью-зарисовки характерны лирические размышления, широкое использование выразительных средств. Журналист создает эмоционально-психологический порт­рет собеседника. [5:125-126]

М. К. Барманкулов в своем автореферате «Жанры и формы событийной информации публицистики. Их общность и специфика в печати, телевидении, радиовещании» по характеру интервьюируемого этот жанр разбивает на четыре подгруппы: интервью-мнение, интервью-ин­формация, интервью-эмоция и интервью - социологическое ис­следование. По характеру интервьюирующего на две: ин­тервью, которое берет журналист, и интервью, которое берет читатель, телевизионный зритель или радиослушатель.

В интервью-мнении обращаются к видному, авторитетно­му, популярному человеку, которого знают все.

В интервью-информации — к должностному лицу, фами­лия которого может быть и не известна широкому кругу.

В интервью-эмоции обращаются к очевидцу или участни­ку события, фамилия и должность которого никому не извест­ны н никого не интересуют.

В социологическом интервью личность отвечающего вооб­ще отодвигается па второй план, отвечающий может быть и анонимным («Сто ответов на анкету «Правды»—июнь 1963 г., «Институт общественного мнения» в «Комсомольской правде» январь 1964 г. и др.).

Объективным основанием такого деления является усы­пающая степень конкретизации интервьюируемого. В первом случае это личность, во втором — должность, в третьем — слу­чайный свидетель, в четвертом - аноним, средне-арифметическая величина. [8:25]

Интересна классификация М.М. Лукиной, которая основанием для деления выбирает цель интервью:

Информационное интервью — наиболее ходовой вид, нацеленный на сбор материала для новостей. В силу жестких временных стандартов это интервью отличается весьма динамичными темпами. Например, для освещения катастрофы национального значения телевизионной съемочной бригаде всего за один час удается опросить более десятка человек. В ситуации, когда нужно выяснить силу взрыва и предполагаемое количество жертв, у журналиста, конечно же, не всегда найдется время на все стадии коммуникации, в частности для рекомендуемого этикетом начала разговора-«разминки». Однако, несмотря на жесткие временные ограничения, дух диалога и уважительного отношения к собеседнику в создании условий для ответов должен быть создан.

Костяком типичного информационного интервью являются ключевые для журналиста вопросы: кто? что? где? когда? почему? зачем? Их, как показывает опыт, вполне достаточно для сбора фактических сведений. Однако журналисты прибегают и к другим, для более тонкой проработки сюжета, вопросам, уточняющим или фильтрующим сведения. «Вы действительно видели, как взорвался самолет?» — спрашивает журналист у свидетеля авиакатастрофы. При этом в кадре нужен не праздный, случайно оказавшийся недалеко от места съемки и подчиненный общему эмоциональному возбуждению зевака, готовый отвечать перед камерой на любые вопросы.

Оперативное интервью — разновидность информационного, только в еще более сжатом варианте. К примеру, в сюжет о пожаре включается высказывание начальника пожарной службы о статистике и причинах городских пожаров. Начальник может говорить перед камерой долго, однако в выпуск новостей из интервью войдет фрагмент на 20—40 секунд, а цитата будет четко вписана в контекст сюжета. Такие оперативные высказывания экспертов, специалистов в какой-либо области по весьма конкретным поводам являются обязательной составляющей новостных материалов печати, информационных сюжетов радио или телевидения.

Есть еще один вид интервью, который ставит перед собой цель сбора разных мнений по какому-либо конкретному, как правило, узкому вопросу. Популярную форму таких целевых интервью представляет блиц-опрос , или опрос на улице. На английский манер его называют street talk, часто используют также латинский вариант — vox pop. Характерная особенность таких интервью — постановка одинаковых, фиксированных вопросов как можно большему числу респондентов, представителям одной или, наоборот, разных социальных групп.

Для телевизионного репортажа об акции против курения молодежи можно провести, например, опрос студентов и школьников, задавая каждому вопрос: «Курите ли вы? Если да, то не собираетесь ли бросить курить?». А вот для сюжета о том, какие в городе возникли настроения после террористического акта, унесшего жизни нескольких людей, лучше взять интервью у представителей разных возрастных групп.

Журналисты этот вид интервью нередко ошибочно именуют социологическим опросом, потому что в нем присутствует элемент метода конкретных социологических исследований — фиксированный, четкий вопрос для большого числа респондентов. Однако в нем отсутствует главное требование к социологическим изысканиям — репрезентативность, т.е. представленность различных социальных групп, и, следовательно, по результатам таких опросов нельзя делать серьезных, претендующих на научную точность выводов.

Интервью-расследование проводится с целью глубинного изучения какого-либо события или проблемы. Как правило, оно организуется обстоятельно и не связано жестко временными ограничениями, хотя, конечно, и здесь существуют календарные планы. Предмет расследования может быть сложен и противоречив. Поэтому и говорят о комбинаторике методов. Очень важно уделить много внимания постановке целей и предварительной работе с материалами, изучить в полной мере все письменные источники и устные свидетельства, хорошо продумать стратегию беседы. Самым важным звеном являются здесь вопросы. Однако надо продумать и другие элементы коммуникации — такие, как первый контакт, невербальные формы общения, умение слушать. В интервью-расследовании могут быть задействованы несколько персонажей с разными темпераментами и социальными ролями. Причем к каждому из них должен быть найден индивидуальный подход.

Интервью-портрет, или персональное интервью (еще на манер художников говорят: «профиль»), напротив, сфокусировано на одном герое, однако предварительно для подготовки желательно провести не одну встречу с людьми заинтересованными, близкими или, наоборот, со сторонними наблюдателями. Героем такого интервью может стать человек, который проявил себя в какой-либо сфере общественной жизни и привлекает интерес широкой публики. Реже встречаются портретные интервью с так называемыми «простыми людьми», которые должны в чем-то себя проявить либо быть очень типичными. Большую нагрузку несут и детали быта, интерьера, одежды, особенности речи героя — словом, то, что формирует индивидуальность и должно быть непременно передано читателю.

Рассмотрим еще один вид интервью, когда журналист не просто оказывается посредником в передаче информации, а выступает фактически на равных со своим собеседником в процессе совместного творчества. Такое креативное интервью чаще называют беседой, диалогом . Результатом же творческого партнерства является информационный продукт в близком к художественным жанре, который в зависимости от канала передачи может воплотиться в художественном очерке, эссе, документально-публицистическом фильме, диалоге в эфире и т.п. Первое условие такого интервью — большой профессиональный опыт, творческая репутация журналиста. Второе — правильный выбор собеседника, с помощью которого в силу его способностей, поступков или социального положения журналисту удастся выйти на глубокий уровень обобщений, увидеть в проблеме драму, а в персональной судьбе — общечеловеческое начало. [2:17-20]

Все вышеизложенные классификации выделяются на основании разных признаков: цель, количество участников беседы, характер обсуждаемого вопроса, предметно-эмоциональная направленность и другие. Для данной работы более близкой классификацией является классификация А. И. Сокова. Основанием для деления он выбирает степень участия в беседе журналиста. Таким образом, выделяя три вида:

Интервью-монолог , в котором журналист задает собесед­нику один обобщающий вопрос и записывает ответ на него в виде целостного рассказа. Роль журналиста при этом сводится к определению темы и обобщающего вопроса, выбору героя и литературной обработке полученных сведений. Он может зада­вать и дополнительные вопросы, но только уточняющего и кон­кретизирующего характера. Причем для читателя эти вопросы остаются «невидимыми». Позиция журналиста в тексте практи­чески не представлена. Она выражается только в выборе экспер­та, к которому он обращается за сведениями, да в умении пере­сказать читателю то, что сказал собеседник, сохранив при этом характер речи героя и манеру изложения. С учетом невозмож­ности для журналиста в полной мере раскрыть авторское «я» прибегать к интервью-монологам желательно как можно реже, лишь в случаях, когда надо показать мнение или комментарий на акту­альную тему конкретного лица.

Интервью-диалог представляет собой изложение вопросов и ответов на них героя публикации. Ход беседы активно направ­ляется журналистом с помощью всевозможных вопросов. Начи­ная разговор с простых, так называемых «общих» вопросов, ав­тор постепенно готовит почву для самых важных и актуальных. В соответствии с правилами ведения беседы уже в вопросах должен заключаться элемент знания обсуждаемой темы, необхо­димо сочетать единство позиции с дискуссионностью, с постанов­кой проблем. Важно сразу сориентировать разговор на тему, наи­более значимую для собеседника и читателей. В ходе разговора хорошо сочетать вопросы разного типа: открытые и закрытые (с вариантами ответов), основные (по теме разговора) и не ос­новные, нейтральные и подсказывающие, личные и безлич­ные. Подобное многообразие оживляет беседу, позволяет добить­ся более тесного контакта с героем. Вопрос должен быть понятен собеседнику, в нем не должно содержаться двух и более вопро­сов. К интервью-диалогу прибегать нужно в двух случаях: если требуется лишь проинформировать читателя о каком-либо собы­тии, либо когда журналисту не удалось разговорить героя, до­биться превращения диалога в беседу.

Интервью-беседа - пик жанра, вершина журналистского мастерства. Это вид интервью, в котором журналист не только задает вопросы собеседнику, но и излагает свою позицию, отношение к той или иной проблеме, в чем-то соглашаясь или не соглашаясь со своим героем. Здесь наиболее активно прояв­ляется авторское «я». У журналиста есть четкая позиция, соб­ственное видение проблемы. Читателям предлагается открытая полемика двух знающих определенную тему людей, в основе ко­торой - как сходство, так и различие взглядов собеседников. В этом виде интервью максимально используются правила ведения беседы, все жанрообразующие признаки. Однако иногда наблюда­ется преобладание авторской позиции над позицией источника информации. Конечно, журналистское «я», как уже говорилось, необходимо, но главным лицом всегда должен оставаться герой публикации. К интервью-беседе следует прибегать в том случае, если автор максимально к нему подготовлен, если есть что ска­зать не только собеседнику, но и самому журналисту. Аудитория в данном случае получает возможность соотнести взгляды, пози­цию публициста со взглядами его героя.

Таким образом, классификация жанра интервью разнообразна. Практически каждый ученый, занимающейся данной темой, имеет свою точку зрения на видовое деление интервью. Журналисты-теоретики выбирают разные основания для классификации, в данной работе за основу взята классификация Анатолия Ивановича Сокова, согласно которой будет рассмотрена практическая часть курсовой работы.

Глава II. Анализ публикаций в жанре интервью с точки зрения участия в нем журналиста.

1. Современные тенденции жанра интервью и его компоненты.

На сегодняшний день на страницах газет и журналов все сложнее найти хорошее интервью, а именно интервью-беседу. Чаще других встречается такой вид, как диалог, где журналист выступает в качестве задающего вопрос и, в лучшем случаи, направляющего ход разговора. Существует несколько причин, по которым наблюдается такая тенденция:

· Многие журналисты, работающие в различных изданиях, не имеют профессионального образования;

· Хорошее интервью требует особой подготовки, на которую корреспонденты не находят времени; базовых знаний, зачастую, недостаточно;

· Нет заинтересованности в собственном профессиональном росте, удовлетворение интервьюера достигнутыми результатами;

· Система ценностей журналиста, его профессиональное кредо настолько не устойчивы или четко не выражены, что не позволяют занять определенную позицию в ходе беседы и высказать свое собственное мнение по конкретному вопросу;

· Современные СМИ тяготеют больше к информационно-развлекательной направленности, в результате чего интервью также приобретает сугубо информационный характер, и не подразумевает проявления журналистом авторской позиции.

Чтобы лучше понять различия и особенности разных видов интервью, автор работы решил провести анализ отдельных его компонентов. Результаты представлены в таблице №2.

Таблица №2: Анализ отдельных компонентов интервью различных видов

Критерии Интервью-монолог Интервью-диалог Интервью-беседа
Заголовок присутствует присутствует Присутствует
лидер-абзац Есть Есть Есть
наличие подзаголовков отсутствуют Возможны в редких случаях Популярны в использовании
типы вопросов Один обобщающий вопрос Открытые и закрытые, основные и неосновные, нейтральные и подсказывающие, личные и безличные Открытые и закрытые, основные и неосновные, нейтральные и подсказывающие, личные и безличные
роль журналиста Определение темы и обобщающего вопроса, выбор героя и литературная обработка полученных сведений не только определение темы и обобщающего вопроса, выбор героя и литературная обработка полученных сведений, но также журналист с помощью различных вопросов направляет ход беседы Журналист не только задает вопросы собеседнику, но и излагает свою позицию, отношение к той или иной проблеме, в чем-то соглашаясь или не соглашаясь со своим героем
позиция журналиста В тексте практически не представлена. Она выражается только в выборе эксперта, к которому журналист обращается за сведениями, и в умении пересказать читателю то, что сказал собеседник, сохранив пир этом характер речи героя и манеру изложения Проявлена более ярко. Журналист ориентирует разговор на тему, наиболее значимую для собеседника и читателей; ведет ход беседы, расставляя акценты в разговоре; добивается более тесного контакта с героем посредством многообразных вопросов. Четкая позиция, собственное видение проблемы.
когда применяется Когда надо показать мнение или комментарий на актуальную тему конкретного лица Когда требуется лишь проинформировать читателя о каком-либо событии, либо когда журналисту не удалось разговорить героя, добиться превращения диалога в беседу Когда автор максимально подготовлен, если есть что сказать не только собеседнику, но и самому журналисту

Из таблицы видно, что каждый вид интервью обладает своими особенностями, начиная от внешних деталей и вплоть до содержательных компонентов.

2. Роль журналиста в беседе в различных типах интервью.

Автор работы решил рассмотреть эти особенности на конкретных примерах. Для этого было выбрано три интервью из различных изданий: «Называю вас обезьяной» из «Русского репортера», «Александр Балуев: На самом деле я очень застенчив…» - «Комсомольская правда» и «Какое лечение называют дорогостоящим?» - «Метро». (Полный текст публикаций в Приложении)

1. В газете «Метро» (№40, 14-20 октября 2009) под рубрикой «Азбука пациента» опубликовано интервью-монолог (Приложение 1). В качестве специалиста выступает директор Новосибирского областного фонда обязательного медицинского страхования Олег Агеев. Проявление авторского «я» в данном тексте заключается лишь в том, что журналист придумывает заголовок, причем чисто информационного плана «Какое лечение называют дорогостоящим?» Оно не отличается никакой оригинальностью, в нем нет интриги или привлекающей функции, акцент сделан на смысле. Лидер-абзац отвечает лишь на один вопрос: кто консультирует по данной теме. Опять же никакой авторской позиции. Далее основной текст отвечает на вопрос, обозначенный в заголовке. Здесь деятельность журналиста заключается лишь в правке текста, которая никак не связана с личным творчеством или проявление своей определенной позиции по теме.

2. Следующее интервью, которое было рассмотрено автором – это интервью-диалог «Александр Балуев: “На самом деле я очень застенчивый”» из газеты «Комсомольская правда» (4-11 декабря 2008). Сразу по заголовку-цитате понятно, кто будет главным героем материала. Информационным поводом для материала послужил юбилей актера, которому исполнилось 50 лет. Но в лидер-абзац выносится информация о съемках фильма «Кандагар», а именно о случае, который ярко характеризует главного героя. Автор использует также подзаголовки в виде цитат или как анонсы. То есть, использование цитат в таком количестве говорит, на взгляд автора, о неглубокой работе над материалом. Журналист решил не задумываться серьезно о том, как назвать текст, какие заголовки подобрать. Ответ на эти вопросы был просто взят из речи героя. Интервьюер решил не проявлять свое творческое мастерство в этом моменте. Если разбирать вопросы, то по большей части они не связаны между собой никак. Они объединяются лишь главным героем публикации. Причем, важно отметить, что вопросы не вытекают из ответов интервьюированного, то есть не соблюдается некий логический ход беседы. Журналист ставит своей задачей получить как можно больше разнообразной информации, а не побеседовать на определенную тему. Для ее достижения автор публикации задает довольно короткие вопросы, часто прибегает к закрытому типу, на что получает соответственно краткие ответы. В целом, журналист не смог проявить свое авторское «я», которое в данном типе интервью заключается в умении направить ход беседы с помощью всевозможных вопросов.

3. Самый сложный тип интервью, а именно интервью-беседа, как проявление авторской позиции, рассмотрен на примере публикации «Русского репортера» (18-25 февраля 2010) - «Называю вас обезьяной». Подзаголовок представляет собой немедленную идентификацию, сразу понятно, кто является собеседником («Попытка женского мозга понять профессора Савельева»). Интервью разбито на подзаголовки. Это удачная находка, так как текст объемный и читатель может потерять интерес к чтению. Лид представляет собой основные микротемы, которые обсуждались в процессе беседы. Это позволяет аудитории сразу сориентироваться и понять, о чем будет идти речь. Поскольку обсуждаемые в ходе беседы вопросы обладают эксклюзивностью, у читателя появится желание продолжить чтение материала. Подзаголовок несколько ироничен. Это помогает раскрыть некоторые личные качества журналиста: умение с долей юмора подходить к работе. В начале беседы становится понятно, что интервьюер не обладает моралью и совестью. Позже можно узнать, что журналист – человек верующий, влюбляющийся в одних неудачников, который с математикой совсем не дружит. То есть в ходе разговора раскрывается не только герой материала, но и частично журналист. Причем чувствуется двусторонняя заинтересованность участников друг к другу и к обсуждаемой теме. Интервьюер следит за развитием мысли собеседника и сам неоднократно заключает выводы. Например: «Какая-то глупая эволюция: сделали все, чтоб не думать». В каких-то моментах журналист спорит с героем, не соглашаясь с его суждениями:

Г: - … Мы сейчас по закону божию живем? Значит, это такой закон божий.

Ж: - Это не закон божий такой. У каждого человека есть выбор, как себя вести. В Библии же…

В ходе беседы журналист смог реализовать два самых главных правила: информация успешно передается только в условиях двустороннего контакта, то есть взаимного желания изложить свою позицию, и лишь при частичной неосведомленности журналиста. В результате чего получилось, на взгляд автора, очень удачное интервью-беседа, где читатель услышал не только героя, но и также интервьюера.

Таким образом, несмотря на то, что типы интервью были рассмотрены на конкретных примерах без учета концепции издания, тематической направленности, уровня качества публикаций и других факторов, можно говорить о том, что определенный тип интервью подразумевает свою степень участия журналиста в беседе, выражения им своей позиции и проявлении авторского «я». Подводя итоги, можно выделить основные признаки, которые отличают интервью-беседу от других видов (примеры из интервью «День радио», полный текст в Приложении 1):

    В ходе беседы журналист не соглашается в некоторых моментах с героем, оспаривает свою точку зрения;

Пример : Журналист : - Не сочтите за лесть, но я не соглашусь.

2. В разговоре раскрываются некоторые личные качества журналиста;

3. Интервьюер может провоцировать своего собеседника, чтобы получить естественный, живой ответ, а не штампованные фразы;

Пример : Журналист : Вы действительно так думаете?

Венедиктов : Они стали более комплексными. Потому что я заматерел. И он заматерел — как политик, игрок. Я же помню его первую встречу с главными редакторами, когда он глаз не мог отвести от огонька телекамеры, пока его не заклеили. А сейчас он легок и свободен в общении с прессой. Все-таки восемьлет на посту — с такими клиентами, как Буш или Ахмадинежад, надо разговаривать. А это мама не горюй! Я знаю, что говорю: я за нимнаблюдаю.

Журналист - А он за вами?

Венедиктов : - Говорят, да...

4. Сноски, комментарии журналиста, его наблюдения, которые не звучат в процессе самой беседы, а представлены уже в готовом тексте;

Пример: Нравятся ему, льстят вопросы про его отношения с Путиным. В них что-то от поэта и царя. Или просто дискуссия хозяйствующих субъектов?

5. Журналист подхватывает идеи говорящего, направляет ход беседы;

Пример: Журналист : А кто произвел наибольшее впечатление как личность?

Венедиктов :Анатолий Чубайс — замечательный собеседник. Борис Акунин. Лия Ахеджакова — тоже. Никита Михалков. Он тебя все время переговаривает. И к нему надо готовиться особенно тщательно. Любой глава государства — замечательный собеседник. Выиграть у них невозможно: они профессиональные демагоги. Но в греческом смысле этого слова: демагог — умеющий разговаривать с народом через голову. Поэтому каждый сам по себе довольно интересен. Билл Клинтон, к примеру.

Журналист : Это вы про растиражированную историю с ядерной кнопкой?

Венедиктов: И с кнопкой. И с дракой под столом ногами.

6. В процессе разговора интервьюер утверждает ту или иную мысль, которая рождает у собеседника реакцию, а не задает вопрос;

Пример: Журналист : Тогда суматоха была...

Венедиктов: Думаю, в нормальных условиях никто у нас на это не пошел бы. Мне позвонил Слава Сурков, сказал: «У меня, Леш, к тебе одна просьба — ты не можешь национальность террористов зажать, это же сейчас не общественно важная информация». Был день захвата, полдень. И это была справедливая просьба. Все. Надо идти на планерку.

7. На уровне синтаксиса предыдущий пункт проявляется в форме утвердительных предложений, многоточий

Пример: Журналист : Тогда суматоха была...

Журналист : Расскажите.

Таким образом, можно говорить о том, что каждый вид интервью (монолог, диалог, беседа) подразумевает свою степень участия журналиста в разговоре, выражения им своей позиции и проявления авторского «я». Ярче всего журналистское «я» проявляется в интервью-беседе, которое обладает определенными, как формальными, так и содержательными признаками, позволяющими достичь соответствующего результата.

Заключение

Интервью у 80% журналистов вызывает особую симпатию, поскольку на первый взгляд это достаточно легкий жанр. Но это ошибочное мнение. Важно понять, что этот жанр – один из самых сложных, со своими закономерностями, нормами и правилами.

В ходе работы была достигнута поставленная цель и выявлена закономерность степени проявления авторской позиции и видом интервью. Чтобы написать интервью-беседу требуются серьезные творческие и нервные затраты. Но в качестве компенсации – признание читателей, уважение коллег.

Автором были выявлены основные методы проведения эффективной беседы:

· Лишь частичная неосведомленность журналиста в обсуждаемых вопросах;

· Оспаривание и несогласие в некоторых моментах с точкой зрения собеседника;

· Герой также интересуется журналистом как личностью с определенной позицией, как профессионалом;

· Двусторонний контакт и взаимный интерес собеседников;

· Журналист следит за ходом мыслей говорящего и задает такие вопросы, которые вытекают из речи интервьюированного.

Библиографический список

1. Аграновский В. Вторая древнейшая: Беседы о журналистике. / В. Аграновский. – М., 1999

2. Барманкулов М. К. Жанры и формы событийной информации публицистики. Их общность и специфика в печати, телевидении, радиовещании. Автореферат / М. К Барманкулов. – Алма-Ата, 1974.

3. Барнева Е.В., Петрова О.А., Шишкин Н.Э. Журналистское мастерство. Хрестоматия / Е.В. Барнева, О.А.Петрова, Н.Э. Шишкин. – М., 2007

4. Белановский С. А. Глубокое интервью./ С. А. Белановский. – М., 2001

5. Винокур Г. О. Говорящий и слушающий: Варианты речевого поведения./ Г. О. Винокур. – М., 2007

6. Ворошилов В. В. Журналистика./ В. В. Ворошилов. – СПб., 2006

7. Иванова С. Ф. Искусство диалога, или Беседы о риторике./ С. Ф. Иванова. – Пермь, 1992

8. Ильченко С. Н. Интервью в журналистском творчестве/ С. Н. Ильченко. – Санкт-Петербург, 2003

9. Колода Н. В. Интервью. Методика обучения. Практические советы / Н. В. Колода. М., 2008.

10. Корконосенко С. Г. Основы журналистики./ С. Г. Корконосенко. – М., 2002

11. Кройчик Л. Е. Система журналистских жанров. Основы творческой деятельности журналиста./ Л. Е. Кройчик. – СПб., 2000

12. Лазутина Г. Основы творческой деятельности./ Г. Лазутина. – М., 2006

13. Лукина, М. М. Технология интервью / М. М. Лукина. – М., 2008.

14. Мельник, Г. С. Общение в журналистике. Секреты мастерства :2-е издание, переработанное / Г. С. Мельник. – Санкт- Петербург, 2008.

15. Мельник Г. С., Тепляшина А. Н. Основы творческой деятельности журналиста / Г. С. Мельник, А. Н. Тепляшина. – Санкт-Петербург, 2008.

16. Отт У. Вопрос + ответ = интервью./ У. Отт. – М., 1991

17. Смелкова З. С., Ассуирова Л. В., Савова М. Р., Сальникова О. А. Риторические основы журналистики. Работа над жанрами газеты: учебное пособие / З. С. Смелкова, Л. В. Ассуирова, М. Р. Савова, О. А.Сальникова. – М., 2009

18. Соков А. И. От заметки до фельетона: учебное пособие / А. И. Соков. – Новосибирск, 2005.

19. Тертычный, А. А. Жанры периодической печати: учебное пособие / А. А. Тертычный. – М., 2000.

20. Ученова В. В. Беседы о журналистике / В. В. Ученова. – М., 1978.

21. Шумилина Т. В. Интервью в журналистике. Автореферат/ Т. В. Шумилина. – М., 1973.

22. Шумилина Т. В. «Не могли бы вы рассказать?»: Метод интервью в журналистике./ Т. В. Шумилина. – М., 1976

В качестве эмпирической базы были рассмотрены:

1. Лукьянова Н. Называю вас обезьяной. // Русский репортер. – 2010. - №6. С.46-53

2. Найденов И. День радио. // Русский репортер. – 2009. - №33

3. Велигжанина А. Александр Балуев: «На самом деле я очень застенчивый…» // 2008. - №48. С.11

4. Какое лечение называют дорогостоящим? // Метро. – 2009. - №40. С.13

Приложение 1

Дань радио

Игорь Найденов

К встрече с этим человеком я готовился, спрашивал всех подряд: — Венедиктова знаете? Мне отвечали: — Хамло трамвайное. Ты слышал , как он с людьми в эфире разговаривает? — А чего же ты его слушаешь? — Так больше некого.

Все очень быстро, в темпе радио. Гостевая. Чай зеленый? С чаем надо бежать по красной ковровой дорожке, подхватывая на ходу куски сахара. Мимо, пришпиленные к доске объявлений, проносятся телеграммы от президента Медведева и премьера Путина в адрес «уважаемого Алексея Алексеевича» по случаю Дня народного единства. Засушенной пуповиной мелькает вырезка из газеты от 23 августа 1990 года: «Вчера начала передачи новая радиостанция “Эхо Москвы”».

Проплывают ВИП-гости радиостанции, увековеченные фотоснимками на стенах. Клинтон со своей не попавшей в кадр ядерной кнопкой; ироничный взгляд Геращенко — он-то про мировой кризис все еще тогда знал; черная ленточка Янковского, царствие ему небесное. Одновременно иконостас и охотничьи трофеи.

И повсюду портреты главреда: фотографии, шаржи, масло. Кожаная плетка под одним из них — не то казацкая, не то для утех.

«Культ личности у вас какой-то», — бросаю я встреченному на бегу товарищу, сотруднику «Эха». «Хорошо, что не культя», — догоняет меня эхо его голоса.

Досье

Алексей Алексеевич Венедиктов. Он же Веник. Он же господин Трубач (прозван так в неформальной среде за умение играть на валторне). Имеет обширную коллекцию кузнечиков и бабочек, орден Почетного легиона, а также замашки альфа-самца. Причем его внешний вид с этими замашками совершено не сочетается. Сексист. Местами воинствующий. Особенно когда разговор заходит о харассменте. Девушек-ведущих из эховской программы «Утренний разворот» называет «деффки» — на манер рунетовских падонков.

Раньше курил трубку. Бросил, когда пошел работать в школу. Трубку, вспоминает, раскуривать надо было долго — перемены не хватало. Год «болел». Держал трубку в нагрудном кармане. Нюхал ее.

Он получает в рог

Алексей Алексеевич, давайте сразу начнем с хамства. Есть перед глазами собирательный образ вашего слушателя?

Конечно нет. Нас слушают индивидуалисты…

Феномен радийного голоса срабатывает моментально: кажется, что приступил к нотации близкий родственник. Не обязательно любимый. Может быть, даже вызывающий неприязнь.

…И я пытаюсь разговаривать с человеком тем языком, каким он разговаривает со мной. Если он мне в эфире хамит, то получает в рог, немедленно и публично. Если он думает, что я не умею разговаривать на этом языке, то зря он так думает — еще лучше него умею…

Алексей Венедиктов и опальный олигарх Владимир Гусинский. «Эхо Москвы» считается оппозиционной радиостанцией. Правда, недоброжелатели говорят, что оппозиционность эта «напускная», «придворная»

Самое первое впечатление — склочник. Причем впечатление настолько мощное, что думаешь, а не стоит ли во избежание судебных разбирательств уже сейчас, на этом самом месте, прекратить писать текст.

…Почему я должен вести себя так, как на радиостанции «Свобода»?! Им звонят: «Вы козлы!» Они: «Спасибо, мы приняли вашу точку зрения». Извините, у меня так не будет никогда!

Умеет же человек ставить голосом восклицательные знаки!

У «Эха», по существу, нет конкурентов. Почему?

Потому что мы профессиональное, но банальное радио. А все хотят быть небанальными. Не надо изобретать велосипед. Не надо колесо прикручивать на голову. И нельзя ехать, все время оборачиваясь на человека, который сделал этот вело… Упадешь. Обязат…

Главред говорит стремительно, в темпе радио. Сглатывая окончания слов. Пренебрегая суффиксами. Как глокая куздра, его мысль бежит впереди речи. Общее впечатление спешки рождает страх, что сейчас ему позвонят, позовут, продудят джинглом — и он убежит, и интервью прервется, не начавшись. Одним словом, дух Фигаро витает в кондиционированном воздухе.

Алексей Венедиктов умеет находить общий язык с самыми разными людьми. За это одни считают его приспособленцем, другие — суперпрофи. Третьи считают, что язык этот — хамский. Но слушать больше некого

Можно менее метафорично?

Начнем с того, что у нас есть репутация. В Госдепе даже шутка такая ходит: «Когда в Москву раньше приезжал гослидер, у него было три точки для посещения: Кремль, Мавзолей, Большой театр. Теперь Мавзолей заменило “Эхо Москвы”». Далее. Мы никогда и ни с кем не ведем информационные войны. Это стало просто каким-то бичом для электронных СМИ.

Уж прямо-таки и войны?

Слушайте, вот происходят события 2008 года в Грузии. Но мы что — слышали разве на каком-то радио интервью президента Грузии? Нет. А взять интервью у Саакашвили — это же раз плюнуть.

В смысле — как нечего делать?

Я ездил в Прагу, на саммит, где было сорок президентов и премьер-министров. В том числе Саакашвили. Я к нему подошел и сказал:

«Михаил Николаевич, 10 минут». Он ответил: «Пожалуйста». Или мы что — слышали интервью президента Украины или президента Молдовы? Президента Латвии? Извините, я за этот месяц сделал всех этих четырех президентов…

Впервые появляется ощущение, что крадешь время у важного человека. Оно затем будет появляться не раз. Венедиктов демонстрирует это на уровне флюидов и лобных морщин.

…Спрашивается, ребята, а кто вам мешает? Задавайте любые вопросы. Наглые. Кричите, брызгайте слюной, если помогает. Но нельзя не приглашать. Это же смешно и глупо. Это непрофессионально. Велосипед с колесом на голове.

Так это вашу голову я видел в новостях про саммит, в толпе журналистов? Я еще подумал: «Как похож на Венедиктова, но вряд ли он — это же корреспондентская работа».

Легко, легко. Представьте, президенты идут через общий вход. Камеры, фотографы, пишущие. Проходит совещание, объявляют пресс-конференцию, все отправляются туда. А я иду на выход. И там я оказываюсь единственным журналистом. Я беру интервью у Соланы. Ко мне подходит президент Азербайджана Ильхам Алиев. Потом — президент Армении Серж Саркисян, вице-премьер правительства Молдовы. Сами подходят. Понимаете? Просто надо работать, а не в интернете сидеть. Наша слава — в банальности. И на фоне нашего профессионального подхода возникает ощущение, что у нас нет конкурентов. Но это не так. За последние два года в ФМ-диапазоне, слава богу, возникло девять конкурентов.

Не сочтите за лесть, но я не соглашусь.

Надо льстить, я это понял интуитивно и сразу. Можно даже не дозировать. Это как раз тот случай, когда кашу маслом не испортишь.

Хорошо, скажем так: появилось девять станций с возможностями и форматом конкурентов. Ну а что они хотят, в самом деле! Что я — буду за них придумывать? Я вообще не люблю конкуренцию.

Клинтон попал ему по косточке

Вообще-то я хотел поговорить с вами не столько о хамстве, сколько о радиоэфире как пространстве влияния. Просто у хамства такое свойство — всегда лезет без очереди.

Если я скажу, что мы не думаем о влиянии, это будет неверно…

Местоимения «я» и «мы» играют важнейшую роль в речевой стихии Венедиктова. Но есть люди, которые произносят «мы», а все равно слышится «я». Венедиктов — из таких.

…Но я вас уверяю, что мы это делаем не целенаправленно. Каким образом мы влияем?..

Он постоянно в воздухе ставит вопросы, как уколы больному. Видимо, влияние педагогической практики: все-таки двадцать лет преподавал в средней школе.

…Часто ситуация кажется тебе очевидной, как, например, та — с франкоукраденной девочкой Лизой Андре. Но как только ты начинаешь копать, тут же у проблемы появляется объем. Наша задача — показать не только слушателям, но и тем людям, которые принимают решения: «Вас дурят, там есть второй пласт, третий». Мы усложняем решение проблемы. Это и есть влияние.

Доверие к людям, которых вы приглашаете в эфир, — это сложная материя?

Простая. Люди сюда приходят, чтобы обратиться через меня к своим слушателям, болельщикам, избирателям. У них есть особый интерес. Я об этом знаю и делаю на это поправку.

Есть такие, кого вы не пригласите ни при каких условиях?

Фашисты. И все, пожалуй. На «Эхо» приходит масса неприятных лично мне людей, с которыми я бы не сел вместе… Никуда бы не сел.

Есть какие-то приемчики, чтобы подавить антипатию?

Ну, какие тут приемчики… Допустим, вы хирург, вам привозят раненого бандита. Тут нет вопроса об антипатии. Перед вами безжизненное тело, из которого надо извлечь пулю. Здесь — та же история. К вам приходит человек, вам лично неприятный, но представляющий общественный интерес. Из него надо извлечь информацию. Извольте работать. Или покидайте профессию.

Были собеседники, перед которыми вы терялись?

Перед Майей Плисецкой. Перед Галиной Вишневской. Есть такой тип женщин — я их про себя называю: царицы. Ты забываешь профессию и становишься обожателем.

А кто произвел наибольшее впечатление как личность?

Анатолий Чубайс — замечательный собеседник. Борис Акунин. Лия Ахеджакова — тоже. Никита Михалков. Он тебя все время переговаривает. И к нему надо готовиться особенно тщательно. Любой глава государства — замечательный собеседник. Выиграть у них невозможно: они профессиональные демагоги. Но в греческом смысле этого слова: демагог — умеющий разговаривать с народом через голову. Поэтому каждый сам по себе довольно интересен. Билл Клинтон, к примеру.

Это вы про растиражированную историю с ядерной кнопкой?

И с кнопкой. И с дракой под столом ногами.

Расскажите.

Сидим мы, значит, в студии. Я по-английски не понимаю, он — по-русски. Я задаю первый вопрос — про ПРО. А только что прошла пресс-конференция, и он так уныло отвечает, длинно-длинно. Я понимаю, что не должен был задавать такой банальный вопрос. А поскольку рядом стоят камеры, то не могу ему показать, что надо закругляться. Тогда я под столом бью его ногой. Он быстро все понимает, сворачивает в одну фразу. А минут через десять уже я задаю вопрос — медленно, чтобы успели перевести, — и получаю ответный удар. Клинтон попал мне по косточке. И я хромал потом с месячишко. У него крепкие такие ботинки были — из крокодиловой кожи. А у меня — сандалии. Лето же.

Враг Путина

Есть легенда, что Путин объявил вас врагом государства.

Это же не точно передается. Дело было в 2000 году. Он молодой президент. Уже началась бодяга вокруг НТВ. А я выступал тогда переговорщиком с их стороны. И так получилось, что конкретный разговор — про судьбы НТВ и журналистики — перешел в философскую плоскость…

Нравятся ему, льстят вопросы про его отношения с Путиным. В них — что-то от поэта и царя. Или просто дискуссия хозяйствующих субъектов?

…Заговорили про друзей и врагов. Он сказал примерно так: «Я своих друзей и противников делю на два отряда — враги и предатели». Враги, сказал он, это люди, с которыми воюешь, потом заключаешь перемирие, потом мир, союз, потом делишь добычу, потом снова воюешь. С ними — открытые отношения: штыки в штыки, глаза в глаза. А предатели, говорит, это те, кто был с тобой в одной команде, но когда ты оступился, ослаб, они тебя — ножом в спину. И я спрашиваю: в этой конструкции я для вас кто? Враг, отвечает он. С той поры я хорошо понимаю некоторые его неожиданные для других решения по тем или иным персонажам.

Например?

Он никогда не сдает своих друзей. Даже когда они некомпетентны, неэффективны. Это позитивно? Для человека — да, для президента — нет, с моей точки зрения. Для меня в этой истории была интересна система его ценностей. Я надеюсь, что наши отношения не изменились.

Вы действительно так думаете?

Они стали более комплексными. Потому что я заматерел. И он заматерел — как политик, игрок. Я же помню его первую встречу с главными редакторами, когда он глаз не мог отвести от огонька телекамеры, пока его не заклеили. А сейчас он легок и свободен в общении с прессой. Все-таки восемь лет на посту — с такими клиентами, как Буш или Ахмадинежад, надо разговаривать. А это мама не горюй! Я знаю, что говорю: я за ним наблюдаю.

А он за вами?

Говорят, да…

Смущенно-горделиво. Ну а кто бы отреагировал по-другому? Разве что Буш или Ахмадинежад.

…Он показал это в прошлом августе, когда собирал в Сочи главных редакторов. У него была папочка со всеми нашими ошибками по освещению войны с Грузией. И это были реальные промахи информационной службы «Эха Москвы».

Обидно было?

Не то слово! Я вернулся сюда, говорю: «Что же вы делаете? Почему меня при всех высекли? Неужели трудно было посмотреть по информационной ленте? Я понимаю, там, получить за концепцию, за политику… А это что? И меня за это премьер в присутствии 35 журналистов мордой об стол!»

Стучит ладонью об стол. Как будто вчера было.

Я никого тогда не наказал. И без того был весь из себя — красавец. Нет, ну обидно же…

Вас глубоко трогает критика? Или по касательной проходит?

Я очень переживаю. По-моему, это естественно: ты чувствуешь себя некомфортно, если у тебя происходит столкновение с президентом или политиками, вообще — с известными людьми. Уважаемыми, как это сказать…

Кто-то видел Путина. А я видел, как Венедиктов не мог подобрать нужное слово. Это, я вам скажу, тоже из области аномальных явлений.

…вне должности. Например, Даниил Александрович Гранин однажды посчитал, что мы его обидели. И резко мне это высказал. Мне было очень неприятно. Но при этом отношения сохраняются. Где надо, я извиняюсь, где не надо, настаиваю на своем. Бывают ситуации, когда ты внутри себя признаешь, что люди правы. Тут не важно, кто этот критик — анонимный интернетчик или президент.

Случаются несправедливые претензии?

Говорят: «Зачем у тебя в эфире такой-то?» Я отвечаю: «Он мне приносит рейтинг и рекламу».

Кстати о наказаниях. Говорят, самое страшное наказание для радийщика — отлучение от прямого эфира?

Для каждого — индивидуально. У меня нет особых систем наказания. Только за джинсу (материал, опубликованный за вознаграждение без согласования с редакцией, в прямом смысле «мимо кассы». — «РР»). Если я ее вижу, то увольняю человека. Без объяснений. Я же не могу доказать это. Умные люди понимают. И потом, я вам управление по борьбе с коррупцией, что ли?

Сидели и нюхали

Что категорически нельзя делать на «Эхе»?

Ковырять в носу…

Ухмылка, дезавуирующая любое сказанное слово. Не поймешь, где шутка, где что.

…Нельзя комментировать гостя в спину, после того как он уже ушел. Покойный Андрюша Черкизов два раза это сделал и два раза был отстранен от эфира на месяц. Еще категорически запрещено не вылавливать прямо противоположную точку зрения. Допустим, тема «Противоракетная оборона США: хорошо это или плохо?». Рогозин говорит, что плохо, и объясняет почему. А вы не нашли ньюсмейкера-оппонента. Значит, будьте любезны найти газету «Нью-Йорк таймс», где написано, что это хорошо.

Мы как раз завернули на профессиональный уровень журналистики. Какой он сегодня?

Отвратительный. Интернет, конечно, подорвал профессионализм. Все теперь узнают из интернета. Зачем мне ехать в Косово? Я сейчас залезу на один сайтик, и будет вам репортаж оттуда. Это мне напоминает одну фантастическую историю. Представьте: больница, президента Ельцина вот-вот прооперируют. У ворот стоят корреспонденты. Ждут новостей уже несколько часов. Идет дождь. И вдруг останавливается кортеж, из машины выходит Наина Иосифовна — добрейший человек — и говорит журналистам: «Ребята, чего вы тут стоите, мерзнете? Завтра же все из газет узнаете». Кроме того, в большинстве случаев политическая журналистика у нас стала обслуживать только власть и акционеров. А про аудиторию они забывают. Впрочем, для нас это создает преимущества монополии.

У «Эха Москвы» есть табу? Некоторые СМИ, скажем, не трогают патриарха и семью Путина.

У нас это происходит эмпирически. Помню, у Бориса Николаевича была операция на сердце. Наина Иосифовна тоже лежала в больнице. И мы получили доступ к их секретным медицинским картам. Мы думали: надо ли давать в эфир информацию о том, сколько там железа в крови или сахара в моче президента и его супруги? В результате приняли такое решение: информацию по президенту давать, по супруге — нет. Почему? Так нам подсказала интуиция. Все на нюх. Сидели вот здесь впятером и нюхали.

Многие берегут своих акционеров и рекламодателей. Как у вас?

Есть ограничение по акционеру. Если приходит негативная новость по «Газпрому» — сначала звонок мне. Потом звонок в «Газпром». Мы эту новость все равно выпустим, но обязательно с их комментарием. То же самое с крупным рекламодателем.

Они могут ее снять, заблокировать?

Нет. У нас информационная и рекламная службы разведены.

А бывает, что кремлевские люди звонят и что-нибудь просят?

Бывает. Самый яркий пример — Беслан. Прошла информация, что террористы — определенной национальности. И мой информационщик начал это давать в новостях.

Тогда суматоха была…

Думаю, в нормальных условиях никто у нас на это не пошел бы. Мне позвонил Слава Сурков, сказал: «У меня, Леш, к тебе одна просьба — ты не можешь национальность террористов зажать, это же сейчас не общественно важная информация». Был день захвата, полдень. И это была справедливая просьба. Все. Надо идти на планерку.

Убегает. Как будто его и не было. Подходящее наречие — стремглав. Исчез, растворился в эфире.