регистрация / вход

Взгляд на проблемы сетевой журналистики изнутри и снаружи Интернета

Всякое масштабное, знаковое изобретение, изменяющее привычные представления об окружающей жизни, воспринимается человечеством не сразу. И с точки зрения преодоления технологических препятствий, и с позиции его осмысления - социального, психологического, философского, политико-экономического.

Взгляд на проблемы сетевой журналистики изнутри и снаружи Интернета

Александр Акопов

Всякое масштабное, знаковое изобретение, изменяющее привычные представления об окружающей жизни, воспринимается человечеством не сразу. И с точки зрения преодоления технологических препятствий, и с позиции его осмысления - социального, психологического, философского, политико-экономического. При этом сроки как технологического освоения, так и его всестороннего осмысления в течение истории стремительно сокращаются. Осмысление Интернета, а точнее, компьютерных электронных сетей началось на Западе, главным образом, в США, еще в 70-х. Тогда разговоры еще не вышли на уровень глубоких обобщений, и получилось, что серьезно наши осмысляли Интернет одновременно с американцами - в 90-е годы.

Из множества иностранных работ отмечу как наиболее обобщающие, фундаментальные: Дж. А. Кейфорт "Люди и общество в Киберпространстве", Элвин Тоффлер "Киберпространство и Американская мечта: Великая хартия вольностей для Века знания", Пауль Треанор "Интернет как гиперлиберализм" и Дж. П. Барлоу - "Декларация независимости киберпространства" и "Продажа вина без бутылок: Экономика сознания в глобальной Сети". Очень кратко остановлюсь лишь на двух из них, только чтобы обозначить некоторые идеи авторов.

Пауль Треанор говорит об идеологии сетизма, которая, по его представлениям, представляет собой активную, более того, агрессивную пропаганду, напоминающую насильственную экспансию. "Все хотят обложить нас Сетью", - говорит автор и предостерегает: "Политико-этический вопрос не в том, как [сетевое] сообщество должно защищать своих членов, а в том, кто защитит остальную часть мира от Сети". В статье П.Треанора, опубликованной в "Русском журнале" в отличном переводе известного сетевого деятеля и главного редактора "Журнала.Ру" Евг. Горного, содержится масса эффектных положений, изложенных с такой основательной аргументацией и убеждением, даже страстью, что в них трудно не поверить. Однако слишком прямые аналогии с политикой, идеологией и экономикой, прямой перенос социально-экономических отношений на Сеть, переборы в рассуждениях о мрачности перспективы, взгляде на Сеть как на монополию мысли и действия, - все это, на мой взгляд, делает постулаты автора весьма уязвимыми. [1]

Джон Перри Барлоу поднимает сложную проблему "оцифрованной собственности" - многочисленных правовых аспектов, возникающих в Сети. Д.Барлоу не был бы американцем, если бы не увидел в новом изобретении коммерческую сторону. Подобно тому, как Д.Прайс в изобретении журнала заметил новую форму защиты интеллектуальной собственности, Барлоу это же определяет по отношению к Сети. При этом он подчеркивает принципиальное отличие от прежнего закрепления права на изобретение. "Платили не за идеи, - пишет он, - но за способность перевести их в реальность. В практическом плане ценность заключалась в передаче, а не в передаваемой мысли. Иными словами, защищалась бутылка, а не вино. Теперь, когда информация выходит в киберпространство, родной дом сознания, необходимость в этих бутылках отпадает…- все выражения, когда-то содержавшиеся в книгах, на пленках, пластинках или в информационных бюллетенях будут существовать или как чистая мысль, или как что-то, очень похожее на мысль: электрическое напряжение, мчащееся по Сети со скоростью света, в условиях, при которых можно действительно наблюдать светящиеся пиксели или передающиеся звуки, но нельзя потрогать или претендовать на обладание в старом смысле этого слова". Большая по объему (свыше трех авторских листов) статья содержит скрупулезный анализ характера и разновидностей информации, затрагивает множество вопросов, связанных с экономическими отношениями в сетевом пространстве. Впервые статья была опубликована в самом значительном и престижном сетевом издании в мире - журнале "Wired" под заголовком "The Economy of Ideas" ("Экономика идей") в марте 1994 г., затем много раз переиздавалась, а в цитируемом переводе появилась в 1998 г. в "Русском журнале" в переводе В.Литвинова под редакцией Е.Горного и А.Мадисона [2].

Запоздалое, по сетевым меркам, появление перевода труда Барлоу в российском издании связано с тем, что к этому времени правовые проблемы Рунета (Российского Интернета) еще не назрели. Создание в 1996-1997 г. г. "Журнала.Ру", "Русского журнала" и других солидных аналитических изданий, возникновение ЕЖЕ-движения и "Содружества on-line изданий" и положили начало серьезному обсуждению всяких сетевых проблем, в том числе правовых. Сейчас статей, посвященных авторским правам в Интернете, десятки. Даже наиболее значительные из них трудно выделить. Это, например, статьи: В.Наумов "Проблемы реализации авторских прав в сети Интернет"; С.Дацюк "Интерактивная деперсонализация автора"; Д.Савельев "Доказать авторское право в Сети поможет…нотариус"; А.Ивлев "Охрана авторских прав в Интернет: проблема, которая выдумана", "Идиотизм сетевого бытия"; А.Носик "Давайте ссылаться на Сеть" и др. Если попытаться выделить лишь концептуальные подходы к проблеме, то они сводятся к следующему.

Один из принципиальных вопросов касается авторской деперсонализации. Любое произведение в Сети может быть не подписано, либо подписано вымышленным именем, причем один и тот же автор может иметь бесконечное количество псевдонимов, нигде не зарегистрированных и не объявленных. Как защищать право на произведение, за кем оно должно быть закреплено? Одна и та же публикация может десятки раз перекочевывать с одного сайта на другой, в результате чего установить авторство не представляется возможным. Надо ли в таких условиях вообще его сохранять? Часть сетевых деятелей, в особенности в первые годы существования Сети, уверенно придерживалась представления о том, что обычные законы в сетевом сообществе не действуют, и потому надо смириться с тем, что информация в Сети принадлежит всем. Поэтому охранять авторские права нет смысла. С.Дацюк, известный сетевой автор, пишет: "Можно поставить вопрос так: этично или неэтично (морально или аморально) лишать некоторого сетевого автора права на публикуемые в Сети произведения через его деперсонализацию. Однако именно старые представления об этике или морали теряют здесь свой смысл…Сам факт нашего вступления в Сеть обязывает принимать на себя принципы изначального отказа от высказанных нами идей и даже произведений. (Курсив мой - А.А.). Не то, чтобы они нам больше не принадлежали, просто с момента публикации в Сети они принадлежат нам не больше, чем всем остальным их читателям - писателям". [3] А вот рассуждения другого, не менее известного сетевого писателя Александра Ивлева: "Что бы ни говорил каждый из жителей Сети, но главная цель их выхода в Сеть - свобода - превратила каждого из них в микроскопическую клетку, вырабатывающую свою часть "информационной крови", лишь на короткое время сохраняющей свою индивидуальность, после чего она без остатка включается в глобальный метаболизм системы". Автор подчеркивает, что авторские права в Интернете - это "вопрос выживаемости в киберпространстве", которое принадлежит "всем и никому в отдельности", поэтому "достаточно протянуть руку - и все богатства мира будут принадлежать тебе". Но такая идиллия продолжалась лишь несколько лет, теперь, когда Интернет стал средой для распространения СМИ, ситуация изменилась. А.Ивлев предлагает "установить жесткие правила авторизации доступа к информации". Несмотря на то, что эта мера ограничивает свободу большинства граждан, зато она даст возможность ввести нормальные правовые отношения между авторами и провайдерами. Окончательное же решение правовых проблем решит создание "полноценных Интернет-издательств".[4]

Создатель и редактор "Газеты.Ру", а затем - "Ленты.Ру" и "Вести.Ру", один из организаторов российского Интернета Антон Носик, также в течение ряда лет спокойно относящийся к обезличиванию сетевой информации, год назад воскликнул в сердцах: "Давайте ссылаться на Сеть!" Так называлась его статья в журнале "Интернет" - как в бумажном, так в сетевом вариантах. А.Носик, противопоставляя себя и своих коллег авторам из бумажных изданий, сетует на то, что именно последние часто используют опубликованное в Сети без ссылок, надеясь не быть разоблаченными. "Ссылайтесь на свои источники в Интернете, - дает он "дружеский совет коллегам из бумажных СМИ". И тут же получает замечание от редактора журнала М.Фишмана, который в затекстовой реплике к статье поправляет автора: "стоит ли ссылаться на Сеть - вопрос открытый". И поясняет: "Сеть, вследствие равной доступности любых ее ресурсов, скорее воспринимается как некое единое информационное поле - некое огромное информационное агентство, устроенное максимально демократически. В результате Сеть - никуда не деться - нивелирует ценность конкретного авторского текста: он воспринимается лишь в бесконечном потоке ему подобных: если у вас сильно болит душа от того, что ваши тексты перепечатывают из Интернета, - не публикуйте их там, а идите в газету и заставьте издателя следить за вашими правами. Цитировать сетевые источники как принцип - занятие бессмысленное и никому не нужное." [5] А.Носик вновь, уже в "Газете.Ру", возвращается к теме, которое стала его волновать как редактора. В статье "Как прожить без плагиата" он приводит много примеров использования информации, полученной путем прямого заимствования из англоязычных и российских сайтов. Случаи, приведенные А.Носиком, касались ведущих российских изданий, пользующихся большой популярностью, известных, даже влиятельных. Не менее известны серверы, откуда информация использована, а фактически сворована, так как стоят подписи офф-лайновых авторов. Создается впечатление, что плагиаторы либо наивно считали, что факты плагиата останутся незамеченными, либо, в самом деле, смотрели на Сеть по М. Фишману - как на всеобщую кладовую информации, принадлежащей всем. (Что, по меньшей мере, странно, ведь речь шла о весомой, трудно добываемой и весьма ценной информации. Профессиональные журналисты не могут не знать, что поставить свою подпись под чужой информацией не просто стыдно, а противоречит закону, то есть, преступно. Редакторы изданий, использовавших ворованную информацию, вместо того, чтобы уволить из редакции сотрудников с криминальными наклонностями, принялись во все тяжкие в бессмысленные разборки). [6]

Таким образом, можно сказать, что вопрос закрепления авторского права на произведение так и не решен окончательно самими сетевиками. Разумеется, это лишь один из аспектов правовых проблем при публикации в Сети. Со стороны правительства предпринимается попытка весь их комплекс вместить в проект Закона, который намечается принять уже в текущем году.

Подытожив рассуждения на эту тему, хочется высказать следующие соображения. На мой взгляд, проблемы правоприменения в Сети в определенной степени надуманны. Причина этого проистекает, с одной стороны, от незнания основной частью сетевого контингента авторского права, действующего в off-line, а с другой - принципиальной установкой сетевой элиты на независимость, свободу, понимаемые абсолютно, как изоляцию от обычных СМИ. Как говорится, "за что боролись?" В этом смысле можно сказать, что "воздух свободы" сыграл с отцами-основателями Рунета плохую шутку, как это случилось с профессором Плейшнером, попавшим в якобы нейтральную и спокойную Швейцарию во время Второй мировой войны. Стоило сетевым авторам от вольных разговоров в эхо-конференциях перейти к изданию газет и журналов, созданию информационных агентств и серьезных информационно-аналитических сайтов, как все оказалось гораздо сложнее, чем представлялось на первый взгляд. И пришлось им проходить все, что давно проходили деятели СМИ в off-line. Случилось так потому, что наступать на одни и те же грабли, - наша национальная черта. Что касается существа вопроса, то представляется очевидным самое простое:все, что наработано в смысле авторского права для печатных изданий, может быть применено и для сетевых. Например, в сетевой газете или журнале опубликована статья какого-то автора. Известен адрес издания, известна страница, на которой текст расположен, известно имя автора и стоит знак копирайта. Так чем это отличается от публикации в бумажной прессе? Украсть могут? Так и в печатном виде воруют беспардонно, многими способами (примеры можно приводить бесконечно). Лично мне известны десятки таких случаев, случавшихся в этой же бумажной прессе, которая кажется М.Фишману защитой от воровства, задолго до рождения последнего на свет, в сугубо доинтернетскую эпоху. Кто-то скажет: так то в официальном издании, причем имеющем свидетельство о регистрации, а как же с другими публикациями на разных сайтах? Да так же, как в бумажных изданиях: если вы публикуете свои тексты где попало, без выходных сведений, копирайтов, ISBN-нов, библиотечных, авторских и иных шифров, минуя издательства, (то есть, у вас даже не хватает культуры отличить издателя от прохвоста, занимающегося множительными работами) - так кто вас охранять будет? Такие публикации охране и не подлежат, так что это - выбор автора.

Подобным образом обстоят дела и с другими правовыми проблемами. Зачем, спрашивается, поднимать вопрос о регистрации сетевых СМИ как проблеме, которая лишь ставится, причем чуть ли не виде сенсации? Десятки публикаций в печатных и сетевых СМИ именно так и подаются. Между тем регистрация сетевых СМИ ведется уже несколько лет. И в Москве, в Минпечати (Госкомпечати) и на периферии - территориальными региональными инспекциями, ныне - управлениями по печати. И никаких сомнений по поводу правомерности этого акта ни у издателей, ни у лицензионных чиновников не возникало.

На мой взгляд, нет смысла сочинять новые правовые и нормативные акты. Так, в Закон о СМИ надо добавить к определению СМИ издания электронных сетей, распространив основные положения Закона на Сеть. То же касается, например, определения терминов в ГОСТах. Если термин "издание" содержит определение "печатное", то надо добавить: "или компьютерное электронное". И тому подобное. Это не значит, что не нужны документы, касающиеся собственно Интернета и других компьютерных электронных сетей. Бесспорно, нужны законы, подзаконные акты и другая нормативно-инструктивная документация, регламентирующая функционирование всей WWW (World Wide Web) или в русском, не знаю уж, кем придуманном варианте, (помнится, Линор Горелик приписала это Мухину) - ППП (Повсеместно Протянутой Паутины). Однако то, что касается содержания и функций СМИ, должно быть максимально трансформировано из ныне действующего законодательства.

Обсуждение крупных проблем в Интернете происходит обычно на сайтах авторитетных аналитических изданий. Если постановка темы оказывается актуальной, она сразу подхватывается рядом известных сетевых авторов и публикации этого направления продолжаются довольно долго. При этом "рядовые" читатели также принимают участие в дискуссии в так называемых "форумах" - своего рода доступных трибунах, где каждый может высказать свое мнение или просто отпустить реплику в несколько слов по поводу очередной статьи или какого-то одного вопроса, затронутого в чьей-либо публикации. Однако главным наполнением темы, естественно, являются фундаментальные статьи "асов" сетевой публицистики. В отличие от обычных хроникальных текстов периодического издания фундаментальные основополагающие работы хранятся длительное (неопределенное) время на заглавной странице издания в качестве "гуманитарных ресурсов". К таким ресурсам, если использовать устоявшийся сетевой термин, относится, например, дискуссия о сетевой литературе - "Сетературе", проходившая в "Журнале.Ру" в 1998-1999 годах [7].

По всей видимости, тема, как предмет длительной и весьма серьезной дискуссии, была открыта статьей Алексея Андреева, вышедшей в "Журнале.Ру" под названием "Сетеrа. Манифест Сетевой Литературы, или Личный Опыт Поэтической Независимости". Приведу ряд программных положений автора, выделенных им самим. Из общего: "Сеть - это: возможность свободно публиковаться и не зависеть при этом от различных нелитературных аспектов материального мира, связанных с расходами на публикацию и распространение, со знакомствами и исповедуемой идеологией, и пр. Более того, автор может хранить полную анонимность, что позволяет ему раскрыть те стороны своего таланта, которые в реальной жизни человека часто подавляются "рамками" и "ролями" материального мира". Говоря об отличии сетевой рецензии от бумажной, Андреев отмечает: "Опубликовавшись в Сети, автор может получить комментарии: 1) немедленные (сразу после публикации), 2) многочисленные и разнообразные (от людей разных возрастов и профессий), 3) честные (сетевые читатели ничем не обязаны автору; более того, они с ним не встречаются лицом к лицу - значит, могут говорить все, что хотят)". О сетевой литературе: "Сетевая литература - это не наркотик "индустрии развлечений" и не орудие пропаганды, а форма взаимодействия, с помощью которой люди делятся мыслями, впечатлениями, улыбками, фантазиями - т. е. форма ненавязчивого общения". И в заключение: "Свобода Сети, ее недоступность, активность - это очень полезно именно для сегодняшней русской литературы, которую за одну ногу уже прихватил шустрый рынок ("талант ничто, реклама - все!"), а за другую держат костлявой рукой "традиции классики".

Несмотря на громкое слово "Манифест", мне кажется, что толчок к длительному и серьезному обсуждению сущности и проблем сетевой литературы дала другая работа того же А.Андреева - "СЕТЕRАтура как ее NET: от эстетики Хэйана до клеточного автомата - и обратно". (Хотя до этого уже были интересные публикации Р.Лейбова, М.Вербицкого, А.Левкина и других). Понятие "сетература" автор определяет как художественную литературу, обладающую тремя свойствами, выделяющими ее в отдельный жанр. Это: 1) гипер-текст; 2) возможность коллективного творчества (многоавторность); 3) автоматическая обработка текста: сетература как динамическое искусство. Гипертекст автор делит на разновидности - "елка с игрушками"; "сад расходящихся тропок" и "макраме" - и дает им свою характеристику. (Темы для отдельных многочисленных рассуждений в Сети и в печатных изданиях).[8] А.Андреев высказывает мысль о возможности "создать многоавторное произведение "без редактора", то есть придумать такие механизмы взаимодействия (на уровне отдельных авторов), которые приводили бы к самоорганизации некоторого произведения более высокого порядка." Среди разных вопросов в статье уделяется внимание "обновленной роли читателя". На смену пассивному читателю пришел "читатель-игрок", отмечается в статье, который активно участвует в процессе творчества и обладает "параллельным восприятием", высказываясь по различным темам в разных чатах и гостевых книгах.

Одним из значительных культурологических исследований Интернета как явления стала статья Сергея Корнева "Сетевая литература" и завершение постмодерна" с подзаголовком: "Интернет как место обитания литературы". Заявка на основательность анализа выразилась сразу, в плане статьи, предшествовавшем тексту. Основные пункты плана: 1) Интернет и литературная среда; 2) Смерть печатного станка и судьба графомана; 3) Интернет и физиономия автора; 4) Сетевые "игры в бисер" и рождение активного читателя; 5) Гипертекст: "книга книг" и новый виток интертекстуальности; 6) Интернет и завершение постмодерна. "Рассуждения о том, как влияет Интернет на культуру, и чего в этом влиянии больше - хорошего или плохого, - начинает свою статью С.Корнев, - постепенно выходят за рамки сетевой среды, где они давно уже стали излюбленной темой и вырастают в своеобразный жанр футурологической публицистики, утопии или антиутопии, в зависимости от личных наклонностей автора. "Интернет", так же, как несколько раньше "постмодерн", "масс-культура", "демократия", "коммунизм", "фашизм", усилиями масс-медиа превратился в очередное "трансцендентальное означающее". Затронув массу проблем различного свойства, дав по их поводу много глубоких рассуждений, автор заключает: "Интернет переиграл ту цивилизацию, которая его породила. Если взять за отправную точку фантазии киберпанка (безусловно архетипические для западного человека, и наверняка сыгравшие немалую роль в рождении Интернета), должно было получиться нечто суперсовременное и античеловеческое, царство запредельных скоростей, устремленное в будущее, сгусток виртуальных пространств, где человек в потоке времени навсегда забывает о своей человеческой природе и низводится до уровня компьютерных фантомов. Вместо этого получилось что-то близкое, родное и давно знакомое, - вавилонская библиотека, бесконечный перепутанный архив, мир без времени и пространства, заколдованное Царство Текста". При чтении этого фрагмента сегодня сразу ощущаются две вещи: филологическая натура автора и то, что статья написана два года назад, причем первоначально для печатного издания, была опубликована в журнале "Новое литературное обозрение" (1998, №32). И, хотя она для сетевой публикации была переработана, в тексте осталось офф-лайновое мышление, что трудно объяснить, но можно почувствовать. Теперь, по прошествии двух лет, ясно: в Интернете есть все. И библиотека, и архив, и "заколдованное Царство Текста", а наряду с этим - немало грязи и преступлений. И все это не противоречит "фантазиям киберпанка" и реалиям супертехнологий. Почему? Да потому, что Интернет, а в его лице и все электронные сети, - не виртуальный мир, как принято считать, и как это укрепилось в массовом сознании. Поясню мысль.

Мы ведь и в нашем, обычном, реальном мире находимся во всеобъемлющем пространстве информации. Мы воспринимаем не только сообщения всех видов СМИ, но также слышим, видим и читаем вокруг себя ВСЁ - афиши, надписи в магазинах, сцены на улицах, книги в библиотеках, программы обучения в вузах, составляем и передаем друг другу, например, курсовые и дипломные работы, рефераты для занятий, шпаргалки, рекламу товаров и услуг, мы знакомимся, узнаем друг о друге, переписываемся, получая и посылая письма, говорим в режиме реального времени, встретившись где-либо, рассматриваем фотоальбомы, слушаем музыку, занимаемся научными исследованиями, делаем покупки в магазинах, заказываем авиабилеты и совершаем тысячи всяких других дел, - то есть, просто живем. Но ведь всё это можно делать в электронных Сетях, во "всемирной паутине". Таким образом, речь идет не о библиотеке, не об архиве, как часто представляется, а именно о жизненном пространстве, о жизнедеятельности. И, если мы встречаем в Интернете всякую грязь - и политическую, и социокультурную, и просто криминальную (а критика по этому поводу раздается беспрерывно), то мы должны отдавать себе отчет в том, что все это существует и в нашей среде обитания, так что Интернет в этом не виноват. В ощущении это примерно то же, что возникло при переходе после десятилетий тотально регулируемой и управляемой информации к истинной гласности. Мы возмутились: "Что происходит, - говорил один академик, это же безобразие! - У нас, понимаете ли, стали суда тонуть, самолеты падать, преступники кругом, людей убивают, и уж совсем беспредел - проститутки появились." На самом деле просто мы жили страусами с головами, вечно опущенными в песок, а все это было. А уж по поводу обвинений журналистов в искажении окружающей жизни только и приходит на ум пословица - "на зеркало неча пенять, коли рожа крива". Как серьезным людям объяснить, что именно это и с Интернетом: что в нашем мире, то и в том. Поэтому я не хотел бы называть его виртуальным миром, это слишком экзотично и похоже на художественный образ. Конечно, все пространство "всемирной паутины" - Интернета и всех других электронных сетей, без сомнения, представляет собой глобальное МАСС-МЕДИА. Но если сравнение сделать еще более точным, то пространство Всемирных Сетей - это еще один мир, парамир. Не в смысле "паранормальный", а параллельный, идентичный, равноправный. Именно поэтому - НЕ виртуальный, точнее, не более виртуальный, чем обычный мир, в котором мы живем.

Познакомившись со второй из приведенных выше статей А.Андреева, сетевой автор Алексрома пришел к выводу, что надо говорить о сетевой литературе "не как о гипертекстовой игрушке, а как о средстве самовыражения". Его статья "СЕТЕРА и ЛИТЕРА" делится на две соответствующие названию части. В первой он говорит о трех признаках "уникальности Сети как среды творческой реализации человека". Это: 1) отсутствие проблемы издания произведения ("этот фактор - определяющий"); 2) отсутствие редакторской правки и какой бы то ни было цензуры ("тут палка о двух концах"); 3) транспарентность автора произведения (возможность "сокрытия авторства и различных мистификаций"). Заметим, что упреки в адрес Андреева в недосказанности и неверном (или - неполном) подходе несправедливы, так как обо всем этом в статье Андреева сказано. Во второй части - "Литера" - содержатся рассуждения о том, что представляет собой понятие традиции в российской художественной литературе, к сохранению которой (традиции) призывают сетевых авторов.

Д.Манин, полемизируя с А.Андреевым и другими авторами, пессимистически заявляет о том, что "дискуссии были не про то", так как "ответы ищут не там", "потому что мы смотрим мимо". Сетература в узком смысле - "это текст, помещенный в Сети таким образом, что перенос его на бумагу сопряжен со значительными потерями". Автор предлагает рассматривать сетературу в широком смысле слова. "Это - Литературный Процесс. Процесс, неимоверно ускоренный технологией, как, впрочем, уже однажды было - когда изобрели книгопечатание. Да, шуму много - и в смысле теории информации, и в смысле ушей. Но возможность пишущему человеку общаться с себе подобными, где бы они ни находились, многократно перевешивает трудности человека читающего, который тонет в шуме. Такого еще не было".

В.Литвинов в статье "Издание классических литературных текстов в Интернете" исследует основные проблемы, возникающие в связи с поставленной темой. Они четко определены в подзаголовках: 1) Текст как объект; 2) Текст как отношение; 3) Математическая обработка. Индексы по тексту как средство навигации; 4) Старая орфография и иноязычные цитаты; 5) Ориентация на пользователя; 6) Стоимость бумажного и сетевого издания.

А.Шерман публикацию "На живую нитку" посвящает теме, обозначенной в подзаголовке: "Сеть как среда обитания творчества". В небольшой по объему (в сравнении с другими в дискуссии) статье автор возвращается к оценке достоинств Интернета для реализации творческих возможностей человека. Начало статьи дает представление об ее романтической интонации: "Ну вот мы и дожили. И стало привычным ненормально легкое скольжение по проводам. И километры пыльных дорог сократились до миллиметров медных дорожек, до микронов силиконовых. Души наши получили долгожданную свободу гулять себе вдали от удобно устроенных тел, склоняться по электронным коридорам хаотично построенного замка, бесконечного, чудесного в своей вечной недостроенности. Здесь тебе поле и убежище, здесь тебе и толпа, здесь тебе и одиночество". Шерман говорит о вечном стремлении людей быть услышанными, которое всегда сдерживалось. Теперь же "технически железный Интернет может стать средством, помогающим преодолеть эту нашу досадную ограниченность". Отмечая примеры хорошей литературы и профессиональных журналов в Интернете, автор останавливается на индивидуальных web-страницах как особенно эффективной форме реализации творческих способностей.

Другая серьезная дискуссия развернулась на тему компьютерной грамотности и сетевого образования. Серия статей на эту тему была напечатана, в частности, в 6-м номере "Журнала.Ру" за 1999 г. [9]

Статья известного сетевого автора и редактора Романа Лейбова "Зачем Интернет гуманитарию" задала тон дискуссии и определила круг проблем на эту тему. Автор - филолог (русист и литературовед) говорит о крайней сетевой безграмотности основной части гуманитариев и убеждает в пользе электронной почты, подписки на специализированные издания и рассылки, вообще работы в Интернете для поиска информации и участия в дискуссиях. Он останавливается также на методике обучения в разделе "Сенсация XXI века: электронные лекции и зачеты" и в заключение дает краткие резюме. Некоторые из них: "Конференции в Интернете не заменят настоящие конференции. Они лишь облегчат их проведение. Публикации в Интернете не отменят публикаций на бумаге, но значительно расширят их аудиторию. Интернет не принадлежит только математикам или физикам и не противопоказан филологам или медикам. Гуманитаризация Интернета - это всего лишь один из аспектов его общей гуманизации." В статье А.Быстрицкого "Сетевые учебные курсы в России как товар" приводится обоснование актуальности сетевого обучения, основные принципы, методика и программы обучения. Интервью директора Библиотеки иностранной литературы Е.Крепковой опубликовано в журнале под названием: "Российские библиотеки и Интернет". В нем подробно описывается ход реализации проекта "Российские библиотеки в Интернет" и телекоммуникационной программы "Информатизация учреждений науки и высшей школы на 1995-2001 годы". Общая стоимость программы - 130 млн долларов, из которых 100 млн выделил Сорос и 30 млн - российское правительство. На эти деньги были построены 32 университетских Центра Интернет. Е.Крепкова рассказывает о трудностях и проблемах, стоящих на пути сетевого оснащения вузов и библиотек. В заключение разговора она делает три вывода: "Во-первых, я убеждена, что Интернет должен развиваться, несмотря на все сложности - финансовые и технологические. Во-вторых, совершенно очевидно, что Интернет в библиотеках необходим. В третьих, очень жаль, что наше правительство уделяет этому мало внимания." Редактор журнала Е.Горный обобщает проблемы сетевого образования в статье "Глобальное образование: проблемы и перспективы". Основные направления статьи обозначены в следующих тезисах: 1)"Для того, чтобы можно было всерьез говорить о глобальном образовании, необходимо вначале обеспечить всеобщий и полный доступ к Интернету"; 2) "Образовательные учреждения и их ресурсы должны быть объединены в единую интерактивную сеть. Анархический принцип устройства Интернета должен сочетаться с принципом централизации"; 3) "Проблема межкультурного перевода. С одной стороны, Интернет и интеркультурность - близнецы-братья, с другой - все народы хотят сохранять и развивать свою национальную культуру. Как примирить эти две тенденции?"; 4) "Плюрализм мнений и концепций, свойственный сетевой ризоме, ставит под вопрос системный характер научного знания и методов обучения".

Следует отметить, что все положения, высказанные в данной дискуссии, к сожалению, остаются актуальными и на сегодняшний день. Мне уже приходилось выступать по этому поводу и в Сети, и в печати [10]. Добавить к сказанному ранее практически нечего. Остановлюсь лишь на некоторых итоговых размышлениях. На мой взгляд, для того, чтобы продвинуться на пути решения проблем сетевого образования, нужно развивать и укреплять в обществе сетевое сознание. В 1989 г. тогдашний вице-президент АНСССР академик Е.П.Велихов на одном из заседаний Верховного Совета СССР в качестве важнейшей государственной задачи поставил проблему перехода страны к информационному обществу и - просто не был услышан. Но и теперь пренебрежительное (а в лучшем случае - безразличное) отношение к Интернету остается даже у большинства видных политиков и, что особенно тревожно, известных ученых и организаторов образования (хоть бы уж глупые интервью по поводу Интернета центральным изданиям не давали!). А ведь от этого зависит степень государственного приоритета при распределении финансовых средств. Так что представляющееся на первый взгляд главной задачей - финансирование - все-таки является производной от сознания.

Общие представления о существовании глобальной компьютерной сети Интернет (и только о ней, хотя существуют десятки других), которые даются в вузах, в настоящее время крайне недостаточны. Необходимо широкое участие студентов, преподавателей и научных работников как в получении информации из Сети, так и в процессах ее создания и функционирования. Электронные сети, в первую очередь Интернет, стали новым средством массовой информации, прочно заняв свое место в ряду других, традиционных. При этом крупные сетевые серверы, содержащие многоступенчатые каталоги с развитой корневой системой, выступают в качестве информационных агентств, постоянно обновляющих свои информационные ресурсы во всех областях знания. Кроме того, в Интернете распространена система электронных периодических изданий, часть из которых является электронными версиями печатных газет и журналов, другая часть существует лишь в электронном виде. Это - сетевые журналы, газеты, периодические сборники статей и материалов, альманахи и т. п. Некоторые из этих изданий по богатству информационных ресурсов, проблемно-тематическому и жанровому разнообразию, оперативности значительно превзошли все существующие печатные издания.

Отдельная проблема - электронные библиотеки. Российская Библиотека иностранной литературы является одним из лидеров в осуществлении важнейшего проекта “Российские библиотеки в Интернет”, основной задачей которого является подключение библиотек к сети Интернет в образовательных целях. На первом этапе 15 крупных государственных библиотек Москвы, Санкт-Петербурга и других культурных центров начали исполнение этой программы. Однако эта важнейшая работа все еще продвигается крайне медленно. Сказывается значительное отставание России в объемах и темпах комплектования электронных ресурсов. Речь идет о переводе огромного количества источников в Сеть и в CD-ROM. Главное же заключается в возможности объединения библиотечных ресурсов и совместного использования каталогов. К сожалению, тут тоже имеет место недостаточное понимание важности проблемы со стороны вузовских руководителей. То же касается распространения в Сети лекций, методических пособий и учебных программ.

Главными задачами в сетевом образовании в настоящее время являются:

- укрепление материально-технической базы действующих компьтерных комплексов и создание новых, регулярное оснащение их современными пакетами программ;

- организация научных исследований с проведением научно-практических конференций; введение в учебный процесс во всех высших учебных заведениях специальных курсов по сетевым дисциплинам;

- создание силами студентов и преподавателей электронных газет и журналов - научных, научно-популярных, культурологических, массовых;

- формирование сетевой учебно-методической и научной базы в виде учебников, учебных и методических пособий, монографий и сборников научных работ.

Во второй половине 1999 и в 2000 г.г. дискуссии в Сети вышли на новый уровень. Ряд проблем, в том числе осмысление социальных, психологических и иных, стали рассматриваться сетевыми деятелями, к этому времени уже возмужавшими опытными профессионалами, сквозь призму изменений, которые, хотя и медленней, чем хотелось, произошли в жизни российского Интернета. Прежде всего, это значительно увеличение числа компьютеров, подключенных к Интернету в стране, - порядка двух миллионов. С учетом массового распространения мест коллективного пользования можно говорить уже о многомиллионной аудитории Интернета в России. Качественные изменения аудитории также произошли. В Сеть пришли опытные специалисты старшего возраста, известные бумажные (в дискуссии - "офф-лайновые") издания стали все больше размещать свои электронные версии, возникли сотни новых сайтов и сетевых газет и журналов. Мыслители Интернета сами стали руководителями сетевых изданий, сайтов и серверов, в связи с чем их подход ко многим вопросам функционирования в Сети, в том числе этическим и правовым, тоже изменился.

После реализации в марте 1999 года самого крупного, масштабного проекта в сетевой журналистике - создания ежедневной "Газеты.Ру" - началось серьезное переосмысление возможностей периодического издания в Сети. Качественно новый уровень издания изменил представление о возможностях нового вида СМИ. Этому способствовало несколько причин. Среди них:

1. Сверхоперативность. Редакция стала получать новости непосредственно от информационных агентств и получать по собственным каналам, передавая это на "ленту новостей" газеты мгновенно. Это дало возможность читателям получать информацию в режиме реального времени, а издателям - обновлять информационные сообщения по 20 раз в сутки и обозначать время выхода газеты в виде не только даты, но и в часах, минутах и секундах - на момент входа читателя в Интернет. Таким образом, электронная газета впервые стала оперативней телевидения, во всяком случае, между информационными выпусками последнего и после окончания ночной трансляции. Пользователь получил возможность узнать в "Газете.Ру" о новости, которая лишь завтра появится в телеэфире. Это же, хотя и в меньшей степени, относится и к радиоинформации, поскольку способ получения новости от источника радиожурналистами также уступает цифровому.

2.Объем передаваемой информации.

Практическая неограниченность объема информации, помещаемой в "Газете.Ру", обусловлена многими приложениями и расширениями. Ни одно бумажное и аудиовизуальное СМИ не может позволить себе неограниченный объем информации по любой теме.

3.Иллюстративность. Цветные и черно-белые фотографии, таблицы, графики и диаграммы, а также звуковые и видеофрагменты, сопровождающие и дополняющие текст, также предоставляются заинтересованному читателю в неограниченном объеме, недоступном другим СМИ.

4.Авторский состав. Редакция оперативно заказывает выступления авторам-специалистам, живущим в любой точке земного шара. Возможность привлечения профессионалов самого высокого уровня связана, с одной стороны, высокими ставками авторского гонорара, а с другой - высоким рейтингом газеты, с первых дней существования ставшей первой в стране среди всех сетевых СМИ (случай до этого абсолютно невероятный!).

Через несколько месяцев после основания, вследствие каких-то причин нетворческого характера, создатель модели и главный редактор "Газеты.Ру" Антон Носик вынужден был уйти из редакции и создал два других издания - "Ленту.Ру" и "Вести.Ру", которые, наряду с продолжающей выпуск "Газетой.Ру", постоянно находятся в числе лучших в стране по рейтингу информационно-поисковой системы "Rambler".

Казалось бы, многолетнее противостояние бумажной прессе, вынашиваемое годами и частично выстраданное ощущение превосходства над традиционными СМИ должны были в этих условиях усилиться. Но когда в Сети появилась электронная версия "Московских новостей", как мне показалось, именно этот факт произвел такое впечатление на одного из ведущих сетевых журналистов Евсея Вайнера, который в "Русском журнале" опубликовал статью "Баста, карапузики? Или как закалялось оптоволокно" [11], в которой высказал пессимистические соображения по поводу конкуренции сетевых изданий с бумажными. "В самое ближайшее время мы станем свидетелями того, что Интернет перестанет мыслиться как оппозиция офф-лайну. Эти два слова потеряют свой глобальный смысл и из метафизических понятий, описывающих скорее жизненные позиции, превратятся в рабочие функциональные термины. Сеть не сломает офф-лайн, все будет наоборот." (курсив мой - А.А.). Е.Вайнер утверждает, что "Газета.Ру" именно потому одна из лучших в Сети, "что похожа на лучшие издания офф-лайна". Хорошие сетевые журналисты "приживутся и в оффлайне. И - наоборот. "Они еще научатся правильно воспроизводить ORLы, а мы…- не делить информационное пространство на "они" и "мы". Обращает на себя неожиданное стремление к примирению, хотя возникает вопрос: а кто, собственно, делил? Сетевики и делили. "Здесь все всерьез и надолго", - заключает автор, имея в виду внедрение в Сеть электронных версий печатных изданий как систему.

Статья Е.Вайнера вызвала массу откликов в форуме, ей посвященном. Форум - это трибуна обсуждения в специально установленной для этого программе. Они могут посвящаться разным - частным и общим - темам, а могут быть привязаны к одной публикации. По поводу статьи Вайнера первым высказался А.Носик, по-прежнему отстаивающий особенность сетевого издания и отличие его от бумажного. Затем дискуссия продолжалась в виде множества высказываний различных читателей - как специалистов, так и рядовых пользователей. Является ли сетевое издание принципиально другим по сравнению с печатным? Существуют различия между публикациями в печатном издании и специально подготовленными для сетевого? Короче, - офф-лайн и он-лайн. Остановимся на этих принципиальных вопросах.

Прежде всего, я согласен с позицией А.Носика. Бесспорно, сетевое издание, как и сетевая публикация, отличаются от печатных аналогов. Здесь, пожалуй, стоит упомянуть термин А.Травина сетевое состояние. Писать для сетевого издания, конечно, не одно и то же, что для печатного. Это отличие касается ощущений, возникающих у пишущего. Автор сетевой публикации ощущает непосредственную связь с читателем, как если бы он не писал, а говорил присутствующему слушателю. Между ними нет ни расстояния, ни редактора, ни издательства, ни типографии. Коммуникация происходит практически в режиме реального времени, что, естественно, меняет стиль и характер изложения. Эти же ощущения у читателя. Когда он находится на связи, впечатление от читаемого текста совсем другое, чем от этого же текста, напечатанного в полученном по почте или купленном в киоске журнале или газете. Больше того, отличие в восприятии текста наличествуют даже тогда, когда этот текст читается не в печатном виде, а в том же электронном, но из файла, записанного на диске компьютера! Потому что линия связи отключена, исчезает эффект прямого диалога. И так автор вступает в непосредственный диалог с каждым читателем в отдельности. К этому следует добавить сетевую общность читателя и автора, что позволяет делать текст усеченным, пропуская множество известных обеим сторонам фрагментов и понятий. Прибавьте к этому особенности гипертекста, снабженного гиперссылками. Какое же может быть сравнение с печатной публикацией? [12]. Существуют еще особенности, касающиеся работы сетевого редактора, что было отмечено А.Носиком.

В 2000 году российский Интернет, наконец, был замечен общественностью страны и правительством. Президент России В.В.Путин встречался с видными деятелями Рунета, была разработана программа действий, намечено создание ряда нормативных документов, опубликован проект указа, посвященного Интернету и его правовому статусу. Все эти вопросы активно обсуждались во многих сетевых журналах и газетах.[13]

Была создана Всероссийская Интернет-академия, прошла ее презентация, ряд встреч представителей Содружества он-лайн изданий, Интернет-мост "Россия он-лайн" и т.п. Состоялась церемония награждения Интел-Интернет премии, в которой участвовали известные общественные деятели - Ю.Гусман, В.Познер, А.Вайнер, А.Гурнов, В.Третьяков, М.Арбатова и др. В составе жюри конкурса было 46 человек. В результате конкурса Человеком года в Рунете заслуженно был назван Антон Носик, в конкурсе Инфо-Арт "Открытие месяца" победили "Газета.Ру", "Лента.Ру" и "Вести.Ру". Лучшим сервером был назван Guitar.ru - сервер Эрмитажа.[14]

В заключение хочется упомянуть большую и глубокую работу Александра Ивлева "Субпрогресс: введение в теорию персонифицированного пространства", которая, судя по стилю и объему, в дальнейшем будет опубликована в виде книги. Первая ее часть помещена в "Русском журнале" 07.04.2000 г. В печатных изданиях также проявляется большой интерес к сетевым проблемам. Для примера приведем подборку статей в апрельском журнале "Итоги" [15]. Среди них статьи Е.Быковского - "Слово "пресса" в приложении к СМИ отныне не слишком верно" и "В Рунете начинается инвестиционная лихорадка", Е.Горного - "Взрыв интереса к Интернету в России приведут к качественным изменениям". Даже "Новый мир" стал публиковать обзоры сетевой литературы. Так, в 6-м номере журнала за 2000 г. С. Костырко анализирует публикации интернетских журналов: "Крещатик", "Русский переплет", "Камера хранения", "Контрапункт".[16]

Проблемы, связанные с Интернетом и вообще с электронными сетями, в том числе с периодическими сетевыми изданиями, естественно, не могут быть - даже в самом первом приближении - описаны, а, тем более, проанализированы в одной журнальной статье. Анализ сетевых публикаций до недавнего времени был затруднен ввиду их разбросанности и неудобства поиска, поэтому Е.Горный создал специализированный сайт "Интернет и Киберкультура в России. Сборник статей" [17]. И сетевые авторы, и исследователи теории и практики журналистики должны общими усилиями продолжить работы в этом важном направлении современной культуры.

Список литературы

1. П. Треанор. Интернет как гиперлиберализм // Русский журнал, 03.12.1998 / http://russ.ru

2. Дж. П. Барлоу. Продажа вина без бутылок: Экономика сознания в глобальной Сети // Русский журнал, 07.04.1999 / http://russ.ru

3. С.Дацюк. Интерактивная деперсонализация автора. // Русский журнал / http://russ.ru

4. А.Ивлев Идиотизм сетевого бытия. // Русский журнал, 29.09.1999 / http://russ.ru

5. А.Носик. Давайте ссылаться на Сеть // Интернет, 1999, №3 (8)

6. А.Носик. Как прожить без плагиата. // Газета.Ру, 04.03.1999 / http://www.gazeta.ru

7. http://www.zhurnal.ru . Поскольку все упоминаемые ниже статьи располагаются на заглавной странице журнала, в одном разделе - "Теория сетературы", и находятся сразу, с одного и того же входа, нет смысла давать электронный адрес каждой публикации по отдельности

8. Проблемы гипертекста настолько специфичны и разнообразны, что их анализ и комментарии к дискуссиям должны быть рассмотрены в отдельной работе

9. Zhurnal.ru . - 1999, №6

10. А.Акопов. О проблемах компьютерного и сетевого образования // Ростовская электронная газета. - 1999, №7 (13) / www.relga.ru; Глобальное средство массовой информации // Мир медиа ХХI. - 1999, №1. - С.4-7. В сетевой версии - http://www.npi.ru/NEW/mi~media/99_1/index.htm

11. Русский журнал, 06.07.1999 // http://russ.ru

12. Кстати, проницательный читатель не может не заметить, что данная статья не является сетевой. Она написана для коллег из бумажных изданий (имеющих представление об Интернете на уровне начинающих чайников [сетевой термин, без тени обиды]), именно для их восприятия. Для сетевой элиты вариант был бы, несомненно, иной. (Мысль о такой публикации у автора есть, предполагалось написать, например, для "Русского журнала", но теперь, в результате реорганизации, расхотелось). Отсюда еще одно наблюдение. Вообще тип публикации очевидно связан с типом издания. Газетная статья не перестает быть газетной, будучи опубликованной в журнале, и наоборот. (Редакторы в таких случаях говорят автору: статью надо "утяжелить" или, напротив, "облегчить"). Поэтому в сетевом издании легко встретить (и отличить) офф-лайновую публикацию, но вот сетевую (по всем ее признакам) в бумажном издании представить трудно!

13. См., например: Проект постановления правительства РФ о регистрации сетевых СМИ. Проект // сервер Deadline; Проект Минсвязи: госмонополия в зоне RU // Lenta.ru, 29.12.1999; А.Носик. Интернет в гостях у Путина. Вести.Ру. 29.12.1999 и др.

14. А.Травин. Вот и окончен светский сезон…// Русский журнал, 26.03.2000 / http://russ.ru

15. Журнал "Итоги", №16, 22.04.2000

16. Журнал "Новый мир", 2000, №6

17.http://www.zhurnal.ru/staff/gorny/texts/icr_contents...

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий