регистрация / вход

Основные формы международных интеграционных объединений

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ, СТАТИСТИКИ И ИНФОРМАТИКИ. Курсовая работа по курсу «Мировая экономика» на тему «Основные формы международных

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ, СТАТИСТИКИ И ИНФОРМАТИКИ.

Курсовая работа по курсу «Мировая экономика»

на тему

«Основные формы международных

интеграционных объединений»

Исполнитель:Набиев Р.

Группа:ДМЭ-201

Руководитель:Хмелев И.Б.

Москва, 2001 год.


Содержание :

Введение стр.1-2

1. Современные МЭО и экономическая интеграция.Теоритические взгляды,объективные предпосылки и особенности на настоящем этапе.

1.1Теоритические концепции и объективные предпосылки международной экономической интеграции стр.3-4

1.1.1 Теоретические основы МЭИ

1.1.2 Объективные предпосылки МЭИ

1.2Основные факторы МЭИ в условиях рыночных мирохозяйственных связей стр.5-6

1.3Стимулы интеграционного развития МЭО стр.7

1.4Глобализация отношений в мире и МЭИ стр.8

2. Опыт, перспективы и проблемы международной экономической интеграции.

2.1Этапы, сферы и механизмы международной экономической интеграции. стр.9-13

2.2Опыт интеграционного развития в отдельных регионах мира.

стр.14-22

2.2.1 Североамериканская ассоциация свободной торговли

2.2.2 Сотрудничество в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

2.2.3 Интеграционные процессы в Южной Америке.

2.2.4 Интеграционные процессы в Африке.

2.3Особенности развития западноевропейской экономической интеграции. стр.23-27

2.3.1 ЕС.

2.3.2 Европейская ассоциация свободной торговли.

2.3.3 Центральноевропейское соглашение о свободной торговле.

2.4Направления и проблемы интеграционного развития на пространстве СНГ. стр.28-32

2.4.1 Факторы экономической интеграции бывших советских республик.

2.4.2 Структура органов СНГ.

2.4.3 Успехи и неудачи СНГ.

2.4.4 Перспективы СНГ.

Заключение. стр. 33-34

Список использованной литературы. стр.35 Приложение. стр. 36

Введение.

Международная экономическая интеграция — характерная особенность современного этапа развития мировой экономики. В конце XX в. она стала мощным инструментом ускоренного раз­вития региональных экономик и повышения конкурентоспособ­ности на мировом рынке стран — членов интеграционных группировок. Слово «интеграция» происходит от лат. integratio — вос­полнение или integer — целый. Международная экономическая ин­теграция — это процесс срастания экономик соседних стран в единый хозяйственный комплекс на основе устойчивых эконо­мических связей между их компаниями. Получившая наибольшее распространение региональная экономическая интеграция, воз­можно, в будущем станет начальной стадией глобальной интег­рации, т.е. слияния региональных интеграционных объединений. Так, обсуждается идея создания зоны свободной торговли на базе ЕС и НАФТА.

Для сегодняшних международных экономических отношений присущи новые количественные и качест­венные характеристики. Основные формы мирохозяй­ственных связей, международная торговля, движение капиталов, миграция населения и трудовых ресурсов, транснациональная деятельность, акции международ­ных организаций, наконец, интеграционные процессы в мире — достигли невиданных ранее масштабов. Изме­нились их место и роль в развитии современного общества. Остановимся лишь на основных разделах современных МЭО. Во-первых, определяющее значение в ущерб мировой торговле приобрело международноедвижение капиталов. Только в последние годы его объ­ем увеличился на 30—40%, достигнув по вывозу в 1995 г. 315, а в 1996 г. почти 400 млрд. долл. Накоплен­ная сумма экспорта капитала за последнее десятилетиеприблизилась по величине к размерам годового миро­вого вывоза товаров и услуг, составив около 5 млрд. долл. Результаты таких внешних инвестиций для экономик большинства стран более чем существенны: изменяются структуры национальных хозяйств, растет их экономический и технический уровень, стимулирует­ся внешнеторговый обмен и др.

Во-вторых, международная внешняя торговля ста­новится реальным и все более ощутимым фактором. воспроизведенного процесса, удовлетворения потребностей населения и всякой хозяйственной деятельности. В 1996 г. международная торговля товарами и услугами превысила рубеж 10,6 трлн. долл. (1995 г. более 10 трлн. долл.), а темпы ее ежегодного прироста 6—8%, значительно опережая рост производства (2—2,5%). Внешнеторговый обмен товарами и услугами составляет в настоящее время свыше 1/3 по отношению к суммар­ному ВВП стран мира — более 27 трлн долл. (!). Таким образом, каждый шестой товар или услуга попадают к потребителю через мировую торговлю. Без внешней торговли теперь невозможно удовлетворить разнообраз­ные повседневные потребности населения не только малых стран, что очевидно, но также средних и боль­ших (как США, Китай, Индия, Россия и т.п.), где доля импортных потребительских товаров в среднем достига­ет 12—20% от всех приобретаемых населением. Имеются также другие новые черты современной международной торговли: обмен услугами увеличивается, и их доля составляет в настоящее время почти треть мирового экспорта (около 1,5 трлн долл.). При этом основная часть приходится на новые виды — инжиниринг, консалтинг, лизинг, информационные и др. В товарной структуре международного обмена резко возросла доля готовой продукции — около 2/3, в том числе поставки! кооперационного характера (узлы, детали, агрегаты - более половины. Это отражает возрастающее значение международной производственной и научно-технической специализации. Не случайна поэтому и принципиально иная роль в МЭО внутрифирменного сотрудничества в рамках ТНК, на которые приходится подав­ляющая часть международного кооперационного обме­на, создающего устойчивые предпосылки неуклонного расширения международного рынка. Вместе с тем это реальный фактор развития интеграционного типа миро­хозяйственных отношений. Все это предопределяет и сдвиги в географической, страновой структуре между­народной торговли: центр тяжести в ней перемещается на взаимные отношения между экономически развиты­ми странами и группами стран (60—70% мирового това­рооборота). Тем самым подготавливаются благоприятст­вующие условия для международной экономической интеграции участников с более или менее близкими уровнями развития в определенных регионах мира.

Приметой времени становится резкое увеличение динамичности и масштабов миграции населения, трудо­вых ресурсов, ведущей к международному перемеще­нию такого важного фактора производства, как труд. В этот процесс вовлечены десятки миллионов людей. Ди­версифицировались регионы приложения ресурсов им­мигрантов, их качественный, квалифицированный со­став. В свою очередь интеграционный вариант развития облегчает передвижение рабочей силы, снимая офици­альные границы и отменяя многие формальности. И в этой части МЭИ создает известные преимущества.

Количественные и качественные характеристики со­временных МЭО показывают усиление взаимосвязи и взаимозависимости национальных экономик, повыше­ние значения внешнеэкономического роста, предопре­деляя преимущества международного интеграционного развития.

3. Современные МЭО и экономическая интеграция.Теоритические взгляды,объективные предпосылки и особенности на настоящем этапе.

3.1Теоритические концепции и объективные предпосылки международной экономической интеграции.

1.1.1 Теоретические основы МЭИ.

Классики экономической теории (Смит, Рикардо, Милль) были сторонниками свободной торговли (фритредерства). В их подходе к внешней торговле лежал классический принцип выгоды страны от специализации производства и обмена товарами на базе международного разделения труда. Этот подход и лежит в основе теории международной экономической интеграции, хотя в ней и существуют разные направления.

Эти направления отличаются прежде всего разными оценками интеграционного механизма. Так, сторонники раннего неолиберализма (В. Репке, М. Аллэ) представляли полную интегра­цию как единое рыночное пространство в масштабе нескольких стран, где действуют стихийные рыночные силы независимо от политики государств и национальных и международных законо­дательных актов. Представители позднего неолиберализма (Б. Баласса) большое внимание уделяли эволюции интеграции, базиру­ющейся на развитии экономических и политических процессов в разных странах.

Сторонники корпорационализма(С. Рольф, У. Ростоу} считали, что интегрирование международной экономики способ­ны обеспечить не рыночный механизм и государственное регу­лирование, а международные корпорации, функционирование которых способствует рациональному и сбалансированному раз­витию мирохозяйственных связей.

Представителями структурализма (Г. Мюрдаль) эконо­мическая интеграция рассматривалась как процесс структурных преобразований в экономике стран с центрами развития интег­рации — крупными фирмами и целыми отраслями промышлен­ности. Результатом этих преобразований, по их мнению, стано­вится качественно новое интегрированное пространство с более совершенным хозяйственным механизмом.

Неокейнсианцы(Р.Купер) считали, что для использова­ния многообразных выгод широкого международного экономи­ческого взаимодействия с сохранением в то же время максималь­ной для каждой страны степени свободы необходимо согласова­ние внутренней и внешней политики интегрирующихся сторон с целью достижения оптимального сочетания двух возможных ва­риантов развития экономической интеграции: а) объединение го­сударств с последующей утратой ими суверенитета и взаимным согласованием экономической политики; б) интеграция с макси­мальным сохранением национальной автономии.

Теоретики дирижизма (Я. Тинберген, Р. Санвальд, И. Штолер), отрицая решающую роль в интеграционных процессах ры­ночного механизма, полагали, что функционирование междуна­родных интегрированных структур возможно на основе разработ­ки их участниками общей экономической политики и согласо­ванного социального законодательства с целью создания опти­мальной структуры международного хозяйства, устраняющей ис­кусственные преграды и сознательно вводящей желательные эле­менты координации и унификации.'

Существенный вклад в теорию международной экономичес­кой интеграции внесли российские ученые — М.М. Максимова, Н.П. Шмелев, Ю.В. Шишков и др.

Осмысливая многообразие концепций экономической сущ­ности международной интеграции, следует иметь в виду, что важ­ным импульсом к практическому ее осуществлению с середины XX в. было стремление к укреплению связей на уровне компаний государств Западной Европы, оформленное в дальнейшем согла­шениями, направленными на объединение западноевропейских государств в противовес обострившемуся в то время противостоя­нию двух мировых держав — СССР и США.

1.1.2 Объективные предпосылки МЭИ.

Результатом международного разделения труда, раз­вития внешней торговли и МЭО в целом является уси­ление взаимосвязи и взаимозависимости национальных экономик, когда нормальное развитие невозможно без внешнего фактора. Это не требует каких-либо доказа­тельств. Данное явление принято называть интернацио­нализацией хозяйственной жизни: национальная эконо­мика достаточно устойчивая, все больше работает на внешний мир и, в свою очередь, зависит от МЭО.

В своем развитии интернационализация хозяйствен­ной жизни прошла ряд этапов. Первоначально она за­трагивала сферу обращения и была связана с возникно­вением международной торговли, превращением ее в мировую. Это период конца XVIII — начала XX в., сов­павший с развитием капитализма.

В конце XIX в. набирает силу международное дви­жение капиталов, выходящее в настоящее время на первое место в системе МЭО. Оно оказывает интенси­фицирующее воздействие на мировую торговлю товара­ми и услугами — это важная и реальная предпосылка перемещения центра тяжести МЭО в сферу производст­ва и научно-исследовательской деятельности, а послед­нее знаменует переход к качественно новому этапу ми­рохозяйственных отношений, т.е. международной эко­номической интеграции.

МЭИ означает взаимоприспособление националь­ных экономик, внедрение их в единый воспроизвод­ственный процесс. Это предполагает известную терри­ториальную, экономическую, структурную, технологи­ческую близость стран—участниц международной ин­теграции и объясняет ее региональный характер. Хро­нологически интеграционный тип МЭИ начал склады­ваться после Второй мировой войны.

1.2 Основные факторы МЭИ в условиях рыночных мирохозяйственных связях.

В главных характеристиках международные эконо­мические отношения, являющиеся полем и результатом приложения труда, капитала, природных и других ре­сурсов, представляют собой одну из сфер рыночного хозяйства со свойственными ему основными признака­ми. Основываясь на принципе свободы выбора продавцов и покупателей, рыночные отношения предполагают:

• множественность объектов и субъектов рыночных отношений;

• конкуренцию

• определяющее воздействие спроса и предложения;

• взаимосвязь с ценами при необходимой гибкости и подвижности последних.

Это дополняется свободой предпринимательства. Сам факт международного обмена, исключительное простран­ство его осуществления, выходящее за границы отдельных стран, создают более чем достаточные предпосылки мно­жественности объектов. Это же можно сказать о множест­венности субъектов — их число на рынке возрастает: на­ряду с национальными предпринимателями и фирмами в МЭО участвуют иностранные, международные компании, организации, государственные структуры различных стран. Не меняя механизма спроса и предложения, МЭО расши­ряют его границы.

В качестве основных признаков МЭО могут быть названы следующие.

Во-первых, как и в любой национальной экономике, в основе мирового хозяйства и МЭО лежат разделение труда и обмен, только не внутринациональные, а меж­дународные, предполагающие, что производство и (или) потребление отдельных стран в той или иной мере свя­заны между собой.

Во-вторых, участники МЭО экономически обособле­ны, в частности в форме национально-хозяйственного обособления, что объективно обусловливает товарно-денежный характер связей.

В-третьих, в совокупности мирохозяйственных об­менных связей действуют законы спроса, предложения и свободного ценообразования, являющиеся краеуголь­ными камнями любого рыночного механизма.

В-четвертых, так же как и национальные рынки, мировой рынок и МЭО характеризуются конкуренцией товаров и услуг, продавцов и покупателей. Эта конку­ренция жестче в силу больших объемов и более широ­кого набора обращающихся товаров и услуг. Она до­полняется перемещением факторов производства (капитала, труда) между странами.

В-пятых, одна из основных форм МЭО — междуна­родная торговля — представляет собой множество межстрановых потоков продукции. В этих условиях формируются мировые товарные рынки, где осуществляются операции купли-продажи товаров, носящие устойчи­вый, систематический характер.

В-шестых, обмен товарами и услугами, международ­ное перемещение факторов производства опосредство­вано движением денег, системой расчетов, товарными кредитами, валютными отношениями. Наряду с товар­ными рынками функционирует и мировой финансовый рынок, международная валютно-финансовая система.

Движение капитала, иностранные инвестиции, дол­госрочные международные, государственные кредиты придают мировой финансовой системе завершенный вид. Страновые различия в обеспеченности трудовыми ресурсами, в возможностях и условиях занятости насе­ления определяют возникновение и развитие межгосу­дарственных потоков рабочей силы, что обусловливает формирование мирового рынка труда. Возрастание роли информационного обеспечения, интеллектуальной соб­ственности, широкое внедрение системы патентования, лицензирования изобретений и открытий, межгосудар­ственные соглашения по защите авторских прав созда­ют предпосылки для развития мирового информационного рынка.

В-седьмых, МЭО предполагают собственную инфраструктуру, специальные институты. Они представлены международными экономическими, финансово-кредит­ными учреждениями и организациями как общемиро­вого (ВТО, Международная торговая палата, Междуна­родный валютный фонд, Всемирный банк), так и ре­гионального значения (КЕС, ЕБРР и т.п.).

В-восьмых, МЭО подвержены монополизации. Она возможна по линии концентрации производства и сбыта частными предпринимательскими структурами (например, создание и деятельность ТНК) и в результате международ­ных, межгосударственных соглашений и союзов, объединяющих крупнейшие страны и фирмы поставщиков некоторых видов продукции (например, ОПЕК).

Наконец, МЭО не свободны от международного, регионального, государственного вмешательства, регулирования. Оно проявляется в межгосударственных экономических, торговых, кредитных, валютных, тамо­женных и платежных соглашениях и союзах. Кроме того, результаты регулирования внешнеэкономической деятельности в каждой отдельной стране влияют на со­стояние и развитие МЭО.

1.3Стимулы интеграционного развития МЭО.

В системе рыночных МЭО возникает ряд объективных предпосылок перехода к более высокому их этапу — меж­дународной интеграции. Они формируются как на микро­уровне (предприятие, фирма), так и на макроуровне (государство, регион, группа стран). Очевидные реальные стимулы для предприятия — увеличение объема продаж, снижение себестоимости продукции, позиционирование на рынке, пролонгация наиболее эффективных фаз жиз­ненного цикла товара. Результативность деятельности на микроуровне в условиях, когда масштабные, устойчивые связи между субъектами рынка, определяющую часть ко­торых представляют предприятия и фирмы, очень связана с преодолением негативных факторов МЭО — территори­альной удаленности, меньшей мобильности факторов производства и ресурсов, национальных барьеров, тамо­женных и валютных препятствий.

Объективно возникают два пути:

• создание и развитие транснациональных фирм, которые позволят обойти многие трудности (транс­фертные поставки, цены, благоприятные условия вос­производства, лучший учет рыночной ситуации, прило­жение прибыли и т.д.);

• межгосударственные согласованные меры по це­ленаправленному формированию мирохозяйственного рыночного (экономического, правового, информационного, психологического и политического) пространства в крупных регионах мира.

Сочетание этих двух направлений и обеспечиваете переход к более высокой, эффективной и перспективной ступени мирохозяйственных отношений — международной экономической интеграции.

С экономических позиций объективный фактор международной хозяйственной интеграции — обеспечение лучших условий применения ограниченных ресурсов (естественных и обретенных). Предпочтения здесь не заданы: характер и роль приоритетных ресурсных факторов закономерно изменяются. Первоначально, после Второй мировой войны, толчком для интеграционного развития стала задача объединения прежде всего производственных ресурсов (энергоносителей, металлургических мощностей и т.п.), как это было при создании общего рынка в Западной Европе. Постепенно ядром международного интеграционного развития становится технологическая сфера. В последнее время на важное место выдвигается информационно-инжиниринговая деятельность. Это также подтверждается практическим опытом ЕС (Европейского Сообщества, в настоящее время — Европейского Союза).

Можно констатировать, что в современных условиях международная экономическая интеграция — логический, закономерный результат транснационализации микроэкономических и макроэкономических процессов. При этом последняя "встраивается" в рыночные принципы мирохозяйственных отношений.

1.4 Глобализация отношений в мире и МЭИ.

На современном этапе происходят глубокие изменения во всей системе международных отношений. Существенной их чертой становится глобализация. Общество­веды по разному трактуют суть этого явления. Согласие преобладающей точке зрения, ни одно действие, ни один процесс в обществе (экономическое, политическое, юридическое, социальное и т.д.) нельзя рассмат­ривать ограниченно только как таковое. Взаимосвязь взаимозависимость отдельных акций и процессов усиливаются, необходимы учет и оценка обратного эффекта, всех последствий как в близких, так и в более отдаленных сферах. Это означает, что коммерческая трансакция в области мирохозяйственных связей неизбежна затрагивает внутреннюю экономику, производство, социальные отношения, демографию, экологию, политику и т.п. При этом степень такого охвата различна, как не одинаков и обратный эффект. Из такого подхода выте­кает, что простая и даже комплексная, но лишь эконо­мическая оценка данной трансакции недостаточна. Не­обходим учет ее последствий хотя бы в названных сфе­рах. Тогда решение о трансакции потребует корректи­ровки, и возможно, окажется нецелесообразным. Не­сколько иная, ограничительная трактовка глобализации, которая кажется пока более или менее приемлемой, рассматривает взаимовлияния и обратные эффекты только в пределах определенной сферы, в данном слу­чае экономики, хотя обязательна во всех ее секторах (внутренняя, внешняя, НИОКР, внедрение, производ­ство, обращение, потребление). Понятно, что процесс глобализации даже в таком понимании, а тем более в широком, вносит новые серьезные моменты в МЭИ, в оценку ее роли и места в современном мире. Глобализация и в узком смысле понятия — это не од­нозначный процесс. В мирохозяйственных связях, МЭО он проявляется, в постепенном втягивании в эту сферу отдельных их видов: внешней торговли, движения капиталов, перемещения трудовых ресурсов и других факторов производства, производствен­ного, научного, технико-технологического, инжиниринго­вого и информационного сотрудничества. МЭИ означает продвижение всех этих блоков, их более тесное перепле­тение в международных масштабах. В то же время МЭИ приобретает основополагающее значение по отношению к другим сферам. Масштабное, устойчивое и постоян­ное международное деловое сотрудничество предопре­деляет заинтересованное, взаимовыгодное, открытое человеческое общение, усиливает необходимость пре­одоления национальной замкнутости и эгоизма. Созда­ются дополнительные предпосылки прозрачности госу­дарственных границ, особенно в части формально-' бюрократических и фискальных процедур. Настоятельной потребностью становится формирование единого экономического, правового, информационного про­странства для свободной и эффективной предпринима­тельской деятельности всех субъектов хозяйствования. Тем самым имеются все основания утверждать, что МЭИ вполне вписывается в процесс глобализации, составляя его важное ядро. Однако МЭИ, означающее взаимоприспособление национальных экономик встраивание их в единый воспроизводственный процесс, не может не затрагивать и не видоизменять другие сферы международных отношений: развивается практи­ка межгосударственных (многосторонних и двусторон­них) соглашений, создаются надгосударственные струк­туры и органы согласованной международной системы регулирования, применяются специальные механизмы

инструменты.

Изменяется также понимание места и роли МЭИ при расширительной трактовке процесса глобализации, предполагающей учет и оценку взаимовлияний и обрат­ных эффектов всех сфер общественной, международной жизни. В этом случае МЭИ становится действенным методом данного процесса, способствующим решению вечной, всемирно-исторической задачи — возможно полного удовлетворения духовных и материальных по­требностей мирового сообщества.

4. Опыт, перспективы и проблемы международной экономической интеграции.

4.1Этапы, сферы и механизмы международной экономической интеграции.

Переходу к интеграцион­ному этапу мирохозяйственных связей предшествует ряд стадий МЭИ, обусловленных количественными и качест­венными показателями их развития. Это не только мас­штабы международной торговли — экономической дея­тельности, но и охватываемые сферы, степень и устойчи­вость взаимодействия национальных экономик.

В современной теории МЭИ различают пять ступе­ней или последовательных этапов развития интеграци­онных процессов:

- зона свободной торговли;

- таможенный союз;

- единый или общий рынок;

- экономический союз;

- экономический и валютный союз.

Строго говоря, в настоящее время лишь одна меж­дународная интеграционная группа стран прошла ре­ально первые четыре из указанных этапов — ЕС. Дру­гие интеграционные группировки, а их несколько, пока прошли в своем развитии первый и частично второй этапы. Для лучшего понимания необходимо рассмотреть особенности каждого из этапов интеграционногоразвития МЭО, сформулировать их определения, обозначить основные механизмы.

• Первой логической и хронологической ступенью является зона свободной торговли (ЗСТ ). В современном понимании это преференциальная зона, в рамках которой поддерживается свободная от таможенных и количественных ограничений международная торговля товарами. Как правило, конкретные соглашения о соответствующих зонах предусматривают создание ЗСТ промышленными товарами в течение ряда лет путем постепенной взаимной отмены таможенных пошлин и других 1| нетарифных ограничений. По отношению к сельскохозяйственным товарам либерализация носит ограниченный характер, охватывает лишь некоторые позиции по таможенной номенклатуре. Такой подход реализовывал­ся при становлении ЕЭС, актуален он и в настоящее время в Североамериканской ассоциации свободной торговли (НАФТА) и в Общем рынке стран Южного конуса (МЕРКОСУР), о которых речь пойдет ниже. Соглашения о создании ЗСТ, как правило, основаны на принципе взаимного моратория на повышение пошлин Standstill. Это означает, что партнеры не могут в одностороннем порядке повышать таможенные пошлинылибо возводить новые торговые барьеры. Случаи, прикоторых стороны могут увеличить уровень таможенного обложения или применить специальные защитные меры, условия, срок и действия, сфера распространениязащитных мер, а также величина пошлин предусматриваются в соглашениях о ЗСТ.

К положительным чертам таких соглашений следует отнести более стабильный и предсказуемый характерторговой политики стран—участниц. Функционирование ЗСТ позволяет странам более четко выполнять принятые на себя обязательства в рамках "Уругвайского раунда", совершенствовать всю систему внешнеэкономической

деятельности, более гибко приспосабливаться к международной практике. Вместе с тем следует отметить, что взаимодействие стран—участниц ЗСТ, регулирование деятельности в соответствующей области про­исходит без создания постоянно действующих надна­циональных систем управления или принятия специ­альных общих решений. Все решения, как правило, принимаются высшими должностными лицами стран-участниц по политическим проблемам и руководителя­ми министерств и ведомств (внешнеторговых, финансо­вых и др.) — по экономическим. Эти решения уже на данной стадии должны носить обязательный характер, обеспечивая скоординированность шагов и обязатель­ность сторон. С правовой точки зрения международные договоренности обретают преференциальное по отно­шению к внутренним законодательным актам положе­ние.

Что касается сфер сотрудничества в рамках ЗСТ, то на начальном этапе это, естественно, внешняя торговля.

При создании ЗСТ выявился и целый ряд негатив­ных моментов, замедляющих процесс сближения, но не имеющих разрушительного характера.

Создание ЗСТ приводит к усилению конкуренции на внутреннем рынке, что не всегда благоприятно воз­действует на качество и технический уровень изделий отечественной промышленности. Либерализация им­порта создает серьезную угрозу для национальных про­изводителей товаров, увеличивает опасность банкротств тех из них, которые не выдерживают соперничества с более конкурентоспособными и качественными им­портными товарами. Без поддержки их со стороны го­сударства велика опасность того, что иностранные про­изводители вытеснят отечественных со своего же внут­реннего рынка, несмотря на применяемые средства за­щиты. Следует, однако, отметить, что возникает опас­ность закрепления иностранных компаний в промышленных структурах "страны пребывания".

• Следующей ступенью международной экономи­ческой интеграции является таможенный союз (ТС) — соглашение двух или более государств об упразднении таможенных пошлин в торговле, форма коллективного протекционизма. В соответствии со ст. XIV ГАТТ таможенный союз предполагает замену нескольких таможенных территорий одной при полной отмене таможенных пошлин внутри ТС и создание единого внешнего таможенного тарифа.

Следует отметить, что в ряде изданий и публикаций определения ЗСТ и ТС даются недостаточно корректно. Главное различие состоит в том, что в первом случае предусматривается постепенное снижение таможенных пошлин, устранение нетарифных барьеров и т.д. В конечном итоге ЗСТ призвана обеспечить беспошлинную торговлю между странами-участницами. В ТС существует беспошлинная торговля между странами членами и общий таможенный тариф по отношению к странам, не входящим в союз. Современная трактовка § 4 ст. XXIV ГАТТ гласит, что "ст. XXIV не предусматривает никакого руководящего начала в том, что касается определения различия между понятиями ЗСТ и ТС". Своеобразные правила игры устанавливаются самими членами ЗСТ, которые продолжают следовать своей собственной внешнеторговой политике, а страны-члены ТС ее координируют в первую очередь в части таможенно-тарифных правил и процедур. ТС представляет собой более совершенную, чем ЗСТ, интеграционную структуру. В рамках ТС происходят серьезные изменения И структуре производства и потребления стран-участниц. Во-первых, проводя единую внешнеторговую политику по отношению к таможенным тарифам, различные внешние преференции, протекционизм и т.п., страны регулируют товарные потоки с учетом уровня внешнего тарифа и результирующих цен. Это в свою очередь дает толчок в переориентировке ресурсов, в потреблении ипроизводстве. По мнению некоторых западных специалистов интеграции, внутри ТС производство "рационализируется в соответствии с теорией сравнительных преимуществ".

Возможны два варианта развития событий: устанав­ливаемый на внешних границах ТС внешний тариф на какой-либо товар может быть выше средневзвешенного тарифа, существовавшего до возникновения данной интеграционной структуры, или ниже. Если внешний тариф выше, то странам—членам ТС приходится отказы­ваться от более дешевого внешнего источника снабже­ния в пользу внутрисоюзных ресурсов, более дорогих. Такие меры могут применяться исходя из самых раз­личных соображений, например, из стратегических по­сылок: страны сообща решают приступить к интенсив­ной разработке новых материалов, энергоносителей и т.д. с тем, чтобы уйти от внешней зависимости. Приня­тие таких мер заставляет разработчиков технологий ид­ти на проведение совместных исследований, переори­ентирует потоки ресурсов, товаров, полуфабрикатов. Производство внутри ТС вынуждено изыскивать допол­нительные резервы и т.д.

Если внешний тариф устанавливается ниже, чем средневзвешенный тариф стран-участниц ТС, то с уче­том результирующих цен происходит переориентация их внешней торговли на рынки третьих стран. Такие меры могут быть предприняты для усиления конкурен­ции внутренних и внешних производителей, если необ­ходимо "подтолкнуть" собственного производителя к выпуску более конкурентоспособной продукции. Таким образом, регулирование внешнеторгового тарифа опре­деленным образом влияет на развитие интеграционных процессов внутри ТС. Опыт показывает, что регулиро­вание внешнего тарифа в целом благоприятно действует на развитие внутреннего рынка товаров и услуг. Проис­ходит снижение или замедление роста цен, усиливается конкуренция между товаропроизводителями и постав­щиками импортных товаров в рамках ТС. Большое значение для ТС имеет наличие в составе союза одной-двух крупных держав. Тогда проблемы ре­сурсов чисто технически решаются проще, нежели в рамках ТС, объединяющих страны, бедные ресурсами. "Игра" с таможенным тарифом позволяет создавать бо­лее приемлемые условия для привлечения иностранных инвестиций, что также оказывает непосредственное воздействие на экономический рост. Функционирова­ние ТС требует изменений в подходе к управлению ин­теграционными процессами. Как уже указывалось вы­ше, деятельность в рамках ЗСТ не обусловливает создание постоянно действующих органов. Для ТС уже возникает необходимость в регулирующих институтах.

Во-первых, переход к единым таможенным пошли­нам и совместному осуществлению координационных мер требует существенного пересмотра подходов к раз­витию многих отраслей национальной экономики в ка­ждой стране. Во-вторых, необходима координация раз­вития отдельных отраслей на макроэкономическом уровне, что ведет к появлению новых различных про­блем в других сферах деятельности. В-третьих, возника­ет потребность в переговорах по согласованию не толь­ко таможенно-тарифной политики, но и координации или приспособления внутренних рынков к возникаю­щим общим интересам. В этой связи встает вопрос о создании наднациональных органов, которые будут раз­рабатывать, координировать, контролировать деятель­ность отдельных сфер внешней торговли и производст­ва. Реальные ТС вряд ли могут обойтись без этого.

Необходимо отметить также следующее. Функцио­нирование ТС отнюдь не предполагает унификацию таможенно-тарифной политики для всего спектра про­изводимых и потребляемых товаров. В сферу интегра­ционной деятельности на этом этапе постепенно попа­дают самые различные отрасли и секторы экономики. Это вполне объяснимо, так как главную роль получает движение на микроуровне, обеспечивающее производ­ственную интеграцию. Интеграция происходит и в валютно-финансовой области, но валютно-финансовое сотрудничество, особенно на первых порах, не является авангардным. Оно скорее играет роль обслуживающего фактора. Как правило, в рамках ТС создаваемые фи­нансовые институты, банки, страховые компании игра­ют второстепенную роль.

Как показывает практика, вне сферы ТС и его общей таможенно-тарифной политики остаются такие крупные направления, как оборонная промышленность, отдельные отрасли энергетики и др.

• Качественно более высокой ступенью интегра­ции является единый рынок (ЕР). К настоящему време­ни этот этап интеграционного развития реализован в Европейском Союзе, на основе опыта которого могут быть сделаны практические выводы и оценки. Не ис­ключено, что в перспективе, по мере продвижения впе­ред других подобных интеграционных структур, воз­никнут новые ситуации, присущие этим группировкам, которые будут иметь определенные отличия от практи­ки ЕС.Перерастание ТС в единый рынок обусловливается как чисто экономическими факторами, так и политиче­скими. (Кстати, данное положение будет верно и для последующих эволюционных преобразований других интеграционных группировок, а не только для ЕС.) Не­смотря на исчезновение в определенной мере тарифных препятствий по обмену, существуют и нетарифные: раз­личия в технических нормах, законодательная защита национальных марок товаров и т.д. Именно при созда­нии ТС, например в Европе, не предвиделось возник­новения подобных трудностей. В период особенно сла­бого роста вставал вопрос о национальных интересах и т.д. Эксперты подчеркивают, что создание "действи­тельно единого" внутреннего рынка требует гармониза­ции большого количества законодательств и норм, ка­сающихся многих сфер деятельности.

Опыт показывает, что согласование широкого круга вопросов является весьма сложным делом и добиться консенсуса удается не всегда. Для достижения успеха необходимы новые подходы и методы в управлении, значительное усиление наднациональных интересов.Для создания ЕР необходимо реализовать 6-7 обяза­тельных крупных задач, что невозможно осуществить в рамках ТС. Однако именно ТС, во-первых, упраздняя таможенные пошлины между государствами-членами и, во-вторых, разрабатывая единую торговую политику по отношению к третьим странам, создает предпосылки перехода к ЕР. Для создания ЕР это недостаточно. Тре­тья задача — разработка общей политики развития от­дельных отраслей и секторов экономики. Выбор их должен осуществляться исходя из того, насколько это важно для последующего закрепления интеграции, ка­ков будет социальный резонанс после принятия соответствующих мер, как это отразится на нуждах и по­требностях конкретного потребителя. Не случайно в ЕС при переходе к ЕР в качестве избранных сфер были оп­ределены сельское хозяйство и транспорт. Четвертая задача — создание условий для свободного движения капитала, рабочей силы, услуг и информации, допол­няющих беспрепятственное перемещение товаров. Не­обходимо обозначить и следующую пятую задачу, ре­шаемую при создании ЕР: формирование общих фон­дов содействия социальному и региональному разви­тию, что подразумевает "поворот" непосредственно к интересам и нуждам потребителя, ориентацию на удов­летворение "потребностей на местах", позволяющую реально ощутить преимущества интеграционных про­цессов. Эти экономические шаги обусловливают согла­сование серьезных мер по гармонизации и унификации национальных законов. При этом особое место отво­дится введению системы мер, предотвращающих нару­шения норм, регулирующих конкуренцию. Естественно, тем самым предопределялась необходимость формиро­вания специальных, в том числе наднациональных, ор­ганов управления и контроля. В ЕС это — Европарламент, Совет Министров, Еврокомиссия, Суд, Европей­ский Совет.Другие интеграционные группировки, вероятно, бу­дут иметь иные органы управления и контроля. Задачи, которые, как свидетельствует опыт ЕС, предстоит ре­шать интеграционным группировкам, потребуют созда­ния и использования соответствующего инструмента­рия. Не исключено, что проведение политики в рамках ЕР, как это видится с позиций ЕС, будет осуществлять­ся с помощью уже "наработанного" инструментария, который заключается в следующем:

1. Регламенты, представляющие собой законы, яв­ляются обязательными к применению в государствах-членах.

2. Директивы, адресуемые государствам-членам, обязательны для исполнения, но при этом каждой из стран предоставляется свобода выбора форм и методов , для их выполнения.

3. Решения обязательного характера, предписываю­щие совершение определенных действий государству-члену группировки, юридическому или физическому лицу в области конкурентной политики. Согласно ис­ходному тезису, политика в области конкуренции — крайне существенное звено в интеграционной "сис­теме обеспечения", поэтому именно эти решения должны обязательно выполняться.

4. Рекомендации и заключения, не имеющие обяза­тельной силы.

• Строительство ЕР должно завершиться создани­ем подлинно единого экономического, правового и ин­формационного пространства и дать импульс для пере­хода интеграционной группировки к качественно новой ступени — экономическому союзу (ЭС). Следует сразу же заметить, что теоретических разработок, касающихся механизмов и инструментов ЭС, немного. Практически отсутствует опыт для обобщений и выводов. Как из­вестно, в Европе ЕР был создан к началу 1993 г. Сразу же была поставлена задача создания Экономического и Валютного Союза (ЭВС), причем в короткие сроки, к началу 1999 г.

Функционирование ЭС в настоящее время в схема­тичном виде выглядит следующим образом. Основные направления политики стран-членов и Союза опреде­ляются совместно в виде решений Совета Министров стран-членов, который также следит за ходом экономи­ческого развития каждой страны и Союза в целом. При несоответствии экономической политики какой-либо из стран основным направлениям ЕС или в случае, если ее проведение препятствует нормальному функционирова­нию ЭС, Совет Министров принимает необходимые меры. Так, например, страны-члены должны избегать чрезмерного дефицита государственного бюджета, и за этим установлен контроль.

Что касается Валютного Союза, то с началом по­следнего этапа формирования ЭВС предусматривается проведение единой валютной политики, введение еди­ной валюты — ЕВРО, создание нового института — Единого Центрального Банка, который вместе с Центральными банками стран-членов образует Единую систему центральных банков стран, входящих в ЭВС.

4.2 Опыт интеграционного развития в отдельных регионах мира.

2.2.1 Зона свободной торговли в Центральной Европе.

В начале 90-х годов страны Центральной Европы (Венгрия, Польша, Словакия и Чехия) активно включи­лись в широко идущие на Европейском континенте процессы либерализации внешней торговли, используя для этого, в частности, создание зоны свободной тор­говли. В основе проявленной инициативы странами Центральной Европы (ЦЕИ — Центральноевропейская инициатива, в дипломатической практике распростра­нена и данная аббревиатура) по созданию зоны свобод­ной торговли лежит стремление к включению в экономическую и политическую систему Европейского Союза в целях решения целого комплекса взаимосвязанных проблем.

В декабре 1992 г. эти четыре страны подписали Центральноевропейское соглашение о свободной торговле (СЕРТА или, как указано выше, ЦЕИ), к которому с января 1996 г. присоединилась Словения. Соглашение предусматривает создание зоны свободной торговли промышленными товарами в течение ряда лет со дня их принятия путем постепенной взаимной отмены тамо­женных пошлин и других нетарифных ограничений.

В отношении сельскохозяйственных товаров либера­лизация носит ограниченный характер (охватывает не­которые продукты и касается частичного сокращения таможенных пошлин и других барьеров). Такое положе­ние обусловлено большими различиями в уровне и объ­емах сельскохозяйственного производства в странах ЦЕИ.

Соглашение основано на упомянутом принципе Standstill, когда партнеры не могут в одностороннем по­рядке повышать таможенные пошлины либо вводить новые торговые барьеры. В то же время соглашением предусмотрен ряд случаев, при которых стороны могут увеличить ставки таможенного обложения или приме­нить специальные защитные меры. Условия, срок дей­ствия, сфера распространения защитных мер, равно как и максимальная величина пошлин и темп их либерали­зации четко регулируются соглашением.

Центральноевропейское соглашение предусматрива­ет создание зоны свободной торговли за четыре года. Ускоренный темп снятия тарифных и нетарифных барьеров в рамках CEFTA направлен на постепенную адаптацию национальных производителей в странах "четверки" к растущей конкуренции на внутреннем рынке с товарами примерно равного качества и техни­ческого уровня.

Либерализация торговли сельскохозяйственными то­варами в рамках CEFTA в результате существенных из­менений первоначального соглашения, вступивших в силу с 1 июля 1994 г., носит более широкий характер.

Страны Центральной Европы намерены создать зону свободной торговли сельскохозяйственной продукцией с учетом практики реализации договоренностей в 1996 г.

Положительным итогом выполнения соглашения ом свободной торговле является стабильный и предсказуемый характер, который приобрела торговая политика стран Центрально-европейского региона. Запрет одностороннего повышения таможенных пошлин, закреп ленный соглашением, гарантирует национальным производителям и иностранным инвесторам, использую­щим импортное сырье, материалы и комплектующие изделия, стабильные условия деятельности на нацио­нальных рынках централ внеевропейских стран.

В результате поэтапного снижения импортных по­шлин на основе реализации соглашения о свободной торговле и договоренностей "Уругвайского раунда" можно ожидать в последующем ускоренного роста им­порта этих стран по сравнению с экспортом, так как его либерализация была осуществлена ранее. Это в свою очередь может увеличить торговый дефицит стран Центральной Европы с развитыми европейскими стра­нами.

За время действия соглашения о свободной торговлей стороны в умеренной степени пользовались дополнительными средствами зашиты внутреннего рынка на основании оговорок, допускающих временный отход от согласованного графика либерализации.

Заключение соглашения о свободной торговле в сочетании с присоединением к решениям "Уругвайского раунда" поставило со всей остротой проблему повышения конкурентоспособности изделий стран ЦЕ. Если за льготный период (до полного создания зоны свободной торговли) страны региона не смогут расширить произ­водство и экспорт конкурентоспособных товаров, то в мировой экономике они сохранят свое положение какпоставщиков главным образом энерго- и металлоемких изделий с невысоким уровнем обработки и экологически вредных продуктов. В настоящее время развитие экспорта стран Центральной Европы сдерживается не столько внешними барьерами, сколько внутренними трудностями, которые являются результатом перестрой­ки их экономики.

проблем развития экспорта, повышения конкурентоспособности промышленных товаров, изме­нения структуры экономики. Полное использование возможностей, предоставленных соглашением, тормо­зится Соглашение создало лишь благоприятные торгово-экономические условия для развития экспорта стран Центральной Европы, однако только либерализация внешнеэкономической сферы оказалась недостаточной для решения внутренними трудностями, значение которых в последнее время возросло.

2.2.2 Североамериканская ассоциация свободной торговли

Другим практическим примером международной ин­теграции является Североамериканская ассоциация свободной торговли (НАФТА). Было подписано Согла­шение между США, Канадой и Мексикой о Североаме­риканской ассоциации свободной торговли, вступившее в силу 1 января 1994 г. Если проанализировать суть ос­новных положений Соглашения и сравнить с основопо­лагающими посылками документов Евросоюза, то оче­видно главное: демонтируются не только таможенные барьеры, НАФТА открывает путь к созданию единого континентального рынка для свободного передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. По подсчетам специалистов не исключено, что уже через 15 лет про­изойдет слияние трех национальных рынков и сформи­руется зона свободной торговли с населением более 375 млн. человек. Следует вместе с тем иметь в виду, что в рамках НАФТА пока не созданы специальные органы, регулирующие сотрудничества, аналогичные сущест­вующим в ЕС (Комиссия, Суд, Парламент и т.д.). Не исключено, что в процессе сотрудничества появятсяиные, чем в ЕС, механизмы, что, впрочем, будет про­диктовано необходимостью.

Создание НАФТА было в большей мере иницииро­вано решениями политиков, хотя значение экономиче­ских императивов при этом нисколько не приуменьша­ется. В начале 90-х годов с окончанием "холодной вой­ны" радикальным образом изменилась военно-политическая и экономическая ситуация в мире: исчез­ли ОВД, СЭВ, резко ослабли военно-стратегические и экономические позиции России и других республик бывшего СССР. В новых условиях все чаще проявляют­ся попытки и намерения Западной Европы, Японии, стран АТР выйти из-под американского зонтика, канализировать средства на укрепление экономической мощи. Материалы последних лет свидетельствуют о сравнимости суммарных экономических и научно-техни­ческих потенциалов стран ряда регионов с аналогичны­ми показателями США. Как отмечалось выше, ЕС после сравнительно долгого периода становления интеграции в начале 90-х годов приступил к политике "резкого форсажа", направленной на углубление и расширение интеграции. В то же время отмечается стремительный рост экономической мощи Японии и ряда стран Юго-Восточной Азии. Активизировалась деятель­ность организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, просматривается курс Японии на создание своего рода азиатского общего рынка, идут переговоры о создании Восточно-азиатского экономиче­ского сообщества и т.д. Такая эволюция событий в мировой экономической жизни не могла не насторожить США, не заставить его предпринять действенные меры с тем, чтобы предупредить возможные негативные последствия.

Ведущую роль в развитии интеграции на североаме­риканском пространстве, безусловно, принадлежит США, которые на протяжении многих лет через свои компании активно внедрялись в экономику соседей. В период подавляющего преимущества американской экономики на континенте, беспрекословного лидерства на мировых рынках США не слишком нуждались в развитии интеграционных процессов на своем континенте. Смена обстановки в мире объективно поставила перед ними такую задачу,

Помимо аргументов политического характера, каж­дая страна—участница Соглашения имеет свои эконо­мически обоснованные причины участия в НАФТА. Так, по мнению американских экспертов, увеличение экспорта приведет к росту числа рабочих мест (кстати, эти расчеты уже оправдались, несмотря на сравнитель­но короткий промежуток времени). Большие надежды связываются с процессом перенесения на мексикан­скую территорию трудоемких, материалоемких и других дорогостоящих производств, что должно существенно повлиять на снижение издержек и тем самым повысить конкурентоспособность американских товаров. Амери­канские политологи-экономисты считают НАФТА свое­образным трамплином для более глубокого проникно­вения в экономику латиноамериканских стран на каче­ственно новых условиях, например, партнера, а не "эксплуататора".

Отличительными особенностями НАФТА является то, что оно распространяется на огромную территорию с населением 370 млн. человек и очень мощным, особенно благодаря США, экономическим потенциалом. Североамериканская интеграция носит асимметрич­ный характер (асимметрия развития и асимметрия интенсивности 1вустороннихторгово-экономических отношений), поскольку, с одной стороны, НАФТА заключили такие развитые державы, как США и Канада, а с другой — Мексика, обладающая большим экономическим и демографическим потенциалом, но все-таки относящаяся к разви­вающимся странам. Кроме того, по своему потенциалу северный и южный партнеры многократно уступают США (см. таблицу № 1 приложения).

Экономика Канады тесно связана с экономикой США. Доля США во внешнеторговом обороте Канады составляет около 70% и, наоборот, доля Канады —20%. Это очень высокий показатель, если учесть, что в самой интегрированной группировке, в ЕС, доля Германии во внешнеторговом обороте Франции составляет менее 20%, а доля Франции — чуть выше 10%. Вместе с тем лишь в конце 80-х годов канадцы пришли к выводу о наступлении сравнительно благоприятных условий для углубления интеграционных процессов с США, имея в виду тот факт, что эффективность канадских фирм ста­ла приближаться к аналогичному показателю для аме­риканских. Возможная экономическая выгода после ликвидации таможенных барьеров была предваритель­но, скрупулезно подсчитана, в частности, для обрабаты­вающей и добывающей промышленности. Правительст­во Канады считает, что участие в НАФТА позволит бо­лее тесно приобщиться к выпуску наукоемкой продук­ции, повысить прибыль, так как оплата труда в Канаде выше, чем у партнеров по группировке. Следует отметить, что в Канаде насчитывается много противников углубления интеграции с США, с НАФТА, так как аме­риканские фирмы в Канаде слишком агрессивны, и су­ществуют определенные опасения относительно потери национального контроля над некоторыми отраслями. Опасения канадцев понятны еще и потому, что пока не созданы сильные юридические институты, призванные сопровождать экономические процессы.

Большие надежды связывает с НАФТА Мексика. Она рассчитывает резко ускорить темпы своего разви­тия, провести реформы и уже через 10—15 лет прибли­зиться по уровню своего развития к промышленно раз­витым странам. Были предприняты решительные меры по либерализации движения капитала, начался его при­ток, вырос объем иностранных инвестиций. В то же самое время существуют опасения, что мексиканским компаниям будет весьма сложно сдерживать напор се­верных соседей, особенно в сельском хозяйстве, где могут возникнуть серьезные проблемы.

В настоящее время пока трудно оценить эффективность деятельности НАФТА, поскольку прошло не столь много времени, однако уже в настоящее время просматривается стремление ряда южноамериканских стран присоединиться к этой экономической группировке. Вероятно, в ближайшей перспективе можно будет ожидать расширения НАФТА, однако необходимо создать определенные организационные структуры и отработать механизм сотрудничества.

2.2.3 Сотрудничество в Азиатско-Тихоокеанском регионе

В последние годы набирают силу интеграционные процессы в Вос­точной Азии. На протяжениипочти 30 лет наиболее успешно действует Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), в которую входит один из четырех ази­атских «драконов» — Сингапур, а также НИС «новой волны» — Ма­лайзия, Индонезия, Таиланд, Бруней и Филиппины. Успех взаимного сотрудничества в рамках этой группировки тесно связан с бурным экономическим ростом большинства из стран — участниц АСЕАН, сопоставимостью уровней их развития, хорошо налаженными и имеющими давние исторические традиции взаимными торговыми связями, а также отрегулированной формой сотрудничества. В пла­нах АСЕАН до 2000 г. снизить таможенные пошлины стран-участ­ниц в среднем на 5% по 38 тыс. наименований товаров. В конце 1995 г. принято решение о создании зоны свободной торговли в 2003 г., а при благоприятном развитии событий — к 2000 г.

Перспективы развития экономической интеграции в Восточной Азии в значительной степени связывают с созданием организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Азиатско-Тихоокеанское сотрудничество (АТЭС) — это межправи­тельственная организация, объединяющая 21 государство региона.

АТЭС была создана в 1989 г. по предложению Австралии с целью развития экономического сотрудничества в бассейне Тихого океа­на. Первоначально в нее входили 12 стран: Австралия, Бруней, Ка­нада, Индонезия, Япония, Малайзия, Новая Зеландия, Филиппины, Сингапур, Южная Корея, Таиланд и США. В последующие годы к ним присоединились Китай, Гонконг (Сянган), Тайвань, Мексика, Чили, Папуа — Новая Гвинея, а в 1998 г. — Вьетнам, Перу и Россия.

АТЭС формально имеет консультативный статус, однако в рам­ках его рабочих органов определяются региональные правила ве­дения торговли, инвестиционной и финансовой деятельности, про­водятся встречи отраслевых министров и экспертов по вопросам сотрудничества в тех или иных областях.

В 1993 г. состоялась первая встреча лидеров стран АТЭС (Сиэтл, США), в ходе которой выявились серьезные расхождения по поводу неравномерности распределения благ от развертывающихся в ре­гионе интеграционных процессов. По оценкам экспертов, либерализация торговли в АТЭС должна привести к росту реальных до­ходов стран-членов на 2%. Однако выгоды получат прежде всего наиболее конкурентоспособные страны.

Оценивая процессы экономической интеграции в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), многие специалисты указывают на осо­бые условия и своеобразие ее развития. К числу основных особен­ностей интеграционных процессов в АТР можно отнести следую­щие:

• во-первых, интеграционные процессы в организациях АТЭС идут при ведущей роли ТНК, создающих почву для межгосударственного сотрудничества. Это проявилось, в частности, втом, что образование неправительственных региональных экономических организаций — Тихоокеанского экономическогосовета — ТЭС (в 1967 г.) и Совета по тихоокеанскому экономическому сотрудничеству — СТЭС (в 1980 г.) намного опе­редило создание самой АТЭС. Вместе с тем ТЭС и СТЭС ос­новывались на базе национальных комитетов, которые имели устойчивые связи со своими правительствами и получали от них всестороннюю поддержку;

• во-вторых, процесс интеграции охватывает страны с сущест­венно разными уровнями экономического развития, разными культурами и социально-политическими системами. Уникаль­ная роль АТЭС состоит в том, что в ней объединяются две великие экономические державы XX в. — США и Япония, а также экономический гигант XXI в. — Китай. Что касается Японии, то АТЭС является единственной между­народной структурой интеграционного типа, куда входит эта дер­жава. Важно отметить тот факт, что в АТЭС входят КНР и Тайвань, непростые взаимоотношения между которыми требуют благопри­ятных внешних условий;

• в-третьих, интеграция в масштабах АТР включает субрегио­нальные экономические союзы (АСЕАН, НАФТА, Южно-Тихоо­кеанский форум и др.), т.е. допускает разные уровни интегра­ции, например по степени либерализации внешней торговли;

• в-четвертых, идеология тихоокеанского «открытого» регионализма, развитая в СТЭС и ТЭС, рассматривает региональную интеграцию как элемент экономического глобализма. При этом эволюция мировой экономики предстает как процесс посте­пенного объединения и взаимопроникновения региональных экономических союзов. Концепция «открытого регионализма» предполагает также, что внутри тихоокеанского региона снимаются ограничения на движение товаров, капиталов, рабочей силы, принимаются обязательства по отказу от протекциониз­ма, стимулируются внутрирегиональные экономические связи

В целом степень зрелости интеграционных отношений в рамках АТР пока невысок. Так, зону торговли в системе АСЕАН можно отнести к первому этапу развития экономической интеграции, т.е. к зоне свободной торговли с отменой тарифов и других ограниче­ний. В отношении АТЭС пока можно говорить не как о зоне сво­бодной торговли, а как об «открытой экономической ассоциации».

Перспективы развития АТЭС и интеграционных процессов в рам­ках этой организации на ближайшие годы рассматриваются в трех вариантах.

Первый — развитие АТЭС будет проходить по сценарию, при­нятому на совещании в Багоре (1994 г., Индонезия). В соответствии с ним будет создана зона свободной торговли и либерализация ин­вестиционной сферы в 2020 г. (для промышленно развитых стран — до 2010 г.). Снижение таможенных тарифов будет проис­ходить в соответствии с соглашениями, достигнутыми в рамках ГАТТ/ВТО.

Второй, как полагают специалисты, наиболее вероятный вари­ант, закрепит за АТЭС роль форума для обсуждения проблем тор­говли в регионе. В этом случае неизбежны споры по поводу хода выполнения уже имеющихся договоренностей, что приведет к ослаблению организации. В этих условиях повысится роль других, более интегрированных региональных группировок, тем более что степень интегрированности отдельных стран в субрегионах и груп­пах АТР относительно высока и они могут стать своеобразными полюсами, ячейками ускоренного развития интеграционных процес­сов региона в целом. Так, существует «треугольник роста» — южно-китайская экономическая зона (КНР, Гонконг, Тайвань); «золотой треугольник роста» (Индонезия, Малайзия, Сингапур); экономичес­кая зона стран бассейна Японского моря; индокитайская экономи­ческая зона.

Третий вариант не исключает возобладания протекционистских настроений в США и ЕС, что будет препятствовать быстрой либе­рализации мировой торговли и может ограничить рамки интегра­ционных процессов в АТЭС азиатскими странами.

Быстрый устойчивый экономический рост многих стран АТР спо­собствовал формированию общего мнения о том, что центр миро­вого экономического развития сдвигается в сторону бассейна Тихого океана. В середине 90-х гг. на страны АТЭС приходилось 38,2% населе­ния мира и 55,7% его ВВП (в то время как на ЕС, например, соот­ветственно 6,7 и 20,5% ВВП). Близкий к ЕС удельный вес имеют и страны НАФТА. На АТЭС приходится также 43,9% объема мировой торговли товарами, 32,9% торговли услугами и 64,1% экспорта тех­нологий. В сфере внешней торговли зависимость от внутрирегиональных сделок в рамках АТЭС и входящих в нее стран составляла 70%, в то время как у стран ЕС этот показатель достигал 55%. Весь­ма быстрыми темпами растет товарооборот между тремя главными участниками АТЭС: Японией, США и странами Юго-Восточной Азии (без Японии).

По некоторым оценкам, среднегодовые темпы экономического прироста АТЭС до 2000 г. составляют 3—3,5%. Причем азиатские страны в этом отношении будут значительно опережать своих промышленно более развитых западных партнеров. Высокие темпы эко­номического развития, нарастающие внутрирегиональные потоки товаров, услуг, капиталов дают основание в пользу вывода, что в XXI в. АТЭС станет стержнем экономического роста мира.

2.2.4 Интеграционные процессы в Южной Америке.

К крупнейшим и наиболее динамичным торгово-политическим союзам Латинской Америки следует отнести Южноамерикан­ский общий рынок в составе Аргентины, Бразилии, Парагвая и Уругвая (МЕРКОСУР) с населением 200 млн. человек и более 1 трлн. долл. ВНП. В нем сосредоточено 45% населения этого континента, свыше 50% совокупного ВВП, 40% прямых иностранных инвестиций, более 60% совокупного объема товарооборота и 33% объема внешней торговли стран Латинской Америки.

Договором о создании МЕРКОСУР, заключенным в 1991 г., предусматривалась отмена в перспективе всех пошлин и тариф­ных ограничений во взаимной торговле между четырьмя страна­ми установление единого таможенного тарифа в отношении тре­тьих стран, свободное движение капитала и рабочей силы, коор­динация политики в области промышленности, сельского хозяй­ства, транспорта и связи, согласование стратегии в валютно-финансовой сфере.

В январе 1994 г. страны — участницы МЕРКОСУР приняли программу продвижения к таможенному союзу и наметили срок (до 2000 г.), когда 85% взаимного внешнеторгового оборота будут полностью освобождены от любых тарифных барьеров. Договор о создании МЕРКОСУР также предусматривает до 2000 г. отмену нетарифных ограничений на подавляющее большинство товаров (за исключением торговли вооружением и боевой техникой, ра­диоактивными материалами, драгоценными металлами, предме­тами национального культурного достояния).

Для руководства процессом интеграции были созданы надна­циональные органы управления: Совет общего рынка в составе министров иностранных дел; исполнительный орган — Группа общего рынка, функционирующая постоянно, со штаб-квартирой в Монтевидео; 10 технических комиссий, подчиняющихся Группе общего рынка, в функции которых входят вопросы внешней тор­говли, таможенное регулирование, технические нормы, валютно-финансовая и макроэкономическая политика, наземный и мор­ской транспорт, промышленные технологии, сельское хозяйство и энергетика. Предпринимаются меры по созданию специального трибунала для разрешения торговых конфликтов между страна­ми-участницами.

Итоги функционирования МЕРКОСУР свидетельствуют об определенных успехах интеграционной группировки, несмотря на незавершенность становления таможенного союза. Объем внутри блокового экспорта в 1991-1997 гг. увеличился почти в четыре Раза, в то время как суммарный экспорт государств — участников итерационной группировки в третьи страны за этот период воз­рос немногим более, чем на 30%. При этом доля внутри блокового экспорта в общем объеме вывоза товаров из МЕРКОСУР за этот же период возросла с 9 до 20%. Расширение взаимных внешнеэ­кономических связей в рамках МЕРКОСУР распространяется и на иностранные инвестиции из третьих стран. Например, япон­ская корпорация «Тойота моторз», вложившая в сооружение авто­мобилестроительного завода в Аргентине около 100 млн. долл., на­мерена выпускать в этой стране 20 тыс. легких грузовиков-пика­пов в год. Половину этих автомобилей намечено вывозить в Бра­зилию в обмен на комплектующие изделия, производимые бра­зильскими предприятиями.

К Если в середине 90-х гг. считалось, что латиноамериканскиестраны больше тянутся к блоку НАФТА, то сейчас эта ситуация изменилась. К МЕРКОСУР на основе соглашения о свободной торговле присоединились Чили и Боливия (как ассоциированные члены). Продвигаются вперед переговоры о сотрудничестве междуМЕРКОСУР и Андской группой, куда помимо Боливии входят Венесуэла, Колумбия, Перу, Эквадор. В плане МЕРКОСУР — созданиев недалекой перспективе южноамериканской зоны свободной торговли — САФТА, простирающейся от Панамского канала до Магелланова пролива.

Интеграционные процессы в МЕРКОСУР развиваются не без трудностей и противоречий между странами-участницами. Так, они не сумели прийти к согласию о полной отмене тарифов во внутрирегиональной торговле к первоначально намеченному сро­ку — 1 января 1995 г. Не удалось им также согласовать в установ­ленные сроки единые внешние тарифы на импорт товаров из тре­тьих стран. Аргентина и Бразилия, на долю которых приходится 90% общего ВНП стран — членов МЕРКОСУР, уделяют особое внимание защите от иностранных конкурентов создаваемых у себя высокотехнологичных отраслей промышленности — производст­ва компьютеров и телекоммуникационного оборудования. В част­ности, в середине 90-х гг. Бразилия выступала за введение импорт­ных пошлин в торговле с третьими странами на продукцию элек­тронной, нефтехимической промышленности и тяжелого машино­строения на уровне 35%, Аргентина — на уровне 12%, а Уругвай и Парагвай, опасающиеся технологической зависимости от Брази­лии и Аргентины, были за минимальные пошлины.

Перспективы МЕРКОСУР южноамериканские аналитики оценивают как благоприятные. На пути дальнейшего развития странам — участницам этой группировки предстоит преодолеть существующие противоречия, значительную разницу в экономи­ческих потенциалах, найти оптимальные сочетания рыночных ме­ханизмов с регулирующей ролью государства в условиях специ­фики латиноамериканского региона, еще недавно находившегося под властью авторитарных режимов и под сильным влиянием кор­пораций США.

Из числа других интеграционных объединений континента можно выделить:

• Андский пакт (Боливия, Венесуэла, Колумбия,Перу и Эквадор). Предусматривается в 1997 г. трансформировать эту организацию в Андскую систему интеграции и дать экономическим взаимоотношениям импульс к «более высокой степени интеграции»;

• Центральноамериканский общий рынок (Гватемала, Гондурас, Коста-Рика, Никарагуа и Сальвадор). Сформирована зона свободной торговли, предусматри­вается ликвидация пошлин внутри блока и введение ОТТ в отношении третьих стран;

• КАРИКОМ, или Карибское сообщество (14 анг­лоязычных стран Карибского бассейна) — достаточно развитая интеграционная группировка, имеет ряд еди­ных внешних тарифов.

2.2.5 Интеграционное сотрудничество в Африке, в арабских странах.

Рассмотрим деятельность некоторых, наиболее ус­пешно функционирующих (по африканским меркам) интеграционных группировок.

С учетом приоритетных потребностей все больше внимания уделяется реализации Договора о поэтапном создании Африканского экономического сообщества (АфЭС), соглашение о котором вступило в силу в мае 1994 г. План постепенного — в шесть этапов — созда­ния АфЭС должен быть реализован в течение 34 лет. При этом, поскольку главными элементами АфЭС яв­ляются уже существующие субрегиональные группиров­ки, в частности, ЭКОВАС, КОМЕСА, САДК, САМЭСГЦА, ЮДЕАК, в первые 20 лет первоочередное внимание планируется уделить именно им, их всемер­ному укреплению и усилению скоординированности их деятельности. Создание АфЭС объективно зависит от дальнейшего «самочувствия» субрегиональных африкан­ских группировок, которое пока оставляет желать луч­шего.

В Западной Африке наиболее заметна некоторая ак­тивизация деятельности Экономического - сообщества за­падно-африканских государств (ЭКОВАС), ставящего своей целью поэтапное создание общего рынка в ре­гионе. ЭКОВАС создано в 1975 г., в состав входят 16 государств. В июле 1995 г. в ходе 18-го саммита ЭКО­ВАС было объявлено об официальном вступлении в си­лу обновленного Договора о Сообществе (подписан в г. Котону в 1993 г.), с которым ряд государств этого субрегиона связывают надежды на дальнейшую активи­зацию сотрудничества и углубление интеграции, в част­ности, путем реализации договоренностей о свободном перемещении людей и товаров, развитии торговли и транспортной сети, создании единого Парламента и совместного Трибунала, введении к 2006 г. единой ва­люты. Осуществление планов Сообщества наталкивается на значительные трудности, обусловленные различием в уровнях экономического развития государств, их не­одинаковыми подходами к использованию властных и рыночных рычагов для решения экономических, фи­нансовых, торговых и иных задач. Повышению эффек­тивности ЭКОВАС в немалой степени препятствуют соперничество между франко- и англоязычными стра­нами субрегиона и их более тесная, чем в других регио­нах, привязанность к бывшим метрополиям, а также внутренние проблемы в Нигерии, являющейся, по мне­нию ряда государств, «локомотивом» интеграционных процессов в Западной Африке.

В ноябре 1993 г. в г. Кампале (Уганда) был подписан Договор о преобразовании Зоны преференциальной торговли стран Восточной и Южной Африки (ЗПТ) в Общий рынок Восточной и Южной Африки (КОМЕСА), в планах которого формирование Общего рынка к 2000 г., Валютного союза — к 2020 г., сотрудничество в экономической, юридической и административной сферах. Идея создания Общего рынка предусматривала слияние Сообщества развития Юга Африки (САДК) и ЗПТ в КОМЕСА. Однако в августе 1994 г. на саммите САДК в г. Габороне (Ботсвана) было принято решение о раздельном существовании двух организаций — в южной и восточной Африке соответственно. Вместе с тем создание Общего рынка в этом африканском регионе затруднено тем, что между странами отмечается значительный «дифферанс» в экономическом развитии, не стабильны политическая обстановка и валютно-финансовая сфера.

Сообщество развития Юга Африки (САДК) — политико-экономический региональный блок, созданный 1 в 1992 г. на базе Конференции по координации развития стран Юга Африки (САДКК), существовавшей с 1980 г. В настоящее время в САДК входят 12 госу­дарств. По замыслу учредителей САДК, развитие со­трудничества должно идти по принципу «гибкой гео­метрии» и разнотемповости интеграционных процессов как между отдельными странами, так и группами стран 3 внутри Сообщества. В настоящее время в Сообществе предпринимаются меры по постепенной унификации подходов к созда­нию приемлемого для всех инвестиционного климата, налогового и таможенного законодательства.

Интеграционные процессы на Юге Африки идут весьма нелегко, наталкиваясь на препятствия объектив­ного и субъективного характера. Даже в этом регионе, где расположены относительно благополучные страны, между ними сохраняются серьезные различия в эконо­мическом и социальном развитии, расстановке внут­ренних и внешнеполитических приоритетов, на что час­то накладываются и личные амбиции некоторых госу­дарственных лидеров. Естественно, характер субрегио­нального развития во многом определяется позицией ЮАР, экономически самой сильной страны в регионе. Не будет ошибкой, если сказать, что трансформация САДК в действительно крепкую интеграционную груп­пировку требует определенного времени.

В Центральной Африке в плане экономической интеграции более-менее динамично развивался Тамо­женный и экономический союз ЦА (ЮДЕАК), который имеет в своем составе 6 стран. За 30 лет существования внутрирегиональная торговля возросла в 25 раз, введен единый внешний таможенный тариф, на основе совме­стного участия стран ЮДЕАК в «зоне французского франка» создан Валютный союз Центральной Африки, центральным институтом которого является Банк госу­дарств Центральной Африки. Он выпускает единые для всех участников платежные средства. В рамках ЮДЕАК действуют также органы кредитного сотрудничества: Банк развития государств Центральной Африки и Фонд солидарности.

К проблемам развития данной экономической груп­пировки следует отнести разный уровень экономиче­ского развития стран, однородность и слабую диверси­фикацию национальных экономик, неразвитость инфраструктуры, политическую нестабильность в ряде стран. Это отнюдь не способствует решению важней­ших задач, определенных в Договоре: свобода движения капиталов (постепенной ликвидацией таможенных барьеров внутри ЮДЕАК к 2000 г.), налаживание про­мышленной кооперации, создание СП и др. В марте 1994 г. члены Союза приняли решение о постепенной трансформации ЮДЕАК в Экономическое и Валютное Сообщество (ЭВСЦА), т.е. выход на более высокий уровень интеграции. Впрочем, предстоит решить еще много проблем.

Стремление к интеграции, тесному взаимовыгодному сотрудничеству отмечается и среди арабских государств Персидского залива. С 1981 г. создан и функционирует Совет по сотрудничеству ряда арабских государств, включающий Саудовскую Аравию, Кувейт, Катар, Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты и Оман («неф­тяная шестерка»). В 1992 г. было объявлено о создании Организа­ции экономического сотрудничества центрально-азиатских госу­дарств (ОЭС-ЭКО), которая, по замыслу учредителей, должна стать прообразом будущего Центрально-азиатского общего рынка, кото­рый должен включать и мусульманские республики СНГ — сред­неазиатские, Казахстан, Азербайджан.

Говоря о сотрудничестве развивающихся стран, их стремлении к интеграции, следует иметь в виду, что реальные интеграционные процессы еще весьма слабы и различаются между собой по харак­теру, движущим факторам, темпам развития. Большинство развивающихся стран практически находятся вне процесса интеграции в ее подлинном смысле, т.е. процесса постоянно развивающихся непосредственных межстрановых связей на уровне как отдельных фирм и предприятий, так и национальных хозяйств в целом. Эко­номическое сотрудничество развивающихся стран, провозглашение ими интеграционных целей является лишь подготовительной ступе­нью реального интеграционного процесса. Многие из провозгла­шенных интеграционных группировок в силу незрелости социаль­но-экономических отношений, примитивности и структурной недифферинцированности национальных хозяйств, неразвитости рыночной и финансовой инфраструктур обрекали эти формирования либо на откровенное прозябание, либо на полную неудачу.

2.3 Особенности развития западноевропейской экономической интеграции

Западная Европа с точки зрения развития торговых отношений представляет собой кольцевую структуру с ярко выраженным центром — Европейским Союзом (ЕС) и достаточно мощными центростремительными силами. Попытки автаркического ведения хозяйствами предпринимавшиеся в разное время и в разной степени Францией, Италией, Испанией, в конечном счете приводили к замедлению экономического роста. Объективные причины обусловили активное развитие торгово-экономических отношений и интеграционных процессов между странами Западной Европы. Первыми начали движе­ние к объединению небольшие страны: Бельгия, Люксембург и Нидерланды. Позднее активную роль в этом процессе стали играть более крупные европейские страны. В настоящее время ЕС занимает сильные позиции в мировой экономике и международной торговле. Кроме того, большинство других европейских стран связаны с ЕС соглашениями о зонах свободной торговли и т. п. В результате все государства региона в той или иной мере подвержены торгово-экономическому влиянию ЕС. Примерная схема торговых отношений в Западной и Центральной Европе представлена на схеме 1 (см приложение).

2.3.1 Европейский союз.

Современная история образованияи развития Европейского союза (ЕС) начинается с 1951 г. В апрелеэтого года был подписан договор о Европейском объединении угля и стали (ЕОУС), в который вошли шесть стран — Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург. Это была своего рода предыстория западноевропейской интеграции. Реальный отсчет ее возникновения и развития начинается с 1957 г., когда те же страны подписали договоры о создании Европейского экономического со­общества (ЕЭС) и Европейского сообщества по атомной энергии (Евратом). В состав сообществ вошли страны с высоким уровнем развития, что во многом определило высокие темпы их экономи­ческого роста на протяжении последующих 15 лет.Развитие западноевропейской интеграции с конца 50-х гг. до на­стоящего времени протекало неравномерно и относительно про­тиворечиво. Эволюция ЕС представлена на рис. 1 (см. приложение). Вместе с тем цели и задачи, поставленные при обра­зовании ЕЭС, реализовывались достаточно последовательно и ус­пешно.

Процесс развития западноевропейской экономической интегра­ции можно условно подразделить на четыре этапа.

Первый этап (конец 50-х — середина 70-х гг.) считается «золо­тым веком» в жизни Сообщества. Он ознаменовался досрочным со­зданием таможенного союза, сравнительно успешным формирова­нием единого аграрного рынка, вступлением в ЕЭС трех новых стран: Великобритании, Дании, Ирландии.

Конкретными целями создания ЕЭС, или, как его часто называли, «Общего рынка», были:

- постепенное устранение всех ограничений в торговле между странами-участницами;

- установление общего таможенного тарифа в торговле с третьими странами;

- ликвидация ограничений для свободного передвижения«людей, капиталов, услуг»;

- разработка и проведение общей политики в области транспор­та и сельского хозяйства;

- создание валютного союза;

- унификация налоговой системы;

- сближение законодательства;

- разработка принципов согласования экономической политики.

В целях реализации этих установок была создана комплекснаяуправленческая структура — Совет министров ЕЭС, Комиссия ев­ропейских сообществ, Европейский совет, Европейский суд, Евро­пейский парламент.

Своей первой целью ЕЭС поставило решение задачи создания общего рынка товаров, капиталов, услуг и рабочей силы стран-участниц. Для этого был создан таможенный союз. Именно таможенный союз лежит в основе ЕЭС. В рамках таможенного союза были:

- ликвидированы торговые ограничения во взаимной торговле стран-участниц

- установлен единый таможенный тариф по отношению к тре­тьим странам;

- достигнута свобода передвижения капиталов, кредитов, денеж­ных переводов, предоставления услуг;

- обеспечена свободная миграция рабочей силы и свобода вы­бора места жительства.

Все эти меры способствовали ускорению промышленной интег­рации. Одновременно делались попытки по осуществлению аграрной интеграции в форме установления коллективного протекционизма с помощью компенсационных сборов и финансирования через сельскохозяйственный фонд. Аграрная политика ЕС базируется на единой системе цен, которая гарантирует установление единой минимальной цены для многих сельскохозяйственных продуктов стран — членов ЕС.Формирование общего рынка ускорило процесс превращения рациональных монополий стран ЕЭС в транснациональные, способствовало проникновению в экономику стран-партнеров. Развитие ЕЭС означало интенсивный переход стран — участниц Сообщества от замкнутых национальных хозяйств к экономике открытого типа, обращенной к внешнему рынку.

Второй этап (середина 70-х — середина 80-х гг.) вошел в исто­рию ЕС тем, что удалось принять программу европейского валют­ного сотрудничества, создать механизм внешнеполитических кон­сультаций. Все же проявившиеся негативные тенденции привели в этот период к серьезному кризису западноевропейской экономи­ческой интеграции. Этот кризис получил название «евросклероз». В 70-х и начале 80-х гг. разрыв в уровнях развития между странами ЕС увеличился. С вступлением в ЕС Греции в 1981 г. эта тенденция проявилась еще более отчетливо, поскольку экономика этой стра­ны находилась на значительно более низком уровне по сравнению с другими участниками Сообщества.

Третий этап (вторая половина 80-х — начало 90-х гг.) — этап дальнейшего расширения состава Сообщества. В 1986 г. присоеди­нение Испании и Португалии привело к обострению ранее суще­ствовавших межстрановых диспропорций. На момент вступления в ЕС душевой доход в Португалии составлял примерно половину сред­него по ЕЭС, в Испании — около 3/4. В новых странах-участницах примерно один из пяти работал в сельском хозяйстве, в то время как в ЕЭС — один из тринадцати. Вместе с тем именно этот период характеризуется новыми импульсами в развитии западноевропей­ской интеграции, связанными прежде всего с принятием Единого Европейского Акта (ЕЕА).

В ЕЕА подтверждалась общая цель стран — участниц Сообще­ства — создание Европейского союза — объединения, которое представляет собой политический альянс участников Сообщества и предусматривает не только высокую степень их экономического, валютно-финансового, гуманитарного сотрудничества, но и согла­сование внешней политики, включая обеспечение безопасности. Центральным положением ЕЕА явилась зафиксированная в нем цель создания единого экономического пространства, в котором разные страны — члены ЕЭС составляли бы единый хозяйственный организм. С принятием ЕЕА усилились интеграционные процессы стран — членов Сообщества в области микро- и макроэкономики, политики и права, науки и экологии, регионального развития, со­циальных отношений. В начале 90-х гг. страны — члены ЕС прак­тически завершили создание основ единого рынка и вплотную при­близились к формированию валютно-экономического и политичес­кого союзов.

Четвертый этап (середина 90-х гг. XX в. — начало XXI в.). В со­ответствии с Единым Европейским Актом с 1 января 1993 г. было введено свободное передвижение факторов производства внутри границ Сообщества. Фактически в рамках Сообщества возникло единое экономическое пространство, что означало вступление ЕС в качественно новый этап экономической интеграции.

На основании Маастрихтского договора (февраль 1992 г.) с 1 ян­варя 1994 г. ЕЭС трансформировалось в Европейский союз с чис­лом стран-участниц, возросшим до 15. В рамках ЕС осуществляется создание полностью единого внутреннего рынка. Провозглашены цели дальнейшего интеграционного сотрудничества. Они включают создание единого Европейского банка с правами эмиссии единой валюты евро, образование единого западноевропейского простран­ства без внутренних границ. Состоящий ныне из 15 государств-членов, Европейский союз яв­ляется наряду с США и Японией одним из главных в мире произ­водителей и потребителей. На его долю, по данным Евростата, при­ходится 57% мирового экспорта и 55% импорта, В то же время доля стран ЕС в мировой торговле за последние два десятилетия падала, несмотря на увеличение числа членов Союза.Размер годового ВВП на душу населения, рассчитанный с учетом паритета покупательной способности, в среднем составляет для стран ЕС 17,3 тыс. ЭКЮ. При достаточно весомых социально-эко­номических достижениях ЕС, его население составляет лишь 7% мирового.

Поступательное развитие ЕС отнюдь не означает отсутствия про­тиворечий и трудностей у Союза. Выше уже отмечались межстрановые и внутристрановые диспропорции, возникшие в результате присоединения новых членов ЕС. Значительные проблемы возника­ли и возникают в процессе осуществления единой аграрной поли­тики, единых централизованных цен на основные виды сельскохо­зяйственной продукции. Тревожит идеологов Евросоюза и падение конкурентоспособности европейских товаров на международных рынках, сокращение доли ЕС в мировой торговле, отставание от США в компьютеризации и др. С существенными проблемами может столкнуться Евросоюз и в связи со вступлением в него новых членов. В марте 1998 г. нача­лись активные переговоры с группой стран — претендентов на вступление в ЕС. ЕС поворачивается лицом к Восточной Европе. Будущими новыми членами ЕС могут стать Кипр, Чехия, Венгрия, Словения, Эстония. Активизировалась Турция в ее стремлении вступить в ЕС. С января 1996 г. вступило в силу соглашение о тамо­женном союзе Турции с ЕС.Все новые претенденты на членство в ЕС, за исключением Кипра и Турции, представляют еще только реформирующийся на рыноч­ный и демократический лад постсоциалистический регион Цент­ральной и Восточной Европы. Переговорный процесс по вступле­нию новых «восточных» членов в ЕС будет, как считают эксперты Евросоюза, достаточно напряженным и длительным. А затраты по адаптации стран-кандидатов к вступлению в ЕС будут весьма высо­кими. На первых порах ЕС будет ежегодно на эти цели выделять около 1,7 млрд. долл. в год. Начиная с 2000 г. эта сумма удваивается. В основном средства пойдут на модернизацию отсталого сельского хозяйства, развитие транспорта, полную перестройку служб по охране окружающей среды, на обеспечение безопасности АЭС и финансирование других отраслей. Теоретики западноевропейской интеграции под эгидой ЕС вы­двинули концепцию развития экономической интеграции «на разных скоростях» и «Европы концентрических кругов». Что касается кон­цепции «Европы разных скоростей», то интеграционные процессы в Европе движутся по крайней мере на пяти скоростях. Самая бы­страя — это 11 членов валютного союза. Затем идут Великобрита­ния, Швеция, Дания, Греция, которые на первом этапе воздержатся от введения евро. За ними следуют «пять плюс один» самых достой­ных из 11 претендентов, последним из которых является Турция.

2.3.2 Европейская ассоциация свободной торговли.

Экономическая интеграция в Западной Европе не ограничивает­ся только территорией ЕС: с на­чала 60-х гг. существует Европейская ассоциация свободной тор­говли (ЕАСТ). ЕАСТ в отличие от ЕС не имеет наднациональных функций и межгосударственных координирующих институтов. ЕАСТ во главу угла ставит экономическое сотрудничество. В первую очередь она содействовала либерализации торговли и устранению таможенных барьеров. Страны — члены ЕАСТ (в 80-х гг. их было семь, в середине 90-х гг. — четыре — Норвегия, Исландия, Лих­тенштейн, Швейцария) добровольно присоединяются к тому или иному торгово-экономическому соглашению с третьими странами, причем каждый из участников ЕАСТ вправе устанавливать в отно­шении этих стран любые таможенные тарифы. В торговле между странами — членами ЕАСТ режим свободного беспошлинного торгового оборота действует только в отношении промышленных то­варов, так как действие конвенции ЕАСТ не распространяется на сельскохозяйственную продукцию. В 1972 г. каждое государство, входящее в ЕАСТ, подписало со­глашение с ЕЭС/ЕС, в соответствии с которым постепенно были снижены пошлины и количественные ограничения на промышленные товары. Беспошлинная торговля между этими странами бази­руется на системе сложных правил, разработанных в зависимости от происхождения товара. Из-за отсутствия единого таможенного тарифа внутри ЕАСТ свобода беспошлинной торговли существует только для товаров, произведенных в странах-членах. В 1994 г. ЕАСТ и ЕС подписали соглашение об образовании «еди­ного экономического пространства» (ЕЭП), в которое из западно­европейских стран не вошла только Швейцария. Основополагаю­щий принцип соглашения — свободное перемещение капиталов, товаров, услуг и физических лиц. Следует подчеркнуть, что ЕЭП не является таможенным союзом. Входящие в него государства в рамках структур ЕС и ЕАСТ не имеют ни единой торговой политики, ни общих таможенных тарифов по отношению к третьим странам. ЕЭП возглавляет Совет, состоящий из министров государств — участников соглашения. Несмотря на высокий уровень развития входящих в нее госу­дарств и взаимных экономических связей между ними, ЕАСТ не стала полноценной интеграционной группировкой. Фактически она явилась своеобразным «подготовительным классом» для новых чле­нов ЕЭС/ЕС. В настоящее время многие члены ЕАСТ рассматривают ее как потенциальную зону свободной торговли между восточно­европейскими и западноевропейскими странами.

ЕАСТ приветствовала создание в начале 1996 г. центрально-европейской зоны свободной торговли из 12 стран. Не исключено, что со временем эти государства пополнят ряды ЕАСТ, членство в которой станет для них первым шагом на пути в ЕС.Экономическая мощь ЕС, динамичность его расширения и силь­ная зависимость отдельных стран Западной Европы от торговли с ним, в ближайшем будущем поставят перед ос­тальными странами альтернативу: либо вступить в ЕС и частично отказаться от своего суверенитета, но зато воспользоваться всеми возможностями крупнейших рынков мира, либо оставаться в сто­роне, отрезать себе путь к участию в процессе объединения Запад ной Европы со всеми отрицательными последствиями для собст­венной экономики.

2.3.3 Центральноевропейское соглашение о свободной торговле.

После прекращения деятельности интеграционной группировки бывших социалистических госу­дарств — Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ) бывшие члены этой организации не отказались от углубленного сотрудни­чества. В 1990 г. они образовали свою интеграционную группировку — «Вышеградскую тройку», в которую вошли Венгрия, Польша и Чехословакия. После распада Чехословакии эта группировка пре­образовалась в «Вышеградскую четверку». С 1 марта 1993 г. в рам­ках этой группировки вступило в силу Центральноевропейское со­глашение о свободной торговле (СЕФТА), предусматривающее по­степенное взаимное снижение пошлин. Этот шаг был продиктован тем, что, несмотря на специальные «европейские соглашения» с ЕС каждой из стран «Вышеградской четверки», их торгово-экономические отношения развиваются в целом малоудовлетворительно. Поэтому для сохранения и приумножения наработанных за послед­ние десятилетия торгово-экономических связей Центральной Евро­пы и была создана эта интеграционная группировка.

При подписании договора в 1992 г. предполагалось ликвидиро­вать все таможенные барьеры между участвующими странами к 2001 г. Однако позднее было принято решение ускорить этот про­цесс. Уже шесть государств (дополнительно к учредителям присо­единились Румыния и Словения) намерены активизировать торгов­лю в регионе. С сентября 1995 г. СЕФТА приобрела статус открытой организации. Важным принципом деятельности СЕФТА стало то, что «внутренние рынки открываются не для конкуренции, а чтобы дополнять друга друга». К договору может присоединиться любое государство при условии его членства в ВТО и наличии у него до­говоров о свободной торговле с ЕС и каждым из участников СЕФТА. По прогнозам экспертов, к началу XXI в. в СЕФТА могут войти Бол­гария, Литва, Латвия, Эстония, Украина. Население, проживающее в этой зоне, составит свыше 120 млн. человек. При этом только 30% товаров, циркулирующих в рамках СЕФТА, будет облагаться налогами. Уже сейчас большая часть торговли промышленными товарами в рамках СЕФТА носит свободный характер. Сложнее обстоит дело в сельскохозяйственном секторе. В той или иной степени все стра­ны «шестерки» пытаются защитить национальные рынки от ино­странных конкурентов. Помимо либерализации товарных рынков («видимых» товаров) стороны решают вопросы либерализации рын­ков услуг и капитала.

Вместе с тем шесть государств СЕФТА отказались от принятого ранее обязательства о взаимной поддержке в переговорах о вступ­лении в ЕС.

4.3Направления и проблемы интеграционного развития на пространстве СНГ.

Экономика СССР развивалась как высокоинтегрированный комплекс, где взаимные части были очень тесно связаны друг с другом, хотя внутрисоюзное разделение труда отнюдь не всегда было оправданным с точки зрения развития производительных сил. Разрыв сложившихся связей в результате распада СССР был очень болезненным (по оценке, от 1/3 до 1/2 падения ВВП в стра­нах—членах СНГ в 1992-1995 гг. приходилось на последствия от разрушения этих связей).

Сразу же после распада Советского Союза возникли интеграционные тенденции среди бывших советских республик. На пер­вом этапе они проявлялись в попытках оградить, хотя бы частично прежнее единое экономическое пространство от дезинтеграционных процессов. Эти попытки в первую очередь затрагивали области, где прекращение связей оказывало особенно неблаго­приятное воздействие на состояние народного хозяйства (транс­порт, связь, поставки энергоносителей и т.п.). В дальнейшем, при­мерно с 1996—1997 гг. усилились стремления к интеграции на новых основах с учетом возникших реалий.

Россия — естественное ядро СНГ. Из всех постсоветских рес­публик на нее приходится свыше 3/4 территории, почти 1/2 на­селения и около 2/3 ВВП.

2.4.1 Факторы экономической интеграции бывших советских республик

Интеграционные тенденции на постсоветском пространстве порождаются следующими основными факторами:

¨ разделением труда, которое невозможно было изменить це­ликом за короткий промежуток времени. Во многих случаях это вообще нецелесообразно, поскольку сложившееся разделение труда в значительной степени соответствовало природно-климатическим и историческим условиям развития;

¨ желанием широких масс населения в странах — членах СНГ поддерживать достаточно тесные связи из-за смешанного насе­ления, смешанных браков, элементов общего культурного про­странства, отсутствия языкового барьера, заинтересованности в свободном перемещении людей и т.п.;

¨ технологической взаимозависимостью, едиными техничес­кими нормами.

Однако интеграционные процессы наталкивались и на про­тивоположные тенденции, определявшиеся прежде всего стрем­лением правящих кругов в бывших советских республиках упро­чить недавно полученный суверенитет, укрепить свою государст­венность. Это рассматривалось ими как безусловный приоритет, и соображения экономической целесообразности отступали на второй план, если интеграционные меры воспринимались как ог­раничение суверенитета. Однако всякая интеграция, даже самая умеренная, предполагает передачу каких-то прав единым органам интеграционного объединения, т.е. добровольное ограничение су­веренитета в определенных областях. Запад, с неодобрением встречавший любые интеграционные процессы на постсоветском пространстве и рассматривавший их как попытки «воссоздания СССР», сначала скрыто, а затем и открыто начал активно проти­водействовать интеграции во всех ее формах. Учитывая расту финансовую и политическую зависимость стран — членов СНГ от Запада, это не могло не препятствовать интеграционным про­цессам.

Готовность бывших советских республик к интеграции была различной, что определялось не столько экономическими, сколь­ко политическими и даже этническими факторами. С самого на­чала прибалтийские страны были против участия в каких-либо структурах СНГ. Для них стремление дистанцироваться от Рос­сии и своего прошлого возможно дальше с целью упрочить свой суверенитет и «войти в Европу» было доминирующим, несмот­ря на высокую заинтересованность в поддержании и развитии экономических связей со странами — членами СНГ. Сдержанное отношение к интеграции в рамках СНГ отмечалось со стороны Украины, Грузии, Туркменистана и Узбекистана, более положи­тельно — со стороны Белоруссии, Армении, Киргизии и Казах­стана.Поэтому многие из них рассматривали СНГ прежде всего как механизм «цивилизованного развода», стремясь осуществить его и укрепить собственную государственность таким образом, чтобы минимизировать неизбежные потери от нарушения сложившихся связей и избежать эксцессов. Задача реального сближения стран отодвигалась на второй план. Отсюда и хроническое неудовле­творительное выполнение принятых решений. Ряд стран пыта­лись использовать механизм интеграционной группировки для Достижения своих политических задач. В частности, Грузия для борьбы с абхазским сепаратизмом стремилась через СНГ устано­вить экономическую и политическую блокаду Абхазии.

Решение о создании Содружества Независимых Государств (СНГ) было принято президентами России, Белоруссии и Украины одновременно с подписанием Беловежских соглашений о роспуске СССР в конце 1991 г. В дальнейшем к СНГ присоединились все бывшие советские республики, кроме прибалтийских. В Уставе определены цели Содружества: способствовать интеграции членов СНГ в экономической, политической и гуманитарной об­ластях, поддерживать и развивать контакты и сотрудничество между людьми, государственными институтами и предприятиями стран Содружества. СНГ — открытая организация для присоеди­нения других стран.

2.4.2 Структура органов СНГ

В соответствии с Уставом СНГ возникла разветвленная струк­тура органов Содружества:

Совет глав государств, в функции которого входит принятие основополагающих принципиальных решений на уровне прези­дентов;

Совет глав правительств, координирующий интеграционную политику на уровне правительств в соответствии с указаниями президентов;

Совет министров иностранных дел. В его функции входит со­гласование позиции стран — членов СНГ в отношениях с третьи­ми странами в случае, если правительства пришли к выводу о це­лесообразности такого согласования. Министры иностранных дел также обсуждают вопросы налаживания механизма дипломати­ческих отношений в рамках Содружества;

Совет министров обороны, решающий вопросы взаимоотно­шений стран — членов СНГ в военной сфере, в том числе об общих операциях по поддержанию мира, помощи при строитель­стве национальных вооруженных сил, имущественных отноше­ниях в военной области, реализации соглашений о поставках во­оружений и материалов;

Совет командующих погранвойсками. Он согласовывает и ре­ализует мероприятия по совместной охране внешних границ Со­дружества в случае, если возникает такая потребность, организует обустройство границ, взаимопомощь в обучении погранвойск;

Межпарламентская ассамблея, состоящая из представителей парламентов стран — членов СНГ. На своих сессиях она выраба­тывает рекомендации по гармонизации законов стран-членов по вопросам, затрагивающим взаимные связи, организует обмен мнениями среди парламентариев относительно сотрудничества в рамках СНГ;

Экономический суд, призванный разрешать межгосударствен­ные споры стран — членов СНГ, возникающие в процессе хозяй­ственных отношений.

Главным постоянным исполнительным и координирующим органом Содружества согласно его Уставу должен был стать Ко­ординационно-консультативный комитет (ККК) с местопребы­ванием в Минске. Однако по решению глав правительств в 1994 г. ККК фактически разделился на два органа: Исполнительный сек­ретариат (ИС) и Межгосударственный экономический комитет (МЭК). К ИС перешел весь рабочий аппарат ККК, в то время как МЭК базировался на принципе коллегиального руководства (каждая страна направляла в МЭК определенное число своих представителей). В этом комитете проходят обсуждение и подго­товка основной части решений по экономическим вопросам со­трудничества.Но так как ИС и МЭК не предусматривались в Уставе СНГ, это создавало некоторую правовую незавершенность организаци­онной структуры Содружества. К тому же их функции не всегда были достаточно четко разграничены, что приводит к частому ду­блированию работы.

В апреле 1999 г. Совет глав государств принял решение о час­тичной реорганизации структуры органов СНГ: ККК и МЭК были преобразованы в экономический совет с некоторой модифика­цией их функций; расширились полномочия Исполнительного секретариата.

Помимо уставных главных органов СНГ была создана развет­вленная система органов более низкого уровня — отраслевых и проч. (около 60). Они занимаются конкретными областями со­трудничества. Численность аппарата всех этих структур достигла 2,5 тыс. человек, и он превратился в сложный неповоротливый бюрократический механизм с невысоким коэффициентом полез­ного действия.

2.4.3 Перспективы СНГ

По мере того как происходило становление собственной го­сударственности, у правящих кругов стран — членов СНГ умень­шались опасения, что интеграция может повлечь за собой подрыв суверенитета. Возможности увеличения поступлений в твердой валюте за счет дальнейшей переориентации топливно-сырьевого экспорта на рынки третьих стран оказались постепенно исчер­панными. Рост экспорта этих товаров отныне стал возможным в основном за счет нового строительства и расширения мощностей, что требовало больших капиталовложений и времени. Потенциал увеличения экспорта готовых изделий за пределы СНГ крайне ограничен из-за низкой конкурентоспособности про­дукции обрабатывающей промышленности и жесткой конкурен­ции на мировых рынках. В то же время резервы расширения тор­говли между странами — членами СНГ, особенно готовыми из­делиями, остаются значительными. Технологическое разделение труда и единые стандарты, унаследованные от советского периода, известность изготовляемой продукции, характер общей инженер­ной подготовки персонала и т.д. являются основой расширения взаимного обмена. Конечно, эта продукция по качеству и техни­ческому уровню очень часто ниже той, которая продается на ми­ровых рынках, да и межреспубликанское разделение труда далеко не всегда было рациональным, но торговля в рамках СНГ позво­ляет поддерживать часть производств. В дальнейшем повышать качество и технический уровень продукции было бы легче на базе работающих предприятий, чем начинать с нуля.

Мировой финансовый кризис, начавшийся с потрясений в странах Юго-Восточной Азии в 1997 г., ухудшил перспективы для экспорта стран — членов СНГ, повлек за собой валютные ослож­нения и дополнительные трудности в функционировании валют­ного механизма в этих государствах. Эти процессы усилили по­иски компенсации и защиты от негативных явлений с помощью развития сотрудничества в рамках СНГ.

Отрицательное воздействие на интеграционные процессы в СНГ оказал финансовый кризис, начавшийся в России в августе 1998 г. Сильная девальвация российского рубля и ухудшение функционирования платежного механизма привели к осложне­нию внешнеторговых отношений в рамках Содружества, что осо­бенно затронуло экспорт стран — членов СНГ в Россию. В наи­большей степени пострадали Белоруссия, Украина, Казахстан, Киргизия, Молдавия. Почти все страны СНГ были вынуждены Девальвировать свои валюты, хотя и не в такой степени, как Рос­сия; уменьшились их валютные резервы, усилились валютные ог­раничения, ослабли позиции рубля как валюты расчетов и запа­сов. Тем не менее этот кризис не подорвал объективную заинте­ресованность стран — членов СНГ в сохранении и дальнейшем Развитии взаимных экономических связей.

Некоторое оживление и модификацию внесла в интеграционные процессы идея «интеграции разных скоростей», т.е. создание союзов между странами с разной степенью интегрированности и Разными сферами совместной деятельности.

Наиболее интенсивная интеграция в различных областях идет между Россией и Белоруссией. Это объясняется высоким уровнем разделения труда и взаимозависимости. Бедная природными ре­сурсами Белоруссия получает почти все сырье и топливо (газ, нефть, прокат черных металлов, апатитовый концентрат, синте­тический каучук, соду и т.д.), а также технологическую оснастку, многие виды машин и оборудования из России. В свою очередь Белоруссия, обладающая развитыми машиностроительным и хи­мическим комплексами, поставляет в Россию пропашные трак­торы и карьерные самосвалы (соответственно 80 и 40% всего рос­сийского парка), холодильники, часы, ткани, мотоциклы, неко­торую уникальную продукцию для российского ВПК, в значи­тельных объемах — продовольствие. Свыше 1/2 всей внешней тор­говли страны приходится на Россию. Почти 70% всей российской внешней торговли проходит через территорию Белоруссии.

В 1996 г. был заключен Договор о союзе Беларуси и России, предусматривающий широкий круг интеграционных мер. Поми­мо экономического сотрудничества (отмена таможенных пошлин и других препятствий во взаимной торговле, сближение налого­обложения и др.), договор предусматривает признание дипломов, полученных в обеих странах, уравнивание в правах граждан при получении образования, трудоустройстве, сближение норм соци­ального обеспечения и т.п. Положительный эффект от реализации этого договора очевиден: только в 1997 г. товарооборот между Рос­сией и Белоруссией возрос более чем на 30%, а в 1998 г. — при­мерно на 20%.

С 1995 г. начал формироваться Таможенный союз, куда вошли Россия, Белоруссия, Казахстан, Таджикистан. В дальнейшем к нему присоединилась Киргизия. Союз преследует цель создания единого таможенного пространства и унификацию торговых ре­жимов по отношению к третьим странам. Между странами-участ­ницами были достигнуты договоренности об отмене таможенных пошлин и прочих, сборов во внешнеторговых операциях. Однако их реализация столкнулась с серьезными трудностями как техни­ческого, так и экономического характера: потребовался большой объем нормативной работы во всех странах; при согласовании единого таможенного режима в отношении третьих стран возник­ли существенные расхождения в интересах: все участники дого­вора неоднократно нарушали договоренности о согласовании своих позиций при определении национального торгового режима по отношению к третьим странам. Поэтому координация тамо­женной политики очень часто отсутствовала. Ликвидация тамо­женного досмотра на внутренних границах стран — участниц союза способствовала распространению контрабанды. Условия Таможенного союза предусматривали постепенную унификацию хозяйственного права, согласование валютной и денежно-кредит­ной политики. Объем необходимой работы оказался очень боль­шим, а интересы в конкретных областях не всегда совпадали, поэ­тому результаты оказались меньше планировавшихся.

Таможенный союз в 1996 г. был дополнен «союзом четырех» (Россия, Казахстан, Киргизия и Белоруссия), который охватывал сотрудничество в национальной и гуманитарной областях (науке, образовании, культуре и др.). Предполагалось гармонизировать не только экономическую, но и социальную политику. Соглашение имело рамочный характер, на его базе должны были достигаться договоренности в конкретных областях. Результаты были анало­гичными итогам реализации Таможенного союза.

Общие интересы в развитии регионального сотрудничест­ва привели к заключению Центрально-азиатского союза между Казахстаном, Узбекистаном, Киргизией и Туркменистаном. Его Целью является координация политики в области экономики и обороны. Целесообразность создания этого союза определялась стремлением его участников упрочить свои позиции вовне с помощью координации политики в областях, где имелись взаимные интересы, и интенсифицировать региональные отношения, используя территориальную и культурную близость, исторические зи и разделение труда, сложившееся еще в советские времена

(например, Киргизия и Таджикистан снабжались газом и углем из Узбекистана и Казахстана, зерно поставлял Казахстан, значитель­ная часть сельскохозяйственной техники производилась для всего региона в Узбекистане и т.д.). Все страны были заинтересованы в развитии региональной транспортной сети.

Идет сближение между Украиной, Грузией, Азербайджаном и Молдавией, в основе которого лежат общие интересы по созданию транспортного коридора на юге бывшего СССР. Проблема поста­вок на внешние рынки нефти и газа из Азербайджана, Туркмении и Казахстана превратилась в одну из ключевых для экономичес­кого развития этих стран. Поддерживаемые Западом и Турцией, они стремятся диверсифицировать пути транспортировки энер­гоносителей, в том числе через Грузию и Украину. В свою очередь последние заинтересованы в расширении своих доходов за счет транзита (Грузия) и получения альтернативных источников снаб­жения энергоносителями (Украина). Пока сближение между ука­занными странами еще не приняло сколько-нибудь четких орга­низационных форм.

Воздействие регионализации СНГ на общие интеграционные процессы в рамках Содружества неоднозначно. С одной сто­роны, она дробит единое интеграционное пространство, но, с дру­гой стороны, означает мини-интеграцию на постсоветском про­странстве в тех случаях, когда общая интеграция оказывается за­труднительной. При определенных обстоятельствах «интеграция разных скоростей» может даже способствовать интеграционным процессам в целом, порождая «зоны кристаллизации», втягивая другие страны в общую «ткань сотрудничества». Препятствия на этом пути те же самые, что и на уровне всего Содружества: прежде всего нежелание ограничить свой суверенитет и учитывать долж­ным образом интересы партнеров, сомнения в выгодности сбли­жения.

За «интеграцией разных скоростей» стоят объективные инте­ресы стран — членов СНГ в различных областях. По-видимому, позитивные моменты в регионализации СНГ все же преобладают, и они вполне могут сочетаться с общими интеграционными процессами, а нередко и стимулировать их.

Окончательный результат взаимодействия интеграционных и интеграционных процессов на постсоветском пространствебудет зависеть от многих причин, в том числе от результатов реформ, состояния экономики, политики правящих кругов стран — членов СНГ, осознания народами важности сближения, политики третьих стран, других факторов, как в рамках СНГ, так и за его пределами. Но главным фактором будут результаты развития рос­сийской экономики и системных реформ в России — естествен­ного интеграционного ядра СНГ.

Исторический опыт 90-х гг., несомненно, самых трудных в развитии стран — членов СНГ, показал, что они нужны друг другу. Существенное сокращение взаимного товарооборота по сравнению с межреспубликанскими поставками в советский пе­риод, переориентация внешнеэкономических связей на третьи страны не означают исчезновение объективной базы для интеграции в СНГ. Эти изменения были естественной реак­цией на несообразности прежнего разделения труда, усугубленной трудностями трансформационного периода и особенностями по­литического развития стран — членов СНГ. Но сейчас эта пере­ориентация завершается, и начинают все больше проявляться центростремительные тенденции. Объективные предпосылки для более тесной интеграции, безусловно, усилятся после завершения реформ, восстановления экономики в этих странах.

Заключение.

В заключении можно подвести некоторые итоги:

1. Международная экономическая интеграция — характерная осо­бенность современного этапа мировой экономики. В конце XX в. она стала мощным инструментом ускоренного и гармоничного развития ре­гиональных экономик и повышении конкурентоспособности на миро­вом рынке стран — участниц интеграционных группировок.

2. Международная экономическая интеграция — это процесс срас­тания экономик соседних стран в единый хозяйственный комплекс на основе устойчивых экономических связей между их компаниями.

3. Классические формы международной экономической интеграции:

зоны свободной торговли, когда отменяются торговые ограничения

Между странами — участницами интеграционного объединения и преждевсего снижаются или отменяются вообще таможенные пошлины; таможенный союз, когда наряду с отменой внешнеторговых ограничений устанавливается единый таможенный тариф и проводится единая внешнеторговая политика в отношении третьих стран; общий рынок, знаменующийся подписанием договора, охватывающего «четыре свободы» пересечения государственных границ — для товаров, услуг, капитала и людей; экономический и валютный союз, когда договоры о зоне свобод­ной торговли, таможенном союзе и общем рынке дополняются согла­шениями о проведении общей экономической и валютной политики, а также вводятся наднациональные институты управления интеграцион­ным объединением. Дальнейшее развитие и совершенствование форм международной экономической интеграции, возможно, приведет к по­литическому союзу, т.е. к превращению интеграционного объединения в конфедеративное государство со всеми вытекающими последствиями, включая образование центральных органов с еще большими полномо­чиями и властью, чем наднациональные институты управления.

4. По ряду объективных, а также субъективных причин именно в За­падной Европе существует насущная потребность в развертывании ин­теграционных процессов, которая привела к созданию ЕС.

5. Будучи экономическим, валютным и политическим союзом, ЕС безусловно является наиболее развитой интеграционной группировкой в мире.

6. Единая валюта ЕС (евро) уже в ближайшие годы может во многом потеснить доллар США в качестве международного платежно-расчетного средства.

7. Наиболее значимые и динамичные интеграционные группировки на американском континенте — НАФТА и МЕРКОСУР, возможно, по­ложат начало всеамериканской зоне свободной торговли «от Аляски до Огненной Земли».

8. В настоящее время группировка АСЕАН, возросшая по количеству стран-членов, пытается выйти из экономического кризиса прежде всего путем структурной перестройки экономики входящих в нее стран.

9. Возрастает роль и число участников другой группировки Азиатско-Тихоокеанского региона — АТЭС. Однозначно сформулировать пути ее развития сложно, хотя на встречах в верхах оговаривались кон­кретные даты торгово-экономического сотрудничества стран-участниц, например, создания зоны свободной торговли и снятия барьеров в 15 секторах торгово-экономических отношений.

10. Интеграция в СНГ опирается на такие объективные факторы, как сложившиеся в прошлом разделение труда, технологическая взаи­мозависимость, элементы общего культурно-цивилизационного про­странства.

11. Главные препятствия интеграции — опасения в странах — членах СНГ ограничить свой суверенитет, экономические трудности, незавер­шенность строительства новой социально-экономической системы.

12. Организационные рамки интеграционных процессов определя­ются разветвленной системой органов Содружества. Помимо этого заключено большое число соглашений экономического, политического и гуманитарного характера между отдельными странами — членами СНГ, целью которых является развитие внутрирегионального сотрудничества («интеграция разных скоростей»).

13. Результаты интеграции в СНГ оказались противоречивыми: было достигнуто множество договоренностей, но большинство из них не было выполнено. В то же время Содружество не распалось и в целом доказало целесообразность своего существования.

Список использованной литературы :

- Авдокушин Е.Ф. Международные экономические отношения : Учебник.-М.:Юристъ,2001.-368 с.

- Фомичев В.И. Международная торговля :Учебник; 2-е изд.,перераб. и доп.-М.: ИНФРА-М, 2000.-446 с.

- Мировая экономика :Учебник / Под ред. проф. А.С.Булатова.-М.:Юристъ, 2000.-734 с.

- Международные экономические отношения . Интеграция : Учебн. Пособие для вузов/ Ю.А.Щербанин, К.Л.Рожков, В.Е.Рыбалкин, Г.Фишер.-М.:Банки и Биржи, ЮНИТИ, 1997.-128 с.

- Краткий внешнеэкономический словарь-справочник .-М.:Международные отношения, 1996

- АСЕАН:пути к эффективной интеграции // МЭ и МО, № 4, 1991

- Ю. Шишков. НАФТА :истоки, надежды, перспективы // МЭ и МО. 1994. № 11. С. 125

- Журавская Е.Г. Региональная интеграция в развивающемся мире: немарксистские теории и реальность ( на примере АСЕАН).-М.:Наука, 1990.

- Пебро М. Международные экономические, валютные и финансовые отношения . М., 1994.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий