регистрация / вход

Исчерпала ли Россия лимит на революции?

Оценка социального и экономического состояния современной России, анализ тенденций последних 20 лет. Характер управления в государстве, присутствие в нем черт тоталитаризма и центризма. Уровень политической активности народа, возможность революции.

Курсовая работа

«Исчерпала ли Россия лимит на революции»


Введение

В последнее время, особенно перед выборами депутатов Государственной Думы и выборами президента России, всё чаще приходилось слышать из уст самых разных представителей политической элиты о том, что Россия исчерпала лимит на революции, что в стране больше не возможны массовые социальные протесты и потрясения. (Они имели в виду лимит на социальные народные революции, а не на, так называемые, «цветные» революции). Эти заявления делались так утвердительно, с такой убедительностью, что они, наоборот, вместо убеждения в их точности вызывали сомнения. Мне захотелось разобраться в истинности подобных тезисов. Это стремление как раз совпало с необходимостью выполнения курсовой работы, и я решил совместить данные стремление и необходимость.

Курсовая работа является неким подтверждением накопленного мною уровня опыта и знаний в процессе обучения в университете. И на сколько этого опыта и знаний хватит, настолько я попытаюсь погрузиться в данную проблему – рассмотреть истинность тезиса о том, что Россия исчерпала лимит на революции. Также погружение в данную проблематику зависит не только от уровня опыта и знаний, но и от формата, который предполагает курсовая работа. Задачи, которые предстоит решать, в рамках данной проблемы, очень сложны: требуют много времени, и как было отмечено выше, опыта и знаний. Например, В.И. Ленин посвятил проблеме революции всю свою жизнь. Поэтому глубина изучения и решения данной проблемы будет зависеть от сочетания всех этих факторов: знания, опыта, времени. Фактор знания по данной проблеме подразумевает количество теоретического материала, который я освоил; опыт означает непосредственное проживание в России и сознательное включение, и проникновение в многообразие процессов, протекающих в стране. Фактор времени влияет на два предыдущих фактора, и, к сожалению, играет преимущественно ограничивающее значение по отношению к ним.

Также сложность решения поставленной проблемы обуславливается своеобразием, специфичностью российской действительности. Решение данной проблемы предполагает элементы прогнозирования. Но когда речь идет о России, прогнозирование, как показывает опыт, чревато особым риском. В последние 20 лет многим аналитикам не удавалось предугадать, что на самом деле произойдет в стране. Если вспомнить 1999 год, первый год после финансового краха, то тогда никто не предполагал, что менее чем за 10 лет ВВП России в номинальном долларовом эквиваленте вырастет в шесть раз, а доходы населения – в четыре раза. Или, например, что российский рынок акций станет самым динамичным в мире, несмотря на стагнацию хозяйственного комплекса страны. Тем не менее, именно это и случилось. А в 1987 году, к примеру, любого, кто предположил бы, что Советский Союз очень скоро отправится на свалку истории, и через несколько лет в Москве танки будут стрелять по Дому Советов, попросту сочли бы не совсем нормальным. Поэтому, чтобы попытаться угадать будущее России, даже самое ближайшее, или выявить потенциальные «точки разрыва» в ее развитии, – которое последние десятилетие отличалось на редкость нелинейным характером – нужно обладать необычайно богатым воображением.

При написании курсовой работы, я буду, прежде всего, опираться на свой собственный опыт. Ведь, именно, в практике происходит «встреча» объективной действительности с субъективным пониманием и целеполаганием, в результате чего возникает возможность их перехода друг в друга. И при этом переходе рождается собственное знание, которое имеет большую ценность практического применения, нежели усвоенное стороннее мнение. Сферы действительности теоретически освоенные, но не захваченные практикой хуже воспроизводятся нами, так как полноценным знанием не являются. Дальнейшее развитие практики постепенно расширяет предметно-смысловой горизонт нашего опыта, включая в него не существовавшие для нас объекты и явления. Поэтому духовная жизнь обладает значительной функциональной автономией и имеет собственную внутреннюю логику, далеко не полностью совпадающую с логикой развития окружающей действительности. Потому для меня, в большей степени, практика является критерием истинности, нежели изученная сторонняя теория. Но и без сторонних теорий обойтись нельзя, так как мой опыт не охватил все многообразие жизни.

Но большинство людей, также как и я, насмотревшись на явления окружающей жизни, сразу берутся рассуждать о них. А много ли людей из этого большинства, о которых можно сказать, что они понимают эти явления? Понимание вообще не приходит без усилия. Без усилия приходят только заблуждения, как говорил Александр Зиновьев. Понимание, например, не позволяет не учитывать влияния СМИ на сознание людей при оценивании ими реалий окружающей жизни. Люди же, которые, оценивая свою жизнь, оперируют информацией из государственных теленовостей, как объективной и истинной – действуют, не используя понимание. Понимание же, например, предполагает после изучения проблемы, способность увидеть в ней тенденции её развития и эволюции. Насколько будет возможно, настолько я буду пытаться действовать в соответствии с этим методом.

Целью данной работы является изучение ситуации в России, посредством прочтения различной литературы и применения личного опыта, для того чтобы сделать вывод о возможности или невозможности народной социальной революции в стране. Ситуация в России рассматривается в экономическом, социальном и политическом аспектах. Необходимо выявить причины для недовольства и социальных протестов и охарактеризовать их, как возможные или невозможные импульсы для народных выступлений, то есть разобрать революционность ситуации в России. Если эти причины имеются и достаточны для протестных выступлений народа, то нужно выяснить причины того, почему эти выступления ещё не начались? Для этого необходимо проанализировать возможные движущие силы революции и факторы, влияющие на них (за исключением внешних факторов, которые присущи «цветным» революциям). И прежде чем делать вывод о возможности или невозможности революции, необходимо разобрать само понятие «революция».


Ситуация в России

Прежде всего, Россия – это люди, проживающие на её территории. Далее – это конкретная инфраструктура (дома, дороги, больницы, школы, заводы и т.д.), которая обеспечивает комфортное, безопасное проживание людей. Потом идёт абстрактная инфраструктура – это структуры, построенные на общественных коммуникациях (экономическая распределительная система, система управления в обществе, система прав и обязанностей и т.д.). Состояние всех этих структур и нужно рассмотреть, чтобы определить нуждаются они в коренной перестройке или нет.

Жизнь простых людей и не только

На благосостояние граждан влияет экономическая система, в которой участвуют граждане. В России же сложилась такая ситуация, что, фактически, реально, в широком смысле, участвуют в экономике страны приблизительно 30 миллионов человек (в плане соотношения труда и его достойной оценки), тогда как остальные, можно сказать, вычеркнуты из экономической жизни страны, они вынуждены приспосабливаться к ней, не более того.

Те, кто живёт с сырья и финансовых потоков, составляют приблизительно 5% населения страны. Около 30% жителей страны обязаны своим относительным процветанием нынешней системе, и соответственно, являются её главной социальной опорой и защитником. И это не инженеры, офицеры, врачи, учителя, учёные, предприниматели низшего звена, квалифицированные рабочие и фермеры, а это работники сферы обслуживания, шоу бизнеса, высшие чиновники, журналисты центральных СМИ и разного рода рантье. Остальные 65% населения страны – это «старые» и в большинстве «новые» бедные, которых до начавшейся общенациональной катастрофы, 20 лет назад ещё не было. Подавляющая часть этих бедных живёт на уровне воспроизводства рабочей силы или даже ниже. Всего в условиях бедности, по оценкам большинства экспертов, в 2006 году проживало 14% населения страны (а это чуть более 20 миллионов людей). Это хорошо коррелирует с официальными данными, приведёнными в «Бюджетной политике 2006–2008 годов» Минфина, по которым в 2005 году имело доходы ниже прожиточного минимума 15,8% населения страны. А Росстат после 2005 года прекратил публикацию данного показателя в общедоступных источниках. (Вероятно, это связанно с последствиями провальной монетизацией льгот). (А тираж ежегодника Росстата, в котором публиковались эти данные составлял менее 3000 экземпляров)

Согласно расчётам Всемирного банка в 2004 году доля экстремально бедного населения России составляла 5%. По критериям Всемирного банка экстремально бедность характеризуется доходом в 2,15 долларов в день. Из этой части населения, приблизительно 1% имели доход 1 доллар в день. В Докладе о развитии человеческого потенциала в РФ за 2005 год – «Россия в 2015 году: цели и приоритеты развития», подготовленным ООН, названы причины Российской бедности. Основные причины – это заработная плата ниже прожиточного минимума и незанятость трудоспособных членов домохозяйств. Отсутствие работы играет немалую роль. Наличие в семье неработающих трудоспособных, которые заняты поиском работы, достаточно распространённое явление. Можно утверждать, что в России уже сформировалась группа застойно бедных людей, которые в основном представлены среди экстремально бедных, численность которых оценивается 5% населения страны. При сложившейся социальной политике, даже в условиях экономического роста, экстремально бедные не изменят свой доходный статус, как в силу отсутствия адресных социальных программ, так и в силу многовековой забитости этих слоёв населения, забитость которых является следствием государственной политики. Наибольший уровень бедности фиксируется в отношении домохозяйств, в которых проживают инвалиды, получающие мизерную социальную пенсию. В целом все группы пенсионеров имеют ограниченный доступ к медицинским услугам, и это предопределяет их субъективное позиционирование в кругу бедных. Таковы данные и заключения ООН по российской бедности. Из них видно, что государство не заботится о своём населении, о людях, которые служили ему и стали на этой службе инвалидами. Это видно даже не из данных ООН или каких-либо других данных. Данную картину можно наблюдать, когда спускаешься в метро, когда ходишь по улицам города, то видишь сколько неимущих людей просит подаяние, помощи.

Из данных Росстата за 2005 год видно, что за чертой бедности в России проживало 15,8% населения, то есть их доходы были ниже черты прожиточного минимума, установленного государством. Прожиточный минимум в России на 4 квартал 2007 года составлял приблизительно 3900 рублей. Для 2005 года – 2500 рублей. Получается, если человек имел доходы более 2500 рублей, то он не считался бедным. Но разве можно в России прожить на эти деньги целый месяц? До сих пор не все пенсии дотягивают до минимального прожиточного уровня. Даже если человек имеет доход в месяц 5000 – 7000 рублей в месяц – он всё равно бедный. На эти деньги очень сложно прожить. Заплатил за коммунальные услуги, за лекарства, а остальное – на еду и то на основную. Уже не позволишь себе купить фруктов и других, по российским меркам, излишеств. Таким образом, видно, что больше чем официальные 15,8% населения страны живут в условиях бедности. Число людей, доход которых не превышает 10000 рублей в месяц, составил 60% населения страны. А 10000 рублей в месяц – это богатые или бедные? По моему мнению, ответ очевиден. И этим людям впредь задаться вопросом: «почему какой-то чиновник определяет: сколько нужно минимально денег обычному человеку в месяц для проживания, и какая у этого человека должна быть так называемая «потребительская корзина» – то есть то, чем должен человек питаться?» Доля расходов на покупку продовольственных товаров в общем бюджете семьи – важный показатель жизненного уровня. Чем большую долю составляют расходы на продовольствие, тем ниже жизненный уровень, ибо семьи сокращают расходы на продовольствие в последнюю очередь. В ценах 2005 года доля расходов на питание составила 45%, против 28% в 1991 году. Но даже при этом объёме и качество пищи не сохранилось. Потребление качественного продовольствия на душу населения с 1991 года по 2005 год сократилось в 2,5 раза. В том числе мяса – в 2 раза, молока и молочных продуктов в 1,8 раза, рыбы – в 2,3 раза, фруктов – в 3 раза. В 1989 году средний гражданин потреблял в сутки 3340 ккал, в 2005 году – 2700 ккал (минимально необходимая норма 2500 ккал).

По данным на 2005–2006 года около 70% населения страны испытывает нехватку денег для покупки простой бытовой техники, без того чтобы копить месяцами деньги, по данным социологических исследований. Таким образом, 70% населения страны – бедно. Из них более 16% – являются нищими (2002 – 21%), то есть испытывают затруднения при покупке еды. 37% (2002 – 39%) населения хватает денег для покупки еды, но не хватает денег для покупки одежды. Ещё у 37% (2002 – 35%) населения страны хватает денег на покупку одежды, но остро не хватает денег для покупки бытовой техники: телевизора, холодильника, стиральной машины. И с политической точки зрения, именно они являются главным фактором общественного развития. Удельный вес тех, кто имеет средства для покупки товаров длительного пользования, но не имеет средств для покупки машины составил 10% (2002 – 7%). В сентябре 2005 года цена на нефть марки Urals превысила 55 долларов за баррель. Рост ВВП за период с начала 2003 года по середину 2005 года превысил 18%, инвестиций – 30%. Неиспользуемые остатки федерального бюджета к концу 2005 года выросли в 40 раз – до 1,42 триллионов рублей, золотовалютные резервы Центробанка – в 3,3 раза, до 160 миллиардов долларов. Более того, выросли и реальные доходы всего населения в целом. Если в 2002 году они увеличились на 9,9%, то за период с 2003 по 2005 год включительно – на 30%. И, несмотря на это, социальная структура российского общества улучшилась крайне незначительно. Это наглядно показывает, что так называемое «путинское процветание» не касается большинства россиян.

В советское время в жизни народа играли огромную роль фонды общественного потребления: бесплатное образование, здравоохранение, дешёвое жильё, транспорт, отдых и т.п. Они фактически составляли вторую зарплату советского трудящегося гражданина. Теперь этого не существует.

За время реформ цены обгоняли и обгоняют сейчас зарплаты и пенсии так, что для большинства россиян стали недоступными не только нормальное питание, но и приобретение новой одежды, бытовой техники, отдых с выездом на курорт, транспорт, связь, уж не говоря о жилище. Но есть и такие, кто резко улучшил своё состояние.

С 2005 года по конец 2007 года число миллиардеров выросло с 53 до 87. По данным 2006 года средний доход самых богатых россиян превышал минимум в 30 раз средний доход самых бедных россиян. А по оценкам экспертов из Института экономики РАН – во все 100 раз. В 2007 году на долю наиболее обеспеченных 10% граждан приходилось более 30% общего денежного дохода. А на долю наименее обеспеченных 10% российских граждан приходилось менее 2% общего денежного дохода. Это официальные данные Росстата, которые ясно показывают, что в рамках одной страны проживает, как минимум, два разных народа. Это громадное социальное расслоение, если не будет преодолено и остановлено в своём неуклонном росте, в конечном итоге приведёт к социальной катастрофе.

Все приведённые данные наглядно подтверждает мой повседневный опыт. Кроме того, что я каждодневно вижу на улицах нищих, просящих подаяние, я могу оценить уровень благосостояния населения проанализировав положение 10 своих друзей и наиболее близких знакомых. Положение семей, выходцами из которых являются эти 10 друзей, я знаю. Друзья у меня есть с самых различных слоёв населения, кроме слоя олигархов. Из 10 моих друзей, как минимум, двое выходцы из семей, которые испытывают затруднения при покупке одежды, а один знакомый – выходец из семьи, которая испытывает затруднения при покупке еды (но не основной, а фруктов, свежего мяса и т.д.). Семья ещё одного друга испытывала затруднения при покупке стиральной машины, компьютера, жидкокристаллического телевизора – ей приходилось долгое время копить деньги и брать кредиты. Семья ещё одного моего знакомого может себе позволить без затруднений купить всё, кроме машины, квартиры, но он имеет дачу. Семьи троих других моих друзей могут позволить себе купить машину, все они имеют дачу, но не все смогут купить квартиру. И один мой хорошо знакомый является выходцем из семьи, которая является держателем состояния, приближенного к 1 миллиону долларов. Таким образом, вырисовалась картина данных, которая почти пропорционально соответствует данным доходов населения, приведённым выше.

Экономисты говорят, что низкая зарплата может разорить богатую страну. Низкий уровень зарплаты нашего населения объясняется тем, что оно не занято в сырьевом секторе, не связанно с распродажей ресурсов страны. Получается, что остальные, как бы, лишние. Это риск для народа, который таит в себе экономика, ориентированная на экспорт сырья. Сырьевой экономике, попросту, большая часть нынешнего населения страны не нужна. Страна превращена, по своей сути, в банановую республику, но до конца от такого статуса нас отделяет наличие ядерного оружия, некоторых технологий и относительно высокая грамотность населения, доставшаяся в наследство от советской эпохи. Но и даже в сырьевом секторе, за счёт которого живёт страна, не всё так гладко. Технологии добычи нефти остались на уровне развития брежневских времён. Из-за этого Россия вынуждена приглашать иностранные компании, для того чтобы разработать шельфовые месторождения нефти, заключая с этими компаниями кабальные соглашения о разделе продукции. Элита страны даже этого не понимает, что раз уж мы живём за счёт сырьевого сектора, то нужно хотя бы его содержать в достойном состоянии, и вместо этого продолжается паразитирование на советской инфраструктуре и технологиях. (Сразу необходимо сделать оговорку: я не буду употреблять термин политическая элита, так как элитность определяется по степени полезности обществу, а нынешние руководители страны имеют эту степень лишь с отрицательным знаком. Их можно называть правящая клика, силовая олигархия или бюрократия, в меньшей степени – правящий режим, но ни как не элита. Сейчас в России элитность ассоциируется с высоким качественным материальным потреблением, с широкими властными полномочиями, с большим объёмом собственности, что в корне является неверным.) Например, на сегодняшний момент, с уровнем развития отечественных технологий, наши нефтяники не всегда могут с первого раза попасть бурильным долотом в 100 метровый пласт нефти. Американские же буровики попадают в 15 метровый пласт нефти с первого раза, благодаря наличию у них продвинутых передовых технологий и оборудования. Из-за этого, при разработке месторождений нефти на шельфе Сахалина, Россия вынуждена была приглашать иностранные компании, заключать с ними невыгодные договора. Но хоть сырьевой сектор и самый доходный, даже в нём существуют проблемы. Например, нефтяники суши Сахалина, получают далеко невысокие зарплаты, хотя они для них должны быть, как минимум, в 2 раза выше. Связанно это с тем, что местное нефтяное руководство сокращает расходы на обслуживание рабочих, и за экономию руководство получает гигантские премии к своим зарплатам от центрального руководства нефтяной компании. Таким образом, разрыв в доходах руководства и рабочих составляет от 5 до 10 раз. Это гигантская несправедливость – ведь рабочий буровик в тридцатиградусный мороз, при морском ветре работает на скважине, добывает нефть, а начальство восседает в тёплых кабинетах, перекладывает бумажки и получает заработную плату в несколько раз выше, чем рабочие.

А в не сырьевом секторе положение вообще гораздо хуже. Я лично знаком с ситуацией на некоторых промышленных предприятиях в Сахалинской области, в городах Хабаровске, Костроме, Коврове (Владимирская область) и предприятиях Московской области. И большинство рабочих отрицает наличие каких-либо прав у них. Многие заявляют, что если раньше они могли обратиться в профком, или пойти пожаловаться в партком, то сейчас им не к кому обратиться. Профсоюз не воспринимается рабочими, как институт защиты их прав, а только как организация, которая требует внесения членских взносов. Достаточно вспомнить недавнюю забастовку рабочих АвтоВАЗа. На забастовку вышли половина рабочих всего завода. Но на следующий день из бастующих остались единицы, так как руководство предприятия всех предупредило, что если рабочие места будут пустовать, то начнётся повальное увольнение рабочих. И почти все бастующие вернулись на свои рабочие места, так как они опасались потерять работу, а им нужно кормить семью, учить детей.

При всём этом рабочим всё чаще приходится искать дополнительный заработок. На московском автостроительном заводе кто-то из рабочих подрабатывает дворником, кто-то подрабатывает автослесарем после работы, кто-то работает охранником. Например, в нашем университете некоторые научные сотрудники вынуждены подрабатывать консьержами и охранниками в своём университете. При этом не оформляются трудовые контракты, и в трудовую книжку не зачисляется стаж работы. И так как работа «неформальная», работодатель получает больше возможностей для сверхэксплуатации рабочего.

Учащаются случаи воровства рабочими продукции с предприятий, где они работают. Но такая тенденция обозначается не от хорошей жизни, и такой способ иногда позволяет рабочим выжить. Но при осмыслении этого факта, нельзя забывать о разнице в масштабах и целях воровства начальства и управляющих предприятий с одной стороны, и рабочих – с другой.

В сферах здравоохранения и образования несмотря на исправление в лучшую сторону, ситуация продолжает оставаться напряжённой. Молодые специалисты, которые приходят в школы или больницы получают мизерную зарплату, которая не всегда дотягивает до 7000 рублей. Материально-техническое обеспечение в основном всё осталось с советских времён. Учёные получают мизерную зарплату, хотя они продолжают оставаться главной движущей силой развития страны. Пока не будет исправлена эта проблема, не удастся остановить утечку молодых учёных из страны. Получается, что российская система образования зря готовит специалистов, так как они обслуживают интересы других стран. Но эту оговорку я сделал, с точки зрения государства. С точки зрения же молодых специалистов, всё нормально, так как они получили образование и устроили свою жизнь.

Что касается сферы обеспечения безопасности, то здесь полнейший хаос. Во-первых, труд тех людей, которые, обеспечивают безопасность страны, совсем не оценивается по достоинству. Офицеры получают мизерную зарплату, большинство из них не имеет собственного жилья, и они вынуждены годами стоять в очереди на его получение, а пока они ютятся в жалких комнатушках, которые редко выдаёт министерство обороны или которые они снимают. Например, зарплата контрактников от Дальнего Востока до Урала составляет 13000 рублей. Несомненно, люди обеспечивающие безопасность страны должны получать намного большие зарплаты и иметь развитую систему льгот. Но безопасность страны зависит не только от людей, но и от техники, которая состоит на вооружении страны. Оборонные предприятия и конструкторские бюро до недавнего момента выживали как могли. Но и до сегодняшнего момента оборонные предприятия, так же как и сфера высшего образования, обслуживают другие страны, поставляя почти большую часть произведённой техники за рубеж. А вооружения, которые обеспечивают безопасность страны в данный момент, в большей своей части скоро исчерпают свой эксплуатационный срок. Все они достались в наследство от Советского Союза. При существующих темпах перевооружения армии, существует риск потерять эту самую армию. На памяти остаётся инцидент с АПЛ «Курск». А на глобальных военных учениях, с применением стратегической авиации и флота, проходивших в 2007 году, случился конфуз: из подводной лодки не получилось произвести запуск баллистической ракеты. На военных учениях, которые стали проводить чаще, стали и чаще терпеть катастрофы истребители и вертолёты. Все эти факты указывают нам на печальную тенденцию того, что армия и флот комплектуются не достаточно образованными кадрами, как высшие посты, так и низшие, что происходит устаревание военной техники. В 2007 году по официальным данным Министерства обороны, на вооружение было поставлено всего 12 новых истребителей бомбардировщиков, и модернизировано 25. А устаревают истребители сотнями. Укомплектован новыми танками только один полк, расквартированный под Москвой. Когда едешь по Сахалину с севера на юг, то встречаешь больше 10 заброшенных военных частей и городков, и я уверен, что такая же картина будет наблюдаться в большинстве других регионов страны. Состояние армии настолько плачевное, что родители боятся отдавать своих сыновей на службу. В армии процветает дедовщина, воровство, вымогательство, принуждение к нелегальным работам. Участились случаи, когда родители отправляют здорового сына в армию, а получают обратно либо инвалида, либо цинковый гроб с телом сына и сухой формулировкой министерства обороны, что сын погиб при исполнении служебного долга. Фонд «Право матери», говорит, что ежегодно в армии погибает до 3000 человек. Для сравнения американские вооружённые силы с 2003 года теряют в год немногим более 1000 человек убитыми. Но ведь они воюют в Ираке, Афганистане, а в России погибают солдаты в мирное время, в эпоху так называемой «стабильности».

Граждане страны не ощущают себя полностью в безопасности. Также это связанно с состоянием милиции, которая призвана охранять общественный покой и порядок. Сложилась парадоксальная ситуация: более 70% граждан, по данным социологических опросов, боятся милиции. Я себя также отношу к их числу. Милиция, в своём большинстве, превратилась в организованную преступную группу – так написал в заявлении в прокуратуру парень, который был избит сотрудниками милиции, и прокуратура вынесла заключение, в котором говорилось, что в словах парня клеветы нет. Милиция, а особенно сотрудники ГИБДД стали вымогателями. Милиция во многих регионах страны тесно связана с криминальными сообществами страны. В частности, я знаю лично систему, которая построена на Сахалине. Милиция договаривается с бандитами, чтобы те следили за общественным порядком, пресекали случаи беспределов со стороны своих прихвостней, а взамен этого милиция не вмешивается в дела бандитов, которые прочно обосновались и контролируют рыбную сферу. Часто происходят случаи, когда милиция забирает невиновных людей из числа алкоголиков и мелких правонарушителей, попавших в обезьянник, пытает их у себя в отделениях, для того чтобы те признали за собой какое-либо совершённое преступление. Так милиция избавляется от так называемых «висяков» – нераскрытых дел. Милиция замешана во многих преступлениях, начиная от прикрытия угонщиков машин с помощью армии эвакуаторов, до откровенных преступлений против людей, описанных выше, и до избиения людей на митингах, различных демонстрациях. Достаточно вспомнить нашумевшие «Марши несогласных», где представители органов правопорядка жестоко избивали людей дубинками и своими тяжеленными сапогами. Людей, которые вышли на улицы сказать, что им плохо живётся, что хотелось бы жить получше, что они отдали всю жизнь государству, вкалывая на него, а в итоге имеют нищенскую пенсию, на которую невозможно прожить. Также угроза со стороны милиции носит массовый характер в отношении юношей, приближающихся к призывному возрасту, или находящимся в нём и являющимися в силу этого потенциальной жертвой многочисленных облав, развёртывающихся даже в Москве два раза в год. Совсем недавно произошёл случай: сотрудники милиции по заданию военкомата ворвались в квартиру к призывнику, а его родители оказали сопротивление. Сотрудники милиции избили родителей и увели их сына в военкомат. И всё больше происходит ситуаций, когда милиция врывается в квартиры, будь то к должникам по оплате коммунальных услуг, будь то к призывникам. Совсем недавно сотрудники милиции устроили облаву в центре Москвы на так называемых неформалов. Неформалы – это представители различных молодёжных субкультур. Поводом для облавы стал необычный внешний вид подростков. Завязалась драка, в результате которой молодые люди были доставлены в различные отделения милиции и избиты там, у них взяли отпечатки пальцев, сфотографировали их, в нарушение всех прав человека.

Также граждане не чувствуют себя в безопасности из-за довольно высокого уровня преступности. В тюрьмах находится почти 1 миллион человек. Каждый год регистрируется более 3,8 миллионов преступлений. Особо тяжких преступлений – 130 тысяч, тяжких – 950 тысяч, средней тяжести – 1,5 миллионов. Из них убийств и покушений на убийство – приблизительно 30 тысяч, изнасилований – 10 тысяч, разбоев – 60 тысяч, грабежей – 36 тысяч, краж – 1,6 миллионов, мошенничество – 250 тысяч. Динамика роста количества преступлений положительная, приблизительно 2–5% в год. А количество раскрытых преступлений составляет 1,35 миллионов, то есть меньше половины. По уровню коррупции страна занимает одно из последних мест в мире. Таким образом, правоохранительная и судебная системы частично недееспособны. Судебная система действует по принципу, что перед законом все равны, но некоторые равнее, и эта большая равность определяется количеством денежных средств, имеющихся у подсудимого. Несмотря на повышение зарплат судьям, коррупция в судебной системе не уменьшилась. Только в России существует понятие «взяткоёмкость», которым оценивают средний уровень взятки для той или иной сферы. Высшие суды формально независимые от власти, ни разу не вынесли решения, которое бы было невыгодно исполнительной власти.

Также граждане не чувствуют себя в безопасности от терактов. За последние 10 лет произошло немало терактов. Взрывы жилых домов, захват заложников в московском театре, взрывы террористов смертников в московском метро и переходах, захват детей в школе Беслана, нападение на Нальчик. ФСБ, которая должна не допускать таких экстремальных ситуаций занимается бизнесом. Она перешла от простого «крышевания» бизнеса кадровыми сотрудниками к установлению плотного коммерческого контроля, вплоть до его прямого захвата. Достаточно вспомнить нашумевшее дело «Три Кита». Внутри самой ФСБ идёт борьба за сферы влияния. В последнее время в прессе стали появляться сообщения о том, что были найдены убитыми либо сотрудники ФСБ, либо сотрудники Госнаркоконтроля, которые делят между собой сферы влияния. ФСБ также становится объектом для опасений со стороны граждан, особенно бизнесменов.

Образование населения

Для России является ключевой проблема образования. Образование – это процесс, результаты которого скажутся более чем через 20 лет. От того, как и чему страна учит своих молодых граждан, будет зависеть, в каком обществе придётся жить. А значит, система образования существует не сама по себе, выполняет государственный заказ. Но нынешняя система образования невольно демонстрирует, что несмотря на множество красивых и правильных слов, в планы власти не входит реальная модернизация страны. Если бы не так, то первое, что надо было делать, так это вкладывать в модернизацию образования средства под текущие задачи. Первоначальные реформаторы делать этого не стали, хотя и заверяли население, что это входит в их планы. Нынешнее министерство образования, продолжая традицию своих предшественников, затевает реформы ради реформы. С одной стороны, министерство как бы занято очень важным делом, с другой – можно требовать из бюджета деньги, которые спокойно оседают в недрах министерства. Государственные расходы на образование составляют всего 4% от ВВП страны. Растёт неравенство доступа к дошкольному образованию. В ряде регионов сокращаются детские сады, при том, что количество нуждающихся в них растёт. Образуются очереди на запись в детские сады. Неравенство доступа к дошкольному образованию означает, в первую очередь, усиление неравенства стартовых возможностей для детей, проживающих в менее развитых регионах, в сельской местности, в неблагополучных семьях. Во многих случаях это означает, что ребёнок не готов к школе, не справится с программой и в дальнейшем не получит качественное образование. Конституция гарантирует бесплатное образование. Но ученикам приходится самим покупать учебники, сдавать деньги на ремонт классов и школ. В стране постепенно вводится ЕГЭ, которое критикует всё высшее академическое сообщество страны. Чиновники из министерства образования не прислушиваются к умнейшим людям, некогда создавшим эту систему образования. Также депутаты ГД одобрили присоединение России к Болонской конвенции, которую так же всё высшее академическое сообщество страны критикует и предупреждает об окончательном крушении российской системы образования. Уже сейчас высшее образование становится всё недоступней для граждан. Сокращается число бюджетных мест, и чтобы попасть на которое, необходимо обязательно пройти платные курсы в ВУЗе, иначе бюджетного места не видать. В ВУЗах процветает коррупция, вымогательство. Таким образом, современная система высшего российского образования производит профессиональных безработных, не отягощённых ни знаниями, ни умениями, ни тем более навыками по их приобретению.

Борис Кагарлицкий пишет про развитие системы образование в Англии. Под влиянием советского опыта, была введена система общедоступного образования в Англии. Результатом реформы стало появление и постройка новых «кирпичных университетов» для выходцев из рабочих семей. Это были новые университеты, которые отличались от Кембриджа и Оксфорда тем, что не имели традиций, элитного состава преподавателей. Но эти университеты могли дать хорошее общедоступное высшее образование для миллионов выходцев из рабочих семей. Это был своего рода переворот. Когда мы имеем общество, где массы лишены образования, то верхам легче управлять в стране. Для управления требуется некоторый уровень знаний. И когда миллионы простых людей стали получать эти знания, информационный разрыв между верхами и низами резко сократился. Простые образованные люди перестали воспринимать управленцев из верхов общества, как сверхлюдей, которым доступны истины, а стали трезво оценивать ситуацию и видеть плюсы и минусы в системе государственного устройства и действиях правителей. Тогда то власть Британии поняла, что она сделала, но реформы не остановила и не обратила. А что касается российской власти, то складывается такое впечатление, что она почувствовала себе конкуренцию со стороны общества, и решила снять эту конкуренцию, сознательно разрушая систему образования. Ведь власть незыблема, пока она защищена от низов информационным разрывом.

Здоровье людей

Одной из главных проблем остаётся здоровье россиян, которое постепенно снижается. Продолжительность жизни россиян понемногу увеличивается, но однако она крайне низка: 59 лет для мужчин и 72 года для женщин. В год вымирает по 700000 человек. Низкий уровень ожидаемой продолжительности жизни мужчин формируется в основном за счёт их сверхсмертности в трудоспособном возрасте! Смертность зависит от состояния социально-экономических условий. 52% смертных случаев связано с сердечно-сосудистыми заболеваниями, что в три раза больше аналогичного показателя для США, а 18% смертности у мужчин в возрасте от 25 до 54 лет связано с алкоголизмом. В конце 1990 годов среднедушевое потребление алкоголя на одного взрослого составляло 10,7 литров (В США – 8,6 литров; в Британии – 9,7 литров); к 2004 году эта цифра увеличилась до 14,5 литров. А государство же не может ввести меры по ограничению выпуска табачной и алкогольной продукции. Реклама табака и алкоголя не запрещена, таким образом пропагандируется образ жизни, при котором смертность будет только возрастать. Государство в этой ситуации действует исключительно в антинародных целях. Несмотря на все деньги, стекающиеся в кремлевскую казну, расходы на эти цели в 2005 году составляли в среднем 6% от ВВП; для сравнения, в 1996–1999 годах они достигали 6,4% от ВВП. Уровень детской смертности сокращается, но остаётся довольно высоким. В обществе распространены опасные заразные инфекции. К маю 2006 года общее число официально зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекций превысило 350 тысяч человек. Но реальное число людей, живущих с ВИЧ в России значительно больше. Реальное же число, скорее всего, составляет более 1 миллиона инфицированных людей. Препараты, которые помогают жить с ВИЧ в России стоят очень дорого (от 4000 до 10000 долларов в год на пациента). Доступ к этим препаратам имеют менее 10% инфицированных людей. Следует отметить, что свободный доступ к терапии этими препаратами необходим ВИЧ инфицированным пациентам даже с точки зрения соблюдения прав человека. Ведь конституция гарантирует бесплатное лечение гражданам. С начала 1990 годов в стране начала развиваться эпидемия инфекций передаваемых половым путём. К 2003 году количество больных сифилисом составляло около 1,5 миллиона. К настоящему времени количество потребителей инъекционных наркотиков составляет от 3 до 6 миллионов человек. Такой рост употребления наркотиков нашёл своё выражение в увеличении показателей заболеваемости гепатитами В и С. Число заболевших по данным на 2003 год составляет более 30 тысяч человек. Также на сегодняшний день Россия является одним из 22 государств мира с высокой поражённостью туберкулёзом, страной с самым высоким уровнем смертности в Европе от туберкулёза. Туберкулёз превращается из надёжно излечимого заболевания в заболевание с дорогостоящим лечением и частым летальным исходом. Поражает туберкулёз в основном мужчин трудоспособного возраста. Количество болеющих туберкулёзом людей по данным на 2003 год составляло 1,3 миллиона человек. Таковы данные из доклада ООН о развитии человеческого потенциала в РФ. По данным Всемирного банка и ВОЗ, к 2015 году количество ВИЧ инфицированных может достичь 9 миллионов человек, а в отсутствии доступа к препаратам, ожидаемая продолжительность жизни может снизиться на 4 года. В случае такого развития ситуации экономические последствия ВИЧ эпидемии к 2015 году могут выражаться в снижении ВНП на 7%. Но такой пессимистический прогноз может оправдаться при сохраняющейся тенденции развития эпидемии.

На недавнем заседании общественной палаты, Леонид Рошаль, выступая, обрушился с критикой на систему здравоохранения. Главный её недостаток, по его словам, что качество оказываемых услуг снижается, а денежные поборы растут. Система здравоохранения становится антиконституционной, так как по конституции здравоохранение бесплатное, а за лечение всё чаще приходится платить. Пенсионерам не хватает денег на приобретение дорогостоящих лекарств.

Что касается национальных проектов, то они работают некачественно и скорее выглядят нелепо. Они превращаются в показуху, когда какой-нибудь федеральный чиновник едет в регион и дарит местной районной больнице флюорографический аппарат, привезённый с собой. Материальное обеспечение поликлиник преимущественно остаётся старым, доставшимся в наследство от советских времён. Это выглядит смехотворно, когда поставляют несколько томографов в ряд больниц, в то время, как перевооружения медицинским оборудованием требуется тысячам и тысячам больниц. Например, в Сахалинской области, в города с населением от 20 до 50 тысяч человек было поставлено всего по одной машине скорой помощи, в то время как необходимое минимальное количество машин должно быть 5. В городках Костромской области водитель старой скорой помощи на базе УАЗа каждодневно делает тяжёлый выбор: поехать на вызов к пенсионеру, либо к молодому человеку, то есть происходит выбор между тем, кого спасать. И водитель скорой помощи со слезами на глазах, рассказывая эту историю, говорит, что естественно спасают молодых, а к пенсионеру едут в последнюю очередь. Обусловлено это тем, что на городок приходится всего одна машина скорой помощи, что не хватает лекарств, и машина может не выдержать и сломаться, так как дороги находятся в катастрофическом состоянии.

Хозяйственно-экономическая сфера

Что касается конкретной инфраструктуры страны, то есть хозяйственной базы, то здесь ситуация ничем ни лучше, а в некоторых местах даже и хуже.

Главное в инфраструктуре для каждого человека – это его жильё. По данным федерального агентства по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству жилой фонд России находится в критическом состоянии, его благоустроенность низка, а обеспеченность россиян жильем в 2–3 раза ниже, чем в развитых странах мира. Более 62% жилья в России было введено в эксплуатацию более 30 лет назад. 35,7 миллионов квадратных метров жилья в ближайшее время будет отнесено к категории аварийного. 650 миллионов квадратных метров жилья – это дома первых массовых серий, износ которых чрезвычайно высок, и эти дома можно уже отнести к потенциальному ветхому жилью. 14,3 миллионов российских семей проживает в неблагоустроенном жилье – без горячего водоснабжения и канализации. 5,3 миллионов семей живут в домах, построенных в 50–60-е годы 20 века и срок эксплуатации которых уже истек.

Далее наиболее значимой инфраструктурой является энергосистема и водоснабжение, которая делает возможной жизнь россиян. Здесь в ближайшее время следует ожидать массового выхода из строя различных технологических систем. Большая часть оборудования уже давно выработала свой эксплуатационный ресурс. Энергопотребление растёт, а новые энергомощности в строй не вводятся, а вот тарифы на электроэнергию растут. Предупредительный ремонт энергосистем происходит редко. Обычно плановые замены оборудования происходили за счёт амортизационных отчислений, а до того как роста цен на энергоносители не было, амортизационные отчисления гасились инфляцией, и ремонта долгого времени не проводилось. Если энергоносители подешевеют, то опять будет не на что ремонтировать энергосистему. Достаточно вспомнить отключение электроэнергии в 2005 году в Москве, когда город был парализован на день. Вышел из строя трансформатор, на ремонт которого экономили деньги. А зарплата главы РАО «ЕЭС» составляет больше стоимости этого трансформатора. Гнилость системы, выстроенной в государстве – налицо. А то, что происходят отключения электричества в регионах страны, то об этом центральные СМИ не сообщают. Например, на Курильских островах свет могут отключать из-за аварий на целую неделю. Вообще на отключения света в городах Дальнего Востока люди уже привыкли реагировать спокойно – там это обычная практика.

Другой инфраструктурой, обеспечивающей безопасность страны, является сельское хозяйство. Продовольственная безопасность и продовольственная независимость вещи друг из друга вытекающие. Но похоже российское правительство этого не понимает и около 70% продовольствия является импортным. В то время, как за счёт рыночных преобразований за период с 1990 по 2002 год, за счёт безграмотности и нерадивости российских правителей площадь пашни снизилась на 8 миллионов гектаров, посевные площади – на 30 миллионов гектаров, внесение органических удобрений снизилось в 2,5 раза, минеральных – в 5 раз. (Когда едешь в Волгоград из Москвы, проезжаешь всё Поволжье, и в глаза сразу же бросаются бескрайние поля, немалая часть которых заросла сорняком и травой.) Машинно-тракторный парк сократился наполовину, производство тракторов в 17 раз, зернокомбайнов – в 33 раза. Износ сельскохозяйственной техники превысил 70%, её ежегодное выбытие из строя составляет от 6 до 10%. Из-за нехватки уборочной техники ежегодные потери зерна оцениваются в 10 миллионов тонн, а в 2001 году они составили 20 миллионов тонн! С 1990 по 2002 год производство зерна в России сократилось в 1,4 раза, мяса – в 2,3 раза, молока – в 1,6 раза, яиц – в 1,4 раза. При такой печальной картине распространены перекупщики и различного рода спекулянты, которые в урожайный 2002 год предлагали крестьянам 700 рулей за тонну зерна, что не позволяло им окупить даже солярку, не говоря об удобрениях. Необходимо твёрдое вмешательство государства, для того чтобы обеспечить продовольственную безопасность страны: искоренить перекупщиков, наладить прямую систему сбыта зерна, восстанавливать пашни, производить сельхозтехнику, привлекать на село людей. Вместо этого государство закупает продовольствие за границей, и к тому же хочет вступить в ВТО. Тогда отечественному сельскому хозяйству не удастся выжить в конкуренции с Западом, и оно совсем зачахнет. Такова реальная политика государства. Это либо глупость, либо откровенное попустительство и предательство.

Следующей важной инфраструктурой является транспортная инфраструктура, куда входят дороги и сам транспорт. Дороги – это артерии государства, а транспорт – это частицы, которые несут питательные вещества. Такое сравнение вполне уместно. Что касается дорог, то если кратко сказать, то вторая главная российская беда сохранилась, причём она с каждым годом усугубляется. Дороги в стране находятся в катастрофическом состоянии, особенно на Дальнем Востоке и в Сибири. В центральной России дороги имеют асфальтовое покрытие, на остальной же территории страны асфальтовое покрытие имеют только главные междугородние и межрегиональные трассы. И то, это асфальтовое покрытие оставляет желать лучшего. Выбоины, трещины, бугорки – неотъемлемые спутники асфальтовых дорог. Министр транспорта России И. Левитин на заседании правительства РФ в 2007 году заявил, что к началу 2008 года в стране не останется ни одной федеральной автотрассы без твёрдого покрытия, то есть без асфальта. Я сам лично в феврале 2008 года был на Сахалине. Главная федеральная транссахалинская автомагистраль как была изначально наполовину без асфальта, так и осталась. А ведь федеральные автотрассы все имеют стратегическое назначение. По весне дорога превращается в кошмарное месиво из глины, песка и воды, по которой могут проехать только КамАЗы и подобного им класса машины. Это один из многих случаев, когда правительство не исполняет свои обещания, то есть лжёт. Цены на транспортное сообщение с каждым годом растут. Из Москвы дешевле слетать на Кубу, нежели в какой-либо дальневосточный город. С Дальнего Востока дешевле добраться до Китая, чем до Москвы. В таких условиях рано или поздно встанет вопрос по удержанию Дальнего Востока и части Сибири. На Дальнем Востоке уже выросло не одно поколение людей, которые не бывали в Москве, но бывали в Пекине. Такая часть населения перестаёт ощущать свою принадлежность к России, она живёт в своём мире, который оторван от общей истории страны, да и эта история ими уже не чувствуется родной. А тот транспорт, который ещё существует, и не даёт перерасти ситуации в окончательную катастрофическую стадию, сам находится в подобном состоянии. Авиапарк самолётов давно выработал свой эксплуатационный ресурс и морально, и физически устарел. Корабельный транспорт находится в таком же состоянии. Общественный транспорт представляет жалкое зрелище, особенно в провинции. В Москве в начале 1990 годов было 6000 автобусов, сейчас же их немногим более 3000. Автотранспортный парк сокращается.

Что касается остальной промышленной инфраструктуры, то она не в лучшем состоянии. Если нет уверенности в цифрах статистики, то достаточно сесть на электропоезд пригородного назначения и проехать по любому из направлений от Москвы. Когда закончатся города-спутники Москвы, то за ними железнодорожная инфраструктура сразу же разительно отличается. Железнодорожные платформы на остановках без крыши, сами платформы низкие, потрескавшиеся. Вид деревней, мелькающих в окне электрички, представляет жалкое зрелище: покосившиеся домики, дороги без покрытия. Когда выезжаешь из Московской области, то и вовсе инфраструктурный пейзаж становится хуже: многочисленные корпуса заброшенных заводов и предприятий, заброшенные и разрушенные фермы и колхозы. Когда зимой пересекаешь границу Московской области, въезжая во Владимирскую область на автомобиле, то сразу бросается в глаза дорога. Ровно до границы с Владимирской областью дорога на территории Московской области очищена от снега, посыпана песком, и как только въезжаешь во Владимирскую область – попадаешь на гололёд. Такая тенденция сохраняется – чем дальше от Москвы, тем хуже. Без преувеличения можно сказать, что очень часто встречаются такие места по мере отдаления от Москвы, по виду которых можно предположить, что там шла настоящая война. Пейзажи такие, будто бы прошла бомбардировка, и после проехали танковые войска, и среди этого всего ходят жители этих мест, как будто бы единственно выжившие после катастрофы люди.

Таким образом, экономика и хозяйство страны находятся в крайне неудовлетворительном, а возможно и критическом состоянии. По расчётам академика Д. Львова, общая сумма потерь, понесённых российской экономикой только за первые четыре года реформ, проводимых младореформаторами, оценивается в 3,5 триллиона долларов. Для сравнения: сумма потерь всего Советского Союза, понесённых за четыре года ВОВ, составила 375 миллиардов долларов. Остановилось более 30 тысяч предприятий промышленных, фабрик, заводов, из которых 4 тысячи – крупные и крупнейшие (с численностью рабочих более 1 тысячи человек). Не используются или используются с убытком 60% пригодных для пахоты земель. Безработица, учитывая скрытую, достигла 15 миллионов человек. За годы реформ катастрофически сократилось производство важнейших промышленных товаров и изделий: добыча углеводородного топлива на 40%; производство электроэнергии – на 20%; выплавка стали – на 43%; станков – в 100 раз; тепловозов – в 3 раза; грузовых вагонов – в 6 раз; грузовых автомобилей – в 4 раза. В Советском Союзе в год выпускалось более 1000 единиц авиатехники, в России же в 2007 году было произведено 12 самолётов военных, 4 вертолёта, и 1 пассажирский самолёт. Погибла практически вся обрабатывающая промышленность России, за исключением производства легковых автомобилей. Моторостроение, производство промышленных транспортных средств, станков, средств управления и связи, сельскохозяйственное машиностроение находится в упадке. Из тяжёлой промышленности сохранились лишь такие производства, которые выгодны западным покупателям. Например, чёрная металлургия выжила, потому что Западу выгодно оставить всю грязную в экологическом отношении часть производства в России (добыча руды, доменное плавление, трубный прокат). На западный рынок поступают металлические болванки, крупнопрокатные изделия, дальнейшая работа над которыми представляет минимальную опасность для окружающей среды и выполняется уже не в России. По этой же причине сохранилось производство алюминия, также представляющее серьёзную опасность для окружающей среды и рабочих. Так же частично выжила химическая промышленность. Нет должного контроля над вырубкой древесины, которую в массовом количестве вывозят за границу. Рыбные ресурсы страны вообще изводятся под корень. Доходы, утекающие налево от контрабанды рыбы, больше, чем бюджеты дальневосточных регионов. Точно сказать, сколько вывозится, никто не может. И это ещё одна характеристика строя, который создан в России. В тоже время большое количество товаров, от которых зависит жизнеобеспечение страны, Россия ввозит из-за границы. От шурупов и гвоздей – до иностранных самолётов. 70% продовольствия так же ввозится из-за рубежа. Нарушилась безопасность страны и не только продовольственная. Если на восстановление разрушенного хозяйства страны после ВОВ потребовалось более 5 лет, то теперь, по некоторым подсчётам, при существующей динамике развития и данном режиме понадобится не менее 65 лет, то есть жизни двух поколений. И вместо того, чтобы начинать интенсивное восстановление хозяйства и экономики, благо это позволяет делать огромный накопленный запас «нефтедолларов», российская правящая клика вкладывает эти «нефтедоллары» в акции американских компаний, тем самым, поддерживая экономику своего стратегического конкурента. Да причём деньги вкладываются в акции ущербных ипотечных компаний, из-за которых разразился недавний кризис ипотечного сектора в США. И опять же встаёт вопрос: это глупость или предательство? А если упадут цены на нефть, то с Россией будет покончено.

Политическая сфера

Ситуация, которая сложилась в социально-экономической и хозяйственной жизни страны, является проекцией политической сферы. В политической организации страны точно так же существуют острые проблемы, которые влияют на большинство граждан страны. И это не удивительно. «На современном этапе в России налицо явный дефицит управляющих со стратегическим мышлением, обладающих умением мыслить системно и масштабно, в интересах народа. Массовый приток руководителей-исполнителей в управление был обусловлен доминированием в общественной жизни власти исполнительной. Цениться стала не инициатива, а исполнительность, оперативность угадывания мыслей босса и услужливость. Массовый прилив исполнителей к рулю государственного корабля и отсутствие критически мыслящих в управлении людей привели к существенному росту государственного аппарата, к мелочной регламентации его функций, к снижению требований к квалификации работников. Политика в современных условиях стала не только средством получения капитала, но и областью его выгодного вложения. Вкладываются как бизнесмены, так и криминальные элементы. Это стало даже областью своеобразного соревнования, отсюда вытекают и некоторые политические загадки, почему, например, доселе никому неизвестный человек сравнительно легко побеждает на выборах опытного политика. Бизнес отчасти криминален и опирается на поддержку политических структур. Политика также делается за счет финансовой поддержки бизнеса и организованной преступности. Организованная преступность, в свою очередь, старается обеспечить себе политическую «крышу» и иметь выход в легальный бизнес. Это в значительной степени определяет современную диалектику экономики, политики и морали. В западном капиталистическом обществе миллиардерами становятся в течение сотен лет, а в России – за несколько лет. Вот цена сращивания бизнеса и власти, появления десятков олигархов, владеющих стратегическими высотами в экономике и подпитывающих нужные кланы в политике» – так характеризуют современную российскую политику С. Барзилов и А. Чернышов в своей книге «Безумство власти».

Основные тенденции, закономерности и этапы развития современной России определяются политическими процессами. Политика представляет собой самостоятельную ценность, превратившись в России из методологии познания и решения социальных и экономических вопросов в наиболее универсальный рычаг их практического воплощения. Для Запада политика – это преимущественно набор способов и средств воздействия правительства на общество и общества на правительство. Политика универсальна и всепроникающая во все сферы жизни в том смысле, что она является методом взаимодействия общества и социального государства, и с этой точки зрения она неотделима от экономики и социальной сферы. Именно власть четко отделена от экономики и социальной жизни, и для обеспеченных граждан Запада она не представляет такой ценности, как в России.

Ещё одна циничная особенность российской политики, по словам С. Барзилова и А. Чернышова, является система кормлений, сложившаяся в современной политической практике, которая была в России еще до Смутного времени. Олигарх в обмен на политическую лояльность федеральному президенту и его администрации получает добро на тот или иной регион. В результате нехитрых и всем известных манипуляций он побеждает на выборах либо другого олигарха, либо олигархического ставленника. В качестве презента и результата он получает население, жаждущее изменений и инновационных программ наряду с большими инвестициями. Здесь система кормлений вступает в свою вторую стадию, когда кого-то действительно надо кормить, обувать и одевать. Но не для того двинулся олигарх в провинцию, чтобы ее реально облагодетельствовать, а для того, чтобы самому кормиться, прикармливая других. Главная причина создания системы кормлений – бюджетные средства регионов. Пример – это соединение Чукотки и Абрамовича – занятный, но понятный факт. У чукчи, давно не видевшего денег и живущего впроголодь, богатый человек пользуется большим авторитетом. Благо к этому добавляются не только посулы, но и кое-какие благотворительные мероприятия. Траты небольшие, а прямая выгода для олигарха очевидна. Дожили, наконец, до времени, когда каждый олигарх может купить себе вотчину. Это почище любого средневековья. Если олигарху жалко своих денег или олигархический ставленник не совсем экономически обеспечен, то вотчину покупают вскладчину. А чтобы легитимизировать себя в глазах населения, хватит даже пачки сигарет «Примы» на человека, чтобы в конкретное время прийти в нужное место и отдать свой голос за определенного человека. Российский провинциал до того обездолен и унижен, что готов разменять свои так называемые гражданские права на любую подачку.

Барзилов и Чернышов сравнивают современного политика, будь то федерального министра, будь то регионального министра с образом лавочника. Образ лавочника, пишут они, избран не случайно. Все они, за редким исключением, пришли из бизнеса, из системы «купи-продай», в которой нет границ между тем, что можно выставить на продажу, и тем, что нельзя продавать никогда. Власть превратилась в капитал, своего рода стоимость, приносящую стабильный доход. Должности стали объектом купли-продажи, имеющими свою рыночную стоимость. Для лавочника нахождение во власти есть самый прибыльный и стабильный бизнес. Лавочники не будут содержать в чистоте и порядке лавку, потому что они – временщики. То состояние, в котором находится хозяин вверенного заведения, не дает ему интереса пускать глубоко корни. Его задача – срубить побольше денег при минимуме затрат и открыть еще одну, подобную же лавку, особо не беспокоясь о том, что происходит вокруг. Главным смыслом жизни для лавочника становится задача избрания или подтверждения своих полномочий на занятие той или иной властной должности. Причем – любой ценой – завершают Барзилов и Чернышов.

В России ведётся много разговоров о демократии, о том, что необходимо её укреплять, развивать, вводить в ранг незыблемых ценностей. Но на деле получается совсем другая ситуация. Многие эксперты считают, что началась кампания по свертыванию демократии. Началась она со свертывания независимости СМИ, когда к власти пришёл действующий президент. Перед его приходом в России действовало три общенациональных телеканала, способных реально влиять на политические процессы – ОРТ, РТР, и НТВ. Все эти каналы президент привёл к повиновению. В 2005 году кремлёвские чиновники присвоили ещё одну независимую телекомпанию РЕН-ТВ. Сегодня Кремль контролирует все основные общенациональные телестанции. Позднее Кремль занялся печатными и онлайновыми СМИ, которые до тех пор оставлял в покое. За последние несколько лет большинство крупных газет в России было продано людям или компаниям, лояльным кремлёвским чиновникам, в результате чего московский еженедельник «Новая газета» остался единственной подлинно независимой газетой общенационального масштаба. Что же касается радио, то здесь независимым источником новостей пока остается станция «Эхо Москвы», но и ее будущее находится под вопросом.

Страдают и политические партии, не связанные с Кремлем – это независимые либеральные партии – «Яблоко» и СПС. Другим независимым партиям, включая Республиканскую партию и Народно-демократический союз, а также организации, входящие в коалицию «Другая Россия» – не позволили даже зарегистрироваться для участия в выборах. Несколько независимых кандидатов и партий не были допущены к участию в местных выборах по неприкрыто политическим мотивам. В то же время кремлевские партии – в том числе «Единая Россия», обладающая самой многочисленной фракцией в Думе, и созданная властями «Справедливая Россия» – пользуются доступом на телевидение и щедрым финансированием.

Наконец, и это самое невероятное – свобода собраний теперь тоже считается неприемлемой. Весной 2007 года «Другая Россия» – пыталась организовать митинги в Москве и Санкт-Петербурге. Оба митинга были разогнаны тысячами омоновцев и спецназовцев, а сотни демонстрантов оказались под арестом.

Центр – регионы

Стабилизация политического режима мыслится представителями федеральной власти не в улучшении социальных условий населения, а в категориях жёсткой власти, которая не рассматривает социальный контекст и потому не может быть эффективной. Кремль урезал автономию региональных органов власти. Он создал над ними «надстройку» в виде семи федеральных округов. Этим семи новым «сверхгубернаторам» было поручено контролировать все федеральные структуры на подведомственной им территории. Кроме того, они начали расследовать деятельность глав регионов, чтобы подорвать их самостоятельность и шантажом привести к послушанию. В сентябре 2004 года российскому федерализму был нанесен смертельный удар: президент объявил, что губернаторов теперь будет назначать он сам, мотивируя это тем, что подобная процедура позволит повысить подотчетность и эффективность их деятельности. С февраля 2005 года выборы глав исполнительной власти российских регионов не проводятся. Способность регионов самостоятельно жить и развиваться воспринимается значительной частью нынешнего руководства страны как смертельно опасный для них выход из-под тотального контроля. Но построение такой системы управления отнюдь не означает, что вся ответственность переходит на плечи федерального центра. Наоборот, правящая федеральная бюрократия, реализуя свою политику, ориентируется на перекладывание ответственности за возможные её негативные последствия на плечи региональных руководителей.

Михаил Делягин в своей книге «Революция в России…» пишет о финансовом контроле центра над регионами: «Стремление к повышению степени финансовой самостоятельности является одним из важнейших мотивов региональных элит. Колоссальный рост доходов бюджетной системы Российской Федерации в результате баснословного улучшения внешнеэкономической конъюнктуры был последовательно сконцентрирован в федеральном бюджете, благодаря чему реальные финансовые возможности регионов сократились (этот процесс продолжился в полной мере и в 2006 году, когда рост расходов федерального бюджета на 0,8% ВВП был обеспечен в первую очередь сокращением доходов региональных бюджетов на 0,72% ВВП), а их зависимость от федерального центра не просто существенно выросла, но и значительно превысила уровень, достаточный для гарантированного сохранения целостности страны. Так, в результате правления Путина и созданной им бюрократии, доля финансовой помощи федерального центра в доходах региональных бюджетов, наиболее полно выражающая степень финансовой зависимости регионов от центра, снизившаяся было с 14,4% в 1996 до 9,6% в 1999 году, увеличилась в 2004 году до 21,9%. В бюджете же 2006 года она и вовсе предусмотрена на запредельном уровне 35%. Соответственно, возросла сумма средств, перераспределяемых через федеральный бюджет, и нагрузка на него: удельный вес финансовой помощи регионам в его расходах увеличился с 10,2% в 1999 до 33,0% в 2005 году и до 33,4%, предусмотренных проектом федерального бюджета на 2006 год. Усиление финансового давления федерального центра при общей наглядности снижения адекватности его политики естественным образом провоцирует рост сепаратизма, особенно в относительно обеспеченных удаленных регионах с диверсифицированной экономикой. Это движение поддерживается и направляется различными корыстными силами (вплоть до, насколько можно понять, транснациональных корпораций, которым действительно намного проще требовать установления своего контроля за полезными ископаемыми Республики Восточная Сибирь, чем Российской Федерации), однако возникает и развивается, прежде всего, как элемент регионального протеста против безответственности и самодурства правящей бюрократии».

Неадекватные действия правящей клики, в самом деле, приводят к громадному отчуждению населения Дальнего Востока и Сибири от России. Неразвитость транспортных путей и сообщения многократно усиливают эту отчуждённость. Центр не способен моментально реагировать на какие-либо ситуации в регионах, но деньги с регионов-доноров собирает исправно. Отсюда и это явление регионального сепаратизма. Примеров тому множество. Землетрясение, которое случилось в Корякском автономном округе, разрушило почти полностью посёлок Тилички. К жителям приехал Дмитрий Медведев, который прямо сказал местным властям и МЧС, чтобы они создали для людей «хотя бы сносные условия для существования». Нужно только вдуматься в эти слова. Высокий федеральный чиновник, прилетевший из далёкой Москвы, говорит о том, что нужно создать сносные условия, да ещё и хотя бы. Вместо того, чтобы распорядиться, чтобы были созданы благоприятные качественные условия. Так же условия эти должны быть созданы, по его словам, для существования. То есть люди должны существовать, выживать, а не жить полноценной жизнью. От всех таких инцидентов, и происходит отчуждение населения дальних регионов от остальной страны. Люди, которые живут в дальних регионах, теряют связь с Россией, называют её «большой землёй». Ещё приведу пример с землетрясением, которое произошло на Сахалине в городе Невельске в 2007 году. До сих пор почти тридцатитысячный город не восстановлен из-за того, что федеральное руководство не может наладить поставку необходимых материалов, которые постоянно застреют на паромной переправе между Сахалином и Хабаровским краем. У местного бюджета денег на восстановление города нет, а федеральный центр всё необходимое для восстановления города не сделал, хотя 90% доходов от добычи нефти на шельфе Сахалина уходят в федеральную казну. Жители дальних регионов в таких случаях не просто утрачивают чувства патриотизма, больше того, у них возникают мысли о том, что лучше жить обособленно, не в составе России, федеральный центр которой только выкачивает из регионов финансовые средства. Многие жители Курильских островов предпочли бы жить в составе Японии, нежели в составе России. Тогда они бы «попали из 16–17 веков в 21 век», в господство цивилизации. А пока они вынуждены терпеть постоянные аварии энергосистемы Курил, приводящие к длительным отключениям света, поломки системы водоснабжения и теплоснабжения, прозябая в зимних холодах.

В итоге

Суть политического режима, созданного в нашей стране при совершенно непростительном попустительстве здоровой и сознательной части российского общества, заключается, насколько можно понять, в практически полном освобождении государства как целого и образующих его чиновников от какой-либо ответственности, в том числе перед населением. Бюрократия, обособившаяся в доминирующий социальный слой, получила полную, практически ничем не ограничиваемую свободу произвола в обмен на демонстрацию формальной лояльности (причем даже не государству, а личности, ибо никаких общих целей это государство выработать не хочет, да и не может).

В условиях баснословно благоприятной, а по некоторым значимым направлениям и продолжающей улучшаться внешнеэкономической конъюнктуры, благодаря которой государство и крупнейший бизнес буквально захлебываются от потока «нефтедолларов» и тонут в болоте еще более развращающего их показного потребления, нарастает всесторонняя деградация человеческого потенциала. Прежде всего, эта деградация проявляется форме распада социальных связей и нормальной, позволяющей успешно существовать системы человеческих ценностей. На фоне драматического разрушения общественного здоровья массового алкоголизма и нарастающей пандемии наркомании происходит чудовищное падение интеллектуального потенциала общества. Распад системы науки и образования подстегиваемый весьма последовательными реформами, окончательно станет необратимым в ближайшие 5–7 лет, когда физически вымрут последние носители необходимые для развития знаний и навыков, так как средний возраст ученых по многим ключевым специальностям превышает 60 лет.

Одновременно с этим продолжается деградация производственного потенциала, в первую очередь наиболее значимой для страны, определяющей условия ее существования и при этом практически брошенной без внимания инфраструктуры жизнеобеспечения. Физический износ и моральное устаревание оборудования в сочетании с грубейшими нарушениями технологии характеризуют состояние даже наиболее прибыльных отраслей современной российской экономики.

Демократия как институт принуждения государства к ответственности перед обществом искоренена последовательно и осознано. Даже ее формальные атрибуты (вроде независимого суда, честных выборов, свободы слова и права частной собственности) демонстративно подвергаются публичному оскоплению, и сама идея об их полезности, и без того не укорененная в массовом сознании, весьма эффективно дискредитируется государством.

Масштабы растущих аппетитов силовой олигархии (из-за которых уже в 2004 году для ряда крупных коммерческих предприятий, чтобы иметь хоть какую-то прибыль, надо было иметь рентабельность собственно коммерческих операций не менее 30%) не позволяют развиваться большинству видов бизнеса. В аппарате государственного управления наблюдается жесткий «отрицательный отбор», так как концентрация его на выполнении предельно простых функций грабежа и потребления объективно отторгает профессионалов, склонных к выполнению сложных функций и потому с неизбежностью проигрывающих внутриэлитную и внутриаппаратную конкуренцию.

В последние три года путинская бюрократия стала в массовом порядке создавать проблемы «на ровном месте», вымогая у людей никому не нужные справки (которые при этом она же и отказывается выдавать даже за взятки), забирая на бессмысленные военные сборы, создавая неразрешимые трудности при регистрации законных сделок и получении необходимых документов. Масштабы бюрократического давления на повседневную жизнь нарастают стремительно. Об органической неспособности правящей бюрократии управлять чем бы то ни было и решать какие бы то ни было реальные задачи свидетельствует, например, неуклонное ухудшение демографической ситуации. Президент говорит, и при этом, насколько можно понять, в отличие от целого ряда других случаев говорит весьма искренне, об этой неуклонно обостряющейся проблеме практически на всем протяжении своего нахождения у власти. При этом реальная политика, проводимая им и его ставленниками, и даже подписываемые им лично законы не просто не имеют никакого отношения к улучшению демографического положения страны, но и весьма последовательно направлены на уничтожение даже небольшого сохранившегося вопреки реформаторам социального потенциала России.

Россия остро нуждается в коренной модернизации практически всех сторон своей жизни, однако сложившаяся политическая и экономическая система наглухо блокирует все потенциальные возможности такой модернизации. Сохранение правящей бюрократии у власти представляет собой главную угрозу не просто развитию, но и самому существованию России и просто несовместимо с ним.

Возможность революции

Из описания положения страны отчётливо видно, что требуются глубокие, качественные, коренные перемены. Если они не начнутся, и тенденция развития социально-экономических и политических процессов останется на прежнем уровне, то существует риск потерять страну. Для скорейшего спасения страны, вывода её из засасывающего болота, которое уже скоро не позволит дышать, необходима революция!

Теперь следует разобраться в понятие «революция». Поможет мне в этом гениальный теоретик и практик революции В.И. Ленин. К сожалению, здесь вступает в действие фактор времени, который мне не позволяет постичь всецело труды В.И. Ленина по первоисточникам, а потому я буду использовать книгу по научному коммунизму, которая почти вся и состоит из концентрата мыслей и цитат В.И. Ленина.

Ленинская теория революции

Социальная революция является глубоким переворотом в политической, экономической и идеологической жизни общества. Именно в результате революции происходит смена господствующих классов государств, ликвидируются старые и утверждаются новые производственные отношения, коренным образом изменяются общественные взгляды и учреждения.

Социальная революция не случайное, а естественное, закономерное явление, вытекающее из развития материальных условий жизни общества на определенных ступенях его развития, из присущих ему внутренних противоречий. Указывая на причины социальной революции, К. Маркс в предисловии к своей работе «К критике политической экономии» писал, что на известной ступени развития общества производительные силы вступают в противоречие с производственными отношениями, в рамках которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти, теперь уже отставшие, производственные отношения превращаются в их оковы. Тогда и наступает эпоха социальной революции.

Таким образом, объективной экономической основой социальной революции является конфликт между новыми производительными силами и старыми производственными отношениями. Производственные отношения не могут долго отставать от развития производительных сил. Рано или поздно они должны прийти в соответствие с ними. Это соответствие и устанавливается в результате социальной революции.

Конфликт в производстве всегда находит свое выражение в конфликте классовых интересов. Реакционному классу, носителю старых производственных отношений, противостоит прогрессивный класс, носитель новых отношений производства. Отсюда непримиримая борьба прогрессивного класса с реакционным, высшим проявлением и завершением которой является социальная революция.

Старый, реакционный класс никогда не отказывается от своего господства добровольно. Для сохранения старых производственных отношений он использует всю силу государственной власти. Поэтому для ликвидации старых и утверждения новых производственных отношений прогрессивный класс должен завоевать политическую власть. Выходит, что вопрос о том, победят или не победят новые производственные отношения, зависит, в конечном счете, от того, завоюет ли революционный класс государственную власть. Потому основным вопросом социалистической революции является вопрос о завоевании пролетариатом политической власти и ее дальнейшем развитии и укреплении. Как было сказано ранее, выполнить свою задачу – уничтожить капитализм и построить новое общество – рабочий класс может, только создав свое собственное пролетарское государство.

Социальные революции имеют огромное значение в жизни общества. Только посредством коренных, революционных преобразований можно уничтожить старый, реакционный общественный строй и утвердить новый, прогрессивный. Только в социальных революциях разрешаются экономические и классовые противоречия, зревшие в длительные периоды предшествовавшего развития общества. Только при помощи революций устраняются препятствия на пути экономического, политического и культурного прогресса в виде отживших производственных отношений и их реакционных носителей – старых классов. В периоды социальных революций пробуждается творческая энергия широких масс народа, к активной общественной жизни приобщаются все новые и новые миллионы трудящихся, в результате чего в значительной мере ускоряется процесс общественного развития. Не случайно К. Маркс называл революции локомотивами истории.

Революционная ситуация

В работе «Крах II Интернационала» Ленин характеризует зрелость объективной стороны революции. Она выражается в возникновении революционной ситуации в той или иной стране. Революционная ситуация имеет три главных признака объективных изменений в обществе, в котором создается революционное положение. Ленин подчеркивал, что эти объективные изменения не могут быть вызваны по произвольному желанию класса, партии, вождей.

Зрелость системы капитализма в целом для социалистической революции еще не означает, что почва для нее готова во всех странах капиталистического мира. Чтобы социалистическая революция произошла, необходим высокий накал социально-политических противоречий, создающий обстановку всеобщего революционного брожения, поднимающий на активную борьбу широкие массы, подводящий их к рубежу открытого революционного действия. Такая благоприятная для революции политическая обстановка называется революционной ситуацией. Необходимость революционной ситуации, перерастающей в общенациональный кризис, В.И. Ленин считал основными законом революции, подтвержденным всеми великими революциями, и в частности тремя русскими революциями в XX веке.

Революционная ситуация характеризуется следующими основными признаками:

Во-первых, «кризисом верхов», т.е. невозможностью для господствующих классов сохранить свое господство в неизменном виде. Кризис политики господствующего класса создает трещину, в которую прорывается возмущение угнетенных классов. Для наступления революции, говорил В.И. Ленин, обычно бывает недостаточно, чтобы низы не хотели, а требуется еще, чтобы верхи не могли жить по-старому. «…Революция, – писал Ленин, – невозможна без общенационального (затрагивающего и эксплуатируемых и эксплуататоров) кризиса».

Во-вторых, необычным обострением социальных антагонизмов между господствующим классом и угнетенными массами. Это обострение может быть связано с экономическими бедствиями и нуждами рабочего класса и других слоев населения. Оно может быть вызвано причинами, вытекающими из социального бесправия и обездоленности трудящихся масс, а в современных условиях может также вырасти из массовой борьбы против войны, за мир, против всевластия и произвола монополистического капитала, за демократию, против чужеземного гнета, за национальное освобождение.

В-третьих, значительным повышением политической активности масс. Революционные классы освобождаются в такие периоды от пассивности и инертности, свойственных периодам «спокойного» развития. Боевые настроения стремительно нарастают, страсти кипят и выходят наружу. Массы буквально рвутся к политике, они выходят из инертного состояния, пробуждаются от политической спячки, в связи с резко возросшей активностью их в результате экономического, политического и военного (в условиях войны) кризиса.

Корни революционной ситуации, в конечном счете, уходят в противоречия способа производства. Однако эти противоречия преломляются через призму сложной системы социально-политических, классовых отношений. Они не всегда, а лишь в определенные моменты истории порождают революционную ситуацию. Время ее возникновения, ее формы и темпы развития зависят от процесса расшатывания государственной машины, от силы революционного класса, от его связи с другими классами, короче, от всей социально-политической обстановки в данной стране. Противоречия социально-политической жизни, противоречия внутри надстройки, противоречия между политической надстройкой и революционными классами – вот те условия, которые непосредственно определяют возникновение революционной ситуации. Начинаясь стихийно возникающим брожением, она завершается общенациональным кризисом, непосредственно предшествующим революции и перерастающим в нее. Однако революционная ситуация в силу неорганизованности и распыленности массового движения может и не достичь высшей стадии. Тогда накал политической обстановки гаснет и движение идет на спад.

Даже полная зрелость объективных условий социалистической революции сама по себе не приводит к революции. Кроме объективных условий для возникновения и тем более для победы революции нужна соответствующая степень зрелости субъективного фактора, т.е. «способность революционного класса на революционные массовые действия, достаточно сильные, чтобы сломить (или надломить) старое правительство, которое никогда, даже и в эпоху кризисов, не «упадет», если его не «уронят»». Победоносная социалистическая революция возможна только при наличии организованности и сознательности рабочего класса, при условии, что у него есть надежные союзники и что руководит революцией опытная, закаленная в боях марксистская партия. Это субъективный фактор, и если он не получит развития, то никакая зрелость объективных условий не приведет к победе революции. В таком случае революция либо совсем не развернется, либо потерпит поражение.

Движущие силы революции

Социальные революции различаются по характеру и движущим силам. Характер революции зависит от того, какой класс приходит к власти и какие производственные отношения утверждаются в ее результате. Так, например, революция, в ходе которой господство феодалов сменяется господством буржуазии и соответственно этому вместо феодальных производственных отношений утверждаются новые, капиталистические отношения, является по своему характеру буржуазной. Неимущими силами революции являются те общественные классы, которые совершают революцию и ведут борьбу с реакционными классами, за торжество новых производственных отношений. Один из классов, совершающих революцию, является ее гегемоном, руководителем, ведущим за собой все другие участвующие в революции классы и общественные группы. Каковы движущие силы резолюции, какой класс является ее гегемоном, зависит как от характера революции, так и от исторических условий, в которых эта революция совершается. Так, в буржуазных революциях на Западе периода восходящего капитализма (17 – первая половина 19 века) движущими силами были крестьянство, ремесленники, а гегемоном являлась буржуазия, которая вела за собой всех остальных борцов против феодализма.

Главная движущая сила социальной революции – это рабочий класс. Всем ходом истории пролетариат выдвинут на роль главного исполнителя назревшей задачи общественного развития: освободить человечество от тяжкого груза эксплуатации и войн, классовых и национальных антагонизмов, вывести его на широкую магистраль коммунистического прогресса. «Сила пролетариата в любой капиталистической стране несравненно больше, чем доля пролетариата в общей сумме населения. Это – потому, что пролетариат экономически господствует над центром и нервом всей хозяйственной системы капитализма, а также потому, что пролетариат, экономически и политически, выражает действительные интересы громадного большинства трудящихся при капитализме». Рабочий класс не одинок в своей борьбе, объективно и другие слои трудящегося населения заинтересованы в победе нового общественного строя. При этом крайне важно, что развитие капитализма расширяет социальную базу революции. В эпоху империализма усиление гнета монополий над всеми трудящимися создает предпосылки для привлечения крестьянства на сторону пролетариата.

В.И. Ленин выдвинул идею объединения вокруг рабочего класса непролетарских союзников из числа крестьянства, мелкой буржуазии, интеллигенции, средних слоев. Монополистический капитал давит на все эти слои, эксплуатирует их. Поэтому полупролетарские и мелкобуржуазные слои города и деревни выступают как естественные союзники рабочего класса в антиимпериалистической борьбе и способны идти под его руководством вплоть до полной победы социализма. В.И. Ленин подчеркивал, что объективная логика развития капитализма, обострение его противоречий толкают и будут толкать эти массы к пролетариату, объединяя их вокруг знамени социалистической революции. Поэтому пролетарская революция, как предвидел В.И. Ленин, может победить и в таких странах, где пролетариат составляет меньшинство населения, но имеет союзников, вместе с которыми он имеет необходимый перевес сил.

В.И. Ленин решительно отстаивал идею гегемонии пролетариата в борьбе за демократию и социализм. В отличие от рабочего класса его непролетарские союзники занимают такое положение в системе общественного производства, которое обусловливает их непоследовательность и колебания по многим принципиальным вопросам классовой борьбы. Поэтому единственный последовательно революционный класс капиталистического общества – это пролетариат. Связанный с самой прогрессивной, растущей формой производства – машинной индустрией, он постоянно растет и развивается. Сам характер капиталистического производства способствует объединению, организации и обучению пролетариата. Он лишен собственности, и ему нечего терять в борьбе. Борясь за свое освобождение, пролетариат способен организовать, повести за собой всех трудовых людей, которым столь же ненавистны капиталистические порядки. Освободив себя, он освобождает всех трудящихся, навсегда уничтожая эксплуатацию человека человеком. Победив, он возвращает трудящимся все то, что ими произведено, ликвидируя тем самым величайшую социальную несправедливость – общественный строй, при котором кучка угнетателей присваивает себе продукты труда миллионов.

Союз рабочего класса с другими слоями трудящихся, и, прежде всего, с крестьянством, под руководством рабочего класса – одно из важнейших, необходимых условий социалистической революции и ее победоносного исхода.

Партия – организатор борьбы пролетариата

Обеспечить умелое руководство классовой борьбой трудящихся, правильное сочетание всех ее форм может только политическая партия пролетариата. Роль этой партии особенно велика в эпоху империализма, когда вследствие крайнего обострения противоречий капитализма социалистическая революция стала непосредственной практической задачей. Марксистская партия – это передовой революционный отряд пролетариата, его авангард. Являясь высшей формой организации пролетариата, она сплачивает все другие его организации (профсоюзы, кооперативы и т.д.), политически руководит ими и направляет их к достижению единой цели – свержению капитализма и созданию социалистического общества. Свою роль авангарда, передового отряда рабочего класса и руководителя всего народа партия способна выполнить потому, что она вооружена научной марксистской теорией, знанием законов общественного развития и умением практически использовать эти законы для революционного преобразования общества. Будучи передовым, сознательным отрядом пролетариата, партия постоянно воспитывает у широких масс рабочих социалистическое сознание, ограждает рабочий класс от влияния тлетворной буржуазной идеологии. Она ведет непримиримую борьбу со всякими попытками фальсификации, ревизии марксизма, развивает марксизм на основе новейших достижений науки и общественно-исторической практики.

Формы классовой борьбы пролетариата

Самой простой и доступной широким массам рабочих является экономическая борьба – борьба пролетариата за улучшение своего материального положения и условий труда. Ведя экономическую борьбу, рабочие требуют от предпринимателей повышения заработной платы, сокращения рабочего дня и т.д. и, если эти требования не удовлетворяются, не выходят на работу, объявив забастовку. Экономическая борьба, будучи исторически первой формой классовой борьбы пролетариата, играет большую роль в развитии его революционного движения. Она способствует вовлечению в классовую борьбу широких пролетарских масс и служит для них хорошей школой организации. В ходе этой борьбы растет самосознание рабочих, их классовая солидарность, возникают первые рабочие организации – профсоюзы, кооперативы, кассы взаимопомощи. Вместе с тем экономическая борьба имеет ограниченный характер. Это еще не борьба всего класса пролетариев с классом буржуазии, а столкновение групп рабочих с отдельным капиталистом на той или иной фабрике, в том или ином районе. К тому же, и это главное, она не затрагивает основы основ капитализма – частной капиталистической собственности и не ставит себе задачу ликвидировать государственную власть буржуазии. Цель этой борьбы не уничтожение эксплуатации, а только ее ограничение, смягчение.

Политическая борьба – это борьба за уничтожение самих основ капиталистического строя, борьба за государственную власть, за диктатуру пролетариата. Посредством экономической борьбы пролетариат может несколько улучшить свое материальное положение, добиться от буржуазии некоторых экономических уступок. Но удовлетворить свои коренные экономические и политические интересы, навсегда избавиться от эксплуатации он может, только уничтожив политическое господство буржуазии и утвердив свою собственную власть – диктатуру пролетариата. Для достижения этой цели пролетариат и ведет политическую борьбу, используя самые различные средства: политические забастовки и демонстрации, мирную борьбу в парламенте и вооруженную борьбу. Однако все эти средства подчинены в конечном счете делу подготовки и проведения социалистической революции. Социалистическая, пролетарская революция – самая высокая стадия классовой борьбы пролетариата, решающее, единственное средство уничтожения капитализма и завоевания политической власти пролетариатом.

Большое значение в революционном движении пролетариата имеет идеологическая борьба, то есть борьба с господствующей в капиталистическом обществе буржуазной идеологией, за победу социалистической, пролетарской идеологии. Развитие капитализма с необходимостью ведет к сплочению и организации пролетариата. Однако, чтобы уничтожить капиталистический строй, пролетариат должен не только сформироваться как класс, но и осознать свои классовые интересы, свою великую историческую задачу. Для этого пролетариату необходима революционная теория. Сам пролетариат из-за отсутствия времени, средств и достаточного образования не в состоянии создать эту теорию. Она была выработана представителями интеллигенции, перешедшими на сторону пролетариата. Эту новую революционную теорию – марксизм-ленинизм – создали великие вожди пролетариата Маркс, Энгельс, Ленин. Но задача состоит не только в том, чтобы выработать передовую революционную теорию. Создав такую теорию, ее необходимо внедрить в сознание рабочих. Идеологическая борьба, следовательно, есть и борьба против самотека, стихийности в рабочем движении, борьба за то, чтобы широкие пролетарские массы овладели передовой марксистско-ленинской идеологией.

Применительно к современной России

Описав ситуацию в современной России, я пришёл к выводу, что революция необходима. Но раз причины для революции настолько очевидно просматриваются, то почему же революция ещё не началась и, оценивая современное общество, на первый взгляд, ещё и не скоро начнётся, при условии неизменности ситуации? Для того чтобы разобраться в этом вопросе, необходимо попытаться проанализировать ситуацию в современной России, используя категории ленинской революционной теории, и насколько это возможно адаптировать её к современным условиям.

Революционность ситуации

Итак, революционная ситуация в стране характеризуется тремя признаками. В соответствии с первым признаком, должно быть наличие кризиса, который бы захватывал как «низы», так и «верхи». Что касается «низов», то в описании ситуации в стране, я показал, что кризис пронзает жизнь большей части общества. Что же касается «верхов», то, на первый взгляд, кажется, что они хорошо себя чувствуют. Но на самом деле, в «верхах» ситуация далеко не идеальная. В составе всей правящей клики существует немалое количество разногласий. И ситуацию можно описать по замечанию одного политолога, который сказал, что Кремль – это понятие многоподъездное. Правящая клика достаточно неоднородна. Она состоит из так называемых силовиков и либерального блока. Некоторые политологи говорят, что президент является среди этих двух групп неким уравновешивающим субъектом, помогающим достичь внутрикремлёвского консенсуса. Михаил Делягин пишет, что раньше борьба внутри клики шла преимущественно в рамках «межбашенного» пространства, но сейчас мы можем увидеть, как она выплёскивается из него. Примерами таких выплесков могут быть конфликт вокруг бывшего председателя правительства РФ М. Касьянова и вокруг партии «Единая Россия». М. Касьянов попытавшийся было стать самостоятельной политической фигурой, потерпел поражение в 2005 году. Суть этого конфликта, мне до конца не понятна, но явно то, что Касьянов был против дела ЮКОСа, учинённого кремлёвской олигархией, и он высказывался в защиту Ходорковского. Также Касьянов, пишет М. Делягин, принципиально не мог вписаться в устраивающий президента Путина образ стратегического диалога с Западом последнего. Это внешние причины, показывающие, что внутри «верхов» нет идеального сплочения. Ещё одним примером может послужить конфликт вокруг «Единой России». Руководство партии решило стать ближе к избирателям и отойти от своего образа «партии чиновников». А это требовало дрейфа «налево», пишет М. Делягин. И в самом деле, лозунги «Единой России» на выборах 2003 года были такими же левыми, как и у коммунистов. Такое стремление партии оказалось совершенно недопустимым для «мозга администрации президента», как называет М. Делягин, В. Суркова. Сурков в ответ на это чётко обозначил свою позицию, показав резкое негативное отношение к левой идеологии. В интервью журналу «Шпигель», он позиционировал «Единую Россию», как правую, либеральную партию. Объяснить это можно либеральными взглядами Суркова. Да и представители администрации президента в силу своего положения не могут уступать партийной бюрократии, просто потому что она почувствует свою силу и начнёт становиться самостоятельной. Этот конфликт развивался почти в течение всего 2005 года. Его проявлениями стали судорожные и быстро пресечённые попытки отращивания социал-демократического и либерального «крыльев» партии. Таким образом, видно, что в рядах правящей клики существуют противоречия. И поэтому одним из важных групповых интересах клики, является достижение консенсуса и насколько можно максимальной консолидации хоть в каких-то сферах. Власть понимает, что если она не сможет достичь внутригруппового согласия, то она рискует утратить своё положения, путём нарастания напряжения и переходом его в открытую междоусобную борьбу. Таким образом, делая вывод по первому признаку, я констатирую высокую степень кризиса в «низах» и умеренное состояние «верхов», живущих, и на пределе, обходящих состояние внутреннего кризиса.

По второму признаку должно наблюдаться необычное обострение между господствующим классом и угнетаемым народом. Этот признак отчётливо не просматривается в состоянии современного общества, что представляется очень странным. Но это так – никакой необычности и даже самого прямого обострения не происходит. Внешне ситуация остаётся неизменной. А ведь экономический кризис есть (60% населения страны имеют доход до 10000 рублей), и большинство этих людей, в соответствии с первым признаком не желают жить по-старому, они хотят по-новому; социальное бесправие наблюдается, неравенство также наблюдается, но, несмотря на это, никаких восстаний народных масс не происходит. Но здесь стоит говорить о потенциальной энергии протеста, недовольства и возмущения, которая копится среди населения. И импульсом к её накоплению являются всё большее социальное расслоение населения, не падение, но и не улучшение жизни большинства россиян, и все те изъяны, которые я описал в главе о ситуации в России. Данная потенциальная энергия, при постепенно нарастающей напряжённости, может мелкими шажками превращаться в кинетическую энергию открытых социальных протестов. Протестов сначала локальных, несвязанных между собою, но всё же являющимися первыми симптомами просыпания общества. (Единственный крупный пример реального кратковременного выхода части общества из беспробудного дрёма, это достаточно массовый протест, в основном, пенсионеров страны против монетизации льгот. Насколько сюда можно отнести «Марши несогласных», я не знаю, так как сложно определить в природе этих выступлений чёткое разграничение между провокационностью данных мероприятий и их, так сказать, искренностью.) Таким образом, придерживаясь чёткости формулировки второго признака, следует констатировать, что в данный момент обстановка в России не отличается необычностью внешнего обострения антагонизмов между угнетаемыми и угнетёнными.

По третьему признаку, революционная ситуация характеризуется острым кризисом, будь-то экономическим, будь-то военным, в результате которого народные массы встают после глубоко сна и приобретают невероятную до этого политическую активность. Они готовы к выступлениям и к борьбе. К сожалению, состояние современного народа нисколько не отвечает критериям третьего признака. И в отличие от двух предыдущих признаков, нисколько не наблюдаются ни в потенциале, ни тем более в реале, в народной среде характеристики, описанные в третьем признаке. Из этого следует, что в России не существует никаких кризисов. Но ведь это не так. Если чего-то не видно, то из этого вовсе обязательно не вытекает, что этого чего-то не существует. Поэтому, здесь явно возникает противоречие: кризис есть, но его нет, нет с точки зрения народа. Значит, народ не обладает методом понимания, он не понимает ситуации. Если бы он в ней разбирался, то он ясно бы разглядел тенденцию нарастания угрозы для страны. Либо народ всё знает и понимает, но он настолько в высшей степени пассивен, что допускает захлёбывание страны в болоте. Но, тем не менее, если строго придерживаться формулировки третьего признака, приходится свидетельствовать, что народные массы находятся в спячке и кризис стране не угрожает.

Стало быть, рассмотрев объективные (ситуация в стране) и субъективные (способность революционного класса на революционные массовые действия) факторы революционной ситуации, приходится делать вывод, что в настоящий момент народная революция в стране невозможна.

Но что значит народная революция? Я писал о народе, который угнетён и который должен подняться на революционную деятельность. То есть, получается, что движущей силой революции является народ. Но народ – это понятие очень ёмкое. Из моего описания в состав угнетённого народа входят люди, которые вынуждены сводить концы с концами, а конкретно, это те люди, доход коих не превышает 10000 рублей в месяц (их 60% от всего населения страны). Жить на 10000 рублей в месяц – значит очень часто находиться в ситуации крайней нехватки средств для удовлетворения всего объёма человеческих потребностей. Но среди этих 60% находятся более 10% населения страны за чертой бедности, то есть те люди, доход которых ниже прожиточного минимума. А среди этих 10% есть 1% людей от населения страны, определённые Всемирным банком, как экстремально бедные – их доход находится на уровне 2,15 доллара в день. Так что, характеризуя революционную ситуацию, я имел в виду, прежде всего, этих обездоленных людей, которые заслуживают права на лучшую жизнь. И вступления этого права в действие можно добиться только путём революции. Но кто конкретно из этих людей должен встать на путь революционной борьбы за лучшую жизнь? В марксизме-ленинизме главной движущей силой революции является рабочий класс. Рабочий класс является самым угнетённым. Его эксплуатируют, у него нет собственности, он отчуждён от своего продукта труда. Рабочему классу нечего терять. Рабочий класс непосредственно встроен в основу всего – в производство, в хозяйственную систему. Он близок к технологиям производства. Он является наиболее образованной частью общества среди крестьян и ремесленников. Рабочий класс осознаёт свои базовые интересы и обладает классовой солидарностью. Он способен сплотить вокруг себя и возглавить остальные слои общества – это крестьян, мелких ремесленников. А руководит и более точно направляет действия рабочего класса – развитая марксистская партия. Партия помогает организовать рабочему классу политическую и идейную борьбу. В общем, она является его авангардом.

Традиционно основная движущая сила в нынешнее время

А как же обстоит ситуация в данный момент в России? Кто является наиболее образованной и наиболее ущемлённой частью общества? Существует ли в России рабочий класс и насколько он многочислен? О современном рабочем классе, с подробным разбором его структуры, пишет В.В. Трушков в статье «Современный рабочий класс в зеркале статистики». После анализа социальной структуры общества, В. Трушков заключает, что современная численность рабочего класса в России может быть определена примерно в 30 млн. человек. Это более 40% всего экономически активного населения на 46–47% занятых сегодня в экономике россиян. Следует сделать методическое замечание по поводу того, что с середины 1970 годов советская статистика стала относить к рабочему классу продавцов, поваров. По данным на начало 2000х годов, в промышленности занято около 15 миллионов человек, в строительстве – 5 миллионов, в транспортной сфере – 4 миллиона, в сфере ЖКХ – 3,5 миллиона, в сфере связи – приблизительно 800 тысяч. Одна из существенных характеристик класса – его способность защищать свои интересы. 90-е годы убеждают, что забастовка осталась в числе важных средств протеста трудящихся против эксплуатации. За десять лет они прошли на 61653 предприятиях и организациях, общее количество их участников составило 4 млн. 444 тысяч человек. Пик забастовочного движения пришёлся на 1997 год. Количество предприятий, но которых происходили забастовки, составляло 17007. Общее число бастовавших рабочих составляло почти 890 тысяч. Но после 2000 года число бастовавших предприятий резко сошло на нет. В 2000 году бастовало 48 организаций, из них 47 – это учительские коллективы. С чем связана такая ситуация, вопрошает В. Трушков. Одной из причин пассивности является манипуляция сознанием рабочего класса. С телеэкранов говорят, что рабочий класс становится малочисленным, что он постепенно уходит с социального поля. Таким способом ему пытаются навязать безразличие и спокойствие. Другой причиной пассивности является отсутствие развитой классовой солидарности. Также адекватно современным условиям не работает профсоюзное движение, отсутствуют силы, помогающие и координирующие действия рабочего класса. И последней причиной, заключает В. Трушков, можно назвать возобновление веры в «хорошего царя».

Действительно можно констатировать отсутствие классовой солидарности у рабочих. Заработная плата у, допустим, работников, занятых в нефтяной сфере или в металлургии, больше, чем зарплата строителя или работника связи. Потому, даже если выйдут бастовать рабочие из сферы транспорта, то обеспеченные, по российским меркам, нефтяники их не поддержат.

Возможные движущие силы

Современный рабочий класс, как видно из выше приведенного описания, является достаточно пассивным, для того чтобы начать и возглавить массовые выступления. Примером является недавняя забастовка на АвтоВАЗе. Работники не вышли к конвейеру, требуя повышения зарплаты. Сразу же руководство завода предупредило всех о возможных массовых увольнениях. На следующий день бастовать осталось меньше четверти рабочих. Остальные были запуганы руководством. Солидарность трудящихся была разрушена. Это вполне объяснимо, ведь у каждого есть семья, которую нужно кормить. Дети, которых нужно учить.

Нужно найти более широкую платформу для солидарности. Такой платформой может быть бедность. И подтверждением этому является попытка геноцида людей пенсионного возраста, проводимая посредством монетизации льгот, которая вызвала массовые социальные протесты. В начале 2005 года, в ответ на эту антинародную реформу, за полтора месяца на улицы вышел миллион человек с четвертью, а за январь – июнь – и все два с половиной миллиона. Была проявлена невероятная для российского социального пространства солидарность. Протест пенсионеров против монетизации льгот поддержало большое количество людей, непосредственно никак не затронутых их фактической отменой, – студенты, инженеры, и даже менеджеры участвовали в акциях протеста. На протесты вышли люди, даже в относительно сытой Москве, чтобы поддержать жителей других регионов. В подмосковных Химках, жители перекрыли автомагистраль, ведущую в Санкт-Петребург и в аэропорт Шереметьево. Вообще акции протеста были немногочисленными и коренного изменения в политике правящей клики они произвести не могли. Но они положили начало медленному изменению психологии россиян, в первую очередь, их малоимущей части.

По данным социологических опросов, проводимых ФОМ, доля россиян, допускающих для себя возможность присоединиться к протестующим, в начале июля 2005 года составляла 38% и снизилась к началу декабря лишь до 34% (доля «исключающих» эту возможность выросла, соответственно, с 56 до 59%). Принципиально важно, что доля считающих, что акциями протеста можно добиться решения реальных проблем, хотя и существенно снизилась (с 56 до 44%), остается весьма существенной и превышает долю не верящих в это (она выросла с 30 до 41%). 42% россиян верит в возможность в нашей стране «массовых выступлений протеста, подобных произошедшим в Грузии, на Украине, в Киргизии, и лишь 32% считает это невозможным. Поразительно, что 42% опрошенных заблуждаются, искренне полагая, что в России уже существует оппозиция, необходимая для организации подобных массовых выступлений, и лишь 26% сознают ее отсутствие.

Чем труднее отстаивать свои права, чем более жестоким является давление правящей бюрократии, тем выше потребность людей в солидарности и тем выше ее ценность. Когда малоимущие люди в массовом порядке начнут участвовать в акциях протеста, направленных не на защиту своих собственных интересов, а на поддержку неизвестных им людей, борющихся за свои права и неизвестном им регионе, даже самая глупая и жестокая власть задумается над своими действиями. Потому, можно рассматривать обездоленных людей, как одну из главных движущих сил народной революции.

Другой движущей силой революции может стать молодёжь. В подтверждении этого тезиса достаточно вспомнить лишь одних «хунвэйбинов» Мао. Молодёжь, как пишет Михаил Делягин, это «запал любого взрыва». Молодёжь – это самая энергичная и инициативная часть общества. Молодёжь по сравнению с другими социальными слоями имеет, как бы, «чистое» сознание, не забитое никакими стереотипами, что позволяет ей проще и быстрее принимать решения. Молодёжь быстро организуется по каким-либо интересам, активно развивается. Она очень заразительна новыми идеями, если идея её устраивает, то молодёжь будет её отстаивать. Молодёжь склонна максимализировать идеи, отчасти склонна доделывать начатое до конца. Поэтому, в умелых руках, молодёжь может превратиться в передовой отряд, поставленный на служение революции. Хотя, современная молодёжь чувствует себя независимой, для неё это одно из главных состояний – быть свободным. А потому молодёжь может действовать и самостоятельно. Примером этому является студенческая революция 1968 года во Франции.

Зная это, правящая клика начала заниматься молодёжной политикой, создавая отряды молодых людей, которые могут стать поставщиком относительно дисциплинированного и дешёвого «человеческого материала» для каких-либо массовых действий. Одним из таких поставщиков является молодёжная организация «НАШИ», которая уже показала, на что она способна в случае массовых действий – на почти мгновенный сбор 60 тысяч человек. При этом сборе в центре Москвы была перекрыта одна из важнейших транспортных магистралей. А представителям оппозиции запрещают проводить подобные мероприятия, мотивируя тем, что они создадут транспортный коллапс. Такие отряды предназначены для возможных уличных драк, для упреждающих избиений тех граждан, которые не совсем любят правящую власть. Но неумелые действия по отношению к молодёжи со стороны правящей силовой олигархии могут привести к прямопротивоположным ожидаемым результатам. Например, большое количество молодёжи разочаровывается в таких подобных проектах. Молодые люди, вступающие в эти организации, планируют, что они будут продвигаться по карьерной лестнице внутри них, занимать более значимые посты. Но складывается такая ситуация, что все руководящие места в этой организации уже заняты, и продвинуться дальше статуса рядового члена не получается. Это отталкивает часть молодёжи от таких кампаний. И значительная часть людей, которые являются внутри организации рядовыми членами, находится в ней лишь за счёт каких-то материальных стимулов.

Борис Кагарлицкий в книге «Политология революции» описывает массовые выступления людей в Сиэтле в 1999 году против глобального корпоративного капитала – встречи участников ВТО, которая была сорвана протестующими. «Вместе с 60 тысячной демонстрацией рабочих участвовала молодёжь. Утром в день открытия встречи, отели, где разместились ее делегаты, были блокированы протестующими, а все центральные улицы заняты многотысячными толпами демонстрантов. Участники встречи так и не смогли собраться. Для разгона протестов были брошены отряды полиции, применявшие слезоточивый газ, использовавшие бронетранспортеры. Демонстрантов жестоко избивали, но на протяжении всего дня полиция не смогла восстановить контроль над центром города. «В Сиэтле организация блокад была децентрализованной, когда участники событий делились на самостоятельные группы, принимавшие решения на месте, – отмечает один из участников событий. – Эти группы посылали своих представителей в координационный совет, который принимал решения более общего характера. Одни занимались тактикой, другие – коммуникациями, общими силами вырабатывался базовый сценарий, каждая группа брала на себя определенную «зону ответственности», а «летучие отряды» появлялись всегда там, где нужна была помощь. Это выглядело хаотично, но было хорошо организовано и, главное, великолепно работало. У нас были тысячи обученных активистов на улицах, и каждый сам знал, что надо делать, они прекрасно ориентировались в ситуации и при необходимости сами меняли планы. С точки зрения полиции это была полная катастрофа. Полиция выглядела одновременно жестокой и беспомощной. Жители Сиэтла были возмущены…» Выступления протеста координировались через Интернет, а в Сиэтле немалую роль сыграло то, что одним из крупнейших работодателей в городе была корпорация «Microsoft» – символ «новой экономики». Полиция Сиэтла жаловалась, что протестующая молодежь превосходила ее по техническому оснащению, используя мобильную связь, портативные компьютеры с выходом в Интернет. Таким образом, движение объединило именно те массовые слои, которые либеральная политическая элита ранее механически записывала в свой актив, объявляя их «самыми лучшими и самыми умными». Именно это обстоятельство предопределило и неожиданную эффективность движения, и полную растерянность и деморализацию его противников на первом этапе борьбы. Неолиберальная элита, проявлявшая полное равнодушие к протестам шахтеров или металлургов, оказалась совсем не подготовленной к массовым выступлениям компьютерных специалистов, студентов привилегированных колледжей. Тем более шоком для элит оказалось то, что эти два потока слились в один: молодые представители «новой экономики» выступили единым строем с «традиционным» рабочим классом, осознав общность интересов – и те и другие протестовали против всевластия корпоративного капитала. Правящие круги еще не сталкивались с подобными горизонтально скоординированными выступлениями и не знали, как с ними бороться. Это движение, замечает Бернар Кассен, один из его идеологов, «представляет собой нечетко оформленную коалицию организаций, сетей, а порой просто Интернет сайтов, порой действующих локально, а порой глобально, зачастую без формальных структур, возникающих каждый раз заново для планирования конкретной акции». Создается ощущение, что движение внезапно кристаллизуется для решения той или иной задачи, привлекает к себе внимание, возникая как будто ниоткуда, а потом так же исчезает». По такому же принципу проходили выступления атиглобалистов в Генуе в 2001 году против саммита «большой восьмёрки».

То же самое может произойти и в России. Примером этому служит совсем недавнее апрельское нападение сотрудников милиции на неформалов. Милиция начала на них облавы лишь за их внешний вид, и за то, что они собираются большими группами. (Видимо в свободной демократической стране такого делать нельзя.) Но представители молодёжных субкультур не дали себя в обиду. Они давали достойный организованный отпор неправомерным действиям милиции. Молодые люди вмиг собирали на площади до 500 человек, используя Интернет и мобильные телефоны. Они по качеству организованных действий нисколько не уступали представителям правопорядка. Так же можно вспомнить поистине героические захваты «лимоновцами» части здания Минздрава и приемной администрации президента, вывешивание антипутинских лозунгов на здании гостиницы «Россия» и на колокольне Ивана Великого непосредственно в Кремле.

Из всего этого видно, что современная молодёжь является огромной силой, способной оказать решающее воздействие, без преувеличения, на ход развития массовых выступлений, а то и на ход развития страны. В силу своего передового характера, она в массовых выступлениях станет первой, кто примет на себя удар, и, соответственно, должна послужить примером для старших поколений, которые увидят, как бьётся молодёжь, вступятся за неё и будут её защищать. Так сформируется общее пространство солидарности для самых разных людей с самыми разными идеями, за которые они борются.

П. Сорокин считает, что революция начинается тогда, когда предельно ущемляются важнейшие инстинкты у большинства населения: пищевой, сексуальный, свободы, собственности, безопасности, а также авантюристический. Что касается последнего инстинкта, как бы он не казался недостаточным, для начала революции, тем не менее, в России уже есть такие люди, которые готовы поддержать массовые выступления, только из-за того, что у них ущемлён этот инстинкт. Это достаточно обеспеченная группа людей, которая не испытывает финансовых проблем в потреблении. И у этих людей также есть большое количество энергии, которую они не могут реализовать в условиях современной России. Богатые люди переживают свои незначительные проблемы (незначительные с точки зрения бедных) ни чуть не менее острее, чем бедные люди. И чтобы их решить они готовы приложить немало усилий и средств. Примером могут послужить люди, занимающиеся малой авиацией – сферой, которая только начинает в России захватывать всё больше и больше обеспеченных людей. Люди, которые начинают самостоятельно летать, никогда не оставят небо, оно затягивает со страшной силой. Но нынешнее законодательство существенно ограничивает развитие этой сферы, мешает людям заниматься их любимым делом. Среди начинающих авиаторов растёт недовольство. Будучи богатыми людьми, а они таковыми являются, если позволяют купить себе самолёт, ради любимого дела они будут финансировать любые акции, направленные на снятие этих запретов. Показательным является эпиграф, приведённый Михаилом Делягиным в книге «Революция в России…» к главе «Поколение адреналина» (так автор называет этих обеспеченных людей). Эпиграф гласит о том, что сорокалетний директор корпорации готов финансировать революцию из своих денег, потому что хочет смотреть телевизор и видеть в нём новости.

Также группой обеспеченных людей, а по российским меркам, богатых – являются бизнесмены. Бизнес – это одна из самых повседневно угнетаемых со стороны силового режима группа людей в стране. Бизнесмены очень часто страдают от разнообразных проверок, со стоны контролирующих органов. Бизнесмены находятся в тисках бюрократии, которая вымогает взятки, специально усложняет процесс получения множества различных справок и других бумажек. Но тут же бюрократы предлагают за определённую сумму денег упростить этот процесс. Бизнес страдает от налогового террора со стороны государства, который многократно усложняет процесс построения бизнеса начинающими предпринимателями. Представители правящей клики заявляют, что именно бизнес является опорой государства, но политика, проводимая ими, свидетельствует о противоположном. Например, лично я знаком со следующей ситуацией. Группа предпринимателей построила рыбоперерабатывающий завод на Сахалине, закупила оборудование, наладила законный вылов рыбы, её переработку и производство консервов. Организовала точку сбыта продукции по более дешёвым ценам, чем у других, так называемых, предпринимателей, которые занимаются спекуляцией рыбой. Сами они не производят в отличие от настоящих предпринимателей рыбную продукцию, а только её перепродают, то есть являются спекулянтами. И когда группа честных предпринимателей, производящих рыбную продукцию, обращается в банк, для того чтобы получить кредит на закупку нового оборудования, она получает отказ от руководства банка. Хотя кредит им, по всем правилам программы поддержки малого и среднего бизнеса, полагается. У них чистая деятельность, чистое налоговое прошлое и настоящее, они платёжеспособны. В банках им заявляют, что они с рыбниками не работают. А вот спекулянтам, которые завозят продукты, в том числе и рыбу, из Хабаровского края на остров, выдают кредиты, для того чтобы они в срок сумели перевезти товарную массу. Таких и более серьёзных примеров – огромное множество. Все они вызывают в среде бизнеса громадное недовольство, которое постепенно накапливается и в один момент может выплеснуться. Этот выплеск может произойти как раз тогда, когда будут проходить народные выступления, и выплеск послужит им хорошим катализатором. Выплеск может проявляться, как в финансировании бизнесом оппозиции, так и в непосредственном участии в акциях протеста. Но сам по себе бизнес единственной движущей силой революционных выступлений быть не может. Он ещё недостаточно развит и в его среде солидарность развивается с трудом, так как бизнес находится между собой в постоянной потенциальной и реальной конкуренции.

Рассмотрев возможные движущие силы возможной народной революции, можно сделать вывод, что центральная роль рабочего класса в революционном движении в современное время, занимает одно из главных мест, но не основное. Теперь рабочий класс будет являться участником широкой коалиции протестующих, которая будет основана на солидарности отстаивания разных интересов, но направленных против общего врага. Возможно, центральной идеей будет старая справедливость, которой уже на протяжении всей истории человечества не могут добиться, и которая будет основой для солидарности всех протестующих. В подтверждение этого, Б. Кагарлицкий пишет, что единство рабочих и представителей новых социальных движений (во время массовых протестов в Сиэтле в 1999 году) было зафиксировано знаменитым лозунгом «Teamstersandturtlestogetheratlast». Это можно перевести на русский язык, как «Водители грузовиков наконец-то объединились с защитниками черепах». Применительно к происходящему, пишет Борис Кагарлицкий, можно применить разработанное Антонио Грамши понятие «исторического блока». Такой исторический блок не сводим к интересам какого-то одного класса. Он выступает совместно против общего врага, но у каждого из участников, в основном, свои цели, но и, конечно же, общая основа – это справедливость.

Да и потом, сформировались уже такие социальные слои, которые размыты в трудовом плане. Сфера применение труда, его характер и содержание приобрело смешанные формы. Сегодня можно говорить о рабочем-колхознике, об интеллигенте-рабочем (примером этому служат научные сотрудники университета, подрабатывающие в своём же университете хозяйственными рабочими, или на другом объекте охранником) и так далее. Настолько правящий режим изменил представление о разделении труда. Связанно это с весьма широким диапазоном сложившихся способов выживания и приспособления к существующей ситуации.

Так почему же массовые протесты ещё не начались?

Объективные причины для коренного переустройства порядка, сложившегося в стране, есть. Потенциальные движущие силы для этого тоже имеются. Но, проанализировав состояние народных масс, с помощью ленинской методологии, вырисовалась ситуация прямо противоположная. Народные массы находятся в глубокой спячке, и очень слабо, еле заметно реагируют на действия силовой олигархии. Так чем же объясняется такое состояние людей?

Психология народа

На протяжении всей истории России, её народ находился в постоянном угнетении. Воинская повинность, отвратительное крепостничество, монархический произвол над народом. Всё это и многое другое наложило глубокий отпечаток на народное сознание, на людскую психологию. Сформировался забитый человек, который имел заниженную самооценку. Эти же качества во многом сохраняются и у сегодняшнего народа. Таким стал национальный менталитет, который уже сохраняется, так сказать, как бы, в генетической памяти народа и передаётся по наследству. Народ свергал угнетающий режим, а он появлялся снова и так всегда. Таким образом, народ утратил интерес к политике, к участию в общественной жизни страны. Сформировалась психология приспособленчества. Люди предпочитают не менять ситуацию, а прогнуться под неё. У населения рабское сознание. Кто-то из известных людей сказал, что нередко рабство уничижает человека до того, что он начинает любить свои оковы. Удивительно, народ всегда проклинает бояр, но при этом уповает на батюшку-царя. Но народ не учитывает тот факт, что сам царь является наиглавнейшим из бояр. И бояре являются, по сути, продолжением рук царя. Народ не видит связи между, например, неграмотной предательской политикой министерства Зурабова, которое народ ненавидит, и Путиным, который может снять и назначить министра. Такая особенность русского сознания во многом и подтверждает пассивность народа, который всё ещё надеется, что добрый царь всё исправит.

Самое страшное в таком положении, это то, что народ теряет чувство опасности, постоянно приспосабливаясь к ухудшающимся условиям. Это можно сравнить с феноменом варёной лягушки. Известно, что у лягушки внутренняя температура соответствует внешней. Если поместить животное в воду и нагревать достаточно медленно, то оно успевает выровнять внутреннюю и внешнюю температуры. И делать оно будет это до тех пор, пока не сварится. Но если лягушку поместить в воду с высокой температурой, то эта разность даст сигнал опасности, и она выпрыгнет из воды. Так же ситуация обстоит и с народом. Если бы народу, живущему в конце 1980 годов, обрисовали сегодняшнюю ситуацию и предложили бы в неё переместиться, то он бы решительно отказался. А постепенное ухудшение качества жизни вызывает привыкание, и народ теряет чувство опасности и меры.

Манипуляция сознанием

Разразившаяся в нынешней России смута во многом возможна благодаря внедрению нового способа господства – манипуляции сознанием. С помощью этого способа получается всё наоборот: не общественное мнение формирует правительственный курс, а правительство давит и формирует общественное мнение. Главный источник манипуляции – это СМИ. Тот, кто ими владеет, тот будет и владеть умами людей. Пришедший к власти Путин сразу и поступил в соответствии с этим, подчинив себе те телевизионные каналы, которые вещают на всю территорию страны. В обязательный пакет телеканалов входят каналы: Первый, Россия, Культура и НТВ. Все эти каналы принадлежат государству, последний – посредством государственной корпорации. При помощи них и формируется общественное мнение, естественно в ключе, нужном для правящей власти. Президент в подаче СМИ наделяется непогрешимостью, и если это долго повторять, то люди ему ещё дольше прощают его ошибки и промахи. Так было с Ельциным в начале его правления, так сейчас и с Путиным. И это при том, что он не решает насущных проблем страны, а говорит правильные речи, которые не подкреплены делом (достаточно почитать его послания федеральному собранию). Всё это напоминает один из принципов пропаганды Геббельса. Если говорить народу полную ложь, но говорить её ярко, убедительно и очень часто, то народ обязательно в неё поверит. Доходит до того, что если чего-то не было показано по телевизору, то значит, этого просто не могло произойти – так думают многие люди.

Высокие показатели доверия к президенту в значительной степени представляют собой «пропаганду путем социологии», заранее направленную на адаптацию общества к завышению численности участников выборов. Такая адаптация позволяет при низкой реальной явке избирателей провести «управляемые выборы» путем вброса бюллетеней за кандидата от «партии власти» для достижения «социологически спрогнозированного» уровня явки, не вызывая общественных подозрений и, соответственно, не создавая существенных рисков возникновения массовых протестов. Однако, хотя бы отчасти, эти опросы отражают и реальные настроения граждан, включая желание повлиять на развитие страны даже в заведомо неблагоприятных условиях, даже в условиях заведомых махинаций с подсчетом голосов.

Но от чего же возможна такая тотальная промывка мозгов? Её возможность обуславливается низкой образованностью людей. Человеком нельзя с таким успехом манипулировать, если он чётко осознаёт свои интересы, смотрит разумно на вещи. Так получается, что бедняки не осознают своих интересов? Нет, они их осознают, но вера в хорошего царя, их забитость, превалирование эмоциональной составляющей над разумной и низкий уровень образования делают людей пассивными. Человек, сходив в магазин, возмутился высокими ценами, посмотрел теленовости, где повально критикуют систему здравоохранения набирается отрицательных эмоций, в нём, в глубине просыпаются порывы ярости, направленные против всеобщего произвола, но всё это тут же гасится, когда он видит в следующем сюжете теленовостей, как президент с жёсткой критикой обрушивается на ошибки чиновников, говорит о том, что надо исправить ситуацию. Почему человек тут же забывает про произвол, видя президента? Потому что он осознаёт свои интересы, но у него на первом месте стоит эмоциональная составляющая над разумной, и усиленная рабским сознанием. И как раз, для таких людей после теленовостей показывают различные глупые развлекательные передачи, направленные на ещё большее отупление народа, в которых звёзды шоу бизнеса прыгают на шариках, поют, кривляются и он за этим обворожёно следит, уже забывая о том, что его жизнь становится хуже. А человек который всегда находится в здравом разуме, посмотрев убедительную речь президента, не впадает от этого в умиление им, ему не достаточно этой речи, так как он всегда видит, что несмотря на слова президента, цены растут, ситуация не улучшается.

Потому совсем немалая часть нынешнего населения придерживается нынешнего руководства из-за того, что здравое политическое разумение сменилось слепой верой в хорошую власть. Я спрашивал у одной женщины пенсионного возраста, почему она голосовала за партию «Единая Россия»? Она мне ответила, что только потому, что её рекомендовал президент. На это я её спросил: «А если бы президент посоветовал голосовать за КПРФ?» Она сказала, что тогда бы проголосовала за КПРФ, несмотря на то, что к коммунистам она относится неоднозначно. Я спросил эту пожилую женщину: «А почему ей так важно мнение президента Путина?». Она ответила, что он ей нравится, так как он работает, борется с нерадивыми чиновниками и при Путине её сыну стали регулярно без задержек платить зарплату, и ей стали повышать пенсию. Из этого видно, что люди настолько забиты, что они рады тому, что пенсии и зарплаты стали регулярно выплачивать. В их сознании нет того понимания, что регулярная выплата зарплат – это само собой разумеющееся. Кроме этого зарплаты должны повышать. И повышать не так как это делает российское правительство – на величину инфляции, а повышать с опережением инфляции. Реальное повышение зарплаты – это когда рост зарплаты превышает инфляцию, а когда зарплата повышается на величину инфляции – это не реальное повышение, а, как выражается правительство, индексирование зарплаты. Многие люди довольны и этим. Они настолько забиты, что их устраивает эта пресловутая «стабильность», идеей которой уже промыто немалое количество умов. Стабильность для людей видится в отсутствии изменений в худшую сторону.

Также при помощи СМИ уже относительно обеспеченным людям, которые не испытывают проблем в питании и одежде, насаждается новый образ жизни. Он заключается в том, что человек должен быть свободным, а свобода выражается в уровне его потребления. Этих людей призывают жить по принципу сам за себя, ориентироваться только на свои проблемы и на их разрешение. Эти людям предлагают с экранов телевизоров и многочисленных иных источниках рекламы, потреблять и потреблять. Это слишком сильно затягивает людей, они отвлекаются от реальных проблем, копят деньги, берут кредиты на второй холодильник, который, по сути, им не нужен, и так обстоит с остальными вещами. Люди погрязают в потреблении, и отсюда вытекает проблема громадного разрушения солидарности. Теперь каждый человек сам за себя.

Руководящая сила

Хоть рабочий класс является и передовой частью общества, ему всё равно необходима направляющая его руководящая сила. Этой силой является партия, которая вооружена революционной и другой теорией и помогает её усвоить рабочим. Она проводит с ним идейную работу. Так же и с остальным обществом. Ему необходимо разъяснять особенности и задачи текущего момента. Для этого тоже нужна реальная сила, которая будет этим заниматься. По логике вещей, это должна быть партия, традиционно считающаяся социально-ориентированной. Такая партия на политическом спектре России есть – это КПРФ. Но эта партия находится в кризисе, как и всё левое движение. Кроме этой партии, в стране есть ещё левые силы, по крайней мере, так себя позиционирующие, но они не проводят с народом никакой сколько-нибудь значащей работы.

Нужно разобраться, в чём суть кризиса главной партии, которая радеет за народ, что следует из её риторики. По этому поводу Борис Кагарлицкий пишет, что на протяжении 1990-х и первой половины 2000-х годов КПРФ неуклонно теряла влияние, утрачивая членскую базу, избирателей, депутатов. Комическое сочетание коммунизма и антикоммунизма, «державности» и ритуального повторения революционных лозунгов, оппозиционности и лакейского оппортунизма закономерно вело к упадку даже эту мощную организацию, пользовавшуюся впечатляющими ресурсами и снисходительным покровительством власти. «Патриотизм» официальной оппозиции оборачивался ее отказом от принципиальной борьбы с властью, не говоря уже о социально-политической системе. Правящие круги прекрасно знали цену оппозиционности официальных «коммунистов». Ритуально повторяя в программных документах слова о государственной собственности, деятели КПРФ старательно избегали любого радикализма в практической политике (если, конечно, не принимать за политику уличный «народный референдум» 2005 года – сбор подписей граждан под петицией к власти с просьбой отменить саму себя, а заодно и существующую систему). В те самые дни, когда деятели КПРФ призывали людей ставить подписи под бланками «народного референдума», журнал «Эксперт» поощрительно сообщал, что лидеры партии становятся либеральными «и даже в какой-то мере буржуазными». Понятно, что при таких обстоятельствах рост недовольства неолиберальной политикой среди населения России никоим образом не мог способствовать укреплению влияния партии. Как раз наоборот. По мере того, как число людей, недовольных либеральным курсом, множилось, влияние КПРФ падало. Если в середине 1990-х годов партия получала 35–40% голосов, то в начале 2000 годов – уже 15–18%. После того, когда Ельцина на посту президента сменил Путин, кризис старой оппозиции стал очевиден. Разговоры о великой России ничуть не мешали власти проводить либеральную реформу образования или принимать антирабочий Трудовой Кодекс. Как заметил известный политолог Борис Славин, «с приходом Путина Зюганов оказался ненужным: кто скажет, что Путин не болеет за державу?».

Созданная администрацией президента новая партия власти – «Единая Россия» оказалась гораздо удачнее своих прототипов 1990-х годов именно потому, что сумела вполне в духе дореволюционной царской бюрократии соединить авторитаризм и показной патриотизм с политикой, направленной на укрепление капиталистических отношений.

КПРФ свою социальную миссию и идеологическое содержание давно потеряла, превратившись в бессмысленный механизм, работающий по инерции. А то и еще хуже: она стала выполнять заказ буржуазного общества, против которого она должна бороться. Несмотря на заверения лидера партии Г. Зюганова, что он выведет на улицы людей в случае чего, он тесно сотрудничает с правящим режимом. Зюгановская КПРФ, которая представляет себя как оппозицию, была готова бороться против власти лишь в той форме, какую разрешала сама власть, и лишь по тем вопросам, которые сама власть ей поручала. Да и тем более, тезис, рассмотрению которого посвящена моя курсовая работа, произносил и сам Г. Зюганов.

Однако, проблема состоит не в постепенном отмирании КПРФ, оставшейся обществу в наследство от ушедшей эпохи, связь с которой сама партия утратила. Упадок зюгановской партии на протяжении длительного времени не компенсировался возникновением сколько-нибудь значимой новой оппозиции на левом фланге. А все те силы оппозиционные, которые существуют в стране, постоянно находятся между собой в конкуренции. Без объединения и пересмотра действий всех оппозиционных сил, хотя бы одних левых, народ будет продолжать оставаться без руководящей силы, которая бы разъясняла ему текущую ситуацию и поднимала его на конкретные действия.

В итоге

Таким образом, все выше разобранные факторы приводят к тому, что люди становятся забитыми, апатичными, и с подконтрольным сознанием. Как пишут С. Барзилов и А. Чернышов в книге «Безумство власти», «произошло появление случайного человека. Случайного в профессии, поскольку ее легко можно утратить; в учреждении, которое может быть закрыто; в своей социальной группе из-за возможной безработицы. Массово случайными стали браки, знакомства, привязанности и антипатии. Человек стал случайным, не имея глубокой привязанности ни к семье, ни к государству, ни к обществу. Случайный человек тот, содержанием адаптации и социализации которого становится приспособление и выживание. Случайный человек – не образ, не субъект определенного действия и не носитель определенной функции, а социологическая квалификация определенного уровня и организации жизни. Это своего рода социальный стандарт, величина измерения социальных настроений и ориентации в обществе с позиций власти и применительно к отдельной социальной единице. Тип случайного человека – это наименьшая фигура в социальном и идеологическом манипулировании обществом со стороны господствующего политического режима.

Это психологическое состояние, переживаемое в современных условиях многими, дорога в сторону слепой и благоговейной покорности власти, и в направлении неспонтанного бунтарства, и к рафинированному, циничному конформизму. Человек случайный глубок и последователен в своих комплексах. Он способен и на самопожертвование, и на убийство. Вседозволенность и непредсказуемость – его стихия. Подвиг, если это еще применимо для нас, может быть сделан спонтанно, между делом. Великое может твориться случайно, мерзкое – обосновываться концептуально, высокими соображениями, законами нравственной логики и диалектики. Русский характер, возможно, связан с тем крайним случаем, о котором писал американский философ Э. Хоффер: «Люди, кусающие руку, которая их кормит, лижут сапоги, которые их бьют»».

Революционное народное движение, даже мелкие подвижки, до сих пор не начались из-за распространения человека случайного и постепенного его утверждения, который стал таким в силу влияющих на него факторов, рассмотренных в этой главе.

Революция, по крайней мере, бунт – возможен

Не вызывает сомнений, что правящая страной федеральная бюрократия не способна на какие-либо компетентные действия в случае проведения масштабных реформ, затрагивающих немалую часть населения, особенно неимущую. Подтверждением этому служит нашумевшая монетизация льгот. Тогда на улицы вышли, в общей сложности, с января по июнь 2005 года почти 2,5 миллиона человек. Большинство митингов были несанкционированными. В них участвовали кроме пенсионеров и те категории граждан, которых реформа не коснулась. Люди перекрывали дороги, устраивали митинги там, где они хотели, на Сахалине, в городе Холмске более 200 пенсионеров ворвались и захватили здание администрации. Волна протестов не стихала. Милиции было запрещено вмешиваться в акции протеста, кроме тех случаев, когда они могли перейти в беспорядки. В это время группа депутатов из партии «Родина» во главе с её лидером Д. Рогозиным устроила голодовку в стенах Государственной Думы. Народу очень понравился этот шаг депутатов. И представители правящей бюрократии, пишет М. Делягин, звонили Рогозину с требование того, чтобы он не выводил народ на улицы. Настолько власть была обеспокоена накаляющейся ситуацией. Остановить массовые протесты стало возможным только благодаря огромным суммам денег, спешно и беспорядочно выброшенным населению.

Эта ситуация, вполне могла перейти в иные формы борьбы – массовые беспорядки, выражающиеся в повальных штурмах администраций городов, перекрытий дорог и т.п. Тогда бы против этого были применены силы милиции. Но это бы ещё больше обострило ситуацию, которая могла бы перерасти в бойни между милицией и народом. После того, как были бы первые арестованные пенсионеры, их дети бы пошли их вызволять. Начались бы митинги и у зданий милиций, которая бы милиция спешно начала разгонять, что переросло бы в ещё большие столкновения. В городах, охваченных беспорядками, начались бы волнения на других почвах. Власть стала бы вводить внутренние войска, что ещё усилило бы восстания. Воспользоваться ситуацией могли бы различные силы в своих интересах. Вдруг бы у коммунистов проснулась совесть, и они бы вспомнили, что они коммунисты и стали бы выводить больше народу на улицы, организовывать его, привлекая для этой работы молодых людей из союза коммунистической молодёжи. В регионах бы протестующие люди перекрыли бы Транссиб, что прервало бы грузооборот. При такой ситуации нарушаются хозяйственные связи страны. Регионы, оставшиеся без поставок необходимых вещей прибегают к помощи иностранных государств, в частности Китая. Так может и создаться угроза сохранению единства страны. В Москве собирается самая большая в стране манифестация, значительно превосходящая силы карательных отрядов власти. Из толпы раздаются призывы идти на Кремль. И так далее.

Где гарантии того, что некомпетентная федеральная бюрократия не проведёт ещё какой-нибудь реформы, подобной монетизации льгот? Такое вполне возможно. Ситуация ещё может быть к тому же усугублена какой-либо возможной техногенной катастрофой. Например, подобной той, что произошла летом 2005 года в Москве, когда она осталась без электроэнергии. И опять на улицы будут выходить люди. И в случае начала массовых протестов, их успешное перерастание в народный бунт и возможную революцию, будет зависеть от фактора случайности. Этот фактор я ввожу по аналогии со случайным человеком, описанным С. Барзиловым и А. Чернышовым. Всё, что происходит случайно, оно не подготовлено. Всё, что случайно – оно стихийно. Всё, что случайно – оно внезапно и неожиданно. Стихийное развитие протестной деятельности вводит в замешательство власть. Внезапное развитие стихийных народных выступлений даёт протестующим шанс на опережений действий власти. Власть отреагирует не сразу, данных о массовых протестах будет не много, и все они не будут отражать точных характеристик разворачивающейся ситуации. Из-за этого первые действия власти будут неадекватны обстановке. Всё, что стихийно – оно нарастающее. Случайная стихийно разворачивающаяся протестная ситуация, будет иметь высокие тенденции к нарастанию общественных выступлений. К изначальным протестующим будут стихийно добавляться всё новые и новые люди, случайно оказавшиеся рядом. Таким образом соберётся огромная масса людей, среди которой будет стихийно распространяться недовольство действиями милиции, которая будет укрощать протестующих. Масса постепенно станет толпой. Описание толпы приведено в книге А. Андреева «политическая психология». Это описание принадлежит Г. Лебону. «Важнейшая особенность этого объединения состоит в том, что оно создает совершенно особое коллективное психологическое состояние. Люди, присоединяющиеся к толпе, приобретают абсолютно новые психологические свойства, не присущие им в качестве индивидов. Сознательная личность исчезает, а «чувства и идеи всех отдельных единиц, образующих целое, именуемое толпой, принимают одно и то же направление». В результате формируется как бы коллективная душа толпы, которая начинает действовать как самостоятельное существо. Душа толпы имеет, правда, временный характер, но очень определенные психологические черты. Речь идет о так называемом феномене регрессии, в соответствии с которым сознание каждого человека в толпе значительно ослабляется. Разум у человека отступает перед эмоциями, инстинктами, спонтанными волевыми побуждениями, вызываемыми нередко совершенно случайными впечатлениями. В число специфичных свойств толпы входят импульсивность, раздражительность неспособность обдумывать, непосредственный характер реакций, отсутствие критики, преувеличенную чувствительность, непостоянство мнений легковерие, внушаемость, нетерпимость и пр. Настроения толпы легко приобретают самые крайние формы: высказанное подозрение тотчас превращается в неоспоримую очевидность, чувство неодобрения – в жгучую ненависть и т.д. Вместе с тем толпа не чужда и некоторым идеям. Однако они всегда носят чувственно-образный характер. Никакие сколько-нибудь отвлеченные представления толпа не воспринимает, хотя бы даже в ее составе было немало индивидов, по отдельности вполне способных к абстрактному мышлению. Кроме того, идеи толпы всегда очень просты. Они должны быть понятны самым непросвещенным и не склонным к рассуждениям людям. Поэтому содержание всех политических теорий, как только они проникают в массы, становится до неузнаваемости примитивным. Но чем проще политические идеи, тем сильнее они действуют на массы. Каков же механизм формирования коллективных чувств и представлений, составляющих душу толпы? Лебон называет несколько взаимосвязанных факторов, в частности воздействие на сознание бессознательных импульсов и инстинктов, эмоциональное взаимозаражение (своего рода коллективный гипноз), ослабление чувства личной ответственности и самоконтроля, помноженное на ощущение непреодолимой силы толпы, и т.п. Наряду с этим огромное значение имеет то, что толпа всегда выделяет из своей среды индивидов, способность гипнотически влиять на ее настроения и поступки (вожаки толпы). Именно они вносят в толпу различные воодушевляющие и сплачивающие ее идеи. И именно на них фокусируются все надежды и стремления массы. Поэтому одно слово вожака способно привести многотысячную толпу в действие и придать этому действию определенное направление. Воодушевляемая коллективными переживаниями, создающими мощный эффект психологического резонанса, толпа одинаково способна и на величайшие преступления (например, на поголовную резню «врагов»), и на доходящий до самопожертвования героизм. Однако, когда она рассыпается, перед нами оказываются совершенно обычные, ничем не примечательные люди. Так громогласные трибуны и кровожадные палачи, входившие в грозный Конвент, при Наполеоне вдруг превратились во вполне ординарных чиновников и юристов. При этом уже в первых исследованиях по «психологии толп» подчеркивалось, что толпой в психологическом смысле этого слова может стать любое собрание любых индивидов, независимо от их социального положения, воспитания, нравственных качеств, ума и образования. Толпа академиков так же возможна, как и толпа городской черни, и обе они подчиняются общему закону духовного единства толпы. Кстати говоря, в качестве одной из форм организованной толпы в этих исследованиях рассматривалось собрание депутатов в парламенте. Однако, быть может, самая важная из высказанных в ходе разработки «психологии толп» идея сводилась к тому, что законы толпы действуют не только в одном месте, но и на расстоянии, соединяя физически разделенных людей». Таким образом, случайность развития революционного процесса может иметь свои положительные стороны. Но случайность имеет один минус, который и заключается в случайности. Всё, что случайно – оно внезапно, а всё, что внезапно – оно не организованно. У такого бунта не будет чётко продуманного плана, и люди, участвующие в нём, не будут знать, что нужно конкретно и когда делать. Но ведь эти люди будут случайными. Им и не нужно плана действий, так как если они начнут задумываться, то они будут терять время, сомневаться в своих действиях, а значит, будут обречены на поражение. Это случайный бунт, который будет делаться без организации, так как его главной силой будут случайные люди. А случайный человек способен и на самопожертвование, и на убийство. Вседозволенность и непредсказуемость – его стихия. Подвиг, если это еще применимо для сегодняшнего времени, может быть сделан спонтанно, между делом. Великое может твориться случайно, мерзкое – обосновываться концептуально, высокими соображениями, законами нравственной логики и диалектики.

Противоположны восстаниям, основанным на факторе случайности, являются чётко спланированные, организованные массовые акции протеста. Но в нынешнее время, организованность должна исходить не от одной руководящей силы. Успех современных организованных народных выступлений будет зависеть от их организации, основанной на сетевом принципе. В данной работе уже был приведён пример такой борьбы, произошедшей в Сиэтле в 1999 году. Суть этого принципа заключается в том, что вся масса бунтующих людей приблизительно одинакова по своему уровню образования. Все люди, участвующие в акции протеста, чётко знают, что им нужно делать. Они не ждут команды от руководящей силы, они действуют сами, потому что они чётко осознают свои интересы, они знают, за что они борются. Безусловно, координирующая сила существует, но в момент самого выступления, исход бунта не может зависеть только от неё, он зависит от каждого выступающего. И эта координирующая группа состоит из точно таких же людей, которые ничуть не превосходят бунтовщиков в образовательном плане или в плане технического оснащения. Такой бунт сложно подавить. Даже если разгромить штаб протестующих, это не повлияет на ход борьбы, так как все знают что нужно делать. Протестующие люди делятся на локальные группы, действуя самостоятельно, принимая решения на месте. Если одна из таких групп будет захвачена и разбита, то остальные будут продолжать действовать. Все эти люди обладают техническими средствами связи, ничуть не уступающими, а то и превосходящими аналогичное оборудование карательных отрядов власти.

В связи с этим, огромное влияние в потенциальном народном выступлении приобретает молодёжь, которая станет одной из главных движущих сил возможной революции, так как использование компьютеров и прочей аппаратуры, помогающей организовать протесты по сетевому принципу, – является в современных условиях, прерогативой молодёжи.

По форме, возможный бунт, с которого будет начинаться революция в России, мне представляется, будет напоминать массовые выступления молодёжи во французских городах осенью 2005 года. Эти выступления описывает Борис Кагарлицкий. «В октябре 2005 года дети мигрантов вышли на улицы Парижа и других французских городов. Ситуация вышла из-под контроля. Францию сотрясли погромы и поджоги. В России эти события вызвали волну откровенно расистских комментариев прессы. Либеральные журналисты и интеллектуалы с важным видом рассуждали об «исламском факторе» и «этнических конфликтах», объясняя, что события вызваны засильем во французских городах мусульман, которые хотят получать социальные пособия, но не хотят принимать западный образ жизни. Однако серьезная пресса признавала, что бунты являются социальными, а не религиозными. Влиятельное агентство КВС в своем комментарии признавало, что «не религия становится основополагающим фактором для беспорядков. Ведь только 15% мусульман Франции посещает мечети. На самом деле, по меньшей мере, треть юных погромщиков были вообще не арабы, а черные африканцы, нередко христиане. Но и арабская молодежь, живущая в бедных пригородах, никакого другого языка, кроме французского, не понимала, а об исламе не имела ни малейшего представления. Среди пострадавших от поджогов зданий были не только школы и церкви, но и мечети. Состав бунтовщиков отражал смешанный этнический состав парижских окраин. Примерно 60% имеют арабское или африканское происхождение, примерно 30% – черные. Газета «Independence» совершенно справедливо констатировала, что главная причина происходящего не в культурных и религиозных проблемах, а в «бедности и отчуждении». Никто не хочет замечать, что мигранты давно ассимилировались, стали органической частью европейского общества и совершенно оторвались от своих культурных и религиозных корней, но не получили и не могут получить подлинного равноправия – потому и бунтуют! Драки с полицией и поджог машин были единственным способом, с помощью которого обездоленные могли привлечь к себе внимание прессы и «общества». Приходится в очередной раз констатировать, что насилие – это пиар бедных».

Так что массовые выступления в России возможны. Даже если власть не будет проводить никаких реформ, подобных монетизации льгот, и не будет развивать государство, а просто будет хвалиться стабильностью, поводы для народных протестов появятся. Сейчас во многих районах мира назревает продовольственный кризис. Благодаря власти, проводящей «грамотную», «добротную», «стратегическую в перспективе», «крепкую хозяйственную» политику, Россия имеет только 30% продовольствия, изготовленного посредством российского сельского хозяйства. Остальное продовольствие является импортом, и при этом немалая часть полей страны заросла травой. Россия не имеет продовольственной безопасности и в случае распространения мирового продовольственного кризиса, ситуация коснётся и её. Первые её симптомы уже видны: с каждым месяцем повышаются цены на зерновые изделия. В Египте и в ряде других африканских стран уже начались «голодные бунты». В случае неурожаев в Европе, будут сокращены поставки продовольствия в Россию, и в короткие сроки власть не сумеет обеспечить снабжение населения продовольствием. И в России тоже смогут начаться массовые выступления на этой почве. В Петропавловске-Камчатском, в начале этого года, уже пытались вводить талонную систему на покупку хлеба. При этом, если правящая клика вздумает вступить в ВТО, российское сельское хозяйство ждёт сомнительное будущее, что многократно усиливает возможность развития народных выступлений на почве нехватки продовольствия.

Так исчерпан ли лимит…?

То, что массовый народный бунт возможен, глубоких сомнений не вызывает. Но вот перерастёт ли этот бунт в революцию? Об этом говорить тяжело. В таком случае необходимо вводить и учитывать массу различных факторов. Это уже прогноз, а как я уже упомянул во введении работы, чтобы прогнозировать в России, необходимо обладать богатой фантазией. Это обусловлено российской спецификой, которая заключается в непредсказуемости.

Если народный бунт и перерастёт в революцию, то скорее она будет по форме обычной политической революцией, которая приведёт к смене правящей бюрократии, а не к коренной смене социально-экономического и политического курса страны. То есть по факту, её можно будет оценить, как форму экономической борьбы народа, в результате которой сменившаяся власть удовлетворит требования людей. И произойдёт смена власти лишь по форме, а не по сути. Может быть, из уже правящей клики руководящий пост займёт другой человек, который победит в междоусобных раздорах правящей верхушки. Либо власть и вовсе не сменится, а попытается успокоить народ честными заверениями и по остановке бунтов, удовлетворит его требования. Сценарии подобные таким, представляются более вероятными, чем те сценарии, в соответствии с которыми может произойти полноценная революция, которая приведёт к коренному переустройству страны и её курса. Ход развития в соответствии с таким сценарием может развиваться, если народные выступления, бунты приобретут массовый и жесткий характер. Многократно усилит успех то, если во власти начнутся раздоры. Как уже было описано состояние «верхов» в этой работе, в соответствии с ленинской методологией, состояние правящей клики далеко не однородно, ей порою бывает сложно достичь консенсуса между собой. И те группы клики, которые находятся в менее влиятельном положении, могут воспользоваться ситуацией и в момент массовых выступлений, попытаться сконцентрировать власть в своих руках, что приведёт к борьбе внутри её рядов. Этот фактор будет способствовать развитию народной революции. Но даже если народ будет контролировать улицы, для дальнейшего этапа необходимо непосредственно брать власть. Необходимо будет сформировать народное правительство. Но в отсутствии передовых руководящих революционным движением сил, это не представляется возможным.

Таким образом, мало вероятно, что в современных условиях может произойти полноценная революция, в результате которой будут переустроены основы страны и политического курса. Большую вероятность истинности этого тезиса подтверждают уже выявленные факторы. А это неготовность самого народа к массовым выступлениям. Народ находится в политической спячке, по причине своей забитости, и только крайняя нужда может его разбудить. Это отсутствие руководящей силы, которая проводила бы уже с широкими социальными слоями идейную и подготовительную организационную работу, планировала бы стратегию и тактику действий в условиях кризиса. Это постепенное снижение уровня образования населения и манипуляция общественным сознанием. И это пока ещё наличие у правящей бюрократии способности, заключающейся в достижении консенсуса внутри себя.

Но политическую революцию, являющуюся, по своей сути, экономической борьбой народа за более высокий уровень жизни, которая разовьётся с народного бунта, исключать нельзя. И возможное предстоящее восстание будет уже не делом одного индустриального пролетариата. Скорее это будет бунт улицы. На этой улице окажется и так называемый «средний класс», которому либеральные идеологи наговорили столько незаслуженных комплиментов, и который отнюдь не является основой стабильности. В условиях системного кризиса он сам превратится в бунтующую массу, а его обманутые надежды станут эмоциональной основой радикального протеста, так как ему уже к тому времени надоест постоянно жить в кредит. Реальные перспективы революции в XXI веке связаны не с миссией какой-то одной социальной группы, а со способностью многообразных общественных сил объединиться на общей антисистемной платформе. И энергия этих сил будет направлена против общего врага. Благо, в России коллективизм ещё берёт верх над индивидуализмом, так как в суровых условиях России без взаимопомощи не выживешь. Россиянин всегда тянется к справедливости, и эта тяга уже скоро, а может быть позже перейдёт из мысли в конкретные действия, по достижению этой справедливости.

Политики, которые делали заявления о том, что Россия исчерпала лимит на революции, имели в виду, прежде всего, массовые народные выступления, направленные против политики действующей власти. Эти заявления они делали, либо из-за отсутствия дальновидности, либо для того, чтобы вбить в сознание людей то, что революция невозможна и, вы, мол, даже и не думайте подниматься на восстания. Либо политики, таким образом, успокаивали и себя в том числе. Но что такое лимит? Это ограничение, искусственно введённое, то есть кем-то. Разве может правящая клика ввести этот лимит? Если она так считает, то глубоко ошибается. Лимит, значит, на народную кровушку не исчерпан, которую правящая бюрократия постоянно высасывает, а на революции – исчерпан. Это заблуждение. Хотя данная власть может установить нулевой лимит на народные революции, хотя бы на период своего правления, если произведёт коренную смену курса развития страны, если начнёт проводить социально-ориентированную народную политику. Но пока этого не происходит.

Да и с уверенностью прорицателя утверждать, что Россия исчерпала лимит на революции, не стоит потому, что прогнозирование по отношению к России работает не удовлетворительно. В середине, да и в конце 80-х годов 20 века никто не мог помыслить, что такого великого гиганта-государства СССР через несколько лет не будет существовать вовсе.

Весной 2007 года я был на «Марше несогласных», проходившем в Москве на Пушкинской площади. Несмотря на сомнительность и неоднозначность данного мероприятия, на нём было большое количество людей, которые не имеют никакого отношения к организаторам этого мероприятия. Многие люди, которые были на нём, пришли туда, прочитав в листовках, которые были распространены по Москве, о том, что будет проходить митинг, посвящённый протесту против действий руководства страны. На этом митинге были представители всех возрастных категорий. Там собрались сознательные граждане, которые пришли выразить свой протест, против проводимой политики. Молодёжь и люди среднего возраста требовали проведения честных выборов, без подтасовки голосов, незыблемости человеческих прав в России. Пенсионеры пришли сказать, что они хотят жить получше, хотя бы в старости; что они всю жизнь отдали этой стране, вкалывая на неё, и не получили ничего взамен, кроме нищей старости. В глазах этих людей я видел и разочарованность, и усталость, и надежду, и готовность к решительным действиям. Всех этих людей связывала солидарность, которая многократно усилилась, когда карательные органы власти, стали разгонять митинг, избивая и молодых и стариков. Благодаря солидарности и готовности к решительным действиям, вызванными не от хорошей жизни, митингующие люди смогли пройти заявленный маршрут, несмотря на избиения их со стороны милиции и ОМОНа, доказав власти, что они готовы к серьёзным мерам. Надеюсь, что это только начало. И народ начнёт просыпаться и действовать, отвечать на каждые антисоциальные действия правящего режима.

Если власть считает «Марши несогласных» одной большой провокацией (я не берусь ни защищать, ни разоблачать природу происхождения данных мероприятий), то тогда спрашивается: зачем она на них отвечает? Ведь на провокации отвечают только недальновидные люди, ведь провокация она специально направлена на провоцирование кого-либо. А отвечает на них она потому, что дело здесь заключается не в не дальновидности, а в боязни собственного народа. Выставлять против тысячи протестующих людей, которые, по мнению власти, являются провокаторами, восьмитысячные карательные отряды – это неоправданно высокие затраты. Провокаторы – они того не стоят. Значит, власть воспринимает их, как реальную угрозу своему существованию, угрозу со стороны своего народа. Если власть боится народа, то, значит, она осознаёт, что её действия носят, мягко сказать, не совсем правильный характер. Да и если бы положение людей было благополучным, если бы власть проводила социально-ориентированную политику, то попросту не произошло бы таких мероприятий, типа «Марша несогласных».

Так что утверждать, что Россия исчерпала лимит на революции, в условиях нынешнего неизменного курса «стабильности» – не допустимо. То положение страны, которое описано в главе «ситуация в России» данной работы, её бедного населения и катастрофического состояния многих других её сфер, жёстко предопределяет смену этого курса, либо путём эволюции, при условии, что руководство страны опомнится и образумится, либо, рано или чуть поздней, при помощи народной революции.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий