Конституционное право- ведущая отрасль Российского права

Министерство высшего образования российской федерации Самарская государственная экономическая академия Кафедра теории и истории государства и права

Министерство высшего образования российской федерации

Самарская государственная экономическая академия

Кафедра теории и истории государства и права

КУРСОВАЯ РАБОТА

На тему: «Конституционное право- ведущая отрасль российского права».

Выполнила: Белоконева И.С.

студентка II курса

группы ПОХД-1

Института права

Проверила: Суркова О.Г.

Самара-2003 Содержание:

Введение. 3

1.1.Понятие и предмет Конституционного права Российской. 5

1.2. Система конституционного права России. 16

1.3. Роль конституционного права в демократических преобразованиях в России. 22

2. Нормы конституционного права. 30

2.1. . Конституционно-правовые отношения, их субъекты и объекты. 30

2.2. Конституционно-правовые нормы и институты, их виды и особенности. 38

2.3. Санкции как форма выражения конституционно-правовой ответственности. 45

3.Источники конституционного права. 64

3.1.Обзор основных источников конституционного права. 64

3.2. Конституция Российской Федерации - основный источник конституционного права. 67

3.3. Федеральные конституционный законы как источник конституционного права. 69

3.4. Федеральный договор как источник конституционного права. 71

3.5. Договоры о разграничении или взаимном делегировании предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов как источники конституционного права. 72

3.6. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации как источники конституционного права. 75

Заключение. 76

Список используемой литературы: 77

Введение.

За последнее десятилетие Россия прошла большой и сложный путь развития к демократической общественно-политической системе. В стране формируются гражданское общество, основанное на свободе народа, и новое государство, признающее приоритет прав человека. Едва ли не самым динамичным в этих процессах является развитие конституционного права как важного условия для проведения глубоких реформ в экономике и политической системе и в то же время одной из гарантий против возврата страны к прошлому.

Современное конституционное право- это отрасль права, которая закрепляет основные принципы демократии и организации власти. Именно это порождает острую борьбу различных политических сил вокруг Конституции, законов, судебных решений и других правовых актов, составляющих источники конституционного права.

Конституционное право - это совокупность правовых норм, охраняющих основные права и свободы человека и учреждающих в этих целях определенную систему государственной власти.
Один из важнейших постулатов современной цивилизации гласит: государство существует для человека, чтобы охранять его свободу и содействовать благополучию. Но как обеспечить баланс свободы и власти? Ведь если свобода оказывается вне прочной государственности, она легко может выродиться в анархию и вседозволенность, а если государственность строится на отказе от свободы, человек попадает в оковы тоталитарного гнета. Нахождение баланса власти и свободы составляет главнейший и деликатнейший смысл конституционного права.
Но поскольку эта отрасль права регулирует столь важную и сложную сферу общественной жизни, она неизбежно приобретает ведущий характер в системе права. Собственно, с конституционного права начинается формирование всей системы национального права, всех отраслей, и в этом его системообразующая роль. Ни одна отрасль национального права той или иной страны не может развиваться, если она не находит опоры в конституционных принципах или нормах конституционного законодательства, а тем более противоречит им.
Конституционное право - юридическая основа демократии, ее закрепление и мера. Демократия - широкое понятие, включающее экономический, социальный и политический аспекты. Конституционное право призвано закреплять основы народовластия во всех этих аспектах, поскольку современная демократия это не стихийное, а упорядоченное состояние общества, полноправие, основанное на добровольном согласии людей на определенное ограничение своей свободы во имя ее сохранения.
1. Конституционное право России как отрасль российского права.

1.1.Понятие и предмет Конституционного права Российской Федерации, и её место в системе российского права.

Из общей теории права известно, что единая система права в любой стране объединяет различные отрасли права. Среди основных и профилирующих отраслей системы права (наряду с уголовным, граж­данским и др.) особое место занимает конституционное (государс­твенное) право.

Для того чтобы выяснить понятие, предмет, метод, место конституционного права в системе российского права, необходимо, как и при исследовании любого общественного явления, выявить сущность, специфику, соотношение названий рассматриваемой отрасли права Российской Федерации.

Дискуссия о конституционном или государственном праве восхо­дит к началу 18 века. Это - спор между защитниками государственно­го права как выражения неограниченной, преимущественно монархи­ческой власти государства, с одной стороны, и сторонниками консти­туционного права как демократического ограничения государственно­го произвола с помощью конституции - с другой.

Государственное или конституционное право - этот вопрос был объектом научного спора в досоветской государственно-правовой литературе[1] , являлся дискуссионным в советском государствоведе­нии. В 60-х годах нынешнего столетия в СССР возобновилась дискус­сия о предмете государственного (конституционного) права. Авторы данных основных концепций - В.Коток и А.Лепешкин - отстаивали противоположные подходы к определению предмета этой отрасли права и науки. В.Ф.Коток защищал позицию широкого понимания государствен­ного права, отождествляя государственно-правовое регулирование с конституционным регулированием. Эта точка зрения была уязвимой в том отношении, что предмет государственного (конституционного) пра­ва не является узко-юридическим. А.И.Лепешкин включал в предмет государственного права те отношения, которые связаны с осуществле­нием государственной власти, то есть конституционное регулирование, по его мнению, включает нормы права, политики[2] . В дальнейшем, выяснению специфики предмета регулирования государственного (конституционного) права как особой отрасли права было посвящено множество исследований, где высказывались различные взгляды. В те­чение 60-х,70-х годов эти различия в основном приняли форму поле­мики сторонников "конституционного" и "государственного" права. Причем в каждом из этих направлений не было единства не только по вопросу о предмете данной отрасли права, но и о её названии. Некоторые сторонники переименования государственного права в конституционное считали, что название не имеет существенного значения[3] . Другие, напротив, полагали, что данный вопрос имеет принципиаль­ный характер[4] . Они ссылались, в частности, на то, что всякое право есть система норм, установленных или санкционированных государс­твом, и в этом смысле государственное. Говорилось также о целесооб­разности разделения государственного и конституционного права и об образовании отдельных дисциплин[5] .

Вопрос о названии рассматриваемой отрасли не решён и сегодня. Существуют различные названия учебных курсов, учебников и учеб­ных пособий, кафедр ВУЗов и подразделений научных заведений.

Приобретая характер "вечной", данная проблема по мнению

Н.А.Богдановой связана, во-первых, с различными подходами к объёму правового регулирования рассматриваемой отрасли права и, во-вторых, с неодинаковой позицией по вопросу о значимости для характеристи­ки отрасли и науки существенных сторон общественного и государс­твенного строя. Кроме того, в качестве аргумента в споре приводится такой формальный момент, как отражение в наименовании отрасли наз­вания её основного источника. В определенной степени исторические и правовые традиции играют роль в выборе имени отрасли и нау­ки: государственное или конституционное[6] .

При обсуждении актуальных проблем науки конституционного права в Институте законодательства и сравнительного правоведения центральное место в дискуссии занял вопрос о понятии конституци­онного права и названии отрасли. В частности В.А.Кикоть отме­тил, что конституционное право не синоним и не новый этап развития государственного права. По мнению В.А.Кикотя, спор о конституцион­ном или государственном праве становится терминологическим и те­ряет значение, когда цивилизованное государство становится демок­ратическим, социальным. Он высказался за выделение из государствен­ного конституционного права как самостоятельной отрасли.

Профессор Н.А.Михалёва, полемизируя с В.А.Кикотем, показала идентичность объекта правового регулирования, структуры норм и системы институтов государственного и конституционного права, видя в этом беспочвенность и бесперспективность отделения от государс­твенного права конституционного. Даже, она отметила, что дробление государственного права обесценит его содержание, которое в услови­ях демократизации государства и общества существенно меняется, гу­манизируется, утрачивает идеологическую окраску. Конституционное регулирование было и остаётся органической составной частью государственно-правового регулирования.

Профессор И.П.Ильинский видит разницу между конституционным и государственным правом в том, что конституционное право вбирает в себя нормы, относящиеся к разным отраслям права. Он считает ма­лопродуктивным возобновлять спор о государственном или консти­туционном праве.

Итак, мнения о названии рассматриваемой отрасли раздели­лись, впрочем, также как в недалёком прошлом. В каждом из рассужде­ний есть свои рациональные посылки. На наш взгляд, удачный выход из создавшейся проблемы находит Н.А.Богданова, отмечая, что оценочный подход позволяет отразить в названии отрасли и науки не только формальную, но и содержательную сторону предмета регулирования и исследования. Развитое конституционное право Н.А.Богданова видит лишь в конституционном государстве, являющимся реальным воплощени­ем государства правового. Далее делается вывод: "Качественные признаки демократического государства определяют название отрас­ли, занимающей ведущее место в его правовой системе, а конституци­онное право представляет собой особый качественный этап в разви­тии государственного права" [7] .

В зарубежной практике называется ещё один аргумент в выборе названия рассматриваемой отрасли - формальное и фактическое опре­деление приоритета во взаимосвязи государства и права. Если первенствующая роль признаётся за государство, то соответствующая отрасль должна называться государственным правом. Нормативное же закрепление идеи правового государства, подчинения государства праву, верховенство конституции и закона, последовательное обеспе­чение этих юридических провозглашений отражаются в наименовании отрасли - "конституционное право".

Сегодня лишь небольшая группа стран пользуется термином "го­сударственное право", подавляющее же их большинство обозначает основополагающую отрасль системы права термином "конституционное право".

Конечно, для Российской Федерации в современный период назва­нии отрасли "Конституционное право России" является в определен­ной степени условным, что объясняется незавершенностью конституци­онной реформы, а именно: сложностью воплощения объявленных на выс­шем правовом уровне - в Конституции РФ 1993 года демократических начал в государственную практику. Вместе с тем, поддерживая многих ученых, также рассчитывая на перспективу демократических преобразований, способных обеспечить стабильность конституционного строя России, термин "российское конституционное право" вполне обоснован, его допустимо и целесообразно использовать в наимено­вании соответствующих отрасли, науки, учебных курсов.

Итак, что же собой представляет конституционное право Рос­сийской Федерации? Чем отличается от других отраслей права?

Каждая отрасль права имеет свой предмет регулирования, кото­рый является первоначальным и основным критерием деления системы права на отрасли.

В общей теории права под предметом правового регулирования понимаются волевые общественные отношения, регулируемые правом, а также те виды и уровни деятельности, которые объективно требуют правового регулирования или те общественные отношения, кото­рые подвергаются правовому регулированию.

Самостоятельность и специфика конституционного права России обусловливается в первую очередь особым предметом правового

(конституционного) регулирования, то есть теми специфическими об­щественными отношениями, которые регулируются его нормами. В наибо­лее общем виде предмет конституционного права России составляют общественные отношения, которые образуют основу всего устройства общества и государства и непосредственно связаны с установлени­ем, осуществлением, передачей государственной власти в различных формах; установлением пределов государственной власти; гарантирова­нием прав и свобод человека и гражданина. Это отношения между че­ловеком, обществом и государством и основополагающие отношения, оп­ределяющие устройство государства и его функционирование.

Из вышеотмеченного можно выделить следующие конкретные груп­пы общественных отношений, которые входят в предмет конституцион­ного права Российской Федерации:

1.Общественные отношения, вытекающие из основ конституционно­го строя Российской Федерации.

Эти отношения характеризуются тем, что содержат:

1) главные принципы общества и государства;

2) механизм реализации власти многонационального народа Рос­сийской Федерации;

3) основы социальной политики Российской Федерации;

4) основы экономической системы России;

5) основы политической системы Российской Федерации.

2.Общественные отношения, вытекающие из основ правового ста­туса личности.

Конституционные нормы регулируют отношения, связанные:

1) с принципами правового статуса человека и гражданина;

2) с гражданством Российской Федерации;

3) с основными правами, свободами и обязанностями человека и гражданина Российской Федерации;

4) с юридическими гарантиями по обеспечению основных прав и свобод.

3.Общественные отношения, вытекающие из федеративного уст­ройства России.

Здесь, общественные отношения характеризуют:

1) структуру Российского государства;

2) статус и компетенцию России и субъектов Российской Феде­рации;

3) государственные символы России;

4) систему органов исполнительной власти "по горизонтали" (центр - регионы).

4.Общественные отношения, выражающие принципы организации и деятельности органов государственной власти и местного самоуправ­ления в Российской Федерации.

Эти отношения характеризуются тем, что содержат:

1) принципы выборов Президента Российской Федерации; его ста­тус и компетенцию; порядок отрешения от должности;

2) механизм формирования парламента России - Федерального Собрания; полномочия его палат: Совета Федераций и Государственной Думы; процедуру принятия законов;

3) механизм формирования Правительства Российской Федера­ции; его компетенцию и ответственность;

4) структуру и принципы деятельности судебной власти;

5) принцип формирования и деятельности местного самоуправле­ния в России.

Представляется, что обозначенные группы общественных отноше­ний являются наиболее важными составляющими предметом конституци­онного регулирования.

Содержание коституционно-правовых отношений, их особенности и виды будут рассмотрены в последующих вопросах лекции. Кроме того, современная политическая и экономическая системы усложнились и будут развиваться дальше, что повлечёт за собой расширение предме­та конституционного регулирования.

Следующим отличительным признаком каждой отрасли права явля­ется её метод.

Метод правового регулирования - совокупность взаимосвязанных и взаимообусловленных приёмов, способов юридического воздействия на специальную область общественных отношений.

В юридической науке сложилась концепция отраслевых методов правового регулирования, под которыми понимается совокупность при­ёмов, средств и форм систематического правового воздействия на участников общественных отношений, на весь комплекс социальных яв­лений, образующих предмет данной отрасли права. Специфика общест­венных отношений требует воздействия на них норм именно данной отрасли органически присущими ей способами. Регулируя общественные отношения, упорядочивая их развитие, законодатель избирает такие приёмы и способы, с помощью которых осуществляется наиболее эффек­тивное правовое воздействие на общественные отношения.

Политическая практика является критерием истинности многих конституционных установлений. Политический фактор преобладает в конституционном праве, здесь, по сравнению с иными отраслями, он на­иболее выражен. В этом одна из особенностей метода данной отрасли права. Вторая его существенная сторона состоит в широком использо­вании приёмов и средств, типичных для нравственного регулирова­ния, для воздействия на поведение участников общественных отноше­ний норм морали. Как и каждая отрасль, конституционное право содержит универсальные способы воздействия на общественные отно­шения, а именно: возложение обязанностей, запрет, дозволение.

Преобладающей формой конституционно-правового регулирования общественных отношений является метод обязывания. Именно в такой форме провозглашается множество норм конституционного права:"Ор­ганы государственной власти, органы местного самоуправления, дол­жностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Консти­туцию Российской Федерации и законы"(ч. 2 ст. 15 Конститу­ции РФ);"Каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы"(ст.57 Конституции РФ).

В конституционном праве часто можно встретить запрещающие нормы: "Никто не мо может присваивать власть в Российской Федера­ции"(ч. 4 ст. 3 Конституции РФ).

Конституционному праву известен и метод дозволения: "Каждый может свободно выезжать за пределы Российской Федерации"(ч.2 ст.27 Конституции РФ);"Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при усло­вии предварительного и равноценного возмещения"(ч.3 ст. 35 Конституции РФ).

Итак, конституционное право использует разнообразные приё­мы, средства ,формы воздействия на общественные отношения, ибо раз­личны сами эти отношения, что и обусловливает своеобразие метода данной отрасли права.

Его суть - в сочетании и взаимопроникновении приёмов и спо­собов воздействия на общественные отношения, типичных для полити­ческого, нравственного и правового регулирования.

Выявив предмет и метод конституционного права, раскрыв его существенные качества, можно сформулировать наиболее общее опреде­ление данной отрасли права.

Конституционное право России - это основополагающая(базовая) отрасль всей системы права Российской Федерации, представляющая собой систему правовых норм, регулирующих основы конституционного строя, основы правового статуса личности, федеративное устройс­тво, основы организации и деятельности системы органов государс­твенной власти и органов местного самоуправления.

Это наиболее общая дефиниция, охватывающая самые важные объ­екты регулирования. Из определения видно, что оно оставляет без внимания некоторые более частные предметы (государственный язык, государственные символы, порядок внесения поправок в Консти­туцию РФ),хотя,конечно,и им могло бы найтись место.

В отечественной и зарубежной юридической литературе можно встретить более краткие определения, дававшиеся конституционному (государственному) праву. Они тоже имеют право на существова­ние, хотя, многие из них содержат формальную оценку рассматриваемой отрасли.

Почему же конституционное право называют основополагающей отраслью?

В первую очередь из-за особенностей, регулируемых им общест­венных отношений. Конституционные правоотношения составляют начало для всех иных отношений, регулируемых другими отраслями права, так как именно в них закреплены основы устройства общества и госу­дарства, основные права, свободы и обязанности граждан, так как они предопределяют многие сферы общественного развития.

Все отрасли права основываются на закреплённых конституцион­ным правом принципах организации системы власти, компетенции и ос­новных началах деятельности органов государства, выступающих субъ­ектами всех отраслевых правоотношений.

Роль конституционного права как ведущей отрасли правовой системы обусловлены и тем, что именно ее нормами регулируется сам процесс создания права. Они определяют виды правовых актов, орга­ны их издающие, соотношение их юридической силы.

Нормы конституционного права образуют наиболее важные (базо­вые) институты системы права, они являются определяющими для регу­лирования общественных отношений всеми другими отраслями права, которые исходят из принципов, закреплённых в конституционном праве.

Так нормы конституционного права России (ст.ст.77,78,гл.6 Конституции РФ),определяя систему органов исполнительной влас­ти, их правовой статус, компетенцию, устанавливают основные начала для административного права.

Для трудового права исходными положениями будут являться та­кие нормы конституционного права как: ст. ст. 7,37 Конституции РФ.

Закрепляя формы собственности (ч.2 ст.8;ч.2 ст.9 Конституции РФ),права собственника (ст.ст.34,35,36, Конституции РФ),принципы хозяйствования (ч.1 ст.8;ч.2 ст.34 Конституции РФ) - Конституци­онное право закладывает основы для гражданского, уголовного, зе­мельного права.

Определяя основы бюджетной системы России, системы налогов (ст.ст.57,75 Конституции РФ), нормы конституционного права предоп­ределяют основы финансового права.

Устанавливая систему органов судебной власти, конституционные принципы правосудия (гл.7 Конституции РФ),права граждан в сфере судопроизводства (ст.ст. 20,21,22,46,47 Конституции РФ и др.) - конституционное право содержит исходные начала для уголовного права, уголовно-процессуального права и др. отраслей.

Конституционное право тесно взаимодействует с другими от­раслями не только посредством установления основополагающих принципов, определяющих общую целенаправленность правового регулирова­ния/основ отношений, обязательных для всего права, но и в процессе реализации конституционно-правовых норм. Так, конституционно-право­вые нормы, закрепляющие права человека и гражданина, порождают от­ношения между государством и личностью. Реализуя же конкретным че­ловеком любого конституционного права порождает правоотношения другой отраслевой принадлежности: административно-правовые, трудо­вые, гражданские, финансовые и т.д.

Особое значение на современном этапе приобретает взаимоотно­шение конституционного права с международным правом. Значительные новшества внесли в Конституцию РФ 1993 года в части соотношения международного права с внутригосударственным правом. Согласно ч.4 ст.15 Конституции РФ, общепризнанные нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы. Соответственно закреплено: "если между­народным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотрен­ные законом, то применяются правила международного договора".Здесь следует иметь в виду, что статья 15 Конституции отнесена к числу положений, составляющих основы конституционного строя, и соответс­твенно возможность её изменения на перспективу крайне проблема­тична.

Отсылка к международным договорам и общепризнанным нормам международного права содержится и в ряде других конституционных статей. Так,гл.2 "Права и свободы человека и гражданина" открыва­ется положением о том, что в Российской Федерации признаются и га­рантируются права и свободы человека и гражданина согласно общеп­ризнанным принципам и нормам международного права и в соответс­твии с настоящей Конституцией (ч.1 ст.17).В этой же главе отсылка к международным содержится также в ст.62 и ст.63, регламентирующих вопросы гражданства и предоставления политического убежища иност­ранным гражданам и лицам без гражданства.

Центральное место конституционного права в системе российс­кого права не следует понимать в том смысле, что оно включает, объ­единяет все отрасли права. Оно устанавливает лишь их важнейшие принципы, с которыми и согласуются многочисленные нормы, составляю­щие ту или иную отрасль права.

Вместе с тем, в научной литературе в большей или меньшей сте­пени допускается тенденция к преувеличению значения либо консти­туционного законодательства, либо отраслевого. Некоторые учёные правильно предостерегают, что необходимо использовать правильное, то есть взвешенное, представление об их взаимоотношениях. Конституция, как и

нормы других отраслей, составляют лишь часть единой системы. Поэто­му суждение об институтах конституционного права и об институтах различных отраслей права можно сделать лишь на основании их обоб­щённого анализа.

Завершая краткий анализ взаимоотношения конституционного права с иными отраслями, необходимо подчеркнуть, что это широкая и многозначная тема. Были рассмотрены лишь некоторые вопросы на примере гражданского, уголовного, уголовно-процессуального и иных от­раслей. Но и на их основе можно сделать общий вывод о том, положе­ния конституционного права развиваются и конкретизируются другими отраслями, а последние в свою очередь идеи и принципы из конститу­ционного права.

1.2. Система конституционного права России.

Являясь составной частью единой системы права Российской Федера­ции, конституционное право само представляет сложную систему, складывающуюся в процессе дифференциации и интеграции, входя­щих в его состав правовых норм.

Система конституционного права зависит прежде всего от его со­держания. Будучи единой, по содержанию отраслью права, конститу­ционное право характеризуется вместе с тем внутренней расчленен­ностью, дифференциацией на относительно автономные, но связан­ные между собой части — правовые нормы и правовые институты, которые могут образовывать в свою очередь другие объединения, со­ставляющие вторичные структуры.

Надо сказать, что сложность системы конституционного права яв­ляется показателем высокой степени его совершенства, его регулиру­ющих возможностей и социальной ценности.

Система конституционного права предопределяется объективными факторами, в качестве которых выступают реальные связи, существую­щие в сфере регулируемых конституционно-правовыми нормами об­щественных отношений. На систему конституционного права опреде­ляющее влияние оказывают также особенности экономического, со­циально-политического и духовного развития страны. Свойственный российскому обществу тип экономических отношений, политический режим, а также характер самого права, зависящий от степени реализа­ции в стране принципов правового государства, проявляются и в сис­теме конституционного права. Однако определяющее влияние все эти факторы оказывают не непосредственно, а через конституцию как ос­новной источник конституционного права.

В юридической литературе высказаны различные взгляды на соот­ношение системы конституционного (государственного) права и системы конституции. Так, С.С. Кравчук полагал, что основой системы государственного права является система конституции, поскольку Конституция является основным источником государственного права, и государственно-правовые нормы, содержащиеся в ней, научно сгруппированы и даны в строгой последовательности[8] .

Иной позиции придерживался А.И. Лепешкин, полагая, что было бы неправильно полностью отождествлять систему государственного права с конституции, поскольку они не совпадают и не могут

падать ввиду различного назначения этих правовых институтов. Он обосновывал свою позицию еще и тем, что не все нормы конституции по своему содержанию могут быть нормами государственного права, а множество других норм, не закрепленных в конституции, по своему содержанию относятся к государственному праву[9] .

Оценивая эти точки зрения, следует сказать, что полностью отождествлять систему конституционного права с системой конституции выло бы, конечно, неправильно по следующим причинам. Во-первых, система конституционного права охватывает все конституционно-правовые нормы, тогда как система конституции — только часть из них. Поэтому система конституции не может, да и не должна обязательно включать все элементы системы конституционного права. Известно, Например, что одним из элементов системы конституционного права обычно принято считать избирательное право. Однако в системе действующей Конституции РФ оно отсутствует.

Во-вторых, известно, что система конституционного права, как и система конституции, создана посредством группировки правовых норм на основе единства их содержания и специфики регулируемых общественных отношений. Однако, как указывает Е.И. Козлова, для системы конституционного права характерен более высокий, чем для системы конституции, уровень обобществления правовых норм по их предметному содержанию.

Наконец, как известно, система конституционного права может складываться и развиваться в условиях, когда писаная конституция отсутствует (например, в Великобритании).

Вместе с тем несомненно и другое. Система конституционного права, как и система конституции, выявляется и формируется путем теоретических исследований, следовательно, при их создании на стро­го научной основе и с учетом объективных связей, существующих в сфере регулируемых конституционно-правовыми нормами общест­венных отношений, главенствующую роль играет субъективный фак­тор. Однако если система конституционного права является субъек­тивной категорией постоянно, то система конституции, утвержденной в установленном порядке, приобретает нормативный характер на время ее действия.

Это, разумеется, не означает, что конституция устанавливает систе­му конституционного права, как полагают некоторые исследователи. Однако она оказывает определяющее влияние на структуру системы конституционного права, является основой этой системы. В этом не­трудно убедиться, сравнив предлагаемые в литературе варианты сис­темы конституционного (государственного) права с системой действу­ющих в нашей стране в разное время конституций.

Система конституционного права, как и система конституции, не остаются неизменными. Они развиваются, поскольку должны обеспе­чивать необходимый уровень правового воздействия на общественные отношения в соответствии с потребностями социальной реальности. При этом система конституционного права является более подвижной, более подверженной изменениям с учетом этих потребностей.

Наиболее существенные изменения система конституционного права претерпевает в условиях, когда вносятся существенные, подчас коренные изменения в систему конституции. Например, после приня­тия в 1993 г. Конституции РФ, которая определила новые концепции общественного развития, заложила новые принципы конституцион­но-правового регулирования, ввела новые правовые институты, суще­ственные изменения претерпела и система конституционного права России.

Соотношение системы конституционного права с системой конституции является частью более общей проблемы — соотношения сие темы права и системы законодательства.

Анализ системы конституционного права требует выявления не только ее главных составных частей, но и места каждой из них в данной системе, основанного на их соотношении, с учетом того, что нормы одного института создают предпосылки для действия норм другого, определяя их направленность и содержание.

В этом смысле первое место в системе конституционного права за­нимают нормы института, закрепляющего основы конституционного строя, поскольку они содержат начала правового регулирования, кото­рое осуществляется нормами других институтов конституционного права. Входящие в этот институт нормы регулируют общественные отношения, определяющие принципы, на которых основано устрой­ство государства и общества (суверенитет государства, форма правле­ния, форма государственного устройства, субъекты государственной власти и способы ее реализации).

Наряду с основами функционирования политической системы об­щества нормы конституционного права, содержащиеся в рассматрива­емом институте, закрепляют основы экономической системы посред­ством установления допускаемых и охраняемых государством форм собственности, гарантий защиты прав собственников, способов хозяй­ственной деятельности, охраны труда, провозглашения системы обес­печения социальных потребностей членов общества в области образо­вания, культуры, науки, охраны природы, здоровья и т.д.

Следующее место занимает институт гражданства, объединяющий правовые нормы, регулирующие отношения, связанные с гражданст­вом. Обладание гражданством является предпосылкой распростране­ния на данное лицо всех прав и свобод, признаваемых законом, защиты лица государством как внутри страны, так и за ее пределами. Нормами конституционного права, входящими в институт гражданства, регули­руются основания, по которым то или иное лицо признается гражда­нином России, основания приобретения и прекращения гражданства, порядок решения этих вопросов, компетенция государственных органов, уполномоченных решать вопросы гражданства.

За институтом гражданства следует институт, определяющий основы правового статуса человека и гражданина. Его место обусловлено им, что человек, его права и свободы признаются высшей ценностью в государстве и обществе, главной целью функционирования всех государственных и общественных структур. Нормы конституционного права, входящие в этот институт, определяют основы взаимоотношений человека с государством, т.е. главные принципы, характеризую­щие положение человека в обществе и государстве, а также основные
неотъемлемые права, свободы и обязанности человека и гражданина.
Именно эти отношения являются базовыми, определяют положение
человека во всех его общественно значимых связях.

Важное место в системе конституционного права принадлежит институту федеративного устройства государства. Его нормы устанавливают существующие в России субъекты Федерации, в соответствии с которыми строится система органов государства. Именно поэтому институт федеративного устройства предшествует институту, закрепляющему систему органов государственной власти.

Названный институт составляют нормы, регулирующие широкую юру общественных отношений, складывающихся между Федерацией и ее субъектами. Урегулирование этих отношений — важное условие обеспечение целостности и единства государства.

Институту, закрепляющему систему органов государственной власти, предшествует и институт избирательного права, который регулирует общественные отношения, складывающиеся при выборах Президента РФ, депутатов законодательных (представительных) органов власти Федерации и ее субъектов, при выборах в исполнительные ор­ты власти и органы местного самоуправления, а также при реализации принципов проведения выборов, при регистрации (учете) избирателей, составлении списков избирателей, образовании избирательных округов и избирательных участков, при образовании и деятельности избирательных комиссий, при выдвижении, регистрации кандидатов, при реализации их статуса, при проведении предвыборной агитации, при голосовании, подсчете голосов избирателей, установлении результатов выборов и их опубликовании; отношения, связанные с финансированием выборов и с ответственностью за нарушение избиратель­ных прав граждан.

Завершают систему конституционного права институт, нормы ко­торого закрепляют систему государственной власти, а также институт местного самоуправления.

Итак, система конституционного права предполагает такое рас­пределение нормативного материала, которое позволяет обеспечить единство и дифференциацию конституционно-правовых норм, их ло­гическую последовательность. Причем в конституционно-правовых институтах объединяются нормы самых различных видов. В них могут входить и нормы конституции, и нормы текущего законодательства, т.е. нормы, обладающие различной юридической силой. В составе конституционно-правовых институтов могут быть нормы, различные по территории действия, по степени определенности правового предписания и др.

Крупные институты конституционного права состоят из более частных. Например, институт избирательного права (в объективном смысле) включает в себя такие институты, как избирательное право (в субъективном смысле), избирательный процесс. Последний, в свою очередь, охватывает ряд стадий: назначение выборов, выдвижение кан­дидатов и др., которые представляют собой еще более частные инсти­туты конституционного права.

Основные институты конституционного права могут рассматри­ваться как подотрасли конституционного права. К их числу некоторые авторы относят, например, прокурорский надзор. Так, В.С. Тадевосян рассматривал прокурорский надзор как часть государственного (кон­ституционного) права, а С.С. Алексеев и ряд других ученых считали прокурорский надзор подотраслью государственного права.

Аргументируя эти точки зрения, Г.И. Бровин полагал, что социаль­но-экономическое и политическое содержание общественных отно­шений в деятельности прокурорского надзора определяется государст­венно-правовыми нормами, закрепленными в Конституции СССР, в конституциях союзных и автономных республик, а также принятым в их развитие Положением о прокурорском надзоре в СССР. Он рассмат­ривал прокурорский надзор как особую, специфическую, так называе­мую правоохранительную государственную деятельность, именуемую высшим надзором.

1.3. Роль конституционного права в демократических преобразованиях в России.

Являясь ведущей отраслью российского права, конституционное право играет определяющую роль в жизни общества, в демократических пре­образованиях, происходящих в России.

Провозгласив человека, его права и свободы высшей ценностью и закрепив в качестве обязанности государства признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина, конституционное право России обеспечивает гуманизацию всех конституционно-право­вых институтов, выражающуюся прежде всего в отказе от приоритета общественных, государственных интересов над личными, в постро­ении таких взаимоотношений государства и гражданина, в основе ко­торых лежали бы приоритеты интересов личности, взаимной ответст­венности государства и личности.

Установленные нормами конституционного права принципиаль­ные положения, связанные с отношением государства к человеку, служат предпосылкой решения проблем правового регулирования статуса человека и гражданина в Российской Федерации, ориентиром для совершенствования системы основных прав и свобод человека и гражданина в условиях развития демократического общества, образуют основу не только конституционно организованного общества, но и правовой защиты этого общества от возрождения попыток подавления личности, ущемления ее прав, игнорирования индивидуальных интересов и потребностей людей.

Принцип признания человека, его прав и свобод высшей ценностью оказывает определяющее в демократическом плане влияние не только на содержание основных прав и свобод человека и гражданина, но и на деятельность государства, на его компетенцию и потенциальные возможности. Государство в соответствии с этим принципом не вправе своей деятельности выходить за устанавливаемые им границы взаимоотношений с человеком. Только действуя в этих рамках, в интересах человека, государство приобретает те демократические черты, характеризуют его как конституционное. В конституционном государстве, построение которого в нашей мне осуществляется при решающем воздействии конституционно-правовых норм, народ все более становится демократически конституированным сообществом, которое социально ориентируется на защиту человека как высшей ценности и видит в этом свой долг. Такая ориентация позволяет избежать последствий, к которым приводило сознательное преувеличение роли коллектива и государства нюху тоталитаризма, убеждает все большее число людей в том, что народ, который перманентно не способен или не желает признавать объективную ценность каждого отдельного человека и соответственно этому действовать, не может быть организован в подлинно демократическое общество даже с помощью разного рода юридических инструментов.

И современной российской действительности, когда растет пре­сность, продолжается обнищание населения, нарушаются права человека, признание конституционным правом прав и свобод человека шей ценностью носит в значительной мере формальный характер. Однако заложенный в нормах конституционного права демократический потенциал служит основой для борьбы граждан России за свои права, за свое человеческое достоинство.

Нужную роль в осуществлении демократических преобразований | провозглашение России правовым государством. Сущность и правового государства — его последовательный демократизм, утверждение суверенитета народа как источника власти, подчинение государства обществу.

Правовое государство характеризуется, прежде всего тем, что оно ограничивает себя действующими в нем правовыми нормами, которым обязаны подчиняться все без исключения государственные органы, должностные лица, общественные объединения и граждане. Его важ­нейшим принципом является верховенство права.

Верховенство права — это в первую очередь верховенство закона. Оно выражается в том, что главные, ключевые, основополагающие общественные отношения регулируются законами. Через верховен­ство закона в общественной жизни, во всех ее сферах, во всех поли­тических институтах воплощаются высшие правовые начала, дух права. Тем самым обеспечивается реальность и незыблемость прав и свобод граждан, их надежный правовой статус, юридическая за­щищенность.

Верховенство закона означает также его всеобщность. Иными сло­вами, не должны оставаться неурегулированными законом наиболее существенные области жизни общества, куда могли бы «прорваться» и другие акты, оттеснить законы и разрастись там.

Верховенство закона означает, наконец, утверждение его господ­ства, т.е. такого положения закона, когда выраженные в нем начала и устои общества оставались бы непоколебимыми, а все без исключения субъекты общественной жизни подчинялись бы его нормам.

Все эти характеристики правового государства получили закрепле­ние в конституционном праве и прежде всего в конституции — его основном источнике.

Вместе с тем необходимо отметить, что Российская Федерация, провозглашенная правовым государством, на деле таковым пока не является. В стране все еще не обеспечено верховенство закона, отсут­ствует эффективная система защиты человека от произвола государст­ва. Граждане России далеко не всегда могут безболезненно, в короткие сроки восстановить свои нарушенные права, защитить законные ин­тересы.

Помимо объективных сложностей переходного периода, такое по­ложение во многом обусловлено тем, что государственные и муници­пальные органы не используют весь имеющийся в их распоряжении арсенал организационных и юридических методов для защиты прав граждан, для оказания им правовой помощи. До сих пор многие работ­ники этих органов еще не могут привыкнуть к тому, что не только граждане, но и власть ограничены правом.

Не адаптировались к новой обстановке, складывающейся в России, и многие граждане, которые не знают, как в новых условиях отстаивать свои права, к кому обращаться в тех или иных случаях, каковы обязанности различных государственных органов в сфере защиты их прав, а государственные и муниципальные органы не оказывают гражданам соответствующей помощи, не ориентируют их в окружающей социаль­ной среде. Для преодоления всех этих трудностей и недостатков требу­ется много усилий, как самого государства, так и граждан. Необходимая правовая база для этого и содержится в нормах конституционного права.

Особенностью и важнейшим институтом правового государства яв­ляется разделение властей на законодательную, исполнительную и су­дебную, органы которых самостоятельны. Оно означает не только рас­средоточение, разделение, демонополизацию власти, но и действи­тельное, реальное ее уравнивание, при котором ни одна из властей не может ущемить, умалить или подчинить себе другие и вынуждена дей­ствовать в условиях взаимопонимания и взаимосотрудничества. Прин­цип разделения властей — один из основополагающих принципов де­мократизации государства, важнейшая предпосылка верховенства права и обеспечения свободного развития человека. Это один из ос­новных принципов действующей Конституции РФ и всего конститу­ционного права России.

Для того чтобы облегчить реализацию этого принципа не только в верхних эшелонах государственной власти, но и во всей иерархии го­сударственных органов, конституционное право предусматривает его соединение с принципом разграничения предметов ведения и полно­мочий между Российской Федерацией, составляющими ее республи­ками, краями, областями, городами федерального значения, автоном­ной областью, автономными округами.

В современных условиях становления конституционного строя в Российской Федерации принцип разделения властей имеет особенно важное значение. Он нацелен на то, чтобы предотвратить возвышение одной из властей над другими, утверждение авторитаризма и диктатор­ского режима в обществе. Принцип разделения властей предусматривает систему «сдержек и противовесов», направленную на то, чтобы 1 нести к минимуму возможные ошибки в управлении, односторон­ность подхода к решаемым вопросам. Рассматриваемый принцип при­шли обеспечить, в конечном счете, демократизацию, рационализацию и оптимизацию деятельности государства, всех его структур и на этой основе повышение эффективности механизма управления государственными делами, его подчиненность подлинно демократическим преобразованиям в Российской Федерации.

Осуществление демократических преобразований в России возможно лишь на основе политического многообразия. Конституционное право закрепляет принцип политического многообразия и основ­ные гарантии его реализации на практике.

Принцип политического многообразия (плюрализма) означает со­здание возможностей оказывать влияние на политический процесс всем социально-политическим или иным организациям, деятельность которых имеет политический аспект и находится в рамках конститу­ции. Политический плюрализм способствует повышению эффектив­ности народовластия, вовлечено в политическую деятельность широ­ких слоев населения, легализует конституционную политическую оп­позицию, создает условия для преодоления апатии народа и отчужде­ния его от власти, порожденных годами тоталитаризма.

Предварительным условием признания принципа политического плюрализма в нашем обществе стала ликвидация монополии КПСС на политическую власть, базировавшейся на нормах конституционного права. Это открыло дорогу не только к признанию и юридическому закреплению нормами конституционного права принципа политичес­кого плюрализма, но и к его реализации, прежде всего путем постепен­ного создания в стране многопартийной системы.

Преимущества принципа политического плюрализма в полной мере могут быть раскрыты только в рамках конституционности. Иными словами, для реализации принципа политического плюрализ­ма необходимо, чтобы все социально-политические структуры, спо­собные в полной мере гарантировать право граждан на объединение в общественные организации и защитить конституционные устои наше­го общества посредством исключения в судебном порядке из общест­венной жизни политических организаций, угрожающих этим устоям, функционировали на правовой основе.

Такую основу создают нормы конституционного права, признаю­щие политическое многообразие, многопартийность, равенство всех общественных объединений перед законом. Ими запрещается созда­ние и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституци­онного строя и нарушение целостности Российской Федерации, под­рыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

Политический плюрализм — это свобода политических мнений и политических действий, что проявляется в деятельности независимых объединений граждан. Вот почему надежная конституционно-право­вая защита политического плюрализма служит предпосылкой не толь­ко реализации принципа народовластия, но и функционирования пра­вового государства.

Конституционно-правовое регулирование отношений собственности имеет свою специфику. Она выражается в том, что главной задачей является юридическое закрепление форм собственности, призна­ваемых государством. Таким образом, именно конституционно-право­вые нормы решают вопрос о том, какие формы собственности государ­ством признаются и гарантируются.

Например, согласно Конституции РФ экономической системе Рос­сийской Федерации присуща собственность в ее различных формах — частной, государственной, муниципальной и др. (ст. 8). Устанавлива­ется также (ст. 9), что земля и другие природные ресурсы могут нахо­диться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности. Они используются и охраняются в Российской Феде­рации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.

Нормы конституционного права предусматривают охрану собст­венности в ее различных формах и на равных основаниях. «В Россий­ской Федерации, — указывается в ст. 8 Конституции РФ, — признают­ся и защищаются равным образом частная, государственная, муници­пальная и иные формы собственности». В ст. 35 подчеркивается, что право частной собственности охраняется законом.

Конституционное право играет ведущую роль в реорганизации фе­деративного устройства. В России федерализм — это, прежде всего го­сударственная организация национальных отношений. Исторический опыт российского федерализма подтвердил его жизненную необходи­мость для разрешения национального вопроса в республике, для осу­ществления суверенитета наций, составляющих многонациональный народ Российской Федерации.

Современный российский федерализм обеспечивает суверенитет наций, свободное развитие наций и народностей, проживающих на территории России, развитие национальных языков. Такое развитие Федерации опирается на прочную юридическую базу, которую образу­ют нормы конституционного права.

Однако российский федерализм — форма не только разрешения национального вопроса в многонациональной республике, но и демо­кратизации управления государством. Демократизация государствен­ной власти и распределение ее по регионам является важной гарантией демократизма в управлении государством. Центр в таких условиях ли­шается монополии на власть и поэтому не может употребить ее произ­вольно, она повсеместно ограничивается «сдержками и противовеса­ми». Открывается больше возможностей для организации управления на местах в соответствии с интересами регионов, а интересы одного региона не приносятся в жертву интересам других. В результате обра­зуются многочисленные «центры интересов», со своими особенностями, и вместо единообразия, установленного центром, создание единство в разнообразии, что составляет высшую цель общественного развития.

Базирующаяся на закрепленном в конституционном праве принципе федерализма децентрализация государственной власти обеспечивается разграничением предметов ведения и полномочий между Рос­сийской Федерацией, составляющими ее республиками, краями, областями, городами федерального значения, автономной областью, автономными округами и местным самоуправлением. В соответствии принципом федерализма основы правового статуса субъектов Федерации устанавливаются и гарантируются нормами конституционного права. Полномочия, не отнесенные к ведению Федерации либо к совместному ведению Федерации и ее субъектов, осуществляются в соответствии с нормами конституционного права субъектами Федерации самостоятельно.

Федеративное устройство Российской Федерации основывается на ряде принципов, закрепленных нормами конституционного права и обусловленных ее демократической сущностью. Эти принципы являются исходными началами территориального устройства не только самой Российской Федерации, но и ее субъектов. К ним относятся: государственная целостность Российской Федерации; единство системы государственной власти; разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов; равноправие и самоопределение народов в Российской Федерации; равноправие субъектов Российской Федерации во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти.

Принципы государственного устройства Российской Федерации тесно взаимосвязаны. Их главная цель и назначение состоят в том, чтобы способствовать успешному государственному строительству.

Конституционное право на современном этапе связано с решением многих других вопросов, касающихся дальнейшего развития и укрепления демократических преобразований.

Формирование в России правового государства требует завершения разработки всех предусмотренных Конституцией федеральных конституционных и федеральных законов, имеющих важное значение для развития демократических процессов в стране, совершенствования и обновления действующего федерального конституционно-правового законодательства с учетом той практики, которая сложилась в стране процессе демократических преобразований. Настало время устранения коллизий между конституционно-правовым законодательством Федерации и ее субъектов, которые возникли как следствие «парада суверенитетов» и разного рода политических игр, ведущихся как на федеральном, так и на региональном уровнях. Нуждаются во внима­тельном изучении и договоры, заключенные между Российской Феде­рацией и ее субъектами, на предмет их соответствия федеральным кон­ституционно-правовым нормам.

Решение этих и некоторых других задач — важное условие форми­рования Российской Федерации как демократического и правового государства, правового обеспечения ее подлинного суверенитета.

Для современной России характерно расширение объема консти­туционно-правового регулирования, возрастающее влияние на кон­ституционное право общегуманных ценностей, уменьшение в нем удельного веса идеологизации и усиление элементов политизации и социализации[10] . Все это, несомненно, будет способствовать дальней­шему развитию демократических преобразований в нашей стране.

2. Нормы конституционного права.

2.1. . Конституционно-правовые отношения, их субъекты и объекты.

Проблема конституционно-правовых отношений вызывает наиболь­ший интерес и споры в науке конституционного права.

Из рассмотренных положений в начале данной курсовой работы, очевидно, что конституционно-правовые отношения составляют предмет конституционного права.

В юридической науке, под правоотношениями понимаются также общественные отношения, которые урегулированы нормами права. Следовательно, конституционно-правовые отношения - это общественные отношения, урегулированные нормами конституционного права или возникшие на их основе, индивидуализированные общественные связи между субъектами конституционного права.

Конституционные правоотношения обладают основными признака­ми, которые присущи правоотношениям в целом. В то же время они специфичны, качественно определены.

Профессор И.Е. Фарбер выделяет 5 существенных признака, ха­рактеризующие данные отношения, показывая этим их специфику и от­личительные особенности[11] .

1. Конституционные отношения есть объективные, фактические отношения политического характера. Они существуют независимо от права, независимо от юридической конституции.

2. Субъектами, участниками конституционных отношений являются народ, науки, большие социальные общности людей, госу­дарство и т.д.

3. Объектами конституционных отношений являются власть, су­веренитет и свобода личности, по поводу которых возникают рассматриваемые отношения.

4. Конституционные отношения есть отношения между социальными силами, рождающими фактическую власть в государстве.

5. Данные отношения характеризуются стабильностью и устойчивостью.

В Российском обществе за последние годы произошли значитель­ные изменения во всех сферах жизни (социальной, политической, экономической и др.), однако, указанные признаки конституционных правоотношений не потеряли своей значимости. Их можно только дополнять.

Действительно, конституционно-правовые отношения представля­ют собой специфическую форму многих политических отношений. Объ­ектами этих отношений выступают социально-экономические и соци­ально-политические ценности, национальные отношения, основные права и свободы человека и др.

Рассматриваемые правовые отношения имеют фундаментальный, первичный характер, служат базой для отраслевых правоотношений, предшествуют их возникновению, а в ряде случаев предопределяют возможность их существования. Эта их специфика позволяет понять ведущую роль конституционного права в правовой системе государс­тва.

Специфика конституционно-правовых отношений состоит в том, что большинство из них не содержит поименной индивидуализации субъектов права, эта индивидуализация связи между субъектами пра­ва выражается в определенной всеобщности прав и обязанностей, то есть субъектами данных отношений провозглашаются все субъекты конституционного права или вся определенная их группа.

Содержанием конституционных правоотношений является социаль­ное поведение субъектов в конституционном права, круг которых специфичен и широк.

Субъектами российского конституционного права являются воз­можные участники общественных отношений, наделенные правоспособ­ностью и компетенцией, в силу чего они приобретают основания реа­лизовывать в конституционно-правовых отношениях свои возможности.

Поскольку круг участников конституционно-правовых отношений широк, то возникает необходимость объединения их в следующие группы:

1. Многонациональный народ Российской Федерации, нации, этни­ческие общности (народности).

Исключительность статуса народа как субъекта конституцион­но-правовых отношений обусловлена, прежде всего, тем, что он являет­ся носителем суверенитета и единственным источником власти в России (ст.3 Конституции РФ).

Права образовывать представительные органы государственной власти, участвовать в выборах Президента РФ, выражать свою волю пу­тём референдума относятся к исключительному ведению народа.

Нации, этнические общности могут вступать в конституцион­но-правовые отношения, как между собой, так и с органом государс­твенной власти по поводу национальной государственности, по иным вопросам, затрагивающим их интересы.

2.Государство - Российская Федерация; субъекты в составе Рос­сийской Федерации(республики,края,области,города федерального значения, автономная область, автономные округа).

В общественных отношениях, регулируемых нормами конституцион­ного права, государству принадлежит особая роль. Оно выступает в качестве регулятора общественных отношений, прежде всего как носи­тель правотворческой власти.

Указанные субъекты могут участвовать в конституционно-право­вых отношениях непосредственно или через государственные орга­ны, выступающие от их имени. Примером таких отношений является Фе­деративный договор от 31 марта 1992 года о разграничении предме­тов ведения и полномочий между федеральными органами государс­твенной власти Российской Федерации и органами государственной власти её субъектов. Конституционные правоотношения также возможны между республиками, между автономиями, республиками и автономной областью и автономными округами и т.д.

3.Административно-территориальные единицы (районы, города, ра­йоны в городах, поселки).

Административно-территориальная единица, это не только геог­рафическое, но и политическое образование, основу которого состав­ляет население. Именно население, формируя органы местного самоуп­равления, придает административно-территориальной единице черты политического образования, выступающего в качестве субъекта права. Своеобразным субъектом права выступают избирательные округа. Через них реализуется право избирателей представительствовать в органах государственной власти.

4.Органы государственной власти и местного самоуправления.

В Российской Федерации ими являются: Федеральное Собрание, Пра­вительство, Конституционный Суд, Верховный Суд, Высший Арбитражный Суд, Городская Дума, местная администрация и др.

Конституционные нормы разграничивают сферы полномочий и ком­петенцию между различными органами власти. Обладая правом на осу­ществление государственной власти и местного самоуправления, они наделены определенной компетенцией в соответствии с возложенными на них задачами (издания законов, контроль за деятельностью других органов, исполнения законов и т.д.).Перечисленные субъекты высту­пают в данных отношениях как носители властных полномочий либо как подчиненные субъекты, а иногда как равноправные участники до­говорных отношений.

5.Должостные лица.

Субъектами конституционного права являют­ся: Президент РФ, Председатели палат парламента - Федерального Собрания; Председатель Прави­тельства РФ, Председатель Конституционного Суда РФ, Генеральный Прокурор и др. Президент Российской Федерации является главой государства. Обладая широкими представительскими, правотворческими, управ­ленческими полномочиями, он вступает в отношения с парламентом, прави­тельством, республиками и др.субъектами конституционного права. Те отношения, которые основываются на конституционных нормах, приобре­тают форму конституционно-правовых. В некоторые из подобных и иные

конституционно-правовые отношения вступают вышеперечисленные должностные лица.

6.К субъектам конституционных правоотношений со специальной правоспособностью относятся избиратели и депутаты(различных представительных органов).

Избиратели участвуют в данных правоотношениях посредством вы­боров представителей народа в различные законодательные(предста­вительные)органы власти(Государственную Думу, Совет Федерации, За­конодательное Собрание, Городскую Думу и т.д.).Депутаты вправе принимать участие в работе тех органов государственной власти, в состав которых они избраны, в решении вопросов, рассматриваемых этими органами, в утверждении актов, издаваемых ими и т.д.

7.Политические партии, иные общественные объединения. Полити­ческие партии и иные общественные объединения играют все

более активную роль в жизни Российской Федерации. Они участвуют в избирательных кампаниях выдвигая кандидатов в депутаты, организуют предвыборные мероприятия. Важно их участие в проведении референду­мов, в местном самоуправлении, в охране и защите конституционных прав и свобод граждан.

8.Граждане Российской Федерации, иностранные граждане, лица без гражданства.

Все физические лица участвуют в конституционно-правовых от­ношениях, осуществляя свои конституционные права, свободы и обязан­ности.

Широкой правоспособностью обладают граждане Российской Феде­рации. При этом следует отметить, что граждане являются субъектами данных отношений независимо от пола, расы, национальности, языка и других признаков.

Иностранные граждане и лица без гражданства могут быть, кроме того, субъектами конкретных конституционно-правовых отношений в связи с приобретением российского гражданства, получением полити­ческого убежища.

Такова система субъектов конституционного права России, кото­рые, участвуя в конституционно-правовых отношениях, реализуют свои права и свободы, исполняют обязанности, закрепленные в Конституции Российской Федерации.

Необходимо отметить, что понятия субъект конституционного права и субъект конституционно-правового отношения - близкие, вза­имообусловленные, но не тождественные.

Субъект конституционно-правового отношения - это субъект конституционного права, вступивший в конкретное правоотношение, а субъект конституционного права - это возможный участник такого правоотношения.

Конституционно-правовые нормы связывают права и обязанности субъектов конституционных правоотношений с объектами.

В общей теории права под объектом правоотношения понимается то, на что направлены субъективные права и юридические обязанности субъектов, т.е. то, по поводу чего возникают правоотношения.

В конституционном праве Российской Федерации выделятся следующие объекты конституционно-правовых отношений:

· Государственная территория.

В Конституции Российской Федерации имеется норма, согласно которой границы между субъектами Российской Федерации могут быть изменены с их взаимного согласия (ч.3 ст.67).На основе этой нормы возникают консти­туционно-правовые отношения, связанные с частью государственной терри­тории России.

· Предметы материального мира (материальные ценности).

Нормы конституционного права устанавливают круг объектов различ­ных форм собственности (ст.8,9,34,35 Конституции РФ) и право соответс­твующих субъектов пользоваться такими объектами. На основе этих норм могут возникать конституционно-правовые отношения.

· Личные неимущественные блага (жизнь, здоровье, честь, достоинство).

Некоторые нормы Конституции РФ содержат указания на данные объекты: каждый имеет право на жизнь (ч.1 ст.20);достоинство личности охра­няется государством (ч.1 ст.21) и др.На основе ст.98 Конституции РФ и федерального закона " О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федера­ции",устанавливающих депутатскую неприкосновенность, могут возникать соответствующие конституционно-правовые отношения, связанные с охраной

чести депутата.

· Поведение и результаты поведения субъектов конституционных право­отношений.

Например, действия депутата Государственной Думы, внесшего зако­нопроект в данную палату парламента, являются объектом (поведения)

конституционно-правовых отношений по поводу законопроекта. Подписание

Президентом РФ указа, несоответствующего Конституции РФ, составляет объ­ект (результат поведения) конституционно-правового отношения по поводу отмены этого указа Конституционным Судом Российской Федерации. Консти­туционные отношения разнообразны по содержанию, структуре, связаны слож­ной иерархией и могут быть классифицированы на различные виды. В общей теории права т отраслевой юридической литературе предложено несколько таких оснований, которые характерны и для конституционного права. Огра­ничимся только их напоминанием. Это: регулятивные и охранительные, абсо­лютные и относительные, общие и конкретные. Исходя из критерия време­ни, конституционно-правовые отношения подразделяются на постоянные, нап­ример, нахождение субъектов Российской Федерации в ее составе; периоди­чески повторяющиеся, например. формирование Совета Федерации Федерально­го Собрания России, в состав которого входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации. Возможны временные конституцион­но-правовые отношения. Они прекращаются с достижением того результа­та, ради которого возможны, например, формирование окружных и участковых избирательных комиссий в период избирательной кампании и др.

Юридическое содержание конституционного правоотношения представ­ляет единство субъективных прав и обязанностей, оказывающих активное влияние на поведение участников этого отношения, и выражается главным образом в строго определенной всеобщности прав и обязанностей, в том, что все субъекты являются носителями данных субъективных прав и обязанностей.

В конкретных конституционных правоотношениях субъективное право представлено уже в обычном виде - это допустимая и гарантируемая Конс­титуцией возможность определенного поведения субъекта, наделенного этим правом. Субъективная обязанность выступает как установленная конститу­ционными нормами необходимость действий субъекта, на которое данная обязанность возложена.

Юридическое содержание общих конституционных правоотношений прояв­ляется через правовой статус их участников. Так, Конституция Российской Федерации закрепляет правовой статус человека и гражданина, определяет их основные права, свободы и обязанности.

Обязанности участников конституционных правоотношений неоднород­ны. Одни носят всеобщий характер и в равной мере касаются всех субъектов, другие определенного вида субъектов, третьи конкретного адресата.

Динамика конституционно-правовых отношений связана с юридическими фактами, которые как бы вводят субъективные права и обязанности в дейс­твие.

Юридические факты - это конкретные жизненные обстоятельства, с ко­торыми нормы права связывают возникновение, изменение или прекращение

правоотношений .

Конкретные конституционные правоотношения нуждаются в более точно фиксированных юридических фактах. В зависимости от характера связи с ин­дивидуальной волей лиц они делятся на события и действия.

События - это факты, происхождение которых не связано с волей участников правоотношений. Например, смерть депутата - событие, которое

влечет прекращение конституционно-правовых отношений между депутатом и

избирателями. Рождение ребенка, признаваемого гражданином Российской Фе­дерации, влечет возникновение отношений, связанных с гражданством.

Наибольшее распространение среди юридических фактов получили дейс­твия: правомерные - аккумулирующие социальную активность субъектов и

отражающие процесс их целеустремленной деятельности, поддерживаемые и

стимулируемые Конституцией, и неправомерные - нарушающие конституцион­ные предписания.

Подавляющее большинство конституционных правоотношений возникает в результате правомерных действий - юридических фактов и поступков.

С изданием юридических актов связано возникновение большинства конституционных правоотношений, участниками которых являются органы государства. Аналогичные свой свойства приобретают должным образом

оформленные результаты выборов, референдума.

Качествами юридического поступка, наряду с действиями граждан, об­ладают - инициатива, предложения государственных органов и общественных объединений, запрос депутата и т.д.

В заключение вопроса отметим, что конституционно-правовые отноше­ния образуют основу правового регулирования в сфере политико-государственного властвования в обществе. Именно на уровне правового регу­лирования конституционно-правовые нормы воплощаются в общественную практику, происходит формирование целенаправленности общественных отно­шений.

2.2. Конституционно-правовые нормы и институты, их виды и особенности.

Конституционно-правовые отношения, составляющие предмет

конституционного права, регулируются посредством конституцион­но-правовых норм.

Конституционно-правовые нормы - это общеобязательное веле­ние, выраженное в виде государственно-властного предписания и ре­гулирующие общественные отношения, составляющие предмет конститу­ционного права.

Поскольку нормы конституционного права являются основной частью системы права, то им присущи черты, общие для всех юриди­ческих норм: они исходят от государства; являются общеобязатель­ными правилами поведения, охраняемыми государством; закреплены в правовых актах государства.

Однако, у норм конституционного права есть особенности, ко­торые отграничивают их от норм других отраслей права.

Прежде всего, они отличаются по своему непосредственному це­левому назначению.

Все юридические нормы имеют в качестве общей цели - регули­рование общественных отношений, Но непосредственные цели регули­рования неодинаковы у разных отраслей права. Целевое назначение норм конституционного права - закрепление основ конституционного строя Российской Федерации, основ правового статуса личности, фе­деративного устройства, механизма осуществления государственной власти и местного самоуправления.

Существует общая группа конституционных норм, которые регулируют важнейшие общественные отношения путем закрепления конституционных принципов и целей, обеспечивающих и направляющих развитие всего правотворчества. Они не являются представитель-обязывающими, то есть в них отсутствует связь между конкретными правилами и обязанностями.

Особенностью конституционных норм является своеобразие их структуры, часто проявляющиеся в отсутствии трехэлементной структуры (гипотезы, диспозиции, санкции), свойственной боль­шинству других норм права. Это обусловлено тем обстоятельст­вом, что большинство конституционных норм регулируют общест­венные отношения путем указания наиболее общих установок, ко­торые в юридической литературе называются исходящими (учреди­тельными, отправными) юридическими нормами.

Исходящие юридические нормы законодательно закрепляют (учреждают) какое-либо положение материального или процессуального характера. Делается это путем словесного обозначения или указания на существенные признаки. Примером может быть ст.1 Конституции РФ: "Российская федерация - Россия есть де­мократическое правовое государство с республиканской формой правления"; ст.17 Конституции РФ:"Основные права и свободы че­ловека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения" и др.

В российском конституционном праве имеется значительное количество норм, состоящих из двух элементов: гипотезы и дис­позиции. Например, в ч.2 ст.36 Конституции РФ они выражены в следующей форме: "Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляется их собственника­ми свободно (диспозиция), если это не наносит ущерба окружаю­щей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц (гипотеза); в ч.3ст.46 Конституции РФ:"Каждый в праве в соот­ветствии с международными договорами Российской Федерации об­ращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека (диспозиция), если исчерпаны все имеющиеся внутриго­сударственные средства правовой защиты (гипотеза).

Для большинства конституционных норм характерно отсутс­твие санкции. Однако, иногда санкции за нарушение ном консти­туционного права содержатся в какой-либо отдельной норме, или даже вообще в нормах не конституционного, а договорного или административного права. Например, ч.3 ст.41 Конституции РФ: "Сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, соз­дающих угрозу жизни и здоровью людей, влечет за собой ответс­твенность в соответствии с федеральным законом".

Для более глубокого раскрытия содержания конституцион­но-правовых норм, правильного их понимания и применения, проводит­ся классификация, т.е. подразделение их на виды.

Классификация норм конституционного права России может про­водится по следующим основаниям:

1.По содержанию ( по кругу регулируемых общественных отноше­ний ).

Нормы закрепляющие:

1)основы конституционного строя Российской Федерации;

2)основы правового статуса личности в Российской Федерации;

3)федеративное устройство России;

4)систему органов государственной власти и местного самоуп­равления.

2.По характеру имеющихся в нормах предписаний(по способу воздействия на субъекты права).

1)управомочивающие,пример:ч.1 ст.22 Конституции РФ:"Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность";ч.1 ст.36 Конституции РФ:"Граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю;"и др.

2)обязывающие,например:ст.57 Конституции РФ:"Каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы";ст.58 Конституции РФ:"Каждый обязан сохранять природу и окружающую среду..." и др.

3)запрещающие,например:ч.4 ст.3 Конституции РФ:"Никто не мо­жет присваивать власть в Российской Федерации";ч.2 ст.30 Консти­туции РФ:"Никто не может быть принуждён к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нём" и др.

3.По территории действия.

1)действующие на территории всей Российской Федерации; напри­мер: нормы Конституции РФ, федеральных конституционных законов, фе­деральных законов, в Указах Президента РФ и т.д.

2)действующие на территории конкретных субъектов Российской Федерации, например: нормы Конституций республик, Уставов законов и т.д.

3)действующие в пределах административно-территориальных единиц (в районе, городе, в районах города и т.д.),например: нормы устава о местном самоуправлении, в постановлении главы местной ад­министрации и т.д.

4.По юридической силе.

Нормы, закреплённые в:

1)Конституции РФ, федеральных конституционных законов, феде­ральных законах;

2)Указах Президента РФ, постановлениях Совета Федерации и Го­сударственной Думы, постановлениях Правительства РФ, постановлениях Конституционного Суда РФ;

3)Конституциях республик в составе Российской Федерации, Ус­тавах краёв, областей, городов федерального значения, и т.д.; законах субъектов РФ и др.

4)отдельных актах органов местного самоуправления.

5.По степени определённости содержащихся в них предписаний.

1)императивные, то есть такие, которые не допускают никаких отс­туплений от сформулированного в них правил. Например:ч.3 ст.49 Конституции РФ:"Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого";ч.1 ст.50 Конституции РФ:"Никто не может быть повторно осуждён за одно и то же преступление " и др.

2)диспозитивные, то есть такие, которые допускают возможность вы­бора соответствующего варианта поведения в зависимости от конк­ретных условий. Например,ст.33 Конституции РФ:"Граждане РФ имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и кол­лективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления" и др.

В юридической литературе указываются и иные основания клас­сификации конституционных норм. Например, по функциональной направ­ленности: нормы регулятивные и охранительные; по характеру регули­руемых общественных отношений: нормы материальные и процессуаль­ные; по действию во времени: нормы постоянные, временные и исключи­тельные.

Нормы российского конституционного права группируются по инс­титутам.

Под конституционно-правовым институтом понимается определён­ная система норм конституционного права, регулирующих однородные и взаимосвязанные общественные отношения и образующих относительно самостоятельную группу. Существуют и другие варианты определений рассматриваемой категории, например, конституционный институт - это обусловленная сущностью регулируемых общественных отношений, зна­чительно обособленная и внутренне устойчивая система взаимосвя­занных конституционных норм.

Для конституционного института характерны два признака:

- наличие в нём обособленной, устойчивой группы конституцион­ных норм;

- внутренняя взаимосвязанность норм единством предмета регу­лирования.

В конституционном праве выделяются три разновидности консти­туционных институтов: головные, сложные и одноэлементные(простые).

- Головные конституционные институты.

Характеризуются высокой степенью обобщения, в большинстве своём широким охватом норм. К ним можно отнести, например, институт гражданства, институт основных прав, свобод и обязанностей, институт государственного устройства, институт избирательной системы и др.Входящие в головной институт правовые нормы могут фиксировать­ся как в содержании самой Конституции, так и в других источниках конституционного права(федеральных конституционных законах, феде­ральных законах и т.д.).Например, не все институты и нормы, объеди­нённые головным институтом гражданства выражены в Конституции РФ. Значительная часть их закреплена в самостоятельно действующем законе о гражданстве.

- Сложные конституционные институты.

Сложные конституционные институты могут входить в состав го­ловных институтов, и, в свою очередь в составе сложных институтов объединяется ряд однородных по предмету регулирования институ­тов(простые).К сложным конституционно-правовым институтам отно­сятся: институт личных прав и свобод, институт политических прав, институт социально-экономических прав, институт федеральных органов государственной власти и др.

- Одноэлементные(простые)конституционные институты.

Они включают в себя только конституционно-правовые нормы, от­личаются устойчивостью, взаимосвязанностью и не подразделяются на другие составляющие их институты. Например, институт Президен­та, институт Конституционного Суда и др. Эти правовые институты мо­гут возникать(или наоборот, утрачиваться) в зависимости от соци­ально-экономических и иных изменений в стране, например: институт права частной собственности; институт Уполномоченного по правам человека и др.

Отдельные конституционно-правовые институты объединяют в себе правовые нормы, относящиеся к другим отраслям права. Например,

институт избирательного права включает в себя нормы конституцион­ного, административного, уголовного права.

Место и роль конституционного института определяются не ко­личеством объединяемых им подразделений и норм, а его значимостью в составе Конституции, характером регулируемых им общественных от­ношений и его положением среди других институтов.

Проникновение в систему связи между конституционными инсти­тутами и нормами, их изучение и глубокий анализ, работа с ними за­конодателя - всё это позволяет обнаружить и устранить недостатки во внутренней форме Конституции(отсутствие нужных норм, необходи­мость их передвижения из одного конституционного института в дру­гой, редакционные неточности) и перестроить порядок взаимосвязи.

Кроме того, необходимо учитывать, что пробелы в системе связи между конституционными институтами могут обнаруживаться не сразу после принятия Конституции, а с течением времени и быть предметом длительных научных дискуссий. Более того, Конституция Российской Федерации 1993 года в этом отношении не исключение.

2.3. Санкции как форма выражения конституционно-правовой ответственности.

Характерной чертой конституционно-правовой ответственности, отличающей ее от других видов юридической ответственности, является своеобразие ее санкций.

Санкция — обязательный атрибут юридической ответственности в конституционном праве. «Юридическая ответственность — это реали­зация санкции, указанной в юридической норме». Именно санкция указывает на те неблагоприятные последствия, которые применяются к нарушителю конституционно-правовой нормы[12] . Таким образом, от­ветственность выступает в качестве формы реализации соответствую­щих санкций, а санкция — мерой этой ответственности.

В советский период государство практиковало такие меры консти­туционно-правовой ответственности, как лишение или ограничений (приостановление) политических и иных основных прав и обязанностей граждан. Они применялись к представителям так называемых эксплуататорских классов и их пособникам с целью лишения их возможности участия в политической жизни либо ограничения этого участия такими средствами, которые исключали бы их определяющее воздействие на формирование политических взглядов граждан.

После Октябрьской революции в России были полностью лишены либо ограничены в избирательных правах «эксплуататорские элементы и их приспешники» (ст. 65 Конституции РСФСР 1918 г., ст. 69 Конституции РСФСР 1925 г.). Только трудящимся гарантировались в полной объеме и другие политические права и свободы, такие как свободы слова и печати, право на объединение и др. (ст. 14-16 Конституции РСФСР 1918 г.). Некоторые конституционные обязанности также были различными по объему для трудящихся и для других социальных групп.

Советское законодательство предусматривало и высший предел конституционно-правовой ответственности, касающейся прав и обязанностей советских граждан. Статья 7 Закона о гражданстве СССР 1938 г. предусматривала возможность лишения советского гражданства. Основанием для ее применения являлись действия гражданина, наносящие ущерб государственным и политическим интересам страны и советского народа.

Конституционно-правовую ответственность несли и такие участ­ники конституционно-правовых отношений, как государственные и негосударственные органы. Например, законодательством предусмат­ривалась возможность досрочного переизбрания состава органа, если он не обеспечивал должного осуществления власти в интересах трудя­щихся.

В настоящее время государством также используется широкий круг мер конституционно-правовой ответственности. В их число входят прежде всего отмена или приостановление действия актов государст­венных органов или их отдельных положений.

Значение указанной формы государственного воздействия состоит в том, что посредством ее применения осуществляется принудительная ликвидация незаконно возникших правоотношений и восстановление нарушенного правопорядка. Решение об отмене или приостановлении акта содержит в себе отрицательную оценку противоправных дейст­вий, приведших к изданию противоречащего закону акта, и служит предупреждению подобных правонарушений. Отмена предполагает жесткий, категоричный императив и лишает акт всех его юридических потенций, в том числе ретроспективно. Она может устранять все пра­вовые последствия действия такого акта с момента его принятия. Сле­дует сказать, что отмена и приостановление — близкие, но не совпа­дающие меры ответственности. Приостановление — это та же отмена, но под условием, ограниченная во времени, не решающая окончатель­но судьбу акта и не аннулирующая его действия в предшествующий период.

Таким образом, отмена или приостановление акта является санк­цией, применяемой при нарушении нормы права и содержащей в себе меру юридической ответственности. Ее распространенность по­родила в литературе даже мнение о том, что отмену незаконных актов можно считать самостоятельным видом юридической ответствен­ности.

В конституционно-правовом законодательстве, действующем на территории Российской Федерации, эта мера конституционно-право­вой ответственности используется достаточно широко.

Так, в соответствии с Конституцией (Основным законом) Респуб­лики Алтай (ст. 118) глава республики, председатель Правительства республики приостанавливает или отменяет правовые акты минис­терств, ведомств и глав местных администраций в случаях их противо­речия Конституции РФ и федеральным законам, Конституции и зако­нам республики. Он может также обращаться с представлением к Пре­зиденту РФ, Правительству РФ о приостановлении действия правовых актов федеральных исполнительных органов на территории Республи­ки Алтай в случае их противоречия Конституции и законам РФ, Кон­ституции и законам республики.

Согласно Уставу (Основному закону) Ставропольского края (ст. 63) губернатор Ставропольского края отменяет акты местных исполни­тельных органов власти на территории Ставропольского края, если они противоречат Конституции РФ, федеральным законам, нормативным актам Президента РФ, Правительства РФ, а также законам Ставро­польского края и иным нормативным правовым актам Государствен­ной думы Ставропольского края, губернатора Ставропольского края, правительства Ставропольского края, принятых в пределах их компе­тенции.

В ст.12 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации» указывается, что Правительство РФ вправе отменять акты федеральных органов исполнительной власти или при­останавливать их действие.

Следует подчеркнуть, что отмена или приостановление акта может рассматриваться в качестве конституционно-правовой санкции только в тех случаях, когда речь идет о нарушении норм конституционного права. Одной из разновидностей рассматриваемой санкции является признание неконституционности актов различных государственных органов или их отдельных положений. Так, согласно Конституции РФ (ч. 2 ст. 125) Конституционный Суд РФ по запросам Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, 1/5 членов Совета Феде­рации или депутатов Государственной Думы, Правительства РФ, Вер­ховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, органов законо­дательной и исполнительной власти субъектов Федерации разрешает дела о соответствии Конституции РФ:

а) федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Со­вета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ;

б) конституций республик, уставов, а также законов и иных норма­тивных актов субъектов Федерации, изданных по вопросам, относя­щимся к ведению органов государственной власти Российской Феде­рации и органов государственной власти ее субъектов;

в) договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов, догово­ров между органами государственной власти субъектов Федерации;

г) не вступивших в силу международных договоров Российской Фе­дерации.

Конституционный Суд РФ по жалобам на нарушения конституци­онных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конститу­ционность закона, примененного или подлежащего применению в кон­кретном деле, в порядке, установленном федеральным законом. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утра­чивают силу; не соответствующие Конституции РФ договоры Россий­ской Федерации не подлежат введению в действие и применению.

В соответствии с Законом Тюменской области от 23 января 1998 г. (с изменениями и дополнениями от 25 ноября 1998 г., 6 апреля и 3 июня 1999 г.) «Об Уставном суде Тюменской области» (ст. 3) Устав­ный суд области рассматривает вопросы соответствия законов Тюмен­ской области, нормативных актов органов государственной власти об­ласти, органов местного самоуправления, находящихся на территории области, Уставу Тюменской области. Акты или их отдельные положе­ния, признанные противоречащими Уставу области, утрачивают силу (ст. 80).

Как меру конституционно-правовой ответственности рассматрива­ют отмену незаконных актов органов государственной власти боль­шинство исследователей, занимающихся этой проблемой. Однако на этот счет имеются и другие точки зрения.

Например, М.Л. Краснов полагает, что отмена незаконного реше­ния сама по себе мерой публично-правовой ответственности не явля­ется. «В отмене незаконного решения, — пишет он, — следует усмат­ривать не меру ответственности Совета, а один из способов правового воздействия, юридическую корректировку в целях стабилизации сис­темы правопорядка. Смысл же и назначение института ответственнос­ти состоит не только в исправлении неправомерного поведения ответ­ственного субъекта, не только в своеобразной государственно-право­вой реституции, но и в учете субъективной стороны нарушения, выра­жаемой через категорию вины. В отличие от всех других форм государ­ственного реагирования, ответственность не может абстрагироваться от главного «элемента», составляющего любой социальный инсти­тут — от человека, в какой бы роли он ни выступал. Вот почему мы отрицаем так называемую безвинную ответственность...

Ответственность в строгом значении этого понятия немыслима и без конкретных неблагоприятных последствий для виновного лица или органа. Тот факт, что виновного в установленном порядке можно освободить от наказания в силу каких-то смягчающих обстоятельств, не меняет данного принципиального свойства ответственности. В этой связи возникает вопрос: является ли отмена решения Совета наказа­нием его, а следовательно, воздействует ли она на сознание депутатов, составляющих данный Совет? Сама по себе отмена решения не нано­сит ущерба Совету, ибо не ограничивает его возможностей, установ­ленных законом. Эти меры не колеблят и авторитет Совета, тем более каждого из его депутатов, перед избирателями, поскольку последних интересует, как правило, содержательная сторона актов, а не их фор­мальное соответствие Конституции и законам»[13] .

Аналогичной позиции придерживается и Д.Т. Шон, рассматриваю­щий отмену незаконных актов высших и местных органов власти как устранение из правового пространства акта, которого в нем быть не должно. «Здесь никого не наказывают... Само по себе признание пра­вовых актов частично или полностью незаконными вообще или даже неконституционными не влечет каких-либо ограничений или ущемле­ний материального или юридического характера для тех, кто их издал»[14] .

Прежде всего необходимо заметить, что ни о какой безвинной от­ветственности не может идти речь, когда орган государственной власти совершает противоправные действия, направленные на нарушение действующего законодательства. Такого рода действия нужно квали­фицировать либо как умышленные, либо как неосторожные (обуслов­ленные незнанием законодательства и т.п.), но в любом случае ви­новные.

Что же касается неблагоприятных последствий для виновного лица или органа, то они очевидны. Виновное лицо может быть освобождено от занимаемой должности, а виновный орган вынужден затратить много организационных усилий и материальных средств для того, чтобы отменить незаконное решение и принять новое, отвечающее действующему законодательству. Кроме того, отмена незаконного ре­шения, кем бы она ни осуществлялось, наносит ущерб авторитету ор­гана, нарушившего закон, поскольку связана с отрицательной оценкой его деятельности.

Наконец, нарушающие законодательство законодательные (пред­ставительные) органы государственной власти субъектов Федерации в настоящее время могут получить соответствующие предупреждения, а затем и быть распущены в случае невыполнения решения суда, при­знавшего их акты незаконными.

Другой важной мерой конституционно-правовой ответственности является досрочное прекращение деятельности различных государст­венных органов и должностных лиц. Так, согласно Конституции РФ (ч. 2 ст. 117) Президент РФ может принять решение об отставке Пра­вительства РФ. Конституция предусматривает возможность отреше­ния от должности Президента РФ на основании выдвинутого Государ­ственной Думой обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления, подтвержденного заключением Верхов­ного Суда РФ о наличии в действиях Президента РФ признаков пре­ступления и заключением Конституционного Суда РФ о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения (ст. 93).

В соответствии с Конституцией РФ (ч. 2 ст. 129) Генеральный про­курор РФ освобождается от должности Советом Федерации по пред­ставлению Президента РФ.

В соответствии с Федеральным законом от 4 августа 2000 г. «О вне­сении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Фе­дерации»[15] представительный орган местного самоуправления, глава муниципального образования, принявший (издавший) нормативный правовой акт, который признан судом противоречащим Конституции РФ, федеральному конституционному закону, федеральному закону, конституции, уставу, закону субъекта Федерации, уставу муниципаль­ного образования, обязаны в установленный решением суда срок от­менить данный нормативный правовой акт или отдельные его положе­ния, а также опубликовать информацию о решении суда в течение 10 дней со дня вступления этого решения в силу.

В случае если представительным органом местного самоуправле­ния, главой муниципального образования не отменены нормативный правовой акт или отдельные его положения, которые признаны судом противоречащими Конституции РФ, федеральному конституционно­му закону, федеральному закону, конституции, уставу, закону субъекта Федерации, уставу муниципального образования и при этом повлекли признанные судом нарушение (умаление) прав и свобод человека и гражданина или наступление иного вреда, то представительный орган местного самоуправления может быть распушен, полномочия главы муниципального образования могут быть досрочно прекращены путем отрешения его от должности.

В случае если представительным органом местного самоуправле­ния, главой муниципального образования не отменены нормативный правовой акт или отдельные его положения в соответствии с решением суда, вступившим в силу, то законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Федерации по собственной инициативе или по обращению высшего должностного лица субъекта Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государ­ственной власти субъекта Федерации) письменно предупреждает пред­ставительный орган местного самоуправления, а высшее должностное лицо субъекта Федерации (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Федерации) письменно пред­упреждает главу муниципального образования о возможности приня­тия мер в соответствии с упомянутым законом.

В случае если представительный орган местного самоуправления, глава муниципального образования в течение месяца со дня вынесения (объявления) письменного предупреждения не приняли мер по испол­нению решения суда, то представительный орган местного самоуправ­ления может быть распущен, а глава муниципального образования может быть отрешен от должности не позднее шести месяцев со дня вступления в силу решения суда, являющегося основанием для роспус­ка представительного органа местного самоуправления, отрешения главы муниципального образования от должности.

Представительный орган местного самоуправления распускается законом субъекта Федерации или федеральным законом, а глава муни­ципального образования отстраняется от должности указом (постанов­лением) высшего должностного лица субъекта Федерации (руководи­теля высшего исполнительного органа государственной власти субъек­та Федерации), за исключением глав муниципальных образований сто­лиц и административных центров субъектов Федерации, либо указом Президента РФ.

В случае, если в течение трех месяцев со дня вступления в силу решения суда представительным органом местного самоуправления не отменен нормативный правовой акт или отдельные его положения, а законодательным (представительным) органом государственной влас­ти субъекта Федерации не приняты предусмотренные законом меры, то Президент РФ вправе внести в Государственную Думу проект феде­рального закона о роспуске представительного органа местного само­управления.

В случае, если в течение трех месяцев со дня вступления в силу решения суда главой муниципального образования не отменены нор­мативный правовой акт или отдельные его положения, а высшим должностным лицом субъекта Федерации (руководителем высшего ис­полнительного органа государственной власти субъекта Федерации) не приняты предусмотренные законом меры, то Президент РФ вправе отрешить главу муниципального образования от должности.

Предложения об отрешении Президентом РФ главы муниципаль­ного образования от должности могут быть внесены законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Фе­дерации, высшим должностным лицом субъекта Федерации (руко­водителем высшего исполнительного органа государственной влас­ти субъекта Федерации), Правительством РФ, Генеральным проку­рором РФ.

Согласно, например, Конституции Кабардино-Балкарской Рес­публики, принятой парламентом республики 1 сентября 1997 г. (ст. 90), Президент Кабардино-Балкарской Республики может быть отрешен от должности парламентом республики на основании выдвинутого Сове­том Республики обвинения в совершении преступления, подтвержден­ного заключением Верховного Суда республики о наличии в действиях Президента признаков преступления, и заключения Конституционно­го Суда Кабардино-Балкарской Республики о соблюдении установлен­ного порядка выдвижения обвинения.

Решение Совета Республики о выдвижении обвинения в соверше­нии преступления Президентом Кабардино-Балкарской Республики должно быть принято 2/3 голосов от общего числа депутатов Совета Республики по инициативе не менее 1/3 депутатов Совета Республики и при наличии заключения специальной комиссии, образованной им.

Решение парламента Кабардино-Балкарской Республики об отре­шении Президента республики от должности должно быть принято не позднее чем в трехмесячный срок после выдвижения Советом Респуб­лики обвинения против Президента. Если в этот срок решение парла­мента республики не будет принято, обвинение против Президента республики считается отклоненным. Решение парламента республики об отрешении Президента Кабардино-Балкарской Республики от должности считается принятым, если оно поддержано 2/3 голосов де­путатов каждой из палат парламента республики.

Согласно Уставу (Основному закону) Амурской области (ст. 56), полномочия главы администрации области могут быть прекращены досрочно в случае совершения им преступления. Основанием для до­срочного прекращения полномочий главы администрации области в этом случае может служить вступивший в законную силу приговор суда о признании главы администрации области виновным в совершении преступления.

Досрочное прекращение деятельности государственных органов и должностных лиц возникает как следствие их неправомерных дейст­вий, нарушений правовых обязанностей со стороны виновных субъек­тов. Эта мера применяется с целью обеспечения определенного пове­дения соответствующего органа в целом или должностного лица и яв­ляется по своей сути принуждением. Следует заметить, что отставка должностного лица как мера конституционной ответственности порой очень близка к дисциплинарной ответственности и по форме, и по порядку применения. Различие же состоит в том, что дисциплинарная ответственность применяется за нарушения трудовой дисциплины, не­выполнение заданий, а конституционно-правовая — имеет более ши­рокий арсенал оснований.

Как уже говорилось, рассматриваемые санкции содержатся во мно­гих конституционно-правовых актах. Однако они, а также основания их принятия не всегда четко сформулированы. Это связано с особен­ностью конституционно-правовых норм, которые в одних случаях применяются как санкции (в случае правонарушений), а в других — не как санкции (в случае освобождения от должности по иным причи­нам).[16] Например, в Уставе (Основном законе) Воронежской области (ст. 34) предусмотрено досрочное прекращение полномочий главы ад­министрации области в случаях: а) добровольной отставки; б) совер­шения преступления; в) утраты гражданства Российской Федерации; г) выезда на постоянное жительство за пределы области; д) смерти. И только в одном случае — при совершении преступления — досроч­ное прекращение полномочий главы администрации области приме­няется в качестве санкции.

Кроме того, в ряде случаев нормы конституционного права вообще не предусматривают возможности принятия рассматриваемых санк­ций, а только провозглашают существование ответственности. Это обусловлено тем, что понятие «ответственность» может употребляться в двух значениях. Так, оно означает ответственность в смысле ответст­венного поведения, подотчетности, юридической компетентности. Именно в таком значении этот термин используется в нормативных актах, определяющих полномочия государственных органов, других субъектов конституционно-правовых отношений, их взаимные кон­такты. Например, в Федеральном конституционном законе «О Прави­тельстве Российской Федерации» (ст. 12) указывается, что федеральные министерства и иные федеральные органы исполнительной власти подчиняются Правительству РФ и ответственны перед ним за выпол­нение порученных задач. В Федеральном законе «О прокуратуре Рос­сийской Федерации» (ст. 17) говорится о том, что Генеральный проку­рор РФ «несет ответственность за выполнение возложенных на органы прокуратуры задач».

Во всех этих случаях правовые нормы, используя категории «ответ­ствен», «ответственность», требуют от соответствующих государствен­ных органов определенного поведения и деятельности, обусловленной тем, что есть другие субъекты конституционно-правовых отношений, перед которыми они отвечают, с акциями которых должны соизмерять свои действия.

Другое значение ответственности связано с принятием специаль­ных мер воздействия, вытекающих из недолжного поведения субъек­тов конституционно-правовых отношений. Наиболее важные из них — конституционно-правовые санкции.

Одной из конституционно-правовых санкций, применяющихся к депутатам представительных (законодательных) органов государственной власти, а также к членам Совета Федерации Федерального Собра­ния, является лишение их полномочий по решению законодательного органа.

Так, в соответствии со ст. 4 Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Феде­рального Собрания Российской Федерации» полномочия члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы прекращаются досрочно в случае вступления в законную силу обвинительного приговора суда в отношении лица, являющегося членом Совета Федерации или депу­татом Государственной Думы. Решение о прекращении полномочий члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы принима­ется соответственно Советом Федерации и Государственной Думой и оформляется постановлением палаты. Полномочия депутатов в этих случаях прекращаются со дня, определяемого таким постановлением палаты.

Согласно ст. 4 Закона «О статусе депутата Воронежской областной Думы», принятого областной Думой 24 августа 1994 г., полномочия де­путата областной Думы прекращаются досрочно в случае вступления в законную силу обвинительного приговора суда в отношении лица, яв­ляющегося депутатом.

Лишение депутата по решению законодательного органа полномо­чий не означает, что такое решение принимается только потому, что в связи с судебным приговором депутат лишается фактической возмож­ности исполнять свои обязанности. Главное здесь в том, что, совершив преступление, депутат теряет само право продолжать осуществление депутатских полномочий. Он нарушает одновременно и уголовный закон, и норму конституционного права, обязывающую депутата в своей деятельности руководствоваться Конституцией РФ и действую­щим законодательством. Поэтому депутат в подобных случаях несет двойную ответственность: и как депутат (лишение мандата), и как фи­зическое лицо (уголовное наказание).

Наряду с лишением депутатов их полномочий по решению законо­дательных органов в некоторых регионах законодательством преду­сматривается досрочное прекращение полномочий депутатов и других выборных должностных лиц посредством их отзыва. Специфика этой санкции заключается в том, что она применяется не органами государ­ства, а непосредственно избирателями соответствующего округа. Что же касается участия государственных органов в отзыве депутата, то оно выражается лишь в законодательном регулировании процедуры отзыва и оказании организационной помощи избирателям, возбудившим во­прос об отзыве депутата.

Так, согласно Избирательному кодексу Свердловской области (п. 4 ст. 6) депутаты представительного органа местного самоуправления, глава и иные выборные должностные лица муниципального образова­ния, не оправдавшие доверия избирателей вследствие невыполнения или нарушения законодательства Российской Федерации, законода­тельства Свердловской области, а также устава соответствующего му­ниципального образования, могут быть отозваны по результатам голо­сования избирателей.

Одной из мер конституционно-правовой ответственности является аннулирование юридических результатов тех или иных конституцион­но-правовых действий. Так, согласно ст. 58 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референ­думе граждан Российской Федерации» выборы признаются соответст­вующей избирательной комиссией не состоявшимися в случаях, если в них приняло участие меньшее число избирателей, чем это предусмот­рено соответствующими федеральными законами, законами субъектов Федерации; если число голосов избирателей, поданных за кандидата, набравшего наибольшее число голосов избирателей по отношению к другому кандидату (другим кандидатам), меньше, чем число голосов избирателей, поданных против всех кандидатов; если менее чем два списка кандидатов при голосовании за списки кандидатов получили согласно федеральному закону, закону субъекта Федерации право при­нять участие в распределении депутатских мандатов; либо если за спис­ки кандидатов, получивших согласно соответствующему закону право принять участие в распределении указанных мандатов, было подано в сумме 50% или менее голосов избирателей, принявших участие в голо­совании за списки кандидатов.

При проведении выборов по многомандатным избирательным ок­ругам кандидат считается не избранным в случае, если число голосов избирателей, поданных за кандидата, меньше, чем число голосов из­бирателей, поданных против всех кандидатов.

Референдум признается соответствующей комиссией несостояв­шимся, если в нем приняло участие менее половины участников рефе­рендума, внесенных в списки участников референдума на территории проведения референдума. Соответствующая комиссия референдума признает решение не принятым на референдуме, если за него прого­лосовало менее половины участников референдума, принявших учас­тие в голосовании.

Соответствующая избирательная комиссия, комиссия референдума признает итоги голосования, результаты выборов, референдума субъ­екта Федерации, местного референдума недействительными:

а) в случае, если допущенные при проведении голосования или установлении итогов голосования нарушения не позволяют с досто­верностью установить результаты волеизъявления избирателей, участ­ников референдума;

б) в случае, если они признаны недействительными не менее чем на 1/4 части избирательных участков, участков референдума;

в) по решению суда.

В соответствии с Избирательным кодексом Воронежской области, принятым областной Думой 6 июля 1995 г., выборы признаются несо­стоявшимися в случае выбытия всех кандидатов или снятия всех кан­дидатур, включенных в избирательный бюллетень, либо в случае, если в голосовании приняло участие менее 25% избирателей, включенных в списки (ст. 62). Выборы в целом или по отдельным избирательным участкам признаются недействительными, если допущенные при про­ведении голосования или установлении итогов голосования наруше­ния не позволяют с достоверностью установить результаты волеизъяв­ления избирателей.

Отмена результатов выборов является правовосстановительной функцией. И хотя она служит в основном устранению ущерба, который причинен общественным отношениям в сфере избирательного про­цесса, эта отмена не лишена также и определенных карательных свойств. Вместе с тем признание выборов несостоявшимися или не­действительными является по сути государственным принуждением, которое применяется в связи с правонарушением, и поэтому служит мерой юридической ответственности.

Конституционно-правовое законодательство предусматривает и такую меру конституционно-правовой ответственности, как ограниче­ние или приостановление некоторых основных прав граждан. Она применяется в связи с определенными противоправными действиями граждан. Так, согласно Конституции РФ (ч. 3 ст. 32) не имеют права избирать и быть избранными граждане, содержащиеся в местах лише­ния свободы по приговору суда. Эта санкция является временным ог­раничением со стороны государства некоторых правомочий граждан Российской Федерации.

В ряде случае ограничение прав и свобод используется не только для воздействия на правонарушителей, но и для предупреждения правона­рушений. Например, согласно Конституции РФ (ч. 1 ст. 56), в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и за­шиты конституционного строя в соответствии с федеральным консти­туционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия. Однако не подлежат ограничению права и свободы (ч. 3 ст. 56), предусмотренные ст. 20 (право на жизнь), 21 (достоинство личности), ч. 1 ст. 23 (право на свободу и личную неприкосновенность); ст. 24 (сбор, хранение, исполь­зование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия), 28 (свобода совести, свобода вероисповедания), ч. 1 ст. 34 (право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной деятельности), ч. 1 ст. 40 (право на жилище), 46 (судебная защита прав и свобод граждан), 47 (право на рас­смотрение дела гражданина в том суде и тем судьей, к подсудности ко­торых относится, право на рассмотрение дела судом с участием присяж­ных заседателей), 48 (право на получение квалифицированной юриди­ческой помощи), 49 (презумпция невиновности), 50 (никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление), 51 (никто не обязан свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родст­венников), 52 (права потерпевших от преступлений и злоупотребления властью), 53 (право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями), 54 (закон, устанавливающий или отягчаю­щий ответственность, обратной силы не имеет).

В советской юридической литературе в качестве одного из видов конституционно-правовых санкций рассматривалось лишение орде­нов, медалей и почетных званий. Основания применения этой консти­туционно-правовой санкции были определены в законодательстве. Со­гласно ст. 40 Общего положения об орденах, медалях и почетных званиях СССР и ст. 31 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союз­ных республик предусматривалась обязанность суда при вынесении приговора за тяжкое преступление лица, награжденного орденом или медалью или имеющего почетное звание, присвоенное Президиумом Верховного Совета СССР, Президиумом Верховного Совета союзной или автономной республики, решить вопрос о целесообразности внесе­ния представления о лишении осужденного ордена, медали, почетного звания. Однако это не означало, что судебный приговор всегда влек за собой лишение указанных наград. Вопрос об этом в каждом конкретном случае решался соответствующим Президиумом Верховного Совета.

Кроме того, основаниями лишения орденов, медалей и почетных званий СССР, союзных и автономных республик могли служить лише­ние награжденного гражданства СССР, а также любые порочащие про­ступки награжденного лица.

Действующее законодательство также предусматривает возмож­ность лишения специального, воинского или почетного звания, клас­сного чина и государственных наград. Однако эта мера является одним из видов уголовного наказания. Согласно ст. 48 Уголовного кодекса РФ при осуждении за совершение тяжкого или особо тяжкого преступ­ления с учетом личности виновного суд может лишить его специаль­ного воинского или почетного звания, классного чина и государствен­ных наград.

В соответствии со ст. 89 Конституции РФ и Положением о государ­ственных наградах Российской Федерации, утвержденным Указом Президента РФ от 2 марта 1994 г. (в редакции от 6 января 1999 г.)[17] , Президент РФ только издает указы об учреждении государственных наград и о награждении государственными наградами и вручает госу­дарственные награды (п. 1). Правда, согласно указанному Положению Президент РФ отменяет указ о награждении, если выясняется недосто­верность или необоснованность представления к награждению госу­дарственной наградой (п. 17), что можно считать конституционно-правовой санкцией, применяемой к лицу, получившему награду на ос­новании недостоверного или необоснованного представления.

Государственная награда и документ к ней, врученные лицу, в от­ношении которого издан указ об отмене награждения, подлежит воз­врату в Управление Президента РФ по государственным наградам, а должностные лица, допустившие необоснованное представление к на­граждению государственной наградой, несут ответственность в соот­ветствии с законодательством Российской Федерации.

К мерам конституционно-правовой ответственности действующее законодательство относит и отмену решения о приеме в гражданство Российской Федерации. Так, приобретение гражданства незакон­ным путем влечет отмену решения (в течение пяти лет) о приеме в гражданство Российской Федерации в случае установления в судеб­ном порядке факта представления заведомо ложных сведений и фальшивых документов (ст. 24 Закона РФ «О гражданстве Российской Федерации»). Если не будет доказана осведомленность членов семьи о данном конституционно-правовом правонарушении, отмена решения на них не распространяется.

Таковы основные меры конституционно-правовой ответственнос­ти, которые применяются к субъектам конституционно-правовых от­ношений в случае их недолжного поведения и в целях их принуждения к должному поведению.

Тот факт, что конституционно-правовая ответственность часто обеспечивается какими-либо иными видами ответственности, поро­дил мнение о том, что «в системе конституционного законодательства отсутствует некая интеграционная единица, которая бы упорядочивала и приводила бы к единому знаменателю все составляющие конститу­ционной ответственности». Поэтому в литературе высказано предло­жение разработать и принять Федеральный конституционный закон «О конституционной ответственности», в котором были бы четко определены юридические основания наступления неблагоприятных пос­ледствий конституционной ответственности, а также процедурные во­просы отрешения от должности высших должностных лиц. Кроме того, в связи с признанием конституционной ответственности в каче­стве самостоятельного вида ответственности предлагается разработка и принятие этого закона как комплексного источника «нового» вида юридической ответственности, своеобразного конституционного ко­декса, который бы конкретизировал нормы Конституции РФ по ана­логии с другими источниками традиционных видов юридической от­ветственности.

Не возражая в принципе против принятия такого закона, хотелось бы сказать, что с его помощью нельзя решить проблемы, которые по­рождены спецификой конституционного права и конституционно-правовой ответственности.

«В настоящее время, — указывает Н.М. Колосова, предлагающая принять Федеральный конституционный закон «О конституционной ответственности», — когда такой закон отсутствует, но встает вопрос о наступлении либо конституционной, либо иной ответственности, то наступает, как правило, последняя. Особенно трудно выделить консти­туционную ответственность в тех случаях, когда неблагоприятные пос­ледствия названы как в Конституции, так и в отраслевом законодатель­стве. Например, п. 4 ст. 3 Конституции РФ гласит, что «захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону». Новый Уголовный кодекс РФ предусматривает ответствен­ность за действия, направленные на насильственный захват власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции РФ (ст. 278). Следовательно, необходимость привлечения к уголовной от­ветственности не вызывает никаких сомнений. Что касается конститу­ционной ответственности, то ответить положительно на вопрос о ее наличии гораздо сложнее; отсутствует закон, который бы регулировал отношения по привлечению субъекта к конституционной ответствен­ности за захват власти или присвоение властных полномочий».

Между тем, как уже отмечалось, конституционное право для защи­ты своих норм использует меры не только конституционно-правовой ответственности, но и любой другой юридической ответственности, которые представляются наиболее эффективными. Например, за дей­ствия, направленные на насильственный захват власти или насильст­венное удержание власти, было бы нелепо ограничиться аннулированием юридических результатов этих действий или чем-либо подоб­ным, находящимся в арсенале мер конституционно-правовой ответст­венности. Здесь требуется именно уголовная ответственность.

Кроме того, конституционный закон, который требует привлече­ния субъекта к ответственности за захват власти или присвоение власт­ных полномочий, имеется. Это Конституция РФ (ч. 4 ст. 3). Другое дело, что она не регулирует отношений по привлечению субъекта к конституционно-правовой ответственности за захват власти или при­своение властных полномочий. Однако этого и не требуется. Достаточ­но того, что в ней указывается, что подобные действия преследуются по федеральному закону

Наконец, конституционно-правовая ответственность — особый вид юридической ответственности, используемый в исключительных, предусмотренных нормами конституционного права случаях. Она не может применяться всегда, когда речь идет о нарушениях конституци­онно-правовых отношений, поскольку в этом нет необходимости. Ее основное назначение — защита Конституции и других конституцион­но-правовых норм присущими ей средствами. При выполнении этой задачи конституционно-правовая ответственность сочетается с други­ми видами юридической ответственности, которые наряду с этими вы­полняют и многие другие функции по защите правовой системы Рос­сийской Федерации, ставя при этом во главу угла все-таки именно охрану Конституции и других конституционно-правовых норм.

Вместе с тем следует признать, что в настоящее время нарушение ряда норм конституционного права, включая и некоторые нормы Кон­ституции, не влечет за собой каких-либо неблагоприятных последст­вий, поскольку отсутствуют указания на возможность применения в этих случаях мер государственного принуждения. Такое положение, конечно, нельзя признать нормальным. Все нормы конституционного права должны быть защищены государством либо «извне», либо за счет внутреннего потенциала.

Как известно, строгость санкций за нарушение правовых норм в значительной мере отражает социальную ценность регулируемых или охраняемых этими нормами общественных отношений. Поскольку конституционное право охраняет высшие социальные ценности, оно само нуждается в адекватной системе средств защиты его предписа­ний, причем не только в «чужих», но и собственных санкциях. Опыт показывает, что отсутствие собственных санкций порой не может быть компенсировано «чужими» без опасения, что соответствующие нормы конституционного права останутся без действенной защиты. Может быть, было бы чрезмерным ставить вопрос о том, чтобы каждая норма конституционного права была снабжена собственной санкцией. Однако нельзя согласиться и с таким положением, когда ответственность подменяется неопределенными отсылками к законодательству, в кото­ром эта ответственность не всегда устанавливается.

Обращает на себя внимание и то, что в настоящее время вопросы конституционно-правовой ответственности решаются настолько не­полно и противоречиво, что перевод этой ответственности из сферы формально-юридической в сферу практическую представляется про­блематичным и фактически нереальным. Убедительным свидетельст­вом тому может служить, в частности, процедура отрешения Президен­та РФ от должности, которая настолько сложна и во многих отноше­ниях неопределенна, что делает нереальным применение к нему кон­ституционно-правовой ответственности.

Все это говорит о том, что система санкций, используемых для за­щиты норм конституционного права, нуждается в совершенствовании. Думается, что этому способствовало бы принятие ряда законодатель­ных актов, включая упоминавшийся Федеральный закон «О конститу­ционной ответственности», а также Закон «Об ответственности долж­ностных лиц государства», предложение о принятии которого уже вы­сказывалось в литературе[18] .

3.Источники конституционного права.

3.1.Обзор основных источников конституционного права.

Система нормативных правовых актов, являющихся источниками конституционного права, многообразна и включает в себя несколько их видов.

Особое место занимает Конституция Российской Федерации. Она является основным источником отрасли конституционного права. К числу источников конституционного права, устанавливающих нормы общефедерального значения, относятся федеральные конституционные законы и федеральные законы и. Они различаются:

-по юридической силе;

-по предметам ведения, которые в них могут затрагиваться;

-по порядку принятия;

-по возможности применения в отношении них отлагательного вето Президентом Российской Федерации.

Примерами федеральных конституционных законов могут служить:

-"О референдуме Российской Федерации" от 10.10.1995 г. ;

-"Об арбитражных судах в Российской Федерации " от 28.04.1995 г.;

-"О судебной системе Российской Федерации " от 31.12.1996 г. ;

-"Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" от 26.02.1997 г. ;

-"О правительстве Российской Федерации" от 17.12.1997 г.

Среди федеральных законов источниками конституционного права являются такие, как:

-"О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации " от 08.05.1994 г. ;

-"Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации " от 19.09.1997 г. ;

-"О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации " от 09.06.1995 г. ;

-"Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации " от 12.08.1995 г.

Следующий источник конституционного права образуют три договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов от 31 марта 1992 г., которые объединяются общим наименованием Федеративный договор , действующий в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации.

Характеризуя виды источников права, следует выделить такой специфичный вид, обусловленный федеративным устройством, как договоры о разграничении или взаимном делегировании предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, заключаемые на основании упомянутой части 3 статьи II Конституции Российской Федерации. Примерами таких договоров могут служить договор "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан(от 15.02.1994 г.), почти аналогичный договор с Республикой Башкортостан(июль 1994 г.). Всего на март 1996 г. было заключено 12 подобных договоров.

Значительной частью источников конституционного права являются постановления Конституционного Суда Российской Федерации о толковании Конституции Российской Федерации, выносимые на основании части 5 статьи 125 Конституции. Эти постановления также содержат нормы конституционного характера.

К числу прочих источников конституционного права Российской Федерации относятся Регламенты палат Федерального Собрания, положения о различных вспомогательных организациях, образуемых органами законодательной и исполнительной власти(Положения о комитетах Совета Федерации и Государственной Думы, о представителях Президента в субъектах Российской Федерации и т. д.)

Особое место среди источников Конституционного права занимают декларации:

-Декларация о государственном суверенитете РСФСР о 12 июня 1990 г. ;

-Декларация о языках народов России от 25 октября 1991 г. ;

-Декларация прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г.

Такого рода декларации имеют государственно-правовое значение. В них формулируются принципы, обязательные для государственно-правового развития государства; в них, как правило, провозглашаются новые концепции, определяющие развитие государственности, принципы, необходимые для всей политики в данной сфере; и им должно быть подчинено соответствующее законодательство.

К источникам конституционного права, действующих только на территории субъектов Российской Федерации, относятся, прежде всего, конституции республик и уставы других субъектов Федерации, принятые их законодательными(представительными ) органами. Эти акты содержат нормы, в обобщённой форме закрепляющие правовой статус данного субъекта Федерации, компетенцию, структуру органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Конституции республик и уставы других субъектов Федерации должны соответствовать Конституции Российской Федерации и федеральным законам. По отношению к другим нормативным правовым актам принимаемым органами субъекта Федерации, конституции и уставы обладают более высокой юридической силой, и другие нормативные правовые акты не могут противоречит им.

Источниками конституционного права являются также международно-правовые нормы, которые содержатся в международных договорах, имеющих обязательную силу для Российской Федерации.

Как известно, согласно части 4 статьи 15 Конституции, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы.

Незавершённость процесса формирования на основе новой Конституции системы конституционного права России объясняет такую особенность видов источников конституционного права, как действие некоторых законов бывшего Союза ССР, в той части, в какой они не противоречат Конституции Российской Федерации и другим законам.

3.2. Конституция Российской Федерации - основный источник конституционного права.

Конституция Российской Федерации, принятая всенародным голосованием 12 декабря и вступившая в силу 25 декабря 1993 г., с изменениями, которые внесены в статью 65 двумя Указами Президента Российской Федерации на основании части 2 ее же статьи 137, истолкованной Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 28 ноября 1995 г. представляет собой основной источник конституционного права и вообще всего права России.

К числу особенностей Конституции Российской Федерации можно отнести следующие:

1) нормы, устанавливаемые в Конституции, имеют учредительный характер, являются первичными. Они не связаны какими-либо законами, которые были бы для них юридически обязательными, могут устанавливать ,в частности, новые институты, изменять систему государственных органов;

2) в Конституции устанавливаются государственно-правовые нормы общего характера, являющиеся основополагающими для всего государственно-правового регулирования. В них определяются все основные связи, посредством которых данная общность людей объединяется в гражданское общество, определяет механизмы управления государственными и общественными делами;

3) Конституция как источник права характеризуется и широтой содержания выраженных в ней норм. Они охватывают устройство государства, его сущность и формы, определяют субъекты власти, механизм её реализации, принципы участия в управлении всех субъектов политической деятельности. В Конституции закреплены и принципы экономической структуры общества, формы собственности, способы охраны прав всех субъектов экономической жизни. Через конституционные нормы определяются основы правового статуса личности, права и свободы граждан, охраняемые и гарантируемые от нарушений государством. Таким образом, нормы Конституции касаются всех сфер жизни общества: политической, экономической, социальной, духовной. Такой широтой содержания своих норм Конституция отличается от всех иных источников конституционного права;

4) Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории России. Законы и иные нормативные акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции(ст.15);

5) в Конституции определяются многие другие виды источников федерального уровня. В ней устанавливаются наименования правовых актов, их юридическая сила, порядок принятия, отмены и опубликования;

6) значение Конституции как основного источника определяется и тем, что установленные в ней нормы выступают в качестве формы воплощения государственной воли народа. В Конституции определяются те цели, которые общество перед собой ставит, принципы его организации и жизнедеятельности;

7) Конституция по сравнению с другими источниками является актом наивысшего не только правового уровня, но и общественного значения. Её нормы касаются каждого гражданина, всех субъектов общественной деятельности.

Таким образом, Конституция Российской Федерации как основной источник конституционного права служит формой установления норм, составляющих ядро данной отрасли, всего государственно-правового регулирования общественных отношений, входящих в её предмет.

3.3. Федеральные конституционный законы как источник конституционного права.

Следующим источником конституционного права России являются федеральные конституционные законы.

Идея таких законов преследовала цель уменьшить объем самой Конституции Российской Федерации. По своей юридической силе федеральные конституционные законы занимают промежуточное место между Конституцией Российской Федерации и обычными федеральными законами, принимаются по более сложной процедуре, чем последние, требуя более высокой степени общественного согласия. Такое представление о соотношении юридической силы Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов и обычных федеральных законов преобладает. Основанием для него могут служить положения части 1 статьи 15 ("Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации") и части 3 статьи 76 Конституции ("Федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам"). Нельзя, однако, не признать определенных оснований и для иной позиции, согласно которой федеральные конституционные законы имеют ту же силу, что и Конституция, как это, например, имеет место в Италии или Франции. К числу федеральных конституционных законов относятся : вставить

Согласно части 1 статьи 108 Конституции, федеральные конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией. Вопросы, подлежащие, согласно Конституции, урегулированию федеральными конституционными законами, упоминаются в 13 ее статьях. Это:

-чрезвычайное положение (ст. 56, 88);

-военное положение (ч. 3 ст. 87);

-образование новых субъектов Российской Федерации (ч. 1 ст. 137);

-порядок принятия в Российскую Федерацию новых субъектов (ч. 2 ст. 65, ч. 1 ст. 137);

-порядок изменения статуса субъектов Российской Федерации (ч. 5 ст. 66);

-описание и порядок официального использования государственных символов - государственного флага, герба, гимна (ч. 1 ст. 70);

-порядок назначения референдума (п. "в" ст. 84);

-статус Уполномоченного по правам человека (п. "д." ч. 1 ст. 103);

-порядок деятельности Правительства Российской Федерации (ч. 2 ст. 114);

-судебная система (ч. Зет. 118, ч. Зет. 128);

-порядок созыва Конституционного Собрания (ч. 2 ст. 135).

Нетрудно заметить, что перечисленные вопросы охватывают не всю материю конституционного характера, оставшуюся за пределами действующей Конституции. Это относится, например, к самой процедуре принятия федеральных конституционных законов, а следовательно, и поправок к главам 3-8 Конституции, к процедуре заключения договоров и соглашений между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, да и еще ко многим вопросам.

Значительная часть правоведов склонна толковать часть 1 статьи 108 Конституции таким образом, что исключается возможность принятия федеральных конституционных законов по вопросам, не входящим в приведенный выше перечень. Отсюда следует, что не включенная в этот перечень конституционная материя должна регулироваться обычными федеральными законами, а это позволяет майоризировать 50 % минус 1 состава каждой палаты Федерального Собрания (разумеется, если с этим будет согласен Президент Российской Федерации), т. е. принять конституционное по своему характеру решение, с которым не будет согласна почти половина законодателей.

Поэтому представляется более правильной позиция, согласно которой по конституционным вопросам, вошедшим в приведенный перечень. Федеральное Собрание обязано принимать федеральные конституционные законы, а по остальным вопросам может это делать, если считает, что они имеют конституционный характер. Однажды оно уже так и поступило, урегулировав федеральным конституционным законом институт федерального референдума целиком, а не только применительно к порядку его назначения, как буквально предусмотрено Конституцией.

Пока что действуют всего три федеральных конституционных закона: один, как упоминалось, регулирует федеральный референдум, а два - институты судебной власти, причем не в полной мере. Указать Промедление с принятием остальных таких законов отрицательно сказывается на демократическом развитии нашего государства.

3.4. Федеральный договор как источник конституционного права.

Четвёртую часть источников конституционного права образуют три договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов от 31 марта 1992 г., которые объединяются общим наименованием Федеративный договор. Эти договоры оформили превращение России в действительную федерацию (до этого она была федерацией лишь по названию, а вопрос о том, кто является ее субъектами был совершенно неясен и практического значения не имел). Федеративный договор был включен 21 апреля 1992 г. в качестве приложения в действовавшую тогда Конституцию Российской Федерации - России, а его основные положения вошли в состав ее текста.

В ныне действующей Конституции Российской Федерации в части 3 статьи 11 указано, что предметы ведения и полномочия разграничиваются между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, как самой Конституцией, так и Федеративным договором и иными договорами. А в абзаце четвертом части 1 раздела второго Конституции "Заключительные и переходные положения" установлено, что в случае несоответствия положений Федеративного договора положениям Конституции действуют положения Конституции. Отсюда можно сделать вывод, что в той мере, в какой положения Федеративного договора положениям Конституции не противоречат, они имеют ту же силу, что и Конституция.

3.5. Договоры о разграничении или взаимном делегировании предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов как источники конституционного права

Следующим видом источников конституционного права являются договоры о разграничении или взаимном делегировании предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, заключаемые на основании упомянутой части 3 статьи II Конституции Российской Федерации.

К сожалению, возможные рамки такого договорного разграничения (взаимного делегирования) предметов ведения и полномочий конституционно не определены. Не определена и процедура заключения и прекращения указанных договоров.

На практике договорами нередко изменяется разграничение компетенции Российской Федерации и ее субъектов, установленное статьями 71-73 федеральной Конституции. Оно, как мы видели, имеет преимущество перед разграничением, содержащимся в Федеративном договоре.

Отсюда следует, что положения соответствующих договоров имеют более высокую юридическую силу, чем упомянутые статьи Конституции, не говоря уже о положениях федеративного договора. Такой вывод вытекает из части 3 статьи II, находящейся в главе 1, которая представляет собой как бы конституцию в Конституции, ибо ее юридическая сила выше, чем у остальной части Конституции. Следовательно, отступления в договорах от норм статей 71- 73 Конституции нельзя рассматривать как ее нарушение.

В литературе встречается и иная позиция. Так, в одном из комментариев Конституции Российской Федерации утверждается, что договоры, о которых идет речь в части 3 статьи II Конституции (помимо Федеративного договора), не должны противоречить Конституции и федеральным законам, поскольку такое условие предусмотрено в части 2 статьи 78 Конституции. В действительности же в части 2 статьи 78 предусмотрен иной институт, чем в части 3 статьи II, а именно: не договоры, но соглашения, и не вообще между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, но лишь между соответствующими органами исполнительной власти. Такие соглашения действительно не должны противоречить Конституции и федеральному закону, хотя это и ставит под сомнение целесообразность их заключения. Можно согласиться с автором комментария в том, что конституционный способ разграничения компетенции между Российской Федерацией и ее субъектами имеет приоритет перед договорным, но выражается это только в том, что договорное разграничение компетенции опирается на положение части 3 статьи II Конституции. Отсюда, однако, отнюдь не следует, что договоры, о которых идет речь в части 3 статьи II, обладают меньшей юридической силой, чем федеральный закон. Дело, похоже, обстоит как раз наоборот.

Не столь бесспорен, однако, порядок заключения таких договоров, сложившийся на практике. Он заключается в том, что договоры подписываются Президентом Российской Федерации с федеральной стороны и Президентом или главой республики, главой администрации со стороны субъекта Российской Федерации и вступают в силу обычно со дня опубликования. Само официальное опубликование на федеральном уровне не всегда имеет место (в печати субъектов Российской Федерации договоры обычно публикуются). С более или менее значительным опозданием часть договоров публикуется в газете "Российские вести", которая предназначена для официального опубликования правительственных и ведомственных актов. Однако, как показано выше, уровень юридической силы договоров таков, что требует официального опубликования в первом разделе "Собрания законодательства Российской Федерации" и, соответственно, в "Российской газете".

Еще более важен вопрос о субъектах, участвующих в заключении договоров. Поскольку в договорах содержатся нормы конституционного характера, вряд ли правильно отстранять от их создания законодательную власть. Представляется, что договоры для вступления в силу должны бы утверждаться Федеральным Собранием и представительным органом законодательной власти соответствующего субъекта Российской Федерации. Причем для принятия решения было бы логично предусмотреть требование квалифицированного большинства, необходимого соответственно для принятия поправок к Конституции на федеральном уровне и для изменения конституции (устава) на уровне субъекта Российской Федерации.

Есть здесь и еще одна юридическая проблема, связанная с правовыми последствиями заключения договоров о разграничении предметов ведения и полномочий. Например, согласно части 1 статьи 76 Конституции, федеральные конституционные законы принимаются только по предметам федерального ведения. Если по договору часть таких предметов перешла в ведение какого-либо субъекта Российской Федерации, то федеральный конституционный закон, изданный по таким предметам (скажем, о судебной власти), или вообще не будет действовать на территории данного субъекта Российской Федерации без подтверждения со стороны его управомоченных органов государственной власти, или его юридическая сила на этой территории окажется такой же, как у обычного федерального закона, изданного в сфере совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (если предмет по договору перешел в эту сферу). Соответственно, это относится и к обычным федеральным законам: по предметам, переданным по договору в сферу компетенции субъекта Российской Федерации, федеральный закон без подтверждения действовать на его территории не будет. Ситуация для правоприменителя тем самым значительно осложняется.

С учетом сказанного представляется, что процедура заключения, а равно и расторжения договоров между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов о разграничении (взаимном делегировании) предметов ведения и полномочий в соответствии с частью 3 статьи II Конституции, а также отмеченная только что проблема некоторых правовых последствий таких договоров нуждаются в урегулировании федеральным конституционным законом. Это тем более важно, что о взаимном делегировании предметов ведения и полномочий в Конституции не говорится.

3.6. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации как источники конституционного права

Значительной частью источников конституционного права являются постановления Конституционного Суда Российской Федерации о толковании Конституции Российской Федерации, выносимые на основании части 5 статьи 125 Конституции. Эти постановления также содержат нормы конституционного характера.

Следует оговориться, что Конституционный Суд толкует Конституцию не только при разрешении дел, рассмотренных по специальным запросам управомоченных органов о даче такого толкования. Рассматривая и разрешая другие дела своей компетенции, относящиеся к проверке конституционности нормативных актов (ч. 2 и 4 ст. 125 Конституции), Конституционный Суд подчас также должен формулировать свою правовую позицию, представляющую собой толкование Конституции. Но она в этих случаях содержится только в мотивировочной части постановлений, а следовательно, вряд ли может безусловно считаться нормой.

Постановления Конституционного Суда, выносимые в связи с разрешением споров о компетенции (ч. 3 ст. 125 Конституции), тоже, как представляется, должны содержать нормы конституционного характера, но таких дел в практике Конституционного Суда еще не было.

Заключение.

Цель данной работы представлялась мне как определение Конституционного права ведущей отраслью российского права. Эта важнейшая роль данной отрасли обусловлена значением тех общественных отношений, которые ей закрепляются и регулируются. Юридически определяя основополагающие принципы устройства общества и государства, то есть основы конституционного строя Российской Федерации, устанавливая общие основы управления всеми общественными процессами, Конституционное право тем самым дает необходимые ориентиры, отражающие главное сущностное направление правового регулирования во всех сферах общественных отношений.

Таким образом:

Конституционное право - ведущая отрасль права России, представляющая собой совокупность правовых норм, закрепляющих и регулирующих общественные отношения, через которые обеспечивается организационное и функциональное единство общества как целостной социальной системы, т.е. основы конституционного строя РФ, статус человека и гражданина, федеративное устройство, систему органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Список используемой литературы:

1. Конституция РФ от 12.12.93 г.

2. Мирошникова В.А. Комментарии к Конституции Российской Федерации.- М.: Ассоциация авторов и издателей "Тандем". Издательство ЭКМОС, 1998.-176с.

3. Коваленко А.И.Основы конституционного права РФ М.1994

4. Богданова Н.А. К новой концепции преподавания Конституционного права. // Государство и право, 1994, № 7.

5. Макаров О.В. Соотношение права и государства // Государство и право, 1995, № 5.

6. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. Баглай М.В.-М. Норма-Инфра-М, 1999,-741 с.

7. Маклаков В.В.Конституционное право.Словарь.-М. Юристъ,2001-560с.

8. Кутафин О.Е.Предмет конституционного права.-М. Юристъ, 2001-444с.

9. Воеводин Л.Д. Конституция РФ и правовые отрасли: проблемы соотношения. Вестник Моск. ун-та. Сер 11, Пра­во. 1994. N 5

10. Белкин А.А. Наименование отрасли: государственное и конституционное право// Правоведение.1997.№4

11. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность.

12. Шон Д.Т. Конституционная ответственность // государство и право.1995.№7

13. Конституционное право Российской Федерации. Екатеренбург,1995


[1] Ковалевский М.М. Общее конституционное право. Лекция. С.П.б., 1908,С.3-6; Лазаревский Н.И. Русское государственное право. Изд. 3-е.С.П.б., 1913.Т.1. Конституционное право.,С.88.

[2] Цит.по: Бойцова В., Бойцова Л., Ломовский В. Конституционное право в российской правовой системе. Общественные науки и современность. 1993, №7., С.38.

[3] Фарбер Е.И., Ржевский В.А. Вопросы теории советского конституционного права. Саратов., 1967.

[4] Коток В.Ф. Содержание конституционного права. Советское государство и право., 1971., №2

[5] Лучин В.О. Тенденции развития советского государственного права. М. 1976.

[6] Богданова Н.А. К новой концепции преподавания конституционного права. Государство и право. 1994. №7. С.11-12

[7] Богданова Н.А. Указ. Работа. С.12-13.

[8] Советское государственное право. М.,1958.С.9.

[9] Лепешкин А.И. Курс советского государственного права.Т.1.С.73

[10] Тихомиров Ю.А. Развитие теории конституционного права // Государство и право. 1998. №7. С.5-13.

[11] Фарбер И.Е., Ржевский В.А. Вопросы теории советского конституционного права. Саратов. 1067. С.16-33.; Советское государственное право. Под ред. Проф. И.Е. Фарбера. Саратов. 1979. С.33-38.

[12] Братусь С.Н. Юридическая ответсвенность и законность. С.121.

[13] Краснов М.А. Публично -правовая ответственность представительных органов за нарушение закона // Государство и право. 1993.№6.С.49.

[14] Шон Д.Т. Конституционная ответственность //Государство и право. 1995.№7.С.40-41.

[15] СЗ РФ. 2000. № 32.Ст.3330.

[16] Авакьян С.А. Санкции в советском государственном праве. С.36.

[17] СЗ РФ. 1999. №2.Ст.269.

[18] Государство и право. 2000. №3.С.28.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ