регистрация / вход

Функциональное поле футуральности в немецкой разговорной речи и СМИ

Грамматическая темпоральность и система временных форм в современном немецком языке. Функциональное поле будущего времени в немецких СМИ, средства выражения и информационные жанры. Сравнительный анализ поля будущего времени в СМИ и в разговорной речи.

Содержание

Введение

Глава I. Грамматическая темпоральность и система временных форм в современном немецком языке

1.1 Временные формы и их категориальные временные значения

1.1.1 Präsens

1.1.2 Präteritum

1.1.3 Perfekt

1.1.4 Plusquamperfekt

1.1.5 Futur I

1.1.6 FuturumII

1.1.7 Лексические показатели временных значений глагола

1.2 Поле будущего времени

1.2.1 Понятие функционального поля времени

1.2.2. Микрополе будущего времени

Глава II. Функциональное поле будущего времени в немецких СМИ

2.1 Информационные жанры СМИ

2.2 Средства выражения будущего времени в немецких СМИ

2.2.1 Präsens для выражения будущего времени в немецких СМИ

2.2.2 FuturumI для выражения будущего времени в немецких СМИ

2.2.3 KonjunktivPräteritum для выражения будущего времени в немецких СМИ

2.2.4 Модальные глаголы wollen и sollen для выражения будущего времени в немецких СМИ

2.2.5 Perfekt для выражения будущего времени в немецких СМИ

Глава III. Функциональное поле будущего времени в немецкой разговорной речи

3.1 О некоторых особенностях разговорной речи

3.2 Средства выражения будущего времени в немецкой разговорной речи

3.2.1 Präsens для выражения будущего времени в немецкой разговорной речи

3.2.2 KonjunktivPräteritum для выражения будущего времени в немецкой разговорной речи

3.2.3 FuturumI для выражения будущего времени в немецкой разговорной речи

3.2.4 Модальные глаголы wollen и sollen для выражения будущего времени в немецкой разговорной речи

3.2.5 Сравнительный анализ поля будущего времени в информационных жанрах СМИ и в разговорной речи

Заключение

Библиографический список

Приложение


Введение

Данное исследование посвящено изучению функционального поля футуральности в современном немецком языке на материале немецких средств массовой информации (СМИ) и разговорной речи (РР). Необходимость исследования данной проблемы обусловлена, во-первых, тем, что поле будущего времени представляется наиболее сложным и менее изученным по сравнению с полем настоящего или полем прошедшего времени, во-вторых, в лингвистической литературе до сих пор отсутствует комплексное исследование, посвященное рассмотрению функционально-семантической категории футуральности в сопоставительном плане различных функциональных стилей.

Избранное направление изучения функционально-семантического поля (ФСП) будущего времени представляется актуальным , так как, с одной стороны, особенности функционирования временных глагольных форм (в значении будущего времени) в конкретных функциональных стилях описаны недостаточно. С другой стороны, функциональный и стилистический аспекты грамматических явлений занимают все большее место в лингвистических исследованиях.

Категория времени не теряет своей актуальности в силу её чрезвычайной информационной важности в высказывании, а сравнительный анализ функционирования временного поля в СМИ и разговорной речи составляет то новое , что предлагаемая работа может внести в теорию поля времени. Сам полевой подход гарантирует наиболее полный охват языковых явлений, включая рассмотрение единиц разных уровней и их иерархическое расположение в поле.

Актуальность темы, обусловленная недостаточной разработанностью данного вопроса в лингвистике, предопределила объект, предмет, основные цели и задачи данной работы.

Предметом исследования является функциональное поле футуральности в немецких СМИ и разговорной речи.

Объектом исследования являются как центральные, так и периферийные средства выражения будущего времени.

Теоретической и методологической основой данного исследования послужили работы отечественных и зарубежных исследователей по теории функционального поля и теоретической грамматике: А. В. Бондарко, Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс, В. Г. Адмони, Г. Хельбига и Й. Буша, В. Юнга, О. И. Москальской и др., а также работ по функциональной стилистике немецкого (Э. Г. Ризель, Г. Михель, В. Фляйшер, М. П. Брандес) и русского языка (В. В. Виноградов, Ю. М. Скребнев, О. Б. Сиротинина) и стилистике текста (Г. Я. Солганик и др.).

Цель данного исследования заключается в выявлении тенденций употребления различных языковых средств для выражения будущего времени в двух функциональных стилях: разговорной речи и прессе. Цель исследования обусловила необходимость решения следующих задач:

1) проанализировать работы, в которых затрагиваются вопросы, связанные с рассматриваемой проблемой;

2) раскрыть сущность понятий «функциональное поле», «функциональный стиль»;

3) охарактеризовать основные особенности стиля немецких СМИ и разговорной речи;

4) определить и проанализировать центральные и периферийные средства поля будущего времени;

5) выявить тенденции употребления средств выражения футуральности в различных информационных жанрах немецких СМИ и в немецкой разговорной речи.

Методика исследования. Целевые установки исследования обусловили выбор методов анализа фактического материала: в работе были использованы описательный и контекстно–ситуативный методы. Методом сплошной выборки было проанализировано более 500 газетных страниц текста, из которых было извлечено около 500 предложений и 600 страниц текста спонтанной немецкой разговорной речи, из которых мы извлекли 300 примеров, составивших корпус примеров, послуживший материалом исследования. Проанализированный материал был систематизирован, а данные сведены в таблицу.

В качестве материала исследования использовались информационные тексты немецких газет: dieZeit, FrankfurterRundschau, Finanzzeitung, а также тексты спонтанной немецкой разговорной речи: WernerundAliceBeile. Alltad in Deutschland, Sprechintentionen, Steig ein – fahr mit! Schwäbische Alb ; Susanne Schumacher. Kurzhörspiele 2, Hörspiele 1, Hörspiele 3.

Научная новизна исследования заключается в том, что в данной работе осуществляется попытка сравнительного анализа ФСП футуральности на материале немецких СМИ и живой разговорной речи, которые до сих пор не становилось предметом специального исследования.

Теоретическая значимость работы заключается в выявлении и описании доминирующих конституентов поля футуральности, а также периферийных средств выражения будущего времени в немецкой разговорной речи и немецких СМИ, что способствует более глубокому пониманию специфики категории времени в современном немецком языке.

Практическая значимость исследования состоит в том, что результаты исследования могут быть использованы в практике преподавания немецкого языка в школе и вузе, а также при написании дипломных и курсовых работ на филологических факультетах и факультетах журналистики.

Глава I

Грамматическая темпоральность и система временных форм в современном немецком языке

1.1 Временные формы и их категориальные временные значения

Категория времени играет очень важную роль в языке, так как все объекты окружающей действительности, включая человека, существуют во времени и в пространстве. Концептуальная область, соотносимая с понятием времени, является одним из существеннейших компонентов понятийной картины мира. Функционирование языка также связано с темпоральными представлениями.

Темпоральность в широком смысле понимается обычно как концептуальная категория, в основе которой лежит временная характеристика действия или состояния, которая опирается на различные морфологические, синтаксические, лексические и прочие средства языкового выражения времени. «Являясь векторной категорией, темпоральность отражает специфику временного дейксиса, обозначающего как внеязыковой момент речи, так и другие возможные точки отсчета, например, точки пространства, представляющие собой вторичные модификации временных отношений» [27, 10].

Темпоральность – это категория, соотнесенная, с одной стороны, с объективным (реальным) временем, с другой стороны, с отражением временных характеристик и отношений действительности в сознании людей. Необходимо подчеркнуть, что эта категория не существует вне языковых средств ее выражения.

Г. Койлерпишет: «Tempus bezeichnet die Bedeutungsstruktur der Tempusmorpheme, die durch Laut- und Schriftstruktur der Tempusformen des Verbs ausgedrückt werden. Sie geben einer Sachverhaltsbeschreibung ihre zeitliche Einordnung, die Temporalität. Die temporale Gesamtbedeutung eines Satzes setzt sich aus temporalen Einheiten, wie z. B. Tempusmorphemen, temporalen Adverbien und Konjunktionen zusammen»[53, 25].

Е. В. Терехова отмечает: «Модель темпоральности можно представить как спроецированную на языковую плоскость спираль, охватывающую все уровни языка» [37, 7]. Другими словами, время входит в содержательную сторону языка, присутствуя на всех уровнях языкового пространства. Вместе с тем, темпоральность – это базирующееся на данной функционально–семантической категории функционально-семантическое поле, охватывающее грамматические (морфологические и синтаксические), лексические, а также комбинированные (лексико-грамматические, грамматико-контекстуальные) средства языка, используемые для выражения данной категории в языке.

Грамматические формы выражают отношение между явлениями объективной действительности в наиболее общем и поэтому, неопределенном виде. Лексико-грамматические средства обладают меньшей обобщенностью, но благодаря частичному переосмыслению компонентов приближаются к грамматической форме. Лексические средства, выполняя обычно номинативную функцию, называют явления объективной действительности или отношения между явлениями, в большей или меньшей степени конкретизируя их.

Так, Г. Койлерпишет: «So ergibt sich die jeweilige Temporalität einer Äußerung aus der Gesamtheit der temporalen Elemente und situativen Informationen, und die Tempusformen regeln nur die Zulässigkeit bestimmter temporaler Kontextverbindungen» [53, 28].

По мнению Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс доминанту поля времени в немецком языке образуют временные формы индикатива, так как временные формы являются универсальным и обязательным средством выражения времени. Все остальные средства более или менее факультативны, они лишь кооперируют с глагольными формами, выступая самостоятельно только в безглагольных предложениях [14, 43].

В немецком языке существует шесть временных форм (dasPräsens, dasPräteritum, dasPerfekt, dasPlusquamperfekt, dasFuturI и FuturII). При употреблении форм в разных речевых условиях проявляется их многозначность, происходит пересечение форм, сближение их значений. Приэтомкаждойформесоответствуетнесколькозначений.

КакотмечаетГ. Койлер, «Im Deutschen können mit Hilfe der 6 Tempusformen, Präsens, Perfekt, Präteritum, Plusquamperfekt, Futur I, Futur II, mindestens 15 temporale Bedeutungsvarianten ausgedrückt werden, da sie keinen chronologisch exakt definierbaren Zeitpunktabschnitt bezeichnen. Dies muß durch weitere temporale Einheiten der Äußerung oder des Textes geschehen»[53, 26].

1.1.1 Pr ä sens

Многие исследователи (В.Флемиг, Г. Койлер и др.) называют презенс «allgemein», «zeitindifferent». В. Флемигпредлагаетсчитатьпрезенсосновнойвременнойформойпарадигмы: «Das Präsens bezeichnet den allgemeinen Zeitverlauf, ohne dass eine Einschränkung oder Begrenzung dieses Verlaufs angezeigt wird. Durch das Präsens werden in Sätzen wiedergegebene Sachverhalte nicht ausdrücklich in den Zeitablauf eingeordnet. Auf Grund seiner umfassenden Verwendungsfähigkeit kann man das Präsens als das Grungtempus des Paradigmas betrachten»[46, 390].

ВследзаВ. ФлемигомГ. Койлертакопределяетсущностьвременнойформыпрезенс: «Das Geschehen oder Sein wird in der Zeit verlaufend dargestellt. Im Zusammenhang mit temporalen Kontextelementen kann es zur Bezeichnung der zeitlichen Indifferenz auf Gegenwart, Vergangenheit und Zukunft benutzt werden»[53, 26].

В. Юнг считает презенс нейтральной временной формой, поскольку презенс может траспонироваться в любой временной план. Приэтом, онподчеркивает: «Durch seine Achsenstellung innerhalb der Zeitstufen Zukunft - Gegenwart – Vergangenheit wird das Präsens zu einem neutralen Tempus. Wesentlich ist dabei die Vergegenwärtigung auch vergangenen, künftigen oder sich wiederholenden Geschehens durch den Sprecher»[52, 213].

Авторы малой немецкой энциклопедии также считают презенс нейтральной временной формой и называют его «AllgemeineZeit». Грамматическую функцию этой временной формы они определяют следующим образом: «DasPräsensverkörpertinnerhalbdesTempussystemseinezeitindifferenteoderneutraleGrundfunktion. Sein Zeitwert ist nicht eingeschränkt: Allgemeine Zeit. Im Präsens wird das Geschehen keiner Zeitstufe zugeordnet»[40, 842].

С этой позицией, рассматривающей презенс как наиболее общую временную форму, полемизируют исследователи К. Дилинг и Ф. Кемптер. Онипишут: «Das Präsens ist nicht, wie in manchen Grammatiken behauptet wird, „Allgemeinform“ oder „Allgemeintempus“, sondern läßt sich am besten als in mehreren Bedeutungsvarianten auftretende Form beschreiben. Schon eine Frage wie „Triffst du ihn gestern in der Stadt?“ zeigt die Fragwürdigkeit der Charakteristik „Allgemeintempus“»[41, 30].

Анализируя имеющиеся работы по данной проблеме, можно выделить следующие значения формы презенс:

1. Презенс употребляется для обозначения действия или состояния, совпадающего полностью или частично с моментом речи. Это значение реализуется в нейтральном контексте и может усиливаться лексическими средствами (jetzt, gerade, indiesemAugenblick).

Er studiert (jetzt) in Leningrad [60, 226].

Презенс, употребляющийся в данном значении, принято называть актуальным (aktuellesPräsens). КакотмечаетВ. Флемиг, «Das Präsens wird gebraucht in Sätzen mit Gegenwartsbedeutung, wobei Geschehen oder Sein und Redemoment etwa zusammenfallen (aktuelles Präsens), z.B. in aktuellen Äußerungen, deren Inhalt als zur Redezeit gültig betrachtet wird:

In diesem Augenblick lädt im Hafen ein holländischer Frachter fünfhundert Fernrohre aus »[46, 390].

2. Презенс служит также для выражения значения будущего времени (футуральный презенс). В этом значении презенс часто используется вместо футурума І. Значение будущего времени усиливается при добавлении обстоятельства времени.

О. И. Москальская объясняет употребление презенса в футуральном значении исторической обусловленностью – вплоть до 16-17 вв. презенс оставался общепринятой формой выражения будущего времени.

В. М. Жирмунский также указывает на то, что будущее время как особая форма отсутствовало во всех древне-германских языках: форма настоящего времени всегда могла иметь значение будущего. Пережитки этой стадии недифференцированности времен сохранились и в современном немецком языке [19, 361].

Касательно употребления форм настоящего времени для обозначения предстоящих действий Е. А. Реферовская замечает, что такого рода транспозиции имеют свое объяснение, во-первых, в двойственном характере системного значения формы, и, во-вторых, в авторском намерении достигнуть большей выразительности речи. «При таком употреблении презенса автор представляет действие свершающимся, а следовательно, совершенно реальным, в отличие от формы будущего времени, которая хотя и утверждает предстоящее действие, но делает это в какой-то мере условно, ибо высказывать абсолютную уверенность в совершении действия, время которого еще не наступило, психологически трудно» [28, 140]. При такой транспозиции формы презенса в план будущего сохраняется характер предельности или непредельности действия, которое представляется либо целостным, завершенным, либо как процесс без определения его временных рамок.

К. Дилинг и Ф. Кемптер отмечают роль вида глагола при актуализации значения презенса в тексте: «BeiderMonosemierungspieltdieAktionsartdesVerbsoderbesserseineAktionsrealisierungeinewichtigeRolle. Durative Verben bedeuten im Präsens meist Gegenwart, perfektive meist Zukunft»[41, 30].

Авторымалойнемецкойэнциклопедиипишут: «Künftiges Geschehn, das der Sprecher im Bewußtsein als gegenwärtig oder zeitlos erfaßt, wird im Präsens dargestellt. Das Geschehen wird hier durch lexikalische Mittel zeitlich eingeordnet.

Morgen haben wir wieder Stunde, Hans.

Das nächste Mal begleite ich dich nach Hause.

Ebenso kann das Präsens gebraucht werden, um die Gewißheit künftigen Geschehens auszudrücken

Wir erfüllen den Plan»[40, 843].

В.В. Вычегжанинособовыделяетрольлексическихсредствприактуализациифутуральногозначенияпрезенса: «Das futurische Präsens bezeichnet eine Handlung oder einen Zustand in der Zukunft unter dem Einfluß der aspektuellen Färbung der Lexik, äußerer lexikalischer Indikatoren mit einer futurischer Semantik sowie benachbarter Futurformen.

So einen Fehler mach´ ich gerne noch mal »[60, 227].

3. Презенс может выражать прошедшее время (т. н. исторический презенс). Эта форма употребительна в художественной литературе и в разговорной речи вместо претерита и служит для актуализации прошлого.

Как отмечает Е. А. Реферовская, когда прошлое действие обозначается формой презенса, что возможно лишь при наличии во фразе или в самой ситуации недвусмысленного указания на временной план действительного протекания действия, автор как бы перемещается в прошедшее, чтобы непосредственно наблюдать совершающиеся события, либо перемещает эти события в свой, авторский временной план [28, 140].

Г. Хельбиг и Й. Буша определяют сущность исторического презенса так: «DashistorischePräsensdrücktvergangeneSachverhalteaus. Ein Modalfaktor der Vermutung ist hier ausgeschlossen, und die Vergangenheitsbedeutung muss durch eine obligatorische Temporalangabe (od. durch den Kontext) deutlich werden. Diese Variante kommt in der Erzählung und Beschreibung historischer Tatsachen und in der Dichtersprache vor. Dort dient sie dazu, Vergangenes besonders lebendig zu gestalten»[50, 147].

В. Флемигпишет: «Das Präsens wird gebraucht in Sätzen mit Vergangenheitsbedeutung, wobei das Geschehen oder sein als vor dem Redemoment verlaufend angenommen wird (historisches Präsens), z. B.

In der präteritalen Erzählung zur lebendigen Vergegenwärtigung.

Die beängstigende Lage vor Verdun bildet den Gegenstand der Beratung: Was ist zu tun?

In lebendiger Schilderung vergangenen Geschehens.

Als ich gestern aus dem Hause trete, fällt mir doch ein Dachziegel unmittelbar vor die Füße!

In der Dokumentation.

Die erste Fassung von Brechts „Leben des Galilei“ entsteht 1938/39. Berthold Brecht lebt zu dieser Zeit in Dänemark »[46, 391].

К. ДилингиФ. Кемптерподчеркиваютрольпрагматическойинформации, которуюнесетвсебеисторическийпрезенс: «Das historische Präsens z. B. verändert nicht die Bedeutung der Aussage, sondern ihr kommunikatives Gewicht. In einer Prät-Erzählung werden einzelne Sätze oder Satzfolgen als besonders bedeutsam herausgehoben, „dramatisiert“. Nicht die Semantik, sondern die kommunikative Rolle des Tempus unterscheidet es von anderen. Damit wird die Anwendung pragmatisch markierter Tempora kommunikativ eingeschränkt. Das historische Präsens kann nicht in Fragen und anderen dialogbetonten Äußerungen verwendet werden. Es benötigt den Kontext einer erzählenden Situation, um einzelne Textteile zu dramatisieren»[41, 18].

4. Помимоперечисленныхвышезначений, существуеттакназываемый generellesPräsens. Как отмечает В. Флемиг, «DasPräsenswirdgebraucht in Sätzen mit allgemeiner zeitlicher Geltung ohne unmittelbaren Bezug zum Redemoment, z. B. In allgemeingültigen Äußeerungen, in wissenschaftlicher und sachlicher Prosa, aber auch zum Ausdruck des Üblichen, sich Wiederholenden

Die Erde dreht sich um die Sonne.

Die Sprache ist eine typisch menschliche Erscheinung »[46, 390].

В. Юнг указывает, что в этом значении презенс часто употребляется в поговорках.

Müßiggang ist aller Laster Anfang.

Was sich neckt, das liebt sich [52, 214].

В. В. Вычегжанинпишет: «Das generelle Präsens abstrahiert vom Redemoment und bezeichnet ein Merkmal, das so lange vorhanden ist, wie das Subjekt existiert. Diese Bedeutung ist in Sprichwörtern, Gesetzesformeln, Regeln anzutreffen

Was ist Arbeitsproduktivität?

Einem geschenkten Gaul sieht man nicht ins Maul »[60, 227].

5. Презенс выражает длительное действие, совершающееся в данный период времени. В. Юнг отмечает, что в этом значении презенс часто употребляется в репортажах и в театральных пьесах, когда нужно передать действия, которые невозможно или очень сложно изобразить на сцене.

Er wohnt auf dem Lande, studiert in Leipzig. Er ist krank.

Er ist wieder gesund. Wir warten schon drei Stunden [52, 214].

6. Всочетаниислексическимиединицами, как wohl, sicher, doch презенсвыражаетпредположение.

Er arbeitet wohl.

Du bist doch am Abend zurück? [40, 214].

7. Д. Вундерлих добавляет к вышеперечисленным значениям следующее значение презенса - презенс используется в приказаниях и иструкциях.

Du hältst jetzt den Mund! Fußgänger benutzen die andere Straßenseite.

Erwachsene nehmen täglich 3 mal 20 bis 40 Tropfen in Wasser oder Tee [62, 133].

1.1.2 Pr ä teritum

Претерит определяется исследователями как наиболее однозначная форма, характеризующая действие, протекающее в прошедшем времени. Какотмечаютавторымалойнемецкойэнциклопедии: «Da der grammatische Zeitwert des Präteritums weit eindeutiger festgelegt ist als der des Präsens, ist sein Gebrauch im wesentlichen auf die Bezeichnung vergangener Geschehnisse beschränkt»[40, 846].

В. Флемигдаетследующуюдефинициюпретериту: «Das Präteritum charakterisiert ein Geschehen oder Sein als „in der Vergangenheit verlaufend oder andauernd“. Der dementsprechende Sachverhalt wird ausdrücklich der Zeit vor dem Redemoment zugeordnet und erscheint in einem deutlichen zeitlichen Abstand zum Redezeitpunkt»[46, 26].

ВследзаВ. ФлемигомГ. Койлерзамечает, «Das Präteritum deutet an, dass ein Geschehen oder Sein vergangen ist, d. h. in der Vergangenheit stattgefunden hat bzw. verlaufen ist. Der Verlauf liegt im Distanzverhältnis vor dem Redemoment, jedoch ist kein Abschluß oder eine Begrenzung bezeichnet. Das Präteritum ist nicht vereinbar mit temporalen Kontextelementen, die das Geschehen als verlaufend bzw. stattfindend bezeichnen»[53, 26]. ПриэтомГ. Койлерподчеркивает, чтопретеритумявляетсясемантическиоднозначнойформой: «Durch die Gebrauchsvarianten der Tempora erkennt man, dass nur Präteritum und Plusquamperfekt semantisch eindeutig festgelegt sind. Alle anderen Tempusformen können durch die Verbindung von Tempusbedeutung und temporalen Kontextelementen Sätze mit unterschiedlicher temporaler Bedeutung formen»[53, 28].

Исследователи часто называют претерит «TempusderErzählung», «Erzähltempus». Так, Г. ХельбигиЙ. Бушасчитают: «Das Präteritum hat nur eine Bedeutungsvariante: es bezeichnet vergangene Sachverhalte. Es wird sowohl in der Umgangssprache, als auch in der Dichtersprache gebraucht (es ist das spezifische Tempus der Erzählung)»[50, 148].

В. Юнгпишет: «Im Präteritum wird vergangenes Geschehen dargestellt. Th. Mann bezeichnet den Erzähler sogar als „raunenden Beschwörer des Imperfekts“. Das Präteritum verweist erinnernd in die Vergangenheit. Es beschreibt und schildert Zustände ebenso wie Handlungen und Vorgänge. Es stellt sowohl das Nacheinander der Geschehnisse als auch Gleichzeitiges dar und ermöglicht so den Eindruck der Stetigkeit in der Vergangenheit.

An einem Augusttag war es . Der heiße Mittag drückte die braune Ebene.

Schiller wurde 1759 in Marbach geboren .

Jetzt war alles nicht so arg »[52, 215].

Авторымалойнемецкойэнциклопедии, ссылаясьнаБринкмана, такопределяютпретеритум: «Das Präteritum ist im Deutschen das eigentliche Erzähltempus, genauer das Tempus der Erinnerung (Brinkmann)»[40, 846].

Х. Крёгеруказываетнато, чтопервоначальнымзначениемпретеритаявлялосьвыражениепрошедшего, неимеющегоконтактаснастоящимдействия: «Diese zeitliche Distanzierung erlaubt dem Sprecher, sich durch den Gebrauch des Präteritums von der Unmittelbarkeit seines Gegenwartserlebens zu lösen und sich zugleich mit Anteilnahme und Objektivität dem Erzähler vergangener Geschehnisse zuzuwenden. Das in Präteritum erzählte Geschehen erhält dadurch einen hohen Grad an Faktizität; das Präteritum wird infolgedessen oft als sachliche, kalte und objektive Tempusform charakterisiert, weil die präteriale Aussage nicht von der subjektiven und gefühlsmäßigen Wertung des Sprechers beeinflusst wird. Alle diese Eigenschaften sollen das Präteritum als Haupttempus in erzählenden Textenkennzeichnen»[54, 179].

Выделяются следующие значения претеритума:

1. Многие исследователи сходятся во мнении, что основная функция претерита – выражение прошедшего времени. В этой функции претерит употребляется как в разговорной речи, так и в художественной литературе.

Какотмечаютавторымалойнемецкойэнциклопедии: «Sein grammatischer Wert löst das Geschehen von der Gegenwart ab: Der Zeitablauf in der Vergangenheit reicht nicht bis in die Gegenwart hinein. Damit ist es zur objektiven Darstellung vergangenen Geschehens geeignet.

Schorsch Philipp Seuffert, seit der großen Frühlingsschlacht im Jahre 1918 zu dringender Feldarbeit reklamiert, bemerkte Mitte Juni, dass sein Weib Anna Barbara guter Hoffnung war »[40, 846].

В. Флемигпишет: «Das Präteritum wird auf Grund seiner Vergangenheitsbedeuttung gewöhnlich als Erzähltempus verwendet, so in der literarischen Erzählung, im Roman, aber auch im Gespräch, wenn die Distanz zum Redemoment deutlich werden soll, u. U. auch wenn die Darstellung eines kontinuierlichen Handlungsverlaufs angestrebt wird.

Die Abteilung stand auf . Mit herausgewälzten Augen stierte man in den Nebel vorn. Zehn Schritt zur Seite fiel ein Man in die Knie und rief lallend die Götter an. Zu spät, schien es Sokrates… »[46, 391].

2. В определенном контексте претерит служит для выражения настоящего или будущего времени, реализуясь в виде несобственно-прямой речи (erlebteRede).

К. ДилингиФ. Кемптерпишут: «Das Präteritum kann Gegenwart oder Zukunft ausdrücken:

…es war jetzt genau acht Uhr zehn Minuten. Um neun Uhr zwanzig ging der Zug von Berlin nach Kopenhagen. Und nun wollten wir ja wohl die Prinzessin abholen.

Solche Passagen in Erzählungen werden oft als „erlebte Rede“ bezeichnet. Das ist ein Begriff der Stilebene. Semantisch handelt es sich um den Hinweis darauf, daß es sich nicht um Gedanken des Erzählers, sondern um Gedanken seiner Personen handelt, die er referiert»[41, 18-19].

К. Дилинг указывает на наличие литературных текстов, в которых претеритум служит для выражения настоящего времени. Онпишет: «Es gibt literarische Texte, in denen man das Präteritum als „gegenwärtig“ versteht – bei Ersatz durch Präsens ändert sich freilich die stilistische Expressivität»[42, 233].

В. Флемигзамечаетобупотреблениипретеритавзначениинастоящегоилибудущеговремени: «Gegenwarts- oder Zukunftsverweise in Verbindung mit Präteritalformen sind gewöhnlich nicht auf den Redemoment, sondern auf den Handlungsmoment bezogen»[46, 392].

1. 1.3 Perfekt

Многие исследователи сходятся во мнении, что перфект возник как форма законченности, завершенности действия, т.е. как видовая форма (В. М. Жирмунский, Е. А. Реферовская и др.)

Е. А. Реферовская пишет, что в тексте перфект используется для обозначения действий не только завершенных, но – более того – действий, предшествующих другим действиям независимо от временного плана, в который те и другие помещаются. Так, в сложных формах фозникают значения «относительного времени», т. е. за ними закрепляется функция обозначения хронологической последовательности действий. И если в момент своего появления сложные формы были, прежде всего, формами видовыми, формами завершенности действий, впоследствии они превратились в формы «предшествования» [28, 144].

В. Флемигпишет: «Das Perfekt zeigt an, das ein durch das Verb bezeichnetes Geschehen oder Sein als „vollzogen“, „abgeschlossen“ gilt. Das Perfekt bezeichnet einen allgemeinen Vollzug. Ein Geschehen wird als vollzogen charakterisiert, ohne dass es ausdrücklich auf eine bestimmte Phase des Zeitablaufs festgelegt wird. Wann ein Geschehen als vollzogen zu gelten hat, wird durch die Perfektform allein nicht angezeigt. Da „Abschluss“ eines Geschehens häufig vor dem Redemoment angesetzt werden kann, leigt es nahe, die zeitliche Einordnung solcher Sachverhalte aus der Sicht des Redemoments als „vergangen“ zu verstehen. Der Vollzugscharakter des Perfekts kennzeichnet ein Geschehen als „Ereignis“ oder „Resultat“, ein vollzogenes Geschehen wird „festgestellt“ (nicht „erzählt“)»[46, 392].

Г. КойлерприсоединяетсякмнениюВ. Флемига: «Das Perfekt ist in seiner Bedeutung nicht grundsätzlich auf eine bestimmte Zeitstufe eingeschränkt. Die isolierte Perfektform zeigt nicht an, wann das Geschehen vollzogen ist und ist daher verträglich mit Kontextelementen der Gegenwart, Vergangenheit und Zukunft. Der Vollzug liegt vor dem Redemoment, d. h. die zeitliche Einordnung des Sachverhalts wird aus der Sicht des Redemoments als „vergangen“ betrachtet und das Perfekt als Vergangenheitstempus aufgefasst. Wird das Perfekt als „vollzogen“ betrachtet, ist die zeitliche Einordnung vor dem Redemoment nicht relevant» [53, 26].

Е. В. Гулыга и Е. И, Шендельс пишут, что перфект как бы перебрасывает мостик между неактуальностью и актуальностью, между прошедшим и настоящим. Он выражает действия, имевшие место в прошедшем, но не потерявшие связи с настоящим. Он обладает семой «контактность с настоящим»[14, 49].

В. Юнг особо отмечает сему законченности действия, присущую, по его мнению, всем значениям перфекта: «DasPerfekthatseinerBildungentsprechendVollzugscharakter. Es stellt fest. Der Gedanke an einen Ablauf ist ausgeschlossen. Diese aktionale Bedeutungskomponente kennzeichnet alle Varianten beim Gebrauch des Perfekts»[52, 216].

Авторымалойнемецкойэнциклопедииопределяютфункциюперфектакаквыражениезаконченностидействия: «Das Geschehen wird als vollzogen, vollendet oder abgeschlossen dargestellt. Der grammatische Wert des Perfektgefüges als Tempusform ist demnach: Vollendete Zeit, vollzogenes Geschehen (Glinz). Wann das Geschehen vollzogen ist, wird vom Perfekt nicht ausgedrückt»[40, 848].

На основании работ различных исследователей можно выделить следующие значения, которые постулируются временной форме перфект:

1. Перфект употребляется для выражения прошедшего времени. К. Дилинг считает, что в этом значении перфект употребляется наиболее часто. Как отмечает Е. А. Реферовская, будучи формой «преднастоящего», перфект, тем самым, является формой прошедшего времени[28, 144-145].

В. М. Жирмунский говорит о том, что в новонемецком сложное прошедшее по своему значению в основном совпадает с простым, вытесняя последнее из употребления в южнонемецких и частью в средненемецких диалектах и конкурируя с ним в обиходной форме национального языка. В основном в современном немецком языке между формами претеритума и перфекта осталось стилистическое различие: перфект является «прошедшим разговорным», простое прошедшее господствует в связном книжном повествовании(«прошедшее историческое»). Такая дифференциация объясняется тем, что вытеснение старой формы прошедшего происходит по преимуществу под влиянием живой разговорной речи: в общем развитии структуры немецкого языка эта форма прогрессивная[19, 360-361].

В. Флемигпишет: «Das Perfekt wird gebraucht in Sätzen mit Vergangenheitsbedeutung, deren Geschehen als vor dem Redemoment vollzogen betrachtet wird, ohne dass die Distanz – wie im Präteritum – ausdrücklich angezeigt wird. Daher kann ein Geschehen im Perfekt als „an den Redemoment heranreichend“ interpretiert werden.

(Was nun meine katholische Herkunft angeht), so hat sie selbstverständlich meinen inneren Menschen gemodelt und beeinflusst… »[46, 392-393].

Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс отмечают, что перфект оформляет выражение действия в прошлом, которое оценивается с позиции настоящего:

Ich bin all mein Lebtag nach ihm gelaufen und habe ihn nicht einmal zu sehen gekriegt [14, 49].

К. Дилинг и Ф. Кемптер считают, что перфект в большинстве случаев выражает прошедшее время и может быть заменен формой претеритума:

Vorgestern habe ich das Buch gefunden = Vorgestern fand ich das Buch [35, 32]. Онипишут: «Immer, wenn sich das Interesse des Sprechers auf eine vor der Sprechzeit liegende Aktzeit konzentriert ß und das ist natürlich immer bei der Wann-Frage der Fall -, handelt es sich um Vergangenheitsperfekt»[14, 32].

2. Перфект употребляется для выражения законченного действия, результат которого существует в настоящем времени.

Так, В. М, Жирмунский пишет, что первоначальное значение перфекта было видовое – он служил для обозначения настоящего результативного, т.е. законченного действия, результаты которого существуют в настоящем времени (по терминологии Зюттерлина: vollendeteGegenwart – «законченное настоящее»)[19, 359]. Это видовое значение сложного прошедшего связано с перфективным значением причастия II с частицей ge- как признаком совершенного вида.

Е. А. Реферовская считает, что перфект в первую очередь обозначает действие, законченное к моменту настоящего времени, а затем уже и просто прошедшее действие. Презенс вспомогательного глагола связывает форму перфекта с настоящим временем и делает ее в основном разговорной формой, что объясняет ее преимущественное употребление в прямой речи[28, 144].

В. В. Вычегжанинпишет: «Das Perfekt bezeichnet eine Handlung, die durch ihr Ergebnis unmittelbar mit dem Redemoment verbunden ist.

Ich bin Arzt . Das heißt, ich habe gerade mein Studium beendet »[60, 228].

К. ДилингиФ. Кемптерполагают: «Immer, wenn der die Sprechzeit überlappende resultative Zustand thematesiert wird, handelt es sich um Resultatsperfekt.

Man sieht ihm an, daß er seit Tagen nicht geschlafen hat »[41, 32].

3. Перфект употребляется вместо футурума II для выражения законченного действия в будущем, но лишь в сочетании с соответствующими лексическими средствами.

Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс считают, что перфект занимает в сфере будущего положение, аналогичное плюсквамперфекту в сфере прошедшего. Перфект ориентирован на другую форму из сферы будущего, он семантически несамостоятелен, так как специализируется на выражении разновременности в будущем.

„Wenn du es geschafft hast, werde ich nicht mehr bei dir sein“, hatte sie einmal gesagt“ [14, 54].

Авторы малой немецкой энциклопедии приводят следующие примеры употребления перфекта в значении будущего времени:

Und was wir heute finden, werden wir morgen von der Tafel streichen und erst wieder anschreiben, wenn wir es noch einmal gefunden haben.

Es wird nicht lange dauern, dann habe ich die Aufgabe gelöst. Ich werde arbeiten, bis ich es geschaffen habe [40, 849].

Таким образом, даже в тех случаях, когда предельный глагол употребляется в форме перфекта по транспозиции, для обозначения предстоящего действия, форме перфекта свойственно значение законченности.

1.1.4 Plusquamperfekt

В. М. Жирмунский полагает, что предпрошедшее (Plusquamperfekt) первоначально означало действие, результат которого существовал и в прошедшем (прошедшее результативное). Позже вырабатывается значение «предпрошедшего», т.е. относительного времени, обозначающего действие более раннее, чем то прошедшее, с точки зрения которого ведется рассказ[19, 361].

Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс определяют плюсквамперфект как зависимую от претерита форму: «Длительное повествование не может вестись в этой форме, плюсквамперфект всегда выражает действие, ориентированное на другое действие в претерите, предшествующее ему или, реже, следующее за ним»[14, 50]. Поэтому эти авторы уделяют плюсквамперфекту в микрополе прошедшего времени периферийное место.

Исследователи сходятся во мнении, что плюсквамперфект – это форма выражения законченного действия в прошлом (В. Флемиг, Г. Койлер, В. Юнг и др.)

В. Флемигпишет: «Das Plusquamperfekt bezeichnet einen Vollzug in der Vergangenheit. Ein Geschehen wird ausdrücklich als vor dem Redemoment vollzogen, abgeschlossen charakterisiert»[46, 394].

Авторымалойнемецкойэнциклопедиитакжесчитаютплюсквамперфектформойзаконченногодействиявпрошлом: «Die Verbindung der grammatisch eindeutigen Präteritalform mit der Vollzugsform des Verbs verleiht dem Plusquamperfekt den Wert: in der Vergangenheit vollzogen, vollendet»[40, 849].

В. Юнготмечаетзаконченныйхарактердействиявплюсквамперфекте: «Auch das Plusquamperfekt hat Vollzugscharakter. Es stellt Vorgänge dar, die in der Vergangenheit vollendet sind. Es verhält sich zum Präteritum wie das Perfekt zum Präsens»[52, 217].

Плюсквамперфектсчитаетсянаиболееоднозначнойсточкизрениясемантикиформой, очемпишетГ. Койлер: «Plusquamperfekt ist semantisch eindeutig festgelegt. Alle anderen Tempusformen können durch die Verbindung von Tempusbedeutung und temporalen Kontextelementen Sätze mit unterschiedlicher temporaler Bedeutung formen»[53, 28].

Форма плюсквамперфекта способна выражать следующие значения:

1. Плюсквамперфект выражает законченное действие в прошедшем времени.

В. В. Вычегжанинвыделяетвэтомзначенииперфектаследующиесемы: «Seme: Folge einer Handlung auf eine andere, Vergangenheit, Kontakt, Abgeschlossenheit»[60, 229].

Авторымалойнемецкойэнциклопедиитакжевыделяютэтуфункцию: «Als Vollzug in der Vergangenheit, als vorvergangene Zeit oder vollendete Vergangenheit ist der grammatische Wert des Plusquamperfekts eindeutig festgelegt und sein Gebrauch im wesentlichen darauf beschränkt, ein Geschehen mit einem anderen in Beziehung zu setzen und als früher vollendet zu bezeichnen

Der Mann ohne Eigenschaften… hieß Ulrich, und Ulrich…hatte die erste Probe seiner Sinnesart schon an der Grenze des Knaben- und Jünglingsalters…abgelegt [40, 849].

2. В. Юнгвыделяеттакжеследующуюфункциюплюсквамперфекта: „Direkte, im Dialog im Perfekt gegebene Rede wird als erlebte Rede im Plusquamperfekt wiedergegeben“

Riedl rührte sich nicht. Er sah den Mann an. Das Gesicht kam ihm bekannt vor. Wo aber hatte er es gesehen? [52, 218].

3. Плюсквамперфект может выражать предшествование в прошедшем времени. К. ДилингиФ. Кемптерпишут: «Das Plusquamperfekt wird oft als relative Zeit bezeichnet. Dies trifft jedochnur auf die Vorvernangenheitsvariante zu, in der tatsächlich zwei Aktzeiten zeitlich in Beziehung zueinander gesetzt werden, nicht auf das Resultativplusquamperfekt, das eine temporale und eine aktionale Information enthält und deshalb auch nich durch Präteritum ersetzt werden kann»[41, 34].

Авторымалойнемецкойэнциклопедиисчитают: «Als relative Zeitform, durch die zeitliche Beziehungen ausgedrückt werden, dient das Plusquamperfekt im Satzgefüge vorwiegend der zeitlichen Ordnung des Geschehens.

Er steckte, nachdem er eine Weile im Kopf gerechnet hatte, lachend die Uhr in die Tasche und stellte fest, daß er Unsinn getrieben habe »[40, 849].

1. 1.5 Futur I

В. М. Жирмунский отмечает, что сочетания с werden, из которых разовьется объективное будущее в средневековом немецком языке употребляются крайне редко и имеют в основном видовое значение. Первоначально werden с инфинитивом имело начинательное значение и употреблялось также и в прошедшем времени. В диалектах объективное будущее с werden частично до сих пор не употребительно или имеет модальный оттенок. Вместо будущего обыкновенно употребляется настоящее[19, 364].

В современной германистике отражается большое разнообразие точек зрения по поводу статуса футурума:

1. конструкция «werden+инфинитив» является неоднозначной формой, но основное ее значение – это темпоральность как указание на будущее время (Адмони, Вундерлих, Москальская, Шендельс).

2. конструкция «werden+инфинитив» преимущественно функционирует в модальном значении, относясь как к будущему, так и к настоящему времени (Итаяма, Шульц и др.)

3. в конструкции «werden+инфинитив» совмещены две формы – темпоральная и модальная (Жеребков).

4. конструкция «werden+инфинитив» не является ни темпоральной, ни модальной формой, а означает нечто «третье» (Бринкманн, Флемиг, Эрбен).

Д. Вундерлихпоповодуфутурума, выражающегобудущеевремясчиатет: «Selbstverständlich besitzt auch schon das zukunftbezogene Futurum I eine modale Qualität – wie überhaupt alle Formen, die auf Zukunft verweisen -: es handelt sich einfach darum, dass alle Aussagen über zukünftige Ereignisse nicht Aussagen über Faktisches sind, sondern solche über Mögliches»[62, 137].

Интересна точка зрения М. Итаяма, считающего конструкцию werden + инфинитив модальнее, специализированные средства выражения модальности (модальные глаголы). Итаяма отмечает, что для выражения будущего времени также используется презенс, а конструкция werden+инфинитив является несоотнесенной с временным планом (undifferenziert) также как и презенс. РазличиеИтаямаусматриваетвотношенииговорящего: «Bei einem Sachverhalt, dessen sich der Sprecher sicher ist, wird in den meisten Fällen das Präsens verwendet. Wenn der Sprecher dagegen eine Annahme über etwas Zukünftiges äußert, für die er nicht die volle Verantwortung übernehmen will, muß er dies sprachlich markieren. Der Unterschied zwischen Präsens und werden-Fügung liegt in der Modalität, also darin, wie der Sprecher die Faktizität des Sachverhaltes einschäzt»[51, 233].

Е. А. Реферовская считает, что форма футурума служит для категорического утверждения предстоящего дйествия. Это временное значение формы можно считать в известной мере условным, ибо всякое, даже категорически утверждаемое предстоящее действие, может и не состояться. Именно эта невозможность выражения во всех случаях полной уверенности в совершении действия в будущем и послужила, по мнению Е. А. Реферовской, психологической причиной для создания еще одной формы предстоящего действия, формы кондиционалиса, которая обозначает не категорически утверждаемое будущее действие[28, 140-141].

В. Флемигпишет: « Das Futur I bezeichnet die mehr oder weniger nachdrückliche Ankündigung oder Voraussage eines erwarteten Geschehens, gewissermaßen auf Grund einer geistigen Vorwegnahme des künftig Eintretenden. Das Futur I ist ausdrücklich nicht auf Vergangenes zu beziehen und charakterisiert das Erwartete in einem gewissen Abstand, also als „noch nicht begonnen“, aber auch als „noch nicht abgeschlossen“»[46, 395].

А. И. Волокитина полагает, что конструкция werden + инфинитив, репрезентирующая футурум, заключает в себе парадигматически закрепленное значение будущего времени в темпоральной системе немецкого языка. Иные значения этой формы изначально парадигматически не обусловлены. Объединяющим началом семантики футурума служит обобщенное значение «прогноза», присутствующее во всех его употреблениях[9, 49].

Е. В. Зуевская отмечает, что функционально- семантический статус формы футурум в рамках исторического периода XX века охвачен динамикой, в которой проявляется тенденция к уменьшению доли ее использования как средства выражения будущего времени при одновременном увеличении доли презенса в этом значении [20, 2].

Функциональная многозначность формы футурум сопряжена с ее прагматической составляющей, объединяющей модальные значения предположения и побуждения.

Для актуального значения футурума I большую роль играет лицо, в котором стоит подлежащее. Для информационных жанров характерно повествование в третьем лице, при этом футурум I в третьем лице выражает преимущественно предположение в настоящем или будущем времени.

1. Футурум выражает предполагаемое действие в настоящем времени. Эту форму часто заменяет презенс. Семантическое различие между ними в том, что у презенса отсутствует значение предположения.

В. Флемигпишет: «Das Futur I erscheint in Sätzen mit Gegenwartsbedeutung. Ein Geschehen oder Sein wird als zum Redezeitpunkt gültig erwartet (Vermutung)

Es wird eine Schwalbe sein, (die dort flattert.)

Dein Ausweis wird im Schreibtisch liegen »[46, 395].

2. Футурум служит для выражения будущего времени.

Ich werde gleich kommen.

Im nächsten Sommer wird er nach Spanien zur Erholung fahren.

3. Футурум может употребляться в общих (универсальных) высказываниях.

Ein guter Vater wird stets seine Kinder lieben

4. Во втором лице футурум используется для выражения требования.

Du wirst das gleich machen!

Ihr werdet ihre Aufgaben bis morgen erledigen!

1.1.6 Futurum II

В. М. Жирмунский пишет, что будущее относительное обозначает действие, которое будет закончено прежде того будущего, с точки зрения которого ведется рассказ. Эта форма употребляется главным образом в книжном языке и возникла как перевод соответствующих латинских оборотов. В разговорном языке она имеет значение прошедшего с модальным оттенком (возможности).

Wo wird er die Nacht zugebracht haben? [19, 364]

1. Футурум II выражает предполагаемое действие в прошедшем времени. Это значение футурума может заменить перфект, при условии добавления к нему лексического средства, выражающего предположение.

Ich werde mich geirrt haben. = Ich habe mich wahrscheinlich geirrt.

2. Футурум II употребляется для выражения законченного предполагаемого действия.

Peter wird (vor einigen Stunden) eingeschlafen sein“ [9, 157].

3. Футурум II служит для выражения законченного действия в будущем.

Bald werden wir es geschafft haben.

1.1.7 Лексические показатели временных значений глагола

Всю темпоральную лексику можно объединить под одним названием «лексические показатели» или «лексические конкретизаторы глагольного времени» [25, 57]. Лексические показатели времени используются в предложении для уточнения временных отношений.

В немецком языке можно выделить:

1) прямые лексические темпоральные показатели,

2) косвенные лексические темпоральные показатели.

К первой группе относятся лексические единицы, имеющие ярко выраженную темпоральную семантику. Лексические единицы, составляющие вторую группу, приобретают ее лишь в контексте. К косвенным лексическим темпоральным показателям можно отнести наименования различных научных реалий, открытий, изобретений, ученых или периодов действия, а также существительные, которые при употреблении их в предложении с временным предлогом приобретают процессуальную семантику.

В качестве косвенных лексических показателей времени Е. В. Терехова предлагает выделять следующие группы существительных с предлогами:

1) отглагольные существительные, имеющие абстрактное значение действия, процесса: beim Rasieren ,

2) названия времени приема пищи: vor dem Mittagessen ,

3) названия блюд и напитков: sich beim Tee unterhalten ,

4) названия сосудов с жидкостью: bei einem letzten Glas Wodka ,

5) названия лиц и имен собственных: bei Peter dem Gro ß en .

Внутри прямых лексических показателей времени можно выделить:

-наречия как компоненты поля времени,

- существительные как компоненты поля времени,

- прилагательные как компоненты поля времени.

Наиболее общий характер носит временное значение таких наречий как jetzt - damals и их синонимов (heutzutage , nun , gegenw ä rtig fr ü her , ehemals , einst ). Jetzt сопровождает все временные формы микрополя настоящего времени, и в то же время может относится к микрополю будущего времени. Сочетаясь с перфектом,jetzt может обозначать актуальность результата прошедшего действия.

Jetzt habe ich dich verstanden.

В отличие от jetzt damals , fr ü her и др. относятся только к микрополю прошедшего времени и сочетаются только с формами прошедшего времени и с историческим презенсом.

Информация наречий местоименного характера heute gestern morgen более определённа, чем у jetzt - damals . Они распределены по трём микрополям, при этом heute относится ко всем трём.

Все остальные наречия времени не обозначают конкретное время, а дают более или менее общую временную ориентацию (наиболее конкретную у слов nachmittags, vormittags и наименее конкретную у слов früher, einst, je). Е. В. Гулыга и Е. И, Шендельс пишут: «Некоторые наречия распределены по трём Микрополям Настоящего, Будущего и Прошедшего времени:

Поле настоящего времени: jetzt, nun.

Полепрошедшеговремени: früher, damals, gestern, vorgestern, einst, einstmal, derzeit, seinerzeit, vorhin, neulich, jüngst.

Полебудущеговремени: bald, nächstens, sogleich, sofort, späterhin» [14, 64].

Наречия каждого поля сопровождают соответствующие глагольные формы и создают типичный для данных форм контекст в качестве типичных сопроводителей. С помощью наречий презенс и формы прошедшего времени, перенесенные в контекст будущего времени, приобретают значение будущего времени.

Многие наречия времени не закреплены за каким-то одним полем, они могут принадлежать ко всем трём микрополям. Для достижения большей точности наречия объединяются в словосочетания (heuteabend). К наречиям могут присоединяться числительные, обозначающие время.

Основное назначение наречий заключается в том, что они уточняют те отношения, которые выражены в самом общем виде временными формами глагола. Наречия, закреплённые за микрополем, создают типичный для временной формы контекст. Но наречия не могут информировать о точном измерении времени и о точной временной локализации. Для ещё большего уточнения временных координат служат имена существительные.

Временныеотношенияпередаётвпервуюочередьтематическаягруппасуществительныхсозначениемвремени: die Zeit, die Gegenwart, die Vergangenheit, die Zukunft, das Jahr, der Monat, die Woche, der Tag, die Stunde, die Minute, die Sekunde, der Januar, der Sonntag, der Morgen, die Nacht, die Uhr.

Существительноеможетиметьприсеберазличныепредлогииприлагательные: in der Nacht, vor der Nacht, nach der Nacht; eine schöne stille Nacht im August. Из этого видно, что существительное обладает большими сочетательными возможностями, чем наречие. Таким образом, благодаря своим валентностным связям, существительное способно образовать группу, передающую большую по объёму информацию.

Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс пишут: «Наивысшая точность и определённость временной характеристики достигается с помощью группы существительного, в которую входят предлоги, а также местоимения, числительные, прилагательные, инфинитив, причастия, другие существительные в качестве определений» [14, 67].

Существительные передают следующие временные отношения:

1.Уточнение времени действия: Es ist zehn Uhr . Heute ist der 6. November .

Наиболее точно эти отношения передают числительные и существительные специализированной группы.

2. Уточнение длительности действия:

а) с помощью существительных специализированной группы в аккузативе: den ganzen Tag , drei Stunden .

б) с помощью существительных специализированной группы с предлогом:eine Stunde lang , w ä hrend des Jahres .

в) с помощью существительных, обозначающих процесс: w ä hrend der Vorlesung , beim Tanze .

Существительное с предлогом способствует экономии выражения и увеличению ёмкости предложения.

3. Выражение кратности действий:jedes Jahr , jeden Tag .

От некоторых наречий и существительных со значением времени образован ряд прилагательных: dieheutige, frühere, zukünftigeLage. Благодаря подобным прилагательным можно охарактеризовать предмет через его связь со временем.

1.2 Поле будущего времени

1.2.1 Понятие функционального поля времени

Основанием для отнесения совокупности средств выражения, относящихся к разным уровням, но служащих для передачи одинаковых отношений, смыслов или значений к полю служит наличие общего семантического признака, который может иметь как грамматическую, так и лексическую природу, так как он обнаруживается у явлений, относящихся к разным уровням.

Исследованию теории полей в грамматике посвящены работы Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс, Г. С. Щура, В. Г. Адмони, Г. Мюллера, Х. Бринкманна и др. В нашем исследовании мы придерживаемся концепции Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс, которые определяют грамматико-лексическое поле как систему, образованную совокупностью разнообразных взаимодействующих средств грамматического и лексического уровней, призванных выражать и называть общие значения [14, 9-10] и опираемся на теоретические положения А. В. Бондарко о функционально – семантическом поле, под которым он понимает систему разноуровневых единиц, базирующихся на определенной семантической категории. Таким образом, мы рассматриваем функционально – семантическое поле как разноуровневый грамматический концепт, обладающий набором различных средств, связанных между собой системными отношениями.

В теории полей в немецком языке выделяют: поле множественности, поле времени, модальное поле, компаративное поле, поле одушевлённости (неодушевлённости), указательное поле.

Функциональному полю времени, на основании выделенных Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс признаков грамматико-лексического поля, постулируется ряд признаков:

1.Наличие инвентаря средств разных уровней, связанных между собой системными отношениями:

Морфологических – временные формы глагола;

Морфолого-синтаксических – именные формы глагола;

Лесических – наречия, существительные, прилагательные.

Все средства, которые входят в состав поля, являются его конституентами.

2. Наличие общего значения (значения темпоральности), которое в той или иной степени присуще его конституентам. Грамматическое значение, для выражения которого в языковой системе существует специальная грамматическая форма, может повторяться на других уровнях языка. Но Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс подчёркивают то, что средства каждого уровня неоднородны и неравноценны. Они не дублируют друг друга, отражая при этом специфику своего уровня.

3. Общее значение Поля Времени не едино. Оно распадается на три значения, каждое из которых образует микрополя. Значение настоящего времени образует Микрополе Настоящего Времени, значение прошедшего времени – Микрополе Прошедшего, значение будущего времени – Микрополе Будущего.

4. Поле Времени обладает неоднородной, сложной структурой, которую можно представить в виде горизонтального и вертикального сечений. По горизонтали располагаются семантические участки-микрополя. Поле Времени состоит из трёх микрополей: Микрополя Настоящего, Микрополя Прошедшего и Микрополя Будущего. В Поле времени можно выделить доминанту – это временные формы глагола.

Доминантой каждого микрополя является грамматическая форма времени индикатива в основном своём значении. Этот конституент поля является наиболее специализированным средством для выражения значения времени. Временные формы являются обязательным средством выражения времени. Далее располагаются временные формы индикатива в своих второстепенных значениях.

Конституентами микрополей являются также прикреплённые к ним наречия времени (morgen, heute, damals и.т.д.). Все остальные средства факультативны, они лишь конкретизируют временной план и соотношение действий. Сопровождая временные формы, они уточняют или модифицируют временное значение предложения. Самостоятельно они могут выступать только в безглагольных предложениях, поэтому доминантой Поля Времени следует считать временные формы глагола [14, 43].

Вокруг доминанты группируются наиболее тесно связанные с ней конституенты, образующие ядро поля. На периферии поля располагаются конституенты, отдалённые от ядра. Благодаря своей многозначности, один конституент может участвовать в нескольких полях в качестве доминанты одного микрополя и находиться на периферии другого. Многозначность конституентов создает предпосылки для связи микрополей внутри одного поля, а также разных полей между собой.

В большинстве работ, посвященных исследованию функционально – семантического поля темпоральности, основное внимание уделяется описанию центрального сегмента. В связи с этим возникает необходимость уточнения понятия периферийных средств выражения временных значений и основных критериев, по которым единица относится к периферии функционально – семантического поля. О. В. Петрянина выявляет пять признаков периферийности ФСП:

1. имплицитность отношений, которая проявляется как на синтаксическом, так и на семантическом уровнях,

2. свернутая предикативность,

3. меньшая частотность по сравнению с конструкциями, относящимися к центру ФСП,

4. синтаксическая раздробленность конструкций,

5. способность конструкций выражать сопутствующие отношения, контаминировать смыслы [27, 9].

Исходя из перечисленных признаков можно сделать вывод о том, что семантизация темпоральной лексики может осуществляться также с помощью слов нетемпоральной семантики, находящейся на периферийном опложении ФСП темпоральности (с помощью различных контекстуальных средств).

По вертикали располагаются конституенты микрополей, которые в то же время являются конституентами макрополя времени. Как отмечают Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс, проводя сечение поля времени по вертикали, мы наблюдаем многослойность [14, 71]. Все средства выражения времени в простом предложении можно расположить в следующем порядке:

Временные формы глагола – морфологическое средство.

Именные формы глагола – морфолого-синтаксическое средство.

Наречия, существительные, прилагательные – лексическое средство.

Г.С. Щур пишет, что в последние годы всё явственней проступает тенденция рассматривать поле как межуровневое явление. В своей работе «Теории поля в лингвистике» он указывает, что начало такому подходу, однако без использования термина «поле», было положено Ф. Брюно и О. Есперсеном.

Г. С. Щур считает, что в концепции Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс представляется неоправданным отождествление поля с системой и связей с отношениями, как и постулирование отношений системе, вследствие чего автор считает возможным сделать вывод о том, что поле не представляет собой замкнутой системы, а имеет открытый характер. Если даже существуют основания для подобного отождествления понятий, то они в рассматриваемой концепции не представлены эксплицитно [38, 66-67].

1.2.2 Микрополе будущего времени

Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс определяют сферу будущего времени как область неактуальных событий, неактуальность которых имеет следующую причину – события ещё не происходили, они только предстоят [14, 54]. Действительно, будущее время выразить только временной формой глагола очень сложно, действие в будущем всегда неопределённое.

Для выражения будущего времени используются формы: Футурум I и II, футуральный презенс, претеритум, футуральный перфект.

Г. А. Каримова считает центральными средствами выражения категории будущего времени футурум I и Футурум II, так как выражение будущего времени является их парадигматическим значением. Остальные средства: футуральный презенс, претеритум, футуральный перфект относятся к периферии микрополя будущего времени, так как выражение временной перспективы будущего имеет здесь контекстуально-обусловленный характер [21, 5]. Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс так же считают футурум доминантой в этом микрополе.

Футуральный презенс нельзя считать доминантой, несмотря на его большую употребительность, так как для реализации этого значения требуются специальные указания контекста или ситуации. Презенс приобретает значение будущего, если происходит транспозиция формы в футуральное окружение [14, 52]. Некоторые лингвисты считают презенс вневременной или общей формой, значение которой становится ясным благодаря контексту. „Im Präsens wird das Geschehen keiner Zeitstufe zugeordnet, die Präsensform bezeichnet lediglich einen allgemeinen Zeitablauf, der zwar gegenwärtig ins Bewusstsein tritt, aber darüber hinausreicht, und sowohl Vergangenes als auch Künftiges wie Allgemeingültiges einbezieht. Diese allgemeine Grundfunktion des Präsens macht seinen anscheinend widerspruchsvollen Gebrauch verständlich. Sowohl vergangenes, gegenwärtiges und künftiges als auch allgemeingültiges Geschehen kann im Präsens erscheinen. Der Sinn des Vergangenen, Gegenwärtigen oder Künftigen wird jedoch nicht durch die Präsensform bezeichnet, sondern durch die im Kontext vorhandenen Zeitbestimmungen“ [40, 842].

Действие в будущем, которое говорящий понимает как настоящее, выражается с помощью презенса. Временной план здесь так же определяется с помощью лексических средств:

Morgen haben wir wieder Stunde.

Das nächste Mal schreiben wir eine Klausur.

Презенс может употребляться также для выражения предстоящего действия:

Wir erf ü llen den Plan !

В футуральном значении очень употребительны модальные глаголы wollen и sollen. Wollen употребляется как показатель будущего времени в инфинитиве:

Das Wetter scheint sich ä ndern zu wollen . [14, 52]

Футуральный претерит находится на периферии микрополя. Он ограничен одним видом речи – внутренней речью: говорящий представляет себе ещё не совершившиеся действия как законченные. Дляреализацииэтогозначениянеобходимылексическиесредства, нуженконтекст. Так, В. Юнгпишет „Wenn das Präteritum mit Adverbialangaben der Gegenwart und Zukunft kombiniert ist, bezieht sich der Erzähler in der Erinnerung auf einen vergangenen Zeitpunkt“ [52, 215]. В значении будущего времени претерит употребляется очень редко, чаще всего это несобственно-прямая речь (erlebteRede), которая используется в художественной литературе.

Футуральный перфект является семантически несамостоятельным, так как «он специализируется на выражении разновременности в будущем» [14, 54]. В сочетании с соответствующими лексическими средствами перфект выражает вместо футурума II законченное действие в будущем:

Bald haben wir es geschafft!

Авторымалойнемецкойэнциклопедиипишут: „Ein Geschehen kann auch als soeben, als gegenwärtig vollzogen oder als künftig vollzogen aufgefasst werden. Die zeitliche Neutralität der ersten Stammform einer solchen Auffassung nicht, denn die jeweils gültige zeitliche Bedeutung wird durch hinzutretende Temporalbestimmungen sichergestellt“ [40, 848].

Футурум II так же, как и перфект ориентирован на другую форму из сферы будущего, является семантически несамостоятельным. Обычно эта форма заменяется перфектом, который выражает законченное действие. Чаще всего футурум II выражает предполагаемое действие в прошедшем времени.

Sie werden sich geirrt haben.

Футурум II служит также для выражения законченного действия в будущем.

Bald werden wir es geschafft haben.

В сочетании с лексическими уточняющими средствами футурум может приобретать временное или модальное значение.

Футурум I традиционно считается доминантой микрополя будущего времени, хотя исследования последних десятилетий на основе статических данных позволили доказать, что футурум I часто заменяется презенсом. По этому поводу В. Юнг отмечает, что футурум I используется редко и в основном заменяется презенсом как «нормальной временной формой» [52, 218].

Можно отметить, что среди исследователей нет единого мнения относительно статуса футурума. Г. А. Каримова пишет, что « если до 90-х годов его основным значением считалось темпоральное значение будущего, то в 90-е годы в некоторых грамматиках на первый план выдвигается значение гипотетического настоящего» [21, 8].

В. Юнготмечаетследующеезначениефутурума:„ Das Futur I steht für eine auf die Gegenwart oder Zukunft bezogene Vermutung (meist mit der 3. PersondesSubjekts)“ [52, 218]. Поэтому, функция футурума должна пониматься не как чисто темпоральная, но и как модальная.

Авторымалойнемецкойэнциклопедиисчитают: „ Die Grundfunktion des Futurs erfassen wir als nachdrückliche Ankündigung und Bezeichnung erwarteten Geschehens. Die Erwartung kann sich auf ein künftiges Geschehen richten. Sie kann ebenso als Vermutung auf ein künftiges oder gegnwärtiges, aber ungewisses Geschehen bezogen sein. Als eindeutige Aussage künftigen Geschehens ist das Futur aufzufassen, wenn es im Gegensatz zum Präsens steht“ [40, 850].

Таким образом, будущее время в немецком языке может быть выражено различными средствами, совокупность которых образует функциональное поле футуральности. Доминантой этого поля является футурум I, так как выражение будущего времени является его парадигматическим значением, а остальные средства выражения будущего времени располагаются на периферии поля.

Глава II

Функциональное поле будущего времени в немецких СМИ

2.1 Информационные жанры СМИ

В лингвистической литературе, посвященной функциональному расслоению языка, известен целый ряд определений понятия «функциональный стиль» как среди германистов, так и среди русистов.

Для многих исследователей знаковым было определение стиля, предложенное В. В. Виноградовым. Оно основано на том, что стиль всегда выполняет определенную функцию, откуда следует понимание языкового стиля как функционального.

Э. Г. Ризель в своем исследовании дает понятию «функциональныйстиль» следующееопределение – «das ist die historisch veränderliche, funktional und expressiv bedingte Verwendungsweise der Sprache auf einem bestimmten Gebiet menschlicher Tätigkeit, objektiv verwirklicht durch eine zweckentsprechend ausgewählte und gesetzmäßig geordnete Gesamtheit lexischer, grammatischer, phonetischer Mittel» [58, 10].

Э. Г. Ризель отмечает, что название термина «функциональный стиль» указывает на то, что из всего арсенала языковых средств выбираются именно те, которые наиболее подходят для выполнения определенной коммуникативной функции в определенной области письменного или устного общения[58, 10-11].

Э. Г. Ризель выделяет два компонента, из которых состоит лингвистическая специфика стилевой системы:

1) так называемые стилевые черты;

2) конкретные лексико-фразеологические, грамматические и фонетические средства, которые реализуют данные стилевые черты в языке[58, 14].

В своей классификации Э. Г. Ризель выделяет пять функциональных стилей: стиль делового общения, научный стиль, стиль публицистики и прессы, стиль бытового общения и художественный стиль.

В. Фляйшер исходит из положения, что язык функционирует не потому, что он является системой, а наоборот, он является системой, чтобы выполнять определенную функцию. Эта функция носит внеязыковой, общественный характер и в этом смысле (ориентированном на общественные задачи языка) и должен пониматься здесь термин «функциональный». Это значит, что критерии для определения типов стилей учитывают связь между выбором языковых средств и определяющими коммуникативными факторами. К ним В. Фляйшер относит сферу коммуникации, цель коммуникативного акта и намерение отправителя, содержание языкового высказывания, а также форму коммуникации (устно или письменно) и вид коммуникации (диалог или монолог); необходимо учитывать отношение между отправителем и реципиентом и отношение отправителя к содержанию высказывания.

ПодфункциональнымистилямиВ. Фляйшерпонимает «komplexe Muster (Typen) der Sprachverwendung, bestimmt durch die außersprachlichen Ziele des Senders in Klassen gesellschaftlicher Kommunikationsakte» [48, 243]. ВотличиеотвышеупомянутыхисследователейВ. Фляйшервыделяетследующиефункциональныестили: стильбытовогообщения (Stiltyp der Alltagsrede), стильбеллетристикиилихудожественнойлитературы (Stiltyp der Belletristik oder der schönen Literatur), научныйстиль (wissenschaftliche Texte) иофициально-деловойстиль (Stil der Direktive oder Direktivstil)[48, 244]. В этой классификации отсутствует функциональный стиль прессы и публицистики, поскольку В. Фляйшер считает, что говорить о функциональном стиле прессы и публицистики как о собственно функциональном стиле вряд ли возможно. Это объясняется тем, что в коммуникативной сфере прессы и публицистики встречаются выражения, относящиеся как к официально-деловому и научному стилю, так и к стилю беллетристики, а иногда и к стилю бытового общения (например, в жанре интервью).

Г. Я. Солганик определяет функциональный стиль как «разновидность литературного языка, характеризующуюся особенностями в отборе, сочетании и организации языковых средств и выполняющую определенную функцию в общении» [33, 173]. Таким образом, определение «функциональный» в названии «функциональный стиль» означает, что «речь идет о стиле, формируемом действием той или иной функции» [32, 26]. Функции языка, играющие важную роль в формировании и развитии стилей, могут быть положены в основу их классификации.

Г. Я. Солганик выделяет пять функциональных стилей в соответствии с пятью функциями, присущими языку: разговорно-обиходный, официально-деловой, газетно-публицистический, научный и художественный. Выполнение стилем той или иной функции накладывает глубокое своеобразие на весь стиль, так как именно в соответствии с определенной установкой на ту или иную манеру изложения каждый функциональный стиль отбирает из литературного языка те лексические, морфологические и синтаксические средства, которые могут наилучшим образом выполнять внутреннюю задачу данного стиля. Таким образом, понятие функциональный стиль охватывает все ярусы языка: фонетику, лексику, фразеологию, грамматику, но не во всем их объеме, а в соответствии с определенными принципами отбора языковых средств.

Г. Я. Солганик считает, что языковой облик функциональных стилей определяется внешними (экстралингвистическими) признаками, которым соответствуют следующие особенности функционального стиля:

«1) каждый функциональный стиль отражает определенную сторону общественной жизни, имеет особую сферу применения, свой круг тем; 2) каждый функциональный стиль характеризуется определенными условиями общения – официальными, неофициальными, непринужденными и т.д.;

3) каждый функциональный стиль имеет общую установку, главную задачу речи» [32, 174].

Каждая функциональная разновидность по-своему использует средства языка, выбирает те из них, которые в каждом конкретном случае наилучшим образом выражают намерение отправителя.

Каждый из функциональных стилей располагает набором характерных, специфичных для него слов и выражений. В количественном отношении их доля незначительна, но они составляют языковую специфику стиля, определяют его языковой облик, выделяясь на фоне нейтральных, межстилевых слов.

Грамматические средства, являясь общими для всех функциональных стилей, все же по-разному используются в различных стилях, оказываясь более или менее предпочтительными, что зависит от установки того или иного функционального стиля. В этом и состоит сущность процесса функционально-стилевой специализации – одна и та же единица приобретает в различных функциональных стилях особое значение.

Однако свойственные какому-либо функциональному стилю слова и грамматические конструкции могут быть употреблены и в других стилях. То есть и по отношению к лексике, и по отношению к грамматике речь идет лишь об относительном закреплении определенных языковых средств за тем или иным стилем. Все функциональные стили проницаемы, границы между ними размыты. Важно то, что одно и то же слово, выполняя разные функции, «приспосабливается» к ситуации, несколько меняет свою семантику в зависимости от условий, в которые оно попадает.

Если слово закреплено за определенным стилем, то это не мешает ему использоваться в другом стиле. Оно будет восприниматься, например, как иностилевое и потому экспрессивное.

Таким образом, Г. Я. Солганик считает каждый функциональный стиль особой влиятельной сферой литературного языка, характеризующейся своим кругом тем, своим набором речевых жанров, специфической лексикой и фразеологией.

Несмотря на то, что среди ученых нет единства в понимании количества функций, присущих языку, которые можно положить в основу классификации функциональных стилей, определения функционального стиля различными исследователями во многом схожи, как и классификации функциональных стилей, ими разработанные.

Как отмечает М. П. Брандес, «понятие публицистического стиля складывается из языка газет, общественно-политических журналов, памфлетов, прокламаций, из языка докладов, выступлений, речей, дискуссий и т. д., содержащих политическую информацию» [8, 192]. Политическая информация охватывает явления, факты и события политической сферы жизни общества. Но сюда же также включаются сообщения о явлениях и событиях, происходящих в других областях общественной жизни, прежде всего в экономике и культуре, имеющих политическое значение.

Основной функцией публицистического стиля М. П. Брандес считает функцию агитационно-пропагандистскую, которая «реализует политическую информацию для идеологического воздействия на массы с целью побуждения их к активным сознательным действиям» [8, 193]. Именно агитационно-пропагандистская функция определяет высокую степень экспрессивности и эмоциональности данного функционального стиля, «зависящую от конкретной формы их воплощения, канала связи и специфики речевого жанра» [8, 194].

М. П. Брандес выделяет эмоционально-экспрессивную функцию публицистического стиля, которая характеризуется открытой оценочностью текста (в публицистике сам текст, а не подтекст довольно определенно выражает оценочное отношение к излагаемым фактам).

Э. Г. Ризель считает, что функциональный стиль прессы и публицистики сам по себе является стилем пропаганды и агитации. Характерным для этого стиля является тесное внутреннее соединение коммуникативной и экспрессивной функций языка, поэтому он должен обладать как вещественной, так и эмоциональной убедительностью. В зависимости от публицистического жанра варьируется характер употребления возможностей выражения, характерных для этого стилевого типа. Онавыделяетважнуючертуданногофункциональногостиля – «die Erscheinungsform dieses Stils ist literarisch genormt, wird aber oft umgangssprachlich aufgelockert» [58, 15].

О. Н. Григорьева дает следующее определение публицистическому стилю – «публицистический стиль – речевая деятельность в области политики во всем многообразии ее значений». Она указывает на то, что в любом публицистическом тексте заключена важная информация, он событиен, и коммуникативная функция в нем одна из ведущих, но никакая информация в публицистике не может передаваться беспристрастно, объективно, как, например, в научном стиле. Главная особенность языка СМИ – оценочность. Все языковые средства направлены на то, чтобы воздействовать на аудиторию. Регулятивная, воздействующая функция, являясь ведущей в публицистическом стиле, проявляется в речи: эмоциональной, образной, экспрессивной до эпатажа [13].

Несмотря на то, что В. Фляйшер в своей классификации функциональных стилей не выделяет стиль прессы как собственно функциональный стиль, он все же отмечает некоторые особенности журналистских текстов:

1. В текстах такого типа должен соблюдаться принцип общедоступности и популярности. Термины должны описываться и поясняться. В структуре предложения используются сложносочиненные или простые сложноподчиненные предложения. Предпочтительно конкретное, наглядное изложение, необходимо избегать абстрактных рассуждений.

2. Второй особенностью является стремление к экономии языковых средств, избеганию избыточности.

3. В. Фляйшерговоритобустановленииконтактасреципиентом: «Es wird ständig versucht, einen spürbaren Bezug zum Empfänger herzustellen. Vielfach wird er als ein Gesprächspartner einbezogen oder als Leser direkt angesprochen» [48, 267].

Г. Я. Солганик, рассматривая новые аспекты изучения языка СМИ, а именно когнитивный, прагматический и социолингвистический аспекты, пишет: «функциональные стили как разновидности литературного языка формируют частные картины мира». Публицистическая картина мира является такой частной картиной. Он считает, что исследование, познание – не главная функция СМИ. Но ограничивать их роль одним просветительством, «трансляцией знаний» также не верно. Язык СМИ создает ту или иную картину мира, и эта публицистическая картина мира оказывает огромное воздействие на людей, так как сопровождается эффективными средствами воздействия [31, 32].

Важнейшей чертой языка СМИ Г. Я. Солганик считает когнитивность, так как специфика когнитивной функции СМИ – это «комплексный подход к получению знаний, в котором важную роль играет метод прямого наблюдения и социальный подход – точка зрения социального человека. С когнитивным аспектом изучения языка СМИ тесно связан прагматический аспект. Картина мира, создаваемая СМИ, по мнению Г. Я. Солганика, предназначена для информирования, а также для убеждения, воздействия»[31, 33].

Говоря о времени в публицистике, Г. Я. Солганик подчеркивает его отличие от времени в художественной литературе – в публицистике оно реальное, подлинное, как правило, совпадающее с историческим, что усиливает такую важную черту публицистики, как документальность. Проблема времени в публицистике только начинает изучаться. Сопоставление временной структуры различных видов текстов спонтанного речевого общения, художественных, публицистических, научных текстов показывает разницу в их темпоральной структуре[31, 33-34].

Существует значительное число определений жанра, и ни одно из них нельзя признать вполне универсальным – применимым ко всем категориям публицистических текстов. Единственное, что подчеркивается всеми исследователями, – это некая устойчивость и повторяемость той или иной разновидности текстов во времени и в различных типах газетных, журнальных изданий, теле- и радиопередач.

В самом общем виде жанр можно охарактеризовать как «определенное сочетаний понятийных и формальных характеристик» [24]. Однако такое понимание термина все же слишком широко. Оно не позволяет с достаточной очевидностью выявлять типы текстов, которые публикуют СМИ и нуждается в уточнении.

Жанр всегда представляет собой органическое единство содержания и формы, где приоритет всегда принадлежит содержанию, идее. Но оно, в свою очередь, определяет проблему и характер, форму и объем публицистического выступления. И поэтому каждую публикацию следует рассматривать в единстве специфических свойств его содержания и формы.
Основными причинами, вызывающими жанровую дифференциацию СМИ, являются, во-первых, многообразие объектов действительности, отражаемых журналистикой, во-вторых, основные типы объектов, в-третьих, многообразие реальных конкретных ситуаций, характеризующих объекты действительности, в-четвертых, основные типы ситуаций, составляющих предметную область и, наконец, многообразие предметно-объектных характеристик отражаемой действительности.
В современной науке жанры принято классифицировать по ряду признаков. Прежде всего, по предмету познания и отображению объекта публицистом. Вторым признаком выделяют конкретное назначение материала. Третий признак связан с широтой освещения действительности и масштабами выводов и сообщений.

Немаловажное значение в классификационных признаках занимает и определение характера литературно-стилистических средств, используемых в материале. Для того чтобы не ошибиться в определении жанра, нужно обратиться ко всем этим признакам в совокупности, а не рассматривать каждый из них в отдельности. Если все публицистические материалы разобрать по этим признакам, то можно выделить три основных родовых группы. В зависимости от типа текстов варьируется и их функциональная доминанта. В рамках газетно-журнальной публицистики выделяются 3 типа текстов: информационный, аналитический и художественно-публицистический.

Первые, информационные, объединяет между собой событийный повод для выступления. Они, как правило, оперируют простой, первичной информацией и идут по горячим следам события. Поэтому главная их цель - оперативно сообщить о факте, событии, явлении. В числе определяющих признаков информационных жанров, прежде всего, выделяется новизна.

Информационный тип реализует себя в таких жанрах, как сообщение, интервью, заметка, отчет и др. Функциональным свойством этих жанров является передача информации, что определяет особенности средств выражения различных грамматических значений. Внутри этого типа исследователи условно выделяют четыре группы текстов:

1) Официально-информационные тексты, которые служат для передачи точной, фактологической и событийной информации. Эти тексты характеризуются отсутствием эмоциональности, субъективности и образности. Для них характерны такие речевые жанры, как заметка, сообщение, хроника, отчет и некоторые типы интервью.

2) Информационно-деловые тексты, которые реализуются в коммюнике, резюме, корреспонденции, отчете, обзоре печати. Эта группа текстов близка предыдущей своей объективностью, отсутствием образности и эмоциональности, но в первой группе синтаксис более упрощен и прозрачен, а в этой группе синтаксис усложнен.

3)Неофициально-информационные тексты характеризуются экспрессивностью и эмоциональностью. В основе своей они имеют литературно-разговорные элементы. Ведущим речевым жанром является заметка, в которой используется непринужденная литературная речь, синтаксис характеризуется умеренной сложностью.

4) Информационно-экспрессивные тексты – это сообщеня о рабочих буднях, к которым надо привлечь внимание. Основной речевой жанр – заметка, которая лишена, в отличие от неофициально-информационной заметки, внутренней экспрессии. Вследствие этого возникает необходимость в средствах открытой экспрессии, таких как экспрессивный порядок слов, экспрессивные заголовки, метафоры. Заметка этого типа содержит краткое сообщение оперативной информации общественно-политического, культурного или бытового характера. Ведущим принципом языкового оформления является стандартность и стремление к языковой экономии.

В каждом функциональном стиле, в том числе и в СМИ, морфологические особенности имеют своё преломление. Специфичность темпорального аспекта формы футурум Iпроявляется следующими чертами: на семантическом уровне футурум имеет тенденцию употребления для выражения хода мыслей с ориентацией на будущее, что соотносится с имплицированным в форме футурум компонентом прогноза, на стилистическом уровне употребление формы характеризуется такими признаками, как использование в текстах публицистики с отчетливой авторской интенцией, употребление со стилистическим оттенком официальности.

На уровне стилистики, как отмечает Е. В. Зуевская, для формы футурум характерно использование в письменной речи с весьма регулярным появлением в отдельных публицистических жанрах, особенно же в тех публикациях, контексты которых характеризуются стилистическим оттенком официальности, что мало присуще употреблению презенса [20, 9].

2.2 Средства выражения будущего времени в немецких СМИ

2.2.1 Pr ä sens для выражения будущего времени в немецких СМИ

Анализ фактического материала позволяет нам сделать некоторые выводы как о количественных, так и о качественных показателях в употреблении презенса. Презенс обнаруживает самую высокую частотность употребления по сравнению с другими средствами выражения будущего времени в СМИ(36,5%). О. И. Москальская пишет, что такая частотность употребления презенса в футуральном значении исторически обусловлена. Онауказываетнато, что „ Präsens galt als übliche Ausdrucksform der Zukunft im Deutschen bis zum 16./17. Jh.“ [56, 85].

В результате анализа языкового материала можно отметить особую роль лексических средств, являющихся важными способами выражения футуральности. Лексические средства выражения будущего времени широко используется в современном немецком языке. При помощи временных наречий глагол, стоящий в презенсе, может выражать предстоящее действие, переходя в сферу будущего. Существуют временные наречия, которые относятся к определённой временной сфере. Например, такие наречия как morgen, morgensnachts, nächstens, bald и т. д. относятся только к сфере будущего.

1. Na gut, dann machich das morgen . Die Z.,№26,22.Juni,’06,54

2. Sie haben künftig in Nordrhein – Westfallen ein Anrecht darauf. Die Z .,№7,9. F .,’06, 76

К лексическим средствам выражения футуральности относятся также существительные с футуральным значением. К этим существительным может присоединяться предлог и передавать временное значение: amMorgen, inzweiJahren и т. д.

1. Ob sie in 30 Jahren tatsächlich 5 Prozent des globalen Strombedarfs decken, wie es die Fachgruppe der Internationalen Energie Agentur für möglich hält, hängt nicht nur von solchen Vorgaben, sondern auch von der Lösung vieler technischer Probleme ab. Die Z.,№26,22.Juni,’06,28

2. In 50 Jahren versorgen wir uns statt mit Kohle, Öl und Uran v.a.. mit Sonnenenergie – auch wenn sie bisher praktisch bedeutungslos ist. Die Z.,№26,22.Juni,’06,27

Таким образом, презенс в сочетании с определёнными лексическими средствами выражает временной план будущего.

Футуральное значение часто присуще презенсу перфективных глаголов:

1. Doch bevor sie zu gesicherten Aussagen kommt, muss sich die Demografie in gewissem Sinne erst neu erfinden. Die Z.,№26,22.Juni,’06,31

2. Spätestens 2009 , wenn die Zuweisungen aus dem Solidarpakt rapide sinken, kommt die Stunde der Wahrheit. Die Z.,№26,22.Juni,’06,17

Презенс выражает временной план будущего, если из контекста ясно, что речь идёт о будущем времени:

1. Bis Ende 2007 haben dort die Unternehmen Zeit, freiwillig Frauen zu 40% in die Aufsichtsrätezu holen. Tun sie es nicht, droht ihnen die Auflösung. Die Z.,№26,22.Juni,’06,27

2. Nun hofft die Archeologin, dass sie im November , nach dem Ende des Fastenmonats Ramadan, mit den Grabungsarbeiten in der antiken Metropole beginnen kann. Wenn die Regierung in Sanaa den Scheichs in Marib bis dahin etwas Ordentliches zu bieten hat. Die Z .,№26,22. Juni ,’06,29

На основе анализа фактического языкового материала можно сделать вывод, что будущее время очень сложно однозначно выразить временной формой глагола, т.к. это будущее достаточно неопределённо. Поэтому мы определяем временное значение по трём параметрам: временная форма, лексические средства, контекст.

При частотности употребления презенса в значении будущего времени (36,5%) временное значение определяется лексическими средствами в 75% случаях, а в 25% случаях решающим оказывается контекст. Таким образом, нельзя оставить без внимания то, что презенс может обозначать будущее время только в соответствующем контексте, то есть либо при добавлении к форме презенса определённого лексического средства (ineinerStunde, morgen) , либо в контексте будущего времени. О. И. Москальскаяотмечает, что „im neutralen Kontext dient als Ausdrucksform der Zukunft regelmäßig das Futur“ [56, 85].

1.2.2 Futurum I для выражения будущего времени в немецких СМИ

Современные исследователи футурума I отмечают, что эта временная форма преимущественно функционирует в модальном значении, относясь как к будущему, так и к настоящему времени.

А. И. Волокитина пишет, что «по сравнению с другими временными формами немецкого языка футурум IIIIIIIIiigfrthkjreyp;JJJI не имеет полной интеграции в лексико-грамматическое поле времени: во-первых, с формой футурум I продолжает конкурировать модальное будущее с wollen, во-вторых, форма werden+инфинитив до сих пор сохраняет книжный характер» [9, 49].

МаюмиИтаямаопределяетзначениефутуруматак: „ Die Realisierung der bezeichneten Proposition wird durch den Einsatz von werden als möglich hingestellt, gilt also weder als bestätigt, noch als irreal. Hinsichtlich der Faktazität nimmt werden eine Mittelstellung zwischen Präsens und Konjunktiv II ein, und dies gilt nunmehr unbhängig vom Zeitbezug“ [55, 233].

На основе анализа нашего фактического языкового материала можно сделать некоторые выводы о количественных и качественных показателях употребления футурума I в СМИ. Футурум I употребляется в СМИ в значении будущего времени достаточно часто – 31,7%, несмотря на то, что для футурума характерно преобладающее употребление в модальном значении.

Дляактуальногозначенияфутурума I большуюрольиграетлицо, вкоторомстоитподлежащее, чтоотмечаетВ. Юнг: « Für die aktuelle Bedeutung ist auch die Person, in der das Subjekt steht, maßgebend, wenn die drei Bedeutungsvarianten des Futurs I auch nicht an bestimmte grammatische Personen gebunden sind» [52, 219].

Так, первое лицо выражает твёрдую уверенность:

1. Und ob ich will und ich werde Sie überraschen. Die Z.,№26,22.Juni,’06,59

2. Ich werde mir morgen ein Buch besorgen. Die Z .,№7,9. F .,’06, 25

Футурум во втором лице выражает энергичное требование:

Ihr werdet die Aufgaben bis morgen erledigen.

Для информационных жанров характерно повествование в третьем лице, при этом футурум I в третьем лице выражает преимущественно предположение в настоящем или будущем времени.

1. Schon der 1. Block des Kraftwerks von Lacahorra wird mehr Strom erzeugen, als alle spanischen Module zusammen. Die Z.,№26,22.Juni,’06,28

2. Klar, weiß ich doch, werden Sie jetzt sagen, und den Anayzsten weiter folgen. Die Z .,№26,22. Juni ,’06,17

Можно отметить, что футурум I редко имеет только временное значение. В этом случае подлежащее обычно стоит в 1 лице ед. числа, контекст и лексические средства также уточняют конкретное время действия.

На основе проанализированного материала можно сделать вывод, что в большинстве случаев будущее время маркирует либо широкий контекст – в 50% случаев, либо лексические средства – тоже 50% случаев.

1. Denn auch in 10 Jahren werden je nach Fach und Bundesland teilweise nur ein Drittel der künftigen Gymnasienlehrer zum Zug kommen. Die Z.,№7,9.F.,’06, 75

2.Im Internationalen Polarjahr 2007/08 soll die Sonneneinstrahlung gemessen werden. Dieses Großereignis wird Anne Hormes allerdings nicht mehr miterleben. Die Z.,№26,22.Juni,’06, 30

Определяющим фактором употребления футурума I в модальном (пример1) или темпоральном (примеры 2,3) значении является контекст и лексические средства:

1.Der Umsatz der deutschen Solarbranche wird in diesem Jahr 4 Milliarden Euro übersteigen. Die Z.,№26,22.Juni,’06,27

2.Im Internationalen Polarjahr 2007/08 soll die Sonneneinstrahlung gemessen werden. Dieses Großereignis wird Anne Hormes allerdings nicht mehr miterleben.Sie wird mit demselben Flieger nach Longyearbyen zurückfliegen, in die Hauptstadt der Inselgruppe. Die Z.,№26,22.Juni,’06, 30

3. In 15 Jahren werden es 70 Prozent sein. Die Z .,№26,22. Juni ,’06,28

Авторы малой энциклопедии немецкого языка пишут, что формы футурума могут относиться как к настоящему, так и к будущему времени, обозначая при этом субъективное отношение к действию, а не объективный признак времени. Футурум может обозначать предположение относительно настоящего или будущего времени: «SeineFunktionistnichtreintemporal, sondernweitgehendmodalzuverstehen. Die Textumgebung bestimmt den Sicherheizsgrad der Äußerung. Bei fehlender Sicherheit gewinnt sie den Charakter der Vermutung» [40, 850].

Довольно высокую частотность употребления футурума I в значении будущего времени в СМИ можно, вероятно, объяснить полифункциональностью глагола werden и наличием в нём определенного лексического значения. Что касается грамматических функций глагола werden, то преимущественной сферой его употребления является кондиционалис I и пассивные конструкции. Футурум I употребляется преимущественно для выражения модального значения предположения. В значении будущего времени футурум I употребляется, в основном, при контрастном сопоставлении с презенс.

Da ist erst nach gut fünfzig Jahren das Einsparpotential ausgeschöpft. In 10 Jahren wird Kirchenmusik ein Phanomän (Kontrast). Die Z.,№26,22.Juni,’06,12

При этом, даже обозначая будущее время, футурум I содержит определённые оттенки нереализованности и предположительности действия. Модальное значение предположения, которое выражает футурум, является сильнее его темпорального значения, поэтому в СМИ для выражения будущего времени чаще используется нейтральное время – презенс. Таким образом, в значении будущего времени обнаруживает всё более заметную тенденцию к увеличению презенс, вытесняя при этом футурум из временной сферы в модальную.

2.2.3 Konjunktiv Pr ä teritum для выражения будущего времени в немецких СМИ

Известно, что функционально-семантическая категория футуральности постоянно соприкасается с функционально-семантической категорией модальности, так как значение футуральности накладывается на сему «нереализованность» к моменту речи. В связи с этим следует указать на некоторую общность между индикативными формами будущего и конъюнктивом.

Анализ фактического материала позволяет нам сделать некоторые выводы о количественных показателях в употреблении конъюнктива (претерита) и кондиционалиса I в значении будущего времени в немецких СМИ. Частотность употребления конъюнктива (претерита) и кондиционалиса I по сравнению с другими временными формами для выражения будущего времени в СМИ достаточно низкая - 15,8%. При употреблении конъюнктива (претерита) и кондиционалиса I в значении будущего времени лексические средства и контекст уточняют конкретное время. Футуральное значение этой формы в 61,5% случаев определяется лексическими средствами, а в 38,5% случаев решающим оказывается контекст.

1. Viele Wissenschaftler sind nun überzeugt, dass 120 Jahre gesund leben bald völlig normal sein könnte. Die Z.,№26,22.Juni,’06,55

2...und etwa im Jahre 2060 wäre man am Ziel. So lange dürfte es dauern, bis Frauen in wissenschaftlichen Spitzenpositionen ungefähr gleich stark vertreten wären wie Männer. Die Z .,№26,22. Juni ,’06,27

Поскольку формы конъюнктива не имеют чисто темпорального значения, то лексические средства и контекст играют важную роль для определения футурального значения конъюнктива претерита. На особую роль лексических средств при выражении конъюнктивом претеритом значения будущего времени указывают авторы малой энциклопедии: « DieFormendesKonjunktivshabenkeinezeitlicheBedeutung. Trotzdem können durch Verbalgefüge im Konjunktiv Stufen der Zeitlichkeit ausgedrückt werden»[40, 855].

КакотмечаетВ. Г. Адмони, потенциально-ирреальноезначениесвойственнообеимформамкондиционалиса, приэтомкондиционалис I относитсякаккнастоящему, такикбудущему: «die Bedeutung des Potentialis-Irrealis ist dem Präteritum, Plusquamperfekt und den beiden Formen des Konditionals eigen. Beim Präteritum, das sich wie der Konditional I auf die Gegenwart und die Zukunft bezieht, sind die Schattierungen der Möglichkeit und der Unmöglichkeit besonders zahlreich» [39, 197].

Анализ нашего языкового материала показал, что конъюнктив (претерит) и кондиционалис I в значении будущего времени употребляются преимущественно в повествовательных предложениях:

1.Bis 2015 könnte also tatsächlich ein kurioser Gleichstand von offenen Stellen und Bewerbern entstehen, der in der Realität jedoch einer noch tieferen Spaltung auf dem Lehrerarbeitsmarkt gleichkäme. Die Z.,№7,9.F.,’06,75

2.Würden Männer künftig auch nach ihrer Leistung fürs Soziale beurteilt, würde Elternschaft institutionell geschützt, dann hätte die Gleichheit mehr Chancen. Die Z .,№26,22. Juni ,’06,27

Такую частотность употребления конъюнктива претерита и кондиционалиса I в футуральном значении можно объяснить тем, что будущее время является областью еще не реализованных действий, существование которых является более или менее неопределенным. Формы конъюнктива претерита и кондиционалиса I выражают оценку действий как потенциально возможных или же невозможных, то есть существование которых неопределённо. Именно конъюнктив претерит и кондиционалис I являются основными средствами выражения потенциально-ирреального действия в будущем в немецких СМИ.

2.2.4 Модальные глаголы wollen и sollen для выражения будущего времени в немецких СМИ

В немецком языке значение будущего времени передаётся не только грамматическими, но и лексико-грамматическими средствами. В современном немецком языке в этой функции выступают модальные глаголы wollen(1) и sollen(2).

1.Will man es dann verkaufen, muss man es töten. Die Z.,№26,22.Juni,’06,32

2.Bis 2015 sollen demnach 80000 Pädagogen fehlen, die Folgen wären reihenweise Unterrichtsausfall, riesige Klassen- und noch mehr Behelfslehrer ohne pädagogische Vorbildung. Die Z .,№7,9. F .,’06,75

Футурум I выражает ожидаемый факт, а сочетание с wollen предполагает, что ожидаемый процесс может произойти. Поэтому Г. А. Каримова отмечает, что «бивербальное словосочетание с глаголом wollen переводится на русский язык «собираться что-то делать» [21, 26].

Sie weiß, was sie dann tun will. Die Z .,№26,22. Juni ,’06,30

На основе анализа нашего фактического языкового материала можно сделать некоторые выводы о частотности употребления модальных глаголов wollen и sollen в значении будущего времени в немецких СМИ. Модальные глаголы wollen и sollen обнаруживают достаточно высокую частотность употребления в футуральном значении – 13,4%.

Примечательно, что модальный глагол sollen, выражающий уверенность в осуществлении действия, предсказание, что отмечают Е. И. Шендельс и Е. В. Гулыга, в СМИ в значении будущего времени более употребителен по сравнению с глаголом wollen.

1. Für den ersten haben die Banken die erforderlichen 300 Millionen Euro Anfang Juni bereitgestellt, in zwei Jahren soll er fertig sein. Die Z .,№26,22. Juni ,’06,27

2. Erreichbar ist derzeit eine Auflösung im Mikrometerbereich, bald sollen noch schärfere Aufnahmen die Nanowelt abbilden. Die Z .,№26,22. Juni ,’06,33

Глагол wollen, обычно сохраняющий свою сему «желание», в значении будущего времени употребляется в СМИ значительно реже – 18%.

1.Sie weiß, was sie dann tun will. Die Z.,№26,22.Juni,’06,30

2. Will man es dann verkaufen, muss man es töten. Die Z .,№26,22. Juni ,’06,32

Если субъект неодушевлённый, то глагол wollen выражает предположение об ожидаемом событии или предстоящее с оттенком долженствования:

Was will denn dann passieren? FR ., №249,26. O .,’05,12

Интересно отметить, что модальные глаголы wollen и sollen в футуральном значении употребляются в СМИ чаще в повествовательных предложениях:

1.Das Ganze soll in 3 Schritten in den Jahren 2008, 2009 und 2010 umgesetzt werden. Die Z.,№26,22.Juni,’06,54

2. Doch bei der „Notoperation“ im Juni 2006, als deren Folge bis zum Jahr 2010 auch bis zu 15% der 60000 Beschäftigten des neuen Unternehmens Nokia Siemens Networks ihren Arbeitsplatz verlieren sollen, vermissen die Arbeitnehmer diesen Geist. Die Z .,№26,22. Juni ,’06,18

При употреблении wollen и sollen в значении будущего времени лексические средства и контекст уточняют конкретное время. Футуральное значение wollen и sollen определяется лексическими средствами в 75% случаев (пример1), а в 25% случаев решающим оказывается контекст (пример 2):

1.Noch zeigen ihre Spiegelflächen nach unten, aber von Oktober an soll PS-10 mit gut 10 Megawatt das spanische Netz stärken. Die Z.,№26,22.Juni,’06,28

2.Bisher gibts die Zukunftstechnik nur in den USA. Die europäische Premiere soll in Lacalahorra stattfinden. Die Z .,№26,22. Juni ,’06, 27

Такую частотность употребления модальных глаголов wollen и sollen в значении будущего времени, вероятно, можно объяснить их семантикой. Известно, что функциональное поле футуральности часто соприкасается с функционально-семантическим полем модальности, так как значение футуральности наслаивается на сему «нереализованность» к моменту речи, поэтому глаголы wollen и sollen можно отнести к периферии функционального поля футуральности.

2.2.5 Perfekt для выражения будущего времени в немецких СМИ

Несмотря на то, что в своем основном значении перфект служит для выражения прошедшего времени, он употребляется и для выражения законченного действия в будущем, но лишь в сочетании с соответствующими лексическими средствами или в контексте будущего времени. КакотмечаетХансКрёгервсвоемисследовании «Zeitbewußtsein und Tempusgebrauch im Deutschen», «häufig wird das Perfekt anstelle des im Deutschen selten verwendeten Futurum II gesetzt, um ein erst in der Zukunft abgeschlossenes Geschehen zu kennzeichnen; in absoluter Stellung im Hauptsatz ist dies allerdings nur bei punktuell perfektiven Verben und in Verbindung mit einem zukunftsbezogenen Zeitausdruck möglich.

Morgen haben wir das Ziel erreicht» [54, 167].

В придаточном предложении в относительном употреблении перфект может использоваться для выражения законченного действия в будущем и без дополнительных лексических средств, выражающих будущее время, так как значение футуральности маркируют в этом случае союзы «wenn, sobald».

1. Sobald ich ihn gefunden habe, sage ich dir Bescheid.

2. Wenn wir umgezogen sind, rufen wir mal an. [54, 168]

Навозможноеупотреблениеперфектавзначениибудущеговремениуказываютмногиеисследователи, втомчислеДитерВундерлих: «Außerdem ist das Perfekt mit einem zukunftbezogenen Zeitadverbial verträglich. Man kann dies entweder so beschreiben, dass die ursprüngliche Perf-Bedeutung im zukunftbezogenen Kontext uminterpretiert wird, oder, dass man primär den Kontext interpretiert und in Abhängigkeit von ihm eine bestimmte (als Zeitrelation darstellbare) Bedeutung des Tempusmorphems einführt» [62, 141].

1. Ich habe das bis morgen für dich erlegidt. [ 20 , 141]

2. Du hast deine Prüfung sicher bald bestanden. [20, 141]

На основе анализа фактического языкового материала мы можем сделать вывод, что в немецких СМИ перфект обнаруживает самую низкую частотность употребления в значении будущего времени – 2,4%.

Daher wird es auch 3 bis 5 Jahre dauern,bis ein hiesiges Fotovoltaik-Modul die Energie erzeugt hat . Die Z .,№26,22. Juni ,’06,27

Столь низкую частотность употребления перфекта в футуральном значении можно объяснить тем, что выражение перспективы будущего не является парадигматическим значением данной временной формы. Но, несмотря на это перфект можно отнести к периферии функционального поля будущего времени, так как при соответствующем контексте и или при добавлении лексических средств, маркирующих будущее время, перфект служит для выражения законченного действия в будущем.


Глава III

Функциональное поле будущего времени в немецкой разговорной речи

3.1 О некоторых особенностях разговорной речи

Разговорная речь (РР), начиная с 60-ых годов XX века, привлекает все большее внимание лингвистов. Ее особенности на материале русского языка описали в своих работах Н.Ю.Шведова, О.А.Лаптева, О.Б.Сиротинина, Е.А.Земская и др. Исследованием немецкой РР занимались и занимаются такие ученые, как Э. Г. Ризель, В.Д.Девкин, Л.М.Михайлов и другие.

Основные вопросы, занимавшие исследователей разговорной речи - это определение основных факторов, влияющих на разговорную речь, место разговорной речи в системе литературного языка, а также соотношение понятий разговорная речь и разговорный стиль.

Анализируя имеющиеся работы по данным проблемам, можно заметить, что мнения исследователей не во всем совпадают. Расплывчатость понятия «разговорная речь» объясняется несколькими причинами: сложностью её как явления, отсутствием четких границ со смежными стилями, недостаточной её разработанностью в лингвистической литературе и др.

Так, с точки зрения О.Б.Сиротининой, разновидностями РР являются диалекты, просторечие и литературная разговорная речь. О.Б.Сиротинина подчеркивает, что литературная разговорная речь нормирована и не включает в себя просторечие, жаргоны и диалекты, хотя и взаимодействует с ними и с книжным стилем. Литературная разговорная речь представляет собой устную форму разговорного стиля литературного языка. О. Б. Сиротинина пишет: «Разговорная речь характеризуется особыми условиями функционирования, такими, как отсутствие предварительного обдумывания высказывания и предварительного отбора языкового материала, непосредственность речевого общения между его участниками, непринужденность речевого акта, связанная с отсутствием официальности в отношениях между ними и в самом характере высказывания»[29, 19]. Нейтральные слои литературного языка, используемые при непосредственном общении, составляют периферию литературной разговорной речи. Таким образом, разговорный стиль является, с точки зрения О.Б.Сиротининой, и более широким понятием, чем разговорная речь (разговорная речь возможна только в устной форме речи, а разговорный стиль безразличен к форме) и более узким, так как разговорная речь не всегда является реализацией лишь разговорного стиля литературного языка. Разговорный стиль не зависит от непосредственности общения и спонтанности. Разговорная речь, напротив, спонтанна, что является следствием непосредственности общения. Она диалогична, так как всегда рассчитана на немедленную реакцию слушателей[29, 26].

Ю.М.Скребнев использует вместо термина «разговорная речь» термин «разговорный подъязык». Разговорный подъязык он определяет как «набор языковых единиц, используемый в сфере общения, более узкой, чем сфера функционирования всего национального языка». Для него разговорная речь является функциональным стилем языка. Ю. М. Скребнев подчеркивает, что разговорно-речевая сфера есть сфера общения, характеризующаяся несущественностью, неактуальностью для говорящего каких бы то ни было позитивных стилистических требований. То есть речь идет о выделении частных систем в пределах общей системы национального языка[30].

Э.Г.Ризель выделяет разговорную речь (Alltagsrede) и разговорный стиль (StilderAlltagsrede, Alltagstil). Разговорную речь Э.Г.Ризель считает неофициальной сферой повседневного общения. Разговорный стиль она определяет как способ использования общеязыковых средств в сфере личного общения[58 , 347-348]. Онапишет: «Unter „Alltagsrede“ ist die Verständigung in der nicht offiziellen Sphäre des Gesellschaftsverkehrs zu verstehen, unter „Stil der Alltagsrede“ die Art und Weise, wie die allgemein zur Verfügung stehenden Sprachmittel gerade im täglichen Umgang ausgewählt und gestaltet werden»[57, 42].

В.Д. Девкин дает следующее определение разговорной речи: «Разговорная речь - это непринужденная, спонтанная, устная, преимущественно ситуативно обусловленная, чаще диалогическая речь той степени снижения, которую позволяют себе образованные люди» [17, 3]. В.Д.Девкин указывает, что основу обиходно-разговорной речи составляет то, что свойственно всем другим существующим формам применения языка – единый с ними фонемный и морфемный состав, общий запас важнейших слов и в основном одинаковый круг грамматических категорий[15, 5].

Существенное влияние на РР оказывает ее ситуативность, тесная связь с условиями, в которых происходит общение. При этом РР нельзя отождествлять с любой устной формой языка. С одной стороны, РР, применяемая в повседневном обиходе, противопоставляется языку подчеркнуто литературному, книжному, научному, публицистическому, официально-деловому. С другой стороны, РР противостоит диалекту. Обиходно-разговорной форме немецкого национального языка ученые отводят промежуточное положение между диалектом и литературным языком (Mundart – Umgangssprache - Hochsprache). Промежуточность положения обиходно-разговорного языка между диалектами и языком литературным обуславливает тесные связи с тем и другим и наличие многочисленных переходных явлений. Однако, несмотря на тесное взаимодействие с диалектами, РР принципиально отличается от них своими стилистическими нормами, территориальной свободой и распространенностью[15, 6-7].

В.Д. Девкин отмечает своеобразие стилистических норм разговорной речи: «РР применяется в повседневном обиходе и стремится к простоте, конкретности, образности, избегает абстрактности, рассудочности»[15, 11]. Таким образом, стремление к выразительности, постоянное присутствие субъективного момента, эмоциональная окрашенность очень часто сопровождают разговорную речь.

В разговорной речи морфологические особенности также имеют своё преломление. На основе статических данных можно сделать вывод, что футурум I часто заменяется презенсом, так как «презенс имеет способность транспонироваться в любую временную сферу, как в сферу будущего, так и прошедшего. Удельный вес презенса в системе временных форм составляет 52 %, претерита – 38 %, перфекта – 5,5 %, плюсквамперфекта – 3,2 %, футурума I – 1,2 %, футурума II – 0,3 %» [39, 8].

В. Юнг отмечает, что в разговорной речи футурум Iи футурум IIиспользуются редко. Вбольшинствеслучаевфутурум I можнозаменитьпрезенсом. „ Bezeichnend für Futur I und Futur II ist ihr vorherrschender Gebrauch in modaler Bedeutung( Vermutung, Aufforderung u. ä.)“ [10, 218]. Футурум II вразговорнойречииспользуетсявмодальномзначении. Mayumi Itayama определяетзначениефутуруматак: „ Die Realisierung der bezeichneten Proposition wird durch den Einsatz von werden als möglich hingestellt, gilt also weder als bestätigt, noch als irreal. Hinsichtlich der Faktazität nimmt werden eine Mittelstellung zwischen Präsens und Konjunktiv II ein, und dies gilt nunmehr unbhängig vom Zeitbezug“ [13, 233].

Модальное значение предположения, которое выражает футурум, является сильнее его темпорального значения, поэтому в разговорной речи для выражения будущего времени используется нейтральное время – презенс. Таким образом, в значении будущего времени обнаруживает всё более заметную тенденцию к увеличению презенс, вытесняя при этом футурум из временной сферы в модальную.

3.2 Средства выражения будущего времени в немецкой разговорной речи

3.2.1 Pr ä sens для выражения будущего времени в немецкой разговорной речи

Анализ фактического материала позволяет нам сделать некоторые выводы как о количественных, так и о качественных показателях в употреблении презенса. Презенс обнаруживает самую высокую частотность употребления по сравнению с другими способами выражения будущего времени(63,2%). О. И. Москальская считает, что такая частотность употребления презенса в футуральном значении исторически обусловлена. Онапишет: „ Präsens galt als übliche Ausdrucksform der Zukunft im Deutschen bis zum 16./17. Jh.“ [56, 85].

В результате анализа фактического материала можно отметить особую роль лексических средств, являющихся важными способами выражения футуральности. Лексический способ выражения будущего времени широко используется в современном немецком языке. При помощи временных наречий глагол, стоящий в презенсе, может выражать предстоящее действие, переходя в сферу будущего.

1.- Bleiben wir morgen zu Hause? Oder passiert morgen endlich mal was hier?

- Hm, gute Frage. A in D, 33

Существуют временные наречия, которые относятся к определённой временной сфере. Например, такие наречия как morgen, morgensnachts, nächstens, bald и т. д. относятся только к сфере будущего.

1.- Na, morgen ist Sonntag! Und immer zu Hause hocken habe ich keine Lust.

- Na ja, ist ganz gut. Wir könnten ja wieder mal fortfahren. A in D, 33

2.- Die Bank im Park, denken Sie doch an unsere Bank!

- Unsere Bank? Wie lange noch. Bald kommt der Winter, und bevor die erste Schnee fällt, schaffen sie die Bänke aus dem Park in das Depot. Hsp .1, 15

К лексическим средствам выражения футуральности относятся так же существительные с футуральным значением. К этим существительным может присоединяться предлог и передавать временное значение: amMorgen, inzweiStundenи т. д.

1.- In einer Stunde muss ich bei einer wichtigen Besprechung sein! Machen die Siesta da vorn?

- Was ist denn da los? Hsp.3, 22

2.- Aber ich muss am Montag in die Schule, und morgen ist Sonntag.

- Na eben. A in D, 34

Таким образом, презенс в сочетании с определёнными лексическими средствами выражает временной план будущего.

Футуральное значение часто присуще презенсу перфективных глаголов.

1.- Hast du nicht einen Tip für mich, wie ich an eine Wohnung komme? Wo wohnst denn du eigentlich?

- Ach, ich wohne hier in der „Jenny Marx“. A in D, 20

2.- Hm. Dann sehen wir uns aber Anfang nächster Woche wieder.

- Ja, bis dahin bin ich wieder gesund. A in D , 91

Презенс выражает временной план будущего, когда из контекста ясно, что речь идёт о будущем времени.

1.- Morgen ist Samstag. Ich habe frei. Du doch auch, oder?

- Ja. Ich muss nicht zur Uni. A in D , 26

Глагол во второй реплике употреблён в презенсе, но из контекста (из первой реплики) ясно, что презенс здесь выражает будущее время.

- Ich habe ja am Sonntag Geburtstag, und ich wollte den Dirk und dich gerne dazu einladen.

- Ja klar, wir kommen gerne. A in D , 83

При частотности употребления презенса в значении будущего времени (63,2 %) временное значение определяется лексическими средствами в 38,4% случаях, а в 24,4 % случаях решающим оказывается контекст. Таким образом, нельзя оставить без внимания, что презенс может обозначать будущее время только в соответствующем контексте, то есть либо при добавлении к форме презенса определённого лексического средства(ineinerStunde, morgen), либо в контексте будущего времени. О. И. Москальская указывает, что в нейтральном контексте для выражения будущего времени обычно служит футурум [56, 85].

3.2.2 Konjunktiv Pr ä teritum для выражения будущего времени в немецкой разговорной речи

Известно, что функционально-семантическая категория футуральности постоянно соприкасается с функционально-семантической категорией модальности, так как значение футуральности накладывается на сему «нереализованность» к моменту речи. В связи с этим следует указать на некоторую общность между индикативными формами будущего и конъюнктивом.

Анализ фактического материала позволяет нам сделать некоторые выводы как о количественных показателях в употреблении конъюнктива (претерита) и кондиционалиса I в значении будущего времени в немецкой разговорной речи. Частотность употребления конъюнктива (претерита) и кондиционалиса I по сравнению с другими временными формами для выражения будущего времени достаточно высока - 16%. Это, возможно, объясняется тем, что в немецком языке основными средствами выражения потенциально-ирреального действия в будущем являются временные формы конъюнктива и кондиционалиса I:

1.- Na, morgen ist Sonntag! Und immer zu Hause hocken habe ich keine Lust.

- Na ja, is' ganz gut. Wir könnten ja wieder mal fortfahren. A in D, 33

2.- Ich habe am Donnerstag Geburtstag und wollte am Sonnabend feiern, wenn das geht. Also beginn' würde ich so gegen 7 Uhr. Aber es ist für jeden offen, wann er kommen möchte. Und es ist auf jeden Fall „open end“. Also es kann bis nächsten Morgen gehen. Wißt ihr, wo ich wohne, oder?

- Es wäre nett, wenn du es noch mal sagst, Mike. A in D, 83

КакотмечаетВ. Г. Адмони, «die Bedeutung des Potentialis-Irrealis ist dem Präteritum, Plusquamperfekt und den beiden Formen des Konditionals eigen. Beim Präteritum, das sich wie der Konditional I auf die Gegenwart und die Zukunft bezieht, sind die Schattierungen der Möglichkeit und der Unmöglichkeit besonders zahlreich»[39, 197].

Анализ нашего языкового материала показал, что чаще всего конъюнктив (претерит) и кондиционалис I в значении будущего времени употребляются в повествовательных предложениях – в 85,4% случаев:

1.- Ist die Wohnung noch frei?

- Ja, aber heute nachmittag kommen mehrere Leute, die sie sich ansehen wollen.

- Ja, das würde mir auch gut passen, wenn ich heute nachmittag kommen könnte. A in D, 23

2.- Wir könnten nächstes Jahr zum Beispiel eine Radtour um den Bodensee machen.

- Ah , ja . A in D , 100

В вопросительных предложениях конъюнктив (претерит) и кондиционалис I в значении будущего времени употребляются значительно реже – 14,6% случаев:

1.- Könnt' ich den Wagen am frühen Morgen vorbeibringen?

- Ja, um 8 Uhr. Morgen können wir das machen. A in D, 120

2.- Ja, ich würde sie mir gerne einmal ansehen, würde Ihnen das heute nachmittag passen?

- Ja . A in D , 23

При употреблении конъюнктива (претерита) и кондиционалиса I в значении будущего времени лексические средства и контекст уточняют конкретное время. Футуральное значение конъюнктива (претерита) и кондиционалиса I определяется лексическими средствами в 47,9% случаев (см. примеры 1 и 2), а в 52,1% случаев решающим оказывается контекст (см. примеры 3 и 4):

1.- Gut. Dann würde ich morgen um 8 Uhr den Wagen vorbeibringen.

- Einverstanden. Um 8 Uhr. A in D, 120

2.- Interessiert dich das?

- Ja. Kann man wohl sagen. Ich möchte später Lehrerin werden. A in D, 27

3.- Morgen ist Samstag . Wir könnten nach Dresden fahren. Da war ich noch nie.

- Aber das ist zu weit. A in D, 26

4.- Ich habe am Donnerstag Geburtstag und wollt' am Sonnabend feiern . Ich wollt' euch ganz herzlich dazu einladen.

- Na ja, ich muss aber gleich sagen, ich würde wahrscheinlich so viertel nach 7 erst kommen.

- Ja, das ist okay. A in D, 84

Авторы малой энциклопедии указывают на то, что формы конъюнктива не имеют чисто темпорального значения: « DieFormendesKonjunktivshabenkeinezeitlicheBedeutung. Trotzdem können durch Verbalgefüge im Konjunktiv Stufen der Zeitlichkeit ausgedrückt werden»[40, 855]. Поэтому лексические средства и контекст играют важную роль для определения футурального значения конъюнктива претерита.

Довольно высокую частотность употребления конъюнктива претерита и кондиционалиса I в футуральном значении можно объяснить тем, что будущее время является областью ещё не реализованных действий, существование которых является более или менее неопределённым. Формы конъюнктива претерита и кондиционалиса I выражают оценку действий как потенциально возможных или же невозможных, то есть существование которых неопределённо. Именно конъюнктив претерит и кондиционалис I являются основными средствами выражения потенциально-ирреального действия в будущем в немецкой разговорной речи.

3.2.3 Futurum I для выражения будущего времени в немецкой разговорной речи

Современные исследователи футурума I отмечают, что эта временная форма преимущественно функционирует в модальном значении, относясь как к будущему, так и к настоящему времени.

На основе анализа нашего фактического языкового материала можно сделать некоторые выводы о количественных и качественных показателях в употреблении футурума I. По сравнению с другими временными формами для выражения будущего времени футурум I обнаруживает самую низкую частотность употребления – 12,6%. В. Юнг пишет, что в немецкой разговорной речи футурум употребляется нечасто, заменяясь в большинстве случаев презенсом. Для футурума характерно преобладающее употребление в модальном значении. В. Юнготмечаетрольлица, вкоторомстоитподлежащее, дляактуальногозначенияфутурума I: « Für die aktuelle Bedeutung ist auch die Person, in der das Subjekt steht, maßgebend, wenn die drei Bedeutungsvarianten des Futurs I auch nicht an bestimmte grammatische Personen gebunden sind»[52, 219].

В ходе нашего анализа подтвердилось, что лицо (1,2,3), в котором стоит подлежащее, играет роль при определении актуального значения футурума и указывает на разные оттенки футуральных значений.

Например, 1 лицо глагола будущего времени выражает твердую уверенность в осуществлении действия:

-Sie müßten mir auch ein Attest zuschicken.

-Das hab’ ich bereits hier. Das werde ich Ihnen dann sofort zuschicken. A in D , 91

1 лицо глагола будущего времени может выражать желание, мечту говорящего:

- Ich werde sie verantwortlich machen! Hsp .3,24

Глагол werden, стоящий в 1 лице, может выражать также обещание:

- Weiß du, was ich tun werde? Ich werde dich heute abend einfach mit dem Taxi abholen.

2 лицо глагола будущего времени выражает различные императивные оттенки: энергичное требование, желание, просьбу, приказ, угрозу и т.д.:

1) - Wenn du nichts dagegen unternimmst, wirst du in einem Jahr gehen müssen. Khs2, 11

2)- Ja, und nun haben wir Sie, und Sie werden Ihre gerechte Strafe empfangen, oh, das werden Sie !

- Ich verstehe nichts von alldem.Hsp1, 30

Футурум в 3 лице выражает преимущественно предположение в настоящем или будущем времени:

- Und was weiter?

- Auf den Kieswegen wird sich das Laub türmen, die kahlen Bäume werden frieren, die Parkanlagen werden im Wasser ertrinken, und dann kommt der Schnee und deckt alles zu. Hsp .1, 15

Можно отметить, что футурум I редко имеет временное значение. В этом случае подлежащее обычно стоит в 1 лице ед. числа, контекст и лексические средства также уточняют конкретное время:

- Wo fährst du dieses Jahr in den Ferien hin?

- Nach Sachsen.

- Und wie lange bleibst du?

- Drei Wochen . Aber ich werde auch in die Sächsische Schweiz fahren.A in D, 98

На основе проанализированного фактического материала можно сделать вывод, что в большинстве случаев будущее время маркирует широкий контекст, а также 1 лицо и лексические средства.

1.- Ich werde in den nächsten Monaten die Bank sehr vermissen.

- Soll das heißen, dass auch ich Ihnen fehlen werde? Hsp.1, 15

2.- Ja, Hans-Jörg, ich wollte dich mal fragen, wann ich meine Platte denn weiterkriege?

- Ach ja, das habe ich total vergessen...

- Ja, ich wolltw die Schallplatte eigentlich ganz gerne wiederhaben...

- Ja, okay, ich werde morgen dran denken und werde ihn mal mahnen, dass er das mitbringt, dann werde ich das selber mal mitbringen. Sprint , 70

Авторы малой энциклопедии пишут, что формы футурума могут относиться как к настоящему, так и к будущему времени, обозначая при этом субъективное отношение к действию, а не объективный признак времени. Футурум может обозначать предположение относительно настоящего или будущего времени: «SeineFunktionistnichtreintemporal, sondernweitgehendmodalzuverstehen. Die Textumgebung bestimmt den Sicherheizsgrad der Äußerung. Bei fehlender Sicherheit gewinnt sie den Charakter der Vermutung»[40, 850].

Так, определяющим фактором употребления футурума I в модальном (пример1) или темпоральном (пример2) значении является контекст и лексические средства:

1.- Ja, buchen müssen wir um diese Zeit im voraus, sonst kriegen wir nichts.

- Ja, es ist gerade Weinlese, stimmt, da wird's ziemlich voll sein. A in D, 33

2.- Ja, buchen müssen wir um diese Zeit auf jeden Fall im voraus, sonst kriegen wir nichts.

- Dann kümmer' du dich mal um die Buchung. Aber nicht so was Teures.

- Ich guck' mal, ich kann euch ja noch mal anrufen dann.

- Alles klar.

- Sie wird schon was finden. A in D , 33

Довольно низкую частотность употребления футурума I в значении будущего времени можно, вероятно, объяснить многофункциональностью глагола werden. Футурум I употребляется преимущественно для выражения модального значения предположения. В значении будущего времени футурум I употребляется, в основном, при контрастном сопоставлении с презенс. При этом, даже обозначая будущее время, футурум Iсодержит определённые оттенки нереализованности и предположительности действия.

3.2.4 Модальные глаголы wollen и sollen для выражения будущего времени в немецкой разговорной речи

В немецком языке значение будущего времени передаётся не только грамматическими, но и лексико-грамматическими средствами. В современном немецком языке в этой функции выступают модальные глаголы wollen(1) и sollen(2).

1.- Und wollt ihr hier wohnen bleiben, bis ihr mit dem Studium fertig seid?

- Ja, auf jeden Fall. A in D, 19

2.- Morgen ist Samstag. Sollen wir nicht etwas zusammen unternehmen?

- Ja, gerne. A in D, 26

Футурум Iвыражает ожидаемый факт, а сочетание с wollen предполагает, что ожидаемый процесс усиливается. Поэтому wollenв этом случае усиливает значение будущего времени:

1.- Wenn du nichts dagegen unternimmst, wirst du bestimmt in einem Jahr gehen müssen. Und was willst du dann den ganzen Tag machen?

- Darüber habe ich noch gar nicht nachgedacht. Khs.2, 11

2.- Aber du willst dann doch nicht den ganzen Tag nur im Sessel sitzen?

- Nein, nein, natürlich nicht. Jch könnte ja mit Mutti spazierengehen, nicht? Khz .2, 12

На основе анализа нашего фактического языкового материала можно сделать некоторые выводы о частотности употребления модальных глаголов wollen и sollen в значении будущего времени в немецкой разговорной речи, которые обнаруживают достаточно высокую частотность употребления в футуральном значении – 6, 6%. Наиболее употребителен в значении будущего времени модальный глагол wollen, хотя он обычно сохраняет свою сему «желание» - частотность его употребления составляет 4, 62% из 6, 6%.

1.- Ähm, wollen Sie denn heute nachmittag mal vorbeikommen?

- Ja, heute nachmittag würd's mir passen. A in D, 22

2.- Sie kommen am späten Vormittag und fahren abends wieder. Wenn die kommen, haben die bestimmt Hunger, da wollen wir essen gehen, wir müssen dann eben auch mal ein' Tisch bestellen.

- Oh, na ja...A in D, 101

Если субъект неодушевлённый, то глагол wollenвыражает предположение об ожидаемом событии:

- Bleiben wir morgen zu Hause? Oder passiert morgen endlich mal was hier?

- Hm, gute Frage.

- Was will denn passieren? A in D, 33

Глагол sollen в значении будущего времени употребляется значительно реже – 1, 98% из 6, 6%. Как отмечают Е. И. Шендельс и Е. В. Гулыга, глагол sollen «выражает уверенность в осуществлении действия, предсказание[14, 52]:

1.- Sollen wir dieses Wochenende nicht mal was zusammen unternehmen?

- Ja, 'ne gute Idee. A in D, 31

2.- Erzähl' mir noch ' n Witz!

- Das ist kein Witz! Es sollen noch mehr Angestellte vorzeitig entlassen werden beziehungsweise frühpensioniert werden. Das soll in ungef ä hr einem Jahr passieren . Khz .2, 10

Интересно отметить, что модальные глаголы wollen и sollen в футуральном значении употребляются чаще в вопросительных предложениях – в 70% случаев:

1.- Wie lange wollen Sie denn wegbleiben?

- Nun, ich bin bis zum Ende der Woche krank geschrieben. A in D, 91

2.- Und wann soll das passieren?

- In ungefähr einem Jahr. Großzügigerweise bekomme ich dann noch drei Monate Gehalt weiter bezahlt. Khs .2, 10

Реже модальные глаголы wollen и sollen употребляются в значении будущего времени в повествовательных предложениях - 30% случаев:

1.- Wollt ihr denn da wohnen bleiben?

- Wir wollen sehr gerne da wohnen bleiben. A in D, 17

2.- Ich soll...ich soll vorteitig pensioniert werden. In ungefähr einem Jahr.

- Wie bitte?! Khs .2, 10

При употреблении wollen и sollen в значении будущего времени лексические средства и контекст уточняют конкретное время. Футуральное значение wollen и sollen определяется лексическими средствами в 45% случаев, а в 25% случаев решающим оказывается контекст.

Такую частотность употребления модальных глаголов wollen и sollen в значении будущего времени, вероятно, можно объяснить их семантикой. Известно, что функциональное поле футуральности часто соприкасается с функционально-семантическим полем модальности, так как значение футуральности наслаивается на сему «нереализованность» к моменту речи, поэтому глаголы wollen и sollen относятся к периферии функционального поля футуральности.

3.2.5 Сравнительный анализ поля будущего времени в информационных жанрах СМИ и в разговорной речи

Проведя анализ средств, служащих для выражения будущего времени в информационных жанрах СМИ и в РР, мы можем говорить о сходстве в их употреблении в различных функциональных стилях: средства, выражающие будущее время, различаются в количественном отношении, но в качественном отношении они сходны.

Сравнивая средства выражения будущего времени в СМИ и разговорной речи, мы обнаруживаем следующие различия в их количественном употреблении:

В обоих стилях в центральной зоне поля будущего времени оказывается презенс. Он обнаруживает самую высокую частотность употребления по сравнению с другими способами выражения будущего времени в СМИ и в РР– 36,5% и 64% соответственно.

1)In der nächsten Woche startet ihr Film „Aeon Flux“.

2) - Bleiben wir morgen zu Hause? Oder passiert morgen endlich mal was hier?

- Hm, gute Frage. A in D , 33

При этом, в СМИ временное значение определяется лексическими средствами в 75% случаев, а в 25% случаев решающим оказывается контекст, а в разговорной речи - лексическими средствами в 61% случаях, а в 39 % случаях контекстом.

Интересно то, что в разговорной речи в значении будущего времени презенс употребляется в повествовательных предложениях в 75%, в побудительных – в 10% и в вопросительных – в 15% случаев.

Традиционно будущее время в немецком языке представляется двумя формами: футурумом I и футурумом II. В СМИ в значении будущего времени футурум I употребляется достаточно часто – 31,7%. Что касается разговорной речи, то частотность употребления этой временной формы в разговорной речи значительно ниже – 12, 6%.

1) Denn auch in 10 Jahren werden je nach Fach und Bundesland teilweise nur ein Drittel der künftigen Gymnasienlehrer zum Zug kommen.

2)- Ja, buchen müssen wir um diese Zeit auf jeden Fall im voraus, sonst kriegen wir nichts.

- Dann kümmer' du dich mal um die Buchung. Aber nicht so was Teures.

- Ich guck' mal, ich kann euch ja noch mal anrufen dann.

- Alles klar.

- Sie wird schon was finden. A in D , 33

Такая частотность употребления объясняется в первую очередь полифункциональностью глагола werden и наличием в нём определенного лексического значения. Что касается грамматических функций глагола werden, то преимущественной сферой его употребления является кондиционалис I и пассивные конструкции, причем кондиционалис I очень употребителен в немецких СМИ и в РР. Футурум I употребляется преимущественно для выражения модального значения предположения.

На стилистическом уровне форма футурум Iотмечена статусом большей закрепленности в письменной речи по сравнению с живой разговорной речью. При этом она достаточно широко реализуется в текстах с четкой авторской интенцией. Для нее характерна соотнесенность с информацией, окрашенной стилистическим оттенком официальности, что объясняет также различия в количественном употреблении футурума в стилях СМИ и РР.

На основе статических данных можно сделать вывод, что футурум I часто заменяется презенсом, так как презенс имеет способность транспонироваться в любую временную сферу, как в сферу будущего, так и прошедшего.

Модальное значение предположения, которое выражает футурум, является сильнее его темпорального значения, поэтому в СМИ и РР для выражения будущего времени чаще используется нейтральное время – презенс. Таким образом, в значении будущего времени обнаруживает всё более заметную тенденцию к увеличению презенс, вытесняя при этом футурум из временной сферы в модальную.

Стоит отметить, что в значении будущего времени футурум Iупотребляется преимущественно в повествовательных предложениях – 95%, в вопросительных предложениях его употребление составляет лишь 5%.

В немецких СМИ и в РР в значении будущего времени очень употребительны конъюнктив претеритум и кондиционалис I– 15,8% и 16%.

1)Viele Wissenschaftler sind nun überzeugt, dass 120 Jahre gesund Leben bald völlig normal sein könnte.

2) 3.- Morgen ist Samstag . Wir könnten nach Dresden fahren. Da war ich noch nie.

- Aber das ist zu weit. A in D , 26

Футуральное значение этой формы в СМИ в 61,5% случаев определяется лексическими средствами, а в 38,5% случаев решающим оказывается контекст. В разговорной речи роль лексических средств и контекста при актуализации значения этой формы примерно одинакова – 48 и 52% соответственно. Поскольку формы конъюнктива не имеют чисто темпорального значения, то лексические средства и контекст играют определяющую роль для футурального значения конъюнктива претерита.

В разговорной речи в темпоральном значении конъюнктив претеритум и кондиционалис I в 82,4% случаев употребляются в повествовательных предложениях, в 3,9% - в побудительных и 13,7% - в вопросительных типах предложений.

На периферии поля будущего времени находятся модальные глаголы wollen и sollen. Различия в частотности их употребления в СМИ и РР существенны. Если в разговорной речи они составляют 6,6%, то в СМИ модальные глаголы wollen и sollen в качестве средства, выражающего будущее, употребляются в раза чаще - 13,4% (пример 1).

1) Für den ersten haben die Banken die erforderlichen 300 Millionen Euro Anfang Juni bereitgestellt, in zwei Jahren soll er fertig sein.

2.- Morgen ist Samstag . Sollen wir nicht etwas zusammen unternehmen?

- Ja, gerne. A in D, 26

Наиболее употребителен в значении будущего времени модальный глагол wollen, хотя он обычно сохраняет свою сему «желание» - частотность его употребления в разговорной речи составляет 4, 62% из 6, 6%.

- Ähm, wollen Sie denn heute nachmittag mal vorbeikommen?

- Ja, heute nachmittag würd's mir passen. A in D , 22

Интересно отметить, что в разговорной речи модальные глаголы wollen и sollen в футуральном значении употребляются чаще в вопросительных предложениях – в 70% случаев:

1.- Wie lange wollen Sie denn wegbleiben?

- Nun, ich bin bis zum Ende der Woche krank geschrieben. A in D, 91

2.- Und wann soll das passieren?

- In ungefähr einem Jahr. Großzügigerweise bekomme ich dann noch drei Monate Gehalt weiter bezahlt. Khs .2, 10

Реже модальные глаголы wollen и sollen употребляются в значении будущего времени в повествовательных предложениях - 30% случаев:

1.- Wollt ihr denn da wohnen bleiben?

- Wir wollen sehr gerne da wohnen bleiben. A in D, 17

2.- Ich soll...ich soll vorteitig pensioniert werden. In ungefähr einem Jahr.

- Wie bitte?! Khs .2, 10

При употреблении wollen и sollen в значении будущего времени лексические средства и контекст уточняют конкретное время. Футуральное значение wollen и sollen в разговорной речи, как и в СМИ, определяется лексическими средствами в 75% случаев, а в 25% случаев решающим оказывается контекст.

Самую низкую частотность употребления в значении будущего времени обнаруживает перфект – 2,4% в информативных жанрах СМИ и 0,6% в РР.

1)Daher wird es auch 3 bis 5 Jahre dauern,bis ein hiesiges Fotovoltaik-Modul die Energie erzeugt hat .

2)- Schließlich dauert es ein paar Tage, bis Pierre alles ordnungsgemäß erhalten hat . Bis dahin aber wird Ihr Mann

- Unsinn ! Hsp1, 26

Несмотря на то, что в своем основном значении перфект служит для выражения прошедшего времени, он употребляется и для выражения законченного действия в будущем, но лишь в сочетании с соответствующими лексическими средствами или в контексте будущего времени.

Заключение

В результате анализа нашего фактического материала мы можем сделать некоторые выводы об употреблении различных временных форм в значении будущего времени. Сравнивая средства выражения будущего времени в СМИ и разговорной речи, мы обнаруживаем как определенное сходство, так и количественные и качественные различия в их употреблении.

1. Доминанту поля времени в немецком языке образуют временные формы индикатива, так как временные формы являются универсальным и обязательным средством выражения времени. При употреблении временных форм в разных речевых условиях проявляется их многозначность, происходит пересечение форм. При этом каждой форме соответствует несколько значений.

2. Вопрос о том, какая форма выражения будущего времени должна осмысливаться в современном немецком языке как доминанта поля футуральности, сложен и по-разному решается лингвистами. Некоторые исследователи, несмотря на значительно более высокую частотность употребления презенса, считают доминантой поля будущего времени футурум I, так как выражение будущего является парадигматическим значением футурума I (Г. А. Каримова, Е.В. Зуевская и др.). С другой стороны, многие исследователи указывают на то, что футурум I постепенно теряет свое темпоральное значение, все более употребляясь в значении модальном, и уступая место доминанты поля будущего времени презенсу (М. Итаяма, Шульц и др.) В нашем исследовании мы придерживаемся последней концепции, принимая за доминанту поля будущего времени презенс.

3.Таким образом, на основе анализа употребления различных средств выражения футуральности в информационных жанрах немецких СМИ,и в разговорной речи мы можем сделать некоторые выводы о центральных и периферийных конституентах поля будущего времени. В центре функцтонального поля футуральности в немецких СМИ и РР располагается презенс. Далее от ядра располагается футурум I и конъюнктив претеритум. На периферии поля футуральности в стиле СМИ и в разговорной речи располагаются модальные глаголы sollen и wollen. Наиболее удаленным от ядра конституентом является форма перфекта. В языковой теории известно положение о том, что язык противится избыточности, и принцип экономии языковых средств устраняет какие-то из языковых форм. Но сложность понятия будущего времени делает необходимым употребление ряда различных средств для выражения оттенков общего смысла футуральности. Разнообразие средств, по нашему мнению, опирается именно на их востребованность, мотивированную тем, что значения, передаваемые ими, хотя и близки, но не являются полностью идентичными.

4.Несмотря на то, что в обоих стилях презенс оказывается в центральной зоне поля футуральности, различия в частотности его употребления существенны. Если в разговорной речи он составляет 64%, то в СМИ презенс в качестве средства, выражающего будущее, употребляется в 36,5%. Нельзя не заметить, что презенс может обозначать будущее время только в соответствующем контексте и при использовании определенных лексических средств. То есть в контексте презенс репрезентирует себя как зависимая от окружения форма, требующая для реализации своего темпорального значения специальных уточняющих элементов (временных конкретизаторов). Такая частотность употребления презенса в футуральном значении исторически обусловлена – вплоть до 16-17 вв. презенс оставался общепринятой формой выражения будущего времени.

5. Еще очевиднее количественные различия в употреблении футурума I, который в СМИ употребляется чаще, чем в разговорной речи (31,7% и 12,6% соответственно). Для формы футурум больше характерно употребление в письменной речи с весьма регулярным появлением в отдельных жанрах (сообщение, интервью, заметка, отчет), особенно там, где контексты характеризуются стилистическим оттенком официальности, что мало характерно для употребления презенса. Для футурума характерна соотнесенность с информацией, окрашенной стилистическим оттенком официальности. В силу комплексности семантики футурум входит в модели различных ФСП – футуральности, модального микрополя предположения и модального микрополя побуждения. По сравнению с другими временными формами немецкого языка футурум IIIIIIIIiigfrthkjreyp;JJJI не имеет полной интеграции в лексико-грамматическое поле времени: во-первых, с формой футурум I продолжает конкурировать модальное будущее с wollen, во-вторых, форма werden+инфинитив до сих пор сохраняет книжный характер.

6. В ходе анализа выяснилось, что лицо (1,2,3), в котором стоит подлежащее, играет роль при определении актуального значения футурума и указывает на разные оттенки футуральных значений, так 1 лицо глагола будущего времени выражает твердую уверенность в осуществлении действия или желание, мечту говорящего. Глагол werden, стоящий в 1 лице, может выражать также обещание. 2 лицо глагола будущего времени выражает различные императивные оттенки: энергичное требование, желание, просьбу, приказ, угрозу и т.д. Футурум в 3 лице выражает преимущественно предположение в настоящем или будущем времени

7. Конъюнктив претеритум и кондиционалис I обнаруживает следующую частотность употребления в СМИ и разговорной речи– 15,8% и 16%. Поскольку формы конъюнктива не имеют ярко выраженного темпорального значения, то лексические средства и контекст играют важную роль для определения временного значения конъюнктива претерита. Такую частотность употребления этих форм можно объяснить тем, что будущее время является областью еще не реализованных действий, существование которых является более или менее неопределенным. Формы конъюнктива претерита и кондиционалиса I выражают оценку действий как потенциально возможных или же невозможных, то есть существование этих действий неопределенно. Конъюнктив претеритум и кондиционалис I являются основными средствами выражения потенциально-ирреального действия в будущем в немецких СМИ и разговорной речи.

8. В немецком языке значение будущего времени передаётся не только грамматическими, но и лексико-грамматическими средствами – в этой функции выступают модальные глаголы wollen и sollen. Модальные глаголы wollen и sollen в значении будущего времени в разговорной речи употребляются в 2 раза реже, чем в СМИ (13,4% - 6,6%). Причем, примечательно то, что в разговорной речи будущее время чаще (в 70% случаев) выражено глаголом wollen, в СМИ же он уступает глаголу sollen, частотность которого составляет 82%, а wollenупотребляется соответственно лишь в 18%. Частотность употребления этих модальных глаголов в значении будущего времени, вероятно, объясняется их семантикой. Известно, что функциональное поле футуральности часто соприкасается с функционально-семантическим полем объективной модальности, т. к. значение футуральности наслаивается на сему «нереализованность» к моменту речи, поэтому глаголы wollen и sollen можно отнести к периферии функционального поля футуральности.

9. На периферии ФСП будущего времени располагается перфект – 2,4% в СМИ и 0,8% в разговорной речи. Несмотря на то, что в своем основном значении перфект служит для выражения прошедшего времени, он употребляется и для выражения законченного действия в будущем, но лишь в сочетании с соответствующими лексическими средствами или в контексте будущего времени.

Библиографический список

1. Баева Г. А. Темпоральность и модальность предложения. – Л., 1983. 60с.

2. Бакро Л. А. Функции временных глагольных форм в композиционной структуре научного текста //Автореферат канд. дисс. – Волгоград, 1997. 22с.

3. Бондарко А. В. Грамматическое значение и смысл. – Л.: Наука, 1978. 176с.

4. Бондарко А. В. Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии. – Л.: Наука, 1983. 208с.

5. Бондарко A. B. Темпоральность / А.В.Бондарко // Теория функциональной грамматики. Темпоральность. Модальность. – Л.: Наука, 1990. С.5 - 58

6. Бондарко А. В. Эксплицитность/Имплицитность выражения смысловв общей системе категоризации семантики // сб. Семантико-дискурсивные исследования языка: эксплицитность/имплицитность выражения смыслов, Калининград, 2006. 334 с.

7. Борисенко М. Н. Темпоральные модели авторской речи художественного текста (жанр рассказа) // сб. Научных трудов МГПИ иностранных языков им. Мориса Тореза, вып. 161. М., 1980. 254 c.

8. Брандес М. П. Стилистика немецкого языка. М.: Высшая школа, 1983.271 с.

9. Волокитина А. И. Грамматические функции формы werden+инфинитив в немецкой разговорной речи // Когнитивные аспекты изучения языковых явлений в германских языках. Самара, 2000. 136 с.

10. Волокитина А. И. Темпоральная организация сверхфразового единства в немецкой разговорной речи // Слово – высказывание – дискурс. – Самара, 2004. 344 с.

11. Гончарова М. А., Кожевникова М. П. Немецкие модальные глаголы: попытка классификации // Слово – высказывание – дискурс. – Самара, 2004. 344 с.

12. Горбачевская С. И. Коммуникативный аспект изучения временной формы немецкого глагола (на материале плюсквамперфекта) //Автореферат канд. дисс. – М., 1985. 16с.

13. Григорьева О. Н. Публицистический стиль в системе функциональных разновидностей языка // Место СМИ в системе функциональных стилей, http://evartist.narod.ru/text12/10.htm#з_04#з_04

14. Гулыга Е. В., Шендельс Е. И. Грамматико-лексические поля в современном немецком языке. – М., «Просвещение», 1969.184 с.

15. Девкин В. Д. Особенности немецкой разговорной речи. – М.: Международные отношения, 1965. 318 с.

16. Девкин В. Д. Особенности разговорного синтаксиса // сб. трудов Вопросы немецкой разговорной речи. М.: Издательство МГПИ им. Ленина, 1974. 96с.

17. Девкин В. Д. Специфика «разговорности» // сб. трудов Вопросы немецкой разговорной речи. М.: Издательство МГПИ им. Ленина, 1974. 96с.

18. Емельянова А. В. Темпоральные частицы в немецкоязычной рекламе//Автореферат канд. дисс. – Иваново, 2007. 22с.

19. Жирмунский В. М. Общее и германское языкознание. – Л.: Наука, 1976. 695 с.

20. Зуевская Е. В. Функционально-семантический статус грамматической формы будущего времени в реализации категории футуральности //Автореферат канд. дисс. – Минск, 2007. 20 с.

21. Каримова Г. А. Функционально-семантическая категория футуральности в современном немецком и башкирском языках //Автореферат канд. дисс. – Уфа, 2005. 29с.

22. Кацнельсон С. Д. Типология языка и речевое мышление. – Л.: Наука, 1972. 216с.

23. Кобалия Л. Д. Темпоральная структура публицистического текста (жанр газеты) // сб. научных трудов МГПИ иностранных языков им. Мориса Тореза, вып. 161. М., 1980. 254 c.

24. Конурбаев М.Э. Критерии выявления публицистических жанров // Место СМИ в системе функциональных стилей, http://evartist.narod.ru/text12/10.htm#з_04#з_04

25. Кузнецов Д. В. Грамматическая темпоральность в лингвоперсонологическом аспекте // Филологические науки. 2007. №5.

26. Михайлов Л. М. Грамматика немецкой диалогической речи. М.: Высшая школа, 1986. 110с.

27. Петрянина О. В. Локативность как периферийное средство выражения темпоральных отношений в современном немецком языке // Автореферат, Самара, 2007. 26с.

28. Реферовская Е. А. Лингвистические исследования структуры текста. – Л.: Наука, 1983. 216 с.

29. Сиротинина О. Б. Современная разговорная речь и ее особенности. М.: Просвещение, 1974. 144с.

30. Скребнев Ю. М. Введение в коллоквиалистику. Саратов: Издательство Саратовского университета, 1985. 210с.

31. Солганик Г. Я. О новых аспектах изучения языка СМИ // Вестник Московского университета. Сер. 10. Журналистика. 2000. №3.

32. Солганик Г. Я. Стилистика современного русского языка и культура речи. М.: Академия, 2002. 252с.

33. Солганик Г. Я. Стилистика текста: Учеб. пособие. М.: Флинта: Наука, 2003. 256 с.

34. Солганик Г. Я. Стиль репортажа. - М.: Московский университет, 1970. 80с.

35. Стилистика газетных жанров под ред. Д. Э. Розенталя. - М.: Издательство Московского университета, 1981. 230 с.

36. Стриженко А. А. О некоторых особенностях публицистического стиля в сопоставлении с научным // Функциональные стили и преподавание иностранных языков. М.: Наука, 1982. 359 c.

37.Терехова Е. В. Лексические средства выражения темпоральных понятий в немецком языке // Автореферат канд. дисс. – М., 2000. 16 с.

38. Щур Г. С. Теории поля в лингвистике. – М., «Наука», 1974.264 с.

39. Admoni W. Der deutsche Sprachbau. – Leningrad,1972. 312 S.

40. Deutsche Sprache. Kleine Enzyklopädie, 2. Bd. – Leipzig, VEB Bibliographisches Institut, 1970.

41. Dieling K., Kempter F. Die Tempora. – Leipzig: VEB Verlag Enzyklopädie Leipzig, 1983.

42. Dieling K. Präteritum, Perfekt und Plusquamperfekt// Deutsch als Fremdsprache, Heft 4. –Leipzig/Herder - Institut, 1980. 63 S.

43. Eisenberg P. Konjunktiv als Flexionskategorie im gegenwärtigen Deutsch // Germanistische Linguistik 136, – Hildesheim / Zürich, 1997. 170 S.

44. Erben J. Abriss der deutschen Grammatik. - Berlin: Akademie Verlag, 1960. 208 S.

45. Fabricius-Hansen C. Der Konjunktiv als Problem des Deutschen als Fremdsprache // Germanistische Linguistik 136, – Hildesheim / Zürich, 1997.

170 S.

46. Flämig W. Grammatik des Deutschen. – Berlin: Akademie Verlag, 1991. 640S.

47. Flämig W. Zur Funktion des Verbs, II Tempus und Temporalität // Deutsch als Fremdsprache, Heft 4. –Leipzig/Herder - Institut, 1964. S. 337–342

48. Fleischer W., Michel G. Stilistik der deutschen Gegenwartssprache. Leipzig, 1975. - Leipzig : VEB Bibliograpnisches Institut, 394 S.

49. Glinz H. Die innere Form des Deutschen. Eine neue deutsche Grammatik. –Bern: A. Franke Verlag, 1973. 505 S.

50. Helbig G., Buscha J. Deutsche Grammatik. – Leipzig, 1991.

51. Itayama M. Werden – modaler als Modalverben! // Deutsch als Fremdsprache, Heft 4. – München / Berlin, 1993.

52. Jung W. Grammatik der deutschen Sprache. – Leipzig/Würzburg,1990.

53. Keuler G. Die Tempora und der Tempusgebrauch in zusammengesetzen Sätzen. - Frankfurt/Main: Verlag Peter Lang, 1993.

54. Kroeger H. Zeitbewußtsein und Tempusgebrauch im Deutschen. – Frankfurt/Main: Haag und Herchen, 1977.

55. Liebsch H., Döring H. Deutsche Sprache. Handbuch für den Sprachgebrauch. – Leipzig, VEB bibliographisches Institut, 1978. 572 S.

56. Moskalskaja O. I. Grammatik der deutschen Gegenwartssprache. - М., «Академия», 2004. 352 S.

57. Riesel E. Der Stil der deutschen Alltagsrede. М.: Высшаяшкола, 1964. 315с.

58. Riesel E. Stilistik der deutschen Sprache. M.: Hochschule, 1963. 487 S.

59. Schwitalla J. Gesprochenes Deutsch: Eine Einführung. – Berlin: Erich Schmidt, 1997. 222 S.

60. Vyčegžanin V. V. Wechselbeziehungen zwischen den Bedeutungen des Tempus und des Genus verbi // Deutsch als Fremdsprache, Heft 4. –Leipzig/Herder - Institut, 1980. 63 S.

61. Weinrich H. Textgrammatik der deutschen Sprache. –Mannheim, Leipzig, Wien, Zürich: Dudenverlag, 1993. 1111 S.

62. Wunderlich D. Tempus und Zeitreferenz im Deutschen, 5. Bd. – München, 1971.

63. Zifonun G., Hoffmann L., Strecker B. Grammatik der deutschen Sprache, 3. Bd. – Berlin: de Gruyter, 2569 S.

Источники и условные обозначения

1. Beile W., Beile A. Alltag in Deutschland. Inter Nationes.

– Bonn, 1992 = A in D.

2. Beile W., Beile A. Sprechintentionen. Inter Nationes. – Bonn, 1990 = Sprint.

3. Das deutsche Hörspiel 1. Inter Nationes. – Bonn, 1988 = Hsp.1. 50 S.

4. Das deutsche Hörspiel 3. Inter Nationes. – Bonn, 1987 = Hsp.3. 44 S.

5. Die Zeit, №26, 22.Juni 2006 = Die Z.,№26,22.Juni,’06

6. Die Zeit, №7, 9.Februar 2006 = Die Z.,№7,9.F.,’06

7. Finanzzeizung, №23, 3.Februar 2004 = Fz.,№23,3.F.,’04

8. Frankfurter Rundschau, №249, 26.Oktober 2005 = FR., №249,26.O., ’05

9. Schumacher S. Kurzhörspiele 2. Inter Nationes. – Bonn, 1989 = Khs.2. 80 S.

10. Steig ein – Fahr mit! 1. Inter Nationes. – Bonn. = Se-Fm.1.

11. Steig ein – Fahr mit! 2. Inter Nationes. – Bonn. = Se-Fm.2. 160 S.


Приложение 1

Частотность употребления языковых средств выражения будущего времени в немецкой разговорной речи и информационных жанрах СМИ

Таблица №1

№/

Разговорная речь

(лекс.ср-ва - контекст)

СМИ

(лекс.ср-ва - контекст)

1 Präsens 64% (61% - 39%) 36,5% (75% - 25%)
2 Konj II (Prät) 16% (48% - 52%) 15,8% (50% - 50%)
3 Futurum I 12,6% (29% -71%) 31,7% (61,5% - 38,5%)
4 wollen/sollen 6,6% (60% - 40%) 13,4% (75% - 25%)
5 Perfekt 0, 8 % (50% - 50%) 2,4% (0% - 100%)

Диаграмма №1


Диаграмма № 2

1. - Bleiben wir morgen zu Hause? Oder passiert morgen endlich mal was hier?

- Hm, gute Frage.

2. In der nächsten Woche startet ihr Film „Aeon Flux“.

Диаграмма № 3

1. - Ich werde in den nächsten Monaten die Bank sehr vermissen.

- Soll das heißen, dass auch ich Ihnen fehlen werde? Hsp.1, 15

2. Denn auch in 10 Jahren werden je nach Fach und Bundesland teilweise nur ein Drittel der künftigen Gymnasienlehrer zum Zug kommen.

Диаграмма № 4

1. - Gut. Dann würde ich morgen um 8 Uhr den Wagen vorbeibringen.

- Einverstanden. Um 8 Uhr. A in D, 120

2. Viele Wissenschaftler sind nun überzeugt, dass 120 Jahre gesund Leben bald völlig normal sein könnte.

Диаграмма № 5

1. - Erzähl' mir noch ' n Witz!

- Das ist kein Witz! Es sollen noch mehr Angestellte vorzeitig entlassen werden beziehungsweise frühpensioniert werden. Das soll in ungefähr einem Jahr passieren. Khz.2, 10

2. Für den ersten haben die Banken die erforderlichen 300 Millionen Euro Anfang Juni bereitgestellt, in zwei Jahren soll er fertig sein.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий