Мир Знаний

Взаимодействие банков с органами финансового надзора (стр. 15 из 18)

2. Во[O2] -вторых, полномочия Банка России по лицензированию и осуществлению банковского надзора одновременно является неправильным. Вопреки позиции самого Банка России по данному вопросу, автору представляется очевидным необходимость выполнения этих функций различными независимыми друг от друга институтами. Дело в том, что Банк России, выдающий лицензии на осуществление банковской деятельности при проведении последующего банковского надзора, как бы не заинтересован обнаружить в конкретном банке серьезное нарушение (например, уголовное прошлое одного из крупных совладельцев банка) поскольку в этом случае вина за недостаточную проверку при выдаче лицензии ложится на Банк России. Следовательно, функция банковского надзора должна быть отдалена от Банка России, осуществляющего лицензирование банковской деятельности, и передана независимому государственному или негосударственному институту.

3. Следующим [O3] аспектом проведенного исследования, которому необходимо уделить особое внимание, является отсутствие законодательной базы в отношении международного обмена информацией. Безусловно, существуют международные договоренности в виде соглашений и конвенций по вопросу взаимодействия в области противодействия отмыванию денег. В частности, существует перечень соглашений с рядом стран (Грузия, Белоруссия, Болгария, Хорватия, Казахстан, Узбекистан, Италия, Нигерия)[30] «О сотрудничестве и взаимной помощи в области борьбы с незаконными финансовыми операциями, а также финансовыми операциями, связанными с легализацией (отмыванием) доходов, полученных незаконными путем». Однако в данных соглашениях совершенно не освещен порядок обмена информацией. Кроме того, Соглашения устарели и нуждаются в более новой редакции с учетом принятия «антиотмывочного» Закона [6] и создания КФМ России. По словам главы Департамента пруденциального надзора Банка России А.Ю. Симановского в настоящее время в России действующие правовые нормы не способствуют обмену информацией с зарубежными органами надзора, так как, например, передача конфиденциальной информации зарубежному органу банковского надзора не имеет надлежащего правового обеспечения, а конфиденциальность информации, поступающей от зарубежного органа банковского надзора, отечественными законами не защищена[31].

4. Следующий [O4] вывод характеризует систему превентивных мер по недопущению криминального капитала в кредитные организации на стадии лицензирования и регистрации банков. Представляется очевидным, что в настоящее время нормативная правовая база Российской Федерации по этому вопросу не соответствует современным требованиям законодательства по борьбе с отмыванием преступных денег.

Законом «О банках и банковской деятельности» [10] предусмотрено, что отказом в выдаче лицензии банку могут служить сведения в отношении руководителя банка, главного бухгалтера и его заместителей:

· о наличии судимости за совершение экономических преступлений;

· о совершении в течение одного года административного нарушения в области торговли и финансов.

В первую очередь, стоит обратить внимание на данную формулировку «могут служить», из чего вытекает, что перечисленные критерии не подразумевает автоматический отказ в выдаче лицензии. И наличие, например, судимости за совершение экономических преступлений «может и не служить» поводом для такого отказа.

Во-вторых, законодательством о банковской деятельности не установлена обязанность кредитных организаций предоставлять отчетность финансово-надзорные органы по источникам средств для участия в уставных капиталах кредитных организаций, на предмет отмывания денег.

Законом О Банке России [8] лишь установлено, что при приобретении более 5% акций кредитной организации об этом необходимо уведомить Банк России, а в случае приобретения более 20% необходимо получить предварительное согласие Банка России. Однако данное положение даже не раскрывает сущности представления в Банк России этих данных. Не ясно будет ли являться основанием для отказа Банком России в приобретении физическому лицу, например, 30% акций конкретной кредитной организации, если это физическое лицо было привлечено к уголовной ответственности за отмывание денег или если доказано, что источником этих средств являются криминальные доходы.

Очевидно, что данные законодательные акты (относительно недопущения преступников в банковскую среду) не могут рассматриваться достаточными и в полной мере предусматривающими невозможность проникновения преступных денежных средств в банковскую систему России. Иными словами, законодательство по этому вопросу является в высшей степени несовершенным.

5. Рассматривая [O5] вопрос организации эффективного внутреннего банковского контроля, необходимо обратить внимание на то, что в нормативных документах Банка России [35] не введена бальная или иная шкала рисков в соответствии с различными признаками «подозрительности» операций. В соответствии с установленным порядком, оценка рисков по различным видам операций производится каждым банком самостоятельно, при этом критерии подходов в оценке рисков в различных банках существенно отличаются. Оценивая вариативные подходы можно сделать вывод, что шкала бальной оценки рисков с указанием количества балов по каждому признаку операций (с созданием «резерва на предстоящие потери» в соответствии с нормативными актами Банка России), явилась бы методическим пособием, способствующим созданию эффективной системы борьбы с отмыванием денег. Например, система бальной оценки данных рисков могла бы быть устроена таким образом, что при присвоении «высокого» риска операции, сведения по ней требовали бы обязательной проверки источника используемых средств, личности лица, осуществившего данную операцию и т.д., и принятия решения службой внутреннего контроля о передачи сведений о ней в КФМ России. В соответствии с Письмом Банка России [35], внешнеэкономические операции, в том числе, туристская деятельность является высокорисковой операцией. Однако понятие «осуществление внешнеэкономических операций», само по себе, является чрезмерно широким и расплывчатым. При введении бальной системы будет возможным разграничить внешнеэкономические операции на более и менее рисковые. Кроме оценки рисков проводимых операций, введение бальной системы позволит создать эффективный внутренний контроль, противодействующий отмыванию денег.

6. В [O6] соответствии с Законом [6] перечень государств, территорий, в которых не предусмотрено раскрытие или представление информации при проведении финансовых операций должен быть утвержден Правительством Российской Федерации. Однако во избежание межстрановых конфликтов в цивилизованных странах мира такие перечни официально представляют лишь признанные международные организации. Ко времени окончания работы, 18 мая т.г. в Правительством Российской Федерации были внесены поправки к Закону №115-ФЗ, в соответствии с которыми, Правительством Российской Федерации утверждается порядок составления списка таких государств, а не сам перечень.

7. Аналогично [O7] предыдущему выводу, в период начала работы над данной диссертацией, существовали некоторые спорные или неясные вопросы, в отношении которых к настоящему времени предприняты попытки их разрешения посредством внесения поправок в действующее законодательство.

Вопрос о мерах воздействия к банку при невыполнении им рекомендаций Банка России может быть разрешен. А именно, за невыполнение законодательства кредитными организациями в своих нормативных документах Банк России ссылается на Статью 75 Закона о Центральном банке Российской Федерации [8], устанавливающего санкции, предусматривающие наказание банков штрафом от 0,1% минимального уставного капитала (5 млн. евро) вплоть до отзыва лицензии. При этом открытым оставался вопрос, какие конкретные меры воздействия к банкам будут применяться за несоблюдение «антиотмывочного» Закона, в том числе за непредставление сведений о «подозрительных операциях». Дополнения в Кодекс об административных правонарушениях [4] (внесенные в Правительство Российской Федерации одним пакетом с поправками к «антиотмывочному» Закону) предусматривают наложение штрафа на должностных лиц от 100 до 200 МРОТ[32] и на юридических лиц – от 500 до 5000 МРОТ за несоблюдение ими требований законодательства в части фиксирования, хранения и представления сведений об операциях, подлежащих обязательному контролю, а также организации внутреннего контроля.

8. Дополнения [O8] к Закону по борьбе с отмыванием денег [6] также ставят точку в некогда спорном вопросе в отношении внутреннего контроля в кредитных организациях. Дело в том, что после принятия Рекомендаций [35] по организации внутреннего контроля в КФМ России и Банк России приходило большое количество писем от кредитных организаций, в которых задавался один и тот же вопрос: «Должны ли мы соблюдать данные Рекомендации?» В качестве ответа на этот вопрос необходимо сказать следующее. Кредитные организации обязаны соблюдать правила внутреннего контроля в соответствии с требованиями, предусмотренными Законом об отмывании денег, остальные правила, указанные в данных Рекомендациях, носят добровольный характер. Тем не менее, в целях усиления внутреннего контроля в банках, новыми поправками предусмотрено обязательное их введение в кредитных организациях в полном объеме, как указано в Рекомендациях Банка России.