регистрация / вход

История бисера

О БИСЕРЕ ВООБЩЕ, ЧТО ПОД БИСЕРОМ ПОДРАЗУМЕВАЮТ ЛЮДИ, КАК ОНИ ЕГО ИЗГОТАВЛИВАЮТ ИСТОРИЯ БИСЕРНЫХ УКРАШЕНИЙ. ЕГИПЕТ. ВИЗАНТИЯ. ЗАПАДНАЯ ЕВРОПА ИЗ ЕГИПТА – В ЕВРОПУ!

О БИСЕРЕ ВООБЩЕ, ЧТО ПОД БИСЕРОМ ПОДРАЗУМЕВАЮТ ЛЮДИ, КАК ОНИ ЕГО ИЗГОТАВЛИВАЮТ

ИСТОРИЯ БИСЕРНЫХ УКРАШЕНИЙ. ЕГИПЕТ. ВИЗАНТИЯ. ЗАПАДНАЯ ЕВРОПА

ИЗ ЕГИПТА – В ЕВРОПУ!

ИЗ ВИЗАНТИИ – В ВЕНЕЦИЮ

БИСЕР В ГЕРМАНИИ И ЧЕХИИ

РАСЦВЕТ И УПАДОК ИСКУССТВА ПЛЕТЕНИЯ ИЗ БИСЕРА

БИСЕР В АМЕРИКЕ, АФРИКЕ, ОКЕАНИИ

БИСЕР НА РУСИ

ДРЕВНЯЯ РУСЬ. КИЕВСКАЯ РУСЬ

ЖЕМЧУГ. КАК ОН ОБРАЗУЕТСЯ, ДОБЫВАЕТСЯ, ОБРАБАТЫВАЕТСЯ

ИСКУССТВО ВЫШИВАНИЯ ЖЕМЧУГОМ

МОСКОВСКОЕ ЦАРСТВО. РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ

ИСТОРИЯ БИСЕРНОГО ИСКУССТВА. БИСЕР И СТЕКЛЯРУС В XVIII ВЕКЕ

МАТЕРИАЛЫ И ОСНОВНЫЕ ПРИЁМЫ БИСЕРОПЛЕТЕНИЯ

ЧТО ИЗОБРАЖАЛИ ИЛИ УКРАШАЛИ БИСЕР И СТЕКЛЯРУС

БИСЕР И СТЕКЛЯРУС В XIX В.

БИСЕРНАЯ ЛИТЕРАТУРА

БИСЕР И СТЕКЛЯРУС В НАРОДНОЙ ОДЕЖДЕ

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ БИСЕРА И СТЕКЛЯРУСА В ПРЕДМЕТАХ ЦЕРКОВНОГО УБРАНСТВА

БИСЕР В КОНЦЕ ХІХ - НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА

ВОЗНИКНОВЕНИЕ МУЗЕЕВ, МАСТЕРСКИХ, АРТЕЛЕЙ, ШКОЛ

БИСЕР СЕГОДНЯ!

Где, в каких измерениях, в какие времена зародилось Пространство Бисерных Чудес,

не известно не только земной науке, но и даже нам, феям!

Может быть, оно было изначально, может быть, появилось как подарок

какого-нибудь волшебного существа или было получено в награду за подвиги…

Но теперь оно есть, и давайте попробуем проследить его историю на Земле!

Самые первые упоминания и наиполнейшая, наидревнейшая история бисера

были подробно изложены в главной Книге Атлантиды.

Весь бисер, впрочем, как и все прочие предметы, появлялся там прямо из воздуха,

материализуясь волей энергии чистой человеческой мысли.

Нужно ли говорить, какие бисерные шедевры создавали атланты силой мечты и воображения! Какие фантастические оттенки и формы обретали их живые творения. Да-да, именно живые, потому что невидимые линии мира пронизывали каждую частичку творения и вновь уносились

в манящую бесконечность…

Но беда в том, что бисер сохранился до наших дней, а Атлантида – нет, поэтому Земным учёным, которым всегда нужно материальное подтверждение существования всего, эти невидимые книги

и первообразы творения ничего доказать не могут.

Впрочем, они не верят даже в меня, волшебную фею!

Так что придётся рассказывать только о том, что нашло в человеческой цивилизации

так называемое «историческое подтверждение».

О БИСЕРЕ ВООБЩЕ, ЧТО ПОД БИСЕРОМ ПОДРАЗУМЕВАЮТ ЛЮДИ, КАК ОНИ ЕГО ИЗГОТАВЛИВАЮТ

Итак, люди считают, что бисер – это небольшие или крошечные (чаще всего стеклянные) бусинки со сквозными отверстиями, сквозь которые их можно нанизывать на проволочку, нитку или леску. Используя бисер, можно создавать всевозможные колье и ожерелья, браслеты и колечки, амулеты и предметы домашнего обихода; им расшивают головные уборы и одежду (включая царскую и патриаршию (то есть верховного духовенства)), делают игрушки и сувениры, выкладывают картины и иконы, а в начале ХХІ века из бисера был создан даже целый садик в натуральную величину!

Настоящие волшебники понимают, конечно, как это мало и обидно для бисера: ведь никто не видит всех его чудесных возможностей! Спросите любого эльфа или Бармалейку, и они Вам скажут, что бисерное искусство – это лучшее лекарство от половины человеческих болезней и наилучшая возможность освоить азы обучения волшебству! С помощью бисероплетения можно врачевать разные трудноизлечимые недуги, например: лень, жадность, печаль и плохое настроение; можно творить чудеса, оживляя свои фантазии; можно спасать друзей от злой волшебницы Пустой Скуки; с помощью бисера можно заводить дружбу с Феечками, попадать в Волшебную страну Сказок и строить там воздушные замки, а затем воплощать их на Земле… Эх, много-много всего можно придумать и сделать при помощи бисера! Но люди пока что этого всего не знают! Они могут видеть только форму бисера, но не его суть, качество материала, но не его глубинную связь с основами бытия…

Итак, во все времена люди высоко ценили выдающиеся внешние качества бисера. Все видели, что бисер – это очень красивый, прочный и стойкий материал. То есть: он не портится от времени, как ткань: шёлк или шерсть, не слишком чувствителен к свету, то есть не выгорает так сильно, как бумага, ткань или краска, и не ломается, если, конечно, не пасти на бисерных изделиях коней или слоников. Эта прочность роднит бисер с тонким искусством живописи по эмали и фарфору, которые также сохраняют для нас свои яркие первоначальные краски, которые вкладывал в них мастер древних эпох.

А началось всё с обыкновенных крупных стеклянных бусинок! Как только человечество открыло рецепт изготовления стекла, мастера и мастерицы разных народов стали расшивать бусинками одежду и делать из них украшения. Со временем технология изготовления бусин усложнялась, позволяя делать бисеринки всё мельче и мельче. Бисеринки самого малюсенького размера появились, наконец, в эпоху расцвета знаменитых венецианских мастерских. Тогда они достигли такой тонкости, что на лучших старинных вышивках ряд бисеринок, нашитых на холст, оказывался равным толщине ниточек этого холста!

Всем, наверное, интересно – из чего и как делается бисер?! Традиционно в Венеции бисер изготавливался так: мастер-стеклодув из капли расплавленной стеклянной массы выдувал длинную трубочку маленького диаметра, которую потом мелко-мелко нарезали и высыпали на сито для изъятия бракованных бусинок. Потом стеклянные зёрнышки закладывали в барабан (так называли, конечно же, не музыкальный инструмент, а круглую полую ёмкость, которую можно было раскручивать до большой скорости). Вместе с юным бисером в этот барабан ещё насыпали увлажнённую смесь угля, извести и огнеупорной глины. Барабан крутился, а смесь заполняла мельчайшие отверстия стеклянных зёрнышек. Делалось это для того, чтобы сгладить неровности стеклянной поверхности и придать зёрнам правильную округлую форму. Потом мастера отправляли бисеринки в печь для обжига. Это похоже на то, как некоторые бабушки пекут пирожки, только намного-намного горячее! После охлаждения бисер ещё раз просеивали, отделяя от примесей, и с помощью сложного полировального порошка возвращали ему блеск, утраченный во время обжига. Видите, через сколько человеческих рук и труда, через какой сложный процесс прошла в своём рождении каждая малюсенькая бусинка!

Точно так же изготовлялся и стеклярус, только его, в отличие от бисера, нарезали не мелко, а оставляли стеклянной трубочкой длиной три и больше миллиметров.

Современные бисеринки могут создаваться не только из стекла, но и из самых разных материалов: драгоценных и полудрагоценных камней, металлов, дерева, пластмассы…

ИСТОРИЯ БИСЕРНЫХ УКРАШЕНИЙ

ИЗ ЕГИПТА – В ЕВРОПУ!

Учёные полагают, что первые бусины придумали первобытные люди много тысячелетий назад. Свои первые украшения или обереги они делали из раковин моллюсков, зубов и костей животных, побеждённых на охоте, разнообразных камешков, жемчужин, кругляшков из глины, семян растений – чем не бусинки? Всё это нанизывалось на волос коня или мамонта, прочные травинки или другие природные волокна...

Грубовато выглядело, не правда ли?.. На самом деле любой уважающий себя «древний дикарь» вовсе не нуждался ни в каких искусственных украшениях, поскольку тонко чувствовал окружающую его природу. Ни сотовая, ни спутниковая связь им была не ну;на, поскольку телепатией владели даже самые отсталые представители. А соты они предпочитали использовать по прямому назначению – для получения мёда. Впрочем, это лишь моё антинаучное мнение.

Итак, родиной бисера принято считать Древний Египет, где на протяжении многих столетий из непрозрачного стекла изготавливали искусственные бусинки. По-арабски они назывались «бусра» (в множественном числе «бусер»), откуда и пошло его нынешнее название.

Известно, что уже около пяти тысяч лет назад среди египтян было множество выдающихся мастеров, которые сумели подружиться с камнем и разгадать многие его секреты. Они занимались огранкой, полировкой и сверлением аметиста, граната и других камней. Это занятие стало очень популярным не только в Египте, но и ещё в одной колыбели человеческой цивилизации – Месопотамии. Здесь ляпис-лазурь (как называли лазурит) перерабатывался в бусинки круглой и цилиндрической формы. Тогда же стал известен и бисер из обожжённого песка, с добавками жирной глины. Такому прадедушке современного бисера дали название «фаянсовый». Обладатели украшений из такого бисера были счастливы не менее современных модниц. Впрочем, большую часть драгоценных бисеринок люди посвящали всё-таки богам, коих в древнем пантеоне насчитывалась не одна сотня.

Когда я спросила одного моего знакомого бога, приятны ли им были такие подарки, он пожал плечами: «Приятны, конечно, но волшебный бисер, безусловно, лучше!» – и материализовал волшебное ожерелье...

Стеклянные бусы гораздо более поздних веков были найдены учёными в гробницах древних египтян времён 18-ой династии (1580 год до н.э.). Эти бусы были такого замечательного качества, что Земные учёные согласились с тем, что египтянам понадобилось очень много времени, чтобы так хорошо освоить технологию изготовления бусинок и довести её до такого совершенства! По мнению археологов, египтяне умели делать стеклянные бусы уже во времена 12-ой династии (2000 год до н.э.).

Однако скажу Вам по секрету, чтобы не обижать Земных учёных: эти знания тоже не слишком точны. Египетские мастера, конечно же, могли изготавливать бусины и намного раньше! Просто эти бусы не дошли до наших дней. Да и история возникновения стеклодувного мастерства тоже могла оказаться вовсе не такой, как предполагают современные учёные! Понятно, им легче поверить, что какой-нибудь тёмный древний первобытный египтянин разогрел песок, подмешал в него глину… и случайно из огня вытащил бусину, чем в то, что мудрый и высокоразвитый египетский народ почерпнул секрет изготовления стекла прямо из Пространства Бисерных Чудес или даже из «недоказанной» Атлантиды…

Но будем придерживаться земных фактов!

На следующей ступени развития стеклодувного мастерства в Египте появились уже не просто бусины, а бисер. Каирский Музей хранит очень интересные одеяния из бисерной сетки, которая низана голубым и зелёным бисером, непрозрачным, крупным, цилиндрической формы. В сетку вплетены бисерные изображения египетских божеств.

В Древнем Египте бисер и бусины были не только украшением, но и средством обмена на другие товары. Представьте себе, насколько приятнее было древнеегипетским продавцам и торговцам, которые в обмен на какие-нибудь древнеегипетские булочки или породистого верблюда получали не мятую непонятную бумажку, а симпатичненький браслетик или мешочек первоклассного бисера!

Когда чудесные бусины и бисеринки египетских стекольщиков попали в страны Средиземноморья, они всем там очень понравились! Как видно из археологических раскопок, бисеринки-бусинки из Египта «разошлись» по всему культурному древнему миру. Конечно, с течением времени, развитием техники и в угоду требованиям переменчивой моды бисер и бусы становятся всё более и более разнообразными. Мастера нашли способы оживлять однотонный фон своих бусинок орнаментом из разных сочетаний полосок, зигзагов, колец, кружочков, пятнышек. До позднейших времён Римской империи, даже в эпоху Меровингов (первая королевская династия во франкском государстве (V-VІІІ вв.), своё название получила по имени легендарного родоначальника єтой династии – Меровея), египетские бусы остаются ходовым товаром, который распространился из Египта через Массилию (нынешний Марсель) и Ольвию (близ устья Буга), а позже через Аквилею, в самые отдалённые страны Европы. Так бисер стал одним из наречий первого общечеловеческого языка общения – языка Красоты! Не верьте, когда Вам говорят, что объединяет только Интернет! Красота делает это и быстрей, и надёжней, и не даёт сбоев!

Существовал и встречный бисеропоток. С севера привозились бусины и подвески из янтаря всех расцветок – жёлтого, оранжевого, коричневого, собираемого на берегах Балтийского моря. Из тогдашней Руси, стран Индии, Месопотамии – жемчуг и украшения из него.

Приятно осознавать, что с тех пор бисер совсем не состарился! Во все времена, от Древнего Египта и до наших дней, людям очень нравилось украшать бисером предметы обихода (те простые вещи, что окружают нас каждый день). На улицах Каира и тогда, и сейчас можно встретить осликов и верблюдов, упряжь которых вынизана бисером; а базары и лавки по-прежнему пестрят всевозможными бисерными поделками в красивом сочетании голубых, белых, жёлтых, чёрных и зелёных тонов. А что уж говорить об одежде!? С незапамятных времён бисер наравне с жемчугом использовали для изготовления украшений и в самых разных художественных рукоделиях – вышивке, плетении, инкрустации.

Массовое производство стекла в Европе тоже берёт своё начало именно с прихода бусин из Египта! Волшебное воздействие, которое производили эти украшения, вдохновляли как отдельных мастеров, так и целые народы к созданию прекрасного и сотворчеству. Так, со временем производство бисера распространялось во многих странах Западной Европы и Востока.

Даже если большинство этих стран сегодня многим неизвестны, то про эпоху Римской империи слышали все. Знаменитые стеклянные фабрики Александрии славились в своё время во всём известном тогда мире. Древнеримские мастера, как и египтяне, дошли до очень высокой степени совершенства выделки пёстрых бус – на этих бусинах были сложные затейливые белые узоры по цветному фону. Именно александрийским бусам впоследствии подражали венецианские мастера, где такой тип бусин был известен под названием «Millefiori». Рядом с красотой выделки бус всегда шла выделка бисера, который то перемешивался вместе с крупными бусинами в разных вычурных ожерельях, поднизках, серьгах, то самостоятельно украшал разные художественные рукоделия.

Венецианские мастера, конечно, молодцы. Но задумайтесь, дорогие мои, над таким фактом: на то, чтобы раскрасить 100 бусин или бисеринок сложными узорами, у человека тех времён уходило ровно в пять раз больше времени и сил, которые он мог бы потратить на долгое, полное вдохновений, путешествие в Пространство Бисерных Чудес! В пятьдесят раз меньше волшебной энергии расходуют гномы на то, чтобы материализовать эти бусинки уже готовыми! В пятьсот раз быстрее зарождается дружба с феями!..

С распространением классической греко-римской культуры в Европе стеклянные заводы появляются даже в так называемых варварских странах: в Галлии (нынешняя Франция) и Германии, где наряду с производством стеклянной посуды началась выделка мелких стеклянных украшений, бус, бисера и имитация (подделка) драгоценных камней. Надо сказать, что всё это было очень далеко от совершенства позднеегипетских изделий и носило отпечаток примитивной, «варварской» работы. Да и когда же им было совершенствоваться, если все мысли были заняты только войнами, захватом или удержанием власти?

Широко распространена была имитация драгоценных камней из стекла, но уже к середине средневековья богатые люди и ценители перестали носить фальшивые драгоценности. Тогда цветное стекло стали использовать в других целях: на кубики цветной мозаики для великолепных византийских, равеннских и ранневенецианских мозаик и для византийских и романских эмалей.

Европейские музеи хранят несколько очень ранних образцов бисера конца ХІI и начала ХIII веков, где наравне с настоящим жемчугом и кораллами использовался для вышивке довольно мелкий шлифованный бисер. Особенно часто его можно часто видеть на церковных одеяниях и реликвиях.

Так, с течением веков, простые камни и звериные косточки, а затем большие грубые бусины из непрозрачного стекла (благодаря невидимой работе и подсказкам гномов!) постепенно превращались в красивые и аккуратные бисеринки из стекла, фарфора, металла и самых разных природных материалов.

Ах, сколько сил потратили волшебные существа, стараясь привить человеку чувство Красоты и стремления к совершенству! Идеи бисерных чудес хранились (и хранятся по сей день!) в Волшебной Бисерной Стране, но человек почему-то не хочет их брать, а быть может, просто ещё не готов – ведь попасть в эту Страну так просто…

Мы с гномами верим в людей и не теряем надежды!

ИЗ ВИЗАНТИИ – В ВЕНЕЦИЮ

Разные страны принимали бисер по-разному. Поскольку мастерство выделки бисера требовало большой тонкости и умения, оно не привилось в странах, которые лучше умели ценить тяжёлый острый меч и отвагу. Качественный красивый бисер приходил туда откуда-то извне. Секреты его производства постигнуты были не в Германии и Галлии, а в более чуткой и артистически развитой Византии. Наследница восточной части Римской империи впитала и переосмыслила мастерство и достижения народов Средиземноморья, древнюю мудрость Востока, оказала культурное и духовное влияние на развитие всей европейской цивилизации и многих соседних народов.

Считается, что в Византию рецепт производства бисера пришёл от эллинов, а уж оттуда – в ещё молодую Венецию. Венеция – родина многих великих художников и скульпторов, тонких ценителей красоты – восприняла появление нового искусства очень тепло и даже восторженно! Здесь стеклянное художество поселилось на целые столетия, не зная соперников! Венецианский бисер, эти «piccoli lavori di vetro», наводнил собою весь мир, принося колоссальные богатства Венецианской республике.

В 1000-ом году в Венеции уже размещались развитые стеклянные заводы. Мозаики собора Св. Марка, который начал сооружаться приблизительно в это время, указывают на существование очень развитого стеклянного дела. Сохранился указ от 1221 года высшего руководящего органа Венеции – Совета – о перенесении всех стеклянных мастерских из самого города Венеции на близлежащий остров Мурано. Мера эта вызвана была соображениями пожарной безопасности; одним лишь бисерщикам разрешалось пока остаться в самой Венеции, но с некоторыми предосторожностями: они должны были селиться на определенном расстоянии друг от друга.

Корпорация стекольщиков разделялась по специальностям. Мастера «Yerixelli» делали бусы, бисер и другие мелкие вещи: стеклянные пуговицы или заглавные буквицы, которые назначались под раскраску.

Кстати, подделка драгоценных камней, столь распространённая в Германии, многими указами венецианского правительства строго преследовалась. В Венеции умели ценить подлинно прекрасное! Позднее мастера-бисерщики специализировались по выделке того или иного сорта бисера. В мастерских Мурано сложилась со временем своя классификация этих сортов. Выше было упомянуто о знаменитых «Millefiori» – подражании Александрийским пёстрым бусам; ещё в перечне бисерного производства значились: «Arte del margaritaio» – массивные плотные бусы и бисер; «Lavori minuti a ferraza» – мелкий бисер: «Lavori grossi a spiedo» – крупный бисер; «Arte del perlaio» – дутые бусы и бисер, и ещё многое другое.

Ох уж эти люди – им всё нужно назвать, поделить на виды и классифицировать! Куда более красивыми были Сказочные названия бисера, потому что произносились они не словами, а образами. Если с Вами заговорит какой-нибудь гном, Вы не услышите звуков, но зато ярко представите себе – что за бисер имеет в виду Ваш подсказчик!

Изделия Мурано заняли значительное место в торговле Венеции, принося громадные доходы. В отличие от гномов, венецианцы выменивали на востоке за свой бисер пряности, ткани, золото. Даже в недоступные недра африканских пустынь проникал венецианский бисер, он использовался у туземцев в качестве монет. С момента, когда корысть стала брать верх над стремлением к красоте, началось падение великого мастерства! Нам, из сказочного мира, это было добре видно!

Венеция ревниво оберегала секреты стеклянного производства. С 1275 года под угрозой конфискации (изъятия всего имущества!) запрещался вывоз из Венеции стекла незаконченной обработки, сырых материалов, входящих в состав стекла, и даже разбитой стеклянной посуды, чтобы не давать возможности анализировать ее состав. Имена искусных мастеров-стекольщиков становятся знаменитыми и славными и доходят даже до наших дней. В первой половине ХІІІ века славились мастера Матео и Николо – большие друзья одного моего знакомого пра-пра-гнома. В 1490 году Сенат ставит стеклянное производство под особую охрану Совета Десяти. Делается всё возможное, чтобы удержать в Венеции мастеров, не допустить их выезда в чужие края. Им даются привиллегии совершенно исключительные в строго-аристократической Венеции: в 1376 году Сенат издаёт указ, согласно которому патрицию разрешается жениться на дочери стекольщика, и дети его признаются благородными патрициями.

Конечно, венецианцы заботились о своих доходах, однако феи тех времён очень сокрушались, видя подобное отношение, идущее от человеческой жадности. Ведь, скрывая секреты изготовления стекла и бисера от других государств, венецианцы тем самым замыкали бисерное дело в клетку своей республики, лишая его развития, прилива новых творческих сил! Во многом именно жадность стала причиной заката Венеции, как законодательницы искусств, в том числе –бисерного.

Громадные выгоды, которые получала Венеция благодаря стекольному производству, были постоянным предметом зависти соседних государств, и вокруг Мурано плелись всевозможные интриги иностранных агентов для подкупа стекольщиков, для шпионажа за их работой и для изучения сырого материала. Когда Людовику XIV удалось сманить нескольких мастеров во Францию, Венецианский посланник в Париже получил от своих шпионов список этих мастеров и переслал его сенату. Сенат приравнял поступок мастеров к государственной измене и издал такой указ: «Если какой-либо ремесленник или художник перенесет своё искусство в чужую страну к невыгоде республики – ему посылают приказ вернуться. Если он не повинуется – заключают в тюрьму его родных и близких. Если и тогда не последует возвращения – посылают убийц предать его смерти; и лишь тогда его родные получают свободу, когда уже нет его в числе живых».

После этого феи и гномы окончательно раздружились с венецианскими гражданами.

Сын знаменитого бисерного мастера Николо, смелый мореходец Марко Поло, понял, какой громадный успех могут иметь стеклянные бусы и бисер в меновой торговле с туземцами тропических стран. Он красочно описал это в своих рассказах. Конечно, туземцам цветной искристый бисер и бусины казались настоящим чудом!

Открытие Америки весьма способствовало расцвету бисерного дела, ибо туземцы Америки оказались самыми ярыми поклонниками бисера и бус. Никогда производство не испытывало такого подъёма, как в конце ХV и начале ХVI веков. Не следует, конечно, думать, что только туземцы были почитателями венецианских бисерщиков. Громадный сбыт был и в Европе. На ярмарках и торговых рядах всех европейских государств Венецианский бисер занимал почётное место и быстро раскупался. Проходили даже специально-бисерные ярмарки. Есть документальные свидетельства, что в городе Нюренберге находился постоянный склад венецианского бисера, и, разумеется, пример этого города не был единичным.

Нечего и говорить, как широко развит был вкус ко всякого рода художественным изделиям из бисера в самой Италии. В Художественно-промышленном музее Гамбурга сохраняется фрагмент настоящего итальянского костюма времён Возрождения: мелким чёрным бисером вышит прекрасный орнамент из птиц и животных, которые ютятся в завитках фантастических растений, с причудливыми листьями и цветами. Картины итальянских художников того времени донесли до нас всё разнообразие бисерных украшений дамского костюма: бисерное ожерелье, бисерный убор в волосах, всевозможные подвески и пронизки, которыми декорируется иногда и фон картины.

Художественный вкус к бисерным украшениям держался очень долго, даже когда звезда Венеции уже стала бледнеть. Он проник во все слои общества, его можно было встретить как в народной одежде, костюме провинций, так и в наряде придворной знати. Некоторые бисерные уборы были приурочены даже к определённым случаям. Путешественник Кейслер, посетивший Италию в первой половине ХVIII века, рассказывал, что генуэзские девушки являлись на погребальные торжества в головных уборах, низанных из чёрного шлифованного бисера разных сортов и форм. Классификация этих сортов, установленная в мастерских Мурано, соблюдалась не строго, и в изделиях, особенно ожерельях и чётках, бисер и бусины постоянно смешивались даже с настоящими драгоценными камнями.

Если Вам интересно, как выглядела венецианская бисерная мастерская, можете при случае заглянуть в Копенгагенскую картинную галерею. Там, на картине художника Ван-Лоо, изображена группа мастеров-бисерщиков за работой: одни заняты резкой стеклянных трубок, из которых получается бисер, а другие, очень распространённым тогда способом, шлифуют бисер в тигле.

Можно сказать, что до конца ХVII века венецианский бисер царствует безраздельно. Все бисерные изделия, которые хранятся в Европейских Музеях со времён Возрождения, сделаны из этого бисера, или, по крайней мере, из итальянского. Некоторая конкуренция со стороны других итальянских городов начинает возникать на исходе ХVII века. Затем, постепенно, и по ту сторону Альп возникают то там, то здесь мастерские, основанные бежавшими из Венеции мастерами, или их учениками; или даже людьми, путём подкупа и шпионажа перенявшими секреты производства.

Предчувствуя всё это, гномы и берегли свои древние секреты в недрах сказочных гор! Мы, феи, не умеем скрывать и прятать, нам это непонятно, поэтому я задала вопрос о людях и волшебном бисере одному моему знакомому гному. Он вздохнул и ответил: «Нет повести печальнее на свете, чем повесть о человеческой жадности. Заболевшие этой болезнью даже самое прекрасное умудряются обратить во вред как себе, так и другим».

В 1649 г. некий Джиованни Менардо начал бисерное дело в городе Ампеццо; во Флоренции поселился в 1754 г. Антонио Вистози. Император Леопольд I вызвал в Вену мастера Пьетро-де-Веторе. Мы уже знаем, что в Венеции действовали драконовские законы, направленные против выселения мастеров, к какому бы цеху стеклянного дела они ни принадлежали, и республика не остановилась перед такой мерой, как посылка вслед за бежавшими наёмных убийц. И Веторе, и Вистози – оба окончили жизнь от удара таинственной руки, направленной из покинутого ими отечества. Но раз начавшаяся конкуренция неудержимо развивалась и спрос на венецианский бисер начинал постепенно уменьшаться: хотя там, в центре производства, делались всевозможные попытки превзойти конкурентов. Так, в конце ХVШ века братья Бертолини и Витторе Местре усовершенствовали новую манеру украшать стеклянную массу металлическими продержками. В ту же эпоху мастерские Мурано изготавливают множество фальшивого жемчуга по французскому образцу, так называемый «Perle false» или «Perle da Murano» – стеклянные бусинки, которые покрывали перламутром, добытым из чешуи рыбки-верховодки. Это изобретение оказалось особенно пагубно для бисера: оно совершенно поглотило собой бисерное производство, которое падало всё ниже и ниже, и качественно, и количественно. Как сказал мне всё тот же гном-знакомый: «Камни начинают подделывать тогда, когда всё остальное уже давно фальшивое!».

Характерную черту отношений Венецианского правительства ХVIII века и мастеров-стекольщиков отметил в своих мемурарах Казанова: он рассказывает, что небезопасно было задержаться ночью на Мурано. Грабежи и даже убийства, чинимые обитателями этой колонии стекольщиков, оставались всегда безнаказанными, так как правительство боялось раздражать нужный ему цех.

Вот такая грустная история произошла с Венецией – от самых преданных и искренних ценителей бисера – до обыкновенных жадин и даже убийц!

А знаете ли Вы, что в сказочном мире жадность всего лишь неопасная болезнь, типа Вашей простуды: её легко излечить, искренне подарив её никому! А тот, кто стремится получить от искусства лишь прибыль, всегда становится просто ремесленником? и высота вдохновения рано или поздно становится ему недоступной...

Настоящее искусство само по себе открыто? и единственное его побуждение – нести в мир свет прекрасного, делиться радостью! Уж кто-кто, а феи это знают!

Обстановка секретности в бисерном производстве сохранялась вплоть до 1704 г., когда была наконец издана книга образцов, один экземпляр которой хранится в Британском музее. Многие гномы вздохнули с облегчением.

Между тем спрос на венецианский бисер падал. Венецианцы пошли по пути улучшения качества своей продукции. Иногда, благодаря всплескам общеевропейской моды на бисерные работы (например, в XIX в.), венецианское производство опять поднималось на большую высоту, но прежнего исключительного мирового господства оно себе не вернуло.

Возникали всё новые и новые мастерские. И хотя венецианский бисер по-прежнему считался лучшим, но, к примеру, датский выполнялся так тщательно и так искусно, что практически не отличался от венецианского. Своё место под солнцем быстро завоевали голландский и французский бисер.

Но самая опасная соперница Венеции выросла в Германии.

БИСЕР В ГЕРМАНИИ И ЧЕХИИ

Многие страны почувствовали огромный творческий и коммерческий потенциал маленьких радужных бусинок и старались привить культуру создания бисера у себя. Среди таких стран одной из первых была Германия.

Ещё в последние годы существования курфюрстшества (от немецкого «кур» – выбор, избрание и «фюрст» – князь. Способ правления в Священной Римской империи, её западной части. Курфюрсты – крупнейшие князья – избирали Императора. Одним из курфюрстов был король Чехии) в немецком городе Кёльне упоминаются приезжие из Венеции мастера, которые делали бусы; в Нюренберге, в начале XVII века, указывается один мастер, занятый выделкой бисера. Единичные, случайные работники бывали, конечно, и в других городах, но производство в течение долгого времени оставалось совсем незначительным. К концу XVII века, применяя довольно примитивные приёмы выработки, начинается фабричное производство бисера и бус в области Фихтель-Гебирге, где изготавливают массивные, тяжёлые сорта. Экспорт шёл главным образом в Россию, Азию и Африку; между прочим, здесь делали специально для Занзибара так называемые «Puaben-Ei-perlen» – бусы величиной с голубиное яйцо.

В начале ХVIII века возникают бисерное дело и выделка лёгких дутых бус в Тюрингии. К ХХ веку этот промысел превратился в изготовление ёлочных украшений из стекла.

Стеклянное производство издавна существовало и в Богемии (нынешняя Чехия). Технология изготовления стекла, по версии учёных (мы-то уже знаем, откуда на самом деле возникли эти секреты!), была заимствована из соседних государств, но его исключительная прозрачность, чистота и прочность принесли чешским мастерам славу, которая сохранилась и до наших дней. Чехи создали технологию изготовления тугоплавкого стекла, в котором вместо соды использовали древесный пепел (поташ). Этот материал придавал стеклу тугоплавкость и великолепные оптические свойства. Но из-за высокой температуры плавления стекло не поддавалось обработке в нагретом состоянии. Однако его можно было подвергать огранке, усиливающей игру света в изделии. Помимо толстостенных стеклянных сосудов с глубокой огранкой, гранились также бусины и бисер. В конце XVII – начале ХVIII столетия чешское стекло имело большую популярность не только в Европе, но и в далёких заморских странах.

С начала ХVIII века здесь стали делать бисер, отчасти подражая венецианскому. Наряду с мелким бисером богемские фабриканты делали и стеклярус, и бусы, и искусственные драгоценные камни для вышивания.

В отличие от округлого венецианского бисера, богемский в большинстве своём был коротко нарезанным, гранёным. Сверху или изнутри его покрывали цветными эмалями, которые придавали бисеру блеск.

Во второй половине XIX столетия богемский бисер начинают производить машинным способом, он становится более дешёвым, чем венецианский, и пользуется большим спросом, проникая во все части света, наводняя рынки бисерным товаром. Но и Богемии не суждено было стать единой владычицей всемирного бисерного рынка, как некогда была Венеция. Новые конкуренты появились во Франции в области Юры.

Скажу по секрету, что Чехия – прародина очень многих выдающихся, добрых и трудолюбивых гномов! Конечно же, их соседям-чехам не было нужды копировать старые венецианские секреты бисерного дела – они делали это лишь поначалу. А впоследствии гномы стали советовать людям – как из материалов, которые в своём первоначальном состоянии обыденны и просты, воссоздать частичку Сказки. До сих пор многие чешские стекольных дел мастера создают непревзойдённые по радости и чистоте сверкания бисер и бусины!

РАСЦВЕТ И УПАДОК ИСКУССТВА ПЛЕТЕНИЯ ИЗ БИСЕРА

Наибольшего расцвета производство бисера в Европе достигло в первой четверти XIX в., когда благодаря конкуренции между Венецией и Богемией рынок наполнился бисером разнообразнейших форм, цветов, размеров (от 0,5 до 5 мм), прозрачности и богатейшего подбора тонов. Это дало возможность этой эпохе далеко превзойти все предыдущие в искусстве создания работ из бисера.

Кроме того, общий тон жизни в Европе после громадных потрясений Великой французской революции и Наполеоновских войн тяготел к отдыху и покою. Под влиянием политической ситуации того времени общественная деятельность уходит в глубину уютного семейного быта. Недавний воин превращается в помещика, наступает золотой век усадебной культуры. В деревенской тиши, где дни идут плавно и неторопливо, много оставалось свободного времени для тонкого и терпеливого художества, каким являлись очаровательные бисерные работы. Фантастический мир этих миниатюрных бисерных мозаик давал желанный простор романтическому настроению и едва сознаваемым томлениям по какой-то необычно яркой и насыщенной жизни. И рукодельница того времени с легендарным терпением проводила часы за воссозданием своего бисерного мира. Многие из этих замечательных мастериц оставили нам свои чудесные работы, полные разнообразия и вдохновения.

Можно сказать, что бисер «пронизывал» все слои европейского общества – от королев и принцесс до крестьянок. В Баварии женщины из народа носили чепцы, сплошь зашитые бисером и стеклярусом. Местная мода требовала в Аугсбурге, чтобы невеста и её подруги являлись в головных уборах из чёрного бисера и стекляруса не в знак траура, как это делали генуэзки, а просто из подражания тогдашней моде.

Хотя бисер сам по себе один из прочнейших материалов, почти не чувствительный к влияниям времени, но ветшает материя, на которой сделана вышивка, нитка, на которой держится вязанье. В таких случаях много старых бисерных работ уничтожалось самими владельцами. Бисер можно было спороть и употребить на новые вещи, его также охотно покупали для переработки в эмалевые краски, которые делались из бисерного стекла. Поэтому бисерных работ осталось намного меньше, чем можно было ожидать по их громадному распространению.

К наиболее интересным из сохранившихся работ относятся:

корсаж курфюрстины Саксонской Магдалены-Сивиллы, роскошно вышитый разными сортами венецианского бисера, сделанный во второй половине XVII века; бисерные книжные переплёты этого же времени;

сплошь покрытые бисерной вышивкой коробочки и ящички для туалета, той же эпохи, в музеях Франкфурта и Зальцбурга;

несколько прелестных бисерных кошельков, к сожалению, уже попорченных временем, с фигурами в костюмах времен Людовика XIV;

зелёную пелену, роскошно отделанную вышивкой из разных сортов бисера и впоследствии перекроенную на платье для Младенца-Христа;

удивительный по технике выполнения бисерный коврик из мелкого венецианского бисера эпохи рококо: на белом фоне букет цветов в обрамлении золотисто-жёлтых завитков рококо с мелкими цветочками. В технике этой работы интересно отметить, что часть вышивки исполнена прозрачным бисером, а для придания большей интенсивности тону эти части подложены цветным шёлком, чем и достигается прекрасная игра цветов;

в гостиной замка "Favorite" близ Раштата в Бадене прекрасно сохранилось полное бисерное убранство комнаты XVШ века: восемь больших бисерных гобеленов, почти не тронутых временем, и два "Dessus-de-porte", вышитые в стиле Людовика XIV. Они считаются рукоделием одной из маркграфинь Баденских.

Таких работ сохранилось до наших дней куда меньше, чем можно было надеяться. Очевидно, из-за высокомерного отношения со стороны искусствоведов художественно-промышленные музеи Европы несколько пренебрегали коллекционированием бисерных шедевров. Этот пробел лишь отчасти возмещается тем, что сохранилось в семьях и на руках у частных лиц.

Со второй половины XIX в. производство бисера постепенно уменьшается в связи с упадком различных рукоделий, которые были очень популярны во многих странах мира на протяжении многих столетий. Сказочные существа с печалью смотрели на то, как бисер становится грубым, совсем исчезают бусинки мелких размеров, беднеют краски и оттенки... У людей Европы появляются новые увлечения и игрушки…

БИСЕР В АМЕРИКЕ, АФРИКЕ, ОКЕАНИИ

Если мы бросим взгляд на страны внеевропейские, то найдём бисерные работы и у туземцев Америки, и Африки, и Океании. Чествовали бисер и народы майя, и ацтеки, и инки. Племена Дакота, Сиу, Виннебаго и другие американские индейцы до сих пор отделывают любое парадное одеяние бисерной вышивкой. Их орнамент – или геометрический, или сильно стилизованные изображения растений; и всегда в превосходном красочном сочетании. Отдельного рассказа достойны бисерные достижения народов Азии: Китая, Индии, Японии...

В Африке, в жаркой зоне, где почти нет одежды, например в Камеруне, у племён Замбези и Зулу, украшается бисером священная и обрядовая утварь: магические сосуды знахарей и лекарей, головные уборы для танцев, волшебные жезлы, фантастические троны на слоновьих ногах… В рабовладельческие времена в Африке можно было за несколько связок бисера купить раба. Очень интересны и хороши по тонам бисерные работы островитян Тихого Океана. Труды рукодельниц с островов Борнео, Суматры и Филиппин стали украшением многих европейских коллекций. Все их работы сделаны из крупного привозного бисера, Венецианского или Богемского.

Однако в этих странах к бисеру подходили совсем с другим чувством, нежели в Европе. Здесь бисероплетение – занятие скорее духовное, полное бескорыстия, так как в большинстве своём бисерная вышивка предназначалась высшим духам или богам. Поэтому в этих простых незамысловатых работах сохранилось куда больше чистоты и величия, чем в самых вычурных работах Италии, Франции, Германии и других европейских стран.

БИСЕР НА РУСИ

ДРЕВНЯЯ РУСЬ. КИЕВСКАЯ РУСЬ

Ещё одной цивилизацией, водившей дружбу с Пространством Бисерных Чудес, была Русь.

На территории нынешних России, Украины, Беларуси и ещё нескольких соседних стран создание и использование крупных и мелких бус процветало с древнейших времён. Почти ничего не дошло с тех пор до наших дней, и официальная история умалчивает о целых веках и тысячелетиях древнерусской истории. А между тем, и нынешним поколениям было бы чему поучиться у предков. Прежде всего они умели чувствовать красоту и гармонию окружающего мира, не отделяли себя от неё. Живя среди природы, они дружны были со зверями и птицами, растениями и стихиалиями, старались находиться в гармонии со всем разнообразием существующих явлений. Выражение внешней красоты воспринималось ими, как отражение внутренней. Наряды, украшения, амулеты и обереги лишь подчёркивали и усиливали её.

Наши прародители в то время отдавали предпочтение живым природным материалам и, прежде всего, жемчугу. Этот благородный материал воспет и опоэтизирован народом до такой степени, что его белизна, матовый, переливчатый блеск оставались эмблемой чистоты и святости даже спустя несколько тысячелетий и у их пра-пра-правнуков.

У меня было множество друзей именно среди древних русичей! Какие чудеса умели создавать они, а какие песни петь! Жаль, что лучшие из них либо погибли, либо были вынуждены переселиться в другие земли, например, в Индию.

В скифо-сарматскую эпоху (2 – 2,5 тысячи лет назад) бусы уже широко использовались как народами северных территорий, так и племенами Причерноморья. А во времена Киевской Руси они и вовсе не являлись редкостью. Причём славянские народы были знакомы со стеклянными ожерельями и бисером не только благодаря торговым отношениям со странами Ближнего Востока и Византией. Стеклянные ожерелья, перстни и браслеты всевозможных форм из непрозрачного, полупрозрачного и прозрачного стекла разнообразных цветов (преимущественно зелёного, жёлтого, синего, фиалкового и чёрного) изготавливали в небольших местных стекломастерских. Большое число таких поделок и бус производили Киев, Новгород, Чернигов, Старая Ладога, Белая Вежа, Тмутаракань…

Производство именно бисера появилось вместе с Византийскими мозаичными мастерами, которые пришли на Русь после принятия христианства. Но вследствие многовековой междоусобицы, а затем нашествия ханских завоевателей, это дело не удержалось, и широкое производство стекла на Pycи прервалось на много столетий…

Впрочем, ваши предки по-прежнему отдавали предпочтение природным материалам. Даже под словом «бисер» русичи на протяжении многих веков понимали именно жемчуг. Поэтому для начала я расскажу Вам о нём.

ЖЕМЧУГ. КАК ОН ОБРАЗУЕТСЯ, ДОБЫВАЕТСЯ, ОБРАБАТЫВАЕТСЯ

Жемчуг образуется в раковинах некоторых пластинчато-жаберных или двустворчатых моллюсков, как морских, так и пресноводных. Это сложное название люди дали некоторым ракушкам – жемчужницам. Он отлагается теми моллюсками, которые способны выделять перламутр. При образовании жемчуга главную роль играет наружный слой мантии моллюска – эпителии. Именно он производит в нормальных условиях перламутр, покрывающий внутреннюю поверхность раковины, а в особенных, анормальных, болезненных условиях образует жемчуг.

Образование жемчужины вызывается попаданием в раковину постороннего тела, вокруг которого постепенно образуется жемчужное зерно. Инородное тело механически раздражает своим присутствием мантию, и в ответ на раздражение она старается защититься от него усиленным отложением перламутра, сглаживая поверхность и уменьшая трение.

Если жемчуг образуется между мантией (епанчой) и внутренней поверхностью раковины, то он часто срастается с этой внутренней поверхностью, и при этом образуется так называемый «половинчатый» жемчуг. Круглые, цельные зёрна жемчуга образуются чаще всего внутри тела моллюска и совершенно свободно отделяются от него.

Обычно принято считать, что разница между перламутром и жемчугом лишь в расположении слоёв органического вещества и углекислой извести: слои в жемчуге располагаются концентрически, а в перламутре идут параллельно. Однако, помимо расположения слоёв, сильное влияние на разницу между веществом перламутра и жемчуга имеет то обстоятельство, что перламутр является нормальным отложением, а жемчуг – отложением анормальным, когда моллюском тратится большое количество вещества, необходимого для самозащиты.

Разница между тем, как добывали жемчуг древние русичи и их «цивилизованные» потомки, заключается в том, что люди прошлого не убивали моллюска в погоне за жемчужиной, а, говоря современным языком, извлекали из него болезненное инородное тело.

Игра цветов жемчуга зависит от строения жемчужного зерна. Дело в том, что жемчужины состоят из исключительно тонких, концентрически расположенных, плотно сросшихся пластинок, листочков, чешуек. В зависимости от прозрачности этих чешуек световые лучи встречаются на поверхности жемчужины, по-разному проникают сквозь них и по-разному отражаются. В результате возникает маленькое чудо, называемое «жемчужным блеском», «глянцем» или «переливом».

Впрочем, здесь тоже имеются свои тонкости и секреты. Жемчуг, вынутый из раковин, твердеет не сразу, а постепенно. И чтобы при затвердении он не портился, его подвергали так называемому «замариванию». Для этого зерно клали себе в рот, держали часа два, а после этого жемчуг в мокрой тряпке «дозревал» за пазухой, пока окончательно не затвердевал. Конечно, познакомившись с внешним миром таким образом, жемчужина оставалась живой и дружелюбной к человеку, не утрачивала своей природной силы, приобретала не только наилучший цвет, теплоту и прозрачность, но и особые целебные свойства.

А если добавить к этому трудолюбивые, чуткие руки вышивальщиц, вы поймёте, какого высокого уровня были расшитые жемчужным бисером одежды и почему я и пра-пра-феечка так крепко ладили с древнерусскими умелицами!

Тонкое чувствование красоты несовместимо с враждебностью к другим народам, людям, природе вообще, алчностью и войнами! И если мужчины всё чаще поддавались подобным искушениям, то у женщин-мастериц того времени этих качеств не было вовсе, поэтому с жемчугом и феями они были очень дружны! Последние приходили к ним во снах, подсказывали узоры, новые способы шитья и обработки жемчуга, приносили им вдохновение, творческие силы. И хотя вы не встретите упоминаний о подобной помощи фей ни в одной исторической книге, но сможете проверить это на себе, если захотите подружиться с бисером! Современные люди воспринимают участие сказочных существ, как «прилив вдохновения», «желание творить», оно приходит в виде новых идей и мечтаний. А ещё – загляните в книгу самых лучших сказок – это ведь тоже история, только основанная не на археологических фактах, а на духовных: история взаимоотношений человека и природы, человека и высших сил, человека и сказочных, незримых существ!

ИСКУССТВО ВЫШИВАНИЯ ЖЕМЧУГОМ

В древнерусском искусстве жемчуг имел самое широкое хождение. Обилие жемчуга в реках и морях послужило основой для его применения в различных видах творчества.

Одним из излюбленных и распространённых на Руси средств украшения одежды и различных предметов быта было украшение их шитьём, достигшее с веками высокого мастерства. Овладение им составляло предмет воспитания и княжны, и крестьянской дочки. Именно в этой области жемчуг имел наибольшее применение. Так повсеместно возникли и получили развитие различные приёмы шитья жемчугом, создалось своеобразное народное искусство жемчужного шитья.

Шитьё жемчугом – «низанье», «саженье» – является почти исключительно женским искусством. Если в кружевном деле иногда встречаются соперники в лице мужчин-кружевников, то в искусстве низанья жемчугом славится долгие века именно умение женщины. Даже иностранцы, которых нельзя было заподозрить в излишних симпатиях к инородцам, и те отмечали великое умение русских женщин шить жемчугом.

Вышивальщицы, иногда самостоятельно, иногда (в поздние эпохи) уже по заданным контурам, творили свои произведения из шёлка, золотяных нитей, камней и жемчуга. Последний накладывался, «садился» с особым чувством. Мастерицы в созданных ими шитье и украшениях, сотворили целую область народного искусства: искусства коллективного, не знавшего школ, руководимого лишь чувством красоты, гармонии и тонкого художественного вкуса.

Основным предметом быта, на который распространилось шитьё жемчугом, была одежда. Им украшалась главным образом праздничная одежда, а в правящих кругах – и повседневная.

Значение одежды в быту древней Руси было очень велико. Это можно объяснить тем, что изготовление даже простой ткани требовало очень много труда, умения и времени. Изготовление же узорной, богатой ткани из ценной пряжи – тонкой шерсти, шёлка, золотяной нити, – требовало большого мастерства, порой переходившего в искусство.

Высокая стоимость материала, из которого изготавливалась одежда, и его добротность вызывали бережное отношение к одежде. Она передавалась, как ценная вещь, по наследству. Это практиковалось и у простого народа, и у знати.

Главное внимание обращалось на материал, из которого была сшита одежда, на то, чем она была украшена. Покрой оставался единым во всех слоях общества, но одежда простолюдина существенно отличалась от одежды знатного человека. Отличалась именно материалом и украшением. В народе главным образом бытовали ткани домашней выработки – из шерсти, льна, конопли.

Богатые слои общества пользовались и отечественными тканями более тонкой выработки, и привозными – золотяными, шёлковыми, шерстяными. Наряды, построенные из этих тканей, часто покрывались жемчужным шитьем. Им вышивалось всё: от головных уборов до обуви – кокошники, воротники, обшлага, пояса, рукавицы, подолы… При этом покрытая жемчугом одежда помогала человеку сохранять своё сердце, тело и дух в чистоте и святости, символом чего по-прежнему являлся этот благородный материал.

Обилие жемчуга на одеждах поражало видавших виды иностранцев. Они отмечали, что: «Есть губернии, как, например, Нижегородская, в которых каждая крестьянка носит на шее, на головном уборе от 200 до 300, а иногда и до тысячи настоящих жемчужин». «У всех женщин, которых я тут видел, даже у самых бедных рыбачек, было на шее по крайней мере 3-4 нитки настоящего жемчугу; у более зажиточных бывает по 10-12 ниток и даже головные уборы, вышитые жемчугом, наподобие диадемы. На здешние купеческие свадьбы купчихи приезжают совершенно унизанные жемчугом и драгоценными каменьями. Костюм, стоящий 100 000 ассигнациями, считается у них ни по чём».

Жемчуг также применялся при создании ожерелий, наручных браслетов, перстней и поднизей.

И русичи, и их потомки различали понятиея «жемчуг» и «жемчужина». Под последним названием понимался особой добротности жемчуг. А название «жемчужина» – для определения красоты вообще и редкости предмета – сохранилось в повседневной речи и до сих пор (говорят, например, «Крым – жемчужина юга»). И в древности слово «жемчужный» обозначало самое высокое качество предмета или наивысшую ценность: «Един же изрони жемчужну душу из храбра тела чрес злато ожерелие», – писал автор «Слова о полку Игореве».

Несмотря на изобилие жемчуга в быту древней Руси, он всё же был в большой цене, что видно из частого упоминания о жемчугах как о драгоценностях, передающихся из рода в род. Хотя этому могут быть и другие объяснения. Ведь знающие цену подлинным сокровищам – красоте, чистоте, святости – наши предки могли вкладывать их в свои работы и наказывать своим детям хранить эти святыни, передавая мудрость поколений из рода в род!

Особая область применения жемчуга – религиозная. До нас дошли свидетельства и произведения бисерного искусства уже времён после принятия христианства. Все ранние работы были либо уничтожены, как языческие, либо разнизаны и использованы для создания образов новой веры.

Наиболее древнее письменное упоминание о таком жемчужном шитье относится к X веку. Древнерусская живопись – фреска, икона и мозаика – с XI века также свидетельствует о широком применении жемчужного шитья в русской одежде, головных уборах, обуви. В церкви Св.Софии в Новгороде, на фреске «Константин и Елена» XII века видим контурные линии одежд, переданные жемчугом, а от начала XV века до нас дошло изображение жемчужного шитья на фреске Андрея Рублёва (Успенский собор во Владимире) с изображением «праведных жён, идущих в рай».

В куполе собора Св.Софии в Киеве XI века из четырёх мозаичных фигур архангелов сохранилась лишь одна. Одежда этого архангела покрыта жемчужным шитьём. Линии одежд святых и нимба низаны жемчугом так же, как и нимбы над головами других персонажей.

Посвятившие себя богослужению монахи и монашенки, отгороженные монастырскими стенами от мирских тревог и суеты, вышивали жемчугом иконы, оклады, пелёны и ризы во славу Того, Кто создал всех нас. Конечно же, по чистоте и внутреннему сиянию, духовности эти работы равняться с лучшими произведениями человеческого духа.

Традиция эта была бережно пронесена сквозь века смут и потрясений, пережила все нашествия и братоубийственные войны, времена застоя и реформ. И по сегодняшний день жемчугом окаймляются церковные атрибуты, убранство и утварь, а также одежды священнослужителей и патриархов.

МОСКОВСКОЕ ЦАРСТВО. РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ

В XVI веке складываются особо благоприятные условия для развития искусства шитья жемчугом. Мощь и богатство Московского государства отражались в блеске великокняжеского двора. Это достигалось пышными дворцовыми приёмами иностранных посольств, великолепием убранства дворцовых палат и необычайной роскошью одежд государя и его окружения.

Посол императора Максимилиана II Ганс Кобенцль, бывший в Москве в 1575 –1576 годах, рассказывал, что мантия Ивана Грозного была сплошь покрыта алмазами, рубинами, смарагдами и другими драгоценными каменьями и жемчугами величиной с орех.

Казна московского государя накапливала несметное количество драгоценных каменьев – лалов, яхонтов, бирюзы, смарагдов… Но главное место среди всех драгоценностей занимали жемчуг и жемчужное шитьё, которое являлось самым любимым и ценимым украшением. Эти сокровища показывались иностранным посольствам.

Впечатление, которое эта сказочная роскошь производила на иностранцев, было потрясающим. Архиепископ Арсений Элассонский (Фессалия) описывал великолепие наряда царицы Ирины Федоровны Годуновой во время приёма константинопольского патриарха Иеремии (1588 – 1589).

По его словам, всех увидевших царицу объял как бы «сладостный трепет благоговения» («omnes blandus quidam horror perstrinxit»).

«Царица имела ослепительного блеска корону, которая была искусно составлена из драгоценных каменьев и разделена жемчугами на двенадцать равных башенок по числу двенадцати апостолов. В ней находилось множество карбункулов, бриллиантов, топазов и круглых жемчугов, а кругом была унизана большими аметистами и сапфирами. С обеих же сторон спускались три длинные цепи, составленные из столь драгоценных каменьев и покрытые столь большими и блестящими изумрудами, что их достоинства и стоимость были выше всякой оценки». «Одежда государыни с длинными рукавами, достигавшими пальцев, была сделана с редким искусством из толстой шёлковой материи со многими изящными украшениями. Она была усажена драгоценными жемчугами, и посреди украшения блистали превосходные драгоценные каменья, с виду очень простая, безыскусная, на самом же деле чрезвычайно дорогая и замечательная по множеству сапфиров, алмазов и драгоценных камней всякого рода, которыми она была покрыта. Такою же пышностью отличались башмаки, цепь и диадема великой княгини. Малейшей части этого великолепия достаточно было бы для украшения десяти государей».

На приёме царица Ирина поднесла в дар Константинопольскому патриарху чашу, наполненную шестью тысячами жемчужин.

По сравнению с жемчугом бисер и стеклярус ценились на Руси невысоко: ими украшали свою одежду лица незнатные. Бисерные отделки существовали параллельно с жемчугом, но в значительно меньшем количестве. В архивных материалах, датированных 1635 годом, встречается упоминание о покупке бисера для «Царицыной Мастерской Палаты», который предназначался для декора одежды убогой женщины или шутихи: «143 году (1635 г.) октября 29, москатинного ряду торговому человеку за шестнадцать нитей бисеру белого и цветного – 6 алтын и 4 деньги, а взят тот бисер на наряд дурке, бабе слепой».

Неудивительно, что в русских толковых словарях XV – XVII веков словом «бисер» обозначали жемчуг: «перлы, жемчуг», или «бисер, камень честен». Только во второй четверти XVII века в письменных источниках упоминается цветной, то есть стеклянный, «бисер». Таким образом, лишь в XVII столетии мелкие стеклянные бусы, внешне напоминавшие жемчуг, получили название бисер.

Термин «стеклярус» возник ещё позднее. В XVII веке бытовало другое наименование этого типа бус – «одекуй». Лишь в XVIII столетии названия «бисер» и «стеклярус» стали уже устойчивыми.

Применение бисера в шитье и других изделиях начало возрождаться снова только в XV столетии. Его привозили из-за границы, из Венеции. Вначале он был более редким, чем отечественный морской и речной жемчуг, и поэтому им разукрашивали преимущественно предметы религиозного культа, вещи для царского двора и для аристократов.

Несомненно, что при оживлённых сношениях с Венецией, откуда выписывались разные мастера и художники, Москва стала большим рынком сбыта для венецианского бисера. Из этого нового чудного материала стали плести разнообразные сетки, нанизывать торочки и рясна к головным уборам, изготавливать пуговицы и серёжки; им вышивали, разукрашивали одежду и всевозможные предметы. Бисерные серьги и пуговицы также начали занимать не последнее место в наряде русских модниц.

Рукодельницы старой Руси обильно применяли бисер в своих вышивках и низаньях наравне с жемчугом и самоцветами. Обычно бисером исполнялся только орнамент вышивки, а для фона – или оставляли открытой материю, по которой вышивали, или покрывали золотыми блёстками, или подкладывали цветную фольгу, или зашивали в гладь золотыми и серебряными нитками. Таким приёмом исполнены те подвязки, кокошники, воротники, оплечья, прошивки, коймы и вошвы, которые можно видеть в разных русских музеях. Целые ризы на иконы, отдельные цаты и венчики вышивались таким же образом. Но таких цельных бисерных вышивок, какие оставили нам конец XVIII и первая половина XIX века, где бисер является единственным и самодовлеющим материалом, мы в московский период ещё не имеем.

В конце XVII века (1680 г.) в Париже Рierr'ом Jaquin был найден способ изготовления искусственного жемчуга. Такой поддельный жемчуг уже нередко встречается в шитье XVIII века как на вещах церковного быта, так и на народных одеждах. Им украшены многие пелены, хранящиеся в Историческом музее, а также он встречается на разнообразных народных женских головных уборах – чёлках, венцах, киках.

К этому же времени относится начало заката жемчужного промысла. По мере уничтожения «язычества» культура общения человека с природой тоже стала вырождаться. В погоне за богатством лов жемчуга приобрёл варварские черты. «Наловив множество раковин, все без различия раскрывают, не заботясь о том, есть ли там жемчуг или нет, созрел ли он или не созрел, и таким образом умерщвляют жемчужную матку. Часто находят между несколькими сотнями раковин едва одну жемчужину настоящей цены. Такой вредною ловлей ныне жемчужные раковины если не совсем, то, по крайней мере, приметным образом истреблены», – свидетельствуют современники.

Целый ряд указов Петра I, Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны и Екатерины II предусматривал «поднятие русского жемчужного промысла». Он был взят под государственный контроль, ловля жемчуга доверялась только знающим людям и в строго отведенное время. Однако во всех этих мерах личная корысть отдельного добытчика лишь заменялась государственной.

Начиная со времени царствования Петра I правящее сословие перестало носить русскую одежду. Вследствие отказа верхов общества от национальной одежды сузилась и область применения жемчужного шитья. В обиходе рядового дворянства такое шитьё на одежде заменилось самоцветными каменями и стразами (поддельными драгоценными камнями из свинцового стекла с различными примесями).

И постепенно стеклянный заморский бисер стал быстро наводнять Россию. Живому природному материалу на смену пришёл искусственный… А может быть, человеку просто пришла пора учиться одухотворять материю, чтобы через много-много веков приблизиться к созданию бисера настоящего – Сказочного, такого, каким его помнят гномы и феи…

ИСТОРИЯ БИСЕРНОГО ИСКУССТВА. БИСЕР И СТЕКЛЯРУС В XVIII ВЕКЕ

С XVIII века начинается расцвет бисерного искусства на Руси. Поднявшаяся и окрепшая после нашествия монголо-татар и смутного времени страна наконец-то смогла передохнуть и взглянуть в свои глубины, на духовные истоки и потенциал.

Увлечение бисерными и стеклярусными работами расцвело в XVIII веке и длилось до начала XX столетия. В них нашли своё отражение все художественно-стилистические направления, существовавшие тогда в России. Красивый и прочный материал пользовался успехом при оформлении интерьеров, привлекался для отделки дворцовых залов, украшал быт помещичьих усадеб, употреблялся в народных костюмах и предметах культового назначения. Доступные многим холст, канва, нитки, бусы, хорошо знакомые мастерицам по другим видам декоративно-прикладного творчества; приёмы работы – вышивка, вязка, низание – вызвали увлечение этим искусством в самых различных слоях русского общества: дворянстве, купечестве, у горожан среднего достатка, представительниц сельской интеллигенции, духовенства и у зажиточных крестьянок.

Традиция искусства шитья была ещё крепка в русской семье того времени, ещё не забылись наставления бабушки-боярыни, которая сама сидела за пяльцами среди своих девушек в терему. Будь то простая крестьянка, помещица или царская дочь, девушек сызмальства обучали вышивке. В каждой помещичьей семье и хозяйка дома, и её дочери принимали живое участие в рукоделиях. Это были последние отголоски прекрасных давних времён, когда искусство лилось в мир, как естественное проявление творческого подхода к обыденной жизни.

С каждым десятилетием использование бисера и стекляруса становится более разносторонним. Они всё чаще встречаются на предметах культового назначения – ими расшивают оклады икон, украшают покровцы, они подвешиваются в виде кистей под лампады и паникадила. Одновременно эти материалы используются в отделке интерьеров городских и загородных дворцовых ансамблей, созданных с участием лучших русских и иностранных архитекторов, художников и мастеров.

На вкусы людей стали влиять совершенно новые художественные течения и мода: национальные традиции постепенно стали вытесняться западноевропейскими. Стали использоваться новые приёмы отделки интерьеров, привлекаться неизвестные ранее материалы. Так, в обиход вошли пышные орнаменты стиля барокко, которые стали появляться в дворцовых интерьерах в виде золочёной резьбы и лепного декора, расписных панно и плафонов, обивки стен цветными шёлковыми тканями и вышивками. Довольно быстро (уже в первой половине XVIII столетия) им на смену пришли более изощрённые мотивы рококо. Конечно, всё это было очень далеко от видения красоты, которого придерживаются феи, – ведь нам простая прелесть живого цветка или капельки росы куда милее самых изысканных искусственных красот. Но что поделаешь – человечество «взрослело» и, как ребёнок, тянулось ко всему яркому...

Но даже без опоры на истоки, в XVIII веке традиция шитья и бисероплетения привносила много хорошего в человеческую жизнь. Девушки становились терпеливы, трудолюбивы, душевны и привычны к красоте, обладали изысканным вкусом, дружили с вдохновением! И конечно же, когда вставал вопрос, каким материалом работать: ярким и сверкающим бисером или простыми нитями, – многие девушки выбирали бисер. Благодаря этому немеркнущие краски стеклянных бус донесли до нашего времени художественные образы прошлого, сохранив первоначальный цветовой замысел их создателей.

В середине века появляются первые стеклярусные и бисерные панно – большие тяжёлые ткани, наподобие ковров, сплошь узорно расшитые бисером – как бы миниатюрные бисерные мозаики. Многоцветные, с переливами тонов, они вполне соответствовали жизнерадостному характеру декора того времени. Крупные вышивки иногда целиком покрывали стену, заменяя обивку, иногда висели на стенах в рамках, как живописные картины. Это, конечно, очень оживляло убранство комнат.

Во второй половине XVIII столетия мода стала несколько строже, возвращаясь к тому, что называют классицизмом – стилю утончённых консервативных вкусов. Из уже имеющихся приёмов оформления отбирались те, что соответствовали новому направлению. Бисерно-стеклярусные вышивки использовались в качестве картин, настенных панно и для обивки мебели. Тогда же появляются украшенные бисерными чехлами или вышивками повседневные вещи. В узорах вышивок стали чаще проявляться мотивы народного искусства. Впрочем, это не означало, что люди стали лучше чувствовать природу – напротив, началась эпоха наибольшего отделения человека от природы. Это наложило печать и на искусство вообще и бисероплетение в частности.

В XVIII веке бисерно-стеклярусными работами увлеклось так много людей, что пришла пора налаживать отечественного производство этих материалов. И вот на фабрике в Усть-Рудице под Петербургом, устроенной при непосредственном участии М. В. Ломоносова, стали учиться производить качественный бисер. Интересно, что продукция фабрики покупалась для выполнения обоев при отделке интерьеров загородных царских дворцов, а бусы и стеклянная посуда поступали для продажи в лавки столицы. К сожалению, с кончиной великого учёного и писателя фабрика закрылась и производство русского бисера в очередной раз прервалось на много десятилетий…

А бисер по-прежнему тысячами пудов завозился из-за границы.

На конец XVIII и первую четверть XIX века пришёлся расцвет помещичьего быта, когда в усадьбах создавались целые ремесленные мастерские из крепостных крестьян. Многие их этих работников творили настоящие произведения искусства, становились великими мастерами!

Бисерная работа не терпит суеты, а деревенская жизнь оставляла много свободного времени. Большинство рисунков, выполненных печатным способом, стало приходить из-за границы (Вы можете себе представить феечку, творящую новую жизнь и сверяющуюся с листком бумаги? Я – нет! Даже двоечнику-волшебнику это не придёт на ум). Однако когда мастерица в достаточной мере овладевала техникой и пониманием строения бисерного рисунка, многие композиции создавались уже самостоятельно. Именно в этих работах ещё сохраняется неповторимый народный дух. Нередко в них используются уже знакомые элементы старого народного шитья: растительные узоры, павлины с распущенными хвостами, геометрический орнамент: ромбы, квадраты, восьмиугольные звёзды, свастика (солнечные знаки и символы). И всё это уживается рядом с модными тогда орнаментами и эмблемами времён Людовика XVI и Империи. Распространён был и шахматный узор, исстари любимый в боярских рукодельных палатах.

Рабство никогда не содействует процветанию высокого творчества. Известно, что крепостных обучали ремёслам и искусствам уже не в селе или родовом поместье, а отправляя к тому или другому мастеру на выучку или в специальные художественные школы для крепостных. Учили там самым простым вещам: рисованию, составлению узоров, азам ремесла. И то, что довольно быстро пришло на смену искреннему вдохновенному порыву первых лет расцвета бисерного искусства в XVIII веке, уже почти ничем не напоминало процесс истинного творения. Нередко за этим занятием просто убивали время, пользуясь однотипными рисунками-заготовками на клетчатой бумаге.

МАТЕРИАЛЫ И ОСНОВНЫЕ ПРИЁМЫ БИСЕРОПЛЕТЕНИЯ

Обычная бисеринка XVIII века представляла собою цветной цилиндрик с закруглёнными, оплавленными краями. Так же, как и бисер, стеклярус XVIII столетия отличался большим разнообразием размеров бусин как по длине, так и по диаметру. Он делался в виде цилиндрических трубочек без огранки.

К первой половине XIX века бисер имел небольшие размеры, правильную, хорошо окатанную форму. Преимущественно диаметр бусин превышал их длину и составлял в среднем один миллиметр. Бусины многих расцветок были не только круглыми, но и гранёными. В крестьянских украшениях этого времени часто применялся бисер, похожий по форме и окраске на зёрна граната. Со временем размеры бусин начинают увеличиваться. Во второй половине XIX века используются крупные, ровные, округлые бисерины.

Стеклярус в первой половине XIX столетия употреблялся редко, главным образом – в отделке церковной утвари. Интерес к нему возродился в конце века, когда начали использоваться как крупные, ремесленного производства, так и очень мелкие привозные стеклярус и бисер. Трубочки крупного стекляруса – короткие и уже нередко имеют огранку.

Расцветка бусин со временем претерпевает значительные изменения. В отличие от радужного и яркого бисера Венеции несколько-вековой давности Россия XVIII столетия использует ограниченное количество окрасок – пятнадцать-шестнадцать цветов. Разумеется, это не означает, что в каждой работе применялись все варианты расцветок. Стекло бусин было глухим или прозрачным. Интересно, что в это время не пользовались бисером красного цвета, имелся лишь прозрачный малиновый и глухой кирпичный, а чёрный заменялся тёмно-фиолетовым. Встречался и необычный – молочный с розовыми полосками – бисер. Одни и те же по цвету и размеру бусы нередко повторялись на разных вещах.

Скукотища! Один мой знакомый гном, когда узнал, что у людей осталось только шестнадцать приручённых, да ещё и неволшебных цветов, целых два часа смеялся от жалости!

БУКЕТ ЦВЕТОВ - РИСУНОК ДЛЯ БИСЕРНЫХ РАБОТ

ПУДЕЛЬ ПОД ДЕРЕВОМ - РИСУНОК ДЛЯ БИСЕРНЫХ РАБОТ

ДЕКОРАТИВНОЕ ПАННО "УСАДЬБА"

ОЖЕРЕЛЬЕ

В "бисерном искусстве" важная роль отводилась подготовительному рисунку – тем самым заготовкам на бумажках в клеточку... Они создавались обычно художником-профессионалом. В первой половине XIX столетия стали выпускаться специальные раскрашенные рисунки. Они тщательно хранились, передавались из поколения в поколение, нередко перерисовывались любителями рукоделий. Во второй половине века издавались печатные рисунки. Особой популярностью пользовалась продукция немецких, французских и австрийских фирм - Виттиха (Берлин), Мюллера (Вена), Е. Майера (Париж) и других, в рисунках которых предлагались как растительные мотивы, так и тематические изображения.

Творчество мастерицы в этом случае сводилось к выбору сюжета, цветовой гаммы и компоновке элементов. Бедные, бедные мастерицы! Этого прискорбного факта я не стала рассказывать моему знакомому-гному – ведь он мог так сильно опечалиться, что взорвался бы от смеха!

Сюжеты и картинки в бисере интересуют художника прежде всего как предлог для создания красивой красочной композиции. А для этого нужно глубокое понимание своего материала и тех возможностей, которыми он располагает. Тот мир, который может нам открыть в своих цветных искрах миниатюрная бисерная мозаика, может быть только миром полусказочным, чудесным царством, где небо – перламутровое, а люди, звери, растения, здания, мебель, утварь – всё сплетается в один букет, и в букете этом каждый цветок даёт свой тон, каждый равноценен другому. Таким красочным букетом и была бисерная вышивка в свои лучшие времена.

Позднее, когда начался упадок, одновременно с понижением мастерства самого искусства вышивания, притупляется и чувство художественной меры, той границы, дальше которой не может идти натуралистичность в передаче таким материалом, как бисер. Появляются несоразмерно крупные фигуры, которые плохо укладываются в рамки сумочки или бумажника.

А теперь давайте познакомимся с тонкостями техники бисерного вышивания.

Если мастерицы прошлых веков и не смогли разглядеть подлинных сказочных свойств бисера, они достигли изумительных высот в техническом мастерстве! Бисер был очень мелким, капризным и требовал в работе с собой терпения, отличного зрения и умелой руки!

Бисерные вышивки эпохи расцвета делаются на холсте, причём нашивается каждая бисеринка отдельно! Это очень трудоёмко, но зато как прочно! Вышивальщица строго следит за тем, чтобы ряды бисеринок шли по направлению нитей холста и плотно примыкали ряд к ряду. В эту эпоху бисер употребляется очень мелкий, круглый. Излюбленные фона – перламутрово-опаловый разных оттенков и молочно-белый.

Один из наиболее распространённых приёмов работы - “саженье” или “шитьё по бели” – сложился ещё в древности и использовался при шитье жемчугом. Эта техника заключалась в прокладке узора "белью" – шнуром из хлопчатой или льняной нити и выкладке по нему жемчуга, предварительно нанизанного на нитку. Каждая жемчужина пришивалась к бели поперечными стежками, благодаря чему прочно закреплялась на месте. При переходе к бисеру и стеклярусу вышивальщицы приспособили к новому материалу эту издавна существующую технику. Саженье использовалось главным образом в предметах церковного обихода и в крестьянских нарядах, особенно часто в прорезных головных уборах.

В бисерных и стеклярусных работах светского назначения (декоративные работы, панно, вышивки чехлов для мебели и домашней утвари) использовался другой тип вышивки: бусы нанизывались на нитку или проволочку и пришивались другой нитью через промежутки, состоящие из нескольких бусинок. Основой вышивок служил льняной холст, который в большинстве случаев покрывался шёлковой тканью, чтобы усилить цветовую игру бус. Перед началом работы весь рисунок наносился на ткань. Здесь также можно найти много общего с традиционной русской работой – золотым шитьём, при котором лежащие на поверхности ткани металлические нити закреплялись стежками шёлковой или льняной нити. Это так называемое “шитьё в прикреп”.

Шитьё в прикреп применялось при создании картин или панно – их плоскость полностью покрывалась низками бус: крупные части узора заполнялись параллельно идущими вертикальными или горизонтальными низками. В сюжетных композициях с фигурами людей для передачи лиц и рук персонажей обычно использовался один из двух приёмов: их покрывали низками очень мелкого бисера, либо расписывали масляными красками по холсту.

Для вышитых мелких изделий характерно выполнение бисером лишь контуров узора или фигур по фону из яркого бархата или шёлка.

Техника “низания” применялась при изготовлении чехлов для небольших предметов быта: шкатулок, подносиков и всевозможных каждодневных мелочей. Широчайшее распространение она получила и в народных уборах. Бисер низали на льняную нить или на конский волос (из хвоста жеребёнка) одним из двух способов: либо в одной из бусин две нити пересекались, либо они проходили параллельно. При этом обязательно требовалось два рабочих конца нити. Число таких пар соответствовало ширине изделия, а направления отверстий бисеринок, горизонтальное и вертикальное, чередовались через ряд. Различий в самих приёмах низания между народными и светскими изделиями не существовало.

На рубеже XVIII – XIX веков способы исполнения бисерных и стеклярусных изделий становятся разнообразнее. Для XIX столетия типичны вышивка, вязка, низание, вдавливание в воск и другие приёмы. Преобладали вышивка и вязка. Шитьё в прикреп продолжает существовать только в оформлении предметов церковного назначения и в народных головных уборах.

В городском и помещичьем быту использовалась вышивка другого типа. При выполнении плоских предметов мастерица подбирала бисеринки, строго следуя цветному рисунку, и по одной пришивала их к холсту или канве в соответствии с переплетением нитей ткани. В 1830-х годах появляется бумажная канва, то есть тонкий плотный картон с рядами мелких дырочек. По картону работали так же, как и по холсту.

Для бисерных вышивок существовали очень тонкие иглы. Использовали также щетину и конский волос. Низание сохраняется в народном бисерном искусстве без особых изменений на протяжении всего XIX и начала XX веков. Но в работах горожан наблюдается перемена в технике: нити переплетаются не внутри бусин, а у их отверстий, поэтому все бусины располагаются в одном направлении. Для так называемых «тканых» полос употреблялась рамка с параллельно натянутыми нитями. Нитка с нанизанным бисером накладывалась на нити основы так, что между ними помещалось по одной бусине. Затем эта рабочая нитка, уже без бисера, шла в обратном направлении, продергиваясь сквозь каждую бисерину и огибая нити основы с изнанки. Бусины при этом ложились строгими рядами, боковой стороной к зрителю. Этот способ низания давал ажурную прозрачную сетку, применявшуюся, например, для витражей, устанавливавшихся на подсвечники.

При обшивке объёмных и круглых вещей – кошельков, сумочек, чехлов на чубуки – использовали вязку. Исполнительница нанизывала бисер на нитку согласно рисунку и затем вязала эту нитку крючком или на спицах, оставляя бисер по одной штуке с правой стороны; вязка на спицах приводила к более редкой и эластичной сетке.

ДЕТАЛЬ ДЕКОРАТИВНОГО ПАННО ИЗ СТЕКЛЯРУСНОГО КАБИНЕТА КИТАЙСКОГО ДВОРЦА

СТЕКЛЯРУСНЫЙ КАБИНЕТ КИТАЙСКОГО ДВОРЦА

ПАННО "ВИД УСАДЬБЫ И ДЕРЕВНИ"

ДЕКОРАТИВНОЕ ПАННО "УСАДЬБА", ДЕТАЛЬ

ЧЕРНИЛЬНИЦА В БИСЕРНОМ ЧЕХЛЕ

ЛАРЕЦ

БУТЫЛЬ И ПОДНОС

ПЕРОЧИСТКА, ЧЕРНИЛЬНИЦА, КАРАНДАШ

КАРТИНА, ФРАГМЕНТ

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА

БИСЕРНАЯ ВСТАВКА СТОЛЕШНИЦЫ

ЛАМБРЕКЕН

ПРАЗДНИЧНЫЙ КОСТЮМ МОЛОДОЙ ЖЕНЩИНЫ

КОСТЮМ МОЛОДОЙ ЖЕНЩИНЫ

ЧТО ИЗОБРАЖАЛИ ИЛИ УКРАШАЛИ БИСЕР И СТЕКЛЯРУС

Если Вас влечёт именно бисерное вышивание, то будет полезным познакомиться с некоторыми работами времени «бисерного расцвета»!

Наиболее известными примерами стеклярусного шитья в оформлении интерьеров являются двенадцать панно, украшающие стены Стеклярусного кабинета Китайского дворца в Ораниенбауме под С.-Петербургом.

Среди сохранившихся бисерно-стеклярусных произведений XVIII века встречается значительное количество пейзажных панно и картин. Например, большое панно из собрания Государственного Эрмитажа с изображением богатой усадьбы, строения и планировка парка которой характерны для первой половины XVIII века. Барский дом на высоком цоколе и с бельведером, несколько флигелей, украшенных башенками, церковь и службные здания переданы детально и убедительно. Обширный парадный двор окружен ажурной оградой, за которой располагается французский регулярный парк со строго распланированными аллеями, клумбами, партерами и прудами. Основную часть пространства вокруг усадьбы занимают изображения лугов, леса, а в нижней части панно – большого пруда и деревни.

В панно использовали крупные и мелкие сорта бисера и сравнительно небольшое количество стекляруса. Обогащали и дополняли их стеклянные разноцветные пронизки неровной формы. Контуры рисунка обведены тёмным бисером. Лица персонажей исполнены масляной краской. Очень забавно выглядят бюсты философов в аллеях парка, лица которых также тщательно выписаны масляной краской.

Виды усадеб получили довольно широкое распространение в русском прикладном искусстве XVIII века. Например, усадьба Шереметьевых Кусково изображена на доске столика наборной работы, выполненной крепостным мастером Никифором Васильевым. Такие же сюжеты использовались при создании композиций настенных ковров.

Бисерно-стеклярусные видовые панно возникли в момент становления пейзажной живописи в России. Декоративная сторона искусства пейзажа, особенно ярко проявившаяся в середине XVIII века как в передаче фантастических видов и архитектурных мотивов, так и в воспроизведении существовавших в действительности городских и сельских пейзажей, оказала сильное воздействие на бисерно-стеклярусные работы.

В этих пейзажных панно ставилась задача воспроизвести в художественной форме вид определённой местности, передать поэтичность природы или архитектурного памятника. Все различия в таких работах заключаются в применении тех или иных художественных средств. Одни из них повторяют приёмы, используемые в живописи и графике, и стремятся с наибольшей реалистичностью воссоздать городской, сельский или парковый пейзаж, а другие – в стиле народного искусства, с усилением декоративного начала.

Во второй половине XVIII столетия в русском изобразительном искусстве был очень распространён бытовой жанр (произведения Ж.. Лепренса, М. М. Иванова, М. Шибанова, И. А. Ерменева, рисунки и акварели неизвестных провинциальных художников), что тоже отразилось в вышивках бисером и стеклярусом.

На ряде вышитых картин воспроизведены сценки из помещичьего быта, наивные и непритязательные: помещица со своими приживалками в саду; пожилая дама, сидящая у окна; пикник; многочисленное семейство с детьми и домочадцами в зале. Во всех вышивках использованы одинаковые материалы и приёмы работы: фоны покрыты вертикально расположенными низками бесцветного стекляруса в форме удлинённых трубочек, контуры предметов и фигур людей оттенены тёмным бисером, лица и руки персонажей расписаны масляной краской. Заметно, что мастерицы не всегда справлялись с передачей сложных движений и ракурсов.

Кроме оформления интерьеров бисер и стеклярус употреблялись и для отделки предметов быта. Шкатулки, подносы, детские рожки и чернильницы покрывались низанными или вышитыми из бисера чехлами. Количество известных нам работ этого типа невелико. На них изображались типичные для русского народного искусства узоры: фигурки пав, двуглавые орлы, кони, цветы.

Что ещё любили вышивать Ваши прабабушки? В работах этого периода бесконечно варьируются охотничьи сцены – любимая господская забава; реже видим военные сцены, кутежи у карточного стола, курильщики с длинными чубуками, прогулки верхом и в экипаже, катанье на лодке, игра в волан, забавы с любимой собачкой или птичкой, незатейливые представления «учёного» медведя, крестьянские пляски. Очень любима была картинка деревенского гулянья в Семик перед Троицыным днём; Семик –древний «языческий» русалочий праздник, когда девушки украшают берёзку лентами и в хороводе носят её по деревне. Всё это оживает на сумочках, кошельках, бумажниках, чубуках, подстаканниках, чехольчиках для разных мелких вещей во всём пёстром разнообразии.

Особый интерес представляет чернильница из собрания Эрмитажа, чехол которой выполнен из очень мелкого бисера. Расцветкой он подобен целому ряду других изделий, но украшен сложными композициями из фигурок пав, цветов. На одной из его сторон помещена дата: "1797", которую сопровождают буквы "РС" или "РО" под короной, наподобие императорской. Это единственное датированное произведение среди бисерных низанных работ XVIII века.

БИСЕР И СТЕКЛЯРУС В XIX В

Бисерные и стеклярусные изделия XIX века очень сильно отличаются от работ предыдущих веков. Начинают использоваться новые, неизвестные ранее приёмы работы, а мельчайший бисер множества оттенков позволяет создавать очень сложные, тонкие по цветовой гамме миниатюры. Всё чаще бисер употребляют для украшения множества бытовых и декоративных предметов.

В первой половине XIX столетия материальные возможности поместного дворянства постепенно возрастают, благоустраиваются имения, строятся особняки. Многочисленное мелкопоместное дворянство, купечество и зажиточные горожане приобретали всё больше предметов искусства и декоративного убранства интерьеров. Наряду с изделиями из фарфора и стекла, коврами и обивочными материалами, гарнитурами мебели и светильниками создавалось огромное количество украшений интерьера – настольных принадлежностей, бюваров, подсвечников и прочих вещей, украшенных бисером и различными вышивками, шёлком. Из стран Западной Европы пришла новая волна увлечения бисерными работами. Светские дамы и почтенные купчихи, горожанки и крестьянки побогаче – все, кто имел возможность приобрести красивый, не подвластный разрушению материал, пробовали свои силы в работе с бисером. Большое количество вещей изготавливалось руками подневольных тружениц помещичьих мастерских и мастериц монастырей. Так, в одном из имений графа С. Тарановского в Черниговской губернии в прекрасно обставленном доме существовал интерьер с белью из красного дерева в стиле ампир, у которого "все сиденья затянуты изумительными вышивками бисером. По белому фону вышиты цветы, птицы и фрукты. Работа исполнена тончайшим бисером в Качановке крепостными".

Очень часто в первой трети XIX века в жилых комнатах сочеталась ясность архитектуры и простота классической мебели с яркостью обивок, скатертей, занавесей, а столы, и стены в изобилии заполнялись мелкими, красиво украшенными вещицами. Так же было и с костюмами: строгие формы дополнялись ажурными сумочками, кошельками, бумажниками, зонтиками...

На формы и орнаменты работ влияли, конечно же, мода, стили и вкусы поколений. В бисере один за другим отразились классицизм, черты сентиментализма и романтизма, новые формы «второго рококо» и стиля модерн. Приподнятость ощущений и сильные чувства проникают в бисерные миниатюры, художники обращаются к героическому прошлому и настоящему, состояния природы передаются взволнованно, образы пейзажей нередко трактуются с оттенком трагизма. На витражах, сумочках, бумажниках, настенных вышивках мы встречаем руины и сломанные деревья, водопады и замки. Особой любовью пользовался поэтический вид пруда под плакучей ивой, в котором чувствуется и влияние сентиментализма.

Перечень предметов, которые вышивались, вязались и низались бисером, охватывает собой чуть ли не все туалетные и хозяйственные принадлежности. Разных фасонов сумочки, кошельки и бумажники; сонетки – ленты; табачницы, кисеты, чубуки; подстаканники, целые бутылки, обтянутые бисером; коробочки и ящички разных назначений; подушки диванные и мелкие подушечки для булавок; разные чехольчики для карандашей, гусиных перьев, карточных мелков, черенков ножей, ножниц, очков, для карманных флакончиков с духами; кольца для салфеток; шнуры для крестов и часов; подвязки, подтяжки, ермолки и даже ошейники для собак – всё это и многое другое заполняет и украшает быт людей в первой половине XIX столетия.

В чулки ввязывались для метки бисерные инициалы, иногда и целые бисерные каймы по верхнему краю чулка. Бисерными гирляндами и каймой украшались перчатки, детские шапочки и вязаные платьица. Миниатюрные бисерные зонтики, которыми едва можно было прикрыть глаза от солнца, вкладывались в вязаные бисерные чехольчики.

Такими были самые распространённые бисерные изделия первой половины – середины XIX века.

Вскоре романтизм сменился классицизмом, которому свойственны строгость, монументальность, лаконизм форм и орнаментов. Уже в самом начале XIX столетия типичными становятся очень простые формы бисерных изделий, полностью соответствующих их практическому назначению.

Для начала XIX века характерны орнаменты в виде меандра, пальметок, розеток, грифонов и сфинксов, которые скоро обогатились множеством других узоров и сюжетов, в основном растительных и цветочных.

Особенно сложными и пышными становятся композиции из цветов в 1830-х годах. Трудно найти другой вид работы, в котором с таким искусством и разнообразием передавались бы многоцветные букеты, венки, гирлянды из садовых и полевых цветов.

Вышитый из бисера цветок смотрится очень хорошо – яркость и блеск живых лепестков обретают своеобразную кристаллическую прозрачность и насыщенность. Радужные блёстки бисеринок, как свежая роса, переливаются с лепестка на листок, создавая какое-то неуловимое движение и жизнь в этих гирляндах, букетах, венках и отдельных маленьких цветочках.

Вышивки с цветами всегда были гордостью самых красивых коллекций! И секрет этого прост – соприкасаясь с живой темой, бисер и сам оживает, стараясь принять форму цветочка, ведь бисер ещё помнит время, когда он был волшебным и дружил со всей природой, жизнью вообще. А когда тема работы придумана или, ещё хуже, продиктована политической или художественной модой, на неё накладываются все “неживые” представления автора, шелуха самого события, и получается, что работу оживить нечем, – феям до неё не добраться...

Кстати, в работах простых крестьянок было немного больше свободы и жизненности – они реже пользовались рисунками или достаточно свободно их изменяли. И хотя традиционному стилю эти мастерицы изменять не решались, но самостоятельно выбирали цвета и сюжеты: точных повторов цветовых композиций не встречается.

Очень жаль, но несмотря на большое разнообразие работ и мастерство вышивальщиц, за всё это время высокая Сказочность так и не вернулась к бисеру... Что ж – всему своё время! Может быть, для того, чтобы ожить, бисер ждёт именно тебя!

Период самой большой увлечённости бисерными изделиями относится к 1820 – 1830-м годам, когда в украшении интерьеров и предметов одежды использовались в основном растительные мотивы. Расписные плафоны и двери сочетались со строгими однотоновыми обивками стен и мебели; портьеры и скатерти деликатно обрамлялись бордюрами с мелкими и изящными либо с пышными, яркими орнаментами из цветов, античными мотивами. На небольших вещах – сумочках, кошельках, подстаканниках – основной узор располагался горизонтально идущими гирляндами в верхней или нижней части предмета и реже – по краям. Остальное пространство заполнялось мелкими деталями в виде веточек, цветов, крапинок, звёздочек или оставалось свободным от узоров. Особенно пышными орнаменты из цветов становятся в 1830-х годах. Часто в рисунках также использовались: рога изобилия, корзины и вазы с цветами. Существовало несколько рисунков с этой тематикой, которые бесконечно повторялись на предметах разных размеров.

Очень популярны были сюжеты античной мифологии с изображением персонажей мифов Древней Греции и Рима: Амур и Психея, Амур на колеснице и множество других. Немного сглаживая классицизм, под влиянием сентиментальной литературы появляются изображения бытовых сценок, которые находят множество почитателей среди любителей бисерных работ. Пастух со стадом, девушка, обнимающая овцу, играющие дети и другие подобные мотивы заполняют бисерные изделия. В отдельных случаях воплощались и литературные персонажи тех лет, например, Акулина и Алексей из повести А. С. Пушкина «Барышня-крестьянка». Очень популярной картинкой был сюжет «Бедной Лизы» Карамзина, которой зачитывались сентиментальные барышни в начале XIX века. Грациозно-наивная картинка увековечила печальную героиню с единственным оставшимся её другом, верным псом, который горько плачет, чуя близкую гибель своей госпожи.

Новые знания о жизни народностей разных континентов нашли выражение как в изобразительном, так и в прикладном искусстве. Бисерные изделия насыщаются "восточными" сюжетами, переработанными и превращенными в красочные жанровые сценки: это и отдыхающие китайцы, и одалиски, и гарцующие турки. Часто повторяются фигурки девушек в красочных национальных нарядах и изображения горцев в не менее экзотических одеждах. Причём в одном рисунке могли соединяться пейзаж, архитектурные строения и персонажи, относящиеся к различным странам и даже континентам.

Чутко реагировала сюжетная линия бисерных работ и на современные события – на политическую и литературную жизнь страны. В связи с восстанием в Греции против турецкого владычества появляются сюжеты из жизни народов Балканского полуострова; в рисунках отображаются и события Отечественной войны 1812 года и польского восстания 1830 – 1831 годов. Образы литературных произведений привлекали внимание самых широких слоёв общества и тоже находили своё отражение в бисере.

Уже в 1840-х годах на небольших изделиях появляются сильно стилизованные растительные мотивы, геометрические орнаменты в виде сложных композиций с рокайлями и архитектурными мотивами, нередко со вкусом скомпонованными. В них нашли яркое выражение черты эклектического стиля, обычного для прикладного искусства того времени. Особенно часто используется узор "a la grisalle" в серовато-белых или коричнево-жёлтых тонах. В третьей четверти столетия бисером продолжают украшать кошельки, ридикюли, настольные бювары и прочее. В интерьерах встречаются и более крупные вещи – скатерти, сонетки, диванные подушки, плато под лампы, вставки на столешницы.

Приёмы работы повторяют основные виды техники, известные ранее, но сплошное шитье бисером применяется всё реже: обычно фон бумажной канвы остаётся открытым и подкрашивается акварелью. Новым следует считать соединение вышивки бисером с шитьём шерстяной и шёлковой ниткой крестом, как, например, в одном из лучших образцов бисерно-стеклярусных работ этого времени – сонетке с вышивкой бисером и стеклярусом по фону, заполненному шитьём шерстяной нитью.

В конце XIX столетия бисером и стеклярусом начинают украшать женский городской костюм. Эта мода появляется во Франции: в 1880-х годах в женские туалеты известных парижских фирм включаются чёрный бисер и стеклярус в сочетании с чёрными или тёмными тканями. В следующее десятилетие отделка этого типа распространяется на сравнительно широкий круг одежд и используется при создании наиболее изысканных нарядов мастерскими многих стран, в том числе и России. При этом используется уже цветной бисер различных размеров и огранки, а также стеклярус.

В конце XIX – начале XX века женский костюм, особенно парадный, представляет собой сложное произведение искусства, созданное с помощью различных материалов и содержащее различного типа отделку: вышивки блёстками, стразами, искусственным жемчугом, шнуром, шитьё бисером и стеклярусом. В моде этого периода были отделки в цвет ткани; поблескивающие бусы создавали игру отражённого света на однотонном фоне материи. Великолепные работы с бисерными и стеклярусными вышивками выполнялись в известных русских фирмах А. Т. Ивановой в Петербурге, Н. П. Ламановой в Москве. Бисер употребляли также для шитья орнаментов и оформления бордюров, из него низали бахрому, которой обшивали отдельные детали платьев, накидок. Мелкие размеры бусин придавали особое изящество крупным декоративным орнаментам господствовавшего в этот период стиля модерн.

Строгое следование рисунку не давало мастерам выразить свои вкусы, заняться поиском новых тем и выработать свой индивидуальный стиль. Орнаменты и сюжеты изделий полностью соответствовали вкусам и царившим стилям, практически во всех работах чувствуется художественный почерк эпохи. Бисерное дело было полностью подчинено моде, работы в мастерских, даже монастырских, производились с всё возрастающей долей коммерческого спроса. Феечки с грустью вспоминали Венецию...

Милые Мастера и Мастерицы Будущего, посмотрите на ошибки былых веков и не повторяйте их! Запомните, бисер нельзя использовать с мелкими намереньями: лишь для того, чтобы украсить себя, похвастаться красотой или мастерством, продать... Своим Сказочным сердцем бисер чувствует это и теряет всё своё волшебство! Сколько такого погубленного, обиженного бисера разбросано по свету! Пришла пора его спасать! Бисер – материал очень хрупкий, отзывчивый. Если вы наполните его теплом своих улыбок и рук – он засияет и расцветёт, как цветок или солнышко, он отзовётся на любое движение Вашей души, поможет, подскажет!

ЗАГОТОВКА ДЛЯ БУМАЖНИКА

БИСЕРНАЯ ЛИТЕРАТУРА

Особое место в бисероплетении занимали всевозможные надписи. Девизы, инициалы, анаграммы, посвящения, стихотворные и прозаические надписи составляют маленькую бисерную литературу. Но не ждите, что мастерицы вышивали в бисере целые баллады собственного сочинения, – они ещё были к этому не готовы...

А теперь немного подлинной (Сказочной) истории. Так вот, среди основных творчеств гномьей страны, наравне с «Воодушевлением самоцветов», «Балетом сталактитов» и «Мечтаниям по камню», была и «Поэзия в бисере». Это было очень утончённое искусство, и успехов в нём достигали лишь лучшие. Ведь мастеру стихотворения в бисере («бисеротворения») сначала нужно было в совершенстве подружиться с волшебным бисером, который, кстати, был живым и ещё не каждого гнома к себе подпускал! Потом ученику Бисерной поэзии приходилось знакомиться с Музами – а те вообще требовали огромной душевной чистоты от того, кто искал их общества. И только освоив всё это, гном брался за работу – он подходил к бисеру, почтительно ему кланялся, отчего бисер загорался ярче – это был его ответ на приветствие. Потом Гном-мастер бисеротворения отдавался вдохновению, и бисер, тонко чувствуя каждую нотку души своего друга, сам собою складывался в чудеснейшие стихи, сказки, истории и легенды. Созерцая и слушая эти работы, которые в одно и то же время звучали и выглядели, сказочные существа постигали высшую мудрость Красоты и Гармонии, Краски и Звука, Блеска и Прозрачности... Много позже феи, стараясь хоть как-то подобразовать людей, то подбрасывали им идеи некоторых изобретений, то навевали куплет-другой какому-нибудь Шекспиру, Пушкину или Гёте, то развертывали картину такой работы перед внутренним взором Ван Гога, Рублёва или Да Винчи, то вкладывали мелодию дыхания бисера в звучание нот Баха, Моцарта, Чайковского...

Но и простые люди смогли расслышать слабое эхо этого древнего сказочного искусства и сразу же приспособили всё к своему мировосприятию. Среди их бисерных надписей встречаются инициалы, которые навсегда останутся для нас неразгаданными. Также были распространены монограммы и скромные напоминания о подарившем вещь в виде единственного слова «Souvenir» (На память). Одни предметы сопровождаются частыми заявлениями «кого люблю, того дарю», другие – нежными признаниями в стихотворной форме. Лаконичная надпись, сопровождающая изображение пастуха с собачкой, «Весны приходом утешаюсь» напоминает изречения на печных изразцах XVIII века. В отдельных случаях текст свидетельствует о неграмотности рукодельницы. Так, в зеркальном отражении выполнена надпись:

«Не талант и не искусство

Я ценить тебя прошу,

А цени ты моё чувство

То, с которым приношу».

А вот примеры других вышивок: на корешке бумажника лаконическая надпись: «В знак почтения»; портфельчик, украшенный венком и французским шифром «N. А. С.», над которым амурчик развёртывает на ленточке совершенно русский «Суприсъ». В кожаных фестончиках, которые складываются розеткой и закрывают бисерную табачницу, рукодельница скрыла от холодного чужого взгляда своё горячее признание: «Я люблю тебя, любить во всю жизнь не перестану – 1828 года, июля 17 дня»; или – по розовой бисерной тесёмочке вьётся узором чьё-то наивное стихотворство:

На заре птичка воспевала,

А я ciю тесемачку работала;

Работаяши размысляла –

Каво подарить –

Сердце отъвечала:

Каво люблю, таво дарю –

Cie тесемка.

Конечно же, многие из Вас, кому я раскрываю тайну творчества древних гномов, захотят воскресить эту традицию. Поначалу это будет не так-то просто и достаточно медленно, но, поверьте мне – очень-очень-очень интересно!

БИСЕР И СТЕКЛЯРУС В НАРОДНОЙ ОДЕЖДЕ

А теперь давайте вырвемся из вычурных городских комнат на привольные просторы лугов, лесов и деревень! Именно там можно было встретить девушку в нарядно расшитом головном уборе, переливающейся бисером одежде! Эти простые и вместе с тем тонкие праздничные украшения, сделанные мастерицами по собственному представлению, без ограничений модного бездушного рисунка-заготовки, всё это время некрикливо сохраняли в себе народный дух и вдохновение.

Более трёх столетий бисер и стеклярус были любимыми материалами для отделки праздничного народного костюма на всей территории европейской России, в северной и, ещё в большей степени, в её центральных и южных областях. На Севере издревле главную роль играл жемчуг, который нашивали и нанизывали на женские и девичьи головные уборы, серьги и другие украшения. В XVIII веке в народный костюм, бытовавший как в сельской местности, так и среди городского населения, начинают проникать бисер и стеклярус, а наряд молодой женщины или девицы XIX столетия уже просто невозможно представить себе без них. В народных костюмах некоторых губерний отдавалось предпочтение бисерным отделкам "саженых", в других - "низаных" типов. Для каждой местности существовали свои излюбленные цвета, орнаменты, своя компоновка их отдельных частей.

По своему назначению предметы из бисера и стекляруса чётко делятся на несколько групп: головные уборы и их детали; шейные украшения – накладные воротники и ожерелья; нагрудные – цепочки, жгуты, разметки, низки; наспинные – гайтаны, девичьи накосники и косоплеты; поясные, то есть декоративные пояса.

В XIX веке, в связи со все расширяющимся интересом к бисеру, он поступает на рынки уже в таких количествах, что становится легко доступен даже сельскому населению. Сравнительно невысокая стоимость и необычайная привлекательность игры то прозрачных, то глухих тонов стекла дают возможность пользоваться бисером в наиболее ценимых предметах народного костюма – головных уборах.

Особую красоту и законченность девичьим и женским головным уборам придавали «поднизи». Сетки поднизей низались из белого или прозрачного бисера в продолжение традиции жемчужных отделок. Они пускались ровной полосой на лоб до самых бровей, окружали верхнюю часть лица пышной оборкой, а иногда бисерная сетка покрывала спереди всю голову.

Поверх парадного кокошника в некоторых местностях накидывали так называемые «фролки» – низаные сетки диаметром около полуметра из бесцветного бисера с добавлением цветного. Фролки использовали в Костромской губернии. В районе Заонежья носили так называемые «рога» – волосяную сетку, которая собиралась вокруг головы широкими волнами. Они могли служить свадебным убором или пришивались в качестве поднизи к женским кокошникам и низались из жемчуга или бисера

Другой тип праздничного девичьего убора – венцы. Они имели несколько форм. Главное их различие было в том, что одни были сплошными, твёрдыми, а другие – прорезными, гибкими. Твёрдые венцы в виде подковы обрамляли девичье лицо, подобно нимбу. Как правило, все они украшались вышивкой жемчугом или белым бисером приёмом саженья по бели. Их орнамент, плетущийся подобно траве, представлял собою чередование цветов и растений. Они создавали верхний зубчатый и рельефный край убора. Этот тип орнамента был широко распространён в XVIII столетии и продолжал оставаться в народном искусстве ещё долгое время. Другой тип зубчатого твёрдого венца, относящийся ко второй половине XIX века, с золотошвейным узором, сопровождается обнизками белого стекляруса .

Самым торжественным из всех девичьих уборов была коруна – твёрдый венец в виде хора (выпуклого обруча) с прорезным узором. Она имела околыш, чаще всего галунный. Узор выкладывался белью, по ней сажался жемчуг или бисер. Последний использовался в корунах уже в XVIII веке. Название убора безусловно происходит от слова "корона". Распространение этого вида венца весьма широко – от Архангельска до Москвы.

В отличие от девичьих, женские головные уборы закрывали всю голову. Волосы старательно маскировали спереди поднизью, а сзади позатыльнями – ткаными или низанными сетками. В прошлом для женщины считалось позором показывать волосы. "Светить волосом" якобы предвещало несчастье. Поэтому их тщательно убирали под повойник.

Головные уборы Русского Севера и Верхнего Поволжья дополнялись роскошными серьгами. Обычно они имели латунную основу, покрытую жемчужными или бисерными низками на конском волосе, с добавлением стёкол или мелкой бирюзы. Обнизывалась как сама серьга, так и её подвеска.

Особого рода деталью, которая сопровождает далеко не все головные уборы, являются рясны. Это кисти или длинные до полуметра полосы, около пяти сантиметров шириной. Наличие их в народных головных уборах говорит о связи с устойчивой древней традицией. Кистевидные серебряные рясны были найдены в Старой Рязани в кладе XI – XII веков. В крестьянских уборах XIX – XX веков они низались из бисера. Другой вид – лентообразный – известен по низаным жемчугом ряснам XVI столетия из собрания Владимиро-Суздальского музея-заповедника. В народных уборах XIX – XX веков такие рясны были стеклярусными, крепились к верхней части позатыльни и спускались на грудь.

Все головные уборы средней полосы России (налобная поднизь, позатылень, нависочники, рясны) настолько богаты и ярки, что достаточно их одних, дабы сделать женский наряд исключительным. Но только ими не ограничивались. За головными украшениями следовали шейные. И в тех и в других прослеживаются древние традиции национального русского костюма. Их формы восходят к XIV – XV векам и сохраняют многие особенности в XIX и XX столетиях.

В северном наряде, как женском, так и девичьем, употреблялись накладные воротники. Эту древнюю деталь одежды можно увидеть на богатых одеяниях персонажей русской иконы и в иллюстрациях рукописных книг. Как всякое шейное украшение, такие воротники называли "ожерельем", но имелись и местные названия: "заборошник" – в Архангельской, "наборушник" – в Тверской губерниях. Все они круглые и плоские по форме. Поверхность воротников состяла из сплошного шитья бисером и перламутром тем или иным узором. Вышивка чаще всего представляла собой волнистый стебель с раскрытыми цветами с листьями круглой или овальной формы. Ожерелья и поныне носятся в Рязанской, Орловской и некоторых других областях. Строгая красота заключена в ожерелье Нижегородской губернии, сочетающем плотную вышитую полосу и ажур из свисающих бисерных низок и цепочек.

Среди наспинных украшений одним из главных был гайтан. Это древнее слово обозначало плетешек, шнур, тесьму. В наши дни он уже почти не употребляется. Весьма схожие с цепочками, но более узкие и длинные, гайтаны одевались на шею, а концы перекидывались на спину. В Тульской губернии, например в селе Ивлеве Богородицкого уезда, встречались гайтаны в виде простой снизки бисера, составленной из отрезков разного цвета: голубых, зелёных, красных. В Воронежской они низались узорами, подобно цепочкам. Шнуры обнизывались бисером, а кисти покрывались бисерными сетками.

Повсюду девушки заплетали волосы в одну косу. Спускаясь на спину, коса заканчивалась "косоплётом" или "накосником". Косоплётом служила лента или шнур, богато украшенный бисером. В Весьегонском уезде Тверской губернии такие ленты являлись обязательной деталью девичьего наряда в XVIII веке. Накосники имели разные формы – плоские и объёмные. Плоские были почти всегда пятиугольными и завершались кольцом или петлёй для продевания завязки. Заполнения их различны. Цветной бисер часто сочетался с кумачом, яркой тесьмой, шерстяной бахромой. Узор вышивался или низался в виде сетки. В одном предмете часто соединялись обе техники.

Редкое по красоте явление представлял собою наряд молодых женщин Рязанской, Калужской, Тульской и особенно Орловской губерний. "У нас на лугах цветы и женщины наши, как цветы", – так поэтично выразился старый крестьянин из села Бережки под Жиздрой. Действительно, они были унизаны бисером и стеклярусом от нависочников до подолов.

Особое место в крестьянской одежде занимали пояса – как женские, так и мужские. Их было принято украшать, по возможности, богато. Простейшим приёмом введения в них бисера было нанизывание отдельных бисерин на каждую нить кисти, которые заканчивают оба конца пояса. Бисер утяжелял кисти, слегка оттягивая их. Блеск его вместе с ярким цветом шерстяной пряжи, из которой обычно делались кисти, привлекал внимание к этой части костюма.

Известны женские декоративные пояса, целиком изготовленные из бисера техникой низания. Теперь они стали редкостью, но в Калужской области, в южной части бывшего Жиздринского уезда, в сёлах Хвастовичи, Ценевичи, Бояновичи помнят, что низали их на шести (и до двенадцати) нитях, украшали кистями. Шириной они были не более пяти сантиметров, а узоры не отличались от орнаментов цепочек и гайтанов.

Среди украшений довольно редко встречаются "заручья", то есть браслеты. Их носят на обеих руках, одинаковые, в виде десяти-двенадцати бисерных низок, которые прикрепляют к какой-нибудь вертикали – стеклярусной или деревянной тонкой палочке, бисерной связке или даже тряпичному жгутику завязывают. Узорные заручья неизвестны.

Любой вид народного искусства, возникая, вбирает в себя достижения прошлого, имеющие обычно многовековой путь. Эти достижения сначала становятся основой для нового вида творчества, и лишь со временем в нём вырабатываются свои особенности, идущие от новых материалов и от новой техники. Так произошло и с искусством бисерной и стеклярусной вышивки и низания. Перейдя к стеклянным бусинкам, мастерицы научились выявлять особые их эффекты, присущие каждому сорту: однотонный бисер отличался яркостью, прозрачный – блеском, стеклярус отливал серебром. В полной мере использовалось основное свойство этих материалов – способность отражать свет. Костюм, для которого предназначались эти украшения, носился на открытом воздухе, под лучами солнца, во стократ увеличивающими их естественное сверкание. Колорит крестьянских изделий из бисера и стекляруса отличался чистотой и яркостью. В большинстве работ цвета подбирались контрастно, что делало их ещё красивее. Рисунок был определённым, чётким. И колорит, и рисунок находились в полной гармонии с общим обликом местного наряда. Все детали бисерных украшений расшивались исконно-народными орнаментами во всём их разнообразии. Они были едины и для тканей, и для вышитых, кружевных и вязаных предметов, составлявших праздничный наряд русской женщины.

Любовь к этим украшениям в народе не ослабевает со временем. В сельских местностях продолжают носить бисерные цепочки и ожерелья. Только позатыльни ушли из жизни вместе со сложными головными уборами. Их безжалостно распускают, чтобы перенизать на другие, модные вещи.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ БИСЕРА И СТЕКЛЯРУСА В ПРЕДМЕТАХ ЦЕРКОВНОГО УБРАНСТВА

Самостоятельную группу составляют оформленные бисером и стеклярусом предметы церковного культа, которые сильно отличаются от светских и народных изделий из тех же материалов. Это оклады икон, иконы и образки, ленты, на которые подвешивали лампады, бисерные чётки и старообрядческие лестовки, покровцы. Как приёмы исполнения, так и орнаменты в основном подчинялись традиционным, веками складывавшимся правилам. Новые технологии и узоры проникали в них с задержкой и в сильно переработанном виде. В сложном переплетении традиционных и новых принципов работы создавались очень разные по характеру изделия: яркие и строгие, светлые, однотонные, узорные, с кружевным и сплошным шитьём.

Многие религиозные сюжеты исполнялись по заграничным рисункам, в стиле католических церковных изображений. В качестве примера можно привести хранящееся в Московском Историческом музее "Распятие" очень тонкой работы из мельчайшего бисера по перламутровому фону. Обрамление выполнено в виде арки с готическими флеронами, по которым вьются мелкие травки.

В собрании Московского Исторического Музея также представлено несколько икон католического типа эпохи XIX века. Все они созданы с применением золотого бисера: Богоматерь без младенца с молитвенно сложенными руками, мученица с крестом в руке, Моление о чаше, где ангел указывает Христу на чашу, в которую вложены орудия страстей. Несколько икон католического типа имелось в хранилище Музея 40-х годов (в дореволюционной Москве): Христос с веткой лилий в руке; великомученица Варвара. Встречаются подражания наиболее популярным в своё время картинам известных художников: подражание картине Карло Дольчи "Христос, благословляющий хлеб" очевидно в бисерной вышивке; подражание картине Рафаэля "Madonna della Sedia", но на ней вышиты бисером только одежды и кресло мадонны; лики и руки писаны масляной краской, так что получается нечто вроде бисерной ризы на икону.

Мадонна "della Sedia" под именем Божией матери трёх радостей вошла в число признанных православной церковью икон Богоматери и часто встречалась в старинных божницах. В правом приделе Никитского монастыря в Москве такая икона находилась в верхнем ряду на боковой стене иконостаса.

Создание бисерных икон особенно процветало в Киевской губернии, и на Западной Украине, где католическое влияние издавна наложило свой отпечаток на предметы православного культа.

Православные бисерные иконы появились позднее и изображали чаще всего святых. В Историческом музее хранятся иконы Митрофания Воронежского, в епископском облачении, плетеная крупным бисером; Николая чудотворца, где бисером сделана только риза, а лик и руки – масляной краской; Иоанна Богослова, пишущего Евангелие (вышивка по жёлтой бумажной канве); икона Казанской Божией Матери (по белой бумажной канве).

Особняком стоит в собрании Московского Исторического Музея грузинская вышивка – икона Богоматери с младенцами Христом и Иоанном, датированная 1830 г. Она отличается особенной плоскостной трактовкой, орнаментальностью всего изображения.

Однако применение бисера в области церковного убранства не ограничивалось иконами. Он также использовался в церковной утвари. Лучшим из всего, что дал церковный бисер, надо признать подставки для свечей: массивные, высокие, одетые в бисерные чехлы; они вставлялись в большие церковные подсвечники, а на них уже ставилась свеча или лампада. На этих бисерных чехлах расцветает целый сад великолепных цветочных гирлянд: они вьются вокруг ствола или прямо поднимаются вверх, или подвешены как ламбрекены драпировки. Изредка встречаются датировка, краткая молитва или посвящение.

Сильное впечатление производили стеклярусные оклады. Удлинённые бусины, покрывая всю плоскость, создавали серебристую, переливающуюся поверхность, которая в мерцании свечей выглядела особенно красиво. Стеклярусные оклады бытовали очень долгое время, известны образцы XVIII и XIX столетий. Ранние, но более тщательно выполненные, отличались немногочисленным набором цветных бусин и нередко дополнялись стеклянными блёстками.

Под воздействием увлечения бисерными изделиями в первой половине XIX века среди культовых памятников появились оклады, покрытые мелким бисером. К предметам этого типа относится оклад иконы Покрова Богоматери, шитый очень мелким бисером небольшими, прилегающими друг к другу низками

Встречались бисерные нашивные кресты, которые в своё время помещались на пелене или облачении. С того времени и по сегодняшний день в ходу пасхальные яйца – на деревянной основе, – обтянутые вязаным бисерным чехлом.

Маленькие бисерные подушечки подкладывались под раскрытую для чтения богослужебную книгу, чтобы не портился переплёт. Такие подушечки употребляются и поныне в некоторых раскольничьих церквях. Очень редки ризы для икон, шитые сплошь одним бисером; обычно бисер смешивается здесь с жемчугом, стеклярусом, бусинами и камешками для выполнения узора на ризе, а фон подкладывается цветной фольгой или материей.

БИСЕР В КОНЦЕ ХІХ – НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА

Последние три десятилетия ХІХ века бисер был предан забвению. Это время полного упадка бисера, как искусства. Новая эпоха принесла с собой новые условия, новую реалии и новые заботы в жизнь русского общества. Широкое использование труда крепостных мастериц окончилось, остались лишь единичные любительницы этого прелестного рукоделия, которое требует больших затрат времени и усидчивости. Да и многие из любимых старых бисерных вещиц стали не нужны и неудобны. Например, изобретение практичного и скучного кожаного портмоне вытеснило из обихода нарядный бисерный кошелёк.

Начался громадный экспорт в страны малокультурные, и поэтому фабрики старались максимально удешевить производство бисера, чтобы ускорить процесс его изготовления, выпускать побольше. Увы, их бисер становится всё более грубым и некачественным. Совершенно умерло производство мелких сортов, а вместе с тем и тончайших игол и спиц, которыми пользовались мастерицы начала века. В конце 30-х годов появляется бумажная канва, которая облегчает исполнение бисерных работ, но делает их всё более дилетантскими. Зачастую фон уже не покрывается бисером – его заменяет канва, белая или цветная, часто бирюзовая – в подражание излюбленному тону бисера, или жёлтая. Поскольку крупным бисером удобно заполнять большие пространства – начинают преобладать крупные по размерам вещи: огромные картины для каминов и окон; большие настенные корзинки полукруглой формы; подставки для книг и нот; целые картины, которые пытаются соперничать с настоящей живописью и на которых падение стиля ярко выражается в однотипной пейзажности с множеством фигур людей и животных. Всё чаще вводится металлический бисер, то есть золочёный жёлтый и полированный бело-стальной, которого в старых вышивках первой четверти века совсем не было. Наконец, на смену бумажной приходит нитяная канва, вторгается гарусная вышивка, которая занимает целые части рисунка и в конце концов преобладает совершенно, отводя для бисера роль блика в том или другом месте картины.

Как это не печально, но и в народе навыки рукоделья, вынесенные из былых веков, были утрачены, не выдержав конкуренции нахлынувших фабричных товаров.

Бисерные художественные работы сохранились только в самой глубинке, где женщины ещё не утратили обычая самим украшать свою одежду, да кое-где в женских монастырях. Когда земства начали интересоваться так называемыми "кустарными промыслами", оказалось, что бисерное рукоделие почти совсем исчезло. Бисерной вышивки старого помещичьего типа в народе не осталось совершенно. Бисер входил кое-где в отделку разных прошивок и вставок, наравне с нитками и блёстками. А основное его применение осталось в низании. Эти бисерные низки использовались главным образом в юго-восточной России, среди народов Поволжья, а через их влияние и у крестьян соседних губерний.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ МУЗЕЕВ, МАСТЕРСКИХ, АРТЕЛЕЙ, ШКОЛ

После отмены крепостного права много народных искусств выходят за пределы «домашних» и сохраняются в виде маленьких кустарных предприятий. Изделия народного искусства скупали за бесценок торговцы-перекупщики, чем доводили мастеров до крайней нищеты. Это приводило к снижению качества изделий, и такое положение в народном искусстве вызвало беспокойство прогрессивных кругов общественности Poсcии. В защиту и поддержку народного творчества во второй половине XIX столетия свой голос поднимали многие видные деятели культуры и науки. Большое внимание этому уделяли выдающиеся русские искусствоведы В. Стасов, Ф. Буслаев, И. Забелин, а также писатели и художники – М. Горький, И. Репин, В. Васнецов, В. Серов. Они первыми оценили высокий художественный уровень работ сельских и посадских мастеров.

Выдающиеся деятели украинской культуры, такие, как Т. Шевченко, И. Франко, В. Кричевский, М. Самокиш, О. Кульчицкая, глубоко интересовались и изучали художественное наследие народа.

Благодаря их усилиям была широко развёрнута работа по собиранию и изучению лучших образцов народного искусства, основаны первые музеи. Сохранением замечательных народных работ занимались многие этнографы-любители, которые собирали их по сёлам, устраивая выставки не только на родине, но и далеко за её пределами. Эти коллекции пополнили фонды многих этнографических музеев.

Первую попытку показать бисер не в музейной витрине, а в обстановке старинного барского дома, рядом с другими предметами бытовой старины, сделал основанный в Москве Музей 40-х годов. Правда, эпоха, которую представлял Музей, для бисера – уже глубокий упадок; хотя традиции бисерного искусства ещё не стали окончательно воспоминанием прошлого. Ещё стоят в будуаре хозяйки пяльцы с начатой бисерной вышивкой, а в рукодельном ящичке ещё достаточно бисерных запасов разных сортов и цветов. В кабинете хозяина – резная красного дерева подставка уставлена бисерными чубуками; в спальне лежит на диване гарусно-бисерная подушка, на которой по гарусному фону вышито белым и серым бисером "en grisaille" некое подобие античного барельефа: охотник, нагруженный дичью, возвращается домой к жене и ребёнку. В комнате бабушки – рядом с божницей бисерная икона; на стене – тонкая, старой работы, бисерная картинка по холсту – улей среди цветов и зелени; на столике – коробочки, чехольчики, разная мелочь и одна вещица, редкая по назначению: пресс для игральных карт, чтобы не загибались уголки. Пресс украшен вставкой, шитой бисером по бумажной канве с примесью гаруса: руины замка в арабесках стиля Николаевского рококо. Но самой интересной вещью в комнате бабушки является одна картинка, шитая бисером и стеклярусом: поясное изображение, дама с развёрнутой тетрадью нот в руках. Дама сидит в кресле красного дерева, рядом с креслом виден шкафчик, тоже красного дерева, украшенный по верху резьбой позднего рококо. Здесь мы видим, несомненно, одно из редких произведений личного творчества рукодельницы, исполненное не по клетчатому рисунку, а по собственному замыслу.

Развитию народных художественных промыслов помогали и губернские земства. Они исследовали художественно-промышленные центры, создавали промышленно-кустарные мастерские, учебно-инструкторские школы, художественно-промышленные училища и кycтapные склады, которые поставляли мастерам необходимый материал и продавали готовые работы. Всё это помогало возрождению традиций и улучшению качества изделий. Развитию крестьянских промыслов оказывало содействие также «Общество помощи ручному труду», которое организовало склады и магазины во многих губерниях России и за границей. Таким образом было возрождено множество народных художественных промыслов, в частности – бисерный. Украшения из биcера начали изготавливать в отдельных кустарных мастерских и школах художественного рукоделия.

Первая артель бисерниц была основана в 1891 г. в с. Воронцовка бывшей Тульской губернии. Не очень сложная техникa нанизывания распространилась в окружающие сёла – Бибинку, Ивaновское и соседние. Сельские женщины и девушки нанизывали цепочки из бисера – «ожерелькu». Изготовляя украшения, они использовали узоры старинных вышивок, кружев, шитья, тканых поясов, воссоздавая в бисере традиционные орнаменты: «лапы», «кресты», «круги», «окошечка», «ёлочки»…

В том же 1891 г. была создана вышивально-ткацкая мастерская в с. Соломенка бывшей Тамбовской губернии, где возродилось искусство вышивания бисером и нанизывание цепочек. Центры биcерных работ были также кое-где в Тульской губернии. В г. Усмaни Воронежской губернии в 1902 г. была основана вышивальная мастерская, где занимались и бисерным шитьём. В Cepгиевoм Посаде (теперь г. Загорск Московской области) в 1911 г. начала работать артель «кустарных одевальщиц», которые в одежде для кукол применяли биcерные украшения по образцу крестьянских. Много центров изготовления украшений из биcера было также в Поволжье и Приуралье.

Промышленные артели открывались и в Украине. В 1906 г. в городке Зозови бывшей Киевской губернии была основана кустарная мастерская, где, кроме ковров и вышивок, изготавливали бисерные колье, цепочки и другие украшения. Существовали бисерные промыслы в Черниговской и других губерниях.

В начале ХХ века были созданы вышивальные мастерские на территории Галиции (нынешние Ивано-Франковская и Львовская области) и Буковины (Чернивецкая область), где наряду с ткачеством и вышиванием изготовляли украшения из бисера. Особенно были развиты художественные ремёсла на Подоле, Покути, Гуцульщине, в Тернополе, Чорткове, Борщу, Городенке, Коломе, Косове, Черновцах, Озерянах, Хусте. Большую творческую работу, направленную на возрождение народных художественных промыслов в России и в Украине, провели российские художницы Н. Давыдова, Е. Прыбыльська, О. Поленова.

Узоров, специально предназначенных для плетения бисером, в глубинке не было, поэтому использовались рисунки местных художников, узоры вышивок или тканых изделий.

Продавались изделия на местных ярмарках или пересылались в Москву, Петербург, Полтаву, Киев и другие города, где магазины кустарного производства превратились в своеобразные музеи народного искусства. Бисерные украшения пользовались большим успехом и спросом.

На кустарных и этнографических выставках, которые проходили во второй половине XIX и в начале ХХ ст. во многих городах России и Украины, выставлялись разнообразные женские украшения, среди которых значительное место занимали российские гайтаны и украинские герданы.

В 1916 г. галерея Лемерсье в Москве устроила на одной из своих выставок отдел бисера, составленный главным образом из коллекции А. К. Пожарского; несколько вещей выставила г-жа Арафелова.

Московские музеи собирают бисерные вышивки наравне с другими предметами художественной старины; в собраниях Исторического музея (бывшего Кустарного музея Московского Губернского земства), коллекции Строгановского училища можно видеть все стили и эпохи бисера в пору помещичьего быта и несколько вещей более ранних, но до полного завершения картины ещё многое надо поискать.

Сделать это будет трудно, поскольку наступившая вслед за этим эпоха социальных поисков и потрясений на много десятилетий прервала развитие бисерного искусства.

В советский период художественные изделия из бисера экспонировались на многочисленных выставках народного искусства. Эти украшения в разных уголках Советского Союза создавали народные мастера и рукодельницы. Их изделия выставлялись на областных, республиканских и всесоюзных выставках и вызывали искреннее заслуженное восхищение.

Работы из бисера и стекляруса хранятся в собраниях многих художественных и краеведческих музеев, ими украшают постоянные и временные выставки, им посвящаются специальные экспозиции. Например, Рязанский музей имеет богатое собрание низанных бисером женских украшений из разных уездов своей губернии. Прекрасные работы из бисера и стекляруса можно было видеть в Музее 40-х годов, существовавшем в Москве в двадцатых годах прошлого века.

Наиболее значительные вещи хранятся ныне в Эрмитаже, Государственном Историческом музее, Государственном музее этнографии народов СССР и Государственном Русском музее.

Такова Земная история бисера, какой её увидели ученые и историки-искусствоведы. Немного мудрая, немного смешная, немного грустная…

Так сказочно и убедительно отразилась большая жизнь в крошечных искорках бисеринок...

БИСЕР СЕГОДНЯ

После художественного безвременья, которое царило в мире в уходящую эпоху, обозначается поворот в сторону поиска того, что единственно ценно во всяком искусстве, то есть – красоты, гармонии, духовности. Глаза, утомлённые серыми буднями, как будто вновь раскрываются на какую-то другую жизнь, на солнечный блеск, на радугу тонов, на всю яркость и радость красок, на всё, что какими-то роковыми судьбами люди разучились замечать и чувствовать.

Искание красоты роднит людей нового времени с эпохами художественного подъёма в прошлом. Тонкое очарование гармонии захватывает, уводит глубже в свой мир, развертываются детали забытой жизни, жизни красивой, потому что утончённый вкус хотел, видеть красивым всё, что окружало человека. Вопрос о ненужности красоты в повседневной жизни не мог встать при тех артистических настроениях, которыми была проникнута жизнь наших прадедов. И дворянское гнездо, и крестьянская изба являлись тогда художественными мастерскими, маленькими музеями, где всё изготовлялось, вышивалось, раскрашивалось и вырезалось хозяевами самостоятельно! Дом, одежда, маленькие предметы обихода, украшения – всё это человеческие руки создавали с большой любовью, творчески, вдохновенно. Конечно же, все сказочные существа с удовольствием им помогали! Затем эта добрая традиция уступила место безличным и одинаковым фабричным предметам. Они были дешёвыми и не требовали времени на своё изготовление. Однако с их распространением отошла в прошлое целая эпоха народной жизни, когда даже рукоделие требовало усилий духа. Поэтому и по сей день редкие предметы старинного быта людей вдохновляют художника, мастера и простого человека, возрождающего свой дом или родовое поместье.

Однако в наши дни мы пришли к тому, что новых работ из бисера – ни плохих, ни хороших – не делает уже никто. Вы скажете: но это ведь это же неправда – множество работ – ожерелий, браслетиков и украшений на одежду – можно видеть на базарах и на страницах модных журналах всех стран, современные мастерицы с искренней верой выплетают просто изумительные иконы и даже целые иконостасы…

Да, это так, но только все эти работы СТАРЫЕ – бисер в них чувствует себя неуютно... Старые рисунки, узоры, методы, подходы... Человеческий ум и дух уже много веков назад перестал идти вглубь искусства, играя с материалом с несерьёзностью ребёнка и совершенствуя его с мудростью взрослого. Люди ищут в творчестве заработка или, ещё хуже, «самовыражения»! Почти все современные искусники пытаются выражать только себя! Никто не стремится выразить Истину, Жизнь, Красоту, Сказку. Никто не пытается выразить живое звёздное небо.

Люди намного больше, чем в прошлые эпохи, используют свой интеллект и способности для жёсткого обращения со всем окружающим миром: природой, друг с другом... Как показывает история, только за последние 5300 лет произошло более 15000 войн! И нет признаков, что это ужасное времяпрепровождение прекратится, пока жестоко и бесчувственно человеческое сердце! (Однако обратите внимание на то, что бисер ни в одной войне не участвовал!) Революции, войны, распад старых и создание новых государств растрачивали творческие силы народов, разъединяли и раздруживали их. Лишь редкие мудрецы понимали, что люди – это, в первую очередь, человечество, а уже потом – представители той или иной страны, религии или национальности. И до сих пор мало кто может понять, что мир сегодня нуждается не в новом порядке, своде законов, системе образования, обществе, союзе государств или религии, мир нуждается в новых НАС – в умах и сердцах, наполненных любовью и святостью. В руках, в которых волшебное мастерство соединяется с открытым чутким сердцем, ясным сознанием и чистой доброй душой!

Именно поэтому о «бисере сегодня» можно говорить только в будущем времени!

Человечество, по мнению фей, сделало большую ошибку в общении с бисером – оно с ним не познакомилось! На протяжении многих веков и тысячелетий менялись только типы шитья, рисунки узоров, но подход к бисеру оставался одним и тем же – люди использовали бисер, но никто не хотел с ним дружить! Все мастера и мастерицы, пытаясь разнообразить внешние формы бисера, забыли заглянуть в его суть. Быть может, тому чудесному бисеру, что превратился в панно с видами поместья, хотелось стать разноцветной объёмной Жар-птицей, чтобы в один прекрасный день сорваться с картины и улететь к себе на родину – в Пространство Бисерных Чудес? Я слышала от цветных бисеринок тысячи таких жалоб: «Я был бы такой чудесной Жар-птицей ~ зайчиком ~ слоником ~ кораблём ~ Аленьким цветочком ~ горной вершиной ~ божьей коровкой ~ рассветным небом ~ Бабой-Ягой ~ звездой ~ да мало ли ещё чем... – печально говорил бисер. – Я так сиял, так светился, так намекал, шептал и кричал... Но со мною даже не здоровались поутру и не желали спокойной ночи. Хозяйка бисера, выплетая свои узоры, не слушала моих тихих подсказок, даже не пыталась». В результате у старушки-истории есть сотни панно с видами мёртвых поместий – и ни одной живой Жар-птицы или кометы...

Человечество забыло свои сказочные корни и с огромной силой старается, чтобы никто не напоминал ему об этом. И с бисером, и с кистью, и с пером, и со многими-многими искусствами человечество работало только руками и умом, направленными на внешнее, забывая о главном – внутреннем. Каждое утро бисеринки приветствовали человечество, с надеждой повторяя: «Здравствуй, волшебное существо! Этим чудесным днём мы сотворим много прекрасного! Давай дружить, ведь мы с тобой равны! Мы оба – сказочные!». Но человечеству было так сложно поверить, что оно может быть равно с маленькими бусинками, что оно надулось Букой и занеткало: «Нет, не буду замечать! Не буду общаться! Не хочу, не умею, не бывает!»…

Но хочу вас обрадовать, ещё не поздно всё исправить! Ведь стоит Вам только пожелать попасть в Сказочную страну, и Её открытые Двери тотчас же окажутся перед Вами! Я очень жду вас всех сразу же за порогом этой Двери, чтобы помочь подружиться хотя бы с малюсенькой частичкой бесконечности – с бисером! Ведь каждая бисеринка, которую ты оживишь, станет твоим другом и будет появляться рядом, чтобы поддержать тебя в трудную минуту. Несколько оживших бусинок сложатся в маячок или фонарик и осветят жизненный путь! А множество бисеринок могут даже сложиться в мостик, чтобы ты мог пройти над бездной.

Ну что ж – подошло к завершению наше путешествие по туманному лабиринту истории с его неожиданными поворотами, тупиками и ошибками. Давайте выходить из него вместе, ведь путь, наконец, проделан, и мы уже в самом начале! Почему в начале, а не в конце?

Да потому, что Наш путь только начинается!

Перед каждым из нас лежит Дорога, и на этот раз она ведёт не в тупик и не к пустому фальшивому миражу, если, конечно, мы не создадим их сами!

Эта Дорога открыта, и у Неё нет пределов!

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий